WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 ||

«ЯКУТСКИЙ АЛГЫС: СПЕЦИФИКА ЖАНРА, ПОЭТИКА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Частью сложного сказуемого выступала глагольная форма тосхойон биэрэ турдаы, которая передана во втором лице единственного числа предположительного наклонения (сэрэйэр киэп). А вспомогательный глагол буоллун- стоял в повелительном наклонении (соруйар киэп) третьего лица единственного числа положительной формы. Употребление нескольких наклонений в составе сложного составного сказуемого было связано с выражением обрядовых действий адресанта, адресатов, действия которых последовательно передавались различными наклонениями глагола во время практического провозглашения алгысов. Кроме данного вспомогательного глагола, в алгысах употреблялся недостаточный глагол кулу- (). К примеру, «Кытыгырас схтээххитин Млттн бдртэн кулу, Ойдоох буурунан трэх кэбиэн кулу! ‘Резных своих зверей, Ослабив, свалите-ка их для меня, Ветвисторогого лося-самца наворожите-ка мне!’».72 Млттн бдртэн кулу- является сложным сказуемым, из них две первые формы глагола млттн бдртэн ‘ослабив’ – деепричастия на –ан, а третий глагол кулу- в значении ‘подайте’ употреблён в третьем лице множественного числа положительной формы со значением сложности и поэтапности действий. Употребление глаголов в повелительном или повелительно-желательном или желательном наклонениях было характерно для якутских алгысов, для алтайских алкышов, для тувинских чалбарыглар, для хакасских аластар (алыстар) и для бурятских благопожеланиях. В алтайских алкышах функционировал глагол болзын- в значении ‘пусть сбудется’. В тувинских чалбарыглар употреблялся глагол болзун- ‘пусть сбудется’ в третьем лице единственного числа положительной формы. В хакасских аласах (алысах) имелся глагол ползын- в значении ‘пусть сбудется’. В бурятских благопожеланиях использовался глагол болтогой- в том же значении. Значит, глаголы – якут. буоллун-, алт. болзын-, тув. болзун-, хак. ползын-, бур. болтогой- идентичны по содержанию, они употреблялись как самостоятельные глаголы. Но якутский глагол буоллун- ‘пусть сбудется’ входил в состав сложного составного сказуемого, выступая в качестве вспомогательного глагола почти для всех видов алгыса.

В алгысах шаманских камланий употреблялась форма глаголов, близкая к формам якутских проклятий – кырыыс. Шаман при изгнании духов Хайыстаххына, хаалдьыгы хайыннын! ‘Если повернёшься, пусть суставы твои раскалятся (расколются)! Если оглянешься, пусть шейные позвонки твои раскалятся (разрываются)!’».73 В данном случае сказуемые из двух предложений эмтэрийдин- ‘пусть раскалятся (расколются)’, хайыннынпусть раскалятся (разрываются)’ представляли собой глаголы третьего лица единственного числа положительной формы в повелительном наклонении.

Но в семантическом плане это выражение имело отрицательное, уничтожающее значение, что было недопустимо в морфологии якутских алгысов. Если эти духи символизируют противоположные силы по Обрядовая поэзия саха (якутов). С. 168-169.

Попов А.А. Камлания шаманов бывшего Вилюйского округа. С. 199.

отношению к светлым, добрым и созидающим, тогда такого рода выражения представляли собой формы алгысных действий. Именно отрицательные деяния шамана для устранения отрицательного в целях созидающего обуславливали использование выражений с такими формами глаголов.

В параграфе 2.1.2.2. «Модальные слова и частицы» дана характеристика эмоциональных слов, составляющих эмоциональноэкспрессивный потенциал жанра. Из этой группы слов было рассмотрено модальное слово дьэ ‘вот’, имевшее основу тюрк. ч, дьі ‘да, так, ладно’, и параллели как монг. «дье», бур. је – междометие одобрения.74 В алгысах якут.

дьэ обладало способностью изменять свои семантические значения в зависимости от степени просьбы. Такие свойства модальных слов в стиле якутских алгысов определялись спецификой жанра.

Следующим средством, определяющим экспрессивный фактор стиля алгысов, являлись частицы (эбэт, эбээт, эрэ), которые конкретизировали и усиливали эффект просьбы. В алгысах ыыаха частица эбэт фигурировала в другом фонетическом варианте эбээт, с удлинённой гласной в ауслауте.

Частица эбээт в алгысах шаманских камланий – средство самоутверждения шамана, средство выражения чувства удовлетворениями своими же действиями. В алгысах активно использовалась и другая частица эрэ, по своему синтаксическому положению способствовавшая эффективности просительной части жанра.

Собственно экспрессивными словами, характерными для текстов якутских алгысов выступали слова айхал и уруй со значением особой чувствительности, выразительности. Якутское слово айхал имело несколько фонетических вариантов айал, айаал, айах(х)ал со значением «шаманское призывание духов или их даров, молитвенный возглас, восклицание для выражения радости по какому-либо случаю, приветствия, благопожелания». Этимология якут. айхал, айал, по-видимому, восходила к производным тюрк. аі-. В.В. Радлов давал тюрк. аі в сравнении с ајур, аімыш, аідым, айдын, аідук, ајајын, аіыл, аја-брді и в нескольких значениях ‘говорить, высказывать, называть, говорить о чем, хвалить’, ‘подниматься, вращаться, медлить, носиться на воздухе (как птица), проснуться, отрезвляться’. Далее Радлов приводил аікал- ‘быть в движении, быть потрясаемым, разбросанным, толкаться’.76 В семантическом плане тюрк. аікал- ‘быть в движении, быть потрясаемым, разбросанным, толкаться’ очень близок якутский глагол айхаллаа- ‘призывать дары духов или их самих; выражать свою радость, привет, благодарность восклицанием «айхал (айахал)!»’. 77 По-видимому, древние якуты при совершении обрядов, провозглашая слово айхал или Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. ст. 803.

Указ. лит. ст. 41.

Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. СПб., 1893. С. 9-11.

Пекарский Э.К. Указ. лит. С. 41.

айал, медленно вращались. Но вместе с семантикой слова эти невербальные движения давно забыты.

Следующим собственно экспрессивным словом в стиле алгысов является уруй, обозначающее ‘возглас (клич), коим выражается мольба о благополучии, заклинание против зла и в то же время радостное настроение;

крик призыва, угрозы, союзный боевой клич; восклицание, которым шаман заключает свой сеанс; счастье’. Якут. уруй возводилось к алт. куруй ‘восклицание в шаманских стихах’ и монг. «хуруй». Далее Э.К. Пекарский писал, что уруй, ура воспринимались якутами, как ‘Подай (свыше)! Даруй!

Ниспошли! Благоволи!’. 78 Слово употреблялось в алгысах, выражая радостное, эмоционально-приподнятое настроение человека, людей, их возгласы, призывы, страстные моления. Но слово уруй отдельно употреблялось редко, часто оно выступало вместе с айхал, образуя парное слово уруй-айхал. Так, уруй обозначало возглас (клич), мольбу о благополучии, в то же время радостное настроение; это крик призыва, угрозы, союзный боевой клич; восклицание, а слово айхал являлось призывом, молитвенным возгласом, восклицанием для выражения радости, приветствия и благопожелания. В единичном или в парном составе слова передавали приподнятость настроения, эмоции людей во время проведения обрядов и исполнения алгысов, это восклицание, возглас, передающие мольбу, прошение и чувства радости.

В разделе 2.1.3. «Изобразительная лексика» выявлены архаизмы, звукоподражательный комплекс и образные слова якутских алгысов.

В параграфе 2.1.3.1. под названием «Архаизмы» рассмотрены слова, относящиеся к ритуальной лексике якутов и древние слова, составляющие эпитеты духа-хозяина огня.

В лексике алгысов обнаружено значительное количество архаизмов, относящихся к ритуальной лексике якутского языка. Среди них есть якут.

аар ‘лучший в своём роду; почтенный, важный, громадный, чистый, священный, божественный’.79 Данное слово в текстах алгысов входило в состав имени главы высших божеств – р Аар Тойон ‘Великий Светлый Господин’ и активно употреблялось при составлении сложных слов, например, для обозначения ритуального столба — аар баах. К якут. аар было приведено несколько параллелей, как кор. арйань ‘великодушие’, санск. arya ‘благородный; арий; представитель высшей касты’.80 Выделяя общий корень -ар (аар) в основах тюрк. ар(у), ар(ыг)), и рассматривая его в параллелях как кор. ар(йань), санск. арья, в данной работе предполагается, что якут. аар имело древнее происхождение и слово было причислено к архаизмам.

Пекарский Э.К. Указ. работа. ст. 3070.

Указ. лит. ст. 126.

