WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

На правах рукописи

Федосов Михаил Юрьевич

КАТАКОМБНЫЕ КУЛЬТУРЫ ДОНЕЦКО-ДОНО-ВОЛЖСКОГО РЕГИОНА

(ПО МАТЕРИАЛАМ ПОГРЕБАЛЬНЫХ ПАМЯТНИКОВ)

07.00.06. – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Санкт-Петербург 2012

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный педагогический университет»

Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Кияшко Алексей Владимирович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Скрипкин Анатолий Степанович кандидат исторических наук Черленок Евгений Александрович

Ведущая организация – Южный научный центр РАН

Защита состоится «» _ 2012 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 002.052.01 при Институте истории материальной культуры РАН по адресу:

г. Санкт-Петербург, Дворцовая набережная, 18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории материальной культуры РАН.

Автореферат разослан «_» 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, канд. ист. наук П.Е. Нехорошев

Общая характеристика работы

Работа направлена на изучение культурно-исторического процесса в эпоху средней бронзы на развитом и позднем ее этапах. В этот период времени в Донецко-ДоноВолжском регионе распространяются преимущественно памятники донецкой и среднедонской культур катакомбного круга. Они представляют собой во многом единую линию развития и детально рассматриваются в предлагаемом исследовании. Первоначальной его задачей ставилось решение круга вопросов, связанных с формированием, развитием и историческими судьбами среднедонской катакомбной культуры. В дальнейшем, однако, стало ясно, что их невозможно решить без определения роли и места в культурогенетических процессах хронологически предшествующих памятников – так называемых «погребений с елочно-гребенчатой орнаментацией керамики» и памятников донецкой катакомбной культуры. Применительно к памятникам донецкой катакомбной культуры главный акцент в исследовании сделан на древностях ее северо-восточной периферии. На изучаемой территории также представлены древности культур, основные центры распространения которых расположены в сопредельных регионах. Это памятники иных культур катакомбной общности (западно-манычской, восточно-манычской, волго-донской, ростоволуганской группы), а также культур финала эпохи средней бронзы – днепро-донской бабинской, воронежской, криволукской группы, вольско-лбищенского типа. Анализ этих древностей не входит в круг проблематики работы, хотя их материалы привлекаются в сравнительном аспекте.

Актуальность исследования. Важность и актуальность исследований археологических источников катакомбного времени Волго-Донского региона очевидна. Этот обширный регион охватывает различные природно-ландшафтные зоны и включает в себя бассейны трех крупных донских притоков – Хопра, Медведицы и Иловли. Верховья последней сближаются до четырех километров с рекой Камышинкой – притоком Волги. Это место исстари использовалось для перехода из бассейна Дона в Волгу и обратно. Южная, сухо-степная часть региона также с древнейших времен была своеобразным «перекрестком», через который проходили массовые миграции населения. Таким образом, мы вправе предполагать на данной территории широкую контактную зону носителей нескольких линий культурных традиций: доно-донецкой, доно-волжской и волго-уральской.

Несколько иная ситуация обстоит с древностями Донеччины и Среднего Дона. Первые вплоть до третьей четверти ХХ в. были традиционным эталоном для составления хронологических колонок всего бронзового века Восточной Европы. В отличие от иных территорий, охваченных данным исследованием, материалы многолетних полевых работ 1970-1980-х гг. до недавнего времени оставались необработанными. Это привело к тому, что в 1970-х гг. они уступили свое значение памятникам Нижнего Подонья и СевероВосточного Приазовья, и, несмотря на обилие доступных источников и их разнообразие, в целом рассматривались как продолжение культурно-хронологических построений, предложенных для этой территории. При этом большее внимание уделялось ранним памятникам. Древности Среднего Дона в узком смысле этого термина (в пределах современной Воронежской области) всей своей совокупностью рассматривались практически изолированно от сопредельных территорий в рамках единой археологической культуры.

Значительное сходство природно-ландшафтного окружения, периферийность по отношению к приазовско-нижнедонскому «ядру» катакомбной общности должно способствовать более точной реконструкции культурогенетических процессов как в ДоноДонецком, так и в Волго-Донском регионе при рассмотрении их во взаимосвязанном комплексе.

Цель исследования - сбор, систематизация и анализ всего комплекса доступных археологических источников, связанных со среднедонской и донецкой катакомбными культурами на конкретной чётко очерченной территории (Волго-Донское междуречье и ДоноДонецкое междуречье, включая бассейны левых притоков Северского Донца до р. Оскол).

На этой основе становится возможной попытка реконструкции историко-культурных процессов и их механизмов на значительной территории юга Восточной Европы. Исходя из поставленной цели, непосредственными задачами данной работы являются:

1. Определить степень проработки комплекса вопросов, связанных с изучением среднедонской катакомбной культуры.

2. Определить границы распространения среднедонской катакомбной культуры в Волго-Донском и Доно-Донецком регионах и уточнить территориальную специфику памятников.

3. Уточнить культурную атрибуцию памятников, предшествующих среднедонской катакомбной культуре.

4. Определить роль памятников донецкой катакомбной культуры в регионе в решении вопроса генезиса среднедонской культуры.

5. Определить масштабы и глубину контактов носителей среднедонской катакомбной культуры с соседними образованиями.

6. Определить место и относительную хронологическую позицию памятников среднедонской катакомбной культуры в системе древностей эпохи средней бронзы региона.

Методика и методология. В основу исследования положены принципы объективности и историзма, которые позволяют рассматривать исторические явления и процессы во взаимосвязи. В ходе исследования применялись следующие традиционные методы: типологический, статистический, картографический, стратиграфический, сравнительноисторический. Анализ материалов проводился по следующей выборке признаков археологической культуры: идеология (погребальный обряд), технология (металл), бытовая сфера (керамика). Для реконструкции общей картины культурных процессов в рассматриваемом регионе была применена одна из культурологических моделей развития – концепция очагов культурогенеза, разработанная В.С. Бочкаревым.

Источниковой базой для исследования послужили отчеты работ археологических экспедиций ЛОИА АН СССР, Волгоградского, Воронежского, Саратовского, Ростовского, Харьковского и Восточноукраинского классических и педагогических университетов, Северскодонецкой экспедиции института археологии АН УССР, Ростовской областной инспекции по охране и эксплуатации памятников истории и культуры и др., а также коллекции, полученные в ходе данных раскопок. Общее количество комплексов, подвергшихся анализу, составляет 975 захоронений. Большая часть из них ранее в различном объеме была опубликована, многие памятники привлекаются к исследованию впервые. Также привлекался обширный круг дополнительных археологических источников по среднему бронзовому веку Центрального и Северо-Восточного Кавказа, степного Предкавказья, Нижнего Дона и Северо-Восточного Приазовья, Донбасса, Заволжья.

Научная новизна исследования. 1. Впервые в рамках одного исследования рассматриваются культурогенетические процессы на всей северо-восточной территории распространения катакомбной культурно-исторической общности. 2. Уточнена культурноисторическая интерпретация памятников развитого и позднего этапов среднего бронзового века донецко-доно-волжского региона.

Апробация результатов исследования. Основные аспекты работы были освещены автором различных региональных и международных конференциях в Волгограде, Ростове-на-Дону, Астрахани. Результаты исследования обсуждались на заседаниях Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа ИИМК РАН, опубликованы в виде ряда статей.

Структура работы традиционна и определялась поставленными в ней целями и задачами. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списков литературы и архивных материалов (включает 203 и 62 наименований соответственно), двух приложений, одно из которых включает табличный и иллюстративный материал. В качестве второго приложения приводится список стратифицированных комплексов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяется тема исследования, даётся краткая характеристика объекта исследования, а также обосновывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Глава 1. Историография вопроса.

Первая глава представляет собой историографический обзор работ, посвящённых различным аспектам изучения среднедонской катакомбной культуры (далее – СКК) и донецкой катакомбной культуры, выделение наиболее дискуссионных и актуальных вопросов.

Начало первого периода связано с работами по выделению катакомбных древностей на рубеже XIX – XX вв. (А.А. Спицын, В.А. Городцов). Начало систематических полевых исследований привело к выделению в трудах Б.А. Латынина, Г.В. Подгаецкого, А.П. Круглова (конец 1920-х – 1930-е гг.) локальных вариантов в рамках катакомбной культуры, а также к появлению автохтонной (О.А. Кривцова-Гракова) и миграционной (В.А. Городцов) теорий ее происхождения.

