WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Секиринский Денис Сергеевич

«Американское общество и меняющийся Советский Союз: восприятие в США социальнополитических трансформаций периода Перестройки»

07.00.03.

исторические наук

и

Д.002.249.01.

Учреждение Российской академии наук

Институт всеобщей истории РАН

119334, Москва, Ленинский проспект, 32а

тел. 938-10-09

E-mail: sovet@igh.ru

Дата размещения на сайте 25 декабря 2009 г.

Сайт: http:// www.igh.

Предполагаемая дата защиты 27 января 2010 г.

На правах рукописи

Секиринский Денис Сергеевич

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И

МЕНЯЮЩИЙСЯ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ:

восприятие в США социально-политических трансформаций периода Перестройки Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новейшая история)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва

Работа выполнена на Кафедре всеобщей истории исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук.

Научный руководитель доктор исторических наук ПОЗНЯКОВ Владимир Владимирович

Официальные оппоненты доктор исторических наук КУРКОВ Николай Васильевич доктор исторических наук ШУБИН Александр Владленович

Ведущая организация – Учреждение Российской академии наук Институт США и Канады РАН

Защита диссертации состоится «_» _ 2010 г. в час. 00 мин. на заседании Диссертационного совета Д002.249. при Институте всеобщей истории РАН по адресу: Москва, Ленинский проспект, 32а, эт. 14, комн. 1406.

С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете Института всеобщей истории РАН Автореферат разослан «» 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук Н.Ф. Сокольская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблема восприятия «другого»

в культуре значима для всего комплекса гуманитарных наук, а представления об иных этносах, нациях, странах изучаются историками в качестве важной составляющей процессов развития национальной идентичности и национальной культуры, ибо именно подобные представления позволяют судить о том, как данная нация видит свое место в мире, как она определяет свое отношение к другим народам и государствам. В связи с этим изучение восприятия в США менявшегося социально-политического облика СССР выступает, прежде всего, как одно из направлений в исследовании американского национального самосознания и культуры. Вместе с тем необходимо учитывать и другое. Национальная историческая память любой страны, как правило, избирательна. Чтобы избежать связанных с этим искажений минувшей реальности, полезно взглянуть на историческое явление или эпоху глазами их иностранных современников. В своих воспоминаниях М.С. Горбачев написал такую фразу: «Иногда мне казалось, что значение перестройки лучше понимали за рубежом, чем в стране»1. Тем важнее узнать, как в США расценивали эту политику и связанные с ней перемены в СССР.

Наконец, актуальность данного исследования становится очевидной в свете интенсивных процессов глобализации современного мира, поскольку, как подчеркивает российский американист Э.Я. Баталов, «особенно важен международный имидж субъекта, складывающийся в странах, обладающих значительной силой, влиянием и возможностью интернационализации сформировавшегося в них имиджа данного субъекта»2.

Объектом исследования стали оценки и впечатления, складывавшиеся в американском обществе относительно Перестройки и нашедшие отражение в разнообразной печатной продукции, выходившей в США в основном с 1985 г. до начала 1990-х гг.

Предметом исследования является восприятие американским экспертным сообществом, политическим истеблишментом и общественным мнением социально-политических трансформационных процессов в СССР.

Горбачев М.С. Жизнь и реформы. М., 1995. Т. 1. С. 414.

Баталов Э.Я., Журавлева В.Ю., Хозинская К.В. «Рычащий медведь» на «диком Востоке» (Образы современной России в работах американских авторов: 1992 – 2007). М., 2009. С. 4.

Хронологические рамки исследования охватывают период с марта 1985 г. до июля 1991 г. Нижняя граница исследования обусловлена тем, что именно тогда в СССР произошла смена высшего политического руководства, которое вскоре объявило о необходимости решительных перемен. Выбор верхней границы связан с тем, что уже в августе 1991 г. заканчивается относительно подконтрольный союзной власти цикл развития всей страны; путч, победа над ним и последующее развитие событий вплоть до отставки М.С. Горбачева с поста Президента СССР и окончательной ликвидации СССР, знаменуют собой качественно иной этап отечественной истории, характеризуемый фактическим распадом Союза, появлением на его месте независимых государств со своими лидерами и политическими установками, которые выходят за рамки понятия «перестройка».

Целью работы является комплексное изучение восприятия американским обществом социально-политических трансформаций в Советском Союзе и формирования в США на этой основе образа СССР периода Перестройки.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

определить степень обеспеченности исследования источниками, а также особенности их формирования и познавательные возможности;



выяснить меру изученности, имеющиеся пробелы и уже наметившиеся перспективы разработки проблемы в современной научной литературе;

проанализировать развитие общего взгляда из США на основные факторы, масштабы и динамику Перестройки с точки зрения оценок политического потенциала нового советского лидера;

источников стабильности и обновления советской системы в целом; взаимосвязи перемен в Советском Союзе с характером взаимоотношений двух сверхдержав;

исследовать восприятие американским обществом основных этапов социально-политической трансформации СССР: расширения гласности, появления и деятельности новых институтов высшей государственной власти, новых общественных лидеров, общей динамики социально-политических трансформационных процессов; взаимодействия политики и экономики в этих условиях;

выхода на поверхность и обострения межнациональных противоречий, попыток их разрешения, перспектив и возможных альтернатив для союзного государства к началу 1990-х годов.

изучить эволюцию американского восприятия социальнополитических аспектов Перестройки в СССР в международном контексте.

Методологической основой исследования в наиболее общем плане стали принципы объективности, историзма и всесторонности изучения поставленной проблемы. Ценным методологическим подспорьем послужили научные разработки в области теоретического осмысления и применения в конкретных исследованиях как цивилизационного подхода, направленного на изучение целостного характера культурных и социальных структур, континуитета, традиций и тенденций, присущих длительным историческим эпохам, так и модернизационной парадигмы, акцентирующей изменчивость, непостоянство социальных, экономических, политических и культурных явлений в истории3. Не менее важную роль в методологическом оснащении диссертации сыграли труды в сфере теории и практики международных отношений4, теории коммуникации и проблематики восприятия «другого» в культуре5.

Сравнительное изучение цивилизаций мира (междисциплинарный подход). Сборник статей. / Отв. ред. К.В.Хвостова. М., 2000; Сравнительная история: методы, задачи, перспективы. / Отв. ред. М. Ю.Парамонова. М., 2003; Основные этапы формирования гражданского общества в странах Западной Европы и России в ХIХ – ХХ вв. / Отв. ред. С.П. Пожарская. М., 2007; Ионов И.Н. Цивилизационное сознание и историческое знание.

Проблемы, методы и основные пути исследования / Отв. ред. Л.П. Репина.

М., 2007; Социально-политическая и интеллектуальная трансформация общества в переломные эпохи. Сб. ст. / Отв. ред. Т.Л. Лабутина. М., 2008;

Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли / Отв. ред. академик Н.Н. Болховитинов. М., 2001; Игрицкий Ю.И. Россия в социоисторическом пространстве XX века. М., 2005, и др.

Холодная война и политика разрядки. / Отв. ред. Н.И.Егорова, А.О.Чубарьян. В 2 ч. М., 2003; Баталов Э.Я. Мировое развитие и мировой порядок (анализ современных американских концепций). М., 2005. его же. О философии международных отношений. М., 2005; его же. Человек, мир, политика. М., 2008; Многосторонняя дипломатия в годы холодной войны. Сб. ст. / Отв. ред. Н.И.Егорова, М., 2008; Россия – США: политика и дипломатия в XX – XXI вв. Сб. ст. / Отв. ред. Н.И. Егорова. М., 2008, и др.

Журавлева В.И. Предел допустимого в революции: 1905 г. в России в восприятии американцев // Русское открытие Америки. М., 2002. С. 292ее же. Русский «Другой»: формирование образа России в США (1881-1917) // Американский ежегодник, 2005. М., 2005. С. 233-282; ее же.

