WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Из истории развития нефтяной и газовой промышленности 21 ВЫПУСК ВЕТЕРАНЫ Москва ЗАО Издательство Нефтяное хозяйство 2008 Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 21. - М.: ЗАО Издательство ...»

-- [ Страница 1 ] --

НЕФТЯНАЯ КОМПАНИЯ «РОСНЕФТЬ»

Из истории развития

нефтяной и газовой

промышленности

21

ВЫПУСК

ВЕТЕРАНЫ

Москва

ЗАО «Издательство «Нефтяное хозяйство»

2008

Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности.

Вып. 21. - М.: ЗАО «Издательство «Нефтяное хозяйство», 2008. - 256 с.

Сборник «Ветераны» содержит воспоминания ветеранов-нефтяников и статьи, посвященные истории нефтяной и газовой промышленности России, рассказывает о деятельности Совета пенсионеров-ветеранов войны и труда ОАО «НК «Роснефть»

(бывшего Совета ветеранов центрального аппарата Миннефтепрома СССР и Главнефтесбыта РСФСР).

Сборник направлен на пропаганду трудовых достижений работников отрасли и патриотическое воспитание молодежи. Он предназначен для современного поколения нефтяников, молодых специалистов, и всех, кто интересуется историей нефтяной и газовой промышленности нашей страны.

Редакционный совет:

В.Д. Барановский, В.А. Бочаров, Е.В. Голубева, Ю.В. Евдошенко, Н.М. Еронин, Л.А. Иванисько, В.П. Павлов, В.Е. Петров © ЗАО «Издательство «Нефтяное хозяйство», ISBN 978-5-93623-010-

ДОКЛАД

на общем отчетно-выборном собрании региональной общественной организации «Совет пенсионеров-ветеранов войны и труда ОАО «НК «Роснефть» 20 марта 2008 г.

(докладчик – заместитель председателя Бюро Совета Н.М. Еронин) Уважаемые ветераны!

Настоящее отчетно-выборное собрание проводится по решению Совета ветеранов ЦАО г. Москвы.

Бюро Совета пенсионеров-ветеранов отчитывается перед общим собранием о проделанной работе за период с 16 ноября 2005 г. по 20 марта 2008 г. (т.е. за 2 года 4 месяца).

На прошлом отчетно-выборном собрании было избрано Бюро Совета в составе 9 человек: Т.Ф. Рустамбеков, Н.М. Еронин, В.Д. Барановский, Ю.С. Бозырев, Л.А. Иванисько, А.М. Сахарова, З.Н. Тимонина, В.Е. Швецова.

К сожалению, Председатель Совета Т.Ф. Рустамбеков и член Бюро Совета Ю.С. Бозырев скончались. Из-за болезни не смогла в полную силу работать член Бюро А.М.Сахарова. Бюро Совета понесло тяжелые утраты.

Хочу отдать должное Т.Ф. Рустамбекову, Г.П. Гирбасову, О.В. Чернявской, А.М. Сахаровой и другим ветеранам Совета, которые в труднейших условиях распада Советского Союза, ликвидации Миннефтепрома СССР и, как следствие, резкого снижения жизненного уровня сумели организовать систематическую моральную и материальную поддержку пенсионеров, ветеранов войны и труда, работавВ Совете пенсионеров-ветеранов ших в центральном аппарате Министерства нефтяной промышленности. Благодаря их завидной целеустремленности и настойчивости мы имеем Устав нашей организации, печатный орган «Ветераны», имеем более или менее отлаженный механизм оказания материальной и медицинской помощи пенсионерам и многое другое.

Уважаемые ветераны!

Бюро Совета свою работу строило в соответствии с Законом РФ об общественных организациях, Уставом Московской городской общественной организации пенсионеров и ветеранов войны и труда, Уставом и Положением о Совете пенсионеров-ветеранов НК «Роснефть», другими документами, регламентирующими работу ветеранских организаций всех уровней.

За отчетный период численность неработающих пенсионеров, состоящих на учете в Совете, уменьшилась (с 610 человек до 581).

За это время принято на учет 44 человек, умерло 73 человека.

И все же, несмотря на существенные потери, наша региональная организация продолжает оставаться одной из авторитетных общественных организаций г. Москвы. По итогам смотра-конкурса среди ветеранских организаций министерств и ведомств наш Совет в 2007 г.

занял второе место и награжден Грамотой Московского городского Совета ветеранов.

Приведу некоторые цифры: 65% членов нашей ветеранской организации имеют высшее образование, есть у нас несколько кандидатов и докторов наук. Член совета В.И. Игревский – Почетный академик РАЕН. Три ветерана являются Заслуженными работниками нефтяной и газовой промышленности РФ, двое – Заслуженными экономистами РФ, 30 человек – Почетными работниками ТЭК, более 100 человек – Почетными нефтяниками. Многие награждены орденами и медалями СССР и РФ.

Для работы с ветеранами Бюро организовало 7 рабочих комиссий:

– по оргвопросам, приему и учету ветеранов, делопроизводству во главе с В.Е. Швецовой;

– по финансово-бухгалтерским вопросам во главе с Г.М. Устиновой;

– по военно-патриотической и культурно-массовой работе во главе с З.Н. Тимониной;

– по социально-бытовым вопросам во главе с Л.А. Иванисько;

– по издательской деятельности во главе с В.Д. Барановским;

– по информационной и аналитической работе во главе с Ю.С. Бозыревым.

Кроме того, в Совете функционировали группы по организации медицинского обслуживания (Р.Н. Тращинская), организации и рассылке поздравлений, оформлению фотостендов, альбомов (В.Е. Швецова, А.Г. Ильинская, А.Я. Сорочкина, О.М. Серова, Р.Н. Полякова, В.М. Тимощук, В.М. Чумакова, Л.А. Момотова).

Работа Бюро осуществлялась по годовым планам с разбивкой по кварталам. Комиссии имели свои подробные планы.

Кратко остановлюсь на работе комиссий.



В связи со сложившимися обстоятельствами В.Е.Швецовой пришлось объединить оргработу с решением вопросов по приему, учету и делопроизводству. Она же являлась секретарем Бюро Совета.

Комиссия по оргработе в своей деятельности опиралась на уполномоченных, закрепленных за конкретными структурными подразделениями, и актив Совета, состоящий из 35 – 40 человек.

Комиссия в контакте с другими комиссиями занималась постановкой на учет, анализом личного состава Совета по возрасту и другим категориям, формированием ведомостей на получение материальной помощи, составлением и оформлением поздравлений к праздникам и юбилейным датам, ведением протоколов заседаний Бюро Совета, составлением многочисленных справок для Советов управы «Якиманка» ЦАО г. Москвы. В дополнение к оргработе В.Е. Швецова в течение 2005 – 2006 гг. занималась обеспечением пенсионеров санаторно-курортными путевками.

За отчетный период проведено 32 заседания Бюро, на которых рассматривались вопросы утверждения планов работы, оказания материальной помощи, награждения ветеранов, изменений и дополнений Устава организации, разработки концепции создания корпоративного музея НК «Роснефть», сбора экспонатов, приема пенсионеров на учет, а также дисциплинарные и другие вопросы.

Заседания Бюро проводились регулярно, не реже одного раза в месяц.

В Совете пенсионеров-ветеранов Наибольшая нагрузка, как вы понимаете, приходилась на финансово-бухгалтерскую комиссию (Г.М. Устинова, А.А. Червецова Н.П. Соколова, Т.Ф. Каплина). Они были заняты осуществлением банковских операций, ежеквартальной выдачей материальной помощи, составлением финансовой отчетности, контролем за расходованием денежных средств, отчислением налогов и другими вопросами.

В 2006 г. инспекцией Министерства налогов и сборов по ЦАО № 6 в нашей работе выявлен ряд недостатков по отчислению налогов с материальной помощи и издания сборника «Ветераны». Пришлось выплатить символический штраф. В 2006-2007 гг. мы строго соблюдали предписания налоговой инспекции (вы, очевидно, обратили на это внимание). Кроме того, на финансово-бухгалтерскую группу в 2007 г. (А.А. Червецову) были возложены обязанности по распределению, оформлению и выдаче санаторных путевок. За отчетный период 78 ветеранов смогли поправить свое здоровье в санаториях.

Хорошо работала комиссия по социально-бытовым вопросам (Л.А. Иванисько) и группа медицинского обслуживания (Р.Н. Тращинская).

В Совете насчитывается 294 инвалида I и II групп, 149 ветеранов старше 80 лет, есть у нас тяжелобольные люди. Комиссия делала все возможное для оказания им помощи. Более половины членов Совета прикреплены к спецполиклиникам, им выданы страховые медицинские полисы. По нашим ходатайствам семьям умерших пенсионеров погашались расходы на ритуальные услуги через НК «Роснефть» или за счет непредвиденных расходов по смете Совета.

Традиционно устойчиво работала комиссия по военно-патриотической и культурно-массовой работе (З.Н. Тимонина). Особое внимание эта комиссия уделяла участникам и ветеранам Великой Отечественной войны. Мы с горечью видим, как постепенно уходят от нас бывшие воины – защитники Отечества. Сегодня в нашем Совете 28 участников войны и 87 тружеников тыла, 2 малолетних узника концлагерей.

В этом году страна будет в 63-й раз отмечать День Победы – 9 мая. Эта дата давно стала всенародным и самым любимым праздником. Вся работа по подготовке к торжественным дням, посвященным великим битвам и стратегическим наступлениям советских войск в годы войны, ведется нашей военно-партиотической комиссией. Она же организует экскурсии по местам боевой славы. У комнат Совета ветеранов вы всегда можете видеть фото-экспозиции. Эта комиссия работает с подшефной школой им. Островского, поддерживает связь с ветеранами завода «Красный пролетарий», проводит другие полезные мероприятия.

Весьма органичной для Совета ветеранов является комиссия по издательской деятельности (В.Д. Барановский).

За последние 6 лет Совету ветеранов удалось преодолеть немало трудностей на пути издания сборника «Ветераны», которые были связаны со сменой поколений. Ушли из жизни М.Б. Назаретов, П.А. Арушанов, Г.П. Гирбасов, Ю.С. Бозырев. Мы привлекли к издательской деятельности новых лиц, усилили связь с работниками журнала «Нефтяное хозяйство», ввели в состав редколлегии редактора этого уважаемого журнала – Ю.В. Евдошенко. В отчетный период нами изданы 18-й, 19-й и 20-й выпуски. Значительно расширена тематика сборника, введены новые рубрики.

Мы пишем для вас. Возможно, кто-то на этом собрании скажет несколько слов о нашем печатном органе. Чтобы избежать новых творческих затруднений следует ввести в состав редсовета новые свежие силы.

Что касается информационной и аналитической комиссии (Ю.С. Бозырев), то ее работу после скоропостижного ухода из жизни нашего коллеги, как-то оценивать некорректно. Скорее всего, эти вопросы, следовало бы в будущем передать комиссии по издательской деятельности.

Уважаемые ветераны!

Хочу от вашего имени с этой трибуны выразить благодарность руководству и правлению НК «Роснефть» и лично С.М. Богданчикову за то внимание и поддержку, которые нам оказываются в течение многих лет.

Нам созданы хорошие условия для работы, мы обеспечены необходимой оргтехникой и удобным помещением в здании нефтяной компании. «Роснефть» ежегодно утверждает для Совета ветеранов смету расходов, львиная доля которых направляется на оказание маВ Совете пенсионеров-ветеранов териальной помощи пенсионерам. Только в 2007 г. каждому члену нашей организации оказана материальная помощь в размере 15 тыс.

рублей.

При этом надо иметь ввиду, что за отчетный период нам, кроме НГБ «Энергодиагностика» (В.А. Надеин) и символической суммы от Нефтепромбанка (И.В. Губенко), уже никто из нефтяных компаний не оказывал никакой спонсорской помощи, как это было раньше.

Уважаемые ветераны!

Наша общественная организация на 80 % состоит из женщин (прекрасной половины). Наш ветеранский актив преимущественно также состоит из женщин.

Позвольте мне с этой трибуны сердечно поблагодарить наших дорогих женщин за бескорыстное служение ветеранам центрального аппарата. Актив на общественных началах выполняет солидный объем работы, чтобы всем нам жилось немного лучше, немного веселей.

