WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«СИСТЕМА ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ РУССКИЙ ПУТЬ – РУБЛЕВ – ЛОМОНОСОВ – ГАГАРИН Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рождённых только воображением М.В.Ломоносов URSS Москва 2011 Редакционная коллегия: Кочемасов Г.Г., д-р. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Мы проводили исследования георадаром грязевых вулканов Таманского полуострова [2]. Было установлено, что на грязевых вулканах четко прослеживается подводящий канал, даже если извержения происходили более 100 лет назад. На воронках Тунгусского метеорита подводящих каналов нет. Таким образом, все гипотезы о земной природе Тунгусского взрыва несостоятельны.

В экспедиции 2010 года было проведено бурение семи воронок.

Элементный анализ был выполнен в Новосибирске Л.В.Агафоновым.

Проба, состоящая в основном из крупиц магматических базальтовых пород, была промыта, в тяжелой фракции были обнаружены субмиллиметровые, необычные частицы, которые, вероятно, могут оказаться металлическими, одна в виде "песчинки" размером примерно 0,5 мм., еще странных "пластинок" примерно такого же размера, которые затруднительно определить как известный минерал или металл. Цвет - "сероватый". Все частицы - немагнитные.

Содержание ртути определяла Л.Н.Лучшева Таблица1. Концентрации элементов в частицах из воронки № 1 (весовые %) _ Отношение К/Кжел.

4.1-4я _ Были проведены анализы содержания ртути в образцах из воронок.

Пробы из первой воронки были отмыты на месте и представлены песком черного цвета (таблица 1). Результаты анализа показали, что в пробах первой воронки N 1, 2, 3 содержание ртути 1 нг/г. В пробе 3, несмотря на очень низкое содержание ртути отмечено присутствие изоморфной формы ртути (самой высокотемпературной).

Можно предположить, что породы в данном месте подверглись какому-то жесткому высокотемпературному воздействию, в результате которого основная часть ртути испарилась, а осталась в основном только ее высокотемпературная (наиболее устойчивая) форма.

Содержание ртути в пробах из второй воронки: N 4м - 18 нг/г, N 4,4 м - 10 нг/г, N 5м - 8 нг/г. Пробы представлены глинистыми разностями, цвет глины N 4м темно-желтый, у остальных - желтый. Уровень содержания ртути в грунтах 2 воронки значительно выше, чем, в 1 воронке, хотя так же значительно ниже кларка ртути (45 нг/г по Озеровой Н.А.).

Характерной особенностью проб 2 воронки является значительное содержание в них ртути в сульфидной и особенно изоморфной формах. Породы в районе этой воронки подверглись, очевидно, меньшему воздействию, чем грунты 1 воронки.

Изоморфная форма ртути встречается довольно редко. При диагностике изоморфной формы ртути возникают трудности, связанные с ее обнаружением (обычно концентрации изоморфной ртути на 1-3 порядка ниже, чем сорбированной формы ртути) и с привязкой ее к конкретному минералу, так как экспериментально изучено ограниченное количество минералов, содержащих изоморфную ртуть. Температура ее выхода может варьировать в широких пределах (от 450 до более 1000 град С). Зная возможный минерал-носитель изоморфной ртути и минеральный состав пробы, можно с большой долей уверенности предполагать, в каком конкретно минерале присутствует изоморфная ртуть. Изоморфная ртуть может содержаться в барите и магнетите.

Таким образом, первые результаты анализов вещества из воронок Тунгусского взрыва имеют очень интересный состав. Необходимо продолжить эти исследования, чтобы иметь возможность для надежной интепретации.

Литература: 1. Алексеев В.А., Копейкин В., Алексеева Н.Г., Плехань Л.Г.

Изучение воронок от разлёта осколков Тунгусского метеорита. // Система «Планета Земля»: 300 лет со дня рождения М.В.Ломоносова. 1711 – 2011. –М., ЛЕНАНД, 2010. С.322 – 324. 2. Алексеев В.А., Алексеева Н.Г., Даниялов М.Г., Копейкин В., Морозов П.А. Исследования разломов и подводящих каналов грязевых вулканов георадаром и по потоку водорода. // Дегазация Земли: геотектоника, геодинамика, геофлюиды; нефть и газ; углеводороды и жизнь. Материалы Всероссийской конференции с международным участием, посвящённой 100летию со дня рождения акад. П.Н.Кропоткина. – М., ГЕОС, 2010, с.22 – 26.

СТРИМЕРГЛАСЫ, КОМЕТЫ И ВНЕЗЕМНАЯ ЖИЗНЬ

Новые находки стримергласов в кометных метеоритах Все работы по поиску стримергласов - скелетных останков внеземных примитивных морских животных, проводились в рамках кометной метеоритики [1] и по методике поиска выпавшего кометного вещества [2].