Образы России на страницах американских школьных учебников истории XIX – начала ХХ века // Россия и США на страницах учебников: опыт взаимных репрезентаций. Волгоград, 2009. С 16-68; ее же. Любить и познавать Россию: русофильский дискурс в США // 200 лет российскоОсновными методами, используемыми в исследовании, являются:

метод системного анализа, применение которого позволяет выявить органическую целостность и взаимообусловленность отдельных элементов источниковой базы, увидеть за частностями общую картину явления;

метод сравнений и аналогий, позволяющий сопоставлять содержащиеся в американских источниках данные с данными источников отечественных;

метод обобщений, способствующий выявлению основных тенденций в рамках материалов периодической печати, советологических исследований, публицистики, документальных и мемуарных источников, опросов общественного мнения США и т.п.

Новизна исследования определяется, прежде всего, комплексным характером проведенной работы, в ходе которой были рассмотрены основные категории источников (пресса, официальные документы, разнообразная книжная продукция аналитикопублицистического характера, социологические опросы, архивные документы), позволяющие в их совокупности и неразрывной связи всесторонне раскрыть проблему американского восприятия социально-политических трансформаций в СССР. При этом впервые удалось в должной мере выявить роль американской прессы в качестве оперативного и во многом универсального информационноаналитического инструмента, который одновременно выражал и формировал внешнеполитические представления американского общества. Новизна исследования заключается и в раскрытии специфики сложившейся в США профессиональной среды экспертов по советским делам, а также ключевых особенностей отношения американского общества к Перестройке в СССР. Отличительной чертой диссертации стало широкое применение междисциплинарных связей за счет использования подходов и методов, выработанных социологией, политологией, социальной психологией.

американских отношений: наука и образование. М., 2007. С. 48-64; ее же.

Свет американской свободы и «Империя Тьмы»: образ России в контексте мессианской идеи в США // Новый исторический вестник. 2008. № 1.

С. 63-75; Рукавишников В.О. Холодная война, холодный мир. Общественное мнение в США и Европе о СССР/России, внешней политике и безопасности Запада. М., 2005; Мифы и реалии американской истории в периодике XVIII–XX вв. В 3 т. / Отв. ред. В.А. Коленеко. М., 2008. Т. 1; Баталов Э.Я., Журавлева В.Ю., Хозинская К.В. Указ. соч., и др.

Научная новизна получила воплощение в следующих основных положениях исследования, выносимых на защиту:

1. На основе непрерывной циркуляции новостей, эмоционально окрашенных впечатлений и аналитических заключений в американской периодической печати происходило становление интегрирующего подхода к актуальной советской проблематике, преодолевалась профессиональная обособленность репортеров и аналитиков разных профилей, наиболее эффективно формировался из многих слагаемых сравнительно цельный образ изменявшейся страны в ее исторических и современных параметрах. Практически ежедневно синтезируя мнения журналистов, политиков, исследователей и обычных граждан, именно американские СМИ играли не только первенствующую, но и, в конечном счете, определяющую роль в создании образа Перестройки в американском обществе.

2. Исходя, как правило, из презумпции иррациональности советской системы в целом, но рациональности жившего в ее условиях преобладающего числа людей, американские наблюдатели и эксперты не только сочетали в своих подходах к происходившим социально-политическим переменам системный анализ с их акцентированным «человеческим измерением», но и стремились в той или иной степени адаптировать свои исходные жизненные и профессиональные навыки, сам образ мыслей к советской действительности. Этим преследовалась двоякая цель: не только лучше узнать наблюдаемую страну, определив, таким образом, свою собственную линию поведения (например, в качестве корреспондентов или стажеров-исследователей, приезжавших в СССР), но и найти наиболее эффективные пути модернизации всей советской системы.

3. В профессиональной деятельности значительного числа американских наблюдателей и экспертов происходило взаимодействие культурных традиций двух стран. Адаптация к советским реалиям приводила американских журналистов и ученых к частичному освоению давно принятых среди советских людей «стратегий выживания», в частности, такого характерного для советской жизни 1960 – 1980-х гг. способа корректировки официальных правил и пороков бюрократической системы, как неформальные отношения. В результате американские эксперты, приезжавшие в СССР, не только расширяли круг необходимых им источников информации, но и значительно углубляли в своих работах характеристику советского общества за счет анализа прораставших в нем неформальных сетей и «микромиров». А это, в свою очередь, позволяло им более высоко оценивать степень автономии данного общества, констатируя в его отношениях с государством признаки перемен и находя, таким образом, более глубокие внутренние предпосылки для начавшейся в СССР реформации. В то же время присущий американцам деятельный практицизм в сочетании с развитыми на его основе профессиональными навыками помогал им в преодолении препятствий, возникавших на пути к «открытию» страны, которую они изучали.

4. В американском восприятии социально-политических перемен в Советском Союзе выявлены два основных уровня, определяемых различным балансом рациональных и эмоциональных слагаемых, а также степенью устойчивости складывавшихся об СССР представлений. Во-первых, профессионально-аналитический уровень, в рамках которого получаемая информация подвергалась анализу, критике, пересмотру. При этом сложившиеся ранее стереотипы могли преодолеваться или модифицироваться с учетом изменений изучаемого объекта. Во-вторых, гораздо более широкий, условно говоря, потребительски-эмоциональный уровень. Те, кто главным образом потреблял информацию и экспертные выкладки, в меньшей степени стремились вникать в историческую и социокультурную специфику радикально менявшейся страны. Более характерным для большинства американского общества был взгляд на далекую страну сквозь призму тех подчас весьма поверхностных американо-советских параллелей, к помощи которых прибегали писавшие о Советском Союзе для становившегося все более широким круга читателей. Сам образ Перестройки оставался для большинства американцев эмоционально окрашенным и персонализированным рядом наиболее известных фигур, начиная с М.С. Горбачева.

5. Разделение экспертного сообщества США на «пессимистов»

и «оптимистов» в отношении Перестройки было во многом связано не только с характерным для американской советологии столкновением «тоталитарной» парадигмы и «ревизионистского» образа мыслей, но и с анализом советской реформации в разных пространственных измерениях: взгляд на менявшийся Советский Союз с учетом событий происходивших, прежде всего, в Москве и международных последствий Перестройки существенно корректировался «отрезвляющим» взглядом на нее из российской глубинки.

6. Широко распространенные в печати Соединенных Штатов американо-советские исторические, политические и бытовые параллели свидетельствовали, во-первых, об «америкоцентризме», присущем большинству граждан США в их представлениях об окружающем мире; во-вторых, о характере трансформации эмоциональных параметров американского восприятия менявшегося СССР.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты будут способствовать более глубокому пониманию международного восприятия позднего СССР и причиннообусловленных тенденций рождения нового облика постсоветской России. Материалы исследования могут быть использованы при разработке базовых и специальных учебных вузовских курсов и написании учебно-методических пособий по всеобщей и отечественной истории. Работа представит интерес для академических ученых и преподавателей вузов: историков, социологов, политологов, специалистов-международников, а также для имиджмейкеров и сотрудников российских СМИ.

Апробация работы. Основные положения исследования изложены автором в выступлениях на заседаниях Центра североамериканских исследований Института всеобщей истории РАН, Кафедры всеобщей истории Государственного академического университета гуманитарных наук, академических семинарах и научных конференциях, а также отражены в статьях, опубликованных в научных изданиях, включая и периодику, входящую в утвержденный ВАК РФ перечень рецензируемых журналов.

Структура работы соответствует цели и задачам исследования: она состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Первая глава – «Источниковедческие и историографические аспекты исследования» – посвящена, во-первых, определению степени обеспеченности исследования источниками, особенностей их формирования и познавательных возможностей; во-вторых, выяснению меры изученности, имеющихся пробелов и уже наметившихся перспектив разработки проблемы в современной научной литературе.

