WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Выпуск III (2011) ISSN 1821–3146 УДК 811.161.1 РУСКИ ЈЕЗИК КАО ИНОСЛОВЕНСКИ (Књига III Савремено изучавање руског језика и руске културе у инословенској средини ...»

-- [ Страница 4 ] --

Косвенный субъект: привлекательность для иностранных инвесторов, опасность для государства, безопасность для здоровья. Субъект, выраженный родительным падежом с предлогом для (Золотова данную функцию называет авторизатором, см. Золотова 2001, 43), можно заменить дательным субъекта, но только в случае, когда имеется прилагательное (неизвестный кому, для кого, необходимый кому, для кого/чего, непонятный кому, для кого...). С деадъективными существительными чаще всего употребляется либо та, либо другая конструкция, очень редко обе. Дательный падеж без предлога с прилагательным употребляется в случаях, когда прилагательное обозначает состояние, т.е. когда возможно соответствующее предикативное слово (нужный – нужно, обидный – обидно, неприятный – неприятно). Во всех других случаях прилагательное употребляется с родительным падежом с предлогом для для обозначения авторизатора оценки, сообщенной прилагательным или деадъективным существительным.

назначение: годность к плаванию, годность для питья квалификация: верность до гроба, преданность до могилы (отглагольного происхождения), решимость до азарта место: редкость в нашей практике причина: удовлетворение от игры, неудобство от тяжести, краснота каузатор-делибератив: радость за подругу, ответственность за безопасность, гордость за свой народ (возможно и с беспредложным творительным) С инфинитивом употребляются в основном деадъективные существительные с модальным компонентом в значении:

готовность помочь; удовольствие иметь дело; обязанность совершить;

склонность усматривать; невозможность полноценно работать; согласие принять беду; способность проявить заботу; возможность отдыхать; необходимость переделать; легкость убить Детерминативы в сербском.

косвенный субъект: корисност за развој, штетност за нацију, важност за опстанак, безбедност за грађане место: утицајност у друштву, прогнанство из Русије время: заузетост целе зиме, самоћа у старости причина: бледило од умора, црвенило од стида мера, степень: гојазност преко мере, отупелост до крајње границе, напетост до пуцања Деадъективные существительные как синтаксические дериваты...

В анализе деадъективных существительных мы пришли к следующим выводам.

1. Мы заметили некоторые закономерности, касающиеся сугубо морфологического аспекта данной группы существительных, что совпадает с нашими самыми общими предпосылками в подходе к синтаксической деривации. Деадъективные существительные в обоих языках в основном относятся к женскому роду, реже среднему. Если у них имеется абстрактное значение качества или состояния, а не конкретное, предметное значение, они не употребляются во множественном числе.

2. В обоих языках они образуются от качественных прилагательных, реже от относительных. Если они произведены от относительных прилагательных, тогда у них окказиональное, потенциальное значение и употребление.

3. На внутреннем синтаксическом плане выявлено следующее:

– одновалентные конструкции с деадъективными существительными имеют экспрессивную или оценочную функцию;

– в отличие от девербативных конструкций у деадъективных в приименном родительном выступает только субъект, т.е. носитель признака, выраженного деадъективом. Объект редко выражается родительным падежом в деадъективной конструкции. Наряду с приименным постпозитивным родительным падежом, носитель признака можно выразить объект притяжательным местоимением и притяжательным прилагательным, как и в девербативных конструкциях от непереходных глаголов,. Итак, деадъективные конструкции примыкают к девербативным от непереходных глаголов по своим синтаксическим характеристикам;

– аргумент деадъективного существительного, выраженный винительным, дательным и творительным падежом, коррелирует с родственным в словообразовательном отношении глаголом с тем же управлением. Однако можно в равной мере найти примеры с винительным (исключительно с предлогом), дательным и творительным (с предлогом или без предлога) падежом, унаследованным от мотивирующего прилагательного;

– проводя анализ деадъективных конструкций с дательным, винительным, творительным и предложным падежом управления в русском языке, мы обратили внимание и на возможность синонимии, т.е. вариантных конструкций с другими предлогами или падежами. Весьма нередко наличие глагола в словообразовательном гнезде данного деадъективного существительного может повлиять на возникновение вариантного управления (злость на кого (=злиться на кого) /к кому);

– мы обратили внимание и на более свободную сочетаемость деадъективных существительных в русском языке. Они, в отличие от сербских, могут употребляться в словосочетаниях с инфинитивом восполнения (это в основном деадъективы с модальным значением). В сербском языке деадъективное существительное открывает аргументное место для всей пропозиции или, реже, для девербативного существительного:

могућност да се отпутује на море, способност привређивања.

ЛИТЕРАТУРА

Бакина М. А. 1975а – М. А. Бакина, Потенциальные слова, мотивированные прилагательными, в современной поэзии. Слово в русской советской поэзии, Москва, 1975а, с. 132-163.

Бакина М. А. 1975б – М. А. Бакина, Окказиональные слова, мотивированные прилагательными, в современной поэзии. Слово в русской советской поэзии, Москва, 1975б, с. 164-179.



Бугарски 2004 – Наташа Бугарски, Деадјективна именица као средство номинализације (у публицистичком стилу стандардног српског језика). Зборник Матице српске за филологију и лингвистику, Нови Сад, 2004, 47/1-2, стр.

297-404.

Вићентић 2009 – Биљана Вићентић, Синтаксички аргументи девербативних именица у руском у поређењу са српским. Зборник радова са I научног скупа младих филолога Србије „Савремена проучавања језика и књижевности“, година I, књига I, Крагујевац, 2009, стр. 15-34.

Золотова 2001 – Г. А. Золотова, Синтаксический словарь. Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. Москва: УРСС, 2001, с. 439.

Клајн 2003 – Иван Клајн, Творба речи у савременом српском језику 2. Суфиксација и конверзија. Београд, 2003, 514 стр.

Курилович 1962 – Е.Курилович, Очерки по лингвистике. Москва, 1962, 454 стр.

Марић 2010 – Биљана Марић, Синтаксичка деривација у савременом руском књижевном језику у поређењу са српским. Докторска дисертација, Београд, Молошная 1975 – Т. Н. Молошная, Субстантивные словосочетания в славянских языках. Москва, 1975, с. 236.

Молошная 1985 – Т. Н. Молошная, Адъективные словосочетания в славянских и балканских языках. Москва, 1985, с. 256.

Николић 2000 – Мирослав Николић, Обратни речник срскога језика. Београд, 2000, с. 1394.

Павловић 1953 – М. Павловић, Апстрактне именице с наставком –ост. Наш језик, 1953, IV, 9-10, стр. 296-307.

Радовановић, Бугарски 2007 – Милорад Радовановић, Бугарски Наташа, Номинализације: два лика. Зборник Матице српске за славистику, Нови Сад, 2007, 71-72, стр. 199-208.

Развитие словообразования современного русского языка: Наука, Москва, Деадъективные существительные как синтаксические дериваты...

Розенталь 2005 – Д. Э.Розенталь, Русский язык. Управление в русском языке.

Практическая стилистика. Москва, 2005, с. 751.

Современный русский язык, под ред. В. А. Белошапковой, Москва, 1989.

Станковић 1979 – Богољуб Станковић, Интерференција у предикатским синтагмама руског и српскохрватског језика. Београд, 1979, стр. 235.

Тополињска 2003 – Зузана Тополињска, Полски-македонски. Граматичка конфронтација. 6. Синтаксичка деривација. Скопје, 2003, 191 стр.

Adamec 1971 – Pemysl Adamec, Deverbativn a deadjektivn substantiva jako soust povrchov reprezentace prediktu ruskch vet. Bulletin stavu ruskho jazyka a literatury, Praha, 1971, XV, str. 47-64.

КОРПУС

www.ruscorpora.ru – для русского языка Електронски корпус српског језика проф. Д. Витаса

ДЕАДЈЕКТИВНЕ ИМЕНИЦЕ КАО СИНТАКСИЧКИ ДЕРИВАТИ

У раду се испитују особине деадјективних именица као синтаксичких деривата, што подразумева, у складу с нашом полазном идејом, њихову специфичност као групе речи унутар именица као врсте речи с формалног (творбеног и морфолошког), функционалног (унутарсинтаксичког и спољносинтаксичког) и категоријалносемантичког становишта. Највећа пажња се овде поклања унутарсинтаксичким карактеристикама деадјективних именица у руском језику у поређењу са српским. У питању су деривационо-синтаксички односи које деадјективна именица остварује захваљујући наслеђивању аргумената од мотивног придева.

Кључне речи: деадјективне именице, синтаксички деривати, руски, српски.

Получено 26 января 2011 г.

Драгана Керкез Филологический факультет Белградского университета Белград, Сербия

ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ С КОМПОНЕНТОМ «ЧУДО»

В РУССКОМ И СЕРБСКОМ ЯЗЫКАХ

Аннотация: Данная работа посвящена изучению фразеологизмов в русском и сербском языках, основным компонентом которых является слово чудо. Автором выделены пять семантических групп, к которым могут быть отнесены проанализированные фразеологизмы: 1) констатация реально существующего факта или описание создавшейся ситуации с точки зрения ее необычности; 2) отрицательная характеризация реально существующего факта или создавшейся ситуации; 3) обладание большим количеством каких-либо знаний, умений; 4) указание на поражающе большое количество самых разнообразных явлений; 5) описание реакции на реально существующее явление или ситуацию. Более подробно анализируется фразеологизм чудеса в решете в русском, и чудо невиђено и чудна ми чуда в сербском языках.

Ключевые слова: фразеологизм, чудо, концепт, семантическая группа, чудеса в решете, чудо невиђено, чудна ми чуда.

IDIOMS WITH THE COMPONENT ”MIRACLE“ IN RUSSIAN AND SERBIAN

LANGUAGES

Abstract: This article is dedicated to the idioms in Russian and Serbian language containing the word “miracle” as a basic term. The author has identified five semantic groups that can classify the analyzed idioms: 1) characterization of the real fact or the situation in terms of the 2) the negative characterization of the real fact or situation; 3) possession of any set of knowledge, skills 4) an indication of the huge number of very different phenomena; 5) characterization of the reaction on the real facts or situations. In more details idioms чудеса в решете in Russian, or чудо невиђено and чудна ми чуда in Serbian language are analyzed.

Keywords: idiom, miracle, concept, semantic group, чудеса в решете, чудо невиђено, чудна ми чуда.

Жажда чуда и стремление дать ответ на вопрос «Что такое чудо?» присущи человеку как homo religiosus. На протяжении всего развития человеческой мысли вопросом «Что такое чудо?» задавались многие. В связи с этим хотелось бы процитировать слова отца П. В. Флоренского, произнесенные им на конференции «Научные и богословские аспекты исследования Туринской плащаницы и чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви». В частности, о. Павел тогда сказал: «Что такое вода, знаем, но как определить? Физики скажут одно, химики другое, мы третье. Так же и чудо. Знаем, что это – некое Фразеологизмы с компонентом »чудо« в русском и сербском языках неординарное явление, необычное явление, но дать четкое, удовлетворяющее всех определение нелегко» [anomalia.kulichki.ru].

Трудно не согласиться с о. П. Флоренским, что дать однозначный и удовлетворяющий всех ответ на вопрос что такое чудо? далеко не просто. Конечно, размышляя о выбранной нами теме, мы не ставили перед собою такую цель. Наша цель иная: сосредоточить свое внимание на фразеологизмах с компонентом чудо в русском и сербском языках.

Слово Чудо уже было предметом нашего исследования. Ранее мы говорили об ассоциативных полях чуда в интересующих нас языках. Таким образом, настоящая работа представляет собой продолжение нашего исследования слова чуда в русле одного из самых актуальных направлений современной науки о языке, основной характеристикой которого является антропоцентричность, т.е.

в русле языковой концептуализации мира.

Как носителями русского языка, так и носителями сербского языка как родного концепт чудо характеризуется следующими признаками: 1) необычностью, сверхъестественностью для данного мира; 2) необъяснимостью с точки зрения науки; 3) оно объясняется только вмешательством высшей (как правило, Божественной) силы.

Способы вербализации любого концепта могут быть разными – например, фразеологизмы. В.Н. Телия писала, что фразеологический состав языка – это «зеркало, в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание», именно фразеологизмы как бы навязывают носителям языка особое видение мира, ситуации [Телия 1996: 83].

Число фразеологизмов, в состав которых входит компонент чудо, несомненно превышает число фразеологизмов, которые мы приведем в нашей работе, так как в качестве объекта исследования нами были выбраны только фразеологизмы, зафиксированные в доступных нам фразеологических и толковых словарях русского и сербского языков, а также в двуязычном русско-сербском фразеологическом словаре (см. список источников в конце работы).