Второй период в исследовании катакомбных древностей начинается с конца 1940-х и продолжается до начала 1970-х гг. Это период активного накопления материала, особенно с сер. 1960-х гг. К этому же периоду относится и появление первых обобщающих работ по катакомбной проблематике. Ключевыми исследованиями этого времени можно считать труды Т.Б. Поповой, П.Д. Либерова, А.Д. Пряхина, О.Г. Шапошниковой.

В данный период основные противоречия при изучении катакомбных памятников Среднего Дона возникали при изучении таких вопросов, как номенклатурный статус, происхождение, датировка, определение границ распространения памятников. Обобщенная характеристика среднедонского варианта уже не могла полностью отразить многогранность структуры и специфики содержания среднедонских катакомбных памятников.

Третий период в изучении катакомбных древностей начинается с выделения культур катакомбной КИО (конец 1970-х - начало 1980-х гг.). Огромный массив материалов сделал очевидной необходимость региональных исследований.

А.Т. Синюк и Ю.П. Матвеев, используя зафиксированные на Среднем Дону случаи прямой стратиграфии, в 1977 г. предложили трехэтапную периодизацию СКК. В связи с назревшей необходимостью осмысления новых источников логичным было посвящение катакомбной проблематике кандидатской диссертации Ю.П. Матвеева (1982 г.). Целью исследования было «определение суммы признаков СКК, отличающих ее от других (в том числе донецкой), определение территориальных и хронологических рамок ее существования».

Основные итоги исследований поселений СКК получили освещение в монографии А.Д. Пряхина. На основе специфики керамического материала он разделил катакомбные поселения на два типа - пойменные и высоко расположенные. Автор сделал ряд существенных выводов: уточнил ареал СКК, обосновал два этапа ее развития - ранний и развитой многоваликовый, наметил перспективу выделения наиболее раннего пласта памятников, рассматривая возможность нескольких волн распространения носителей катакомбных традиций на территорию лесостепного Подонья и тесного взаимодействия их (причем разного характера) с местным докатакомбным населением.

В 1983 г. выходит монография А.Т. Синюка, основанная на материалах Павловского курганного могильника. С привлечением других источников автор проанализировал и обобщил данные по погребальным памятникам СКК, высказав ряд новых положений. На основании выделенных им обрядовых групп погребений и классификации инвентаря были предложены три хронологических этапа развития культуры и дана характеристика каждого. Спецификой СКК А.Т. Синюк считает избирательность инородных проявлений, сочетание черт донецкой и предкавказской культур, влияние со стороны северокавказской и полтавкинской культур (на различных этапах развития местной) при значительной роли древнеямного компонента. По мнению автора, формирование СКК происходило на основе нескольких этнокультурных линий, влияние которых фиксировалось в разное время и с разной силой. Близкой точки зрения придерживается и В.И. Погорелов. Свою концепцию А.Т. Синюк развивает и в монографии 1996 г.

С.Н. Братченко в своей монографиии 1976 г. высказывает точку зрения о ведущей роли СКК в сложении позднекатакомбной бахмутской культурной группы и культуры многоваликовой керамики (Бабино), синхронизируя, таким образом, донецкую и среднедонскую культуры. В монографии, также как и в работе 2001 г., генезис катакомбной общности представлен как длительный процесс трансформации ямной КИО под воздействием кавказских традиций. Ранний этап этого процесса охватывает южные области, а поздний – более отдаленные территории. Исследователь считает, что в процессе культурогенеза кавказское влияние на местные массивы населения проявляется вплоть до финала позднекатакомбного периода. В результате образуется крупная общность, которую он в своих поздних работах предлагает именовать донецко-донской катакомбной культурой. В целом процесс катакомбного культурогенеза понимается исследователем с позиции взаимодействия различных вариантов ямной общности с синхронными им культурными группами Предкавказья. С.Н. Братченко в своих поздних работах отходит от выделения бахмутского типа памятников и говорит о «перерастании» донецкой катакомбной культуры «в позднекатакомбные группы с так называемыми среднедонскими чертами – осколокраснянскую и донецко-оскольскую», которые он предлагает рассматривать как хронологический вариант донецко-донской культуры. Схожую позицию занимает С.И. Берестнев, объединяя позднекатакомбные памятники донецкого левобережья в осколо-донецкий тип, являющийся вместе с бахмутским локальным вариантом одной культуры, синхронной и отличной от среднедонской. В качестве главного аргумента он приводит отсутствие значительного пласта классических древностей донецкой культуры на Среднем Дону и, следовательно, разные этнокультурные субстраты в этих регионах.

Иная позиция прослеживается в последующих работах Ю.П. Матвеева. Выделяя некоторые особенности СКК, он отмечает сходство ее с памятниками периода распада донецкой и началом формирования бахмутской культурной группы и пересматривает древнеямный и предкавказский компоненты в ее генезисе. В обобщающей работе А.Д. Пряхина, Ю.П. Матвеева и В.И. Беседина (1991 г.) также утверждается отсутствие генетической связи СКК с местным докатакомбным населением. Не отрицая элементов взаимодействия пришлого и местного компонентов, исследователи фиксируют ряд специфичных черт донецкой культуры, которые легли в основу формирования СКК. Несколько позже Ю.П. Матвеев уточняет механизм процесса взаимодействия данных культур, подчеркивая, что лишь часть памятников раннего этапа СКК отличается выраженными донецкими чертами.

Пристальное внимание исследователями уделяется также финалу существования СКК. Основной темой одной из работ Ю.П. Матвеева является содержание позднего этапа развитого и финального периодов культуры и вопрос катакомбно-абашевского взаимодействия на Среднем Дону. Начало изучения данной проблемы положила монография А.Д. Пряхина и Ю.П. Матвеева, в которой была предложена схема трансформации доноволжской абашевской культуры (ДВАК) в срубную и отрицалось непосредственное влияние СКК на формирование местной срубной. Что касается ДВАК, то Ю.П. Матвеев синхронизирует ее с поздним, развитым и даже ранним этапами СКК.

А.Т. Синюк, соглашаясь с рядом предложений А.Д. Пряхина и Ю.П. Матвеева, касающихся взаимодействия памятников бабинской культуры с абашевско-срубными (покровскими), отстаивает мнение об участии катакомбного компонента в формировании срубной культуры степного Волго-Донского междуречья. А.Т. Синюк полностью синхронизирует СКК, ДВАК и воронежскую культуру.

С.И. Берестнев высказывает точку зрения о формировании культуры Бабино в Среднем Поднепровье на основе пережиточных древнеямных групп, «причем этот процесс происходил параллельно с развитием поздних культур катакомбной общности и был обусловлен общими с ними факторами стадиального характера». Таким образом, вслед за А.Т. Синюком, он исключает наличие посткатакомбного горизонта древностей, вплоть до синхронизации позднекатакомбных групп, Бабино, ДВАК и культур новокумакского горизонта.

Р.А. Литвиненко синхронизирует поздний этап СКК с ранними бабинскими памятниками и наиболее ранними памятниками воронежской культуры.

Все вышеизложенные выводы по данной проблеме строятся исключительно на типологических сопоставлениях и аналогиях, тогда как последние не всегда являются следствием синхронности. Несмотря на попытки исследователей разобраться в культурнохронологической ситуации в Донецко-Доно-Волжском регионе в финально- и посткатакомбное время, в полной мере прояснить ее пока не удается.

Во многих исследованиях, посвященных изучению катакомбных памятников Северского Донца или Степного Поволжья, затрагивается проблема присутствия на данных территориях погребений с выраженными чертами СКК.

В частности, А.М. Смирнов синхронизирует одну из групп захоронений Донеччины с высокими раструбошейными сосудами со вторым этапом СКК (с ее правобережным вариантом по периодизации А.Т. Синюка). Сопоставление комплексов с раструбошейной керамикой, составляющих основное содержание бахмутского типа памятников и погребений с реповидной керамикой, учтенных «в качестве ростово-луганской группы манычского круга памятников» в классификации С.Н. Братченко позволило автору сделать вывод об их сходстве и возможности рассмотрения в пределах одного образования - манычской группы памятников на Донеччине. Отмечая трудность в определении культурной принадлежности комплексов с раструбошейной керамикой, он считает это следствием одновременного формирования манычской группы памятников Донеччины и СКК. В качестве прототипа раструбошейной керамики предлагаются сосуды элистинской и нижнеманычской групп предкавказской катакомбной культуры. Валиковую орнаментацию исследователь считает признаком раннего этапа СКК в рамках позднедонецкого времени, и, как следствие этого, утверждает его позднекатакомбный характер.