С учетом общей логики формирования, происхождения и функциональных особенностей источников диссертационного исследования предложена их классификация на шесть основных групп. 1. Материалы прессы – пять крупнейших американских газет – «Уолл Стрит Джорнал» («The Wall Street Journal»), «НьюЙорк Таймс» («The New York Times»), «Вашингтон Пост» («The Washington Post»), «Крисчен Сайенс Монитор» («The Christian Science Monitor») – и три еженедельных журнала: «Тайм» («Time»), «Ньюсуик» («Newsweek»), «Ю.С. Ньюс энд Уорлд Рипорт» («US News & World Report»). 2. Официальные документы – заявления лидеров США («Public Statements») Р. Рейгана6 и Д. Бушастаршего7, а также – материалы слушаний в Конгрессе США («Congressional Records»)8. 3. Изданные в США работы экспертов – специалистов в области политической стратегии и текущей аналитики, охватывающие как развитие внутренней ситуации в СССР9, так и международный контекст10, а также книги историков, в которых российское и советское прошлое рассматривается как ключ к пониманию Перестройки. 4. Книги публицистического (описательно-аналитического) или биографического характера, репортерские хроники, подготовленные на основе личного опыта пребывания в СССР11. 5. Мемуары, принадлежащие перу как наиболее заметных политических фигур или дипломатов Запада12, так Документы архива Рейгана, размещенного на сайте Фонда Рейгана в сети Интернет по адресу: http://www.reagan.utexas.edu/resource/speeches.

Документы архива Дж. Буша-старшего, размещенного на сайте Фонда Буша в сети Интернет по адресу: http://www.bushlibrary.tamu.

edu/research/papers.

Протоколы Конгресса, размещенные на сайте Библиотеки Конгресса США в сети Интернет по адресу: http://thomas.loc.gov/ Bialer S. The Soviet Paradox: External Expansion, Internal Decline.

N.Y.,1986; Hewett E. Reforming the Soviet Economy. Equality versus Efficiency. Tables. Washington, 1988; Hough J. Russia and The West: Gorbachev and the Politics of Reform. N.Y., 1988; Desai P. Perestroika in Perspective. The Design and Dilemmas of Soviet Reform. Princeton, N.J., 1989; Laqueur W. The Long Road to Freedom: Russia and Glasnost. N.Y., 1989; Shelton J. The Coming Soviet Crash. Gorbachev's Desperate Pursuit of Credit in Western Financial Markets. N.Y., 1989; Goldman M. What Went Wrong With Perestroika. N.Y, L., 1990, и др.

Bialer S. Op. cit.; Brzezinski Z. Game Plan: A Geostrategic Framework for the Conduct of the U.S.-Soviet Contest. Boston, 1986; Idem. The Grand Failure. The Birth and Death of Communism in the Twentieth Century. N.Y., 1989;

Mandelbaum M., Talbott S. Reagan and Gorbachev. N.Y., 1987; Oberdorfer D.

The Turn. From the Cold War to a New Era: The United States and the Soviet Union, 1983-1990. N.Y., 1991, и др.

Doder D. Shadows and Whispers: Power Politics Inside the Kremlin From Brezhnev to Gorbachev. N.Y., 1986; Frankland M. The Sixth Continent. Russia and the Making of Mikhail Gorbachov. N.Y., 1987; Morgulis M. Return to The Red Planet: 22 Days In Gorbachev’s Backyard. Wheaton, 1989; Doder D., Branson L. Gorbachev. Heretic in the Kremlin. N.Y., 1990; Smith H. The New Russians. N.Y., 1990, и др.

Thatcher M. The Downing Street Years. L, 1993; Matlock J.F., Jr. Autopsy on An Empire: The American Ambassador’s Account of The Collapse of The Soviet Union. N.Y., 1995; Gates R.M. “From the Shadows”: The Ultimate Insider’s Story of Five Presidents and How They Won the Cold War. N.Y., 1996;

Bush G. Scowcroft B. A World Transformed. N.Y., 1998; Рейган Н., Новак У.

и написанные рядом американских экспертов и журналистов13.

6. Данные опросов американского общественного мнения, проводившихся наиболее авторитетной социологической службой США – Институтом Гэллапа14.

Для более адекватного понимания и анализа реакций на Перестройку в СССР общественного мнения США в диссертации использовались также источники советского и российского происхождения. Среди них: 1) официальные документы высших партийных и государственных органов СССР15; 2) материалы советской прессы; 3) материалы архива Горбачев-Фонда, в особенности, докладные записки, справки дипломатов и помощников М.С.

Горбачева, содержащие данные относительно восприятия советского лидера и отдельных его инициатив на Западе; 4) тематические сборники документов, посвященные национальному вопросу и судьбе союзного государства16; 5) мемуары или дневниковые записи советских и российских политических деятелей17; 6) кинодокументы18.

Мой черед: Воспоминания / Пер. с англ. // Иностранная литература. 1991.

№ 8-9; Рейган Р. Жизнь по-американски / Пер. с англ. М., 1992; Тэтчер М.

Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира / Пер. с англ. М., 2003, и др.

Selfridge, J.W. Mikhail Gorbachev. Chelsea, 1992; Beschloss M.R., Talbott S. At The Highest Levels: The Inside Story of the End of the Cold War. Boston, Toronto, L., 1993; Remnick D. Lenin’s Tomb. N.Y., 1993; Саттер Д. Век безумия: Распад и падение Советского Союза / Пер. с англ. М., 2005; и др.

Данные опросов представлены на официальном сайте The Gallup Poll Organization в сети Интернет по адресу: http://brain.gallup.com/documents.

XIX Всесоюзная партийная конференция: Стенографический отчет. М., 1988; Ведомости Верховного Совета СССР: Еженед. бюллетень. М., 1985Первый Съезд народных депутатов СССР: Стенографический отчет:

В 6 т. М., 1989; Горбачев М.С. Избранные речи и статьи: В 7 т. М., 1987 – 1990, и др.

Распад СССР. Документы / Сост. А.В. Шубин. М., 2006; Союз можно было сохранить. Белая книга: Документы и факты о политике М.С. Горбачева по реформированию и сохранению многонационального государства.

М., 2007.

Черняев А.С. Шесть лет с Горбачевым: По дневниковым записям. М., 1993; его же. 1991 год: Дневник помощника Президента СССР. М., 1997;

его же. Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972-1991 годы. М., 2008;

Шахназаров Г.Х. Цена свободы: Реформация Горбачева глазами его помощника. М., 1993; его же. С вождями и без них. М., 2001; Ельцин Б.Н.

Записки президента. М., 1994; Добрынин А.Ф. Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.). М., 1996;

Яковлев А.Н. Омут памяти: От Столыпина до Путина: В 2 кн. М., 2001;

В силу относительной временной близости рассматриваемого в диссертации периода, его историография находится в стадии становления. Тем не менее, с учетом предмета и целевых установок исследования в имеющейся литературе можно с известной степенью условности выделить шесть основных групп. 1. Работы, посвященные проблемам взаимовосприятия стран и народов19. 2. Историографическая литература о развитии американского россиеведения и советологии как специальных научных дисциплин и экспертных сообществ20. 3. Работы, сконцентрированные на теоретиШейнис В.Л. Взлет и падение парламента: Переломные годы в российской политике (1985-1993). В 2 т. М., 2005, и др.

Особо следует выделить авторский проект Л. Парфенова – «Намедни.

Наша эра», а также четырехсерийный фильм С. Шустера «Страсти по Горбачеву».

Ерофеев Н.А. Туманный Альбион: Англия и англичане глазами русских, 1825 –1853 гг. М., 1982; Восприятие США по обе стороны Атлантики.

Сборник статей / Отв. ред. В.А. Коленеко. М., 1997; Образ России: Россия и русские в восприятии Запада и Востока. СПб., 1998; Образ России: Русская культура в мировом контексте. М., 1998; Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины ХХ века. М., 1998; Оболенская С.В. Германия и немцы глазами русских (XIX век). М., 2000; Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия / Отв. ред. А.В. Голубев. Вып. 1– 4. М., 2000 – 2007; Сергеев Е.Ю. «Иная земля, иное небо...»: Запад и военная элита России. 1900-1914. М., 2001; Сиротинская М.В. Американское общество и Французская республика. 1848-1852. М., 2003; Рукавишников В.О. Холодная война, холодный мир. Общественное мнение в США и Европе о СССР/России, внешней политике и безопасности Запада. М., 2005; Малинова О.Ю. Россия и «Запад» в ХХ веке: Трансформация дискурса о коллективной идентичности. М., 2009; Malia M. Russia under Western Eyes:

From the Bronze Horseman to the Lenin Mausoleum. Cambridge, Mass., 1999, и др.