Выбор словаря как основного источника легко объясним. Любой словарь, как справедливо замечает Савельева, является нерукотворной социальной сокровищницей и одновременно уникальным историко-культурным феноменом [Савельева 2000:84].

Само значение отдельного фразеологизма определялось на основе анализа примеров, подобранных как из словарей, так и из электронных корпусов русского [ruscorpora.ru] и сербского языков [korpus.matf.bg.ac.rs], а также из Интернета.

Согласно словарному материалу, в русском языке существуют следующие фразеологизмы с компонентом чудо: чудо чудное, чудеса в решете, что за чудеса, что за чудо, восьмое (осмое) чудо света, не чудо, чудо из чудес, чудо-юдо, чудеса на постном масле.

Как мы видим, большая часть фразеологизмов с компонентом чудо включает в свой состав 2 или 3 компонента: двухкомпонентные фразеологизмы ( единицы – чудо чудное, не чудо) в количественном отношении уступают трехкомпонентным (3 единицы – чудеса в решете; что за чудо (чудеса), восьмое чудо света, чудо из чудес). При этом два из четырех трехкомпонентных являются в вариантных формах (восьмое (осмое чудо) света; что за чудеса (чудо)). Также в словаре под редакцией А. И. Федорова зафиксирован один четырехкомпонентный фразеологизм (чудо на постном масле).

Теперь обратимся к фрезеологизмам с компонентом чудо в сербском языке: бити (наћи се) у чуду; гле чуда!; забавити се о свом чуду; за (дивно) чудо;

чудо невиђено; занемети (зинути) од чуда; знати сто чуда; ићи као на чудо;

крстити се од чуда; ни по чуда; свако чудо за три дана; чудно (чудног) ми чуда, чудно ми; чудо и покор; чудом, неким чудом; чудом се чудити; чудо над чудима; чудити се (живим) чудом, чинити (учинити, правити, направити, радити) триста чуда; триста чуда; чуда и чудеса; чудо божије; чудо над чудима, гледати (посматрати) као у чудо (у чуду); (као) неким чудом; обећавати чуда;

осмо свјетско чудо; остати (стајати) као укопан од чуда; чинити (учинити, правити, створити) чудо.

Первое, что бросается в глаза, это тот факт, что число интересующих нас фразеологизмов в сербском материале превосходит их число в русском. Также можно указать и на отличие структуры фразеологизмов в русском языке, являющихся преимущественно 2 и 3-компонентными, в то время как в сербском языке существуют фразеологизмы, включающие в свой состав даже 5 компонентов (напр. свако чудо за три дана). Что же касается первого выделенного отличия между набором фразеологизмов в русском и сербском языке, т.е. разницы в количестве данных фразеологизмов, то это, между прочим, можно объяснить разницей в учениях о фразеологизмах русских и сербских фразеологов.

Анализ отобранного нами материала привел нас к выводу, что фразеологизмы с компонентом чудо в русском и сербском языке могут быть представлены следующими семантическими группами: 1) констатация реально существующего факта или создавшейся ситуации с точки зрения ее необычности (Поэтому театр в этом смысле это действительно чудо из чудес; Хозяева посылок не протестовали получить посылку было чудом из чудес; Гледај, гледај чуда невиђена!; Чудна ми чуда једно око! Шта ће ти очи, кад има ко за нас да гледа и води нас срећи?); 2) отрицательная характеризация реально существующего факта или создавшейся ситуации (Сваки дан све веће чудо и покор, а кад јој ко штогод помене, она одмах прети да ће да се врати оцу; Когда, к примеру, все эти чудеса на постном масле ожидаются? – Это от нас самих зависит. Ну, скажем, лет через десять1 (СФ)); 3) обладание большим количеством какихлибо знаний, умений (Он ти зна сто чуда); 4) указание на поражающе большое количество самых разнообразных явлений (Извукоше штапиље, оловке и триста В наше время чаще вместо компонента чудо в данном фразеологизме употребляются компоненты ерунда, чепуха, чушь.

Деадъективные существительные как синтаксические дериваты...

чуда); 5) описание реакции на реально существующее явление или ситуацию (ovek je zinuo od uda da osoba sa 27 godina izgleda kao da joj je 47, toliko je izraena). Данные примеры уже указывают на значительное расхождение в значениях, реализующихся данными фразеологизмами в интересующих нас двух языках: фразеологизмы в русском языке можно отнести либо к первой, либо ко второй группе.

Следует добавить, что, возможно, есть основания 4 и 5 группы объединить в одну.

Необходимо сказать, что определенный фразеологизм в разных контекстах может реализовать разное значение, т.е. что его можно отнести напр. как к первой, так и ко второй группе. Это лишний раз подтверждает тот факт, что при семантическом анализе необходимо опираться как на лексическую семантику основного концепта, так и на семантико-прагматические условия употребления высказывания [Мирић 2007: 567].

Далее мы подробно проанализируем лишь один из перечисленных фразеологизмов в русском языке, особенностью которого является его наличие во всех вышеперечисленных словарях, а именно: фразеологизм чудеса в решете, а также соответствующие ему эквиваленты в сербском (чудо невиђено, чудна ми чуда).

Что нам говорят словари? Значение данного фразеологизма толкуется в выбранных нами словарях следующим образом: невероятно, необыкновенно. О чем-либо поражающем своей необычностью: Требуется развитие искусства – напечатайте только каталог об искусстве и опять дело тотчас же в шляпе.

Ах, как просто, ах, как легко! Просто чудеса в решете. (СМ); Даже Блиц от весны разговорчивей стал. Если так дальше пойдет, придется, пожалуй, ему поручить доклад сделать о нашем полете. Марков засмеялся – А что ты думаешь. И сделает. – Чудеса в решете (СФ).

Если говорить о происхождении данного фразеологизма, общеизвестным фактом является то, что фразеологизм чудеса в решете является первой частью шутливой пословицы: Чудеса в решете: дыр много, а выскочить (вылезть) некуда. „Факт исторической связи пословицы и фразеологизма известна давно...“, – замечает В.М. Мокиенко. В данном случае имплицирование пословицы во фразеологизм произошло самым частотным образом, а именно – сокращением второй части и фразеологизацией первой [Мокиенко 1980: 92-93].

С другой стороны, оборот чудеса в решете связан с особым типом гадания – коксиномантией, т.е. гаданием по решету. Данный тип гадания (так «разоблачали» воров) был распространен в средневековье на территории Европы, Арабии и Средней Азии у среднеазиатских народов. И в России в 16-18 вв. гадание по решету пользовалось популярностью, но притом русские гадали иначе, чем их «коллеги» на упомянутых территориях. На рыночных площадях Москвы и других городов можно было увидеть гадальщиков, насыпавших в решета разноцветные семена чечевицы, бобов или гороха. Они встряхивали решето и по расположению семян „предсказывали“ будущее. Такие шарлатанские предсказания в народе с насмешкой и были названы чудесами в решете [ИЭС 2001: 629].

На основе толкования, которое дается в данном словаре, значение фрезологизма чудо в решете можно было бы парафразировать следующим образом:

’Х думал, что если А, то Б. А имеет место, но Б не имеет место’, т.е. что-то произошло вопреки ожиданиям говорящего лица: Требуется развитие искусства – напечатайте только каталог об искусстве и опять дело тотчас же в шляпе.

Ах, как просто, ах, как легко! Просто чудеса в решете говорящее лицо не ожидало, что для развития искусства достаточно только напечатать каталоги. Если любое средство, выражающее неожиданность, представляет собой выражение скрытого или имплицитного отрицания, то данное относится и к интересующему нас фразеологизму. Особенность данного типа языковых единиц – значение неожиданности реализуется, как пресуппозиционный элемент значений, представляющих собой редуцированные предикации, имеющий значение неожиданности, противоположности и отрицания [Ристић 1999: с. 159, 160-161].

Не опровергая вышесказанное по отношению к данному фразеологизму, считаем, что более точно определим его значение, если учтем и информацию, которую получаем в СФ, т.е. помету «Разг. Ирон.». Именно помета «ирон.» указывает на факт, подтвержденный нами в рассмотренном материале, что данный фразеологизм может употребляться и употребляется как средство вербализации значения характеристики факта или ситуации как неожиданных, но не только.

Он также может выступать, вернее, чаще всего выступает в функции средства вербализации значения характеристики факта или ситуации как мнимо неожиданных, и тогда налицо и отрицательная оценка сложившейся ситуации.

Напр. Рынок биодобавок: чудеса в решете [http://www.info-tses.kz/red/ article.php?article=13417]. Это заглавие статьи, опубликованной в 15 номере еженедельника «Инфо-Цес» (14.04.2006) После прочтения статьи становится понятным, что автором отвергается не только употребление различных биодобавок как ожидаемого чуда, но и высказывается в значительной степени отрицательная оценка по отношению к методам, которые продавцы используют с целью увеличения спроса на их продукцию.

У сербов решето тоже являлось обрядовым предметом, но аналогичного фразеологизма нет. В словаре Менац в качестве соответствующего эквивалента дается фразеологизм чудо невиђено и чудна ми чуда.

Фразеологизм чудо невиђено может служить средством вербализации значения характеристики реально существующего факта или создавшейся ситуации с точки зрения ее необычности. Так напр. в статье под заголовком udo nevieno, опубликованной в газете «Политика», речь идет о неожиданно для всех большой заинтересованности в покупке практически пустых черногорских деревень гражданами России [http://www.politika.rs/rubrike/region/CHudo-nevidjeno.lt.html].

Кроме того, с помощью данного фразеологизма можно выразить отрицательную характеризацию реально существующего факта или создавшейся ситуации: udo nevieno: nema gasa, a mi se tome nismo nadali [http://www.nezavisne.

com/kolumne/vijesti/35367/Cudo-nevidjeno-nema-gasa-a-mi-se-tome-nismo-nadali.

html].

Деадъективные существительные как синтаксические дериваты...

Фразеологизм чудна ми чуда реализует только значение второй выделенной нами группы, т.е. значение отрицательной характеризации реально существующего факта или создавшейся ситуации: Uostalom, zato da daju ostavke kada jedna od tih osoba izjavljuje : „Ih, udna mi. Pa i ranije su se kupovali i prodavali poeni!“ [korpus.matf.bg.rs].

Остановимся на структуре данного фразеологизма, представляющего собой конструкцию с так называемым этическим дательным падежом. Дательный падеж в обоих языках отличается особым экспрессивным потенциалом [Тошович 2006: 73]. Конструкции с дательным этическим относятся к модусному плану предложения, ничего не прибавляя к его диктуму. Именно этой особенностью обусловлен тот факт, что основными сферами употребления таких конструкций являются разговорная и художественная речь [Машковец 2001: 2; см. Тошовић 2006 : 96]. С помощью этического дательного падежа говорящий выражает свое отрицательное отношение к чему-/кому-либо, пренебрежение чем-/кем-либо и т.п., что подтверждается и приведенным нами выше примером (сравни также в сербском: И то ми је неки фудбалер! Не може да д гол из пенала! (пример взят у И. Антонич [Антонић 2004: 96]; в русском.: Ух, уж эти мне веснушки! (пример взят у Б. Тошовича [Тошовић 2006:76]).

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что все фразеологизмы, содержащие компонент чудо, можно в самом общем смысле разделить на две группы. Члены первой группы отличаются положительной коннотацией, в то время как для членов второй группы характерна отрицательная коннотация. Чем это можно объяснить?

Во-первых, слово чудо, входящее в состав перечисленных фразеологизмов в обоих языках как главный компонент, создает категориальное значение модуса речи, а также выражает эмоциональное отношение говорящего, в то время как остальные компоненты (прилагательные, глаголы, существительные...) участвуют, как правило, в формировании группового и индивидуального значений или увеличения экспрессивности фразеологизма.

Во-вторых, если утверждать, что слово чудо как в русском, так и в сербском языках является синонимом для чего-то необычного, то, согласно А. Ломе, необычное само по себе нейтрально. Под ним можно подразумевать и положительные, и отрицательные явления [Лома 2000: 11]. Для славянского слова характерна именно такая амбивалентность.

Как результат данной амбивалентности концепт чудо как макроконцепт и в русском, и в сербском языках делится на два микроконцепта: 1. чудо как Божье деяние и 1. чудо как отступление от причинно-следственных связей в широком смысле этого слова.

ЛИТЕРАТУРА

Антонић 2004 – Ивана Антонић, Синтакса и семантика датива. Јужнословенски филолог, Београд, књ. LX, стр. 67-97.

Лома 2000 – А. Лома, Порекло и изворно значење словенске речи чудо. Чудо у словенским културама. Нови Сад, стр. 5-21.