Монографическое исследование Т.Ю. Березуцкой, посвящённое различиям локальных вариантов СКК на основе изучения местных особенностей керамического материала, в целом повторяет выводы А.Т. Синюка с выделением, помимо донецкого и местного докатакомбного компонентов, также предкавказского импульса воздействия. Именно он, по мысли автора, определил своеобразие левобережного локального варианта СКК. Отмечая сходство этих памятников с материалами бахмутского типа (по С.Н. Братченко) или раннего этапа манычской группы (по А.М. Смирнову), автор «упирается» в уже указанный нами номенклатурно-терминологический и хронологический тупик. Он обусловлен, вопервых, узкими территориальными рамками имеющихся на данный момент исследований, и, следовательно, отсутствием единых критериев для определения культурной принадлежности комплексов.

Во-вторых, что трудность в хронологическом членении памятников, относимых исследователями к манычскому кругу, бахмутскому типу и СКК, возможно, вызвана длительным временем бытования металлических изделий костромского типа в сравнении с другими этапами постновосвободненской металлургии.

В-третьих, необходимо обратить внимание на присутствие в катакомбных погребениях на изучаемой территории короткошейных сосудов с «елочно-гребенчатой» орнаментацией. Территория распространения погребений с керамикой такого рода огромна, и определение их культурной принадлежности исследователями далеко не однозначно.

На Среднем Дону А.Т. Синюк и Т.Ю. Березуцкая, рассматривают погребения с сосудами с «елочно-гребенчатой» орнаментацией как показатель раннего этапа СКК и отражающей группу населения с некоторыми пережиточно-древнеямными традициями. Исследования в Правобережье Волги позволили выявить десятки подобных погребений. По основным обрядовым установкам они идентичны погребениям из доно-донецкого региона.

А.М. Смирнов относит погребения такого облика Донеччины к позднекатакомбному времени и делит их на две группы, которые в конечном итоге возводит к позднеямной традиции. Он предложил исключить из классификации А.Т. Синюка «погребения с чуждыми этой культуре формами керамики».

Эти погребения захватывают восточную часть ареала донецкой культуры и, в целом совпадая с общепринятым местоположением среднедонских памятников, распространяются вплоть до нижневолжского Правобережья. А.Т. Синюк, говоря о роли древнеямного компонента в сложении СКК, отмечал, что восприятие его было не только прямым, но и опосредованным через влияние волго-донской (по Н.К. Качаловой, нижневолжской группой полтавкинской культуры). В то же время вопрос о взаимодействии среднедонской и волго-донской культур специально исследователями не рассматривался, хотя его решение будет способствовать уточнению хронологических рамок этапов СКК, определить ее роль в становлении блока посткатакомбных образований.

В.И. Мельник рассматривает СКК как одну из составляющих в сложении самостоятельного доно-волжского варианта катакомбной КИО. Характерной его особенностью является смешение признаков донецкой, предкавказской и среднедонской культур. Эту мысль в целом разделяют, отмечая также наличие катакомбно-вольских контактов, Н.М. Малов и В.В. Филипченко.

А.В. Кияшко, рассматривая памятники СКК в Волго-Донском междуречье, приходит к выводу об их чужеродном и достаточно позднем (не ранее позднедонецкого времени) характере для данной территории. Появление здесь ее носителей он связывает с формированием западнее бабинской культуры.

Таким образом, историографический анализ показал, что говорить о завершенности изучения феномена СКК пока преждевременно. Несмотря на значительный объем накопленного материала, до сих пор не создано четкой периодизации и системы для катакомбных памятников Среднего Дона, подобно той, которая была сделана в разные годы С.Н. Братченко и А.В. Кияшко для Приазовья и Нижнего Дона. Практически весь комплекс вопросов, связанных со СКК, остается дискуссионным.

Глава II. Памятники донецкой катакомбной культуры в Доно-Волжском регионе.

В рамках второй главы произведён структурный и типологический анализ и классификация памятников восточной периферии донецкой катакомбной культуры, как с точки зрения погребального обряда, так и отдельных категорий инвентаря. Основные положения главы отражены в ряде публикаций (Федосов, 2008, 2008а; Федосов, Сухорукова, 2009).

II.1. Общие положения. Проблема генезиса СКК тесно связана с общей проблемой относительной хронологии памятников катакомбной КИО. Главный аспект этой проблемы применительно к Доно-Волжскому региону – культурно-историческая атрибуция погребений, содержащих сосуды с низкой шейкой, слабопрофилированные или с ребристой профилировкой, в отличие от типично среднедонских раструбошейных форм, и с другим типом орнаментации, выраженным в преобладании елочно-гребенчатого штампа. В диссертации этот вопрос решается с точки зрения синкретической позиции, в основе которой лежит концепция А.В. Кияшко о сосуществовании на востоке катакомбного мира четырех обрядовых традиций. Исходя из нее, выделяются две основные группы памятников с керамикой с елочно-гребенчатой орнаментацией – доно-донецкая и волго-уральская. Последняя восходит к полтавкинской культуре и является (наряду с керамикой) основным признаком культуры волго-донской. Территориально она локализуется в южной сухостепной части Волго-Донского междуречья и в Заволжье. Погребения доно-донецкой традиции тяготеют к северо-степным пространствам бассейна Дона (до Волги), встречаются они и на Нижнем Дону. Для этой группы предложен термин «памятники донецкой катакомбной культуры павловско-усть-курдюмского типа».

Выборка комплексов донецкой культуры (всех этапов ее развития) с очерченной во введении территории составляет 426 погребений из 174 курганов, из них 141 в ВолгоДонском междуречье, 285 – в междуречье Донецко-Донском, включая в себя памятники как раннего, так и позднего этапов культуры с преобладанием последних. В вопросах хронологического членения донецких памятников автор опирается на существующие разработки С.Н. Братченко, А.М. Смирнова, А.В. Кияшко.

II.2. Погребальный обряд. Погребальные памятники донецкой катакомбной культуры представлены в подавляющем большинстве подкурганными захоронениями. Основные погребения и погребения, сопровождавшиеся досыпками, составляют 19,4% и локализуются преимущественно в лесостепной зоне. Преобладает юго-восточный сектор насыпи.

Погребений в ямах 23,71% выборки, в том числе 5,63% с заплечиками. Разница показателей Волго-Донского и Доно-Донецкого регионов незначительна. Преобладают ямы прямоугольной в плане формы (64,36%). Ямы овальной формы локализуются преимущественно в Волго-Донском, ямы с заплечиками - в Доно-Донецком регионе. Помимо погребений с доно-донецкой обрядовой традицией, в северо-степном Волго-Донском междуречье имеется очень небольшая серия погребений в ямах с заплечиками с раннедонецким инвентарем, но положением умершего на левый бок. Раннедонецкие погребения в ямах составляют 1,88% всей выборки;7,92% всех погребений в ямах.

Катакомбные и подбойные конструкции составляют 64,55% и 11,27% выборки соответственно. В Волго-Донском междуречье катакомб 62,58%, Т-конструкций 5,03%, подбоев 13,64%. В Доно-Донецком регионе катакомб 65,96%, Т-конструкций 7,37%, подбоев 9,47%. Под катакомбой подразумевается погребальная конструкция, состоящая из входной ямы и камеры, причем последняя семантически и конструктивно обособлена наличием одной или нескольких ступенек, а также дромосом либо зауженным относительно стенки колодца входом. Под подбоем понимается сооружение, в котором камера и подбой составляют семантически одно целое, что выражено в следующих признаках:

• отношение длинной оси шахты к длинной оси камеры близко к 1;

• вход в камеру устроен вдоль всей стенки входного колодца;

• отсутствует ступенька или понижение пола при переходе к камере.