Тунгусский метеорит. В июле месяце 2010 г. состоялась экспедиция московской группы исследователей Тунгусского метеорита под руководством астронома В. А. Ромейко. Помимо выполнения собственной программы, в задачи экспедиции входило взятие грунтовых проб на предмет обнаружения в них стримергласов выпавших на почву в составе кометной пыли, образовавшейся при взрыве Тунгусского метеорита. Пробы брались в т.н. ловушках, т.е. возле препятствий на пути стока атмосферных осадков со скальных склонов, всего было взято 6 проб, в точках к югу от эпицентра катастрофы. Стримергласы обнаружены только в пробе № 1 (Рис.1), взятой в каньоне ручья Чургим.

Это связано, по-видимому, с тем, что проба расположена на ближайшем расстоянии от эпицентра. Из снимка видно, что стримергласы по морфологии чрезвычайно схожи со спикулами земных губок.

Рис.1. Стримергласы губок из грунтовых проб района Чукреевские кометные пемзы выпали в июне месяце 1990 г. возле села Чукреевка Омской области [1]. В пемзах были обнаружены стримергласы неопределенного генезиса [3]. В тоже время регулярно наблюдались странные образования, которые по своей морфологии вначале были приняты за ветки растений, и по этой причине не фотографировались. Для выяснения генезиса «веток» было проведено сверление образца, с целью исключить его поверхностное загрязнение. В высверленном материале наблюдались все те же агрегаты, и тогда стало ясно, что они принадлежат метеориту. По уже отработанной методике было проведено их фотографирование (Рис.2).



Рис. 2. Стримергласы кишечнополостных из чукреевских Проведенный анализ морфологии заснятых объектов с учетом необычного состава метеорита (SiO2 – 55,8%, MgO – 8%, CaO – 8,2%, K2O – 22%) показал, что здесь мы имеем дело со скелетными останками кишечнополостных, предположительно черных кораллов. Если у земных кишечнополостных, скелеты стоятся из углекислого кальция, то в условиях, существующих в других мирах, превалирующую роль в строительстве скелета могут играть калий и кремний. Аналогичные стримергласы были обнаружены в алтайских высококалиевых кометных пемзах [1] и в грунтовых пробах района Тунгусской катастрофы.

Рис. 3. Стримергласы кишечнополостных из алтайских высококалиевых пемз (a) и грунтовых проб района Тунгусской катастрофы (b).

Рис. 4. Весьма оригинальные стримергласы губок были обнаружены в высоконатровых нижегородских тектитах [1]. a) Спикулы губок начинают появляются из капсулы. b) Спикулы наполовину вышли из капсулы.

c) Полностью сформировавшаяся спикула.

Откуда натрий и калий в кометах? Согласно классификации кометных метеоритов, составленной на основании исследований случаев падений и 5 находок, были выявлены три группы с повышенным содержанием щелочных металлов: (H)K – 4 случая, (H)Na – 4 случая и (H)Ca – 6 случаев [1]. Кроме того, там же показано, что валовой состав Тунгусского метеорита имел высокое содержание натрия. Такое представление о составе кометных метеоритов было встречено с большим недоверием. Но так ли оно неожиданно?

Важной особенностью комет является наличие в их ядрах большого количества натрия. При приближении кометы к Солнцу ближе, чем 0, радиуса земной орбиты, в их спектрах появляется яркая линия натрия. К таким кометам относятся комета Галлея, Аренда-Роланат 1956 г, Макнота С/2006 Р1 и кометы 1882 и 1965 годов, а у знаменитой кометы Хейла-Боппа – наблюдался даже чисто натриевый хвост.

Но не только спектры комет указывают на наличие натрия в их ядрах. Вполне естественно полагать, что кометы такой же природы могут падать не только на Землю, но и на другие небесные тела. При радиолокационном зондировании Луны и Меркурия были обнаружены на их поверхностях локальные зоны богатые Na и Ka, а на Луне эти зоны в точности совпали с кратерными выбросами, что в свою очередь может указывать на факт падения там комет. Тогда возникает вопрос, откуда в кометах так много натрия? Ответ на этот вопрос может дать кометная метеоритика, согласно которой: во-первых, кометы имеют эруптивную природу происхождения, во-вторых, в кометном веществе обнаружены стримергласы – скелетные останки внеземных примитивных морских животных [1,2]. Все это дает основание полагать, что на кометоизвергающихся телах были (имеются) насыщенные солями моря, в которых развились морские животные. И поэтому, нет ничего удивительного в том, что в кометах так много натрия и калия - именно водная среда вымывает соединения щелочей из изверженных и осадочных пород и их откладывает на морском дне.