Машковец 2001 – Э. Н. Машковец, Стилистические возможности употребления конструкций с «дательным этическим“. Вестник ЦМО МГУ, №2.

Мирић 2007 – Душанка Мирић, Семантика израза „криво ми је“ у српском језику. Зборник Матице спрске за филологију и лингвистику, Нови Сад, књ. L, стр. 565-574.

Мокиенко 1980 – В. М. Мокиенко, Славянская фразеология, Москва.

Ристић 1999 – Стана Ристић, Категорија очекиваности у неким граматичким и лексичким јединицама. Научни састанак слависта у вукове дане 28/2, Београд, 159-166.

Савельева 2000 – Л. В. Савельева, Русское слово: конец XX века, Санкт-Петербург.

Телия 1996 – В. Н. Телия, Русская фразеология: сематический, парадигматический и лингвокультурологический аспекты. Москва.

Тошовић 2006 – Бранко Тошовић, Експресивна синтакса падежних облика. Зборник Матице српске за славистику, Нови Сад, бр. 69, стр. 59-112.

Флоренский – П. Флоренский, Научные и богословские аспекты исследования Туринской плащаницы и чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви, anomalia.kulichki.ru

ИСТОЧНИКИ

Словарь русской фразеологии. Историко-этимологический справочник. А. К.

Бирих, В. М. Мокиенко. Л. И. Степанова. СПб, 2001.

Фразеологический словарь русского литературного языка. под ред. А. И. Молоткова, СПб. 1994.

Фразеологический словарь русского литературного языка в двух томах. Составитель А. И. Федоров. Издательство „Цитадель“, 1997.

Толковый словарь русского языка. Под ред. Ожегова и Н. Шведовой.

Москва,1996.

Словарь русского языка. 2-е изд., испр. и доп., Т. 4, Москва, 1981-1984.

Речник српскохрватског књижевног језика, Т. VI, Матица српска, Нови Сад;

Matei Josip, Frаzeoloki rjenik hrvatskog ili srpskog jezika, Zagreb, 1982.

Rusko-hrvatski ili srpski frаzeoloki rjenik. T. 2. U rd. A. Menac, Zagreb, 1980.

Национальный корпус русского языка: ruscorpora.ru.

Електронски корпус савременог српског језика: korpus.matf.bg.ac.rs.

Деадъективные существительные как синтаксические дериваты...

http://www.info-tses.kz/red/article.php/article= http://www.politika.rs/rubrike/region/CHudo-nevidjeno.lt.html http://www.nezavisne.com/kolumne/vijesti/35367/Cudo-nevidjeno-nema-gasa-a-mise-tome-nismo-nadali.html

ФРАЗЕОЛОГИЗМИ С КОМПОНЕНТОМ „ЧУДО“ У РУСКОМ И СРПСКОМ ЈЕЗИКУ

У раду се анализирају фрезеологизми у руском и српском језику чија је основна компонетна лексема чудо. По мишљењу аутора, сви ексцерпирани фразеологизми могу се сврстати у једну од следећих пет група: 1) одређени артефакт или одређена ситуација се карактеришу из аспекта њихове необичности; 2) одређени артефакт или одређена ситуација се карактришу као као негативни; 3) поседовање различитих знања и/или умења; 4) указивање на веома велики број нечега; 5) реакција на одређени артефакт или ситуацију.

Детаљније се анализирају следећи фрезеологизми: чудеса в решете у руском и чудо невиђено и чудна ми чуда у српском језику.

Кључне речи: фрезеологизам, чудо, концепт, семантичка група, чудеса в решете, чудо невиђено, чудна ми чуда.

Получено 15 марта 2011 г.

Вера Белокапич-Шкунца Филологический факультет Белградского университета Белград, Сербия

СООТНОШЕНИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

РУССКОГО И СЕРБСКОГО ЯЗЫКОВ

Аннотация: В работе рассматриваются проблемы семантизации педагогической терминологии и функционирования терминов в русском и сербском языках, а также способы их перевода. Особое внимание уделяется особенностям перевода русских терминов педагог, воспитанник и экскурсия на сербский язык.

Ключевые слова: педагогическая терминология, перевод терминов педагог, воспитанник, экскурсия.

INTERRELATION BETWEEN THE RUSSIAN AND SERBIAN PEDAGOGICAL

TERMINOLOGY

Abstract: The paper discusses the problems of the semantization of pedagogical terminology and the function of these terms in Russian and Serbian language, as well as the ways of their translation. Special attention is paid to the specifics of the translation of the Russian terms педагог, воспитанник and экскурсия into Serbian.

Key words: pedagogical terminology, translation of the terms педагог, воспитанник, экскурсия Педагогические терминология начала развиваться много веков назад. Многие педагогические понятия сложились значительно раньше, чем оформились в терминах. Первое упоминание о воспитании встречается в пословицах, поговорках, сказках. С развитием письменности и ростом культуры и образования накапливался материал для составления первых словарей по педагогике. В настоящее время существует немало научной литературы по педагогике – понятийнотерминологических энциклопедий, словарей и справочников на русском языке [12]. На сербском языке постоянно печатаются монографии, научные статьи и справочники по педагогике. Однако педагогические словари после 1997 года не издавались (в 1996 году был опубликован «Педагошки лексикон» под редакцией Петра Пияновича [8], в 1997 году «Педагошки тезаурус (српско-енглеско-француско-немачко-руски)» автора Николы Потконяка) [9].

В лексикографической педагогической литературе и на русском, и на сербском языке представлены наиболее существенные термины, относящиеся к Соотношение педагогической терминологии русского и сербского языков следующим областям: основы педагогики и образования, методология педагогических исследований, теория обучения и воспитания, здоровьесбережение и физическое воспитание, профессиональная педагогика, управление образованием, информатизация образовательного процесса, педагогическое образование – виды деятельности и образовательных учреждений, развитие личности, социальная педагогика, правовые основы образования. В словарях на русском языке история формирования понятийно-терминологического аппарата отражена и в персоналиях. Фамилии известных педагогов и деятелей образования даются с указанием дат жизни, области деятельности и названий известных трудов.

В педагогических словарях русского языка имеются и названия современных высших учебных заведений, где осуществляется профессиональная подготовка по педагогическим специальностям, современных издательств, выпускающих учебную и детскую литературу, крупнейших библиотек.

Проблема перевода терминов и составления двуязычных терминологических словарей продолжает оставаться одной из актуальных проблем современного языкознания на протяжении последних десятилетий – это касается и педагогической сферы. Эта проблема связана с непрерывным процессом становления и развития отдельных терминосистем, системное описание которых представляет большой интерес для современных ученых. Актуальность изучения проблем перевода педагогических терминов обусловлена и расширением сотрудничества между российскими и сербскими образовательными учреждениями и растущим объемом коммуникации в этой профессиональной области. А необходимым условием межъязыковой коммуникации является эквивалентность терминов двух языков. В современных исследованиях уделяется все большее внимание вопросам функционирования терминов в речи. Представляется важным комплексный анализ терминов, функционирующих в специальном педагогическом тексте.

Возможность абсолютно полной и точной передачи содержания оригинала при переводе текстов ограничена прежде всего различиями в языковых системах. Одновременно ей препятствуют разные способы номинации понятий, сложившиеся в каждом из языков, а также различия явлений самой действительности.

Трудности в переводе могут возникнуть и при сопоставлении терминов, почти полностью совпадающих по значению в двух языках.

Под термином педагог в педагогических словарях русского языка подразумевается учитель общеобразовательной школы, преподаватель профессионально-технического, среднего специального или высшего учебного заведения, воспитатель в дошкольном учреждении, школе-интернате, детдоме, воспитательной колонии, работник внешкольного учреждения и др., а также научный сотрудник, разрабатывающий проблемы педагогики как науки, и др. [12; 10]. В некоторых педагогических энциклопедиях и словарях русского языка не дается семантизация этого термина [3; 12].

В сербском словаре «Педагошки лексикон» даны следующие значения: 1.

свако ко се бави васпитањем; 2. особа која се професионално бави васпитањем (наставници и др.); 3. стручњак који у школи предаје педагогију као наставни предмет; 4. дипломирани педагог; 5. стручњаци који се баве проучавањем педагогије [8]. В словаре иностранных слов указаны значения: стручњак за педагогију; васпитач, учитељ, наставник [5]. В пятиязычном педагогическом словаре [9] и двуязычных общих русско-сербских словарях дан перевод: педагог [4;

11]. Это значит, что в заглавии текста «Десять секретов успешного проведения родительского собрания (памятка для педагога)» русское слово педагог следует перевести сербским словом педагог. Такой перевод соответствовал бы приведенным выше значениям, но не отражал бы точного смысла данного заглавия.

Дело в том, что слово педагог в сербском языке чаще всего воспринимается в значении специалист по педагогике, в то время как в русском языке оно прежде всего имеет значение учитель, преподаватель. Это подтверждается определением термина педагог в Большом толковом словаре [7], где значение ‘специалист по педагогике’ вообще не указывается: педагог, -а; м. [от греч. paidaggos – воспитатель, наставник] Лицо, имеющее специальную подготовку и занимающееся преподавательской и воспитательной работой; учитель, преподаватель. Работать педагогом. Талантливый п. Бездарный п. // Лицо, имеющее способности, дар учить, воспитывать. Прирождённый п. Задатки педагога [7]. Именно поэтому в данном примере слово педагог необходимо перевести на сербский язык словом професор. Однако в предложениях Педагоги снова в моде и Педагоги востребованы всегда слово педагог нельзя перевести сербскими терминами педагог или професор. Из контекста видно, что в переводе этих предложений на сербский язык следует употребить словосочетание просветни радници. Эквивалент просветни радник дается только в неопубликованной кандидатской диссертации «Руска терминологија у области васпитања и образовања и српскохрватски еквиваленти», защищенной в 1989 году Бранкой Станкович: педагог – радник у васпитању и образовању, просветни радник, педагог.

Термин воспитанник во многих педагогических словарях не дается [3; 10;

12], а в общих словарях русского языка дано определение: Тот, кто воспитан, выучен кем-л. или обучается где-л. В. детского дома. Воспитанники Царскосельского лицея. Любить своих воспитанников [7]. Слово васпитаник в толковом педагогическом словаре сербского языка «Педагошки лексикон» определяется следующим образом: особа која се васпитава, при чему се првенствено мисли на младе, а у најновије време и на одрасле грађане; положај васпитаника у процесу васпитања се мења (или је објект, или субјект, или објект – субјект) [8]. В пятиязычном словаре дано только значение васпитаник [9], а в русс косербских общих словарях слово воспитанник имеет значения: 1. по(д)својче; 2.

васпитаник, питомац, ученик [11]; 1. (питомец) васпитаник, гојенац, питомац; 2.

посвојче [4]. Русский термин воспитанник широко используется и в научном, и в газетно-публицистическом стилях. Сербское слово васпитаник употребляется в научной литературе, например: У интеракцији васпитач – васпитаник дете је активан члан... Даљи развој методике васпитног рада условљава и чињеница да се у савременом свету јавља све већи број паразитарних фактора који ометају процес васпитања. Излаз није у изолацији васпитаника и васпитних институција Соотношение педагогической терминологии русского и сербского языков (школа), у тзв. феномену «стакленог звона», већ у директном супротстављању свим негативним појавама, управо, квалитетнијим и ефикаснијим васпитним процесом [15]; Васпитаник треба да прође кроз личну активност, кроз напоре решавања проблема и тешкоћа [15]; Угледањем васпитаници следе друге, паметније и искусније [15]. В переводе русских исторических текстов об образовании на сербский язык слово воспитанник чаще всего переводится словом васпитаник. Можно привести следующие примеры: Prelazak na novi varijetet sakralnog i knjievnog jezika, koji je na naem terenu bio srbiziran na planu fonetike i prozodije (izgovora glasova i akcentuacije), bio je, naroito u Beogradsko-karlovakoj mitropoliji, okonan ve sredinom XVIII veka, ponajvie zaslugom crkvene jerarhije, ali i uitelja i vaspitanika Suvorovljevog (1726-1731) i uilita Emanuila Kozainskog (Slavensko-latinska kola, 1733-1737) [6]; Ti ruski aci i mladi srpski vaspitanici kod ruskih uitelja postaju nosioci ruskog duha, ire njihovu kulturu, slave njihove uspehe [14]. В современных научно-популярных педагогических и непедагогических текстах термин воспитанник переводится на сербский язык чаще всего словом дете или ученик. Например, в предложении Практиковали мы проведение в детском саду праздника труда, в котором активное участие принимали родители наших воспитанников [16] термин воспитанник лучше перевести термином дете, в связи с тем, что слово васпитаник в сербском языке широко используется только в значении ‘воспитанник детдома, общежития при школах или воспитанник воспитательной колонии’. Приведем примеры: У свакодневном животу смо често сведоци многих негативних појава које штетно утичу на васпитанике и поништавају бројне позитивне утицаје које су оствариле, на пример, породица и школа [15]; Vaspita i vaspitanik u domu za maloletne delikvente na istom su ispitu:

pribliiti se, zaviriti mu u duu, postati ovek [20]; I pored velikih ansi da se ovde koluju, izue zanate, i vrate se normalnom ivotu, oko 85 posto vaspitanika po izlasku iz Doma, to je, inae, svetski prosek, vraa se „starom zanatu“. I neretko zavrava u zatvorima... Nekada vaspitanik iz Doma nije mogao da izae, dok mu neki od centara za socijalni rad ne nae posao [17].