Сидоров Е.С. Якутские лексические схождения. Выпуск 1. Якутск, 1997. С. 30; С. 128.

Якут. арчы имеет тюркскую основу (ср. др.-тюрк. ari, тюрк. арчы, хак.

арды, ардыл), в которой выявлены два значения: ‘освящение, очиститься’ и ‘можжевельник’. Семантику близкую к якут. арчы сохранили монг. аршаха, ариг, ариглаха, арилха в значении ‘освящение, очиститься’, значение ‘можжевельник’, близкое к якут. арчы имели монг., бур. арса, арча, ст. монг.

арчи и маньчж., эвенк. арча, также иран. арча. Якут. арчы также отнесено к архаизмам ритуальной лексики алгысов. Столь удивительной живучести якутских слов и других параллелей способствовала их сакральная, ритуальная направленность.

К архаизмам отнесены основа ай- и производное от ай- слово айыы, являющиеся одними из ключевых слов лексики алгыса якутов. Якут. айимеет значения ‘творить что, давать бытие (начало), сотворять, создавать (человека), устраивать, основывать (землю), воздвигать, производить, указывать, назначать свыше’.81 Для сравнения приведены орх. aj- ‘сказать, судить, присуждать’, алт. айт- ‘сказать, известить, повелеть’, хак. айтговорить, рассказывать’, тув. айт- ‘постой, слушай’.82 Якутская основа ай-, по мнению Г.Г. Левина, восходит к праязыковой форме ай- ‘говорить’.

Наличие конечного [й] в якутском языке считается реликтовым явлением, возможно, даже праязыковым. В алгысах наблюдается близость якут. айыы с кор. аи в значении ‘ребёнок’, семантика которого близка некоторым значениям якутского слова ‘творение, создание, создавать (человека)’. Акт оплодотворения и момент рождения ребёнка, древние якуты относили к творческому акту, по их представлениям, появление человека на свет – акт творения, человек считался созданием «по велению высших божеств». Якут.

ай- в значении ‘давать человеку жизненную силу’ и якут. айыы ‘творение, создание, назначение, участь’ причислены к архаизмам, относящихся к ритуальной лексике.

В алгысах ыыаха И.А. Худяковым было зафиксировано выражение «Айхал! Айыллыатым! Айыллыатым намалса!», из которого айыллыатым и составное слово айыллыатым намалса являются архаизмами, и они не понятны современным носителям языка. Якут. айхал и айыллыатым были образованы от одного и того же тюркского глагола аі- в значении ‘говорить, высказывать; говорить о чём, хвалить, подниматься, вращаться, медлить, носиться на воздухе (как птица)’. По поводу происхождения слова айыллыатым предполагается, что оно тюркского происхождения и было образовано от тюрк. аі-. Спорным представляется аффикс –ыы(л) или ы)лын. 83 К аффиксу были прибавлены аффикс+ -ыа(т) и аффикс притяжения – (ы)м. Тогда слово образовано следующим способом: ай- + -ыы(л) + -ыат + ы(м) < айыллыатым в значении ‘мои движения’. Оно не только выражало определённые чувства при совершении обрядов, но и обозначало какие-то Пекарский Э.К. Указ. работа. ст. 32-33.

Левин Г.Г. Лексико-стилистические параллели орхонско-тюркского и якутского языков (В сравнительном плане с алтайским, хакасским, тувинским языками). Новосибирск, 2001. С. 139.

Прим. Консультация лексиколога, зав. кафедрой якутского языка ИЯКН СВ РФ СВФУ, к.филол.н., доцента С.Д. Егиновой от 15.04.2013.

движения адресанта. Этимологию другого составного – намалса можно вывести, исходя из семантики составного слова айыллыатым намалса. Но слова намалса в якутском языке нет, имеется только глагол намылыймедленно двигаться, лениво выступать, опускаться вниз, до полу, спускаться донизу, нависать, свешиваться’.84. В эвенкийском языке обнаружены более близкие по структуре и по значению слова: намъл (намал-, намол-) ‘задеть, зацепиться, запутаться’, намална- ‘задеть, зацепить, перекинуть’, орок.

намала- ‘прижать, сжать’, намали ~ намили- ‘скакать (взявшись под руки подобно хороводу), обнять, обхватить руками’.85 Якут. намалса, возможно, заимствовано из тунгусо-маньчжурских языков в значении, обозначающем невербальные движения людей. Итак, составное слово айыллыатым намалса, в те далёкие времена, когда оно было в обиходе, обозначало ‘телодвижения’, выражая тем самым чувственно-конкретные восприятия адресантов в процессе проведения обрядовых действий. В такой интерпретации данное словосочетание обозначало психологическое состояние адресанта в начале проведения алгысов.

В состав собственного имени духа огня Аан Уххан тойон входит слово аан ‘начало, первый, начальный; передовой, важный, первенец;

предопределение, участь, судьба; вход, проход, отверстие, ворота, дверь;

преддверие, придел’.86 В жанрах якутского фольклора иногда слова, в т.ч. и собственные имена не употреблялись в прямом смысле. Обычно в них вкладывали сакральный подтекст, не понятный современному носителю языка. Е.С. Сидоров подобрал к якут. аан интересное лексическое схождение, санскр. аn в значении ‘дыхание’.87 Допуская, что аан в имени духа огня употреблено в значении ‘дыхание’, данное слово нами было причислено к семантическим архаизмам алгыса якутов.

В текстах алгысов дух-хозяин огня наделен 56 эпитетами, а в алгысах шаманских камланий было употреблено 46 эпитетов. Рассмотрено всего эпитетов, состоящих из 218 слов. Из них в лексике эпитетации духа-хозяина огня 146 слов (66,97 %) составляли архаический пласт языка якутских алгысов. Архаизмы в изобразительном и семантическом плане восходили к своим древним основам. Из них тюркскую основу имели 43,6 % лексем, монгольские параллели выявлены у 10,1 % слов, 8,26 % слов сохранили тюрко-монгольские истоки. Также 2,3 % слов имели древние тюркомонгольско-маньчжурские и 2,75 % только монгольско-маньчжурские параллели. Кроме них в лексике якутских алгысов проведены древние параллели с тунгусо-маньчжурскими, корейским и санскритским языками.

В параграфе 2.1.3.2. «Звукоподражательный комплекс» выделены звукоподражательные слова и глаголы, представляющие одну из особенностей стиля алгысов шаманских камланий. Они употреблялись для создания образов, придания наибольшей экспрессивности действиям Пекарский Э.К. Указ. лит. ст. 1675.

Сравнительный словарь тунгусо-маньчжурских языков. Том 1. Л., 1975. С. 581.

Указ. лит. ст. 101-102.

Сидоров Е.С. Якутские лексические схождения. Выпуск 1. Якутск, 1997. С. 127.

звукоподражательных слов и глаголов, представляющих собой условные языковые обозначения звуковых комплексов. Большинство из них, 53 слова (47,7%), представлено словами, обозначающими звуки металлических предметов костюма самого шамана, который имел множество привесок, издавающих специфические звуки. Привески были сделаны из железа или меди и изображали духов-помощников шамана. Для придания большей эмоциональности и экспрессивности практиковалось двойное употребление звукоподражательных слов и глаголов. Иногда звукоподражательные слова входили в состав сложных сказуемых кыкыр-кыкыр кыыгынаан истэим буоллун ‘дзинг-дзинг позвякивая’: звукоподражательное слово кыкыркыкыр и звукоподражательный глагол кыыгынаан в деепричастной форме на -ан от кыыгынаа- ‘издавать ровный многоголосый звон (о множестве мелких металлических предметов)’. Сложные глагольные конструкции из звукоподражательных слов и глаголов использовались в роли эпитетов. В выражении лоураччы охсуллар, кыыгыныы тохтор кыаааннаах ‘густо звеня заливающимися подвесками’ эпитет кыаааннаах представлен глагольной конструкцией лоураччы охсуллар кыыгыныы тохтор. В ней звукоподражательное слово лоураччы от ло ‘протяжный звон металла, колокола’, передает звон тимир хобо ‘железного щиркунца’. К нему присоединен звукоподражательный глагол кыыгыныы от кыыгынааиздавать ровный многоголосый звон (о множестве мелких металлических предметов)’. Выражения типа хокунуу тохтор хобоо холбоон олороммун, кыыгыныы тардыллар кыаааа кыттыан олороммун ‘присоединяясь к брякотливой [бряцающей] побрякушке, [находясь впритык к] туго натягивающимся железкам, [присоединяясь к звонко переливающимся колокольцам], подсаживаясь к гудя натягивающимся привескам’ образовывали синтаксическую конструкцию, характерную для алгысов шаманских камланий. Звукоподражательные слова и глаголы такого типа вошли в состав первой группы экспрессивной лексики жанра.