С учетом имеющихся классификаций камерных конструкций предложен свой вариант. На вершину иерархической пирамиды признаков поставлен принцип сопряжения продольных осей входных колодцев и погребальных камер: Т-образные - конструкции с перпендикулярным сопряжением осей; Н-образные — конструкции с параллельным сопряжением осей. Внутри классов основанием для выделения групп является форма входного колодца и форма погребальной камеры. Варианты учитывают конструктивные особенности оформления входа в погребальную камеру: наличие дромоса, планиграфическое сопряжение, разрез в профиле.

Дополнительно проведен анализ конфигурации ступеньки и ее расположения относительно камеры и входной шахты. Для ранних памятников в большей степени характерно оформление ступеньки сильно «вогнутой» в шахту, вплоть до создания заплечиков.

Всего таких погребений 7,28% выборки, но для Донецко-Донского региона их доля составляет 9,3%, по раннедонецким комплексам 44,12%. В упрощенном виде эта конструктивная черта может встречаться в виде ступеньки, устроенной в центре шахты параллельно длинной оси камеры. Для позднедонецких комплексов более характерным является устройство ступенек непосредственно у входа в камеру, хотя в южной части региона встречается и вышеупомянутый вариант.

Описанный признак тесно смыкается с таким, как планиграфическое сопряжение шахты и камеры. Не встречены «наложенные» в плане друг на друга шахта и камера в сочетании с вогнутой ступенькой.

Как уже упоминалось, главным критерием выделения памятников донецкой культуры была выбрана поза и ориентировка умершего. Положение на правый бок присутствовало у 393 из 483 костяков с прослеженной ориентировкой. Еще 41 скелет лежал на правом боку с завалом на спину. Погребения раннего этапа предсказуемо тяготеют к южной ориентировке. В большей степени к южной ориентировке тяготеют и погребения ВолгоДонского междуречья (76,4% против 53,5%). Выделяется обрядовая группа «правый бок восток» (11,24% и 8,36% прослеженных костяков из Волго-Донского и Доно-Донецкого регионов соответственно), причем в Волго-Донском междуречье она численно преобладает над северной ориентировкой.

Картину более отчетливой делает анализ поз и ориентировок костяков в коллективных захоронениях, которых в выборке присутствует 15%, причем в Волго-Донском междуречье они встречаются несколько чаще (18,54% против 12,2%). Катакомбные конструкции среди них значительно преобладают (свыше 80%). Варианты коллективных захоронений сводятся к двум основным группам: погребения, в которых поза и ориентировка умерших совпадает, и те, в которых не совпадает. Первых значительно больше. Вторая группа характеризуется взаимно перпендикулярным расположением тел покойных. За одним исключением, они представляют собой сочетание захоронения взрослого и ребенка, при этом поза и ориентировка взрослого соответствует ориентировке длинной оси камеры и в целом обрядовой установке доно-донецкой традиции. Единичными являются другие варианты погребения первой группы – «валетом», «зеркально». Вариантами второй группы являются параллельное и последовательное размещение костяков.

Следы охры фиксируются в 72,14% погребений Волго-Донского междуречья, в 69,23% погребений Доно-Донецкого междуречья, в 78,18% раннедонецких памятников вне зависимости от расположения как в виде посыпок (чаще), так и в виде отдельных кусков (зачастую куски орнаментировались наколами, или им придавалась правильная форма – обычно в составе комплексов с нестандартным набором инвентаря). Пятна охры могут образовывать сочетания. Локальной или хронологической специфики не прослежено. Отмечено 10 случаев посыпки сосудов и 13 случаев, когда охрой натиралась поверхность сосуда.

Следы огненного ритуала принято связывать с наличием в погребениях курильниц и жаровен. Курильниц найдено 29, 13 в Доно-Донецком регионе и 16 – в Волго-Донском.

Керамических жаровен зафиксировано 162. В очень редких (всего 7) случаях их число в погребении превышает 1. Помимо этого, жаровни делались из деревянных сосудов, и даже из каменных плиток. Немало случаев (33), когда скопление углей располагалось в погребении без конкретного вместилища. В насыпях 4 курганов зафиксированы следы крупных кострищ. Установлена привязка следов ритуала не к покойному, а к погребальному сооружению.

Кости животных присутствуют в 44,6% погребений выборки (в 36,17% погребений Волго-Донского междуречья, в 47,94% погребений Доно-Донецкого). Этот показатель намного ниже встречаемости костей животных в погребениях полтавкинской культуры, где они зафиксированы практически в каждом комплексе, но сопоставим с показателем волгодонской культуры в 47%.

Самой массовой категорией являются альчики мелкого рогатого скота (МРС), встреченные в 19,15% и 18,06% комплексов Левого и Правого берега Дона соответственно в количестве от 1 до 105 штук. Территориальной зависимости во встречаемости астрагалов, особенностей их расположения, количества в одном комплексе не прослеживается.

Иная ситуация наблюдается при анализе прочих костей МРС. В Доно-Донецком междуречье они встречаются значительно чаще – в 31,88% против 18,44% погребений выборки. Чаще всего в могилу помещались череп и кости передних ног МРС, причем как в шахту, так и непосредственно в камеру, преимущественно около головы умершего. Это существенно отличает донецкие комплексы Волго-Донского междуречья от погребений волго-донской культуры.

Крупный рогатый скот (КРС) представлен преимущественно черепами и костями передних ног. Они зафиксированы в 30 комплексах (7,04%), причем только четыре происходили из Волго-Донского междуречья, что сближает их с древностями волго-донской культуры. В могиле кости КРС чаще всего помещались в шахту.

II.3. Керамика. В данном параграфе, помимо описания керамического комплекса восточной периферии донецкой культуры, дается его сравнительная характеристика применительно к керамике культуры волго-донской. Объединяющим звеном обеих групп является короткошейный сосуд стройных пропорций, чаще всего украшенный горизонтальными оттисками гребенчатого/зубчатого штампа в елочном стиле. Наличие в одном комплексе «классической» донецкой керамики и керамики с елочно-гребенчатой орнаментацией – довольно частое явление, особенно на донском правобережье. Выборка анализируемой посуды волго-донской культуры составляет 81 экземпляр. Для памятников донецкого круга к анализу были привлечены 449 сосудов. 141 происходит из Волго-Донского междуречья, 308 – из Доно-Донецкого. Были выделены следующие основные типы:

Отдел А. Сосуды ребристой (уступчатой) профилировки.

Группа I. Сосуды с прямым горлом.

Тип 1. Сосуды приземистой формы без поддона.

Тип 2. Сосуды приземистой формы с поддоном.

Группа II. Сосуды с коротким раструбным горлом.

Тип 1. Сосуды приземистой формы без поддона.

Тип 2. Сосуды приземистой формы с поддоном.

Отдел Б. Сосуды с округлым выпуклым плечиком (кубковидные).

Группа I. Сосуды с коротким прямым горлом.

Тип 1. Сосуды приземистой формы без поддона.

Тип 2. Сосуды приземистой формы с поддоном.

Тип 3. Сосуды вытянутых пропорций без поддона.

Группа II. Сосуды с коротким раструбным горлом.

Тип 1. Сосуды приземистой формы без поддона.

Тип 2. Сосуды приземистой формы с поддоном.

Тип 3. Сосуды вытянутых пропорций с поддоном.

Тип 4. Сосуды вытянутых пропорций без поддона.

Отдел В. Слабопрофилированные сосуды.

Группа I. Сосуды с прямым горлом.

Тип 1. Сосуды приземистой формы без поддона.

Тип 2. Сосуды приземистой формы с поддоном.

Группа II. Сосуды с коротким раструбным горлом.

Тип 1. Сосуды приземистой формы.

Тип 2. Сосуды вытянутых пропорций с поддоном.

Отдел Г. Бесшейные сосуды.

Группа I. Закрытые банки.

Тип 1. Приземистой формы без поддона.

Тип 2. Приземистой формы с поддоном.

Группа II. Открытые банки. В группе выделен один тип – без поддона.

Группа III. Закрытые миски.

Тип 1. С поддоном.

Тип 2. Без поддона.

Группа IV. Открытые миски.

Тип 1. С поддоном.

Тип 2. Без поддона.

Отдел Д. Амфорки.

Отдел Е. Воронки.

Кроме того, из погребений обеих групп происходит ряд сосудов с инокультурными признаками, не позволяющими включать их в общую классификацию.