Откуда в кометах стримергласы? Опять же, согласно кометной метеоритике кометы происходят из небесных тел, расположенных в системах планет гигантов, где, как известно, поток солнечной энергии незначителен. Сразу возникает вопрос, а могут ли жить там животные в темных глубинах внеземных морей? Где они берут пищу и энергию для своей жизнедеятельности? Как не покажется странным, ответ на этот вопрос можно найти на Земле. Вот сведения, взятые из Интернета: «Во время глубоководных погружений были открыты экосистемы «черных курильщиков», расположенные в зонах повышенной вулканической активности. По трещинам вода протекает в недра, смешивается там с магмой, насыщается химическими элементами и, разогретая до высоких температур, извергается из жерл «черных курильщиков».

Казалось бы, жизнь существовать здесь не может: давление достигает 200 атмосфер, а температура возле жерла вулкана — 500 °С.

Добавьте к этому полное отсутствие света и кислорода, а также ядовитый состав «дыма» — сероводород, метан, свинец и прочие металлы. Тем не менее, жизнь там бьет ключом! В окрестностях «черных курильщиков»

обитают более 450 видов животных, 97% которых не известны науке.

Биомасса живых существ на единицу площади достигает 52 кг/м2, что в 100 тысяч раз больше, чем на аналогичных глубинах в других местах. До сих пор не до конца ясно, как в этих экстремальных условиях могут существовать сотни видов животных. Ученые полагают, что гидротермальная флора живет за счет химических реакций, происходящих внутри организмов. Энергия химических связей заменила им фотосинтез».

Нам ничего не мешает предположить, что аналогичные процессы могут иметь место и на других небесных телах. Пока мы можем уверенно заявить, что в кометах присутствуют скелетные останки (стримергласы) морских губок и кишечнополостных, как раз наиболее распространенных животных, обитающих в окрестностях «черных курильщиков». Что же касается ранее заявленных радиолярий и конодонтов [3], а также наблюдаемых объектов неясного генезиса, то здесь нужны дополнительные исследования. Тем не менее, можно предположить, что в морских глубинах кометоизвергающих небесных тел, при полном отсутствии солнечного света и кислорода, но при наличии вулканической активности, вполне возможно допустить существование развитой жизни, такой же, как и возле земных «черных курильщиков», и совсем неудивительными выглядят документированные свидетельства падений с неба кусков известняка. Один кусок упал на палубу английского корабля «Эйшер» 5 апреля 1820 года, другой - в Швеции 11 апреля 1925 года, причем в последнем были обнаружены остатки морских раковин и животных, напоминающих трилобитов [4].

Все вышеизложенное настоятельно требует коренной ревизии современных представлений о природе комет, которые вовсе не являются остатками допланетного облака и не космическими загрязненными айсбергами, а скорее всего кусками промороженных морских осадочных пород, включая коралловые рифы. Теперь остается решить две, пожалуй, самые жгучие проблемы космогонии: назвать кометоизвергающие небесные тела и выявить механизм извержения (выброса) готовых кометных форм. Автор уверен, что эти проблемы, учитывая резко возрастающий объем знаний по Солнечной системе, будут решены в ближайшее время.

1. Дмитриев Е.В. Кометные метеориты: падения, находки, классификация, стримергласы // Монография: Система. М.: Книжный дом, 2010, с. 170-189.

2. Дмитриев Е.В. Руководство по оперативному обнаружению выпавшего на Землю кометного вещества // Система М. Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2008, с. 484-493.

3. Дмитриев Е.В. Внеземная жизнь найдена …. на Земле // Техника-молодежи, 2010, № 3, с. 48-52.

4. Зигель Ф.Ю. Вещество Вселенной. – М.: Химия. 1972. – 176 с.

ЧТО ТАКОЕ ЖИЗНЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕТРОЛОГА?

(К КОСМОГЕОБИОХИМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРЕДЖИЗНИ)

© к.г.-м.н. Кузнецов Анатолий Александрович В статье рассматриваются космопетрогенетические и геолого-минерагенические основы возникновения преджизни земного типа путём раскрытия полной истории становления Земли как космического тела, выявления связных систем рудных и углеводородных месторождений - (супер)гигантов как наивысших по системной сложности продуктов самоорганизации исходного вещества и структуры постепенно остывающей планеты. Определяющее значение в функционировании подобных геобиохимических инкубаторов придаётся протяжённым и длительным (миллиарды лет) эволюционным рядам водорода, углерода и иных летучих и их соединений (водородно-кислородных, углеводородных и других) и их кластерноклатратным и линейным молекулярным формам в качестве возможных субминеральных матриц для сборки абиогенных нуклеиновых кислот. В дополнение к установленным ранее исследователями обстановкам вырисовывается оптимальный комплекс необходимых и достаточных признаков космогеобиохимической модели зарождения преджизни в раннем докембрии, в конце третьего, расплавнопротоземного, этапа эволюции планеты, которому предшествовали плазменный (протозвездный) и газово-флюидный (звёздный) этапы.