Вторую группу звукоподражательного комплекса составили слова, передающие голоса тёмных сил через голоса птиц и зверей. Собрано всего слова (29,7%). Через голоса птиц описаны действия помощников шамана.

Обращаясь к своим помощникам как к кулику и гагаре, шаман произносил:

«Чоуйар, чоуйар тойон чкчлнн, хахаар, хахаар куоастанан буоллун! ‘с чокающим, с чокающим господином куликом, с гогчущей, с гогчущей гагарой’».89 Звукоподражательный глагол чоуйар образован от Попов А.А. Камлания шаманов бывшего Вилюйского округа. С. 322- Указ. работа. С. 361-362.

слова, передающего чок ‘крик кулика’, и слово хахаар, подражающего хах ‘крику гагары’. Звукоподражательные слова использовались для общения шамана с духами-хозяевами нижнего мира. Он обращался к ним, используя в лексике сложные обороты с звукоподражательными словами и глаголами:

«Кгнр клмэн курдук крлэччи туойар кстбэттэрим ‘превосходные, невидимые мои, подобные жужжащим оводам задорно распевающие».’90 Здесь использованы два звукоподражательных глагола кгнр от кгнээ- ‘шуметь, галдеть, жужжать’ и крлэччи от крлээсильный бурлящий, клокочущий шум’.91 Образы тёмных сил, по представлениям якутов, ассоциировались с собаками и хищными птицами, поэтому при обращении к таким силам шаманы использовали слова, передающие их голоса: аллараа дойду акырыын бииин ууа, чокуруун бииин ууа. Составные слова акырыын, чокуруун – названия племен нижнего мира, а кырыын бииин ууа букв. ‘племя собачье’, чо куруун бииин ууа ‘племя орлиное’, где основную нагрузку несут звукоподражательные слова а ‘отрывистый лай, крик собаки’ и чо ‘один из звуков, издаваемый орлом’. Далее шаманы обращались к духам-хозяевам нижнего мира: «Тођус торђон бр ло урђаччы улуйа олорорун курдук улуу тумулаттар иччилэрэ ‘подобных девяти сидя громко воющим волкам, больших мысов моих хозяева’».92 В данной синтаксической конструкции для большей зрелищности шаман сравнивал духов-хозяев нижнего мира с девятью голодными воющими волками. При этом для эффектной экспрессивности было использовано звукоподражательное слово ло ур аччы от ло, передающее громкий вой стаи волков.

В третью группу отнесены звукоподражательные слова, передающие звуки, издаваемые человеком, и звуки природы. Таковых обнаружено 25 слов (22,5%). Из них рассмотрены только звукоподражательные комплексы, передающие звуки, издаваемые при движении человека. Интересны слова, передающие звуки, издаваемые движениями частей тела самого шамана.

В параграфе 2.1.3.3. «Образные слова» дана характеристика образных слов, имеющих активную позицию в поэтической ткани жанра и использующихся для передачи зрительно-чувственных восприятий людей.

Данный разряд слов якутского языка создал специфику стиля алгысов.

Большинство образных слов были представлены в утилитарных алгысах и в алгысах шаманских камланий. В текстах этих двух видов алгыса употреблено 293 образных слова. Большинство из них – слова, называющие движения, характеризующие внешний вид, форму, структуру предмета. Их 284, что составляет 96,9% от всех слов данного разряда. Слов, описывающих выражения глаз, взгляда всего 4, слов, характеризующих цветосветовые представления – 5. Образные слова чаще всего представлены в текстах алгысов шаманских камланий, в них их обнаружено 259 (88,4%). Столь Там же. С. 268-271.

Харитонов Л.Н. Типы глагольной основы в якутском языке. М.-Л., 1954. С. 270.

Попов А.А. Указ работа. С. 269-271.

активное наличие их в лексике алгысов было связано с передачей мифологических и зрительно-конкретных представлений народа саха, более сохранённых в текстах шаманских камланий. Такие слова ярко и четко передавали зрительные образы духов-хозяев нижнего мира или абааы – тёмных сил, помогавших шаманам создавать специальную атмосферу во время камланий.

Выделены три тематические группы образных слов. В первую группу отнесены слова, использованные для характеристики абааы – тёмных сил всех трёх миров, таких слов 92 (31,4%). Например, шаман призывал: «Хара ло сорой тумулларым ‘Духи чёрных выдающихся мысов»’ или «Чоло носпут тумул иччилэрэ ‘Повыскакивавшие духи мысов’», в которых использованы образные слова ло сорой от ло сой- ‘быть крупным, внушительным (о носе), иметь крупный нос’ и чоло носпут от чолойзадирать голову кверху, выставляя вперед подбородок, проявлять легкомысленную резвость, прыткость’. Используя образные слова, они призывали и своих духов-помощников, при этом слова передавали зрительные восприятия людей. Речи шамана характерны такие обращения:

«Дагдайбыт, дьабыдыйбыт, бука бары дайан кр! ‘Все выплывшее (всплывшее) наверх, все неуклонно стремившееся вперед, попробуйте отлететь!»’93 В них два образных слова: дагдайбыт от дагдай- ‘всплывать вверх, вспухать, вспучиваться, избиваться’ и дайан от дай- ‘неуклюже размахивать длинными руками’ помогали шаману описать духовпомощников, которые появлялись из нижнего мира по его зову.

Во вторую группу включены образные слова, описывающие действия шаманов во время провозглашения алгысов. Слов такого характера в текстах было обнаружено 72, что составляет 24,6%. Шаман во время камлания мог перемещаться в другие миры, и движения шамана передавались образными словами: «Ньохчойо ктн истэхпит буоллун! ‘Мы, согнувшись, продолжаем путь!»’, 94 где ньохчойо, образованное от образного глагола ньохчой- ‘сильно нагнуться, подгибая ноги’ описывало движение шамана.

Или в выражении «Буордаах атаххытыгар бокулдьуйан тураммын ‘К землистым ногам вашим стоя, припадая’», использовано деепричастие бокулдьуйан от образного глагола бокуй- ‘согнуться, скрючиться (о суставах, о конечностях),’95 которое передавало характерные телодвижения шамана. В речи шаманов замечено частое употребление двух образных слов:

ньылгаарыкса от ньылђаарый- ‘выделяться своей гладкой и сильно лоснящейся поверхностью’, ньолгоорукса от ньолђой- ‘быть удлиненным, округлым и мягким’. Эти слова шаманы использовали как слова-рефрены, постоянно их повторяли для успокоения всех тёмных сил и своих духовпомощников.

Образные слова, входящие в архаический пласт эпитетации духахозяина огня, составили третью тематическую группу слов данного разряда в Попов А.А. Камлания шаманов бывшего Вилюйского округа. С. 79.

Попов А.А. Указ. работа. С. 120-С. 122.

Харитонов Л.Н. Типы глагольной основы в якутском языке. М.-Л., 1954. С. 295; С. 289; С. 286.

лексике алгысов шаманских камланий. Эпитет Кыыра Бырдьай состоит из двух слов, в нём употреблено образное слово Бырдьа от бырдьай- ‘резко выделяться белизной (о бороде)’. Данный эпитет духа огня имел несколько вариантов, наиболее постоянным являлся Бырдьа бытык букв. ‘С резко выделющимися белизной усами’. Следующий его эпитет Дьоруо тобук букв.

‘Стройное колено’ в своём составе имел образное слово дьоруо от дьоройвыделяться стройностью’. Иногда духа огня описывали эпитетом Аралы Дьађыл букв. ‘Грозный (ясный) переливающийся’, в составе которого фигурировало образное слово аралы (видимо, арылы) от арылый- ‘смотреть властно, грозно, ясными глазами’. Одним из эпитетов описательного характера являлся Бытарас баттах ‘Размельчанные волосы’, где слово бытарас образовано от образного глагола бытарый- ‘размельчаться, дробиться, крошиться’. Образные слова в составе эпитетов к собственному имени духа-хозяина огня способствовали более точной передаче и пониманию его образа.