Трудности возникают и в переводе педагогического термина экскурсия. В общих словарях русского языка слово экскурсия имеет следующие значения:

1. Коллективное (реже индивидуальное) посещение чего-л. (музея, выставки, мемориала и т.п.), поездка куда-л. с образовательной, познавательной 2. Организованный тематический показ чего-л. (произведений искусства, памятников прошлого, каких-л. сооружений, механизмов и т.д.), сопровождаемый объяснениями. Подготовить экскурсию. Список экскурсий по музею. Провести экскурсию.

3. Группа лиц, для которых производится организованный показ чего-л.

Экскурсии школьников. Многочисленная э. Водить экскурсии по Русскому музею [7].

В методическом словаре подчеркивается, что экскурсия является формой организации учебно-воспитательного процесса, позволяющей знакомить учащихся с природой, историей, экономикой и культурой региона, в котором они проходят обучение, и что она проводится в соответствии с учебным планом, а практикуется также в другие города [1]. И в других педагогических словарях отмечается, что различаются учебные, производственные и краеведческие экскурсии и что большой познавательный интерес вызывает у школьников экскурсия в исследовательские подразделения заводов, фабрик, интитутов, после которых лабораторные работы, проводимые учащимися в школе, приобретают в глазах школьников практическую значимость [18]. Из приведенных толкований термина экскурсия видно, что экскурсия не связана обязательно с выездом в другое место, в другой город, т.е. что в первый план выдвигается познавательная цель экскурсии. В сербском языке слово екскурзија относится, как правило, к выезду за город или в другой город, в другую страну. В двуязычных русско-сербских словарях приводятся эквиваленты екскурзија, излет или только излет [4; 11]. В педагогическом словаре «Педагошки лексикон» дается следующее толкование термина экскурсия: облик наставе ради непосредног проучавања наставних садржаја на адекватним изворима који се успешно не би могли проучавати у разреду. Омогућава организовање ширег и потпунијег посматрања и проучавања различитих предмета, појава, процеса и законитости у природним или реалним (производним) условима, као и посете фабрикама, музејима, изложбама, историјским и културним споменицима, различитим установама и сл. [8]. Сопоставив приведенные в русских и сербских педагогических словарях значения слова экскурсия, можно было бы заключить, что они полностью совпадают. Однако в плане функционирования этого слова в терминологии есть различия. Как уже было упомянуто выше, сербский термин екскурзија связан обязательно с выездом за город или в другой город, страну. Словосочетания экскурсия в Москву, экскурсия в Россию на сербский язык переводятся словосочетаниями екскурзија у Москву, екскурзија у Русију. Но в словосочетаниях экскурсия на завод, экскурсия в музей слово экскурсия никак не может быть переведено сербским словом екскурзија, а словом посета: посета музеју, посета фабрици. И в переводе следующего текста эквивалентом термина экскурсия должно быть слово посета в сербском языке:

На нашем заводе регулярно проводятся экскурсии. На экскурсии мы рассказываем об истории завода, показываем цеха, рассказываем о производстве нашей продукции. Средняя длительность экскурсии составляет 1 час [19].

Приведенные выше примеры подтверждают, что вопросы функционирования терминов в речи, проблема перевода стилистически окрашенной лексики и составление соответствующих терминологических словарей остаются предметом дальнейших исследований.

Соотношение педагогической терминологии русского и сербского языков

ЛИТЕРАТУРА

Азимов 2009 – Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин, Новый словарь методических терминов и понятий. Москва: Издательство ИКАР.

Белокапич-Шкунца 2010 – Вера Белокапич-Шкунца, Современная сербская и русская терминология в области образования и воспитания. Русский язык как инославянский, Белград, Выпуск II.

Бим-Бад 2002 – Бим-Бад Б.М., Педагогический энциклопедический словарь. Москва: Большая Российская энциклопедия. Режим доступа:

http://enc-dic.com/pedagogics/Bim-Bad-Boris-Mihajlovich-156.html 25.12.2010.

Иванович 1966 – С. Иванович, И. Петранович, Русско-сербский словарь. Москва:

Советская энциклопедия.

Клајн 2007 – Иван Клајн, Милан Шипка, Велики речник страних речи и израза.

Нови Сад: Прометеј.

Кончаревић 2006 – Ксенија Кончаревић, Свештено наслеђе у речи. Православље, Кузнецов 2000 – Кузнецов С.А., Большой толковый словарь русского языка.

Санкт-Петербург: Норинт.

Педагошки лексикон. Београд: Завод за уџбенике и наставна средства. 1996.

Поткоњак 1997 – Никола М. Поткоњак, Педагошки тезаурус (српско-енглескофранцуско-немачко-руски). Београд: Завод за уџбенике и наставна средства.

Рапацевич 2010 – Е.С. Рапацевич, Новейший психолого-педагогический словарь.

Минск: Современная школа.

Руско-српски речник у ред. Богољуба Станковића. Нови Сад, Београд: Матица српска, Русский язык. 1998.

Словарь педагогический понятий 2010 – Режим доступа: http://pje1m.tk/?Glavnaya Терминологический словарь по педагогике. Санкт-Петербург: Российская национальная библиотека. 2006.

Ћоровић 1997 – Владимир Ћоровић, Историја српског народа. Бања Лука: Глас српски. Режим доступа:

http://www.rastko.rs/rastko-bl/istorija/corovic/istorija/6_12_1.html 20.12.2010.

https://sites.google.com/site/licencazaradnastavnika/home 20.12.2010.

http://www.detskiysad.ru/trud/350.html 20.12.2010.

http://www.novosti.rs/vesti/srbija.73.html:233216-Vrebaju-droga-i-beznadje http://www.otrok.ru/teach/enc/txt/cont16.html http://www.tayra.ru/index.php?page=193 20.12.2010.

http://www.filmovi.com/yu/film/232.shtml 20.12.2010.

МЕЂУОДНОС РУСКЕ И СРПСКЕ ПЕДАГОШКЕ ТЕРМИНОЛОГИЈЕ

У раду се разматрају проблеми семантизације педагошке терминологије и функционално-стилске особености термина у руском и српском језику, као и начини њиховог превођења.

Посебна пажња је посвећена преводу руских термина педагог, воспитанник и экскурсия на српски језик.

Кључне речи: педагошка терминологија, превод термина педагог, воспитанник, экскурсия.

Получено 19 сентября 2011 г.

Гочо Гочев Великотырновский университет им. Святых Кирилла и Мефодия Велико-Тырново, Болгария

ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ И ФАКУЛЬТАТИВНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В

СТРУКТУРЕ РУССКО-БОЛГАРСКОГО СЛОВАРЯ ПЕРЕВОДЧИКА

(на материале корпуса параллельных русских и болгарских текстов) Аннотация: В статье анализируются обязательные и факультативные переводческие трансформации, отражающие в процессе перевода объективные данности переводящего языка и субъективое видение переводчика. На базе этих особенностей переводческих трансформаций в русско-болгарском словаре переводчика предлагается вместо зоны «переводческие трансформации» обособить две отдельные зоны: «трансформационные эквиваленты» и «переводческие трансформации».

Ключевые слова: словарь переводчика, объективные данности, субъективое видение переводчика, словарные эквиваленты, трансформационные эквиваленты, переводческие трансформации.

OBLIGATORY AND OPTIONAL TRANSFORMATIONS IN THE FRAMEWORK

OF THE RUSSIAN-BULGARIAN TRANSLATION DICTIONARY

(BASED ON THE RUSSIAN-BULGARIAN PARALLEL CORPUS OF TEXTS)

Abstract: The article analyses obligatory and optional translation transformations, which reflect the objective features of the target language and the subjective viewpoint of the translator.

On the basis of these characteristics of translation transformations it is suggested that instead of one ‘translation transformations’ section, the Russian-Bulgarian translation dictionary should contain two separate sections: ‘transformation equivalents’ and ‘translation transformations’.

Keywords: translation dictionary, objective features, subjective viewpoint of the translator, dictionary equivalents, transformation equivalents, translation transformations I. Разрабатываемый на кафедре русистики Великотырновского университета имени Святых Кирилла и Мефодия (Болгария) проект «Корпус параллельных русских и болгарских текстов»1 (http://rbcorpus.com/) представляет собой Корпус представляет собой свод параллельных оригинальных текстов на русском языке и их переводов на болгарский язык в электронном виде. Из этого свода с помощью поисковой системы можно получить информацию о соответствиях русского слова, зафиксированных в переводах, в виде выровненных предложений. На данный момент корпус содержит 1 справочник, который можно использовать в практической переводческой работе, в целях исследования в области теории перевода, в составлении переводных словарей, а также в процессе обучения русскому языку, в частности, теории и практике перевода.

Наряду со всем этим корпус может служить базой для создания корпусного русско-болгарского переводческого словаря, фиксирующего систему соответствий русских слов в переводах на болгарский язык.

До недавнего времени составление переводческого словаря обсуждалось как возможная гипотеза, которая, например, в семидесятые годы прошлого века считалась “практически едва ли осуществимой” [Берков 1977: 111]. Корпус параллельных русских и болгарских текстов позволяет накопить достаточно большое количество примеров на болгарские соответствия русским словам, что создает необходимые условия для того чтобы попытаться осуществить идею о составлении русско-болгарского переводческого словаря.

В настоящей статье:

а) проанализируем (в самых общих чертах) обязательные и факультативные переводческие трансформации, отражающие в процессе перевода объективные данности2 языка перевода и субъективое видение переводчика;

б) обоснуем необходимость разработки в русско-болгарском словаре переводчика рубрик, фиксирующих объективные данности и субъективое видение переводчика.

II. Принципы составления переводческого словаря проистекают из специфических особенностей процесса перевода.

Осуществляя переход смысла из одного языка в другой, переводчик опирается, во-первых, на объективные данности соотношения языковых систем, во-вторых, на правила построения текста в языке перевода, в-третьих, на свое субъективное видение этого смысла, и, в-четвертых, на свои знания языка оригинала и перевода.

Словарная статья переводческого словаря строится на основе этих параметров. На данном этапе ее структура включает заглавную единицу и три основные зоны: словарные эквиваленты; переводческие трансформации; неточности и ошибки [Гочев 2009, Гочев 2010].

Дальнейшая разработка статьи переводческого словаря предполагает обособление рубрик, отражающих в полной мере объективные данности соотношения языковых систем и субъективное видение переводчика смысла переводимых единиц.

словоупотребления русских слов и 1 859 467 словоупотреблений болгарских слов. Обработано 42 произведения русской художественной литературы и публицистики 22 авторов и их переводы на болгарский язык, осуществленные 27 переводчиками.

То, что существует в реальности, независимо от воли субъекта.

Обязательнче и факультативные трансформации в структуре...

II.1. Объективными данностями в процессе перевода следует считать соотносительные3 межъязыковые соответствия, т.е. соответствия, находящиеся между собой в отношениях эквивалентности.

Соотносительностью обладают словарные эквиваленты4, которые могут характеризоваться различной степенью семантической близости по отношению к исходному слову, а также занимать различные позиции в тексте перевода. В зависимости от этого словарные эквиваленты исходного слова могут находиться между собой в отношениях инвариантности и вариантности.

Эквиваленты-инварианты семантически очень близки к исходным русским словам и обладают несовместимыми позициями в тексте. Например, у глагола меняться есть два инварианта – сменям се (си) и променям се (си), которые:

а) имеют значения, в достаточно высокой степени совпадающие со значениями глагола меняться;

б) находятся в отношениях несовместимости, т.е. функционируют в контекстах, где не могут взимозаменяться, ср.:

INVARI Потом ролями меняются. – После си сменят ролите. [34] (ср.: *си променят);

INVARII – Мир не может меняться вечно, – возразил Будах, – ибо ничто не вечно, даже перемены... – – Светът не може да се променя вечно – възрази Будах, – защото нищо не е вечно, дори промените... [33] (ср.: *се сменя).