Ларионова Н.Л. Американская советология о перестройке в Советском Союзе и принципах нового политического мышления (1986-1991 гг.). – Дисс. … канд. ист. наук. М., 1992; Рябцева Е.Е. Внешнеполитические предпочтения американской общественности (вторая половина ХХ века).

Астрахань, 2001; Поварницын Б.И. Англо-американская историография национальной политики СССР и постсоветских государств, 1985-2000 гг.

– Дис. … д-ра ист. наук. М., 2003; Лаптева Е.В. Американское россиеведение: Образ России. Пермь, 2004; Болховитинов Н.Н. Русские ученыеэмигранты (Г.В. Вернадский, М.М. Карпович, М.Т. Флоринский) и становление русистики в США. М., 2005; Здравомыслова О.М. Перестройка и «фактор Горбачева» в общественном мнении Запада и СССР, 1985-1991 // Прорыв к свободе: О перестройке двадцать лет спустя (Критический анализ). М., 2005. С. 354-374; Дроконова О.Н. «Феномен Горбачева» и его ко-методологических и конкретно-исторических аспектах изучения общественного мнения21. 4. Исследования периодической печати как одной из форм проявления и вместе с тем инструмента формирования общественного мнения22. 5. Литература по истории СССР периода Перестройки 1985 – 1991 гг.23. 6. Работы, исслеэпоха в американо-британских источниках и исследованиях 1980-хх гг.: Дисс. … канд. ист. наук. Нижневартовск, 2006; Большакова О.В. Власть и политика в России XIX – XX века: американская историография. М., 2008, и др.

Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. М., 2004. См. также:

Katz D., Braly K. Racial Stereotypes in One Hundred College Students//Journal of Abnormal and Social Psychology, 1933. V. 28. P. 280 – 289; Семендяева О. Ю. Критический анализ концепций «стереотипа» в социальной психологии США // Социологические теории и социальные изменения в современном мире. М., 1986. С. 184 –196; Печатнов В. О. Уолтер Липпман и пути Америки. М., 1994; Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» // Социальная реальность, 2006, № 4, C. 125 –141; Фрумкина Р. Уолтер Липпман: свободный коллективизм! // Социальная реальность, 2006. № 4. С. 123 – 124 и др.

Американская проблематика в периодике XVIII – XX вв. Сборник статей / Отв. ред. В.А. Коленеко. М., 2004; Ужегова З.А. Образ «новой» России на Западе. М., 1999; Михайлов С.А. Журналистика Соединенных Штатов Америки. СПб., 2004; Мифы и реалии американской истории в периодике XVIII–XX вв. В 3 т. / Отв. ред. В.А. Коленеко. М., 2008. Т. 1;

Bassow W. The Moscow Correspondents. Reporting on Russia: From the Revolution to Glasnost. N.Y.: William Morrow & Company, 1988; Diamond E. The Media Show: The Changing Face of the News, 1985-1990. Cambridge, 1991;

Essential Liberty: First Amendment Battles For a Free Press. N.Y., 1992;

Gruley B. Paper Losses: An Epic Tale of Greed, Betrayal And the Pursuit of Monopoly at America's Two Largest Newspaper Companies. N.Y., 1993; Snyder A. Warriors of Disinformation: American Propaganda, Soviet Lies and the Winning of Cold War. N.Y., 1995, и др.

Разуваева Н. Н. Новейшая история России: первые результаты научных исследований // Отечественная история. 2006. № 4. С. 145 – 158; Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985–1994: От Горбачева до Ельцина. М., 1994; его же. Политическая история современной России: от Горбачева до Путина. М., 2001; Коэн С. Провал крестового похода. США и трагедия посткоммунистической России. М., 2001; Барсенков А.С. Введение в современную российскую историю. 1985–1991.

Учебное пособие для вузов. М., 2002; Шубин А.В. Парадоксы перестройки: Упущенный шанс СССР. М., 2005; Daniels, R.V. The End of The Communist Revolution. L., N.Y., 1993; Brown A. The Gorbachev Factor. Oxford, 1996; Wieczynski J. L. The Gorbachev Bibliography, 1985 – 1991: A Listing Of Books And Articles In English On Perestroika In The USSR. N.Y., 1996;

Sternthal S. Gorbachev’s Reforms: De-Stalinization Through Demilitarization.

Westport, Connecticut, 1997; DeLuca, A.R. Politics, diplomacy, and the media:

дующие особенности американской политической культуры, характерные черты функционирования основных политических и общественных институтов США, прежде всего, 80-х – начала 90-х годов XX в. Проведенный в диссертации многоаспектный историографический анализ позволил сделать следующие основные выводы.

1. К числу ключевых и взаимосвязанных категорий при изучении общественного мнения относятся такие понятия, как «стереотип», «образ», «имидж», «представление», часто сопровождаемые уточняющими определениями. Полемика о дефинициях приобрела в науке междисциплинарный характер. Если одни исследователи, разводя понятия стереотипа и образа, считают, что образы отличаются от стереотипов «полнотой, большей гибкостью, меньшей эмоциональной составляющей», включают и личный опыт, становясь, таким образом, продуктом рефлексии25, то другие полагают, что имидж (в научной литературе понятия «имидж» и «образ», как правило, синонимичны) «не рассчитан на то, чтобы реципиент его анализировал, «разжевывал», он должен «заглатывать» его целиком и не раздумывая»26. Степень устойчивости образов и стереотипов и возможности их трансформации также являются предметом дискуссии среди исследователей27. С точки зрения автора диссертационного исследования понятие «стереотип» означает устойGorbachev's legacy in the West. – Westport, 1998; McCauley M. Gorbachev.

L., N.Y., 1998; English R.D. Russia and the idea of the West : Gorbachev, intellectuals, and the end of the Cold War. N.Y., 2000; Kotkin S. Armageddon Averted: The Soviet Collapse, 1970-2000. N.Y., 2001; idem. Uncivil Society:

1989 and the Implosion of Communist Establishments. With a contribution by Jan T. Gross. N.Y., 2009; McFaul M. Russia's Unfinished Revolution. Cornell Univ., 2001, и др.

Almond G., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton Univercity Press, 1963; Баталов Э.Я. Политическая культура современного американского общества. М., 1990; Чертина З.С.

Плавильный котел? Парадигмы этнического развития США. М., 2000;

Согрин В.В. Политическая история США. XVII-XX вв. М., 2001; Джанда К., Берри Дж.М., Голдман Д., Хула К. Трудным путем демократии: Процесс государственного управления в США / Пер. с англ. М., 2006; Гарбузов В.Н. «Революция Рональда Рейгана». М., 2008, и др.

Голубев А.В. Эталон, антимир, альтернатива? Запад в представлении советского общества // Историк и Художник. 2008. № 1-2. С. 191 – 192.

Баталов Э.Я., Журавлева В.Ю., Хозинская К.В. Указ. соч. С. 9.

Вайнштейн Г. Россия глазами Запада: стереотипы восприятия и реальности интерпретации // Неприкосновенный запас. 2007. № 1. С. 22; Баталов Э.Я., Журавлева В.Ю., Хозинская К.В. Указ. соч. С. 9; Павловская А.В. Россия и Америка: Проблемы общения культур. М., 1998. С. 287.

чивое, эмоционально насыщенное и обобщенное представление об объекте, включая некоторые его исторические, культурные, политические, этнические особенности; комплекс стереотипов составляет целостное, но не полное представление об объекте, которое выступает как «образ» («имидж») объекта.

2. Восприятие американским общественным мнением, экспертным сообществом и политическим истеблишментом социальнополитических преобразований в Советском Союзе в 1985 – 1991 гг.