Керамический комплекс памятников павловско-усть-курдюмского типа куда более разнообразен в сравнении с волго-донской культурой и одновременно демонстрирует качественное отличие от последней. Взаимопроникновение типов сосудов, целый ряд общих тенденций в их орнаментации позволяет, в то же время, говорить об активном взаимодействии обеих культурных групп.

Наиболее ярко отличия проявляются в преобладании сосудов того или иного отдела.

Для волго-донской культуры более характерна уступчатая профилировка сосуда, высокая доля бесшейной керамики, для павловско-усть-курдюмских погребений – кубковидная форма тулова. В донецких комплексах доля инокультурной керамики выше. Также в погребениях волго-донской культуры практически не встречаются курильницы. В донецких они есть, причем в павловско-усть-курдюмских их больше.

Анализ орнамента производился в соответствии с его трехчленной структурой: элемент – мотив – композиция. Он выявил отличия в орнаментальных композициях керамики павловско-усть-курдюмского типа донецкой и волго-донской культуры, а также определил локальную специфику внутри первой группы. Керамика восточных районов ареала культуры, при всем своем локальном своеобразии, развивалась по общим для катакомбной КИО законам и в рамках общих для донецкой посуды тенденций.

II.4. Металлический инвентарь. В рассмотрении металлического инвентаря автор данной работы опирается на восходящие к схеме А.А. Иессена разработки М.Б. Рысина и А.В. Кияшко, основанные на выделении успенского, привольненского и костромского этапов развития металлургии среднего бронзового века.

В погребениях донецкой культуры с изучаемой территории происходит 33 ножа. С учетом неоднородной изученности различных районов можно предположить достаточно равномерное их распределение. Присутствуют как изделия успенского этапа металлобработки, так и привольненского. Три экземпляра можно рассматривать как переходные к костромскому металлу.

Бронзовые шилья встречены в 24 погребениях, в 8 случаях в паре с ножом. Представлены орудия различных размеров, с упором и без.

В одном экземпляре представлены бронзовый топор, черешковое тесло-стамеска.

Бронзовые крюки на изучаемой территории представлены тремя архаичными экземплярами. Уникальными являются находки двух бронзовых крючков.

Наиболее многочисленной и разнообразной категорией металлического инвентаря являются украшения. Они представлены в 114 комплексах, как в составе наборов, так и в единичных экземплярах, и в основной массе концентрируются на Донеччине, хотя охватывают всю территорию распространения культуры. Практически все они являются вариациями общекатакомбных форм, имеющими кавказские прототипы – височные серьги/подвески-лунницы (с несомкнутыми концами), подвески в 1; 1,5; оборота, в 2,5 оборота «с разворотом», стержневидные подвески с утяжелителями, лопаточковидные (или ложковидные) подвески, некоторые разновидности дисковидных медальонов, простые кольца, а также пронизи, бочонковидные и цилиндрические бусы. Наборы украшений раннего этапа культуры богаче и разнообразней.

В целом орудия из погребений бассейна Среднего Дона и Волго-Донского междуречья вписываются в рамки очерченного Е.Н. Черныхом, Е.И. Гаком и А.Л. Нечитайло донецкого очага металлобработки.

II.5. Прочие категории инвентаря. Здесь выделяются производственные наборы мастеров-изготовителей стрел. Основные характеристики погребений с производственными наборами не противоречат выводам, представленным в работе С.Н. Санжарова.

Кремневые наконечники обнаружены еще в нескольких комплексах. Помимо классических выемчатых, встречаются изделия черешковых типов. Аналогии им в небольших количествах встречены в материалах Ливенцовской крепости. Часть наконечников обсидиановые, что указывает на их центрально-кавказское происхождение.

Находки булав (всего 12) распределены равномерно по всей территории исследования. Имеются сочетания с ножами, шильями, наборами игральных костей, бронзовым крюком, т.е. булава крайне редко выступает как единственный маркер повышенного социального статуса умершего.

Каменные топоры-молотки обнаружены в пяти комплексах. Они представляют собой типичную для донецкой культуры ладьевидную форму, лишь один экземпляр сближается с топорами кабардино-пятигорского типа. В выборке присутствуют как функциональные изделия, так и сугубо вотивные.

В двух комплексах зафиксированы деревянные жезлы с бронзовыми скобками, в трех – костяные булавки разных типов.

«Флейты Пана» обнаружены в двух погребениях, возможно наличие их остатков еще в двух.

Наборы костяных игральных костей найдены в 4 погребениях позднего этапа.

Костяные кольца найдены в 7,24 и 4,96% погребений выборки Доно-Донецкого и Волго-Донского междуречья соответственно. Для сравнения, они обнаружены всего в двух комплексах волго-донской культуры. Кольца изготовлены из трубчатых костей животных и бывают двух типов – уплощенные и круглые в сечении. За двумя исключениями, их можно уверенно датировать поздним этапом культуры.

В погребениях донецкой культуры бусы из зубов карповых рыб встречаются повсеместно. В выборке отмечено 7 достоверных случаев. В известных автору памятниках волго-донской культуры этот тип украшений не встречается.

Предметы, которые возможно интерпретировать как костяные пряжки, происходят из 3 погребений. Они значительно отличаются по форме от подобных изделий бабинской культуры и криволукской группы.

К единичным находкам относятся: льячка, кайло из кости, кайло из рога, костяные проколки, костяные пластины, заготовки из рога и кости.

Положение деревянной посуды в погребение было характерно для донецкой погребальной традиции не в меньшей степени, чем керамики. Всего она зафиксирована в комплексах (за двумя исключениями, позднего этапа) в количестве от 1 до 5 единиц, представлена остатками плоских блюд и черпаков.

Глава III. Памятники среднедонской катакомбной культуры.

Основные положения главы отражены в ряде публикаций (Федосов, 2005, 2006, 2006а, 2006б, 2007, 2007а, 2010).

III.1. Общие положения. Итоговая основная выборка составила 549 погребений из 280 курганов и 6 грунтовых могильников – 281 на Левом берегу Дона и в Волго-Донском междуречье, 259 на Правом берегу Среднего Дона и в междуречье Доно-Донецком.

III.2. Погребальный обряд. 20,19% погребений всей выборки были основными в кургане, что практически равнозначно показателю донецкой культуры, для Левобережья он будет равен 22,77% (против 9,2%) и 15,28% для Правобережья. В 17 случаях они были основными и единственными для средней бронзы в кургане, причем 15 из них расположено в Волго-Донском междуречье.

В Доно-Донецком регионе налицо преемственность с позднедонецкими памятниками в совершении впускных захоронений в юго-восточном секторе насыпи. В ВолгоДонском этого не наблюдается – здесь сохраняется нечеткая планиграфическая ситуация с одновременным уменьшением доли погребений, впущенных в восточный сектор и увеличением доли впущенных в южный сектор. Большинство погребений СКК донского правобережья и Подонцовья встроены в планиграфию донецких курганов, в отличие от комплексов ростово-луганской группы. На Среднем Дону погребения среднедонской и донецкой культур, как правило, устроены в разных насыпях, хотя иногда и в пределах одного могильника Если для Волго-Донского междуречья показатель погребений в ямах равен 53,02% и почти в 2 раза превышает показатель донецких памятников, то для Доно-Донецкого он составляет близкие 23,7%. Если рассматривать этот признак с позиции стратиграфии, то для наиболее ранних памятников СКК он равен 18,1%, для наиболее поздних – порядка 50%. Преобладают простые ямы прямоугольной в плане формы. Ям с заплечиками зафиксировано 13 (2,41%), причем 11 происходят с донского левобережья Н-катакомбы составляют 45,74% выборки, 77,5% катакомбно-подбойных сооружений, Т-катакомбы 2,04% и 3,44% соответственно, подбои 11,36% и 19,36%.

Всего для Н-катакомб выделено 73 варианта, что немногим меньше показателя донецкой культуры. Доли наиболее распространенных вариантов также схожи. Дромос зафиксирован в 18 случаях, и только в 4 – в Волго-Донском междуречье, в 3 – на правобережье Среднего Дона; остальные происходят из Подонцовья. На Правобережье камера и шахта реже планиграфически «накладываются» друг на друга, нежели в Волго-Донском междуречье, что повторяет тенденцию, характерную для донецких комплексов региона.

Что касается вогнутых ступенек, то этот признак фактически редуцируется и встречается в слабовыраженных и единичных случаях.