Эквиваленты-варианты семантически в большей степени отличаются от исходного русского слова и выступают в роли вариантов эквивалентов-инвариантов.

Эквиваленты-варианты занимают в тексте семантически совместимые позиции, т.е. они могут заменять инварианты и могут быть заменены инвариантами. Ср.

контексты, где можно заменить:

а) вариант си разменят инвариантом си сменят:... земля и небо меняются местами... – земята и небето си разменят местата … [1];

б) вариант се менят инвариантом се променят: убеждения меняются … в) инвариант да (си) сменят вариантом да (си) разменят: ноги и голова продолжали меняться местами … – главата и краката му продължаваха г) инвариант се променят вариантом се менят:... взгляды могут меняться.

–... възгледи се променят. [28].

Соотносительность понимается как отношение одного объекта к другому как к эквиваленту [Кондаков 1975, с. 561].

К словарным эквивалентам относим болгарские слова, которые по своему толкованию (содержанию) максимально или в достаточно высокой степени соответствуют толкованию (содержанию) исходных русских слов. Как правило, словарные эквиваленты фиксируются в русско-болгарских словарях.

Словарные эквиваленты – это лексические единицы (слова, словосочетания), которые в достаточно высокой степени соответствуют исходным единицам, и в процессе перевода не подвергаются ни формальным, ни содержательным трансформациям.

II.2. Соотносительностью характеризуются также межъязыковые соответствия, которые являются результатом обязательного процесса формальной или содержательной трансформации исходного слова. Обязательные трансформации связаны с различиями в правилах построения текста в переводящем языке, т.е.

с различиями русской и болгарской языковых систем, с несовпадением норм языков, а также с несовпадением речевых норм (узусов) и расхождением преинформационных5 запасов носителей языков6.

Например, при переводе русского слова подросток, которое не имеет в болгарской лексической системе словарного эквивалента, переводчик обязан прибегнуть к какому-либо типу лексико-семантической трансформации. По данным корпуса переводчики используют: а) генерализацию – момче, момчурляк или б) модуляцию (смысловое развитие) – хлапак, хлапе, юноша.

Ср. еще обязательные трансформации, порожденные словообразовательными, морфологическими и стилистическими различиями русского и болгарского языков:

а) из-за отсутствия в болгарском языке словообразовательной модели, аналогичной русской с суффиксом -ущ-/-ющ-, переводчики или не передают значения «усиленная степень качества» (АГ-1970, с. 207) или используют лексико-синтаксические трансформации (экспликации):

– … за кустом притаилась большущая, голоднющая кошка... Детская передача. – … зад храста се е притаила голяма гладна котка...“ Детско. [2];

Всю семью ихнюю – а семья была большущая, душ десять, – немец перевел.

– Цялото й семейство, а семейството й беше бая голямо, десетина души, германецът изтреби. [25];

б) отсутствие в русском и наличие в болгарском языке специальной формы со звательным значением также предполагает обязательную морфологическую трансформацию:

– Слышишь, сестра, – повторил он вслед, собрав последние усилия… – Чуй, сестро – повтори той след тях с последни усилия … [11];

в) болгарское слово юноша в книжных и поэтических контекстах является адекватным переводом русского юноша. Однако в переводе далеко не всегда можно использовать болгарское юноша в качестве эквивалента.

Русское юноша может выступать в разговорной речи, например, в функции обращения, что не характерно для болгарского юноша. Поэтому в Преинформация – “предварительная информация, необходимая для адекватной интерпретации текста” [Латышев 2007а, с. 42].

Об обязательных трансформациях см. [Латышев 2007а, с. 39–42].

Обязательнче и факультативные трансформации в структуре...

приведенном ниже примере переводчику пришлось осуществить лексико-семантическую трансформацию, используя близкое по значению и стилистически равноценное слово младеж, а также морологическую трансформацию, употребляя его в звательной форме (младежо):

– А сознайтесь, милый юноша, что вам ужасно хочется знать, про что я читал? – А признайте си, мили младежо, че ужасно ви се иска да разберете какво чета. [11] Соотносительные межъязыковые эквиваленты, порожденные процессом обязательной трансформации, назовем трансформационными эквивалентами.

Трансформационные эквиваленты, как и словарные, являются объективными данностями, с которыми переводчик должен считаться в процессе перевода.

Они, как и словарные эквиваленты, имеют объективный характер и не зависят от субъективного видения переводчика на смысл переводящих единиц и на его роль в тексте перевода.

III. Субъективный характер имеют факультативные переводческие трансформации.

Факультативная переводческая трансформация осуществляется при наличии соотносительного межъязыкового соответствия, т.е. при наличии словарного или трансформационного эквивалента. Это операция замены существующего соответствия каким-либо другим словом или конструкцией языка перевода, которые сохраняют основную информацию, предназначенную для передачи на язык перевода. Трансформация диктуется субъективным видением переводчика. Ср.:

– Что говорил, негодяй! – визжала и хохотала Наташа, – что говорил, на что сманивал! Какие деньги сулил. Говорил, что Клавдия Петровна ничего не узнает. – Какво ли не ми изприказва негодникът! – пищеше и се кискаше Наташа. – Какви ги говореше, за какво ме придумваше! Колко пари ми обещаваше! Уверяваше ме, че Клавдия Петровна нямало нищо да научи. [6] В этом примере два случая замены болгарских эквивалентов русскому слову говорить другими болгарскими словами. В первом случае (- Что говорил, негодяй! – Какво ли не ми изприказва негодникът!) переводчик заменил эквивалент говореше словом изприказва, причем трансформировал смысл и вид глагола – используя болгарский глагол сов. вида изприказва, переводчик добавил к значению русского слова (’выражать в устной речи какие-л. мысли, мнения’) оттенок ’возмущение, негодование’, который присутствует в русском контексте. Во втором случае (Говорил, что Клавдия Петровна ничего не узнает.

– Уверяваше ме, че Клавдия Петровна нямало нищо да научи.), как и в первом случае, сохраняется информация русского глагола говорить, хотя и она отходит на второй план, а на первый план выходит значение ’убеждать’.

Замены эквивалентов в приведенном примере чисто субъективное решение переводчика, поскольку нет ни контекстуальных, ни языковых причин, которые предполагали бы невозможность употребить эквиваленты говоря или казвам.

138 Русский язык как инославянский III (2011) За факультативными трансформациями сохраняем термин переводческие транформации, который подчеркивает субъективный характер этого типа преобразований.

IV.1. Практически все виды трансформаций могут осуществляться как по субъективной воле переводчика, так и по объективным причинам.

Приведем несколько примеров.

1.1. Лексико-семантические трансформации. Русские лексические единицы переводятся болгарскими единицами, которые не совпадают полностью с ними по значению, но между ними существуют определенные семантические и логические связи. Значение болгарского переводческого соответствия: а) семантически соотносится со значением русской единицы и находится с ним в отношениях конкретизации, генерализации, антонимизации и конверсизации; б) логически или ассоциативно выводится из значения русской единицы – отношения модуляции или семантического развития. Ср.:

Обязательная конкретизация (русск. лапа крак, русск. лапа лапа):

Перед кроватью стоял дубовый на резных ножках стол, на котором помещался канделябр с гнездами в виде когтистых птичьих лап. – Пред леглото имаше дъбова маса с резба, а върху нея канделабър с гнезда за свещите във формата на остроноктести птичи крака. [10]; Урча, пухлыми лапами кот вцепился в жидкую шевелюру конферансье … – Котаракът вкопчи с ръмжене пухкави лапи в проскубания перчем на конферансието... [10]. Факультативная конкретизация (лампа крушка): Монтер оказался аккуратным человеком, лампа под крышей в мужском отделении была уже обтянута металлической сеткой... – Техникът се оказа изпълнителен човек, крушката на тавана в мъжката тоалетна беше вече защитена с метална мрежа … [10].

Обязательная генерализация (юноша младеж): Очень уж толковый юноша. – Бива си го младежа. [2]. Факультативная генерализация (длан ръка): Свидригайлов простоял еще у окна минуты три; наконец медленно обернулся, осмотрелся кругом и тихо провел ладонью по лбу. – Свидригайлов постоя до прозореца още около три минути; най-после бавно се обърна, огледа се наоколо и леко прокара ръка по челото си. [16].

Обязательная модуляция (юноша момък): Юноша не выдержал, шагнул на свет из темного угла. – Момъкът не издържал, излязъл от тъмния ъгъл на светло. [31]. Факультативная модуляция (не жена мозък): Не баба, а Государственная Дума, даже еще умнее. – Абе мозък, направо цял парламент, даже и по-умна. [2].

При лексико-семантических трансформациях очень часто наблюдается обязательность не какой-либо точно определенной трансформации, а обязательность применения трансформации вообще. В этих случаях переводчик может выбрать вид трансформации, т.е. проявить свое субъективное видение смысла.

Ср., например, перевод слова юноша: младеж (генерализация) и момък (модуляция). Однако независимо от этого данные трансформации имеют объективный Обязательнче и факультативные трансформации в структуре...

характер, который проистекает из особенностей лексических систем русского и болгарского языков.

Следует отметить, что в корпусе текстов на данном этапе не было выявлено примеров на обязательную антонимизацию и конверсизацию. Эти трансформации встречаются редко и имеют, как правило, необязательный характер, ср.:

Anti (имаш нямаш): У тебя профессия-то есть какая-нибудь? – А професия някаква нямаш ли? [Шукшин];

Conv (казвали чувал): – Мне говорили, что вы умеете огорошить собеседника простым вопросом, на который хрен ответишь. – Бях чувал, че умеете да изненадате събеседника с елементарен въпрос, на който трудно може да се отговори … [2].

1.2. Лексико-синтаксические трансформации связаны с процессом экспликации (explicatio – разъяснение), при котором слово русского языка заменяется болгарским словосочетанием или описанием, которое уточняет, объясняет или описывает по-другому значение слова.

Обязательная экспликация (русск. сажень над два метра): Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно... – Гражданинът беше над два метра висок, но тесен в раменете и кльощав … [10]. Факультативная экспликация (погледна обърна глава): Посмотрела еще на забор, мимо которого шла. Опять оглянулась на Егора. – Обърна пак глава към оградата, край която бе минала, и измери с очи Егор. [Шукшин].

1.3. Морфологические трансформации предполагают замену категориального значения русского слова другим членом морфологической оппозиции, т.е. болгарское соответствие имеет грамматическую форму и значение, различные от формы и значения русского слова.

Обязательная морфологическая трансформация (ед. число мн. число): От Коровьева и Бегемота несло гарью, рожа Бегемота была в саже, а кепка наполовину обгорела. – Коровиев и Бегемот миришеха на пушек, муцуната на Бегемот беше в сажди, а каскетът му наполовина опърлен. [10]. Факультативная морфологическая трансформация (изъявительное наклонение повелительное наклонение): – Да что ты, точно школьник, юлишь! – – Я не извъртай като ученик! [16].

1.4. Морфолого-семантические трансформации предполагают замену русского слова определенной части речи в переводе болгарским словом другой части речи.

Обязательная морфолого-семантическая трансформация (глагол наречие; существительное глагол): Так это что же тогда – по ногам? – сугодничал Егор вопросом. – - А, тогава значи трябва... по краката? — угоднически попита Егор. [Шукшин]. Факультативная морфолого-семантическая трансформация (прилагательное существительное): Хорош лицом заволжский епископ, не просто благообразен, а истинно красив... – Хубавец е в лице заволжкият архиепископ, не просто благообразен, а истински красив … [Шукшин].

1.5. Синтактико-семантические трансформации связаны с процессом импликации (implicatio – свертывание), при котором русское номинативное или синтаксическое словосочетание заменяется болгарским словом, совмещающим значения слов оригинала. На формальном уровне происходит лексическое свертывание, стяжение.

Обязательная импликация (русск. книжная лавка книжарница): … кроме самого издательства «Культуртрегер», занимавшего всего три комнатки в цокольном этаже ветхого особнячка, располагалась книжная лавка с таким же названием. – … освен издателството „Културтрегер“, разположено в три стаи на полусутеренния етаж на овехтялото здание, имаше книжарница със същото име. [2]. Факультативная импликация (започна да учи постъпи):

Когда Авдий начал учиться в семинарии, дьякон Каллистратов ходил счастливый … – Когато Авдий постъпи в семинарията, дякон Калистратов бе щастлив … [1].

IV.2. Наряду с указанными выше трансформациями, которые могут быть как обязательными, так и факультативными, выделяются трансформации, которые бывают только обязательными.

2.1. Лексические трансформации осуществляются на уровне внешнего материального выражения переводимых лексических единиц (слов и словосочетаний) и характеризуются полной обусловленностью спецификой звукового, буквенного состава болгарского языка, с помощью которого воссоздаются русские лексические единицы в болгарском языке.