и формирование на этой основе образа СССР периода Перестройки до сих пор подвергалось лишь избирательному анализу. Довольно подробно изучались истоки спора в американской советологии между сторонниками концепции тоталитаризма28 и представителями «ревизионистского» направления29 относительно общих подходов к оценке советского опыта. Особую роль в изучении системных трансформаций, пережитых странами «социалистического лагеря» в конце 1980-х гг., сыграла теория «демократического транзита», пик популярности которой пришелся уже на начало следующего десятилетия30. При этом следует учитывать, что американское россиеведение (советология) не тождественно общественному мнению США, а изучение последнего нельзя проводить только на основе социологических опросов. В то же время значительному расширению понимания феномена общественного мнения способствовало изучение периодической печати.

Во второй главе – «Основные факторы, динамика и масштабы Перестройки в СССР: американский ракурс» – исследуется эволюция общего взгляда из США на происходившие в СССР перемены с точки зрения политического и личностного потенциала нового советского лидера; степени прочности и способности к обновлению советской системы в целом; взаимосвязи социальнополитических преобразований в Советском Союзе с характером отношений между СССР и Соединенными Штатами.

Как показано в диссертации, становившийся все более заметным с весны 1985 г. и, конечно, непривычный для зарубежных наблюдателей динамизм советской жизни, первоначально носил в Игрицкий Ю.И. Концепция тоталитаризма: уроки многолетних дискуссий на Западе // История СССР. 1990. № 6. С. 172-190; его же: Снова о тоталитаризме // Отечественная история. 1993. № 1. С. 3-17; Малиа М. Изпод глыб, но что? Очерк истории западной советологии // Отечественная история. 1997. № 5. С. 93 – 109.

Лаптева Е.В. Указ. соч. С. 6 – 8; Большакова О.В. Указ. соч. С. 11, 76–79, 89.

Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века / Пер. с англ. М., 2003; Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты (теоретикометодологические и прикладные аспекты). М., 1999, и др.

их глазах преимущественно персонифицированный характер, исходя в основном от личности новоизбранного генерального секретаря ЦК КПСС; со временем и сама жизнь обрела собственную динамику, которая, однако, стараниями американской журналистики снова перевоплотилась в образе «человека, который изменил мир», неоднократно изменив самого себя. Когда же этим личным «превращениям» стал заметен последний предел, образ М.С. Горбачева начал приобретать черты «переходной фигуры».

Параллельно в сфере пристального внимания американских наблюдателей и экспертов оказывалась и сама советская система в ее исторических и современных параметрах. Текущая политическая аналитика США первоначально делала заметный акцент на том, что позиции сторонников статус-кво очень сильны в Советском Союзе. Несмотря на «кризис эффективности», который испытывал СССР, «угроза социальной или политической дезинтеграции» государства представлялась «маловероятной». Вместе с тем заметно потеснившее ко второй половине 1980-х гг. традиционную политическую аналитику «ревизионистское» направление сосредоточилось на изучении глубинных социокультурных процессов в советском обществе, именно в них находя реальные предпосылки для Перестройки. Но известный парадокс заключался в том, что взгляд «сверху» и «в ширину» (в международном масштабе) часто приводил американских наблюдателей и экспертов к гораздо более высоким оценкам результатов, достигаемых в процессе глобальных социально-политических перемен, чем последовательно проведенный в рамках самой реформируемой страны взгляд «снизу» и «в глубину» (на локальном уровне).

Важным фактором формирования представлений американского общества об СССР в годы Перестройки была позиция республиканской администрации, возглавлявшейся сначала Р. Рейганом, а затем Дж. Бушем-старшим. Еще до появления во главе СССР М.С. Горбачева Р. Рейган в ходе своего первого президентского срока развернул широкую пропагандистскую кампанию против главного внешнеполитического соперника США, четко определив место СССР в мировой борьбе «между справедливостью и несправедливостью, добром и злом» в качестве «империи зла». Заимствованный из голливудского кинематографа образ позволил придать советско-американскому противостоянию характер поистине космического противоборства. И это не могло не сказаться на восприятии СССР в американском обществе. В то же время первоначальная ставка американской администрации на бескомпромиссное выстраивание отношений с СССР вызывала нарастающие сомнения ряда американских аналитиков и открытую критику со стороны политических конкурентов Рейгана. Поэтому, предпосылки для решительного поворота в отношениях двух мировых держав постепенно созревали с обеих сторон. Сама способность США, Запада в целом, вынуждать СССР к изменениям своей внутренней и внешней политики являлась в Америке предметом дебатов. Если одни считали эту способность весьма реальной и эффективной, акцентируя необходимость поддержания военной мощи Соединенных Штатов и создания соответствующего их технологическим возможностям оборонительного щита (СОИ), то другие, сомневаясь в эффективности и даже осуществимости подобных намерений, призывали администрацию США искать хотя бы небольших взаимоприемлемых компромиссов с СССР, не ожидая при этом слишком существенных результатов. В целом же в американских оценках той роли, которую сыграла внешняя политика США в качестве одного из международных факторов Перестройки в СССР, как в ту пору, так и до настоящего времени, прослеживаются два основных подхода. Один из них связывает начало серьезных реформ в СССР с давлением Запада, а их конечный исход рассматривает как его безусловную победу в «холодной войне». Альтернативный взгляд, наоборот, само окончание «холодной войны» относит к тому времени, когда Советский Союз был еще вполне дееспособным субъектом международных отношений, объясняя прекращение конфронтации двух сверхдержав внутренними переменами в СССР и прогрессом, достигнутым в советско-американских отношениях, а также подчеркивая вклад обоих государств в кардинальное изменение международного климата и обоюдный выигрыш от того, что это произошло.

Третья глава – «Восприятие в США социальнополитических преобразований в Советском Союзе» – посвящена анализу восприятия американским обществом таких аспектов трансформации СССР, как расширение гласности, возникновение новых институтов высшей государственной власти и появление новых общественных лидеров и движений; взаимозависимость «политики» и «экономики», состояния национального вопроса и тенденций эволюции союзного государства; соотношение меняющегося социально-политического облика страны с опытом других государств.

Как показано в диссертации, в общественном мнении, экспертном сообществе и политическом истеблишменте США постепенно сформировались определенные представления о целях, границах и значении гласности в политике советского руководства и в развитии трансформационных процессов. Признавалось, что большая открытость нужна Горбачеву как одно из средств решения последовательно возникавших задач политики перестройки: от наведения в стране элементарного порядка до изменений в образе мыслей основной массы граждан и получения широкой общественной поддержки реформам. Но было отмечено и стремление использовать большую свободу слова для выражения мнений и требований, идущих вразрез как с реформаторским курсом самого Горбачева, так и с тенденциями либерализации режима. В то же время ход перемен в Советском Союзе подталкивал западную аналитику к расширительному толкованию гласности как движения в сторону институционализации политической демократии. Этому в первую очередь способствовало такое принципиальное политическое нововведение самой власти, как съезды народных депутатов СССР, включая их концептуально-политическую, законодательную и организационную подготовку путем проведения относительно свободной кампании по выборам депутатов зимой-весной 1989 г. При этом динамика освещения и восприятия в США этих процессов, как и работы съездов, отразила широкий спектр оценок, соотношение пессимизма и оптимизма применительно ко всему реформаторскому курсу М.С. Горбачева и потенциалу гражданского общества в СССР. Главным достижением, по мнению большинства американских газет и журналов, стало «политическое пробуждение» советских граждан.

Развернувшую в Советском Союзе открытую политическую борьбы в США заведомо рассматривали сквозь призму традиционного для американской политической культуры противостояния между «либералами» и «консерваторами». Под «либералами» американские наблюдатели понимали, прежде всего, ту группу общественных деятелей и политиков, которые стояли на более радикальных, чем М.С. Горбачев позициях. К «консерваторам» они относили тех, кто придерживался более умеренных, чем Горбачев взглядов. При этом главным фактором при определении позиций того или иного политика для американских наблюдателей становилось его отношение к лидерам «либералов». Чем более уважаемый и известный «либерал» попадал под огонь критики, тем более консервативным считался его оппонент. Не столько сами политические взгляды, сколько сочетание личностных факторов и подчас случайных обстоятельств, играло нередко ведущую роль в тех классификационных схемах, которые рождались в американских СМИ и преподносились ими общественному мнению США.