Поза и ориентировка прослеживалась у 508 костяков. Выделены следующие обрядовые группы (ОГ):

• ОГ1 - скорченно на правом боку;

• ОГ2 - скорченно на правом боку с завалом на спину;

• ОГ3 - скорченно на левом боку;

• ОГ4 - скорченно на левом боку с завалом на спину;

• ОГ5 - скорченно на спине;

• ОГ6 - «пакет».

Подгруппы выделяются на основании ориентировки умершего. Были сделаны следующие выводы:

1) погребений ОГ1 «Запад» на Правобережье существенно меньше, чем в донецкой 2) доля погребений ОГ1 «Восток» и ОГ1 «Север» в общей выборке значительно от показателя донецкой культуры не отличается, но показатель СКК Правобережья близок показателю донецкой культуры Левобережья, и наоборот;

3) сохраняется преобладание ОГ1 «Юг», но ее доля меньше, чем в донецкой культуре, а на позднем этапе она составляет всего порядка 1,8%. Зато для погребений ранней стратиграфической позиции такая ориентировка является доминирующей;

4) доля северной ориентировки возрастает повсеместно. Особенно это касается погребений развитого и позднего этапов;

5) ОГ3 «Юго-восток» и ОГ3 «Юг» (волго-манычская традиция) составляют всего 0,73% выборки. Исходя из этого, можно исключить влияние восточноманычской катакомбной культуры на процесс формирования СКК. Положение умершего на левый бок на развитом этапе объясняется влиянием волго-донской культуры и подтверждается преобладанием восточной направленности. На позднем этапе левобочность характеризуется преимущественно северной направленностью и объясняется общими для катакомбной общности процессами распада и смены основных религиозных доминант;

6) Погребения ОГ1 с северной и северо-западной ориентировкой составляют 16% и 5% соответственно, что существенно превышает показатель донецкой культуры.

В Доно-Донецком регионе эта доля несколько выше. Показатель достигает таких значений за счет комплексов, занимающих среднее стратиграфическое положение и соответствующих основным критериям верхнего рубежа развитого этапа СКК по А.Т. Синюку. Образования, в которых ОГ1 «Север» и ОГ1 «Северозапад» преобладают – западноманычская катакомбная культура и ростоволуганская группа.

Количество коллективных погребений в СКК значительно сокращается. Они совершались во всех видах конструкций. К первому типу (поза и ориентировка умерших совпадает) относится 29 комплексов. Последовательное расположения костяков зафиксировано всего однажды. В ряду коллективных захоронений второго типа максимально обрядовым установкам соответствует взрослый, ребенок располагается либо в ногах (перпендикулярно), либо параллельно взрослому, в целом повторяя его позу и ориентировку.

Анализ погребений с подзахоронениями показал, что в 4 случаях из 7 «основной»

скелет лежал в позе «правый бок - юг» - еще одно доказательство ее архаичности.

Следы использования охры в ритуале отмечены в 33,51% выборки, что почти в раза меньше показателя донецкой культуры. Встречаемость охры в погребениях ВолгоДонского и Доно-Донецкого регионов неодинакова, опять-таки в отличие от донецких памятников, и составляет 27,25 и 41,15% соответственно. Зато, как и в донецкой культуре, охра в погребениях представлена и в виде посыпок, и в кусках. Если рассматривать признак с учетом стратиграфической позиции погребения в кургане, то налицо устойчивая тенденция к исчезновению обряда – охра зафиксирована только в 23,1% поздних комплексах, но 53,03% ранних.

Следы огненного ритуала зафиксированы в 42,08% комплексе выборки, т.е. также фиксируется угасание этой традиции в СКК. В Волго-Донском междуречье он распространен значительно шире, что выражено в почти двукратном превосходстве показателя встречаемости жаровен, и курильниц. Местоположение следов огненного ритуала существенно не изменяется.

Кости животных отмечены в 34,81% комплексов выборки. Альчики зафиксированы в составе 13,88% погребальных комплексов СКК. В случае с костями МРС отмечена аналогичная закономерность – сохраняется общая с донецкими памятниками локальная специфика, причем в тех же пропорциях, и одновременно фиксируется тенденция к уменьшению относительных показателей.

Кости КРС встречены в 8,77% погребений СКК (5,78% Левобережных, 11,92% Правобережных), что несколько выше показателя донецкой культуры. Сохраняется значительное преобладание признака в памятниках Доно-Донецкого междуречья. В ритуале попрежнему использовались преимущественно череп и кости передних ног.

III. 3. Керамика. Керамический материал представлен 700 единицами в 485 погребениях (89,81% выборки) целыми формами (469 единиц), жаровнями (190), курильницами (20), воронкой, фрагментами (19), в количестве от 1 до 5 единиц в одном комплексе. Для характеристики керамического комплекса СКК была использована типологическая схема, примененная к посуде донецкой и волго-донской культур. В керамике СКК исчезает поддон, зато существенным становится такой признак, как наличие/отсутствие внутреннего ребра в основании горла. Таким образом, классификация дополняется следующим образом.

Отдел Б. Сосуды с округлым выпуклым плечиком (биконические).

Группа III. Сосуды закрытого типа.

Тип 1. Сосуды приземистых пропорций с загнутым венчиком, без поддона.

Группа IV. Сосуды с высоким раструбным горлом ( 1/6 высоты сосуда).

Тип 1. Сосуды приземистых пропорций без внутреннего ребра.

Тип 2. Сосуды вытянутых пропорций без внутреннего ребра.

Тип 3. Сосуды приземистых пропорций с внутренним ребром.

Тип 4. Сосуды вытянутых пропорций с внутренним ребром.

Группа V. Сосуды с высоким прямым горлом.

Тип 1. Сосуды приземистых пропорций без внутреннего ребра.

Тип 2. Сосуды вытянутых пропорций без внутреннего ребра.

Отдел Ж. Блюда - бесшейные сосуды с очень низким индексом высотности (0,1-0,3).

Сосуды указанных двух групп Отдела Б наиболее распространены (около 83% всей керамики в выборке) и являются одним из ключевых маркеров СКК, однако общее число вариантов посуды доходит до 22.

Анализ керамического материала СКК позволил сделать следующие выводы.

1. Появление основных сюжетов на керамике СКК – явление многокомпонентное, аккумулирующее в себе несколько процессов трансформации традиционных для донецкой катакомбной культуры орнаментальных мотивов, часть из которых, в свою очередь, была творческой переработкой отдельных керамических традиций блока шнуровых культур лесостепной зоны и, возможно, культур средней бронзы Центрального Кавказа. Прямое воздействие со стороны указанных культурных регионов, а также волго-донских и павловско-усть-курдюмских памятников на формирование керамической традиции СКК могло иметь место, однако его интенсивность была значительно слабее в сравнении с «классическим» донецким.

2. Основное направление эволюции орнамента СКК шло по пути упрощения – в первую очередь, уменьшения числа используемых элементов, что, однако, не исключало производства пышно украшенных форм.

3. Наиболее ранняя форма высокошейного сосуда - с выделенными плечиками и широким устьем.

4. Разделение культуры на Правобережный (доно-донецкие и осколо-краснянские памятники) и Левобережный (доно-волжские памятники) варианты на основании керамического материала правомерно, хотя оба они демонстрируют наибольшую преемственность именно с донецкой культурой Доно-Донецкого междуречья.

5. Керамика поздних памятников культуры также демонстрирует локальное своеобразие: больше общих черт с днепро-донской бабинской культурой на западе, с воронежскими, абашевскими и вольско-лбищенскими памятниками на востоке.

6. Использование в погребальном обряде миниатюрных сосудов местных и инокультурных (ростово-луганских, балановских) типов.

III.4. Металлический инвентарь. Показатель встречаемости металлических изделий в СКК очень низок, однако близок имеющимся данным по ростово-луганской группе.

Ножи или их фрагменты отмечены в 4,27% погребений Волго-Донского региона, в 8,49% Доно-Донецкого. Металлические изделия СКК представлены типами, характерными для костромского этапа.

В основу классификации ножей СКК положен морфологический критерий – форма черенка и клинка. Сравнительный анализ типов выявил наибольшее сходство с клинками западно-манычской катакомбной культуры. С учетом данных стратиграфии, особенностей погребального обряда и керамического инвентаря ножи с сужающимся к острию полотном занимают самую позднюю хронологическую позицию.