Женщины обеспечивают многие участки нашей деятельности.

Позвольте мне назвать имена хотя бы нескольких из них: Устинова Галина Михайловна, Тимонина Зинаида Николаевна, Швецова Виктория Евгеньевна, Каплина Татьяна Федоровна, Ильинская Антонина Григорьевна, Червецова Анна Алексеевна, Тращинская Ролана Николаевна, Полякова Раиса Николаевна, Тимошук Валентина Михайловна.

Можно было бы назвать всех наших женщин, работающих на благо Совета. Все они заслуживают большой благодарности. Пусть извинят меня те, чьи имена не попали в отчетный доклад.

Несколько слов о наших задачах.

Необходимо внести частичное изменение в Устав нашей организации. Он был зарегистрирован в 2000 г. После ликвидации Миннефтепрома прошло 17 лет. Нужно привести Устав в соответствие с новыми реалиями.

По этому вопросу еще предстоит сообщение Л.А. Иванисько.

Следует активизировать нашу работу, повысить ее действенность по дальнейшему сплочению и укреплению единства ветеранского движения, усилению связей с Московским городским Советом, Советом ветеранов ЦАО и Управы «Якиманка».

Активно защищать права и льготы ветеранов, установленные законами и постановлениями правительства РФ и г. Москвы, своевременно реагировать на их нарушения.

Не упускать из вида работу по выдвижению свежих сил и подготовке резерва кадров для работы в Бюро Совета.

Развернуть подготовку к празднованию 65-ой годовщины Победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941гг., юбилейных дат со дня проведения стратегических операций в годы войны.

Оказывать всемерное содействие развитию корпоративного музея ОАО «НК «Роснефть». 15 декабря 2007 г. музей официально открылся. Надо добиваться, чтобы он стал одним из действующих центров воспитательной работы с молодежью по пропаганде героического труда многих поколений нефтяников – от начала развития отрасли через годы первых пятилеток, годы войны до наших дней.

На днях мы провели памятную встречу в связи с 80-летием со дня рождения бывшего Министра нефтяной промышленности Н.А. Мальцева. В музее представлена экспозиция, посвященная этому событию. Мы приглашаем всех ветеранов посетить музей после окончания собрания.

Держать постоянную связь с нашим главным интеллектуальным партнером – коллективом старейшего в стране журнала «Нефтяное хозяйство». Ежемесячно давать журналу материалы, связанные с юбилейными датами живых и скончавшихся видных деятелей нефтяной промышленности.

В центре внимания должна быть работа с уполномоченными Совета.

Работу Бюро необходимо строить в контакте с руководством НК «Роснефть», Департаментом социального развития (Самойловым Валентином Никитичем), хозяйственного обеспечения (Феоктистовым Александром Ивановичем) и другими.

Необходимо крепить наше нефтяное братство, как завещал нам В.Д. Шашин. Не терять связей с нефтяниками, не стоящими у нас на учете. Укреплять связи с творческими людьми, творческой интеллигенцией. Не о б о с о б л я т ь с я!

В Совете пенсионеров-ветеранов В заключение хочу поблагодарить всех членов Бюро, всех товарищей, за совместную плодотворную работу.

А также от имени Бюро Совета и от себя лично хочу выразить большую сердечную благодарность всем уполномоченным, которые в меру сил, возможностей и здоровья активно проводили в жизнь решения Совета.

Сердечное спасибо всем друзьям и товарищам, с которыми работал и общался почти 7 лет!

Спасибо за внимание!

отчетно-выборного собрания Совета пенсионеров-ветеранов войны и труда Постановили: избрать следующий состав бюро Совета пенсионеров-ветеранов войны и труда ОАО «НК «Роснефть»:

Агееву Ирину Андреевну, Ангелову Галину Алексеевну, Бочарова Валерия Александровича, Иванисько Леонида Андреевича, Иванькина Анатолия Ивановича, Ильинскую Антонину Григорьевну, Павлова Владимира Павловича, Петрова Валерия Евгеньевича, Тимонину Зинаиду Николаевну, Председателем Бюро Совета избрать В.А. Бочарова, заместителем председателя – А.И. Иванькина.

1943-й – год коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. Еще 19 ноября 1942 г. началось контрнаступление советских войск под Сталинградом, которое закончилось окружением 22 дивизий и 160 стрелковых частей немецко-фашистских войск (330 тыс. человек).

Оно обеспечило окончательный переход стратегической инициативы к Красной Армии. Сталинградская битва положила начало массовому изгнанию фашистских захватчиков с советской земли и в значительной степени предопределила дальнейших ход Великой Отечественной войны.

Курская битва, длившаяся с 5 июля по 23 августа, явилась одной из крупнейших битв Второй мировой войны. Огненная Курская дуга стала предвестником Победы Советского Союза над фашисткой Германией. С обеих сторон в сражениях участвовало более 4 млн. человек, свыше 69 тыс. орудий и минометов, 13 тыс. танков и САУ, до 12 тыс. боевых самолетов. В ходе боев было разгромлено 30 отборных дивизий противника.

С середины июля и до конца 1943 г. наступление наших войск велось на всех фронтах от Великих Лук до Азовского моря, было проведено шесть стратегических наступательных операций, окончившихся битвой за Днепр. Немцы окончательно перешли к обороне.

После поражений гитлеровцев под Сталинградом и на Курской дуге начался распад фашисткой коалиции. Испанский диктатор Франко спешно отозвал с Восточного фронта остатки «Голубой дивизии». Маннергейм отказался от предложенной ему должности главнокомандующего финскими и немецкими войсками в Финляндии. Венгерские и румынские власти изменили свое отношение к Берлину. Япония была вынуждена отказаться от притязаний на дальневосточные границы СССР.

Труженики тыла приступили к восстановлению разрушенного войной народного хозяйства. Нефтяники Баку возобновили буровые работы на территории своей республики, которая продолжала давать фронту наибольшее количество жидкого топлива. Упорно велись работы по созданию «Второго Баку». В 1943 г. мощный фонтан нефти был получен из отложений нижнего карбона на восточном поднятии Самарской Луки. В том же году принято решение о строительстве четырех НПЗ в Куйбышеве, Гурьеве, Орске и Красноводске.

Из истории Великой Отечественной войны Карта из газеты «Ленинградская правда», с обозначением освобожденной в июле-ноябре 1943 г. территории СССР Хроника 1943 года 15 января – вышел приказ И.В. Сталина «О введении новых знаков различия и об изменениях в форме одежды Красной Армии». Приказ устанавливал ношение погон.

18 января – советские войска прорвали блокаду Ленинграда.

В конец января были освобождены от оккупантов Моздок, Минеральные Воды, Пятигорск, Ставрополь, Армавир, Майкоп и другие города Северного Кавказа.

2 февраля – завершилась ликвидация фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда. Начало коренного перелома в войне.

2 февраля – указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «Партизану Отечественной войны», имеющая 1-ую и 2-ую степени. Автор рисунка медали – художник Н.И. Москалев, рисунок взят из неосуществленного проекта медали «25 лет Советской Армии». Медалью «Партизану Отечественной войны»

награждались партизаны, начальствующий состав партизанских отрядов и организаторы партизанского движения, проявившие храбрость, стойкость, мужество в партизанской борьбе в тылу против немецкофашистских захватчиков. Всего этой медалью было награждено около 130 тыс. человек.

8 февраля – советские войска освободили от фашистских захватчиков г. Курск. Ныне Курск носит почетное звание «Город воинской славы».

12 февраля – войска Северо-Кавказского фронта освободили от фашистских захватчиков г. Краснодар.

14 февраля – освобожден от оккупантов г. Ростов-на-Дону.

21 февраля – на островах Мальтийского архипелага прошли торжественные церемонии во славу героического вклада Красной Армии и советского народа во Вторую мировую войну. Документы мальтийского архива свидетельствуют о личном признании этих заслуг английским королем Георгом VI, а также правительством Великобритании. Празднования проходили в условиях немецкой морской блокады и воздушных бомбардировок островов архипелага.

23 февраля – Александр Матросов (1924 – 1943) совершил свой бессмертный подвиг, закрыв собой амбразуру вражеского дзота, чтобы обеспечить успех наступавшим товарищам. За это посмертно он был удостоен звания Героя Советского Союза.

Из истории Великой Отечественной войны 5 апреля – на советско-германском фронте начался боевой путь французской эскадрильи «Нормандия», созданной в Советском Союзе. Позднее эскадрилья стала истребительным полком «Нормандия-Неман».

20 апреля – вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) № 3213 «О мероприятиях по частичному восстановлению Грозненской нефтяной промышленности».

1 марта – на Кубани на базе Ильского, Калужского, Киевского, Адагумского и Кеслеровского нефтепромыслов был организован укрупненный нефтепромысел.

19 июня – вышло постановление СНК № 670 «Об организации Главного управления искусственного жидкого топлива и газа «Главгазтоппром» при СНК СССР». На управление возлагалось строительство и эксплуатация заводов искусственного жидкого топлива на базе угля, сланца, торфа и природного газа, станций подземной газификации углей, предприятий по добыче и переработке природных газов, газогенераторных станций и газопроводов для снабжения газом промышленных предприятий и городов и др. Начальником Главгазтоппрома был назначен В.А. Матвеев, заместителями начальника – П.В. Скафа и Ю.И. Боксерман. В состав главка вошли предприятия Главнефтегаза и Главуглегаза.

25 июля – на скважине № 1 возле с. Шугурово Татарской АССР был получен промышленный приток нефти из верей-намюрских отложений.

Это был первый шаг в открытии Ромашкинского нефтяного месторождения, основные запасы которого связаны с девонскими ярусами, открытыми в 1948 г.

31 июля – вышел приказ по тресту «Октябрьнефть» Грознефтекомбината, которым на основании выводов научного сотрудника ГрозНИИ профессора В.Н. Щелкачева предписывалось немедленно приступить к форсированному отбору жидкости на некоторых скважинах. Метод форсированного отбора позволил быстрыми темпами восстановить добычу и удерживать ее стабильность на месторождениях с падающей добычей. Приказом Наркомнефти в октябре 1945 г. итогам внедрения метода форсированного отбора в тресте «Октябрьнефть» была дана высокая оценка, и он был рекомендован к использованию в других районах страны.

19 августа – вышло постановление ГКО № 3961 «О строительстве импортных нефтеперерабатывающих заводов». Началось строительство НПЗ в Куйбышеве, Орске, Гурьеве и Красноводске.

21 августа – вышел приказ Наркома нефтяной промышленности СССР о строительстве в Саратове на площадке Кряж крекинг-завода на технологическом оборудовании, полученном по ленд-лизу из США. Оборудование завода доставлялось морем во Владивосток, а затем по железной дороге переправлялось к месту строительства. В этот же день был принят приказ о начале строительства Ново-Куйбышевского НПЗ.

15 сентября – был получен фонтан из разведочной скважины № 1 на Зольненской структуре в Куйбышевской области. Бурение велось в сложных условиях военного времени, для завершения проводки скважины приходилось извлекать обсадные трубы из ликвидированных скважин. Дебит скважин при 15-миллиметровом штуцере составил 300 т/сут.

15 сентября – вступил в строй магистральный газопровод Бугуруслан (Похвистнево) – Куйбышев. Газ Бугуруслана был подан на Куйбышевскую ТЭЦ и группу куйбышевских авиазаводов. Длина трубопровода составила более 130 км, пропускная способность – 220 млн. м3 газа.

16 сентября – освобожден г. Новороссийск.

26 сентября – была начата бурением первооткрывательница девонской нефти Поволжья скважина № 41 в Яблоневом Овраге под Самарой.

В сентябре – во Владивостокском порту началась разгрузка первого судна с оборудованием закупленных в США в рамках ленд-лиза четырех нефтеперерабатывающих заводов.

В сентябре – восточнее Ишимбая было открыто крупное Кинзебулатовское месторождение нефти. Первая фонтанирующая скважина давала 2 тыс. т нефти в сутки.

9 октября – Таманский полуостров был полностью освобожден от фашистских оккупантов. Так завершилась битва за Кавказ.

6 ноября – решением ГКО восстановлен Краснодарнефтекомбинат вместо ранее действовавшего Майкопнефтекомбината.