Наряду с живым интересом к рождавшимся институтам парламентского типа пресса США в соответствии американским менталитетом, для которого всегда было характерно ориентироваться на тот или иной образ «таланта-одиночки», «индивидуала-творца», с удовлетворением отмечала, что благодаря политическим реформам вся страна узнала новые лица. Первостепенное внимание отдавалось А.Д. Сахарову, который служил своеобразным индикатором демократизации советской системы в американской печати.

Одной из «самых заметных и загадочных» фигур среди «неортодоксальных отпрысков перестройки» стал, по наблюдениям американской прессы, Б.Н. Ельцин. С одной стороны, она отмечала уникальность его политической судьбы и потенциал лидера, с другой – откровенно популистские манеры Бориса Николаевича и неопределенность его позиции по ряду важных вопросов часто вызывали у американских журналистов и аналитиков сомнения относительно существа его политических намерений. Отношение к Ельцину до августа 1991 г. администрации Дж. Буша соответствовало достаточно сдержанной реакции на его деятельность американских наблюдателей и экспертов. Среди новых демократических лидеров первой величины, ставших известными стране и миру в 1989 г., наиболее понятной и близкой американской общественности фигурой являлся А.А. Собчак – профессиональный законовед и страстный защитник права. Если Ельцина в США называли «политиком-мужиком», то Собчак характеризовался как «политикпрофессор, парламентский деятель». После событий 1989 г. в СССР и странах Восточной Европы американские наблюдатели и эксперты, отмечая зигзагообразность и непредсказуемость социально-политической трансформации в Советском Союзе, в целом характеризовали ее как «одну из самых удивительных мирных революций современности»; «процесс перемен», возможно, «далекий от совершенства», но приобретший «свой собственный импульс».

К числу наиболее трудных проблем, стоявших перед Советским Союзом, его официальным руководством, и новыми общественными лидерами и движениями, появившимися в годы Перестройки, американские наблюдатели и аналитики справедливо относили поиск оптимальных политических решений в области экономики и межнациональных отношений.

С точки зрения большинства американских экспертов, важнейшей для СССР оставалась проблема эффективности производства и управления. Сосредоточивая внимание на проблемах производительности и создания организационных условий для эффективности производства, сторонники системы свободного частного предпринимательства проявляли заметно меньший интерес к социальным и культурным аспектам экономической политики. Эта, наиболее естественная для Соединенных Штатов 1980-х гг. позиция не была, однако, единственной. Идея социально-ориентированной экономики, имевшая в США своих сторонников, побуждала некоторых экспертов более нюансировано оценивать советский опыт, и, в особенности, перспективы экономических реформ в СССР.

Ряд американских аналитиков был склонен оценивать их, исходя из презумпции разнообразия окружающего мира. Они вполне допускали, что в результате реформ в СССР могла бы быть реализована модель «смешанной экономики». Наиболее опасной для радикальных изменений в области экономики, как было многократно замечено в США, могла стать реакция самих «низов», поскольку рыночные реформы должны были затронуть сложившееся в СССР отношение к труду, как и систему социальных гарантий. Определенные надежды в связи с этим до известного времени возлагались на открытый «диалог» реформаторов с нацией, в ходе которого, как ожидалось, возможно, произойдет переориентация ценностных приоритетов людей. В целом же оценки экономической политики советского руководства менялись в США заметно медленнее и меньше, чем взгляды на процессы развития гласности и политической демократии. Эта замедленность отражала реальную ситуацию растущего отставания «экономики» от «политики». В конечном счете, именно неспособность политического руководства осуществить и неготовность народа принять эффективную реформу, подразумевающую модель экономики, по крайней мере, с сильной рыночной составляющей, была признана одной из решающих неудач политики перестройки.

В начале пребывания Горбачева у власти американские эксперты не усматривали непосредственной угрозы стабильности СССР в сфере межнациональных отношений. Такого рода представления перекликались до известной степени с отношением к национальному вопросу самого советского руководства. Обе стороны, пусть и в разной степени, были не готовы представить себе в полной мере степень уязвимости огромной страны перед вызовами окраинного национализма. Но, как впоследствии на Западе было признано, национальный вопрос оказался тем узлом, не развязав который, нельзя было осуществить до конца политическую реформу. И уже в годы Перестройки западные наблюдатели стали гораздо быстрее, чем советское руководство и остававшиеся под его контролем средства пропаганды, реагировать на развитие событий в СССР.

По мере дальнейшего развития национальных движений в СССР западная журналистика стала отмечать недостаток у советского руководства политической проницательности в национальном вопросе, и, как следствие, его неготовность к иррациональному поведению и крайностям, проявившимся среди части национальных меньшинств. Уже с конца 1980-х гг. на Западе возникают серьезные опасения по поводу того, что неконтролируемые процессы дезинтеграции многонациональной ядерной державы способны привести не просто к избытку межэтнического насилия, а к светопреставлению, которое дорого обойдется всему остальному миру.

Глобальное измерение Перестройки в той или иной степени было характерно для ее американского восприятия с самого начала. В этом смысле и работы американских аналитиков, посвященные обозрению теории и практики мирового коммунизма, можно рассматривать в качестве своеобразного отклика на горбачевский план внутрисистемной реформации, проводимой под лозунгом «Назад, к Ленину!». При этом начавшиеся в СССР изменения не могли не наложить печать двойственности даже на самые скептические суждения, которые сопровождались признаниями, что отстаиваемый Горбачевым и его соратниками вариант преобразований выявил уже к началу 1989 г. немало общего с классическим марксистским ревизионизмом.

Большое место в американской аналитике занимал и более прагматический интерес к анализу инициированной Горбачевым политики в сравнении с опытом реформирования других систем советского типа. Прежде всего, речь шла о таком «коммунистическом гиганте», как Китай, который начал радикальные экономические реформы раньше, чем на путь перемен вступил Советский Союз. Неопределенность перспектив горбачевских инициатив и успех китайских реформ объяснялись, в частности, различным соотношением между, с одной стороны, революционными экспериментами, осуществленными в России и Китае в XX в., и, с другой стороны, присущими этим странам историческими традициями.

Выявившиеся различия в избранных стратегиях реформирования социализма обусловили возрастание американского интереса к сравнению опыта перемен, происходивших в обеих странах. В течение известного времени наблюдатели из США даже были склонны считать, что, более успешно решая экономические проблемы, Китай обязательно догонит Советский Союз и на пути к демократии. Американская пресса в мае 1989 г. точно зафиксировала разницу в природе движущих сил политических преобразований, которые были тогда поставлены в повестку дня развития СССР и КНР, связав их в первом случае с именем Горбачева, устроившего публичное политическое действо (съезд народных депутатов) в Кремле; а во втором – со студентами, вышедшими на пекинскую площадь. Но, несмотря на то, что демократическое движение в Китае было подавлено, американская пресса не видела в этом «торжества коммунизма». Вмешательство вооруженных сил расценивалось ею как показатель слабости системы. Учитывая, что на другом краю Евразии, в Восточной Европе, прокатилась волна успешных демократических революций, американские наблюдатели сделали выводы о системном кризисе коммунизма и о том, что «западные идеалы и установленные порядки не только эффективно работают, но также могут и вдохновлять». В их представлении центром борьбы за эти политико-культурные ценности оказались страны, еще недавно находившиеся на периферии «советской империи». Но уступка лидерства в процессе перехода к демократии на пространстве от Москвы до Восточного Берлина, позволяла Советскому Союзу извлечь уроки из соседского опыта. Увиденный и осмысленный с западной стороны, этот опыт открывал для СССР перспективу включения в процессы формирования гражданского общества и перехода к плюралистической политической системе.