Для стиля алгысов шаманских камланий характерно трёхкратное, даже четырёхкратное употребление образных слов в одном предложении, которые во много раз усиливали выразительность речи шаманов. При обращении к своим духам-помощникам шаман использовал постоянную формулу: «Бэс мас курдук мэтэччи тартарбыт дьонум, хаты мас курдук ханаччы тартарбыт дьонум, киил мас курдук кэдэччи тартарбыт дьонум ‘Мои подобно соснам изогнутые люди, мои подобно берёзам вытянувшиеся люди, мои подобно свилеватому дереву вытянувшиеся люди’».96 В формуле имелись три образных слова синонимической вариативности: мэтэччи от мэтэй- ‘выгибаться вперёд’, кэдэччи от кэдэй- ‘выгибаться назад, выгибать, вдавливать спину’, ханаччы от ханай- ‘напряжённо поднимать голову, слегка откидываясь назад и выпячивая грудь’,97 которые повторяясь, способствовали большей экспрессивности. Следующий пример из просительной части алгысов шамана, в которой он обращался к духам болезней: «Эн обургу, баран и нэ нээ, арађан ардьа наа, ктн клт н, букатын баран боодьой, тэйиччи сиринэн тэйгэ нээ, ыраах сиринэн ыада наа ‘Ты, чудище, отделяясь, отправляйся, уходя, покачивайся, отставая, осклабливайся, улетая, раскинься, совсем уходя, провались, по отдалённым местам шатайся, по далёким местам переваливайся’».98 Здесь употреблены шесть образных глаголов, из них пять глаголов: и нэ нээ от инэй- ‘накреняться, наклоняться на бок’, клт н- от клтй- ‘бросаться в глаза своей крупной и неуклюжей фигурой’, боодьой- ‘быть маленьким, толстым и неуклюжим’, тэйгэ нээ- от тэйгэй- ‘увеличиваться, выпучиваться, грузно повиснуть, тяжело болтаться’, ыаданаа от ыадайступать тяжёлой поступью, казаться чрезмерно грузным’99 обозначали только движения воображаемых духов болезней. Настойчивая просьба Попов А.А. Камлания шаманов бывшего Вилюйского округа. С. 397.

Харитонов Л.Н. Указ. работа. С. 293; С. 301; С. 291.

Попов А.А. Указ. работа. С. 280-С. 281.

Харитонов Л.Н. Указ. работа. С. 289; С. 286; С. 300; С. 303.

шамана усилена многократным употреблением образных слов, зрительно передающих специфические движения духов болезней.

Во второй главе «Особенности поэтики» второй части «Художественно-стилевые и устно-поэтические традиции алгыса»

восстановлены и описаны устно-поэтические традиции якутских алгысов.

В разделе 2.2.1. «Алгысные речевые формулы» рассмотрены алгыс тыллара ‘алгысные речевые формулы’, обладающие определёнными признаками, присущими только им. Их специфика позволила рассмотреть как начальную форму якутских алгысов.

Первый их признак – вид предложений или синтаксический признак.

Преобладали двусоставные (16 предложений из 30, что составило 53,3 %). Из тридцати примеров в восемнадцати они представлены определённо-личными предложениями. Алгысная речевая формула «Охтоохтон охтума, Саалаахтан самныма букв. ‘Не падай от имеющего лука, Не потерпи поражение от стреляющего’», состояла из двух простых предложений (первое – охтоохтон охтума, а второе – саалаахтан самныма). Она представляла собой определённо-личное предложение. Глаголы – охтума, самныма – стояли в повелительном наклонении второго лица единственного лица, но в отрицательной форме. Данная речевая формула полностью вошла в состав текстов свадебных алгысов, когда благословляли молодых, произносили эти же слова: «Охтоохтон охтума, Саалаахтан самныма ».100 Данные формулы фигурировали и в алгысах военных обрядов:

«Саалаахтан самныбат Саргылардаах буолаары, Охтоохтон охтубат Ооруулаах буолаары ! (Не угасающую от имеющего луков Наделитесь удачой, Не падающую от стреляющего Имейте судьбу!)».101 Алгысные речевые формулы способствовали формированию синтаксической структуры алгысов.

Вторым признаком был морфологический признак, в двадцати восьми примерах преобладало употребление форм повелительного наклонения (93, %). Для якутов была характерна алгысная речевая формула «Татаар тыллаах таба эппэтин», которую современные носители языка неправильно трактуют: ‘Пусть не попадет владеющий татарским языком’. Е.С. Сидоров приводил семантически и фонетически близкое к якут. татаар кор. татари в значении ‘проклятие’,102. Тогда словосочетание татаар тыллаах следует понимать ‘человека, умеющего проклинать’. Данная формула представляла собой предложение простое, односоставное, где подлежащее – татаар тыллаах ‘злоязычий (умеющий проклинать)’ выражено определением, сказуемое – глагол – таба эппэтин- ‘пусть не попадёт’ – стоял в форме повелительного наклонения третьего лица, единственного числа и в отрицательной форме. В текстах алгысов часто употреблялось выражение «Уу харахтаах утары крбтн, татаар тыллаах таба эппэтин ‘Пусть Образцы народной литературы якутов. Том I. Выпуск 4. СПб, 1910. С. 309.

Эрилик Эристиин. Буура Дохсун (олохо). Дьокуускай, 1993. С. 136.

Сидоров Е.С. Якутские лексические схождения. Якутск, 1997. С. 39.

глазастый прямо не посмотрит, пусть проклинающий не попадёт’».103 В нем речевая формула татаар тыллаах таба эппэтин ‘Злоязычий (умеющий проклинать) пусть не попадёт’ разрослась, дополнилась, имея другую свою вариацию – уу харахтаах утары крбтн ‘пусть, имеющий глаза прямо не посмотрит’.

Третьим признаком, характеризующим близость алгысных речевых формул к алгысам, была признана их развитая поэтика, подчиненная законам якутского языка – сингармонизму гласных и консонантизму, оформленная она аллитерационно-ассонантной системой. В системе преобладала горизонтально-слоговая аллитерация.

Алгыс тыллара ‘алгысные речевые формулы’ генетически появились раньше жанра алгыс и стали основой для его формирования. Якутские алгыс тыллара близки к бэлэг дэмбэрэлийн гс ‘благопожелательным словам’ монголов и кратким формулам калмыков. На современном этапе у якутов бытуют изречения, стихи, близкие по содержанию и по форме к алгысным речевым формулам.

В разделе 2.2.2. «Фонд традиционных формул» проанализированы традиционные формулы якутских алгысов – устойчивые выражения, фиксирующие и отображающие глубинные смыслы жизнедеятельности народа на подсознательном и бессознательном уровнях, воплощённые, сохранённые в отдельных словосочетаниях или в форме стихотворных образований. Традиционные формулы в жанрах якутского фольклора тесно связаны с многовековыми традициями народа саха. В поэтике алгыса якутов выделены три основные группы: специфические, сквозные и общие.

В качестве специфических формул жанра использовались табуированные слова охотников в алгысах духам-хозяевам тайги, выраженные метафорами: эргэнэ муостаах ‘с крупными рогами’, дьорођоно сотолоох ‘с длинными коленями’, туора тобуктаах ‘с поперечными коленками’, ардай аыылаах ‘с острыми клыками’. У рыбаков имелись другие эвфемизмы, используемые только в их алгысах – салы наах ‘склизкий’, м рн систээх ‘с крупной спиной’, халы ханьыылаах ‘с толстыми щеглами’, кмс хатырыктаах ‘с золотой чешуёй’, выполняющие функции традиционных формул. Для свадебных алгысов специфическими выступали формулы метафорического характера. Основным объектом внимания являлась девушка-невеста, родители девушки называли её кмс тстээх крэгэйбит, алтан тстээх далбарайбыт ‘сереброгрудая наша пташечка, золотогрудая наша птичка’. Словосочетания кмс тстээх крэгэйбит, алтан тстээх далбарайбыт сохраняли в себе глубинный смысл свадебных алгысов и выступали в качестве формул.

Сквозные формулы повторялись или варьировались в различных группах жанра, сохранены в просительной части. Формулы такого содержания встречались в алгысах ыыаха, в алгысах духу-хозяйке вселенной и в алгысах шаманских камланий. Одна из формул «Бу илин диэкки Обрядовая поэзия саха (якутов). С. 286.

Алтан айгыр халђа ын Аhан биэрэр буолаайађын, Бу сођуруу диэкки Клэр кмс слгэспин тлртэн биэрэр буолаайађын! ‘С этой восточной стороны Золотую крепкую дверь Не открывай-ка, С этой южной стороны Серебряную сильную затворку Не открепи-ка!’» была характерна для алгысов ыыаха. Эта же формула в сокращенной форме встречалась в алгысах духу-хозяйке вселенной: «Суон слгэскин тлртмэ, Халы халђа ын халбарытыма! ‘Толстые прясла свои не сдвигай, Тяжёлые двери не открывай!’». В алгысах шаманских камланий фигурировала данная формула, сохранившая основной смысл: «Дьип хаан дьиэ, сэгэлдьийэр буолаайађын! Аал уот, ахсыыр буолаайађын! Моой хаан модьођо, бохтотор буолаайађын! ‘Плотное жилище, не вздумай колебаться! Уважаемый огонь, не вздумай ослабевать!».104 Именно глаголы, передающие смысл прошения, аhан биэрэр буолаайађын- ‘не открывай-ка’, тлртэн биэрэр буолаайађын ‘не открепи-ка’, сэгэлдьийэр буолаайађын- ‘не вздумай колебаться’, ахсыыр буолаайађын- ‘не вздумай ослабеваться’ выступали в качестве формул, усиливающих эффект прошения. В некоторых сквозных формулах описываются сакральные действия адресантов. Формулы такого содержания были характерны для алгысов ыыаха, в алгысах духу-хозяйке вселенной.