28 ноября – началась Тегеранская конференция лидеров держав антигитлеровской коалиции – СССР (И.В. Сталин), США (Ф.Д. Рузвельт) и Великобритания (У.Л. Черчилль). Основным вопросом обсуждения было открытие союзниками СССР Второго фронта в Западной Европе. На этой конференции СССР дал согласие вступить в войну против Японии, а также началось обсуждение проблем послевоенного устройства Европы. Окончилась конференция 1 декабря.

Из истории Великой Отечественной войны От Редсовета: Одним из «белых пятен» истории нефтяной промышленности является ход геологоразведочных работ в первые, наиболее трудные годы войны. До сих пор остается неясной причина расформирования Главного геологического управления Наркомнефти и понижения ее статуса до Главнефтеразведки. С 1939 г. ею руководил молодой геолог В.М. Сенюков. Для его биографов было неясно, почему его сняли в самый разгар войны, хотя он был лауреатом Сталинской премии, ратовал за ускоренное развитие геологоразведочных работ в Сибири. Вниманию читателей предлагается стенограмма заседания коллегии Наркомата нефтяной промышленности СССР от 28 марта 1942 г., которая отчасти раскрывает эту страницу истории.

Угроза захвата ключевых нефтяных районов страны – Кубани, Грозного и Баку – остро поставила проблему поиска нефтяных месторождений в новых районах между Волгой и Уралом, особенно в Татарской АССР. Там поиск и разведка нефтяных месторождения затягивались, как по объективным – оторванность от крупных центров, отсутствие кадров и техники, так и субъективным причинам – игнорирование со стороны руководства геологической службы. Документ передает напряженность, с которой работали нефтяники страны в годы войны, меру их ответственности за обеспечение фронта и тыла горючим.

Стенограмма была обнаружена в Российском государственном архиве экономики (далее – РГАЭ. Ф. 8627. Оп. 9. Д. 635. Лл. 48 – 70). Дается с сокращениями. Мы старались сохранять стилистику оригинала, за исключением явных ошибок и опечаток. В квадратных скобках приведены примечания редакции и пропущенные слова. Документ обнаружил и подготовил к публикации Ю.В. Евдошенко.

О состоянии работы Главгеологии.

Тов. Байбаков2: Итоги работы Главгеологии за три года, анализ работы побудил меня поставить вопрос на обсуждение Коллегии, ибо он приобрел исключительно серьезный характер, дальше терпеть такое положение с подготовкой фондов немыслимо. Надо работу Главгеологии поставить на новые рельсы и добиться получения практических результатов для развития добычи и бурения на новых площадях.

Итоги работы Главгеологии за 1939 – 1941 гг.: Открыто нефтяных месторождений по отчету Главгеологии:

1939 г. – 3, в числе их Ново-Степановка, Бугуруслан, Ромны.

1940 г. – 12.

По существу сдано в эксплоатацию для промышленной разработки и постановки дела добычи только 3 месторождения. Получается, что за 110 млн.

руб., вложенных в течение трех лет, мы получили в промышленную разработку 3 площади, хотя главк, в частности тов. Сенюков3, считает, что открыты 23 площади. «Навара» по эксплоатационным трестам и комбинатам значительно больше, чем мы имеем по Несмотря на рост проходки, как ро- заместитель Наркома нефтяной торной, так и крелиусной, – эксплоа- промышленности СССР тационные и разведочные тресты по существу находятся в очень тяжелом положении. Совершенно без фондов трест «Ишимбайнефть», который не получает ни одной точки, добыча по этому району скатилась с 6 000 тонн в сутки до 3 000 тонн.

За 3 года работы Главгеология сумела открыть всего лишь 3 площади, и то в одном геологическом тресте – Средне-Волжском, в остальных 7 трестах промышленных площадей мы не имеем, и когда получим неизвестно, потому что никаких перспектив по тому направлению, которое ведется, я лично не вижу.

Приведенные в отчете Главгеологии открытые нефтяные месторождения, которые Главгеология считает возможным сдать в эксплоатацию, по существу, промышленной нефти не дали. Эти площади требуют значительного объема крелиусного бурения, значительного объема геолого-поисковых работ, между тем по Нижне-Волжскому и Татарскому тресту решением ГКО записана добыча в 350 000 тонн.

Причины такого неудовлетворительного состояния работы Главгеологии – это отсутствие правильной методики, бессистемность в работе Главгеологии, неправильное распределение материальных Из истории Великой Отечественной войны средств и ресурсов, которыми обладает Главгеология в районе. И исключительно слабая работа аппарата Главгеологии и руководства его.

Выявление структур проходит без продуманного плана работы, без утвержденного точного технологического процесса прохождения всех геологических работ. Роторные скважины в большинстве случае закладываются без продуманного плана, без предварительной тщательной подготовки как геолого-поисковыми работами, так и крелиусным бурением, в результате чего в ряде районов заложенные скважины, в связи с такой неудовлетворительной подготовкой, давали отрицательные результаты.

Исключительно скверно обстоит дело с методикой поисковых работ в Башкирии. В течение двух лет никаких результатов мы не получаем, между тем, разведочный метраж из года в год растет, с по 1941 г. метраж, примерно, утроился, дошли до 60 тыс. метров, только лишь в 1941 г. затрачено было на разведочные работы до 15 милл[ионов]. руб., пробурено до 60 скважин.

До сих пор геологическая мысль не нашла методики, по которой можно было бы идти в области разведок и получить те или иные результаты, которые бы дали возможность прирастить соответствующие площади и дать возможность развиваться башкирской нефтяной промышленности. Главк не занимается своими предприятиями так, как это следовало бы.

У нас есть знаменитая контора «Нефтегазосъемка». Всем известно, что на газосъемку возлагали большие надежды. Я питал надежды на то, что в районе Башкирии газосъемка даст ощутительные результаты. В 1941 г. газосъемка, на основании решения правительства, получила большое оснащение как в автотранспорте, так и в других видах материальной помощи. Было создано более 20 газосъемочных партий, посланных на территорию поисков, было затрачено в 1941 г. более 5 милл[ионов] руб, но результата мы до сих пор не имеем. Основная задача, которая была поставлена перед этой конторой – о развороте работ в Башкирии, – была отодвинута на последний план. В Саратове я убедился, что газосъемка этим вопросом не занималась. Проф. [В.А.] Соколов4, который стал монополистом в этом деле, не хочет посвящать в тайны своего дела, своего предложения.

Большим и серьезным пробелом в системе работы Главгеологии является неправильное и нерациональное распределение материальных средств. Как известно, особенно в военное время, мы стремимся в самый кратчайший срок добиться повышения добычи, стремимся открыть площади, которые можно было бы легко ввести в эксплоатацию. Мы стремимся внушить геологам, что искать надо в таких районах, которые тяготеют к железным дорогам, с тем, чтобы при наименьших затратах можно было ввести месторождение в строй. Что же мы получаем?

Мы видим, что Главгеология за последние два года больше концентрировала внимание на сибирской части, забрасывала туда и станки, и материалы, и людские средства, забывая по существу районы Второго Баку.

Если взять капитальные затраты, произведенные в 1939 – 1941 гг.

по Главгеологии, то удельный вес Второго Баку, т.е. районов, где мы пытаемся развернуть добычу, характеризуется следующим образом:

всего в 1939 г. [затрачено] 26,6 милл[ионов руб.], в т.ч. в районах Второго Баку – 10,7 [млн. руб.] 1940 г. – 30,0 милл[ионов руб.], в т.ч. в районах Второго Баку – 10,8 [млн. руб.] 1941 г. – 45,0, милл[ионов руб.], в т.ч. в районах Второго Баку – 23,0 [млн. руб.].

из них оборудование, которое мы завезли по импорту – 10,0 милл[ионов руб.] Вместо концентрации максимальных средств на разведке в районах Второго Баку, Главгеология забросила оборудование в районы Якутии и Сибири, отдаленные от железной дороги.

Аппарат главка в том составе, в каком был в течение длительного времени и на сегодня, – ни в коем случае не может справиться с теми задачами, которые поставлены перед Главгеологией. Из 32 человек, которые имеет на сегодня главк (утверждено 44), в главке – 5 геологов и 3 – 4 инженера-промысловика.

Остальные люди, 24 человека, это – бухгалтера, плановики, экономисты, финансисты, секретари, машинистки и снабженцы.

В трестах Главгеологии работают 826 инженеров, из них 302 инженера-геолога, 241 геофизик, 53 буровика. Вся эта армия инженерИз истории Великой Отечественной войны но-технических работников по существу остается без руководства, предоставлена сама себе. Главгеология руководства осуществлять не может.

Ряд работников, пришедших в систему Главгеологии, знающих дело, встретили не совсем хорошо – с опаской. Я послал туда инженера-буровика Тер-Газарова5, потом Сидоренко6. Это хорошие, технически грамотные люди. Создалась такая атмосфера, что люди были вынуждены просить освобождения. Тер-Газаров ушел на производство, Сидоренко неоднократно писал письма с просьбой освободить.

Я хочу привести выдержки из писем, которые я получил, которые характерны тем, что они показывают, как укомплектован аппарат главка и чем люди занимаются (читает).

Может быть, они перегнули, но факт, что те сигналы, которые мы получаем из трестов, со стороны отдельных товарищей, которым мы не можем не доверять, говорят, что в Главгеологии люди вместо деловой критики занимаются устройством личных дел, снаряжают экспедиции с тем, чтобы создать себе определенное благополучие.

Было время, когда в связи с наступлением немцев создалось тяжелое положение в Саратове. Когда было объявлено осадное положение, создается экспедиция в Западную Сибирь, возглавляемая Абрамовым7. Этот Абрамов собрал все семьи – свою, Сенюкова и других.

Что делает там экспедиция, какие результаты – по существу никаких отчетов нет. Одно ясно, что сейчас, в связи с тем, что положение на фронте улучшилось, немцев начали гнать, издаются приказы, по которым начинают возвращение экспедиций в районы Сызрани, Саратова и т.д.

Есть много отдельных штрихов – получали продукты на экспедиции, на рабочие партии, а по существу они распределялись между сотрудниками главка. Получалось очень некрасиво.

Я пришел к такому выводу, что при таком составе главка, при таком руководстве со стороны Сенюкова и при слабой работе остальных работников, – Хельквист8 принимает нейтральный вид, не хочет критиковать и отдельных недостатков, имеющих место в Главгеологии – не видит, неоднократно этот вопрос дебатировали – положение не изменяется.

Я лично считаю, что так дальше оставлять нельзя. Можно много говорить. Тов. Сенюков, выступая на ряде совещаний и собраний, обычно приводил очень много фактов, что объем работы увеличивается, что дело оснащения трестов главка улучшается в связи с тем, что он принимает ряд решительных мер, но «навар» остается «наваром».

При тех затруднениях, о которых я вам говорил, получать через час по чайной ложке, а при этом требовать все больше и больше возрастают, – терпеть невозможно.

Я вынес вопрос о работе Главгеологии на обсуждение Коллегии.

Считаю, что мы должны принять ряд организационных выводов, в частности, я считаю, что тов. Сенюков не может справиться с тем объемом работы, который имеется у Главгеологии. Нужно поставить человека, который не отрывался бы от жизни, а вплотную занялся бы нуждами трестов, методологией проведения разведочных работ с тем, чтобы получать не такие результаты, какие мы получаем в течение этих лет.

Тов. Сенюков: Отчет тов. Хельквиста товарищи читали, больше того, что написано, говорить нечего, в нем изложены все основные мысли и содержание работы. Я хочу остановиться на трех важнейших вопросах.

Вопрос о направлении разведочных работ.

Направление разведочных работ за все эти годы строилось исходя из необходимости, главным образом, в экономически обжитых районных, в противоположность тому, о чем доложил тов. Байбаков. Приведу пример по крелиусному бурению.

В районах Второго Баку мы имеем следующие цифры: в 1939 г. – 18 тыс. м, в 1940 г. – 25 тыс. м, в 1941 г. – 30 тыс. м, из общего количества 52 тыс. м.

Сибирский трест: в 1939 г. – 3300 м, в 1940 г. – 8400 м, в 1941 г. – 11800 м.