Бронзовые шилья без упоров, небольших размеров имелись в 14 погребениях, в случаях в паре с ножом. Бронзовые тесла представлены двумя экземплярами. Первое занимает промежуточное положение между привольненским и костромским типами. Второе демонстрирует костромские черты. Одним экземпляром представлены бронзовый крюк (смешанные привольненские и костромские черты) и долото.

В ряду металлических украшений выделено 7 Отделов, среди которых имеются как общекатакомбные, так и сугубо местные типы – сферические пустотелые подвески. В некоторых изделиях, включая названные, отражен так называемый стиль «вербового листа», однако выражен он иначе, нежели в абашевских изделиях. Отдельные изделия являются импортами либо переработкой центрально-кавказских образцов.

Бронзовые литые бусы представлены рядом типов, существовавших и в предшествующее донецкое время. Новшеством являются бусы двойные, восьмерковидные в поперечном сечении.

III.5. Прочие категории инвентаря. Тенденция угасания катакомбной традиции помещения с умершими специализированных наборов инструментов в СКК нарастает. В относительных показателях количество и полнота наборов «мастеров-изготовителей стрел» резко сокращается. Отсутствуют выраженные производственные наборы мастеровлитейщиков, хотя отдельные предметы из сферы металлообработки присутствуют.

Каменные топоры представлены в 7 комплексах, как в виде заготовок, так и готовых изделий. Один относится к кабардино-пятигорскому типу, прочие – более типичной для культур донецкого круга ладьевидной формы.

Также зафиксировано две булавы, один каменный молоток. Отсутствуют и игральные кости, и «флейты Пана».

Кремневые ножи в погребальном инвентаре СКК являются единственным предметом, находки которого встречаются чаще, чем в донецких памятниках. Встречаются также каменные песты (13), костяные проколки (4), костяные гарпуны (3), кайло.

Костяные кольца представлены теми же типами, что и в предшествующий период, однако зафиксированы они всего в 6 комплексах, в керамике 4-х донецкие черты выражены очень сильно. Выделяется также находка пастовой плоской бусины с четырьмя шишечками из погребения позднего этапа, аналогии которой имеются в посткакакомбной лолинской культуре.

Глава IV. Опыт реконструкции историко-культурных процессов в ДонецкоДоно-Волжском регионе.

В главе освещена роль памятников донецкой и среднедонской культур донецкодоно-волжского региона в изучении вопросов межкультурного взаимодействия племен эпохи средней бронзы, генезиса СКК, определении территориальных границ ее распространения, уточнении вопросов относительной внешней и внутренней хронологии.

Начало раннедонецкого горизонта (успенского этапа кавказской металлобработки) ознаменовалось продвижением носителей полтавкинской археологической культуры в район южного сухостепного Волго-Донского междуречья. В раннедонецкое время на полтавкинской основе под влиянием раннекатакомбных (преддонецких) памятников складывается своеобразная волго-донская культура. Ее ареал в целом совпадает с границами сухо-степной и полупустынной зон. Западнее тот же процесс культурной трансформации, но с другим ведущим субстратом (носителями доно-донецкой обрядовой традиции) приводит к появлению иной культурной группы, оставившей погребения павловско-устькурдюмского типа. В дальнейшем эта группа оказалась вовлечена в распространение донецкой культуры на север. Освоение северо-степных и лесостепных пространств ДоноДонецкого междуречья проходило, по-видимому, несколькими волнами, и началось еще на раннедонецком этапе. Степень освоения территории была неодинаковой - плотность заселения Доно-Донецкого междуречья существенно выше, очевидно, в силу близости формирующегося локального очага металлургического производства.

Расселение на значительной территории отразилось на облике материальной культуры. Внутри павловско-усть-курдюмского типа памятников оформляются правобережный и левобережный варианты, отразившие в локальных особенностях керамики степень связи с основной зоной распространения донецкой «классики» на правобережье Северского Донца, а также специфику контактов с сопредельными образованиями – волго-донской культурой, шнуровыми группами, остатками местного раннекатакомбного населения. Погребальный обряд отличается большей стабильностью. Более того, в погребениях позднедонецкого горизонта Волго-Донья сохраняется больше архаичных черт.

Финал привольненского этапа кавказской металлургии ознаменовался новым всплеском культурогенетических процессов. Происходит дезинтеграция и распад донецкой катакомбной культуры. На ее основе складываются СКК и бахмутская культурная группа.

Определенное донецкое влияние ощущается и в ростово-луганской группе.

Очагом формирования СКК следует считать бассейн Среднего Дона в узком смысле этого термина, с бльшим акцентом на его правобережную часть.

В южной части ареала донецкой культуры процесс ее дезинтеграции был осложнен воздействием внешних факторов, скорее всего, прямой миграции, приведшей к сложению ростово-луганской группы. Она сменяет бахмутские памятники Донеччины и Нижнего Дона и, очевидно, провоцирует очередной миграционный поток в северную часть ВолгоДонского междуречья.

Вклад автохтонного населения, носителей шнуровых культурных традиций в формирование СКК был неоднородным и не носил определяющего характера, хотя и отразился в особенностях керамики ее локальных вариантов. Взаимодействие с западноманычской, волго-донской культурами и ростово-луганской группой осуществлялось на той стадии, когда ключевые признаки СКК уже сформировались, хотя оно также выразилось в определенном локальном своеобразии ее периферийных памятников.

На позднем этапе ареал культуры начинает сокращаться за счет южных территорий, уменьшаются связи с Кавказом.

На краткосрочном финальном этапе распад катакомбной обрядности, ранее выраженный в виде тенденции к упрощению, существенно ускоряется. Его можно соотнести с ранними этапами днепро-донской бабинской и лолинской культур, культур постшнурового блока, криволукской группы и поздним этапом гинчинской культуры. В территориальном плане ареал культуры сокращается до бассейна Среднего Дона в узком смысле этого термина.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, перечисляются основные теоретические и практические результаты работы, определяется перспективность разработки темы.

Основное содержание и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статья в ведущем рецензируемом издании, утвержденном ВАК Министерства 1. Федосов М.Ю. О новой культурной группе памятников эпохи средней бронзы Доно-Донецких степей / М.Ю. Федосов // Вестник Тамбовского университета.

Серия: Гуманитарные науки. – Вып. 11 (67). – Тамбов, 2008. – С. 287-300.

Федосов М.Ю. Памятники среднедонской катакомбной культуры в бассейне р. Иловля / М.Ю. Федосов // Тезисы Межвузовской археологической конференции студентов и аспирантов Юга России. – Ростов-н/Д., 2005. – С. 26-28.

Федосов М.Ю. Изучение взаимодействия среднедонской катакомбной и волгодонской культур на материале курганов в районе пос. Первомайский / М.Ю. Федосов // Материалы XXXVIII Урало-Поволжской археологической студенческой конференции. - Астрахань, 2006. – С. 82-83.

Федосов М.Ю. Погребения эпохи средней бронзы с раструбошейной керамикой в районе пос. Первомайский / М.Ю. Федосов // Тезисы II Межвузовской археологической конференции студентов и аспирантов Юга России. – Ростов-н/Д., 2006а.

Федосов М.Ю. К проблеме соотношения среднедонской катакомбной культуры и криволукской группы /М.Ю. Федосов // Проблемы археологии Нижнего Поволжья: II Междунар. Нижневолж. археол. конф., 12-15 нояб. 2007 г.: тез. докл. – Федосов М.Ю. Памятники среднедонской катакомбной культуры в ВолгоДонском междуречье / М.Ю. Федосов // Археология Восточно-Европейской степи. – Вып. 5. – Саратов, 2007а. – С. 15-33.

Федосов М.Ю. Локально-территориальные особенности памятников среднедонской катакомбной культуры в Волго-Донском междуречье / М.Ю. Федосов // Тезисы III Межвузовской археологической конференции студентов и аспирантов Юга России. – Ростов-н/Д., 2007б. – С. 10-13.

Федосов М.Ю. О так называемом павловском этапе среднедонской катакомбной культуры / М.Ю. Федосов // Вопросы краеведения. – Вып. 11: материалы XVIIIXIX краевед. чтений. – Волгоград, 2008а. – С. 128-131.