Более активной является формула угощения через дух огня: «Аал уотунан айахтаан, аатан эрэбит, кх уотунан кмэйдээн кндлээн эрэбит ‘Приступаем к угощению через священный огонь, намерены угостить посредством, неугасающего огня’». В ней предполагалось проведение алгыса ыыаха Айыы обязательно через духа-хозяина огня. В алгысе духу-хозяину воды сохранялся тот же основной смысл формулы: «Аал уотунан аччылаан тураммыт айахтаатыбыт ‘Священным огнём совершив очищение, молим тебя!’». В алгысах хозяйственной деятельности, перед началом покоса, якуты просили духа-хозяйку вселенной: «Ађам анађым ардахтаах арыытын Аал уотунан алђаан аатан эрэбин, Ту уй анах тордохтоох тунаах быйа ынан Кх уотунан кмэйдээн Кндлээн крдн эрэбин ‘От лучшей коровы наилучшим маслом Приступаем к угощению через священный огонь, От молодой коровы молочным изобилием Намерены угостить посредством не угасающего огня’».105 В полевых материалах найдены формулы близкого содержания: «Ааттаыылаах буолан Аатан эрэбит, Крдлээх буолан Кмэй тутабыт ‘Имея прошение, Приступаем к угощению, Думая попросить Намерены угостить’»,106 свидетельствующие о том, что они ещё употребляются.

Общими признаны формулы, употребляемые кроме алгысов и в других жанрах якутского фольклора: в хороводных и в народных песнях, в олонхо.

Одной из таких формул выступала формула, описывающая травостой. В приведенных фрагментах текстов из алгысов ыhыаха, алгысов шаманских камланий и хороводных песен якутов дается описание одного из видов травы Попов А.А. Указ. работа. С. 383.

Саха народын айымньыта. Якутскай, 1942. С. 166-167.

Полевые материалы фольклорных экспедиций студентов СВФУ (ЯГУ) 2007 г. Информатор – Ефремов Тимофей Елисеевич 1952 г. рождения, г. Нюрба Нюрбинского улуса.

– ача от ‘горной осоки’. В алгысах ыыаха адресант просил высших божеств, чтобы они наделили травостоем: «Алаас сыыыбар Ача кх оту Астыгыттан ннэр! ‘На просторном моём аласе Из зелёных сочных трав ваших Самой лучшей дайте вырастить!’». В алгысах шаманских камланий повторялась эта же мысль. Шаман по окончании камлания, обращаясь к своему месту сидения, просил, чтобы оно разрослось травой. По представлениям якутов, место,где было проведено шаманское камлание, обрывалось, открывался проход в нижний мир, поэтому шаманы его “закрывали”. Шаман Даниил Дмитриев из Сургуулукского наслега бывшего Вилюйского округа закрывал место камлания словами, описывающими травостой: «Олорбут сирим, Ађыс схтээх Ача кх от буола ын Лаглайа нэ ин Блэнэн крй! ‘Место, где я сидел, обратившись в восьмиузловую ветвистую траву, пышно разрастаясь, попробуй заглушиться!’».107 Описание трав, необходимых для сенокоса, было обязательным в хороводных песнях якутов. Это отражено в материалах А.Ф.

Миддендорфа в первой половине XIX века. рассмотрены разновидности слоговой аллитерации, которая сложилась в силу действий закона сингармонизма гласных и консонантизма якутского языка. Для алгысов саха (якутов) были характерны вертикально- и горизонтально-слоговые разновидности аллитерации, хотя преобладала вертикально-слоговая. Из 10.170 строк, проанализированных нами, аллитерацией и ассонансом, вертикально-слоговой аллитерацией охвачено 4.462 строк, что составляет 43,9 % от общей численности строк, а горизонтально-слоговой охвачено 2.574 строк или 25,3 %.

В разделе 2.2.4. «Импровизация» для выявления импровизационного начала просмотрены алгысы духу-хозяину огня, выбранные из разных источников (архивных, изданных, полевых, текстов олонхо), записанные в разные времена и охватывающие довольно долгий период (с конца XVIII века по настоящее время). По результатам анализа стало ясно, что обращение – наиболее подходящая для импровизации часть алгысов. Импровизации подвергались пассивные составные слова из эпитетов духа огня, при этом неизменными оставались слова, являющиеся основными компонентами эпитета. В алгысах из текстов олонхо и материалов, записанных в приленской группе улусов, где бытовала до недавнего времени богатая эпическая традиция, зафиксированы факты активной импровизации при создании эпитетов к духу огня.

Особенности импровизации в текстах алгысов заключаются в следующем: во-первых, она характерна только в условиях вариативности; вовторых, временной фактор является одним из основных условий формирования импровизационного начала.

Попов А.А..Камлания шаманов бывшего Вилюйского округа. С 137.

Миддендорф А.Ф. Путешествие на Север и Восток Сибири. СПб., 1878. С. 782.

В разделе 2.2.5. «Эпитетация» представлены виды эпитетов алгыса якутов, имеющие сложную структуру.

В параграфе 2.2.5.1. «Структурный состав» подробно рассмотрен состав эпитетов. В параграфе 2.2.5.2. «Наслоенный эпитет» дана характеристика одному из разновидностей сложного эпитета якутских алгысов – дьапталлыбыт эпитет ‘наслоенный эпитет’. В нем объект наделялся раскрывающим цельным образом, состоящим из множества строк.

В сложной структуре эпитетов выявлен прием дьапталлыы – наслоение определений (эпитетов) к определяемому слову, представленное в следующей схеме:

Третье определение – второе определение третьего определения – третье определения к определяемому слову и т.д.

Второе определение – второе определение второго определения – третье определение к определяемому слову, Первое определение – второе определение первого определения – третье определение к определяемому слову Определяемое слово.

Обычно, по правилам якутского синтаксиса, основное определяемое слово находится в конце наслоения, слово усиливается уточняющими его значения определениями, которые, в свою очередь, имеют по нескольку своих же определений. В качестве определения использованы имена прилагательные, имена существительные и именные формы глагола.

В параграфе 2.2.5.3. «Развернутый эпитет» описан вторая разновидность эпитетов, широко представленный в текстах жанра.

Функциями определения в эпитетных конструкциях алгысов обладали и предложения. Целое предложение – Трт атахтаах трэм туйахтаађы тлклн биэрэр – выступало в качестве эпитета божества Кр Дьгй тойон. Определениями божества выступали имена прилагательные:

бэчээттээх, самыылаах, тстээх, кутуруктааах, сиэллээх, тлээх, кђллээх, кулгаахтаах, чабырђайдаах, сахсырђалаах, кумаардаах, кгэстээх, клмэннээх, о ооччулаах, олохтоох, ктэллээх. Всего их было 16, уточняющих и усиливающих роль и значение самого божества. В свою очередь, эти эпитеты были наделены своими же эпитетами, образуя при этом определительный ряд, который создавал образ. С помощью образа, созданного эпитетами, воспевался объект, постепенно приоткрывая его характер. Эпитет, имеющий сложную конструкцию, причисляется к одной из разновидностей усложненной эпитетики – тэнийбит эпитет ‘развёрнутый эпитет’.

Истоки эпитетации якутских алгысов восходят к эпитетике жанров обрядовой поэзии тюркских народов Сибири, в которых можно рассмотреть эволюцию поэтического познания этих народов от воображаемого и желаемого образа до коммуникативных «общений» с культами поклонения.

Так, в текстах алтайского алкыша употреблялся сложный вид эпитета духапокровителя Каныма, или как его ещё называли Ала Барса, близкий к развернутому эпитету якутских алгысов:

Объект эпитета – добрый дух Јала Барыс – его образ создан текстом, состоящим из семи стихотворных строк. Определительный ряд, раскрывающий образ духа, начинается с определениями, находящегося близко к объекту эпитета (с 7 по 1 строки). Определения к Јала Барыс выражены прилагательные кст ‘имеющий глаз’, канату ‘ с крыльями’, јимект ‘питающий’, тайакту ‘с посохом’, минитт ‘ездящий’, бадулу ‘имеющий кров’. К этим прилагательным подбирались еще определения, как в развернутых эпитетах якутских алгысов.