Плюс Московский трест, районы центральной области Советского Союза (Пензенская, Ивановская, Ярославская области, Нытва), являющиеся тоже районами Второго Баку: в 1939 г. – 134 м, в 1940 г. – 3200 м, в 1941 г. рост определяется в 25 раз – 9200 м.

(тов. Седин9: Если считать к первоначальному зарождению геологии, это будет миллион) Из истории Великой Отечественной войны Шесть месяцев я слышал о том, что направление разведочных работ неправильное. Ни одна разведка не начиналась без И.К. Седин, в 1942 г.

Нарком нефтяной Нытву10. Одну скважину заложили, промышленности СССР не говорили, одну скважину пробурили в течение 6 лет.

В новых районах есть трудности – пока перевезем, пока расставим, пока организуем жилье и т.п.

(Тов. Седин: А потом посылаем экспедиции) Я не такой человек, который устраивает семью. Жена работает девять лет в Сибири.

По роторному бурению в 1939 г. мы, по существу, не бурили.

Негде было бурить. Для того, чтобы бурить ротором, нужно было найти точку, иметь фонды. В течение 20 лет люди ходили. 6 лет велась усиленная разведочная работа в Западной Сибири. Ввиду вечной мерзлоты результатов не имели. До 1939 г. работали, и нефти не было. Была заложена единственная скважина [глубиной] 312 метров.

Она бурилась 8 лет. Эта скважина была заложена до Главгеологии лет семь, бывшим Наркомтяжпромом.

Таково состояние территории, на которую мы пришли для работы.

Я понимаю, когда ругают, и близко к сердцу принимаю, когда говорят, что такая-то площадь неправильна. Но не для критики мы критикуем свою работу. Направление разведочных работ подкреплено Вашими приказами, подкреплено целым рядом установок. Три станка брошеИз истории Великой Отечественной войны ны были в Якутию при Вашем активном участии. На всю Сибирь из 30 роторных станков было брошено только 3.

По автомашинам – разве можно так докладывать. Написано, [что] 185 автомашин, из 250, работают в центральных областях и на территории Второго Баку, в Сибири работает одна экспедиция, которая имеет две машины. Западная Сибирь – 21, Восточная – 9, Якутия – 31, Украина имела целый ряд автомашин. Таким образом, 2/ хозяйства работает в районах Второго Баку. Правильное это направление или нет?

Все 20 партий работают в районах добычи. Вы скажите, где работает «Нефтегазосъемка»? Вся «Нефтегазосъемка» в добычных трестах. Ни одной партии нет, ни одной машины вне связи с добычей.

В 1940 г. впервые начали роторное бурение в Татарии. Пробурили 1200 метров. Роторное бурение Главгеология начала внедрять в 1941 г., мы начали оснащаться роторным бурением и ввели 12 станков, теперь мы имеем 14 станков. Нужно было иметь машины, рабочих – все это надо было завозить, организовать жилье и т.д.

Тов. Козлов, Вы помните заседание в ЦК партии? Вопрос об одной маленькой комнате, для того чтобы организовать трест, поставить столы и стулья, завезти людей, оборудование, хозяйство. Таких организаций создано 811, в них работают 10 тыс. человек.

Я начал роторное бурение вводить в 1941 г., пробурил 5400 метров, разве я могу дать больше.

Имеются факты, когда район добычи в 686 тыс. м дал 12 месторождений, а я дал 4 месторождения, на которых мы добываем нефть.

Как мы понимаем открытое месторождение. Открытое месторождение – получение первой нефти. В нефтяной промышленности есть один великий закон: там, где капля, там должно быть море. Только надо найти, где эти структуры и коллектора. Вот к чему сводится разведка. Возьмите, к примеру, Чусовские городки12. Чусовские городки дали вытяжку, впервые заверили, что здесь заложена новая нефтяная провинция. Получена первая капля, есть реальная нефть, на этой территории можно рассчитывать на получение нефти.

Но есть это промышленная или непромышленная нефть – это очередная задача разведки. Поэтому сначала надо найти площади под крелиусное бурение, когда нашли площади под крелиусное бурение, Из истории Великой Отечественной войны должны найти точки для заложения скважины, после должны подготовить под глубокое бурение ротором.

Я должен заиметь хотя бы одну каплю, чтобы начать глубокое бурение, разведку, а для того, чтобы заложить ротор, я должен пробурить 30 скважин. До этого я должен подвести топографию, петрографию, произвести химические анализы и определить возраст пород. На фоне этого создается направление разведочных работ.

Как создавалось хозяйство. Всего в Главгеологии мы имеем 108 крелиусных станков. Таблица приложена и в ней указано, откуда эти 108 станков приобретены. 100 станков получили за счет сторонних организаций – от колхозов и т.д. Материально-техническое буровое хозяйство не существовало, мы его вырывали у чужих людей.

Это большая работа Главгеологии, но этим хвастаться нечего.

Я согласен с тов. Байбаковым, что потребности наши большие.

Нефть нужна, с нас нужно требовать.

Я должен произвести съемку в масштабе 2 милл., 5 тыс., 2 тыс., 100 тыс. и 50 тыс., для закладки ротора я должен составить карту.

Это, по существу, перевод из одного масштаба в другой, для того чтобы правильно понять глубину, правильно заложить роторную скважину. Это очень большой исследовательский процесс.

Этот вопрос, может быть, не был предметом обсуждения на Коллегии – установление флоры и фауны, петрография, химический анализ, – работы проводятся в очень большом масштабе. Геологические результаты сегодня определяются, к великому сожалению, количественной стороной, а не качественной, они видны из таблицы, которая приложена к отчету.

Открытие новых структур – тов. Байбаков зачитал 147, 117 и 76 – как будто бы скатываемся вниз. Структуры наметились или геофизическими, или геологическими работами. Я говорю – нужно подготовить к крелиусному бурению. Происходит картировочное бурение. «Навар» начинает нарастать. Структуры подготовлены к роторному бурению. В отчете прямо сказано, что в 1939 г. – 14, в 1940 г. – 20, в 1941 г. – 28. Мы переводим из стадии крелиусного бурения на роторное.

Число объектов крелиусного бурения соответственно растет 24, и 35.

Число объектов роторного бурения: 1940 г. – 40, 1941 г. – 12 и на 1942 г. имеется возможность 16 площадей пустить под роторное бурение.

Соответственно структуры, переданные в промышленную разведку: 1939 г. – 1, 1941 г. – 5. Теперь мы ставим вопрос о передаче в разработку.

За этот период создан коллектив разведчиков около 10 тыс. человек, для которых нужно было создать жилье и квартиры. Люди пришли на новые земли.

Такое сравнение очень неправильно.

Известно, что осень, грязь, народ в ботинках, начались морозы. Я сам был в ботинках, и мы в течение 7 – 8 дней выгружали оборудование. Это продолжалось около 1,5 месяцев.

Использование кадров. Может быть, недостатков много, но самый крупный недостаток – очень мало квалифицированных крелиусников.

Это люди, которые вчера пришли из колхозов, которые квалифицировались на глубоком бурении 300 – 400 м. Но мы создали большое количество кадров. Однако нельзя сказать, что с кадрами на сегодня благополучно. Показатели аварии говорят о том, что глубины 300 – 400 – 500 м бурятся с натяжкой, у людей опыта еще нет. Тоже и в роторном бурении.

Мы работаем по всему Советскому Союзу. В период войны мы потеряли связь и оперативное руководство. Нужно было быстрее и оперативнее решать вопросы, а тут письменные взаимоотношения тянулись 1 – 1,5 месяцев. Есть отдельные точки, от которых мы не получали писем по 2– 3 месяца. Это, в значительной степени, понизило дисциплину.

Как сейчас можно пустить 30 станков? Главгеология собственными силами пустить 30 станков не сможет. Надо помочь необходимым оборудованием. Наша база очень слабая. Разведочные крелиусные станки ремонтируются через ремонтные мастерские МТС и колхозов, через механические мастерские Наркомместпрома, в большинстве районов, за исключением крупных индустриальных центров. Механическую базу имеем только в двух трестах, а в остальных трестах не имеем. Запасные части в течение 2 – 3 лет совершенно не делаются.

Мы сами с этим вопросом не справляемся.

Из истории Великой Отечественной войны Последнее замечание о вывозе семей. Не знаю, откуда такая информация. Я категорически утверждаю – никакой искусственной экспедиции создано не было.

Мы были вызваны в Саратов в Комитет Обороны, где нам было предложено, то оборудование, которое мы не сумеем ввести в 1941 г.

в бурение, перевезти по ту сторону Волги.

По приезде тов. Васильева13 [в] НГРИ [Нефтяной геологоразведочный институт], который был на приеме у тов. Седина, нужно было собрать людей.

В Саратове работали люди по разным темам, которые работали на территории Второго Баку. Туда в основном направлены работники НГРИ, в числе работников НГРИ попала и моя жена. Этот факт не нужно извращать, что Сенюков посылает свою жену от бомбежки.

Они были в Москве под бомбежкой три месяца.

Абрамов и Алексин14 поехали по решению Комитета Обороны и насчет метража подготовительных работ.

(Седин: Какое это решение?) Приказано 40 тыс. метров пробурить в Западной Сибири и вести подготовительные работы.

В Западной Сибири у меня от руководителей никого не было, и бросил туда Алексина как геолога, а Абрамов по хозяйственной части, по вопросам монтажа и пуска оборудования, для того, чтобы организовывать субботники, как мы это делали в Саратове. За 4 месяца пустили 6 – 7 станков.

(Седин: Что сделал Абрамов в Сибири?) Надо было пустить 4 крелиусных станка. Говорить, что Абрамов повез семьи – нельзя. У меня жена 9 лет в Сибири работала.

Жена К… [пропущено] химик. Относительно семьи Абрамова – Абрамова посылали туда на постоянную работу на 4 месяца, зачем семья будет оставаться. Жена Алексина – геолог, она работает в НГРИ.

(Седин: А жена Абрамова кто?) Жена и все. Девочка больная. У Абрамова девочка, 12 лет, больна. Жена до этого тоже болела. Абрамов со мною советовался, как мне [ему] быть.

(Седин: Это Ваш личный холуй) Я четыре года работал, я в Томилино ни одного раза не ездил. Мне он ничего не доставал и не добывал. Кроме того, он писал, что с Сенюковым работать не буду. Это сообщалось на имя Народного Комиссара. Я воспитываю в этом деле принципиальность.

Тов. Гальперсон15. Направление геолого-поисковых работ. Тов.

Сенюков оглашая цифры, забыл сказать, что по Средне-Волжскому тресту, основному тресту Второго Баку, крелиусное бурение, по существу, стабилизировалось и даже несколько снижается. Так, в 1939 г. – 16524 м, в 1940 г. – 14185 м, в 1941 г. – 16064 м, на общем фоне значительного роста крелиусного бурения, чего никто отрицать не может.

Разбивая на группы, тов. Сенюков допустил передержку. Мы говорим о районах Второго Баку, но центральные, новые районы никак нельзя отнести к районам Второго Баку. Что здесь получается? За эти три года крелиусное бурение в районах Второго Баку возросло всего на 67 %, а в Московском, Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском и Якутском трестах – в пять раз. Это увеличение, в основном идет за счет этих четырех районов, но не районов Второго Баку.

Цифры нужно читать полностью, а не выдергивать отдельные показатели.

Что получается по динамике среднемесячного числа станков в работе?

По Второму Баку мы имеем рост на 62 % за эти три года, а по районам Сибири и Центра в 4 раза, причем количество станков во Втором Баку – 61 станок, а в этих районах – 47.

Там – изношенный старый парк, который не может дать той отдачи, которую дает новый парк в районе Якутии и Сибири. Это подтверждается данными остановок на Средней Волге и в остальных районах.

По Средней Волге 52 % непроизводительного времени в крелиусном бурении в 1939 г., в 1940 г. – 50 %, в 1941 г. – 53,7 %. В Якутии соответственно 33 %, 40 % и 37 %. Даже в Якутии мы имеем меньше остановок, чем на Средней Волге. Это говорит о том, что вы не снабжали Среднюю Волгу, держали ее в черном теле, как и все Второе Баку. Районы Второго Баку по непроизводительному времени выше, чем отдельные районы Сибири и Якутии. Якутия на расстоянии 2000 км от железной дороги, а здесь 20 км.