Решение интригующей проблемы происхождения жизни — задача и заманчивая цель исследований биологов. Однако, немалый вклад в изучение данной проблемы принадлежит физикам, химикам, математикам, геологам (геохимикам, микропалеонтологам, кристаллографам и проч.) и представителям некоторых других наук. Вспомним классическое определение Ф. Энгельса: «жизнь — это форма существования белковых тел» и слова М.В. Ломоносова, сказанные по поводу происхождения природных тел и процессов: «Не Бог так сотворил!».

Парадокс состоит в том, что по мере углубления наших знаний в этой области всё большее число исследователей испытывают трудности с определением «жизни», причём, дело доходит даже до заявлений (повидимому, всё-таки преходящих) об отказе от попыток определения, что такое жизнь. В чем тут дело: это болезнь роста в силу чрезвычайно узкой специализации в рамках биологии и других дисциплин либо в крайне большой сложности проблемы или, напротив, в убежденности ряда ученых о сводимости биологических закономерностей к законам физики и химии, либо в несовершенстве методологического подхода или причина в нечто ином? На наш взгляд, причина здесь комплексная и включает перечисленные доводы с приоритетом методологии над остальными подходами и признанием, что в основе решения проблемы лежат физические и химические законы, но оно не сводится к ним одним, поскольку существуют законы биологической формы движения материи. По-видимому, природа жизни гораздо сложнее, чем думали натуралисты. Приходится признать, что еще не установлен весь комплекс необходимых и достаточных системных признаков ее. Настоящая статья представляет собой попытку хотя бы частично восполнить этот пробел.

Космопетрологические основы возникновения преджизни В цикле работ за последнее десятилетие [24, 27, 28, 35, 37, 39] изложены дополнительные к ранее известным материалы о космологических, физических, геологических условиях зарождения преджизни (примитивная, или прокариотная жизнь) на ранней Земле. К главным из них относятся следующие факторы:

1. Полная история Земли как регулярного космического тела значительно сложнее и продолжительнее, чем представлялась исследователями. Согласно предложенной автором [34, 35, 37] космопетрогенетической модели (в развитие флюидно-магматогенно-расплавной модели ПротоЗемли [28]) структурно-вещественная эволюция планеты включает последовательное прохождение четырех агрегатно-фазовых состояний исходного вещества и структуры компонентов диссипативносинергетической природы по мере остывания её (Тнач. не меньше десятков миллионов градусов). Генерализованная схема основных этапов необратимой эволюции Земли такова.

I. Плазменная материнская миниПротоЗвезда с предполагаемым радиусом больше современного, как минимум, на порядок в возрастном интервале 7–8 млрд лет или больше. На этом основании принимаемые сейчас возраст Солнца, равный 5 млрд лет, и его состав должны быть пересмотрены, ибо оно не может быть моложе возраста Земли1. При данной степени изученности вещества планеты и Солнечной системы выделение этого этапа является гипотетическим шагом. МиниПротоЗвезда была окружена мощной магнитосферой.

II а. Газовая миниЗвезда после прохождения первого фазового перехода I рода. II б. Слабо расслоенная на оболочки газообразная миниЗвезда. II в. Жидко-газовая миниЗвезда (жидко-расплавная гипсометрически ниже сферической поверхности «огненного» шара, газовая, в основном, водородно-гелиевая (+C, N) выше поверхности раздела). I и II (5–7 млрд лет) этапы — космологические, сопровождавшиеся нуклеосинтезом изотопов атомов всех химических элементов.

В свете возможного увеличения возраста Земли представляет определённый интерес намечающаяся сейчас палеонтологами тенденция к смещению возрастных интервалов появления крупных групп организмов в докембрии в сторону их удревнения (по данным А.Ю. Розанова): прокариоты (архебактерии до 3.8 млрд лет и цианобактерии – 3.5 млрд), эукариоты 3.0–2.7 млрд, грибы 2.4–2.2 млрд лет и т. д.