В структурном плане эпитетация алгыса не имела резких отличий от эпитетов других жанров якутского фольклора. В силу особенностей коммуникативной функции, свойственной только алгысу, объектом эпитетации всегда выступал адресат. Образ эпитета во всех жанрах якутского фольклора, в том числе и в алгысе, оформлялся определительным рядом.

Неизменным оставалось влияние мифологических воззрений якутов на формирование эпитетации жанра.

В разделе 2.2.6. «Сравнение» проанализированы сравнения, которые были подобраны из окружающего мира человека, в них проявлялась природная наблюдательность якутов. В поэтике алгысов активно применялся принцип сопоставления, когда сравнивались два основных понятия – знакомое и незнакомое. При этом якуты под понятием знакомое понимали то, что достаточно им было усвоено в жизни. При описании незнакомого объекта или познаваемого (Б) люди отталкивались уже от знакомого им пзнанного объекта (А). Они познавали незнакомое (неусвоенное, неосвоенное) через знакомое (усвоенное, освоенное).

В якутских алгысах выделены самостоятельные сравнения, состоящие по составу из объекта, образа и приема сопоставления. Сравнения фигурировали в составе эпитетных конструкций и определяли вид или разновидность эпитета. Они по структуре разделены на простые, состоящие из объекта и одного образа. К примеру, саар дьахтар са а самнан биэрбэт саргы ‘на видную женщину похожая, не пропадающая удача’. Объектом сравнения является удача, образом к объекту подобран простой образ, понятный каждому якуту саар дьахтар ‘видная женщина’. Популярными были сравнения, используемые в обыденной жизни якутов: иккилээх-стээх эскэл сылгы быарын сађа эстэриик чокуур ийэ ‘двух-трёх годовалого Каташ С.С. Мифы и легенды Горного Алтая. Горно-Алтайск, 1978. С. 52.

жирного жеребца печени подобная кремень мать’. Объектом являлся эстэриик чокуур ийэ ‘кремень мать’, для нее был выбран образ из жизни якутов иккилээх стээх эскэл сылгы быара ‘двух-трёх годовалого жирного жеребца печень’.

Сложные сравнения, состоящие из объекта и с постепенно раскрывающимися образами сравнений, были характерны для алгысов шаманских камланий. При завершении камлания шаман, обращаясь к месту, где он сидел обычно говорил: «Олорбут сирим, торђон бр айађын атан баран, ньимийэрин курдук блэнэн кр! ‘Место, где я сидел, подобно тому как закрывается пасть голодного волка, попробуй заглушиться!’».110 В выражении употреблено сравнение торђон бр айађын атан баран, ньимийэрин курдук блэнэн кр ‘подобно тому, как закрывается пасть голодного волка, попробуй заглушиться!’. Объектом сравнения являлся процесс завершения камлания, т.е. закрытие места, где камлал шаман. Здесь из нескольких образов создан единый образ объекта; первый образ – торђон бр ‘голодный волк’, а второй – действие первого образа – голодного волка.

Образ голодного волка усиливался действием, что содействовало к конкретному восприятию объекта. Сложность конструкции сравнений в алгысах заключалась в том, что общий образ составлялся из первого, а второй образ прикреплялся к первому. Этот прием способствовал зрительному восприятию всего сравнения.

В разделе 2.2.7. «Метонимия» рассмотрена метонимия, активно используемая в текстах алгысов. Представлена она синекдохой, эвфемизмом и перифразом. Её образами выступали домашние животные (конный и рогатый скот), растительный, животный мир, человек, дикие животные, дичь, пушнина, рыба, человек (шаман/удаганка) и тёмные силы. В составе синекдохи неизменным оставалось основное образовательное слово, обозначающее часть целого, к нему прибавлялось дополнительное слово, которое определяло её семантику. В текстах алгысов употреблялись синекдохи двух групп. В первую группу включены синекдохи, представляющие положительные образы конного (оргул кмс сиэллээх ‘с кучой золотой гривы’, трт трэм кмс туйахтаах ‘с четырьмя отдельными золотыми копытами’, о очо кмс кутуруктаах букв. ‘с лодочно- золотым хвостом’), рогатого скота (таађылаах ‘вылинявший’, бтэй туйахтаах ‘со сплошными копытами’), диких животных, пушнины (кылааннаах тлээх ‘с остистой шерстью’, р -хара тлээх ‘с белочёрной шерстью’, кыыл-хара тлээх ‘с красно-чёрной шерстью’) и человека (иннинэн сирэйдээх ‘лицом спереди’, итии тыыннаах ‘с тёплым дыханием’, булугас харахтаах букв. ‘с пытливым взглядом’ и др.). Во вторую группу отнесены часто встречающиеся синекдохи с образами человека с отрицательной характеристикой (татаар тыллаах ‘с проклятиемсловом’, иччилээх тыллаах ‘с околдовывающим словом’, ууктаах тыллаах ‘с острым языком’, сытыы тыллаах ‘с резким словом’, уордаах санаалаах Попов А.А. Камлания шаманов бывшего Вилюйского округа. С. 233.

‘со злобной мыслью’, дьайдаах санаалаах ‘со скверным помышлением’, сэттэ сэ кимэх санаалаах ‘с многими тёмными мыслями’, албастаах санаалаах ‘с хитростной мыслью’ и др.). Синекдоха раскрывала суть отрицательных объектов – абааылар ‘тёмные силы’: э дьабыннаах ‘с местом обитания наверху’, аллараа дьабыннаах ‘с местом обитания снизу’ и др.

В поэтике алгысов активно употреблялись эвфемизмы, называющие особо почитаемые якутами объекты: имена божеств культа Айыы, духовхозяев срединного мира и тёмных сил. Анимистические представления способствовали обожествлению культов поклонения и якуты к их именам приставляли слова одухотворения: эбэ ‘бабушка’, ээ ‘дедушка’, ийэ ‘мать’, эдьиий ‘сестра’.

В алгысах часто встречались перифразы, они, проявлялись особенно в алгысах шаманских камланий, ими передавались образы тёмных сил. Шаман обращался к своим духам-помощникам с такими словами кэннибиттэн кэтээбиттэрим ‘сзади ожидающие’, иннибиттэн манаабыттарым ‘спереди подкарауливающие’, ойођостон одуулаабыттарым букв. ‘сбоку пристально смотрящие’, кырыыбыттан кы аабыттарым букв. ‘вблизи наметившие’ и др. Этими словами назывались тёмные силы, духи-помощники шаманов. В текстах алгысов шаманских камланий употреблялись перифразы со сравнениями. К примеру, тннк мууун курдугунан т нэри крбттэр ‘подобно ледяному окошку изподлобья смотрящие’, где словосочетание т нэри крбттэр ‘наискось смотрящие’ является перифразом. Образом сравнения тннк мууун курдугунан ‘подобно ледяного окошка’ было выбрано тннк мууа ‘ледяное окошко’. Сложные формы перифраз в поэтической ткани жанра создавали зрительные представления якутов о тёмных силах трех миров.

В разделе 2.2.8. «Метафора» представлена как одно из поэтических средств, восполняющее поле сакральности, создающие образы неизвестности, неведомости, состоявшая из объекта (или знакомое) и образа (не знакомое). Для алгысов характерны устойчивые метафоры, обозначающие символ защиты у якутов алтан айгыр халђан ‘золотая священная дверь’, клэр кмс слгэс букв. ‘смеющаяся серебряная засовка’. Устойчивыми метафорами выступали архаические эпитеты духахозяина огня алтан баырђас ‘золотое превосходство’, кмс ураанньык ‘светлый лик’, ччч кыламан ‘долото ресницы’, кмр сыттык ‘уголь подушка’, алтан сабарай ‘золотые лапы’. В алгысах духу-хозяину огня встречается группа метафор под условным названием «огонь». Его эпитеты состояли из слов, относящихся к данной группе: кл тэллэх ‘пепел подстилка’, кмр сыттык ‘уголь подушка’, уот садарах кымньыы ‘огненно-лучистая плеть’, тлн суорђан ‘пламя одеяло’ и др.

В образах метафор чаще употреблялись cледующие группы:

металлическое, не живое, живое, природное и огонь. Наиболее практичной является группа условно названная «металлическая»– 53,3 %: внесены образы, раскрывающиеся с помощью названий металлов: алтан, кмс – которые в языке фольклора употреблялись в значении ‘золото’, р кмс ‘серебро’. Интересные метафоры встречаются в алгысах шаманских камланий из группы «природная». Употреблялись метафоры сложные по составу и по образу. Например, с курдуулаах муус болуо срэђи слрэн,111 здесь метафора с курдуулаах муус болуо срэх, в которой объектом выступало срэх ‘сердце’. Образ с курдуулаах муус болуо передавался через природный материал муус ‘лёд’. Таким способом шаман давал знать, что у человека не доброе сердце. Для такой цели им была выбрана группа метафоры – «природная».