Русские единицы воспроизводятся в переводе с учетом сохранения (по законам болгарского языка) их звукового (транскрипция), буквенного (транслитерация) или комбинаторного состава (калькирование), ср:

транскрипция (фонетическая имитация русского слова): Выяснили, что он находится на Чистых Прудах, в ресторане. – Изяснихме, че се намира на Чистие Пруди, в един ресторант. [22];

транслитерация (буквенная имитация формы русского слова, адаптированная к произносительным характеристикам болгарского языка): То был отрок, малолетный г. Витушишников, проживающий на 22-й линии Васильевского острова с престарелым отцом своим, коллежским регистратором Витушишниковым. – Това бил един отрок, малолетният г-н Витушишников, живущ на 22-ра линия на Василевския остров с престарелия си баща, колежки регистратор Витушишников. [36];

калькирование (воспроизведение комбинаторного состава русской лексической единицы, при котором составные части слова (морфемы) или сочетания (лексемы) переводятся соответствующими элементами болгарского языка): … Аркадий Аполлонович отпустил своего шофера у здания акустической комиссии на Чистых прудах... – … Аркадий Аполонович освободи шофьора си пред сградата на Акустичната комисия на Чистите езера... [10].

Обязательнче и факультативные трансформации в структуре...

2.2. Стилистические трансформации занимают особое место среди всех трансформаций. Они всегда являются обязательными, поскольку стилистическая окраска слов переводного текста является важной составляющей адекватности восприятия перевода. В связи с этим переводчик обязан использовать стилистически равноценное слово, а если такого нет, компенсировать его отсутствие, ср.:

Он видимо, много-много раз спрашивал это – больно (простореч.) уж слова его вышли какие-то готовые (нейтр.). – Той явно много беше, много пъти беше задавал този въпрос — някак си прекалено (нейтр.) стъкмени (простореч.) излязоха думите от устата му. [Шукшин].

В этом примере перевод просторечного больно нейтральным болгарским прекалено компенсируется трансформацией нейтрального русского слова готовые – в болгарском оно передается с помощью просторечного стъкмени.

V. На основе изложенного выше на данном этапе формирования словарной статьи русско-болгарского словаря переводчика можно говорить о четырех зонах: словарные эквиваленты, трансформационные эквиваленты, переводческие трансформации, неточности и ошибки.

Обособление словарных и трансформационных эквивалентов связано с фактом, что эти зоны фиксируют сходства и различия языковых систем переводимого и переводящего языков, и дают переводчику возможность пользоваться более или менее полным набором закономерных соответствий для каждого слова, зафиксированного в словаре. Обособление эквивалентов также позволит накопить материал, имеющий непосредственное отношение к сопоставительному исследованию русского и болгарского языков, т.е. к выявлению и описанию закономерных расхождений в их системах.

Выделение переводческих трансформаций, на наш взгляд, даст материал для выяснения роли субъективного видения переводчика в степени адекватности перевода.

ЛИТЕРАТУРА

АГ 1970 – Грамматика современного русского литературного языка. Москва:

Бархударов 1975 – Л.С. Бархударов, Язык и перевод. Москва: Международные отношения.

Берков 1977 – В.П. Берков, Слово в двуязычном словаре. Таллин: Валгус.

Гочев 2009 – Г.Н. Гочев, Корпус параллельных русских и болгарских текстов. Горизонти прикладно лiнгвiстики та лiнгвiстичних технологiй. Мiжнародна наукова конференцiя Украна, Кив – 21-26.09.09.

Гочев 2009 – Г.Н. Гочев, Русско-болгарский параллельный корпус текстов как источник двуязычной лексикографии. // II CONGRESO INTERNACIONAL “La Lengua y Literatura Rusas en el espacio educativo internacional: estado actual y perspectivas”. En conmemoracin de los 55 aos de enseanza de la lengua rusa en Espaa, Granada, 8-10 de septiembre de 2010, tomo II, Granada Комиссаров 1973 – В.Н. Комиссаров, Слово о переводе. Москва: Международные отношения.

Комиссаров 1980 – В.Н. Комиссаров, Лингвистика перевода. Москва: Международные отношения.

Кондаков 1975 – Н.И. Кондаков, Логический словарь-справочник. Москва: Наука.

Кочерган 2006 – М.П. Кочерган, Основи зiставного мовознавства. Кив: Академiя.

Латышев 2007a – А.К. Латышев, Технология перевода. Москва: Академия.

Латышев 2007б – А.К. Латышев, Перевод. Теория, практика и методика преподавания. Москва: Академия.

Рецкер 1974 – Я.И. Рецкер, Теория перевода и переводческая практика. – Москва:

Международные отношения.

Швейцер 1988 – А.Д. Швейцер, Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты.

Москва: Наука.

ИСТОЧНИКИ

[1] Ч. Айтматов. Плаха. – М.: “Молодая гвардия”, 1987 – Ч. Айтматов. Голгота.

С., „Интерпринт“, 1989. Переводчик Минка Златанова.

[2] Б. Акунин. Ф.М. Том 1,2. – „Олма-Пресс”, 2006 – Б. Акунин. Ф. М., ИК „Еднорог“, 2007. Переводчик София Бранц.

[5] А. Беляев. Собрание сочинений в 8 томах. Том 8. (Рассказы.) – М.: „Молодая гвардия”, 1964 – А. Беляев. Избрани произведения. Т.1. София, „Отечество“, 1988. Преводач Златко Стайков.

[6] М. Булгаков. Романы. – М: „Художественная литература“, 1973 – М. Булгаков. Майстора и Маргарита. С., „Интерпринт“, 1989. Преводач Лиляна [10] Н. В. Гоголь. Собраниe сочинений в семи томах. Том 1. – М.: „Художественная литература”, 1967 – Н. В. Гогол. Вечери в селцето край Диканка.

Миргород. Повести. С., „Народна младеж”, 1982. Преводач Константин Константинов.

[11] Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в десяти томах. – М.: „Художественная литература“, 1956 – Ф. Достоевски. Престъпление и наказание. С., „Народна култура“, 1960. Преводач Георги Константинов.

[22] А. Литвиненко. ЛПГ — Лубянская преступная группировка. GRANY, New York, 2002 – А. Литвиненко. Лубянската престъпна групировка. С., „Факел Експрес”, 2003. Преводач Здравка Петрова.

[24] В. Пикуль. Крейсера. – М.: „Молодая гвардия”, 1985 – В. Пикул. Крайцерите.

С., „Военно издателство”, 1989. Преводач Юлия Пенева-Павлова.

Обязательнче и факультативные трансформации в структуре...

[25] Б. Полевой. Повесть о настоящем человеке. – М.: „Государственное издательство художественной литературы”, 1957 – Б. Полевой. Повест за истинския човек. С., „Народна младеж“, 1980. Преводач Кирила Георгиева [28] А. Рыбаков. Дети Арбата. Журнал „Дружба народов“, № 4, 5, 6 / 1987 – А.

Рибаков. Децата на Арбат. Пловдив, „Христо Г. Данов“, 1988. Преводач Здравка Петрова.

[31] Л.В. Соловьев. Очарованный принц. Вторая повесть о Ходже Насреддине.

Л.: „Лениздат”, 1956 – Л. Соловьов. Повест за Настрадин Ходжа. Пловдив, „Христо Г. Данов“, 1983. Преводачи Иван Костов, Райчо Русев.

[33] А. и Б. Стругацкие. Далекая Радуга (Фантастические повести). – М.: „Молодая гвардия”, 1964 – А. и Б.Стругацки. Трудно е да бъдеш бог (сборник).

С., „Народна младеж“, 1981. Преводач Симеон Владимиров.

[34] В. Суворов. Выбор. Контроль: Романы. М.: „АСТ-ЛТД”, 1997 – В. Суворов.

Контролът. С., „Факел Експрес”, 1995. Преводач Борис Мисирков.

[36] Ю.Н. Тынянов. Кюхля. Рассказы. Л.: „Художественная литература“, – Ю.Тинянов. Разкази. С., „Народна култура“, 1977. Преводач Борис Мисирков.

[Шукшин] В. Шукшин (1975): Избранные произведения в двух томах.

Москва: Молодая гвардия. – В. Шукшин (1978): Калина алена. София:

Народна младеж. Преводач Катя Витанова.

ОБАВЕЗНЕ И ФАКУЛТАТИВНЕ ТРАНСФОРМАЦИЈЕ У СТРУКТУРИ

РУСКО-БУГАРСКОГ РЕЧНИКА ПРЕВОДИОЦА

(на материјалу корпуса паралелних руских и бугарских текстова) У раду се у најопштијим цртама анализирају обавезне и факултативне преводилачке трансформације које у процесу превођења одражавају објективне датости циљног језика и субјективно виђење преводиоца. На основу тих особина преводилачких трансформација у руско-бугарском речнику преводиоца предлаже се да се уместо зоне „преводилачке трансформације“ издвоје две засебне зоне: „трансформациони еквиваленти“ и „преводилачке трансформације“. На тај начин, структура руско-бугарског речника преводиоца у овој етапи у свом саставу има четири зоне: лексички еквиваленти, трансформациони еквиваленти, преводилачке трансформације, непрецизности и грешке.

Кључне речи: речник преводиоца, објективне датости, субјективно виђење преводиоца, лексички еквиваленти, трансформациони елементи, преводилачке трансформације.

Получено 10 февраля 2011 г.

Благовест Благоев Великотырновский университет им. Святых Кирилла и Мефодия Велико-Тырново, Болгария

ПЕРЕВОД – ДВУЯЗЫЧНЫЙ СЛОВАРЬ – СИНОНИМИЯ

(На материале корпуса параллельных русских и болгарских текстов Аннотация: Предлагаемое сообщение является попыткой раскрыть лексикографическую ценность не зафиксированных в двуязычных словарях переводческих соответствий с точки зрения обогащения выходной части переводного словаря синонимами. В работе используются наблюдения над переводами на болгарский язык некоторых русских лексических единиц, приводятся статистические данные о частотности переводческих соответствий, эксцерпированных из корпуса параллельных русских и болгарских текстов www.rbсorрus.соm.

Ключевые слова: двуязычная лексикография, общеязыковые и контекстуальные синонимы, корпусная лингвистика, перевод

TRANSLATION – BILINGUAL DICTIONARY – SYNONYMY

(DATA FROM THE CORPUS OF PARALLEL RUSSIAN AND BULGARIAN TEXTS

Abstract: This report is an attempt to demonstrate the lexicographical value of non-stereotyped translation matches in bilingual dictionaries in terms of enriching the output of the translation dictionary with synonyms. In this material observations concerning the Bulgarian translations of some Russian lexical units have been used. Statistical data on the frequency of some translation equivalents, excerpted from the corpus of parallel Russian and Bulgarian texts, are offered (cf. www.

rbcorpus.com).

Keywords: bilingual lexicography, linguistic and contextual synonyms, corpus linguistics, translation При работе над воссозданием оригинала переводчик неминуемо прибегает к использованию разнообразного справочного аппарата. Как отмечает И. Васева, «плохо аттестует себя тот, который, работая над переводом, редко обращается к словарю» [Васева 1982, с. 95]. Большинство переводоведов сходится в том, что для переводчика словарь является необходимым справочным пособием, его «оружием» [Флорин 1978, с. 328], не опираясь на которое, невозможно реализовать полноценный перевод: «в процессе письменного перевода главный помощник – словарь. Когда на пути переводчика возникают трудности, (...) они возникают в связи с раскрытием значения слова или словосочетания. Естественно, что в подобных случаях переводчик прежде всего обращается к словарю» [Рецкер 1974, с. 191].

Однако двуязычный словарь редко предоставляет готовые эквиваленты, хотя «читатель, обращаясь к словарю, как правило, заинтересован (...) в том, чтобы получить эквивалент, который можно было бы непосредственно использовать в тексте перевода» [Берков 1971, с. 344]. Словари часто служат лишь отправной точкой, от которой переводчик отталкивается в поисках адекватных функциональных соответствий, что коренится в статической подаче словарного материала при узком понимании эквивалентности: «существительное переводится существительным, глагол – глаголом» [Васева 1982, с. 97].

Таким образом, лексикографией решена только половина переводческой задачи, и разные переводчики, каждый сам для себя, проделывают аналогичную аналитическую работу в процессе отыскания эквивалента одного и того же слова исходного языка (ИЯ). Очевидно, что переводчики сэкономили бы творческие усилия, энергию и (самое главное) время, если бы словарь более полно отражал семантическиую структуру, сочетаемостные особенности и контекстуальные употребления слов ИЯ.