III а. Вязко-жидкорасплавная (+ флюиды) магматогенная слабо расслоенная на супергеосферы (протоядро, протомантия, протолитосфера и флюидная протоатмосфера) ПротоЗемля в возрастном интервале 4.65–4. млрд лет после второго фазового перехода. III б. Вязкорасплавная четко расслоенная на геосферы ПротоЗемля, включающая центральное, внутреннее и внешнее ядра, нижнюю, среднюю и верхнюю мантии и раннедокембрийскую кору, или протокору и разделяющие их жидкофлюидные астеносферы в интервале 4.2–3.8 (?) млрд лет. III в. Расплавнопластичноквазикристаллическая ПротоЗемля, полиритмично-расслоенная в границах геосфер и астеносфер на оболочки, подоболочки, геосферные слои вплоть до ритмосерий и ритмов высоких порядков в разрезе протокоры кремнесреднекислого состава в интервале 3.8 – 2.0 млрд лет. Этап III — протопланетный (протокоровый и протобиосферный).

IV. Собственно геологический этап: слоисто-кристаллическая (+ мегавключения магмы и флюидов) полиритмично-расслоенная астеносферно-геосферная Земля нуклеарного, или щитово-зеленокаменно-поясового (протоконтинентального) подэтапа IVa с возрастным интервалом примерно 2.0–1.0 млрд лет, кратонно-геосинклинально-складчатого подэтапа позднего протерозоя–раннего палеозоя, авлакогенноIVб платформенного подэтапа IVв (PZ1–PZ2), орогенного и автономноактивизационного континентально-морского подэтапа IVг (PZ2–PZ3– МZ1), континентально-глубокоокеанического подэтапа IVд (МZ1–МZ2) и меж- и внутриконтинентально-рифтового подэтапа IVе (КZ, меньше 0. млрд лет) развития поздней (верхней) земной коры.

В конце нуклеарного подэтапа завершается оформление протолитосферы: протомантия + протокора + протогидросфера (термальные рифтогенные моря) + протобиосфера (прокариотная). С подэтапа IVб начинается образование и усложнение биосферы Земли. Где-то на рубеже 2.4–2. млрд лет произошла смена восстановительно-нейтральной обстановки на поверхности ПротоЗемли на окислительную с появлением О2 в количестве первых процентов (геологические маркеры синезеленые водоросли и джеспилиты).

Итак, подобно большинству регулярных космических тел Земля в своем развитии эволюционировала от начальной «сверхгорячей» до поздней «холодной» по схеме: плазменное Pl газовое, или флюидное Fl (+остаточное плазменное) жидкорасплавное L(+Fl, Pl?) квазитвердокристаллическое S(+L, Fl, Pl??) состояния с фазовыми переходами I рода между ними. Поскольку расплавной (протоземной) стадии предшествовали две астрономические стадии, полный возраст Земли предположительно достигает 7–8 млрд лет или он даже еще больше на два–три миллиарда.

2. Древнейшая раскаленная протоатмосфера, или катархейская флюидосфера, появившаяся в качестве самостоятельной внешней атмосферы после оформления сферической поверхности огненножидкорасплавного шара, характеризовалась крайне медленной скоростью остывания, функционально зависящей от скорости охлаждения объемной планетной «отливки», и отсюда очень длительной эволюцией своих компонентов с усложнением состава и строения от ядер атомов до молекул и выше, по крайней мере, на протяжении двух–трех или больше млрд лет (в интервале от 5.0 до 1–2 и меньше млрд лет тому назад).

Начиная с третьего этапа наметилось разделение земного шара на три крупнейшие зоны: а) периферическая флюидосфера, окружавшая планету; б) промежуточная расплавно-мантийная силикатная (Mg, Si и др.) и в) внутренняя ядерная флюидно-жидко-железная с остаточной плазмой в центральном субъядре.

Нельзя исключать возможность весьма ощутимой эволюции состава мощной газовой оболочки, отделившейся ближе к завершению второго – началу третьего этапов: H + He C N O (P–S–Cl) CH4 NH (H2CO3 + H2SO4 + HCl) CO CO2 H2O (O2 + N2). В модельном плане она примерно отвечает тренду изменения состава современных атмосфер ряда планеты-гиганты спутники планет-гигантов Венера Земля с соответствующим изменением физико-химической обстановки от сильно восстановительной к слабо восстановительной и кислотной, далее нейтральной и, наконец, окислительной.

При падении Т до 374 °С и ниже на поверхности протокоры появляется первая конденсационная (парообразная) вода как за счет выпадения «дождя», так и продуктов глубинной дегазации (магматической и иной дистилляции) расплавов кристаллизующихся геосферных оболочек. Наряду с определенным влиянием внешних экзопротоатмо- и экзопротогидросфер в процессе зарождения преджизни все-таки главенствующую роль, кажется, играли внутренние, глубинные, эндогенные флюидные астеносферы.