Из истории Великой Отечественной войны Об оценке результатов бурения. Только, что Сенюков заявил, что законченным разведкой месторождением является такое, в котором опробованы скважины. Берем его отчет и читаем: открыто нефтяных и газовых месторождений в Татарии (читает).

Задаю вопрос – где же мы получили хоть одну тонну нефти желонкой, как обычно производится опробование.

Ваш же управляющий трестом заявляет, что запасов не видел. Вы пишите, что открыли нефтяные и газовые месторождения. Неправильное, очковтирательское утверждение. Вы сами заявили, что открытым месторождением можно считать такое, где имеются опробованные скважины. Если Вы показываете законченных открытых месторождений 12, то позвольте задать вопрос, где же ставить эксплоатационное бурение, если бы мы имели возможность завтра двинуть эксплоатационные станки и все оснащение.

В свое время Сенюков заявлял, что причиной того, что в Ишимбаевском районе мы имеем такое положение, как сегодня, является то, что был недостаточный объем разведочных работ в 1936, 1937 и т.д.

годах. В эти годы метраж был значительно меньше, чем в последующие, но какие результаты? В 1938 г. прирост скважино-точек составил 120, в это время было пробурено 21340 метров; в 1939 г. – 28 тыс. метров, прирост 195 точек; в 1940 г. пробурено 33 тыс. метра, прирост 0 точек. Вот результат. Спрашивается, зачем же ссылаться на недостаточность метража, когда мы имели наряду с небольшим метражом такой прирост точек?

Следовательно, не в метраже дело, а дело в том, что полностью отсутствовала комплексная методика разведки. Ваши Аллакаевские скважины были заложены как дикие кошки, геологического обоснования этого дела не было. И сейчас, по существу, продолжается такого же рода разведка.

тов. Левицкий16: [говорит о нехватке нефтяных фондов для разбуривания, неправильном распределении ресурсов] Каково положение у нас с подготовкой нефтяных фондов для разбуривания? Это важнейшая задача всего периода работы Главгеологии. Ишимбай совершенно не имеет фондов, Бугуруслану хватит на полгода. Сызрань почти не имеет, Прикамка и Татария имеют фонды, но они очень глубоко лежат и дорогие.

Эта напряженность положения с фондоточками и целый ряд директивных указаний правительства должны были приковать основное внимание Главгеологии к этим районам. Есть постановление Государственного комитета обороны прошлого года, в котором прямо сказано – обязать в 1942 г. развернуть добычу нефти в Нижней Волге и Татарии.

На сегодняшний день не чувствуется этого внимания, а наоборот – стабилизация установившегося уровня работ, если не ухудшение работ в отдельных трестах.

Мы говорим о недостаточности материально-технического оснащения, ресурсов. Это, может быть, и верно. По сравнению с такими гигантами, как Грознефтекомбинат и другие комбинаты, может быть в главке материалов и ресурсов мало, но все-таки эти ресурсы нужно было распределить рациональнее, наличные средства производства нужно было использовать более целесообразно. Они же давались на менее перспективные районы, экономически трудные, например, в Восточную Сибирь, где районы отдалены от железной дороги, стоят в заболоченной местности, геологически мало обоснованы. Это районы – Тавда и Барзас.

Мы обязаны приспосабливаться, этого требуют условия войны. Но если даже отвлечься, то геологические условия предсказывают большие перспективы в Бугульминской зоне, от Бугульмы можно ожидать повторения Бугуруслана. Мы вправе ожидать там лучшей отдачи, лучшей насыщенности коллектора. В этом отношении характерно, что в Уфе было принято решение – не мог Василий Михайлович о нем не знать – о том, что нужно сосредоточить внимание в Татарии. В главке мы узнаем, что на 1942 г. фигурируют те же районы – опять Булдырь, опять Змеевка, опять карбон и девон, но не пермские отложения.

О капли нефти и коллекторах. Василий Михайлович говорит, что оценивать месторождение нужно так: если есть капля нефти, то это – промышленное месторождение. Это неверно. Мы не должны так смотреть.

Мы, как нефтяники, привыкли так смотреть – нужна реальная нефть. Капли нефти были, а площадей нет ни в Бугуруслане, ни в Сызрани, ни на Нижней Волге.

Из истории Великой Отечественной войны Для того чтобы Главгеология смогла руководить, надо чтобы это была Главнефтеразведка. Надо сосредоточиться на новых районах. Роторное бурение нужно усиливать. Большая ошибка в том, что роторное бурение начали внедрять только в прошлом году. Наконец, надо сильнее укрепить кадры.

Тов. Галустов17: Поневоле приходится вспоминать историю работы в Главгеологии. Когда смотришь назад, никаких перспектив в данной обстановке у Геологического управления я не вижу. Вот почему я вынужден был неоднократно обращаться к наркому с просьбой помочь.

В отношении огромного количества парка оборудования. Это оборудование было заброшено. Сенюков бил себя в грудь и кричал:

«Дайте мне 200 «франксов»18, я дам 200 тонн нефти в Саратовской области». Идея очень хорошая: 200 «франксов» – 200 тонн, дело хорошее. Но тов. Сенюков видимо не знал, что такое «франкс» и что такое бурение, что такое скважины, как бурить, он думал, что раз есть «франксы», нефть пойдет наружу. Не зная внутренних ресурсов, не зная кадров, он дезориентировал Коллегию, отсюда пошла неправильная ориентация правительства в части добычи нефти в Саратовской и Татарской области.

После решения ГКО прошло 7 месяцев. Капли нефти не видно в этих областях. Получилась чепуха. Забросили огромное количество станков, транспортные средства скудные. Нет режущего инструмента. По существу, становишься в тупик.

Правильно было отмечено – в Якутию заслали 7 тыс. метров бурильных труб, в то время эти трубы абсолютно бездействуют.

Почему переброска произошла так неорганизованно? Потому, что в Главгеологии по сегодняшний день нет коллективной работы, нет единой мысли.

Ко мне обращались много раз, к Народному Комиссару писали заявления. Тов. Сенюков не имеет большевистского мужества хотя бы один раз выступить и сказать – я в этом вопросе неправ и т.д. Метод террора, метод запугивания, метод давления на всех работников, начиная от аппарата и кончая трестами, – это стиль работы Сенюкова.

Я помню первый день нашей встречи, когда он меня уговорил. Когда я первый раз пытался с ним сцепиться, то я получил четыре раза по лицу. После этого я решил его не трогать. Сейчас он говорит, что вот мой заместитель работает совершенно самостоятельно. Конечно, самостоятельно, когда заместитель работает в Саратове, а Сенюков был в Саратове только 20 дней. В течение 20 дней я убедился, что он ревнив в работе до того, что ненавидит людей, которые хотят помочь.

Посмотрите, кто работает в главке. Сидоренко неоднократно говорил: «Уйду, все брошу, пускай сажают, судят». Сидоренко раза два пытался говорить с Сенюковым, он на него как закричит, и Сидоренко ушел. После третьего раза Сидоренко перестал ходить к Сенюкову.

Козмин – старик 60 лет, инженер по роторному бурению, 9 месяцев в году болеет. В 1942 г. он работал 2 или 3 дня в течение трех месяцев. Более 20 – 25 дней, выйдет на работу на 1 – 2 дня, а потом опять имеет новый бюллетень. Более или менее приличный работник тов. Белов19 – крелиусник, в летах, малоподвижной человек. Вот все технические силы Главного геологического управления, перед которыми стоит широкий разворот буровых работ. Нельзя набрать кадры?

Можно. Людей много, но они не идут.

Тоже самое с геологическими кадрами. Это что за геологи? К… [пропущено] на производстве не был, заявляет такую вещь – я, откровенно говоря, не выступаю, потому что боюсь. К сожалению, это – член партии.

Второй геолог – Сазонов. Никогда ни один принципиальный вопрос не выдвинет. Рассказывают жуткие истории про Фоменко20, так главных геологов не подбирают. Это не честный подбор кадров. Фоменко с удовольствием шел старшим геологом любого треста, вдруг оказался главным геологом главка.

В части остальных кадров – Абрамова я узнал только в Саратове, он был там около 2 мес. Абсолютно ни к чему руки не прикладывал.

Он – прекрасный снабженец, прекрасный комбинатор, спекулянт – все, что хотите. Один очень хорошо выразился – Абрамов это нуль, но для Сенюкова это все. Если Абрамов есть, то его семья и маслом, и мясом, и картошкой обеспечена.

(Сенюков: Это – ложь!) Это – истинная правда. Имейте большевистскую совесть хоть раз сказать правду.

Совершенно случайно меня вызывают в НГРИ. Васильев делает прекрасный доклад о том, какие задачи стоят в 1942 г., не зная, что Из истории Великой Отечественной войны дана установка, чтобы НГРИ везти в Куйбышев. Сенюков об этом знал. На этом совещании выносится решение, я поддержал это решение, что для сохранения кадров, для того, чтобы научная мысль работала в более спокойных условиях – организовать экспедицию в Западную Сибирь. Очень интересная деталь – начальник бюро Сибнефти – Рябухин21. Получили телеграмму – база подготовлена, прошу срочно выслать мою семью, семью такого-то и т.д. После совещания я узнал, что есть приказ, подписанный Сенюковым. Он сейчас говорит, что 9 лет жену не видел. Это был приказ № 282 насчет посылки экспедиции, а 281 – в связи с переездом ЦНИЛ «Сызраньнефти» геолого-поисковую партию, начальником которой жена Сенюкова Флерова, из Московского треста передать в НГРИ. Какое отношение Московский трест имеет к ЦНИЛу? На следующий день проводится совещание. За 2 пуда керосина «покупают» диспетчера на железной дороге, достают теплушку и погружается семья – не только жена и ребенок, но и теща, свояченица, погружается семья Абрамова, Алексина, Сенюкова и уезжают. Сенюков смылся 17-го, а Абрамов 20-го. Меня за шиворот в комиссию партийного контроля – что за организованное бегство? Я говорю, что не знаю.

Я заявил товарищам – не знаю. Как это не знаете, Вы же руководитель?

Недавно издан был приказ, что в Московском тресте восстановить работы Ивановской и Рязанской областей. Этот приказ т. Сенюков пишет: «Во исполнение приказа № 281 о посылке экспедиций в Саратов, Сызрань, в Западную Сибирь, – отозвать такую-то экспедицию». Почему не приблизить к себе своих друзей? Зачем противопоставлять – Саратов и тематическая партия, переданная НГРИ, посланная в Сибирь? Ничего общего не имеет.

(Тов. Сенюков: Между Пензой и Саратовом связь имеется, это – кадры Московского треста) (Тов. Седин: Мы это дело проверим и привлечем виновных к судебной ответственности) (Тов. Сенюков: Московский трест перебрасывался в Западную Сибирь. В период посылки ничего не было) (Тов. Седин: Вы на коллегии – расскажите правду.) (Тов. Сенюков: Я говорю всю правду) Тов. Галустов: Я заявляю, что обстановка в Главгеологии почти во всем аппарате, правда есть ряд товарищей честных и преданных, которые сидят на своем месте, такова, что дальнейшее оставление в таком состоянии приведет к еще худшим показателям и абсолютному провалу.

Очень много можно рассказать.

Тов. Ясенев22: Один серьезный и принципиальный вопрос – как считать месторождения.

Я никогда всю свою жизнь не думал, чтобы месторождение, где имеем запах нефти, считать открытым В.А. Каламкаров, в 1942 г.

месторождением. Можно привести начальник сотни примеров, когда недорабатывали Куйбышевнефтекомбината месторождение и потом получались неприятные вещи. Совершенно прав т. Гальперсон, получается такое впечатление, что это – очковтирательство. В Комитете Обороны подписывается приказ о добыче, исходя из того, что имеется целый ряд открытых структур, согласно Вашего отчета. На самом деле получается не так.

Происходит это оттого, что у нас совершенно различные взгляды на это дело. Геологов-нефтяников нет. Это, в большинстве случае, полевики и в этом – основная беда Главгеологии. Гелого-разведчик должен знать отлично и бурение, и эксплоатацию.

Главгеология не справляется с теми задачами, которые перед нею поставлены. Нужно ограничить круг ее работ. Правильно будет, если Главгеология будет называться Главнефтеразведкой.

Нужно заниматься нефтеразведкой, а не геологией вообще.