Еще до событий 1989 г. поводов для поиска аналогий в подобном духе, отражавших во многом саму направленность ожиданий американских наблюдателей и экспертов, становилось все больше.

Наиболее показательны в этом плане оптимистические сравнения разбуженной гласностью советской интеллигенции с деятельным американским предпринимательским классом; идейной окраски и психологической атмосферы Перестройки с духом «бунтарских»

1960-х годов в США, ее «архитектора» – с крупнейшими президентами-реформаторами Соединенных Штатов; съездов народных депутатов – с парламентскими институтами и т.д. Вместе с тем в широком использовании американскими наблюдателями и экспертами выработанных их собственным национальным опытом понятий и терминов применительно к советским делам была заложена возможность автоматического восприятия «по аналогии» явлений, за которыми скрывались совсем другие реалии, иной характер политической культуры, иные способы сохранения и поддержания общественной и государственной целостности. Все большее осознание этой несхожести, как и вообще беспрецедентной трудности преодоления тоталитарного (сталинского) наследия в Советском Союзе и непредсказуемости происходящих в стране событий, оборачивается стремлением американских наблюдателей оценивать складывавшуюся в СССР ситуацию уже с помощью аналогий, очень далеких от политико-культурных сопоставлений в русле ценностей демократии.

В Заключении обобщены основные итоги проведенного исследования.

В процессе анализа многосторонних отношений между советской действительностью и ее зарубежными наблюдателями был выявлен ряд общих черт, свойственных американским искателям, трансляторам и интерпретаторам информации о Советском Союзе.

В их профессиональной деятельности происходило взаимопроникновение двух культурных традиций: с одной стороны, – той, которую они представляли, а с другой – той, которую они наблюдали и изучали, пытаясь вникнуть в мотивацию поведения граждан и лидеров данной страны, понять логику идущих в ней перемен, определить оптимальный механизм ее модернизации. Для наблюдателей и экспертов из США, как и для политической традиции этой страны в целом, было в высшей степени характерно восприятие трансформационных процессов в личностном измерении как череды деяний лидеров, подвижников, бунтарей. Исключительность этих индивидуальностей лишь подчеркивалась «стертым» образом эскизно рисуемого «консервативного большинства». Но присущая американским наблюдателям тенденция к персонификации процесса перемен, если вести речь об их самом высоком уровне, начинала, сливаться с восходившей к глубоким обычаям изучаемой страны персонификацией власти. По этому поводу в американской литературе было едко и самокритично замечено, что в то время как советские люди учатся трезво оценивать своих лидеров, в США и вообще на Западе возник «культ личности» Горбачева. Следует, однако, учитывать, что вошедший в широкий обиход с легкой руки наследников Сталина – не только у нас в стране, но отчасти и за рубежом – эвфемизм «культ личности» по своему внутреннему смыслу, если отвлечься от его исторического контекста, гораздо более подходит для характеристики не сталинского режима, а менталитета американцев, с характерным для них индивидуализмом, возвышением роли отдельной личности. Проекцией этой особенности американского склада ума на советские реалии отчасти объясняется и возникновение в США «культа личности» М.С. Горбачева, а также – и в еще большей степени – А.Д. Сахарова. Вместе с тем предложенный тогда на суд советской и мировой общественности «бунтарский» имидж Б.Н. Ельцина вызвал к себе в рамках исследуемого периода более сдержанное отношение в США, чем в России. Сдерживающим фактором служила не только «ставка на Горбачева», но и гораздо лучшее знакомство американского общества с таким сопутствующим продуктом демократического процесса, как политики популистского типа.

Американское восприятие менявшегося социальнополитического облика СССР во многом воспроизводило противоречивость, свойственную происходившим в стране процессам. Это находило выражение и в тех случаях, когда «человеческое измерение» перемен уступало место системному анализу постепенной эрозии старой социально-политической модели, попыток ее структурного реформирования и нараставшей дезинтеграции. Ставшая уже традиционной в американской советологии ко времени появления в СССР Горбачева полемика между сторонниками тоталитарной модели и адептами изучения истории «снизу» способствовала до известной степени разделению экспертного сообщества США на «пессимистов» и «оптимистов» в отношении Перестройки. Ситуация осложнялась, когда подходы «сверху» или «снизу»

дополнялись анализом советской реформации в разных пространственных измерениях. Перемены в СССР 1985 – 1991 гг. глубоко затронули послевоенный миропорядок. Международный масштаб вызванных горбачевскими реформами изменений, как и необъятные пространства самой перестраивавшейся страны, лишь способствовали возникновению среди американских наблюдателей и экспертов порой предельно контрастных впечатлений: взгляд на Перестройку в глобальном масштабе сталкивался с гораздо более критическим восприятием ее результатов, наблюдаемых в российской глубинке.

В целом же американское восприятие Перестройки на психологическом уровне эволюционировало от первоначальнотрадиционного недоверия к сдержанному оптимизму, перерастающему в изумление, недоумение и, в конце концов, в охлаждение-отрезвление. Симптомами подобной трансформации становится ирония или же просто прямой возврат к укоренившемуся на Западе задолго до Перестройки восприятию российской жизни «по Достоевскому» как исключительно специфичного, малопонятного для рационально мыслящего западного человека, загадочного феномена.

Политика перестройки, как и начатые или ускоренные с ее помощью социально-политические трансформационные процессы на пространстве Евразии поразили Америку необычайно смелым порывом к свободе, политическому многообразию, индивидуальной и общественной самодеятельности. Но вместе с тем «перестроечные» процессы, как лакмусовая бумажка, более четко выявили и обнажили для американского общества всю глубину внутренних проблем не только отходившего в прошлое союзного государства, но также и той страны, которая стала его правопреемницей, и с которой Америке предстояло иметь дело почти одновременно с началом последнего десятилетия минувшего века.

Опираясь на наблюдения и выводы, которые были сделаны еще в годы Перестройки, современная американская аналитика переосмысливает их с учетом постсоветских реалий. Тогдашние «пессимисты», чьи прогнозы относительно скорого свертывания реформ и сохранения прежней системы в краткосрочной перспективе были посрамлены, могут теперь находить удовлетворение в том, что они верно указали на значение некоторых долговременных факторов развития России. Те, кто осуждал «скептиков» за их отстраненные констатации грядущего «срыва», погружения в хаос огромной страны, начиненной ядерным оружием, и, наоборот, полагал, что политика обновления СССР, соответствуя интересам Запада, заслуживает не холодного созерцания, а поддержки, выражают теперь удовлетворение хотя бы тем, что «Армагеддона» удалось избежать.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях соискателя:

1. Секиринский Д.С. Первый съезд народных депутатов СССР в оценках периодической печати США // Вестник РУДН.

Серия «Историческая наука». Специальный выпуск. 2007. № 2.

С. 167-173. 0,5 п.л.

2. Секиринский Д.С. Локк, Маркс или Достоевский? Американское восприятие перестройки // Родина. 2009. № 11. С. 85-87.

0,5 п.л.

3. Секиринский Д.С. Во Дворце и на Площади: две драмы глазами одного зрителя (Американская пресса о демократических процессах в СССР и КНР) // Власть, личность и общество в истории: Материалы конференции. М., 2006. С. 98-100. 0,2 п.л.

4. Секиринский Д.С. Перестройка и перспективы либеральной демократии в СССР: взгляд из США сквозь призму американо-советских параллелей // Российский либерализм: теория, программатика, практика, персоналии. Сборник научных статей. Орёл:

ОрелГТУ, 2009. С. 308-316. 0,6 п.л.

5. Секиринский Д.С. «Говорливая революция»: Первый съезд народных депутатов СССР глазами зарубежных современников // Россия и современный мир. 2009. № 3. С. 195 – 200. 0,4 п.л.





Похожие работы:

«ВОЛИК Андрей Александрович КОНТРОЛЬ И НОРМИРОВАНИЕ ПАРАМЕТРОВ АВИАЦИОННОГО ДВИГАТЕЛЯ БОЛЬШОГО РЕСУРСА ДЛЯ МНОГОЦЕЛЕВОГО САМОЛЕТА Специальность 05.07.05 – Тепловые, электроракетные двигатели и энергоустановки летательных аппаратов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа - 2009 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность работы. Состояние отечественного двигателестроения и мер, направленных на вывод авиационного комплекса в целом из...»