3. С момента 4.65 млрд лет ПротоЗемля представляла собой огненновязкожидкую флюидно-железо-ультрамафитовую (Mg, Si) «отливку».

Исходя из подобного состава, количество исходных «углистохондритовых» H и C (и O), содержавшихся в материнском протозвездном материале априори было бльшим, чем принимается исследователями до сих пор. Оно могло достигать 4–5 мас.%. Часть из них, вероятно, находились в составе «горячей» протоатмосферы. В этом плане Земля — не только водная, но и углеводородная планета.

Протоземная «отливка» кристаллизовалась от центра к периферии, регулируясь механизмом фактически гомодромного полиритмичновосходящего расслоения-затвердевания (пьезокристаллизация под давлением столба расплава и Pфлюид.) в колоссальном интервале температур вдоль радиуса ПротоЗемли на протяжении шести с половиной тысяч километров. Данный механизм определяется физико-химическим эффектом «концентрационного переохлаждения» в теории затвердевания отливок (оттеснение низкоплавких компонентов фронтом кристаллизации в область меньших T и P), или термодинамическим принципом Л. Адамса – Г. Джеффриса (1924, 1929 гг.) [14, сс. 355–356], фактически преданного забвению до 70–90-х годов прошлого столетия [24, сс. 28, 30; 28, с. 224].

С одной стороны, в результате механизмов последовательных глобальных поликонденсации, дифференциации, расслоения и ритмичноцентробежного послойного затвердевания радиальный разрез нынешней Земли являет собой серию мощных плотных тугоплавких закристаллизованных (исключая внешнее ядро ?) геосфер, разделённых тонкими (до 100–300 км) сравнительно низкоплавкими остаточными флюидными и жидкими рудно-флюидно-солевыми магматическими астеносферами, или «критическими» зонами-рудосферами, в том числе специализированными на щёлочи, углеводороды (+ H, He, N2, S) и воду (гидроксил-ион, сверхкритический водяной пар).

С другой стороны, все химические элементы делятся по летучести, Т кипения и плавления на два главных типа: петрогенные (нелетучие) и флюидные (летучие). Среди первых условно выделяются породообразующие «неметаллические» (Si, Al, Mg, Ca и др.) и рудообразующие металлические (Fe, Mn, Cu, Ni и т.д.), среди вторых — восстановительные (H, C, N, P, S) и окислительные (O, F, Cl) элементы. Согласно тепловой теории затвердевания крупных металлических и петрургических отливок в большом интервале Т, выступающих в качестве простейшей минимодели Земли, вещественную анизотропию последней можно в идеальном случае свести к следующей зональности первого порядка: металлы (ядро) силикаты (мантия) алюмосиликаты (протокора) подобно разрезу доменной печи легколетучие внутренних и внешних (астено)гидросфер и (астено)атмосфер. Зональность второго порядка: в сложении ядра принимают участие металлические геосферы, разделенные тонкими жидко-силикатными, жидко-металлическими и флюидными астеносферами, в строении мантии — силикатные геосферы с «прокладками» жидко-металлически-щелочно(алюмо)силикатных и флюидных астенорудосфер. Последние служат материнскими резервуарами планетарной дегазации и источниками вещества месторождений-(супер)гигантов МГ полезных ископаемых в земной коре, возникающих после дренирования астеносфер глубинными разломами различного заложения.

В процессе продолжающегося остывания в интервале 3.8–2.0 млрд лет в верхней части промежуточной супергеосферы (мантии) формируется оболочка раннедокембрийской нижней коры, или протокоры первично-метамагматогенного генезиса и расслоенного на ритмосерии («стратиграфические» серии) строения. Толща протокоры становится вязкопластичной по мере затвердевания при падении Тликв. до 400 – 500 °С, попутно деформируясь в «овалы, складки» различных масштабов от нуклеарных поднятий диаметром в сотни – первые тысячи км до мелкой плойчатости с мощностью слойков в сантиметры – дециметры.

После раскола затвердевшей протокоры первыми контракционными разломами сформировались древнейшие рифтогенные рудоносные зеленокаменные прогибы (пояса), как правило, ограничивающие инверсионные вздутия толщи протокоры в виде щитов или их сегментов.