Тов. Каламкаров23: Основная болезнь Главгеологии заключается в том, что промышленные задачи подчинены академическим задачам.

Главгеология превратилась в какую-то частную контору по проверке гипотез Сенюкова и других геологов. Отсюда все распределение материальных ресурсов и всего парка в работе.

Из истории Великой Отечественной войны Несмотря на то, что не раз предупреждали Сенюкова и на собраниях, и в частных беседах, что надо концентрировать основные силы и средства на районах эффективных, которые дадут быструю отдачу, особенно во время войны, на районах, которые в ходе войны дадут нефть. Тем не менее протаскивалось восстановление разведок в отдаленных концах и уголках – дойти до девона, дойти до кембрия, но доказать свою гипотезу. И так все время. Одна скважина тут, другая там.

Станки, которые предназначались Средней Волге, перебрасывались куда угодно.

Бурильные трубы – мы кричим – бурильных труб нет, в Якутии 7 тыс. метров бурильных труб валяются.

В отношении результатов работы. Плохо или хорошо мы бурим?

Давайте сопоставим работу Главгеологии и работу трестов, которые имеют свои геолого-поисковые конторы. Все они дают «навар» больше даже того, когда работают в отдаленных районах. Если возьмете «Прикамнефть», которая имеет свою геолого-поисковую контору, они имеют больше результатов и точек больше.

Там, где работает Главгеология, мы имеем очень мало фондов. Это проистекает от основной принципиальной неправильности в работе Главгеологии – академизма. Геология для геологии, но не для нефти.

Вот отсюда и идут ошибки. Говорят, капля имеет решающее значение (мнение Сенюкова и его сторонников в главке) – это тогда, когда она перерастает в поток, а не испаряется, как испарилась в Иванове.

Поэтому я считаю, что оставлять Сенюкова в дальнейшем при руководстве Главгеологии – невозможно. Он никогда и нигде не хочет признать свои ошибки. После стольких заявлений, выступлений и доказательств, он ничего не хочет признать из того, что делается в Главгеологии. Все правильно – распределение, и посылка западносибирской партии, и отзыв в Москву тематической партии. Ни в чем не хочет признаться.

Если человек не признает свои ошибки, а Главгеология работает из рук вон плохо, то держать у руководства такого человека мы не можем.

Тов. Седин: Мы Главным геологическим управлением не занимались по серьезному, по настоящему не докопались до всего того, что имеется в Главгеологии. Виноват и тов. Байбаков, который не уделял внимания основному участку работы, виноват и я. Я мало знал работу Главгеологии, сейчас познакомился.

Я внимательно прочитал отчет. Отчет вредный, очковтирательский. За этот отчет считаю необходимым людей привлечь к ответственности. Составителей отчета – Попова и Сенюкова нужно крепко наказать. Видимо и в других отраслях промышленности иногда представляются отчеты без особого критического подхода к ним.

Это – недостаток работы наших отделов наркомата.

Я считаю, что в этом отчете показано таким образом, что у нас Главное геологическое управление не только не зашло в тупик, а что у нас имеется возможность так развернуть бурение, что мы представили в правительство план, по которому возможно добыть по Средней Волге – 350 тыс. тонн. Это значит, вы обманывали нас, а мы обманули Государственный Комитет Обороны, обманули Правительство.

Сейчас мы не имеем площадей, которые бы немедленно дали нам возможность добыть такое количество нефти, которое записано в решении Государственного Комитета Обороны.

Я считаю, что это результат того, что мы, до некоторой степени, Сенюкова слишком подняли, может быть заслуженно. Он не сделал из этого вывода, считая, что он является Сталинским лауреатом. Мы его представили к награде, считаю, что это сделали по заслугам. В результате имеем организацию Главного [геологического] управления. С одной стороны, на одних действует методом запугивания, террором, а с другой стороны, воспитывает холуев. Серьезный, толковый работник Поспелов является холуем Сенюков, человек, который при лучшем руководстве мог бы дать значительно большие результаты.

В результате неправильной работы лично Сенюкова, как начальника Главного геологического управления, и зазнайства имеем провал в нашей геологической службе. В результате мы имеем такой розовый отчет, в котором ни слова не сказано о руководстве комбинатами, а Главное геологическое управление обязано руководить комбинатами.

Об этом в отчете ни одного слова не сказано. Даже и отчет изложен неправильно с точки зрения построения отчета. Здесь сбивается наше Главное [геологического] управление только на те тресты, которыми Из истории Великой Отечественной войны непосредственно руководит, т.е. которые непосредственно входят в состав Главгеологии.

Я считаю, что дальше терпеть такое положение с геологическим управлением нельзя. Если Сенюков из этого не сумеет сделать выводов, он пропал как человек. Он еще молодой человек, способный человек, может много дать, но это зазнайство, это воспитание холуйства в своем окружении, некритический подход к своим действиям может привести к тому, что Сенюков может окончить карьеру.

У Сенюкова качественно повешен язык, имея каплю нефти, он может рассказать, что нефти потечет столько, сколько в свое время дал Лок-Батан.

Я требую от каждого геолога – дайте мне конкретно, сколько можно добыть. Даем максимальное количество материальных ресурсов – дайте площади, где можно было бы добывать нефть. Не Якутию дайте, а Бугуруслан. В Сибири искать нужно, это – безусловно, но надо сосредоточить на определенных площадях. А люди сидят годами, проедают деньги и пишут – у нас запасов нет.

Рябухина надо выгнать. Сосет, как паук, и пишет труды. Работу превращает в лавочку.

Рассмотрим те материальные ресурсы, которые имеются. Распределение этих ресурсов неправильное. Цифры, взятые из отчета, показывают, как Вы стараетесь все приукрасить. Мы говорим относительно Ишимбая, Бугуруслана, Прикамки и Саратовского района, а Вы о Пензе и других районах. В общем итоге цифры получаются неправильными. Он, до сих пор, этого не понимает.

Определение – что считать промышленной нефтью. Я привык, как инженер, считать промышленным делом тогда, когда я получаю и сдаю государству на бочку полным весом. Я требую от наших переработчиков – дайте тысячу тонн авиационного и автомобильного бензина, от промысловиков – дайте тысячи тонн нефти. Требую в тоннах, а не в бутылочках и скляночках. Перспективу надо разведать и вложить, может быть, не один миллион. В разведку в конце 1939 г. и в 1940 г., до войны, материально-техническое снабжение дали вполне достаточное. При правильной организации этого дела мы имели бы хорошие результаты.

О кадрах. Не вижу кадров в Главном геологическом управлении.

Тов. Козлову и Байбакову нужно посмотреть, что за люди сидят, как руководят работой. Это прямая вина тов. Байбакова.

(Тов. Байбаков: Некоторых прогнали) Но в основной корень не взглянули. Это результат того, что мы много верили т. Сенюкову. Мы его подняли, поставили. И он действительно сделал большую работу, а он этого дела не понял и он решил, что он – пуп земли. Это вредное дело и на этом люди теряют голову и партийность. Это неправильно и тов. Сенюков должен сделать вывод.

Тов. Сенюков, Вам было предложено снять Абрамова.

(Тов. Сенюков: Вы сказали, что нужно подумать, кого поставить вместо Абрамова) Вам было приказано снять не один раз. Вы его усиленно отстаивали. Это Вы, по-видимому, помните. Уже в Москве я приказал снять немедленно. Вы не выполнили этого указания. В чем дело? А вот в чем. Это – ходатай по дачным вопросам, по квартирным делам, это ходатай по всем благоустроительным делам. Это – сукин сын, которого надо выгнать из партии, это – жулик, и партийная организация обязана эти махинации разобрать. Я уверен, что Абрамов был организатором по отправке экспедиций.

Возьмите руководство таким трестом, как геофизический. Там, очевидно потому, что мы подняли Сенюкова, боготворят его. Поспелов может испортиться, если его во время не обуздать.

Я думаю сделать по этому поводу серьезные выводы, Коллегия должна это обсудить.

Письменный отчет, представленный Главным геологическим управлением – т. Сенюковым – очковтирательский, дезорганизующий руководство наркомата. Считаю, что Главное геологическое управление с задачами, поставленными на 1941 г., не справилось, несмотря на большую материально-техническую помощь, которая оказывалась. Подбор и расстановка кадров в Главгеологии абсолютно нетерпимы.

В Главгеологии процветает подхалимство, зажим самокритики со стороны Сенюкова, нежелание подобрать необходимых работников для укрепления роторного бурения. Главное геологическое управление неудовлетворительно руководит работами таких трестов, как НижнеИз истории Великой Отечественной войны Волжский, Средне-Волжский, Татарский, в результате чего в Татарском тресте сменились 3 управляющих. Нет контроля за работой этих организаций. Люди там кормятся. ЦНИЛ Сызраньнефти – эта организация была дутая. Я считаю, что это надо записать.

То, что в Главгеологии было 5 геологов – виноват и тов. Байбаков, этим участком работы как следует не занимался. Надо наше Главное геологическое управление укрепить, причем перешерстить надо до самого низа.

О руководителе Главгеологии. Я считаю, что Сенюкова, как не обеспечившего руководства Главгеологией, с работы надо снять.

Обязать т.т. Байбакова и Козлова в 5-дневный срок дать кандидатов. Временно возложить организацию этого дела на тов. Галустова.

Дать Главгеологии человек 20 хороших инженеров и геологов.

Попова надо будет отдать под суд. Это – очковтирательство. Абрамова необходимо снять.

Поручить т.т. Байбакову, Козлову и Левицкому проверить необходимость организации так называемых «экспедиций» и виновных привлечь к суровой ответственности. Неправильно Вы сделали, тов.

Сенюков, – решение Государственного Комитета Обороны было вынесено в июле, а Вы послали экспедицию только в декабре месяце.

Передергиваете приказы, которые издает Народный Комиссар, во исполнение какого приказа возвращаете эту экспедицию, которая ничего не делала? Деньги с людей взыскать. Это – жульническая операция.

Главному геологическому управлению нужно придать форму производственного главка и сделать Главнефтеразведкой, подтвердить ранее принятое решение.

Геологический отдел наркомата нужно укрепить, добавить людей.

Надо установить хорошую зарплату – персональные оклады основным инженерам и геологам.

Тов. Сенюкова использовать на низовой работе.

Обязать т.т. Байбакова, Каламкарова, Левицкого, Галустова, Ясенева и Гальперсона в двухдекадный срок представить план работы Главнефтеразведки и план работы геологического отдела, увязать эти планы.

Также в пятидневный срок провести мероприятия по оздоровлению всего аппарата. Аппарат перевезти сюда, просмотреть всех до единого.

Хочу предупредить тов. Сенюкова. Вы не думайте, что Вы уж очень великий человек. Вы говорите, что сами занимались погрузкой и разгрузкой. Вы обязаны организовать дело, заставить людей работать, а не самому заниматься погрузкой и разгрузкой. У нас одна единица квалифицированного труда равняется трем единицам простого труда.

Те факты, которые называл тов. Галустов и которые имеются в письме уполномоченного комиссии партийного контроля по Саратовской области, нужно поручить проверить и виновных привлечь к ответственности.

Я хотел бы послушать Зельцера – начальника снабжения. Он предпочитает молчать. Проверить, что это за человек и если помогал, то придется проверить и снять с работы.

Я считаю, что дальше терпеть такое положение нельзя. Я хочу сказать это тов. Сенюкову, чтобы выводы сделали и все остальные. У Сенюкова есть струнка – холуйски подходить к вышестоящим, жать на нижестоящих. Этого делать не надо, тов. Сенюков. Надо побольше партийности и поменьше думать о том, что я – пуп земли. Тогда будет толк. У нас есть факты, когда люди, не справляющиеся с работой – более высокие, ставятся на низшую работу. Мы критически должны подходить ко всей работе и не успокаиваться.

Есть другие предложения? Кто за это предложение прошу поднять руки. Принимается.

Поручить мне, Байбакову, Левицкому, Галустову и Гальперсону отредактировать. Возражений нет? Принимается.

Присутствовали члены коллегии: И.К. Седин, Н.К. Байбаков, В.А. Рыбак, М.С. Козлов, И.Д. Карягин, В.А. Каламкаров, В.Е. Петухов, а также – В.М. Сенюков, Е.Б. Гальперсон, Кайгородов, П.И. Левицкий, Б.П. Ясенев, Г.С. Галустов, Горский, Н.Н. Калмыков и Зельцер.