«ВЯТКИНА ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА ДОГОВОРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В СФЕРЕ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА Специальность 12.00.03 – гражданское право: предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань 2002 Работа выполнена на кафедре гражданского права и процесса Казанского государственного университета имени В.И. УльяноваЛенина Научный руководитель -...»

«УЛУМБЕКОВА Гузель Эрнстовна НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДО 2020 ГОДА 14.02.03 Общественное здоровье и здравоохранение Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2011 2 Работа выполнена в ФГУ Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Росздрава (ЦНИИОИЗ Росздрава) Научный руководитель : доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН...»

«ПЕРЕКАЛИНА Марина Владимировна КЛИНИКО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ СУПРАПИЩЕВОДНЫХ СИНДРОМОВ ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНОЙ РЕФЛЮКСНОЙ БОЛЕЗНИ 14.01.04 – внутренние болезни АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Ставрополь – 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Ставропольская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Научный руководитель доктор медицинских наук, профессор Пасечников...»

«БОРОВИЧЕВ Евгений Александрович ПЕЧЕНОЧНИКИ ЛАПЛАНДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИРОДНОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА (МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ) 03.02.01 – ботаника Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва – 2012 Работа выполнена в лаборатории флоры и растительных ресурсов Федерального государственного бюджетного учреждения науки Полярноальпийский ботанический сад-институт им. Н. А. Аврорина Кольского научного центра РАН (ПАБСИ КНЦ РАН) Научный...»

«ПАРАСКЕВОВА ДИНА ВЛАДИМИРОВНА ПРИЗНАНИЕ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ И(ИЛИ) ПРИМЕНЕНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ КАК СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук Краснодар 2010 Диссертация выполнена на кафедре гражданского права ГОУ ВПО Кубанский государственный аграрный университет...»

«БУЛИН-СОКОЛОВА Елена Игоревна НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОЦЕССА ИНФОРМАТИЗАЦИИ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.02 - Теория и методика обучения и воспитания (информатизация образования) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Москва 2010 Работа выполнена в Учреждении Российской академии образования Институт содержания и методов обучения Научный консультант : академик РАО, доктор педагогических наук, профессор Кузнецов Александр...»

«УДК 321.02 Безвиконная Елена Владимировна Политический коммуникативный потенциал местного самоуправления в модели самоорганизации Специальность: 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии (политические наук и) Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук Санкт-Петербург 2013 1 Работа выполнена на кафедре политологии факультета социальных наук Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего...»

«Донских Екатерина Евгеньевна Молекулярный и микробиологический мониторинг становления микрофлоры кишечника новорожденных 03.02.03.- микробиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук МОСКВА – 2010 1 Работа выполнена в Государственном Образовательном Учреждении Высшего профессионального образования Российский Государственный Медицинский Университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию. Научные...»

«Жаркая Варвара Юрьевна СПЕЦИФИКА РАБОТЫ С ИСТОЧНИКАМИ ВО “ВСЕМИРНОЙ ХРОНИКЕ” МИХАИЛА ГЛИКИ: ТВОРЧЕСТВО КОМПИЛЯТОРА Специальность 10.02.14 – классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Москва 2013 Работа выполнена в Институте Высших Гуманитарных Исследований Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский...»

«Вокин Алексей Иннокентьевич ЭКОЛОГИЯ ХАРИУСОВЫХ РЫБ (THYMALLIDAE) ГОРНЫХ ВОДОЕМОВ БАЙКАЛЬСКОЙ РИФТОВОЙ ЗОНЫ 03.00.16 – экология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Улан-Удэ – 2008 3 Работа выполнена на кафедре зоологии позвоночных и экологии и кафедре водных ресурсов ЮНЕСКО Иркутского государственного университета Научный руководитель : кандидат биологических наук, доцент Самусёнок Виталий Петрович Официальные оппоненты : доктор...»

«Стрижкова Татьяна Юрьевна ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕЙРОБИОУПРАВЛЕНИЯ В ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ГИМНАСТОК С УЧЕТОМ ФАЗ ОВАРИАЛЬНО-МЕНСТРУАЛЬНОГО ЦИКЛА 03.03.01 – Физиология 19.00.02 – Психофизиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Челябинск – 2012 2 Работа выполнена в межкафедральной научно-исследовательской лаборатории Медико-биологическое обеспечение спорта высших достижений ФГБОУ ВПО Сибирский государственный университет...»

«Чудаев Дмитрий Алексеевич ДИАТОМОВЫЕ ВОДОРОСЛИ ОЗЕРА ГЛУБОКОГО (МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ) 03.02.01 – ботаника Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Москва-2014 2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Благодаря более чем столетней истории существования одноименной гидробиологической станции, оз. Глубокое считается модельным водоемом для...»

«Хан Вин Со ЭКСТРАКЦИОННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ U(VI), Mo(VI) И Cs ИЗ КАРБОНАТНЫХ РАСТВОРОВ КАРБОНАТОМ МЕТИЛТРИАЛКИЛАММОНИЯ 05.17.02 – Технология редких, рассеянных и радиоактивных элементов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук Москва – 2010 Работа выполнена в ГОУ ВПО Российский химико-технологический университет имени Д.И.Менделеева. Научный руководитель : доктор химических наук, профессор Степанов Сергей Илларионович Официальные оппоненты :...»

«Толстопятенко Мария Анатольевна Инновационное развитие фармацевтической промышленности на основе формирования фарма-медицинских кластеров 08.00.05 - Экономика и управление народным хозяйством Специализация - экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами (промышленность) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва - 2009 Работа выполнена на кафедре промышленного бизнеса ГОУ ВПО Государственный университет...»

«ЧЕСТНОВ ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ НАУЧНОЕ ОБОСНОВАНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ НАПРАВЛЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С ВСЕМИРНОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ 14.00.33 – Общественное здоровье и здравоохранение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва - 2008 г. 2 Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Федерального...»

«УДК616.345:(616.33+616.329)-002.44(615.32+615.37) Черёмушкина Наталья Васильевна Особенности метаболизма оксида азота при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни 14.00.05 - Внутренние болезни Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва - 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Московский государственный медикостоматологический университет Росздрава Научный руководитель : доктор медицинских наук, Маев Игорь Вениаминович профессор Официальные...»

«генетики и селекции промышленных микроорганизмов (ФГУП ГосНИИ генетика). Научный руководитель : доктор биологических наук, профессор ФГУП ГосНИИ генетика, г. Москва Носиков Валерий Вячеславович Официальные оппоненты : Доктор биологических наук, профессор ПУШКОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ Институт молекулярной генетики РАН, г. Москва Сломинский...»

«ШАМБОРСКИЙ Виктор Николаевич РАЦИОНАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ, АЛГОРИТМЫ ДИАГНОСТИКИ И АНАЛИЗА ЛЕЧЕНИЯ ОСТРОГО ОДОНТОГЕННОГО ОСТЕОМИЕЛИТА ЧЕЛЮСТЕЙ Специальность: 03.01.09 - Математическая биология, биоинформатика (медицинские наук и) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата медицинских наук Курск - 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Юго-Западный государственный университет на кафедре биомедицинской инженерии Научный руководитель : доктор медицинских наук, профессор...»

«Воробьёв Вениамин Вениаминович СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ КОНСТРУКЦИОННЫХ ПАРАМЕТРОВ ИНЕРЦИОННО-ФРИКЦИОННОГО АМОРТИЗАТОРА ПОДВЕСКИ АТС Специальность 05.05.03 – Колесные и гусеничные машины АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Волгоград - 2006 Работа выполнена в Волгоградском государственном техническом университете Научный руководитель доктор технических наук, профессор Рябов Игорь Михайлович. Официальные оппоненты : доктор технических наук,...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.