На наш взгляд, своей деятельностью переводчик может существенно обогатить и усовершенствовать словарь именно потому, что он оперирует живой речью, где каждый раз сталкивается с разнообразнейшими оттенками значения слова в контексте, подчас неуловимыми для лексикографа, который идет обратным путем в процессе лексикографирования слова, а именно путем «экстракции» и «препарирования» различных его употреблений, то есть от частного к статизирующему общему. Постепенное лексикографирование существующих переводов во многом сократило бы поиски наиболее адекватных в конкретной ситуации эквивалентов. Э.М. Медникова справедливо утверждает, что в двуязычном словаре парадигматический аспект должен отходить на задний план при разрабатывании семантики исходного слова. Словарь должен привлекать как можно больше «фактических синтагматических реализаций, вплоть до мельчайших оттенков и ’подподзначений’, так как никакие общие определения не могут обеспечить перевод слова в каждом данном контексте» [Медникова 1974, с. 153]. Далее автором уточняется, что «все речевые ситуации и контексты» не означает «действительно всех возможных случаев употребления (...), поскольку они не могут быть нам известны» [Медникова 1974, с. 157]. Сопоставление можно провести, скорее, в рамках произведений одного автора и их переводов на выходной язык словаря, в рамках одного жанра и т. д. Таким образом, Э. М. Медникова косвенным образом подходит к вопросу об обратной связи между словарем и переводом, когда перевод может послужить источником словарного корпуса.

В наши дни идеи Э.М. Медниковой находят реализацию в корпусной лексикографии, причем в гораздо большем объеме, чем полагала она. Именно такова цель данного сообщения – продемонстрировать на материале корпуса параллельных русских и болгарских текстов (www.rbcorpus.com), чем выбранные переводчиком соответствия могут обогатить синонимические ресурсы выходной части двуязычного словаря.

Такая постановка вопроса предполагает, что нами не ставится под сомнение правомерность использования перевода в качестве лингвистического источника1.

Вслед за В.Н. Комиссаровым и Г.Я. Туровером мы считаем, что «с точки зрения объективности получаемых данных, перевод как лингвистический источник не уступает любым другим речевым произведениям» [Комиссаров, Туровер 1975, с. 25].

Оговорив это, далее мы обратим внимание на факт, что в теории двуязычного словаря нет единой точки зрения на включение большого количества синонимов в выходную часть словарной статьи. Некоторые исследователи, в частности В.П. Берков, считают, что развернутый синонимический ряд только перегружает словарь и затушевывает семантико стилистические и функциональные различия между синонимами [Берков 1971, с. 346]. Наоборот, С. Флорин отмечает, что в большинстве случаев двуязычный словарь «почти бессилен помочь в нахождении полноценного соответствия из-за своей бедности синонимами в переводной части» [Флорин 1978, с. 335]. Мы придерживаемся второй точки зрения. В целом, мы согласны, что непродуманное нанизывание синонимов дает мало значимой информации читателю. Однако это не означает, что составители двуязычных словарей должны ограничиваться включением двух или трех синонимичных исходному слову соответствий. Скорее, необходимо подумать о более адекватной подаче синонимов в направлении от «более близких» в семантикостилистическом отношении к «более отдаленным» с учетом их функциональных и сочетаемостных характеристик. Существенно можно обогатить словарную статью синонимами в ее иллюстративной части. Кажется, иллюстративный материал должен включать очень ограниченное количество примеров, в переводах которых фигурируют регулярные, постоянные эквиваленты исходного слова (первые эквиваленты после вокабулы или после цифры, с помощью которой отделяется значение). Наоборот, в переводах иллюстративных примеров должно присутствовать как можно больше слов, отличных от уже приведенных в основном эквивалентном ряду и раскрывающих разнообразие контекстуальных потенций данной вокабулы2.

При параллельном сопоставлении оригиналов и переводов в рамках корпуса русских и болгарских текстов нами было обнаружено, что переводчики нередко См. более подробный анализ этой проблемы в статье В.Н. Комиссарова и Г. Я. Туровера Перевод как лингвистический источник в: Тетради переводчика, № 12, М., Международные отношения, 1975, с. 19-32.

Более подробно об этом см. Благоев Б. Перевод и обогащение словарной статьи двуязычного словаря общеязыковыми синонимами (на материале болгарского перевода пьесы «Бесприданница» А.Н. Островского) // В сб. „Живое слово. Фольклорно–диалектологический альманах”, Волгоград, Изд-во Лицея №8 „Олимпия”, 2010, с. 68-72.

используют не зафиксированные в выходной части русско-болгарского словря (РБС) соответствия, являющиеся синонимами зафиксированных. В большинстве случаев эти соответствия раскрывают тонкие семантические оттенки исходных единиц, которых вошедшие в словарную статью эквиваленты не отражают, и тем самым становятся потенциальными источниками переводного словаря.

Для наглядности мы распределили их в три группы: 1. словарные (постоянные, общеязыковые) синонимы; 2. устойчивые выражения, синонимичные словам, которые в силу своей оптимальности могут быть словарными соответствиями;

3. контекстуальные синонимы.

1. Перевод и обогащение правой части словарной статьи двуязычного словаря общеязыковыми синонимами3.

Общеязыковыми синонимами вслед за Т. Бояджиевым мы считаем слова, которые принадлежат «одному установленному и общепринятому синонимическому ряду, значения которого устойчиво закреплены в языковой системе»

[Бояджиев 2007, с. 137]. Они обладают «способностью взаимозаменимости, характеризуются семантической устойчивостью, относительной независимостью от контекста, нормативностью, достаточной частотностью употребления. Они находят отражение в современных словарях и, как правило, поддаются дословному переводу на другой язык» [Фомина 1983, с. 86]. Казалось бы, взаимная «дословная переводимость» общеязыковых синонимов не предполагает, чтобы переводчик особо отклонялся от сответствий, зафиксированных в двуязычном словаре. Однако напомним, что он всегда оперирует словом в контексте, и, стало быть, вынужден подыскивать соответствие, отражающее лучшим образом наитончайшие оттенки исходной единицы. В связи с этим мы заметили, что переводчику нередко приходится использовать не зафиксированные в двуязычном словаре соответствия, синонимичные зафиксированным. Проиллюстрируем это на примере слова приставать в значении «разг. Начать надоедать кому-л.

чем-л., начать обращаться к кому-л. с неотвязными просьбами, вопросами и т. п.

// Назойливо преследуя, бесцеремонно обратиться к кому-л. с чем-л., вступить в разговор.» [МАС 1983, 3, с. 483].

Этому значению в РБС соответствует: «(разг. неодобр.) Задявам, прилепвам се (към някого), започвам да преследвам; дотягам, досаждам (някому); не оставям на мира; натрапвам се, натяквам (някому); не приставай! остави ме на мира!, гледай си работата!» [РБС 1985, 2, с. 308].

Однако, в приводимом ниже контексте переводчик предпочел соответствие закачам:

Более подробно мы обратили внимание на этот вопрос в работе: Благоев Б. Перевод и обогащение словарной статьи двуязычного словаря общеязыковыми синонимами (на материале болгарского перевода пьесы «Бесприданница» А.Н. Островского) // В сб. „Живое слово. Фольклорно–диалектологический альманах”, Волгоград, Изд-во Лицея №8 „Олимпия”, 2010, с. 68-72. Здесь мы приведем несколько примеров с тем, чтобы не нарушать стройность классификации.

К девице за соседним столом уже приставали двое пьяных, тянули за свой столик, а пижоны трусили, не могли защитить. Девица ругалась, плакала, официант грозился ее вывести. (А. Рыбаков, Дети Арбата, 1987) Двама пияни вече закачаха мадамата от съседната маса, а контетата се бяха уплашили, не можеха да я защитят. Мадамата псуваше, плачеше, келнерът заплашваше, че ще я изгони. (А. Рибаков, Децата на Арбат, 1988) Уместность выбранного переводчиком соответствия не вызывает сомнений, так как в болгарских лексикографических источниках находим следующую информацию о слове закачам:

закачам, 5. прен. Засягам с думи или движения, действия; задявам, задирям [БТР 2008, с. 246].

закачам, 4. Засягам с действията си някого или нещо, като обикновено му причинявам неприяност. 7. Подхвърлям дума на някого, обикновено с намек за нещо; подкачам. 8. прен. разг. (обикн. с отриц. не, недей) Безпокоя някого, като проявявам обикновено някакво искане [РБЕ 1987, 5, с. 343].

В синонимическом словаре болгарского языка слово закачам входит в один синонимический ряд с глаголом задявам, который присутствует в РБС в качестве словарного эквивалента слову приставать:

закачам 2 – засягам, докачам 1 нар., докосвам, досягам, допирам, покътвам // задявам 2 разг., подкачам, задирям нар., занасям 2 разг., поднасям разг., бъзикам nростонар. // разг. докопвам, докачам 1 разг. [БСР II 2000, с. 153].

В корпусе параллельных русских и болгарских текстов (1 647 762 словоупотребления) нами было обнаружено 24 словоупотребления глагола приставать в упомянутом выше значении. Информацию о соотношении выбранных переводчиком зафиксированных и/или не зафиксированных в РБС соответствий содержит следующая таблица:

зафиксированные Как видно из приведенных статистических данных, частота использования не зафиксированных в РБС переводческих соответствий, являющихся общеязыковыми синонимами зафиксированных, более высокая, чем частота использования зафиксированных в РБС эквивалентов. Даже если исключить сугубо контекстуальные соответствия наобикалям и докосвам, становится понятно, что перевод может быть источником полноценных соответствий, синонимичных зафиксированным в двуязычном словаре.

Еще более убедительны статистические данные о болгарских соответствиях прилагательному бравый – «молодцеватый, мужественный с виду» [МАС 1981, 1, с. 111] и наречию к нему браво 1. Правая часть словарной статьи в РБС, посвященной рассматриваемому слову, включает прилагательные мъжествен, смел;

напет; юначен наглед [РБС 1986, 1, с. 111]. Однако в корпусе параллельных русских и болгарских текстов эти соответствия не использованы ни в одном из всех тринадцати случаев употребления упомянутых единиц, ср.:

ные словоупот- словоупот- ванные словоупот- словоупотсоответствия реблений реблений соответствия реблений реблений Как показывает таблица, переводчики предпочитали использовать только не зафиксированный в двуязычном словаре синоним храбър, который входит в синонимический ряд с прилагательным смел:

смел – храбър, безстрашен, неустрашим книж., мъжествен, дързък, дръзновен книж., героичен, юначен, куражлия разг., сърцат нар., безбоязнен книж. остар., сербез разг., доблестен // решителен, непоколебим [БСР II 2000, с. 555].

Справедливости ради следует сказать, что наблюдаются и прямо противоположные случаи. Так, например, в качестве словарных эквивалентов прилагательному всевозможный со значением «самый разнообразный, какой только возможно себе представить» [МАС 1981, 1, с. 229] в РБС находим прилагательные всевъзможен и всякакъв [РБС 1985, 2, с. 219] со значениями соответственно «от всички възможни видове; всякакъв, най–разнообразен» [БТР 2008, с. 112] и „от всеки вид, от всички, най-различни видове” [БТР 2008, с. 113]. В русско–болгарском корпусе зафиксировано 15 словоупотреблений прилагательного всевозможный. Соотношение зафиксированных и незафиксированных соответствий, использованных переводчиками, выглядит следующим образом:

В итоге отметим, что нельзя абсолютизировать ценность перевода в качестве лексикографического источника. Каждый случай необходимо оценивать отдельно. Для нас однако было важно продемонстрировать, что сопоставление оригиналов и переводов может предоставлять важную информацию о динамизации подачи слов в двуязычном словаре.

Далее мы попытаемся показать, что перевод может обогатить синонимику словаря устойчивыми выражениями.

2. Перевод и обогащение правой части словарной статьи двуязычного словаря нейтральными устойчивыми выражениями, синонимичными зафиксированным соответствиям. К этой группе мы относим те случаи, когда слову оригинала соответствует устойчивое выражение в переводе. Эти устойчивые выражения фиксируются как в толковых, так и в специальных фразеологических словарях. Однако они лишены яркой образности, экспрессивности и оценочности, характерных для фразеологизмов и идиомов, и ввиду этого могут быть оптимальными, регулярными, подчас единственными соответствиями лексическим единицам оригинала. Приведем несколько примеров:

И в а н. Василий Данилыч, да вон еще пароход бежит сверху.

В о ж е в а т о в (Ивану). Так ты скажи, как прuставать станут. (А.

Островский, Бесприданница, 1950) И в а н. Василий Данилич, ей там отгоре още един параход се е разбързал.