Байбаков Николай Константинович (1911 – 2008) – известный советский политический и хозяйственный деятель, Герой Социалистического Труда; в 1939 – 1944 гг. – заместитель Наркома нефтяной промышленности СССР; с 1944 по 1955 г. – Нарком (Министр) нефтяной промышленности, с 1955 г. – председатель Госплана СССР.

Сенюков Василий Михайлович (1907 – 1975) – геолог-нефтяник, дважды лауреат Сталинской премии; еще во время учебы в МНИ участвовал в экспедициях Из истории Великой Отечественной войны в Западной Сибири; с 1939 г. – начальник Главгеологии Наркомнефти СССР, после марта 1942 г. – начальник партии Мосгеолтреста, с 1947 г. – директор Московского филиала ВНИГРИ.

Соколов Василий Андреевич (1900 – 1971) – советский геохимик, лауреат Сталинской премии СССР, изобретатель газовой съемки как вида геофизических исследований; в 1934 – 1950 гг. – научный руководитель Государственной всесоюзной конторы «Нефтегазосъемка», в 1950-х годах работал в Институте горючих ископаемых АН СССР.

Личность Тер-Газарова установить не удалось.

Сидоренко Михаил Васильевич – в 1941 – 1942 гг. начальник производственно-технического отдела Главгеологии Наркомнефти СССР; в конце 1940-х годов – начальник Главвостокнефтедобычи Миннефтепрома СССР; в 1956 – 1965 гг. – первый заместитель начальника Главгаза СССР, затем, до 1979 г. – первый заместитель Министра газовой промышленности СССР.

Личность Абрамова установить не удалось, в 1942 г. работал в должности заместителя начальника Главгеологии.

Хельквист Герман Августович (1894 – 1968) – советский геолог, член-корреспондент АН СССР (1958); в 1940-х годах – главный геолог и начальник геологического отдела Наркомнефти СССР.

Седин Иван Корнеевич (1906 – 1972) – советский партийный и хозяйственный деятель, Герой Социалистического Труда (1944); в 1940 – 1944 гг. – нарком нефтяной промышленности; с мая 1945 г. – нарком текстильной промышленности.

Булдыр, правильно Булдырь, – селение, давшее название структуре, которая находится в 15 км к северо-востоку от г. Чистополя (ТАССР). Булдырская структура считалась одной из наиболее перспективных, но нефти там получить не удалось, и она стала символом неудачного поиска; Нытва – место в Пермской области, где также закладывались разведочные скважины.

В структуру Главгеолгии входило 8 территориальных геологических трестов.

В 1929 г. в районе Верхнее-Чусовских городков (современная Пермская область) была открыта первая нефть Второго Баку, однако результаты не оправдали надежд – нефтяное месторождение оказалось небольшим.

Васильев Виктор Григорьевич (1910 – 1979) – советский геолог, один из открывателей западносибирской нефти, лауреат Сталинской премии; в 1930-х работал геологом в тресте «Востокнефть», в 1942 – директор НГРИ.

Алексин Александр Георгиевич (1911 – 2008) – советский геолог, лауреат Государственной премии; в 1939 г. – главный геолог Укрнефтекомбината, с 1941 г.

главный инженер Главгеологии, в 1942 – 1945 гг. – главный геолог Усть-Енисейской экспедиции Горно-геологического управления Главсевморпути. Воспоминания А.Г. Алексина опубликованы в: Ветераны (воспоминания): из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 18. – М.: Нефтяное хозяйство, 2006. – С. 80 – 131.

Гальперсон Евгений Борисович (1906 – 1978) – советский экономист-нефтяник, начальник планового отдела Наркомата, затем Главного планово-экономического управления Министерства нефтяной промышленности СССР.

Левицкий Петр Иванович – в середине 1930-х – старший геолог трестов «Азнефтеразведка», «Прикамнефть»; в 1942 – 1945 гг. – работник Наркомата нефтяной промышленности.

Галустов Г.С. – в 1941 – 1942 гг. – главный инженер Главгеологии, по собственному признанию был автором письма наркому И.К. Седину «о безобразной работе т. Сенюкова и в целом главка» в марте 1942 г., после чего на повестку заседания коллегии было вынесено обсуждение работы Главнефтегеологии (РГАЭ. Ф.

8627. Оп. 9. Д. 635. Л. 8); в 1950 г. – управляющий трестом «Союзнефтегазразведка».

«Франкс» – передвижной буровой станок.

Личности Козмина и Белова установить не удалось.

Личности Сазонова и Фоменко установить не удалось.

Рябухин Георгий Евгеньевич (1908 – 1998) – известный советский геологнефтяник, внес большой вклад в изучение геологии Западной Сибири; в 1942 г. – начальник бюро Сибнефти Наркомнефти СССР.

Ясенев Борис Петрович – советский геохимик, лауреат Сталинской премии (1949), в 1942 г. – главный геолог Государственной всесоюзной конторы «Нефтегазосъемка».

Каламкаров Вартан Александрович (1906 – 1992) – известный советский нефтяник, в 1942 г. – начальник Куйбышевнефтекомбината, с 1944 г. – начальник Технического управления Наркомата нефтяной промышленности СССР, затем заместитель наркома, с 1955 г. – заместитель Председателя Госплана СССР.

Из истории Великой Отечественной войны Нефтяная промышленность СССР В 1943 г. уровень добычи нефти в СССР был самым низким за все годы войны, а в 1944 г. нефтяная промышленность (прежде всего – добыча нефти) росла медленнее, чем все другие главные отрасли тяжелой промышленности1. В целом за 1944 год добыча нефти составила 18226 тыс. тонн – чуть больше, чем в 1943 г.

(17943 тыс. тонн), но значительно меньше, чем в 1942 и 1941 г.

Задолго до окончания войны началась конверсия производства.

Доля оборонной продукции на предприятиях Главнефтемаша еще в январе 1944 г. составлявшая 67,2%, к октябрю снизилась до 57,0%; это снижение продолжалось и в последующие месяцы. Во втором квартале 1945 г. уже на 88% машиностроительные предприятия Наркомнефти выпускали нефтеоборудование и только на 12% – вооружения. Но эти изменения не сразу могли дать результаты – и в целом в 1944 г. положение в отрасли оставалось очень напряженным.

В феврале 1945 г. состоялось Всесоюзное техническое совещание по вопросам интенсификации бурения и нефтедобычи. Выступая на нем, нарком отрасли Н.К. Байбаков отметил, что хотя план добычи нефти за 1944 г. был выполнен лишь на 94%, а бурения – и того меньше, на 66%, но по производству основных нефтепродуктов план был перевыполнен; причем по авиабензину, особенно нужному фронту, план был перевыполнен на 17%. Полностью справились с заданием машиностроительные предприятия наркомата3.

В основном районе нефтедобычи – Бакинском – в 1944 г. нефти было извлечено из недр почти на миллион тонн меньше, чем в 1943 г.:

соответствующие показатели составляли 11,8 млн. тонн (1944 г.) и 12,7 млн. тонн (1943 г.)4. Так что весь прирост добычи был обеспечен другими районами, которым пришлось еще и компенсировать падение нефтедобычи на Апшероне.

Падение нефтедобычи в Азербайджане станет понятным, если вспомнить, что значительная часть нефтяников и оборудования были эвакуированы; нефтеразведка в 1942–1943 гг. велась крайне слабо; эксплуатационные и разведочные скважины бурились в минимальных масштабах.

11 мая 1944 г. ГКО принял постановление «О мероприятиях по увеличению добычи нефти в 1944 г.». Постановление предусматривало резкое увеличение буровых работ, форсированную добычу нефти на предприятиях Азнефтекомбината и Грознефтекомбината, частичное возвращение эвакуированных кадров и оборудования. Часть специалистов увольнялась из армии и направлялась на прежние места работы. На азербайджанские нефтепромыслы направлялись 15 тысяч рабочих из числа сельской молодежи5.

В 1944 г. конверсия производства постоянно нарастала; предприятия, ранее выпускавшие оборонную продукцию, возвращались к прежней производственной специализации. Нефтяная промышленность стала получать больше оборудования. В результате наступления Красной Армии в хозяйственный оборот вовлекались территории, ранее оккупированные противником. Так, обсадные, бурильные и нефтепроводные трубы поступали до войны с Таганрогского и Мариупольского заводов. Поставки возобновились летом 1944 г. В результате принятых мер общая проходка скважин в Азербайджане в 1944 г. увеличилась в 2,5 раза по сравнению с 1943 г.7 В Азербайджане не оказалось достаточного количества подготовленных к эксплуатации разведанных нефтеносных площадей; чтобы их получить, в 1944 г. разведочное бурение увеличилось почти вдвое по сравнению с 1942 г. (с 37,6 тыс. м до 72,6 тыс. м)8. По величине разведочного бурения в 1944 г. и 1945 г. «Азнефть» была на первом месте в СССР (табл. 1).

Благодаря увеличившейся нефтеразведке в 1944 г. на Апшеронском полуострове были открыты новые нефтяные месторождения – Бузовны и Маштаги10. Появилась возможность увеличить эксплуатационное бурение – и на этих площадях, и на других. И в 1945 г. эксплуатационное бурение существенно, сразу в два с лишним раза, превысило уровень 1944 г.: с 66,2 тыс. м оно поднялось до 146 тыс. м в 1945 г. Но даже такой объем эксплуатационного бурения был в 4,8 раза меньше, чем в 1940 г. Из истории Великой Отечественной войны В том числе:

Наряду с бурением на суше стало развиваться бурение на прибрежном шельфе Каспия. В 1944 г. при «Азнефти» был организован трест морского бурения12.

Чтобы добраться до нефтеносных слоев в середине 1940-х годов в Азербайджане приходилось бурить довольно глубокие скважины. В 1944 г. средняя глубина пробуренной скважины составляла:

Азнефтекомбинат – 1500 м.

Молотовнефтекомбинат – 1000 м.

Бугурусланнефть – 400 м13.

В начале 1945 г. в Азербайджане было уже достаточно много буровых станков – во всяком случае, больше, чем в других нефтекомбинатах. На 1 марта 1945 г. комплекты буровых станков распределялись по трестам Наркомнефти следующим образом:

Азнефть – Башнефть – Казахстаннефть – Куйбышевнефть – Грознефть – Краснодарнефть – Молотовнефть – Калининнефть – Бугурусланнефть – Укрнефть – 1314.

Эксплуатационное бурение в 1944 и 1945 гг.

В том числе:

Как и прежде Азербайджан с 1945 г. стал занимать первое место по эксплуатационному бурению, причем с большим отрывом от других регионов (табл. 2). Но если в 1940 г. на Азербайджан приходилось 50,5% общесоюзного объема эксплуатационного бурения, то в 1945 г. – лишь 28,5%.

Тем не менее, объем добычи в Азербайджане в 1945 г. вновь упал – до 11,5 млн. тонн. К довоенному уровню добычи Азербайджан впервые приблизился лишь в 1966 г., когда добыча составила 22,176 млн. тонн16. Удельный вес Азербайджана в общесоюзной добыче нефти, в 1943 г. составлявший 70,7%, к 1944 г. снизился до 65,0%, а к 1945 г. – до 59,4%17.

На Северном Кавказе после катастрофического падения 1942–1943 гг., связанного с ведением военных действий и временной потерей части территорий, в 1944 г. добыча нефти возросла, и довольно существенно: доля Северного Кавказа в общесоюзной добыче нефти, составлявшая в 1943 г. всего 4,6% (в 1940 г. эти районы дали 14,9%), к 1944 г. увеличилась до 8,2%. Опережающий рост сохранился и в 1945 г., когда удельный вес Северного Кавказа повысился до 9,9% общесоюзной добычи18.

Из истории Великой Отечественной войны В 1944 г, в «Грознефти» было пробурено эксплуатационным бурением 70,9 тыс. м – больше, чем в любом другом нефтекомбинате. А в 1945 г. на первое место в СССР по эксплуатационному бурению вышла «Краснодарнефть», в 1944 г. занимавшая по этому показателю третье место после «Грознефти» и «Азнефти»19. Во время войны при отступлении советских войск майкопские скважины, чтобы они не достались врагу, были умышленно испорчены так, что восстановлению они не подлежали – легче было пробурить новые.