4. В период 3.0–2.0 млрд лет в зеленокаменных прогибах и в наложенных на них первых термально-осадочных бассейнах образуются МГ и их парагенезы в виде (пара)генетически и топологически связных трёхчетырехэтажных систем ранга крупнейших рудных районов или целых минерагенических провинций. Та или иная система включает в идеальном варианте снизу вверх: сверхглубинное астеносферное эмбриональное месторождение, или протоместорождение МГ-0 как корневой элемент системы, или ее материнский источник глубинное плутоногенное МГв связи с крупнейшим расслоенным интрузивом в основании зеленокаменного прогиба вулканогенное МГ-2 в крупной контрастнодифференцированной вулкано-интрузивно-тектонической структуре (в случае наличия жерла на палеоповерхности) поверхностное стратиформное (пластовое, согласное, или «осадочное») МГ-3 в разрезе первых осадочных бассейнов, унаследовавших в своих осевых придонных частях местоположение зеленокаменных прогибов, возникшее за счёт поступления и латерально-наклонной миграции гидротермальнометасоматических дериватов с глубинных, корневых или промежуточных, уровней данной системы в виде древнейших гомологов современных морских и океанических «черных» и «белых» сульфидно-флюидных и флюидных «курильщиков».

5. Именно подобная система рудных МГ-0–3 (и углеводородных УМГ, см. ниже) выступает в качестве сложнейших природных геологобиохимических реакторов, или биоминеральных инкубаторовтермостатов в весьма длительном (миллиарды лет) и многоэтапном процессе петробиохимического производства биоорганических соединений и их последовательного воспроизводства и усложнения. Раннедокембрийская преджизнь (вирусы, архебактерии и т. п. представители микробиоты) зародилась при достижении оптимальных физико-химических условий (PH2O, PO2, PH2, ph, T и проч.) и максимальной концентрации шестиэлементной ассоциации летучих (C, H, O, N, P и S), что стало возможным только в процессе формирования систем МГ- и УМГ-0–3. Такова суть нашей модели происхождения преджизни, первоначально названной «геобиогенетической» [26–29, 33, 34].

На современном уровне развития биохимии и петрологии стало ясно, что по системным, прежде всего, физико-химическим свойствам минеральное и живое — равноправные аналоги в кибернетическом смысле (Н. Винер), в плане общей теории систем и синергетики. Именно наличие «прозрачной» границы между неживым и живым обусловливает реальность предложенного автором космогеобиохимического сценария появления прокариотной преджизни в процессе развития систем МГ как самых сложных объектов минерального мира, выступавших в качестве флюидно-рудно-магматических и чисто флюидных материнских реакторов абиогенного синтеза предбиологических соединений на раннедокембрийском этапе эволюции ПротоЗемли.

Системные признаки и главные модели возникновения преджизни К концу ХХ столетия были предложены четыре основные группы моделей генезиса преджизни (протобиополимеров): 1) химическая конденсационная, согласно которой фундамент биохимических процессов составляют реакции поликонденсации исходных агентов ( при начальных безводных условиях) по мере остывания Земли (органоэлементы молекулы (моно- и олигомеры) макромолекулы, или полимеры (катализ и протокоферменты) протобиополимеры прокариоты (цианобактерии, синезелёные водоросли); 2) высокотемпературная (термо- и гипертермофильная до 150–380 °С) путем синтеза протеиноидных полимеров из аминокислот [57 и др.]; 3) адсорбционная, по которой биосинтез осуществляется на глинистой (монтмориллонитовой ) или илистой, или слюдяной матрице [8], а не непосредственно в самом жидком первичном океаническом, по А. И. Опарину, или лагунно-озерном «бульоне» с вариантами — на шельфовом побережье (Дж. Бернал), на большой глубине в первобытном океане (Т. Гоулд, 1995) или, напротив, в поверхностном слое теплых мелководных водоемов (Ч. Дарвин, 1887; [51]); 4) низкотемпературная в условиях холодной (–60 °С) плазмы ионосферы планеты на твердой матрице льда при очень низком P (1–10 мм рт. ст.) или в протоатмосфере состава CH4+NH3+H2O [52].

Современный вариант первой группы моделей происхождения преджизни, именуемый гипотезой А.И. Опарина – Ф. Дайсона, зиждется на следующих положениях: а) ограниченный ассортимент органомолекул тем не менее привел к многообразию организмов; б) протоклетка — это «метаболические ячейки без механизма репликации»; в) механизм и репликация возникли независимо друг от друга и одновременно (? – А. К.);

г) точка зрения о первичности нуклеиновых кислот (НК) вряд ли соответствует действительности; д) алгоритм рождения биосоединений таков:

клетка – ферменты – гены [16].

Авторы [52, с. 95] считают, что микросферы — самые примитивные структурные образования прокариот с возрастом около 3.4–3.5 млрд лет — обладают свойствами полупроводников и мембран, причем, последние представляют собой тонкий слой типа жидкого кристалла. В слое, по нашему предположению, может преобладать пленка H2O и (или) углерода.

Обобщенный оптимальный сценарий возникновения примитивной жизни, выработанный к середине ХХ века, принадлежит биохимику А. И.