В заключении изложены основные выводы диссертационного исследования и его результаты. В работе выявлены специфика, особенности поэтики и стиля одного из бытующих в современности жанра якутского фольклора – алгыса.

Жанровую специфику, во-первых, представляла генетическая типология, сохраненная в силу историко-генетических и культурных связей тюрко-монгольских народов Сибири. Во-вторых, якутские алгысы были обусловлены целевой направленностью обрядов и обрядовых действий, имели присущий только определённому обряду адресатно-персонажный ряд.

В-третьих, у якутов раньше бытовали удаганские алгысы, алгысы военных обрядов, алгысы культа кузнецов, алгысы ыыаха Айыы, не характерные другим тюрко-монгольским народам Сибири или не сохраненные в их традиционной и обрядовой культуре. Алгыс отличался художественностилевой традицией, жанру присущи и устно-поэтические традиции, составляющие его особенности его поэтики и стиля.

Тема исследования якутских алгысов обширна и интересна. Область сакральных знаний, бережно передававшихся из поколения в поколение, нелегко поддаётся научным изысканиям. В перспективе, углубленное исследование архаической лексики жанра с междисциплинарных позиций, изучение поэтики алгысов шаманских камланий в сравнительносопоставительном плане с шаманской поэзией тюрко-монгольских народов со знанием языков оригинала может дать интересные результаты.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

1. Ефимова Л.С. и др. Проблемы духовных ценностей в философии и в культуре. – Новосибирск: ЦРНС, 2009. – 186 с. С. 96-132 (2,25 п.л.) Ойуун. Кыырыылар. Дьокуускай, 1993. С. 14.

2. Ефимова Л.С. Алгыс саха (якутов) в свете фольклорных традиций тюрко-монгольских народов Сибири: классификация и общая характеристика. – Новосибирск: СИФ «Наука», 2013. – 178 с. (11, п.л.) Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, 3. Ефимова Л.С. Коммуникативная функция алгыса якутов // Вестник ЯГУ.

Том 5 №1 2008. – С. 101-103 (0,37 п.л.);

4. Ефимова Л.С. Алгыс якутов: истоки зарождения // Вестник ЯГУ. Том 5 № 2008. – С. 63-67 (0,5 п.л.);

5. Ефимова Л.С. Поэтика алгыса якутов: эпитетация // Вестник ЯГУ. Том №3 2008. – С. 81-87 (0,87 п.л.);

6. Ефимова Л.С. Алгыс саха в записях А.Ф. Миддендорфа // Вестник ЯГУ.

Том 6 №1 2009. – С. 96-101 (0,6 п.л.);

7. Ефимова Л.С. Алгысы саха (якутов) в контексте обрядовой поэзии народов Сибири: композиционная структура // Мир науки, культуры, образования №1 (26) 2011.- С. 15-21 (0,75 п.л.);

8. Ефимова Л.С. Алгыс саха (якутов): особенности форм глагола (в сравнительном плане с обрядовой поэзией алтайцев, тувинцев) // Мир науки, культуры, образования №6 (31) 2011. – С. 35-37 (0,37 п.л.);

9. Ефимова Л.С. Алгысы в системе культово-обрядовой поэзии саха (якутов): общие черты эпитетации // Филология и человек №3 2011. – С.

55-70 (1 п.л.);

10. Ефимова Л.С. Алгысы саха (якутов) в системе шаманской практики народов Сибири // Мир науки, культуры, образования №2 (33) 2012. – С.

259-263 (0,62 п.л.);

11. Ефимова Л.С., Майнагашева Н.С., Чаптыкова Ю.Н. Хакасский фольклор в материалах Н.Ф. Катанова: проблемы изучения и сохранения // Мир науки, культуры, образования №4 (35) 2012. – С. 71п.л.);

12. Ефимова Л.С., Майнагашева Н.С., Чаптыкова Ю.Н. К 150-летию со дня рождения Катанова Николая Федоровича // Вестник СВФУ. Том 9, №4 2012. – С. 164-165 (0,12 п.л.).

1. Ефимова Л.С. Алгысная и другие традиционные формулы хороводных песен якутов (статья) // Вестник Якутского государственного университета, 2006 Том 3, №4. С. 63-68;

2. Ефимова Л.С. Язык культово-обрядовой поэзии якутов: проблемы методологического подхода (тезис) // Язык саха: история, развитие и перспективы. Материалы республиканской научно-практической конференции (Якутск, 21.12.2006). Якутск, 2006. С. 70;

3. Ефимова Л.С. Жанровые особенности алгыс якутов (статья) // Художественное наследие и общественная деятельность Д.К. Сивцева – Суорун Омоллоона. Материалы республиканской научнопрактической конференции (Якутск, 21.12.2006). Якутск: изд-во ЯГУ, 2007. С. 65-66;

4. Ефимова Л.С. Жанр «алгыс» в системе обрядовой поэзии тюркоязычных народов Сибири (тезис) // IV Международная научнопрактическая конференция «Язык, культура, общество» (Москва, 27Тезисы докладов. М., 2007. С. 184-185;

5. Ефимова Л.С. Алгыс якутов в системе обрядовой поэзии тюркоязычных народов Сибири (статья) // Интеллигенция и взаимодействие культур: Материалы VI Международной научно-практической конференции «Байкальские встречи». Т. II. М.; Улан-Удэ: изд-во Бурятского университета, 2007. С. 199-204;

6. Ефимова Л.С. Алгыс якутов в системе жанров обрядовой поэзии тюрко-монгольских народов Сибири (статья) // Вестник Якутского государственного университета, 2007 Том 4 №3. С. 54-58;

7. Ефимова Л.С. Алгыс якутов в системе жанров обрядовой поэзии народов Сибири: особенности коммуникативной функции (статья) // Наше наследие: формирование устойчивой модели развития народной художественной культуры в современном мире: Материалы VI Международного научного симпозиума (Улан-Удэ, 23-26.06.2008).

Улан-Удэ: изд.-полиграф. комплекс ВСГАКИ, 2008. 305-311;

8. Ефимова Л.С. Некоторые особенности функциональных форм глагола в языке алгыс (статья) // Саха тыла: устуоруйата, сайдыыта, туттуллуута. Кэмпириэнсийэ матырыйаала. Дьокуускай: Саха суд.

нб. изд-та, 2008. С. 196-199;

9. Ефимова Л.С., Оросина Н.А. Алгыс шамана: особенности сложных глагольных конструкций (тезис) // Студент и эпическое наследие Евразии. Учебное пособие по материалам I Международной межвузовской видеоконференции. Якутск, 2008. С. 49-52:

10. Ефимова Л.С. Поэтика алгыса саха (якутов): эпитетация (статья) // Тюркология 2009 №1-2 (39-40). С. 50-62;

11. Ефимова Л.С. Алгыс саха (якутов): архаическая лексика (на основе кластера «Дух-хозяин огня») (статья) // Тюркология 2009 №5-6 (39-40).

С. 28-38;

12. Ефимова Л.С. Алгыс саха в контексте обрядовой поэзии народов Сибири: особенности композиции (статья) // Проблемы литератур народов Сибири: национальное своеобразие, тюркское стихосложение, традиции и новаторство. Материалы Всероссийской научной конференции к 75-летию Н.Н. Тобурокова. Якутск: ИГИ ПМНС СО РАН, 2009. Часть 2. С. 20-24.

13. Ефимова Л.С. Архаическая лексика алгысов из олонхо (статья) // Олонхо в воспитании, развитии и становлении личности. Сборник статей. Материалы II-III республиканских еаучно-практических конференций школьников, студентов, аспирантов и молодых ученых.

Якутск: компания «Дани Алмас», 2009. С. 42-57;

14. Ефимова Л.С. Алгыс в социокультурном пространстве современного общества (статья) // Культурное наследие и туризм в Сибири:

материалы Международной научно-практической конференции 25.06Якутск: Изд.-полигр. комплекс СВФУ, 2010. 299 с. С. 117Ефимова Л.С. Алгысы саха (якутов): особенности бытования (статья) // Фольклор и литература народов Сибири: традиции и новации.

Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Якутск:

Изд-во ИГИиПМНС СО РАН, 2010. 246 с. С. 49-55;

16. Ефимова Л.С. Алгыс саха (якутов) в сравнительном плане с обрядовой поэзией народов Сибири: особенности форм глагола (статья) // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики в контексте современных подходов. Материалы Международной научно-практической конференции. 24.11.2011. Комрат, Комр. ГУ, 2011. С. 24-27;

17. Ефимова Л.С. Терминология жанров обрядовой поэзии народов Сибири: этимология и семантика // Научное обозрение Саяно-Алтая.