Работать на Северном Кавказе нефтяникам приходилось в очень тяжелых условиях. Никак нельзя сказать, что в каких-то регионах было легко, но на Северном Кавказе лучшее оборудование было эвакуировано, часть производственных и непроизводственных фондов разрушена в ходе бомбардировок, артобстрелов, умышленного уничтожения. Так, на 1 января 1942 г. жилой фонд треста «Малгобекнефть» составлял 43,3 тыс. кв. метров. Из них немцами было разрушено и приведено в негодность в ходе боев и временной оккупации 32,6 тыс. кв. метров. После оккупации к концу апреля 1945 г. было восстановлено и построено 356 кв. метров, приспособлено под жилье – 13 тыс. кв. метров. Кроме того, рабочие треста «Малгобекнефть» были размещены в 750 землянках и 7 палатках. Если на 1 января 1942 г. на душу населения там приходилось 5,5 кв. метров жилплощади, то на 1 апреля 1945 г. – всего лишь 1,2 кв. метров20.

Еще раз подчеркнем, что и в районах, относительно удаленных от фронта, нефтяникам подчас жилось не лучше. Особенно это касалось «спецконтингента». Поздней осенью 1943 г. Куйбышевский обком докладывал в Москву: «Всего на Ставропольском нефтепромысле вместе со строительными организациями имеется около 1500 чел.

спецконтингента, которые живут в утепленных палатках с печками, плетеных бараках и некоторые – в землянках (...).

Спецконтингент не имеет постельных принадлежностей, ни белья, ни одежды как летней, так и зимней. Свою имеющуюся одежду за время работы около года всю изорвали, в связи с чем наблюдается очень большая завшивленность (...).

Положение со спецконтингентом почти такое же, если не хуже, и в тресте «Кинельнефть», и в тресте «Сызраньнефть»21.

Так как новое оборудование для бурения почти не поступало, старое изнашивалось, это приводило к частым авариям. В отличие от 1937 г. в этих авариях, как правило, не видели никакого «вредительства».

В справке, подготовленной посланным в Грозный ответственным организатором Организационно-инструкторского отдела ЦК ВКП(б) в октябре 1944 г., отмечалось: «Часть бурильного оборудования, особенно бурильных труб, очень изношено, что приводит к авариям и снижает механические скорости проходки скважин»22. За первое полугодие 1944 г. на грозненских нефтепромыслах произошло 40 аварий, из-за которых 4 пробуренных скважины совершенно выбыли из строя и 4 находились в длительном ремонте23. По наркомату в целом за январь – сентябрь 1945 г. в бурении произошло 1127 аварий24.

В 1944 г. Чечено-Ингушская АССР была преобразована в Грозненскую область; чеченцы и ингуши были переселены в восточные районы. В нефтяной промышленности чеченцы практически не работали, поэтому на динамику восстановительных работ «Грознефти» эти меры прямого влияния не оказали. Соответственно, в архивных фондах не отложилось и сведений о каких-то связанных с переселением эксцессах, напрямую касавшихся «Грознефти». Хотя в сельской местности такие эксцессы были, о чем свидетельствует, например, подготовленный в 1944 г. следующий документ: «Отдельные руководящие партийные работники, пользуясь бесконтрольностью, допустили разбазаривание, занимались присвоением хлеба, скота и имущества, оставшегося от переселенцев. Обком ВКП(б) привлек их к ответственности, снял с работы и исключил из партии 5 секретарей сельских райкомов.

Ответ. организатор Организационно-инструкторского отдела В 1944–1945 гг. нефтедобывающая промышленность в восточных районах развивалась быстрее, чем на Кавказе. Доля восточных районов в общесоюзной добыче нефти, составлявшая в 1943 г. 23,8%, в 1944 г. поднялась до 25,5%, а в 1945 г. – до 28,3%26. Именно благодаря восточным районам в 1945 г. был обеспечен общесоюзный прирост добычи нефти, составивший более 1 млн. тонн: если в 1944 г.

Из истории Великой Отечественной войны было добыто 18226 тыс. тонн, то в 1945 г. -19377 тыс. тонн. В 1945 г.

в Урало-Поволжье было добыто 2818,2 тыс. тонн нефти – в полтора раза больше, чем в 1940 г. Квартальная добыча нефти в СССР, упавшая в первом квартале 1945 г., резко увеличилась во втором квартале, затем этот рост продолжился. Продукцию для нефтяной промышленности стали поставлять и оборонные отрасли, целиком работавшие для фронта.

Квартальная добыча нефти в 1945 г.

(четвертый квартал 1942 г. – 100 %) I квартал – 95 % II квартал – 104 % III квартал – 105 % Нефтеразведка в Волго-Уральском регионе, не дававшая значительных результатов в 1941-1943 гг., наконец-то, в 1944 г., привела к большим открытиям. Нарком нефтяной промышленности докладывал заместителю Председателя Совнаркома СССР Л.П.Берии в середине 1944 г.: «В течение 1942-1944 гг. открыто 22 месторождения; из них 19 нефтяных и 3 газовых. Кроме того, на трех разрабатываемых месторождениях открыты новые богатые промышленные пласты.

В числе вновь открытых нефтяных месторождений и пластов входят: Кинзебулатово (Башкирская АССР), Махач-Кала (Дагестанская АССР), Палванташ, Андижан (VII пл.), Южный Аламышик, Айритан (Фергана), Бузовны (Азербайджанская ССР), Южный Кошкар, Сагиз (X юрский пласт), Нармунданак (Казахская ССР), Али-Юрт (Грозненская область), Заборовка, Яблоневый Овраг (девон), Зольный Овраг, Губино, Старое Похвистнево (Куйбышевская обл.), Заглядино, Красноярка, Восточная Ново-Степановка (Чкаловская обл.), Шугурово (Татарская АССР), Ляль-Микар (Узбекская ССР), Эхаби (XIX пласт, о. Сахалин).

В число вновь открытых газовых месторождений входят: Елшанка, Курдюм (Саратовская обл.), Аманак (Куйбышевская обл.).

С момента открытия перечисленных месторождений до 1 июля 1944 года на них подготовлены для эксплуатационного бурения и приращены по промышленным категориям фондов (А + В) 1740 скважино-точек, в том числе на газ 97 скв/точек»29.

Документ был составлен в июле 1944 г. и, видимо, еще не до конца было понятно значение открытия первого месторождения девонской нефти в СССР – Яблоневого (иногда пишут – «Яблонового») Оврага. О том, что надо искать нефть в более глубоких, девонских слоях, геологи говорили давно. И вот – первое открытие. 26 ноября 1943 г. в Куйбышевской области, у пункта Яблоневый Овраг, была заложена скважина № 41. После достижения проектной глубины большой нефти не получили. До этого несколько скважин при более глубоком бурении – «на девон» – нефти не дали. Однако и Наркомат нефтяной промышленности, и Куйбышевский обком ВКП(б) были за углубление скважины. 8 июня 1944 г., с глубины 1600 метров, скважина дала фонтан дебитом 485 т/сутки. За все время эксплуатации «сорок первая» дала около 300 тыс. тонн нефти30.

Следующее открытие девонской нефти было сделано в 1944 г. в Башкирии. В начале 1944 г. в районе Туймазы нефть добывалась из угленосных свит, скважины давали в среднем около 4 тонн в сутки, а в то же время в Майкопе – около 150–200 тонн. Было принято вполне понятное решение о демонтаже буровых установок и возвращении их на юг. Чтобы обеспечить своевременное выполнение приказа, в конце весны 1944 г. в Туймазы прибыл заместитель наркома. Скважины демонтировали, но одну, под номером 100, продолжали бурить, хотя скважина прошла уже глубину 1500 м, а нефти все не было. Бурить или нет дальше – мнения разделились. Особенно настаивал на продолжении бурения заместитель главного геолога треста «Туймазанефть» М.В. Мальцев. 26 сентября 1944 г. на глубине 1680–1686 м скважина дала фонтан нефти. Это была девонская нефть. «Сотая»

скважина эксплуатировалась 45 лет и за это время дала 842 тыс. тонн нефти31. Только одна скважина № 100 стала давать нефти больше, чем все ранее пробуренные на Туймазинской площади скважины32. К сентябрю 1945 г., за один год добыча нефти на Туймазинском месторождении возросла более чем в 12 раз.

Сделанное открытие однако не привело к резкому росту объемов бурения в Башкирии: ресурсы были ограничены, а на Кавказе надо было бурить скважины взамен утраченных во время войны. При небольшом приросте эксплуатационного бурения в «Башнефти»

(от 29,1 тыс. м в 1944 г, до 31,1 тыс. м в 1945 г.) разведочное буреИз истории Великой Отечественной войны ние в 1945 г. даже сократилось – с 53,6 тыс. м до 37,7 тыс. м. Если в 1942 г. по этому показателю «Башнефть» была на первом месте в СССР, то в 1945 г. – на третьем (после «Азнефти» и «Грознефти»).

По эксплуатационному бурению «Башнефть» в 1945 г. была на седьмом месте в СССР33.

И в Татарии в 1944 г. было сделано открытие – на карте появилось Бавлинское месторождение нефти (на самом юго-востоке республики), но не в девоне, а в нижнем карбоне. Время девонской нефти Татарии придет чуть позже.

Велась нефтеразведка и в других районах. Так, в Коми АССР в 1943 г. было открыто Войвожское газонефтяное месторождение, в 1945 г. – Нибельское34.

Следует отметить, что во время войны очень значительно изменилось соотношение между разведочным и эксплуатационным бурением: в 1940 г. разведочное бурение по Наркомнефти составляло 36,3% эксплуатационного, в 1944 г. – 71,8%, в 1946 г. – 73,6%35. В целом по стране проходка скважин бурением сократилась с 1947 тыс. м в 1940 г. до 947 тыс. м в 1945 г. Разумеется, не всегда поиски нефти были такими успешными, как в Башкирии и Куйбышевской области. В районе Нордвика (п-ов Таймыр) разведочное бурение на нефть возобновилось в 1942 г. В 1943 г.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |


Похожие работы:

«Geographical Society of the USSR ALL-UNION INSTITUTE OF KARSTOLOGY AND SPELEOLOGY Gorkii University in Perm PESHCHERY (CAVES) N 16 Former Speleological Bulletin founded in 1947 PERM 1976 МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РСФСР ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СОЮЗА ССР ВСЕСОЮЗНЫЙ ИНСТИТУТ КАРСТОВЕДЕНИЯ И СПЕЛЕОЛОГИИ ПЕРМСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А. М. ГОРЬКОГО ПЕЩЕРЫ выпуск ПЕРМЬ— ОСНОВАН В 1947 ГОДУ РАНЕЕ ВЫХОДИЛ ПОД НАЗВАНИЕМ...»

«Geographical Society of the USSR INSTITUTE OF KARSTOLOGY AND SPELEOLOGY Gorkii University in Perm PESHCHERY (CAVES) № 12—13 Former Speleological Bulletin founded in 1947 PERM 1972 Географическое общество Союза ССР ИНСТИТУТ КАРСТОВЕДЕНИЯ И СПЕЛЕОЛОГИИ Пермский ордена Трудового Красного Знамени государственный университет имени А. М. Горького ПЕЩЕРЫ выпуск 12—13 ПЕРМЬ — 1972 ОСНОВАН В 1947 ГОДУ Ранее выходил под названием Спелеологический бюллетень В настоящем очередном выпуске сборника, кроме...»

«ДОКЛАД ТУРКМЕНИСТАНА О ВЫПОЛНЕНИИ КОНВЕНЦИИ О ПРАВАХ РЕБЕНКА ВВЕДЕНИЕ 1. Конвенция о правах ребенка ратифицирована Меджлисом (Парламентом) Туркменистана 23 сентября 1994 года. 2. Настоящий доклад подготовлен во исполнение пункта 1 а) статьи 44 Конвенции о правах ребенка в соответствии с рекомендациями Комитета по правам ребенка, содержащимся в документе CRC/C/58 руководство по форме и содержанию первичных докладов, которые должны представляться государствами-участниками в соответствии с пунктом...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.