Федосов М.Ю., Сухорукова Е.П. Сравнительный анализ керамического комплекса волго-донской культуры и памятников восточной периферии донецкой катакомбной культуры/ М.Ю. Федосов, Е.П. Сухорукова // Археологические памятники Восточной Европы: межвузовский сборник научных трудов.– Воронеж, 2009. – Вып. 13. - С. 85-94.

10. Федосов М.Ю. Соотношение среднедонской катакомбной культуры и криволукской культурной группы / М.Ю. Федосов // Археология Нижнего Поволжья: проблемы, поиски, открытия: материалы III Междунар. Нижневолж. археол. конф.:

г. Астрахань, 18-21 октяб. 2010 г. – Астрахань, 2010. – С. 123-126.



Похожие работы:

«Хусид Светлана Борисовна ФИЗИОЛОГО-БИОХИМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОДБОРА СОРТОВ ТЫКВЫ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В КОРМОПРОИЗВОДСТВЕ Специальность 03.01.05 – физиология и биохимия растений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Краснодар – 2013 1 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Кубанский государственный аграрный университет в 2006-2012 гг. Научный...»

«Цаплина Людмила Александровна КИНЕТИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ЦИКЛООКСИГЕНАЗНОЙ И ПЕРОКСИДАЗНОЙ РЕАКЦИЙ, КАТАЛИЗИРУЕМЫХ ПРОСТАГЛАНДИН-Н-СИНТАЗОЙ Специальность 03.00.02. - Биофизика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата химических наук Москва – 2007 Работа выполнена на биологическом факультете и факультете биоинженерии и биоинформатики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Научный руководитель : доктор химических наук, профессор...»

«АРОНОВ Антон Александрович ДОСУГОВАЯ КУЛЬТУРА В ГОРОДАХ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА ХХ ВВ. Специальность 24.00.01 –Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук КУРСК 2012 2 Работа выполнена на кафедре культурологии ФГБОУ ВПО Курский государственный университет Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор Салтык Галина Александровна Официальные оппоненты : доктор исторических наук,...»

«Беккин Ренат Ирикович ИСЛАМСКИЕ ФИНАНСОВЫЕ ИНСТИТУТЫ И ИНСТРУМЕНТЫ В МУСУЛЬМАНСКИХ И НЕМУСУЛЬМАНСКИХ СТРАНАХ: ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Специальность 08.00.14 – Мировая экономика Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук Москва — 2009 Диссертация выполнена в Центре глобальных и стратегических исследований Учреждения Российской академии наук Института Африки РАН Официальные оппоненты : Доктор экономических наук, профессор ТУРБИНА...»

«Самосоров Георгий Германович ТИПОМОРФНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АЛМАЗОВ ИЗ КИМБЕРЛИТОВЫХ ТРУБОК КОМСОМОЛЬСКАЯ И УДАЧНАЯ ЯКУТСКОЙ АЛМАЗОНОСНОЙ ПРОВИНЦИИ Специальность 25.00.05 – минералогия, кристаллография АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Москва - 2007 Работа выполнена в Российском государственном геологоразведочном университете им. С. Орджоникидзе (РГГРУ) и Институте криминалистики ФСБ РФ Научный руководитель : кандидат...»

«Шепелева Мария Петровна Состояние уголовной преступности в российской провинции за 1861 – 1917 гг. на примере Курской губернии Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск 2012 2 Работа выполнена на кафедре истории России Курского государственного университета Научный руководитель : кандидат исторических наук, доцент Курцев Александр Николаевич Официальные оппоненты : Салтык Галина...»

«Исакова Анастасия Андреевна СОСТАВ, СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ ДЕНДРОНИМЫ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ НАЧАЛА XX ВЕКА (на материале поэзии Серебряного века) 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Курск 2011 1 Работа выполнена на кафедре теории и истории русского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Брянский государственный университет имени...»

«Олейникова Наталья Васильевна НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ И РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ПЕРЕРАБОТКЕ МИНЕРАЛЬНОГО И ВТОРИЧНОГО СЫРЬЯ НА ОСНОВЕ ПРОЦЕССОВ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТЯЖЕЛЫХ ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ СОБСТВЕННОЙ СУЛЬФИДНОЙ СЕРОЙ Специальность 05.16.02. – Металлургия черных, цветных и редких металлов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук Москва – 2012 1 Работа выполнена в Институте цветных металлов и материаловедения ФГАОУ ВПО...»

«Борисова Елена Егоровна Оптимизация набора эффективных предшественников и их последействие на урожайность яровой пшеницы на светло-серых лесных почвах Волго-Вятского региона Специальность 06.01.01 общее земледелие Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Балашиха-2012 1 УДК 631/635 Работа выполнена на кафедре земледелия Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии в 2006-2010 годах. Научный руководитель : доктор...»

«Алексеева Екатерина Николаевна ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ МОЛОДЕЖИ И ЕЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва – 2013 Работа выполнена на кафедре истории и теории социологии социологического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования...»

«ЗОРЬКИН Виталий Евгеньевич ЕЖЕГОДНЫЕ ПОСЛАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОМУ СОБРАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Санкт-Петербург – 2011 Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права НОУ ВПО Юридический институт...»

«Живаев Александр Петрович РАЗВИТИЕ ИНФОРМАЦИОННОКОНСУЛЬТАЦИОННЫХ УСЛУГ В АГРАРНОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами – сфера услуг) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Екатеринбург - 2009 Диссертационная работа выполнена на кафедре предпринимательства и агробизнеса Федерального государственного...»

«Ковальчук Лидия Петровна КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ ИСХОДНОГО ПРОСТРАНСТВА ЖЕНЩИНА В СКАЗОЧНОМ ДИСКУРСЕ (на материале русских и английских народных сказок) Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Челябинск – 2012 Работа выполнена на кафедре теории и практики английского языка ФГБОУ ВПО Челябинский государственный университет кандидат...»

«ФЕДОРИН АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПРИМЕНЕНИЕ ПРЕПАРАТОВ СЕЛЕНОЛИН, ФОСПРЕНИЛ И ГАМАВИТ ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ВОСПРОИЗВОДИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИИ У СВИНОМАТОК 16.00.07 – ветеринарное акушерство и биотехника репродукции животных АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Саратов – 2009 2 Работа выполнена на кафедре Акушерство, хирургия и терапия животных Федерального государственного общеобразовательного учреждения высшего профессионального образования...»

«Секиринский Денис Сергеевич...»

«Дружинина Екатерина Андреевна ОБОЗНАЧЕНИЕ ХОЛОДНЫХ ЦВЕТОВ СПЕКТРА В ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ VIII–IV ВВ. ДО Н.Э. Специальность 10. 02. 14. – Классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург 2009 Диссертация выполнена на кафедре классической филологии факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского...»

«ДРУЖИНИН ФЕДОР НИКОЛАЕВИЧ ЛЕСОВОДСТВЕННО – ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЕЛЬНИКОВ В ПРОИЗВОДНЫХ ЛЕСАХ ВОСТОЧНО–ЕВРОПЕЙСКОЙ РАВНИНЫ 06.03.02 – Лесоведение, лесоводство, лесоустройство и лесная таксация 06.03.01 – Лесные культуры, селекция, семеноводство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора сельскохозяйственных наук Архангельск – 2013 2 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального...»

«УШАКОВ Александр Александрович САМОУРАВНОВЕШЕННЫЕ ПОЛЯ НАПРЯЖЕНИЙ 01.02.04 - механика деформируемого твердого тела Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Владивосток - 2006 Работа выполнена в Дальневосточном государственном техническом университете Научный руководитель : член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, профессор Гузев Михаил Александрович. Официальные оппоненты : доктор физико-математических наук,...»

«ТУБАЛЕЦ Анна Александровна ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МАЛЫХ ФОРМ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ (по материалам Краснодарского края) Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (1.2. Экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: АПК и сельское хозяйство) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва – 2014 Работа выполнена в Федеральном...»

«Давыдов Александр Александрович Численное моделирование задач газовой динамики на гибридных вычислительных системах 05.13.18 – Математическое моделирование, численные методы и комплексы программ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Москва – 2012 Работа выполнена в Институте прикладной математики имени М.В. Келдыша Российской академии наук Научный руководитель : доктор физико-математических наук, Луцкий Александр Евгеньевич...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.