2012. №2 (4). Серия «Филология». Абакан, 2012. С. 78-83;

18. Ефимова Л.С. Якутская фольклористика в XXI веке: достижения, проблемы // Тюркология №1 (57) 2012. С. 54-68.



Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«ЦЕЛИЩЕВ Антон Владимирович МЕТОДИКА РАСЧЕТА И МОДЕЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССА ФАЗОРАЗДЕЛЕНИЯ ГАЗОЖИДКОСТНОГО ПОТОКА В ПРОТИВОТОЧНОЙ ВИХРЕВОЙ ТРУБЕ Специальность 05.04.13 - Гидравлические машины и гидропневмоагрегаты АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа – 2012 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Уфимский государственный авиационный технический университет на кафедре сопротивления материалов. заслуженный деятель науки РФ, Научный руководитель :...»

«БЕЛЯЕВА НИНА ЛЕОНИДОВНА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА 13.00.07 – теория и методика дошкольного образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Челябинск – 2008 Работа выполнена в ГОУ ВПО Елабужский государственный педагогический университет Научный руководитель : доктор педагогических наук, профессор Богомолова Мария Ивановна Официальные оппоненты : доктор педагогических наук, профессор Аменд...»

«ВОДОВОЗОВ Владимир Юрьевич ПАЛЕОМАГНЕТИЗМ РАННЕПРОТЕРОЗОЙСКИХ ОБРАЗОВАНИЙ ЮГА СИБИРСКОГО КРАТОНА И ГЕОТЕКТОНИЧЕСКИЕ СЛЕДСТВИЯ Специальность 25.00.03 – Геотектоника и геодинамика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук МОСКВА - 2010 Работа выполнена в лаборатории главного геомагнитного поля и петромагнетизма Института физики Земли им. О.Ю.Шмидта РАН и на кафедре динамической геологии геологического факультета Московского...»

«ВОЛИК Андрей Александрович КОНТРОЛЬ И НОРМИРОВАНИЕ ПАРАМЕТРОВ АВИАЦИОННОГО ДВИГАТЕЛЯ БОЛЬШОГО РЕСУРСА ДЛЯ МНОГОЦЕЛЕВОГО САМОЛЕТА Специальность 05.07.05 – Тепловые, электроракетные двигатели и энергоустановки летательных аппаратов АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа - 2009 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность работы. Состояние отечественного двигателестроения и мер, направленных на вывод авиационного комплекса в целом из...»

«Злобина Мария Владимировна ИЗУЧЕНИЕ РЕМЕДИАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ, ДИКОРАСТУЩИХ И ДЕКОРАТИВНЫХ РАСТЕНИЙ Специальность 03.02.13 - почвоведение Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук Москва - 2010       Работа выполнена на кафедре геологии и ландшафтоведения ив Испытательном центре почвенно–экологических исследований Научный руководитель : – заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Ганжара...»

«ПОДКОЛЗИН РОМАН ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО РЫНКА СЕМЯН ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами (АПК и сельское хозяйство) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук ВОРОНЕЖ –2008 Работа выполнена на кафедре информационного обеспечения и моделирования агроэкономических систем ФГОУ ВПО Воронежский...»

«ВЛАСОВА Елена Юрьевна ПРОФИЛАКТИКА ТУБЕРКУЛЕЗА У ДЕТЕЙ ИЗ ГРУПП ПОВЫШЕННОГО РИСКА ЗАБОЛЕВАНИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СПЕЦИФИЧЕСКИХ И НЕСПЕЦИФИЧЕСКИХ СРЕДСТВ 14.00.09 – педиатрия 14.00.26 – фтизиатрия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Петербург 2009 Диссертация выполнена на кафедре фтизиатрии и на кафедре реабилитологии факультета повышения квалификации и последипломной подготовки Государственного образовательного учреждения высшего...»

«ЗОРЬКИН Виталий Евгеньевич ЕЖЕГОДНЫЕ ПОСЛАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОМУ СОБРАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Санкт-Петербург – 2011 Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права НОУ ВПО Юридический институт...»

«РЕПЕТА Лариса Михайловна ФОРМИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ КОМПЕТЕНЦИИ УЧАЩИХСЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Челябинск – 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Челябинский государственный педагогический университет доктор...»

«ШУПЛЕЦОВА Юлия Александровна ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В ПЕСЕННОМ ФОЛЬКЛОРЕ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ: СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Челябинск – 2008 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Челябинский государственный педагогический университет Научный руководитель : доктор...»

«Замахаев Сергей Александрович Методологические, организационно-правовые аспекты реорганизации государственных и муниципальных учреждений здравоохранения бюджетной сферы (социально-гигиеническое исследование) 14.00.33. – Общественное здоровье и здравоохранение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва – 2006 г. Работа выполнена на базе Федерального Государственного Учреждения Центральный научно-исследовательский институт организации...»

«ДОНЧЕНКО Сергей Сергеевич ПОЭТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ НАРОДНЫХ ПЕВЦОВ БЕНГАЛИИ: ТВОРЧЕСТВО БАУЛОВ Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (литературы стран Азии и Африки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург 2011 Работа выполнена на кафедре индийской филологии Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Научный руководитель...»

«ПРИЩЕПИН БОРИС ИВАНОВИЧ РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ МОДЕЛЕЙ СИСТЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ПЕРСОНАЛА ЕС ОрВД РФ Специальность – 05.22.13. Навигация и управление воздушным движением АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Санкт-Петербург 2005 2 Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования СанктПетербургский государственный университет гражданской авиации на кафедре Организация...»

«Борисова Елена Егоровна Оптимизация набора эффективных предшественников и их последействие на урожайность яровой пшеницы на светло-серых лесных почвах Волго-Вятского региона Специальность 06.01.01 общее земледелие Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Балашиха-2012 1 УДК 631/635 Работа выполнена на кафедре земледелия Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии в 2006-2010 годах. Научный руководитель : доктор...»

«Четырбоцкий Александр Наумович КРУПНОМАСШТАБНАЯ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННОЙ ДИНАМИКИ ЛЕДЯНОГО ПОКРОВА ЯПОНСКОГО МОРЯ 25.00.28.- океанология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук Владивосток 2007 Работа выполнена в Дальневосточном геологическом институте ДВО РАН, г. Владивосток Официальные оппоненты : доктор физико-математических наук, Константин Валентинович Кошель доктор физико-математических наук, Борис...»

«ПЛАКСИН Антон Викторович СОЗДАНИЕ РЕСУРСОСБЕРЕГАЮЩЕЙ ТЕХНОЛОГИИ ШТАМПОВКИ ПОКОВОК ФЛАНЦЕВ ВОРОТНИКОВЫХ НА ОСНОВЕ КОМБИНИРОВАННОЙ СХЕМЫ ДЕФОРМАЦИИ Специальность 05.16.05 – Обработка металлов давлением Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Челябинск 2009 Работа выполнена на кафедре Машины и технологии обработки материалов давлением Южно-Уральского государственного университета Научный руководитель – доктор технических наук, профессор...»

«БУКШУК НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭНДЕМИЧНЫХ ГУБОК ОЗЕРА БАЙКАЛ: РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И ЖИЗНЕННЫЕ ЦИКЛЫ 03.02.08 - экология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Иркутск – 2014 Работа выполнена в Лаборатории биологии водных беспозвоночных Федерального государственного бюджетного учреждения науки Лимнологический институт Сибирского отделения Российской академии наук (ЛИН СО РАН), г. Иркутск. Научный доктор биологических...»

«Полотнянко Наталья Александровна Ключевые термодинамические величины палладия и его неорганических соединений 02.00.04 - физическая химия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук Москва – 2013 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московской области Международном университете природы, общества и человека Дубна и в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки...»

«Петросян Лилит Грантовна ОЦЕНКА НЕЙРОПРОТЕКТИВНЫХ СВОЙСТВ КСЕНОНА ПРИ ОПЕРАЦИЯХ У БОЛЬНЫХ С ОБЪЕМНЫМИ ОБРАЗОВАНИЯМИ ГОЛОВНОГО МОЗГА 14.01.20 - анестезиология и реаниматология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва- 2014 г. 1 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении Российский научный центр хирургии имени академика Б.В. Петровского Российской академии медицинских наук, отделении анестезиологииреанимации...»

«ТРИМБАЧ Алексей Анатольевич СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ УСТАНОВОК ОХЛАЖДЕНИЯ КОМПРИМИРОВАННОГО ГАЗА Специальность 05.09.03 - Электротехнические комплексы и системы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Саратов 2007 Работа выполнена в ГОУ ВПО Саратовский государственный технический университет Научный руководитель : доктор технических наук, профессор Артюхов Иван Иванович Официальные оппоненты : доктор технических...»




























 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.