В о ж е в а т о в (на Иван). Да ми обадиш, когато почнат да хвърлят котва. (А. Островски, Без зестра, 1973) Обратимся к словарной интерпретации интересующих нас единиц:

приставать, Несов к при с т а т ь (в 1,2,3,4,5,6, и 8 знач.) [МАС 1983, 3, с.

443]. пристать, 5. Причалить (о плавучих средствах) [МАС 1983, 3, с. 444].

приставать, -стаю, -стаешь, несв. 5. без 1. и 2. л., к Д пристига, спира (на брега – за кораб); акостира [РБС 1985,2, с. 308].

котва // Пускам (пущам) / пусна котва; спускам (спущам) / спусна котва;

хвърлям / хвърля котва 1. За кораб или друг плавателен съд – преставам да плувам, спирам, обикн. в пристанище; акостирам [РБЕ 1995, 8, с. 96].

В русско-болгарском корпусе отмечено только это словоупотребление глагола приставать в рассматриваемом значении, причем переводчик выбрал передать его именно устойчивым выражением, а не однословным эквивалентом.

Регулярным словарным соответствием может быть и использованное переводчиком устойчивое выражение в следующем контексте:

К н у р о в. (...) Зачем он [Паратов] продает [пароход]? (..) Не деньги ль понадобuлись? Он ведь мотоват.

В о ж е в а т о в. Его дело. Деньги у нас готовы. (А. Островский, Бесприданница, 1950) К н у р о в. (... ) Защо [Паратов] го продава [парахода]? (...) Да не би да е закъсал с парите? Пръстuте му са шuрочкu.

В о ж е в а т о в. Негова си работа. Ние сме приготвили парите. (А. Островски, Без зестра, 1973) В словарях анализируемые единицы представлены следующим образом:

мотоватый, разг. Склонный к мотовству; расточительный [МАС 1983, 2, с. 303]. мотоватый; -ат, -ата; прил. (разг.). Доста склонен към харчлъци, към прахосничество [РБС 1986, 1, с. 832].

широка ми е ръката, като синоним на с широки пръсти съм: Щедър, ларж, разточителен съм, не жаля средствата си, обичам да давам, да харча пари за околните [ФСРБЕ 2005, с. 975].

Отметим здесь, что в болгарской разговорной речи употребляется также прилагательное широкопръст в том же значении („който не задържа у себе си пари, който много харчи” [БТР 2008, с. 1079]), которое тоже может найти место в двуязычном словаре. Вряд ли предложенные в РБС толкования русской единицы мотоватый могут быть использованы в каком-либо контексте в готовом виде.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |


Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ТРУДА, ЗАНЯТОСТИ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН Материалы к докладу министра труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан А.Р. Шафигуллина на коллегии Министерства 17.01.2011 года, с участием Президента Республики Татарстан Р.Н. Минниханова Подведение итогов 2010 года и перспективы развития отрасли в 2011 году г. Казань – 2011г. 2 I. Состояние рынка труда В целом на рынке труда Республики Татарстан наблюдается рост показателей к аналогичному периоду 2009...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО НЕЗАВИСИМАЯ ЭНЕРГОСБЫТОВАЯ КОМПАНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ Годовой отчёт 2008 Предварительно утверждён Советом директоров ОАО НЭСК (протокол от 15 мая 2009 г.) и вынесен на утверждение Годовому общему собранию акционеров Генеральный директор А.А. Невский Главный бухгалтер Е.Л. Пехова СОДЕРЖАНИЕ Обращение к акционерам Председателя Совета директоров и Генерального директора Общества 5 О компании 11 Корпоративное управление 17 Производственная деятельность 25...»

«муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа № 28 Адрес 650060, г. Кемерово, пр. Ленинградский, дом 29 а 22 микрорайон Ленинского района Публичный доклад муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения Средняя общеобразовательная школа № 28 города Кемерово 2012-2013 уч. г. Кемерово-2013 1 Посвящается тем, кто стремится в будущее, уважая прошлое, веря в настоящее. Доклад подготовлен директором школы В.Е.Гопп председателем Управляющего Совета...»

«Отчёт о работе Правления ассоциации Совет муниципальных образований Курганской области за период с 29 октября 2009 года по 3 декабря 2010 года Деятельность Правления ассоциации Совет муниципальных образований Курганской области (далее - Ассоциация) в 2010 году была направлена на выполнение Плана мероприятий Правительства Курганской области по реализации Послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ в 2010 году и задач, поставленных в докладе Губернатора Курганской области перед органами...»

«0 ФОНД РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ОГЛАВЛЕНИЕ 1 ФОНД РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ТРАДИЦИОННЫЕ МЕДИА В 2020 ГОДУ: ТЕНДЕНЦИИ И ПРОГНОЗЫ Условным горизонтом прогноза в этом докладе выбран 2020 год, до которого остается менее семи лет. И если в масштабе истории этот срок можно посчитать 2 незначительным, то для отрасли медиа, стремительно меняющейся под воздействием новых технологий и Интернета, ближайшие годы могут стать определяющими во всем ее дальнейшем развитии. Для иллюстрации этого...»

«АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД МИНИСТЕРСТВА ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА И ТУРИЗМА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ О состоянии и развитии физической культуры и спорта в Оренбургской области за 2012 год 2 Содержание 1. Организационная работа стр. 4 1.1. Работа Оренбургской областной организации профессионального союза работников физической культуры, спорта и туризма РФ стр. 12 2. Организация работы с физкультурными кадрами стр. 13 3. Организация процесса физического воспитания в дошкольных образовательных...»

«СОДЕРЖАНИЕ: Раздел 1. Общие сведения 3 1.1. Фирменное наименование Общества 3 1.2. Место нахождения Общества 3 1.3. Учреждение Общества 3 1.4. Государственная регистрация Общества 3 1.5. Органы управления Общества 3 1.6. Реестродержатель Общества 4 1.7. Аудитор Общества 4 1.8. Филиалы и представительства Общества Раздел 2. Положение Общества в отрасли Раздел 3. Приоритетные направления деятельности Общества Раздел 4. Отчёт Совета директоров Общества о результатах развития Общества по...»

«Отчёт о состоянии сектора малых и средних предприятий в Польше ПАРП 2011 Отчёт о состоянии сектора малых и средних предприятий в Польше Редактирование: Анна Брусса, Анна Тарнава Список авторов (ПАРП): Яцек Лапиньски (глава 2, глава 4) Йоанна Орловска (глава 9) Анна Тарнава (глава 9) Дорота Венцлавска (глава 5) Паулина Задура-Лихота (глава 4) Роберт Закшевски (глава 9) Перевод: CONTACT LANGUAGE SERVICES Сотрудничество при переводе (ПАРП): Анна Авдеева © Copyright by Польское агентство развития...»

«Правовые коллизии при защите интеллектуальной собственности в России1 Аннотация: В настоящей статье дан анализ правовых коллизий в российском законодательстве и практике правоприменения при защите интеллектуальной собственности с учетом множественности источников права, одновременно действующих в России в сфере интеллектуальной собственности и содержащих принципиально разные подходы к ее пониманию, охране, использованию и защите. Предложены подходы к их решению, в том числе на конкретных...»

«Pragmatic Perl 10 pragmaticperl.com Выпуск 10. Декабрь 2013 Другие выпуски и форматы журнала всегда можно загрузить с http://pragmaticperl. com. С вопросами и предложениями пишите на editor@pragmaticperl.com. Комментарии к каждой статье есть в htmlверсии. Подписаться на новые выпуски можно по ссылке pragmaticperl.com/subscribe. Авторы статей: Сергей Романов, Сергей Можайский, Владимир Леттиев Корректор: Андрей Шитов Выпускающий редактор: Вячеслав Тихановский (vti) Ревизия: 2013-12-04 07:37 ©...»

«Игналинская атомная электростанция Служба снятия с эксплуатации Проект по снятию с эксплуатации 1 блока ИАЭС на фазу выгрузки топлива Отчёт по оценке влияния на окружающую среду (U1DP0 ООВОС) A1.4/ED/B4/0006 Выпуск 07 Организатор (Заказчик) Государственное предприятие планируемой хозяйственной Игналинская атомная деятельности: электростанция Подготовитель отчёта по ОВОС: Служба снятия с эксплуатации ИАЭС Выпустил: (подпись) С. Урбонавичюс 2006 Проект по снятию с эксплуатации 1 блока U1DP0 –...»

«ЦЕНТР МИГРАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНСТИТУТ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАН МИГРАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ В РЕГИОНАХ РОССИИ Выпуск второй ПРИВОЛЖСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ОКРУГ Материалы регионального семинара 10-11 апреля 2003, Чебоксары Москва 2004 ЦЕНТР МИГРАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНСТИТУТ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАН МИГРАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ В РЕГИОНАХ РОССИИ Выпуск второй

«Подсекция АНТРОПОЛОГИЯ Подсекция БИОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ Заседание состоится 10 апреля 2013 г. Заседание состоится 10 апреля 2013 г. Начало заседания в 14.30 ч. Начало заседания в 12:00ч. в ауд. 228, 2 этаж, в ауд. 498Д, 4 этаж, НИИ и Музей антропологии (ул. Моховая, дом 11) кафедра эмбриологии, биологический факультет Председатель: Анисимова Анна Викторовна Председатель: Кошелева Настасья Владимировна с.н.с каф. эмбриологии Жюри: Бужилова Александра Петровна, Година Елена Зиновьевна, Негашева Марина...»

«2011 - 2012 Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа Ежегодный публичный доклад Директора школы Миссия школы: построение модели адаптивной школы, в которой будут созданы условия, удовлетворяющие разнообразным образовательным потребностям личности, inform обеспечены условия для самореализации TOSHIBA каждого ребенка и взрослого на основе 2009 - 2010 педагогического анализа его успехов и достижений Содержание Содержание Общая характеристика школы...»

«Доклад начальника Управления ЗАГС Кабинета Министров Республики Татарстан Э.А.Зариповой О деятельности по государственной регистрации актов гражданского состояния в Республике Татарстан в 2009 году и задачах на 2010 год Слайд 1 В 2009 году деятельность по государственной регистрации актов гражданского состояния строилась в соответствии с федеральным и республиканским законодательством и была направлена на обеспечение в республике своевременной, полной и правильной государственной регистрации...»

«СНС: новости и комментарии Выпуск № 22 Информационный бюллетень Межсекретариатской рабочей группы по национальным счетам (МСРГНС), Oктябрь 2006 года публикуемый ЮНСД Документы и доклады заседаний МСРГНС см.http://unstats.un.org/unsd/nationalaccount/iswgna.htm ОЦЕНКИ НЕРЕГИСТРИРУЕМОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ СЧЕТА Декларация МСРГНС средствами в обращении. Такие методы Степень охвата экономики в официальных могут давать существенно преувеличенные оценках национальных счетов...»

«Изменение климата и возможности низкоуглеродной энергетики в России Общественный доклад 2012 2 Изменение климата и возможности низкоуглероднойэнергетики в России. – М. РСоЭС, 2012 Этот материал подготовлен рабочей группой по климату и энергетике Российского Социально-Экологического Союза и участниками проекта Декоматом для привлечения внимания общественности к проблеме изменения климата, проблеме последствий использовании ископаемого топлива, рисков и опасностей атомной энергетики, В брошюре...»

«ДОКЛАДЫ ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКОГО НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВА ВЫПУСК 7 Фауна позвоночных Переславского уезда Москва 2003 ББК 28.693.3(235.44) Д 63 Издание подготовлено ПКИ — Переславской Краеведческой Инициативой. Редактор А. Ю. Фоменко. Д 63 Доклады Переславль-Залесского Научно-Просветительного Общества. — М.: MelanarЁ, 2003. — Т. 7. — 26 с. Статья В. А. Варенцова показывает фауну Переславского края. Указываются животные, которые теперь уже не встречаются в окрестностях Переславля, а также...»

«Обзор административной и судебной практики рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства1 В.А. Коровин, док. техн. наук, Председатель НП Безопасность ПТО, г.Челябинск 1. Введение В настоящее время на Интернет-сайте ФАС России2 и в других изданиях опубликованы различные аналитические материалы по административной и судебной практике рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства. Однако практически отсутствуют материалы по обобщению и анализу тех действий...»

«ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Сборник докладов о событиях 2009 года Москва 2010 УДК 342.7(470+571)(042.3)2009 ББК 67.400.7(2Рос) П68 Доклад подготовлен при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров Составитель Д. Мещеряков Отв. редактор Н. Костенко Права человека в Российской Федерации : докл. о событиях 2009 г. П68 / [сост. Д. Мещеряков]. — М. : Моск. Хельсинк. группа, 2010. — 282 с. — ISBN 978-5-98440-051-0. В сборник вошли тематические доклады, подготовленные в...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.