Опарину и астроному В.Г. Фесенкову. Согласно ему, к зарождению живого приводит эволюция углеродистых (а не только углеводородных. — А.К.) соединений в течение трех этапов: 1. образование углеводородов и цианидов и их маломолекулярных кислородных, азотистых, сернистых, фосфористых производных; 2. полимеризация и конденсация этих соединений в водной среде праморей и океанов с появлением «первичного питательного бульона» и 3. возникновение высокомолекулярных комплексов в гидросфере и их эволюция в первичные примитивные организмы.

Первый этап может осуществляться на большинстве небесных тел, не исключая межзвёздные облака, звезды и планеты-гиганты метансодержащие. Второй и следующий этапы вероятны только на планетах земного типа, судя по присутствию органических веществ в углистых хондритах, следов воды и льда на Марсе [45].

Следует признать, что углеродистые чёрные сланцы зеленокаменных поясов, если их углерод имеет ювенильное происхождение как продукт сгорания, окисления углеводородных газов или протонефти, излившейся на поверхность ПротоЗемли в позднем архее – раннем протерозое, — наиболее благоприятный геологический субстрат для протекания отмеченных реакций.

Несмотря на кажущуюся заманчивость аналогии «пузырька пены» в морской «волноприбойной зоне» с «прототипом живой клетки» [48], в этом недавнем варианте места возникновения преджизни, по мнению автора, всё-таки далековато до гомологии — генетического единства, или родства. В косном мире роль своеобразных клеток, или минерального генетического кода, как известно, играет элементарная ячейка вещества, ее состав, строение и форма. Пузырёк же пены, изолированный своей плёнкой как полупроницаемой мембраной от окружающей среды и предположительно способный к метаболизму [48], это всего-навсего еще одна разновидность коацерватной капли «бульона первичного океана»

А.И. Опарина или микросферы С. Фокса, но в прибрежной морской ландшафтно-географической зоне.

Вслед за Дж. Холдейном, ранним А.И. Опариным, Дж. Берналом известный физик-космолог Ст. Хокинг [59] считает, что, во-первых, жизнь зародилась на остывающей в течение одного–двух миллиардов лет и первоначально очень «горячей»» и не имевшей атмосферы Земле и, вовторых, молодая атмосфера, возникшая за счет дегазации вещества планеты, была обогащена H2S и другими летучими компонентами, которыми, начиная примерно с трёх миллиардов лет тому назад, «питались»

примитивные формы жизни (протобактерии — хемоавтотрофы).

В конце XIX и в ХХ веке учёные (Ч. Дарвин, 1871, 1887; М. Кальвин [18]; С. Фокс, 1959; и др.) разрабатывали химическую теорию зарождения жизни как самопроизвольного и усложняющегося со временем природного процесса. Цианистый водород, альдегиды, аммиак — это системные компоненты, необходимые для синтеза аминокислот в восстановительных условиях, по экспериментальным данным С. Миллера (1959) [11]. Формальдегид HCHO мог служить основой возникновения жизни на Земле — таково мнение Э.М. Галимова (2001).

Протобиосферный процесс мог стартовать реакциями по схеме n(CO2+H2O) n(CH2O)+nC2 [8, с. 379] и Фишера – Тропша nCO+(2n+1)H2 CnH2n+2+nH2O и, следовательно, углевод (формальдегид), сажа и углеводороды (протонефть) были первыми компонентами протобиосферы. Углерод примечателен не только как системный элемент живого, но и существованием полного теоретически возможного набора его тополого-минеральных форм моноэлементного состава: фуллерит (минерал с структурой из молекулярных кластеров C60) — чаоит и карбин искусственный (нитевидные и цилиндрообразные кристаллы линейноцепочечно-одномерного строения) — графен (монослоистый) и графит слоисто-двумерного строения — алмаз и лонсдейлит каркаснотрехмерного строения.

Состав газовой смеси, способной к абиогенезу, возможно, прямо отвечал составу архейской атмосферы ПротоЗемли, содержавшей, как предполагал А.И. Опарин, CH4, NH3, H2, тогда как фосфор в виде фосфатаниона или иной формы, участвующий в строении нуклеиновых кислот, и сера — в строении белков могли находиться в составе первобытных гидротерм или других вулканических продуктов — дериватов, внесших свой вклад в формирование систем-инкубаторов МГ-1 – 3. Азот — один из типичных продуктов эндогенной дегазации, однако, львиная доля азота, как и кислорода, могла содержаться в протоатмосфере.

Известная схема ранних этапов биопоэза, предложенная биологами в 1950–70 гг., ДНК РНК белок коацерваты клетки на рубеже ХХ и XXI столетий была заменена фактически на противоположную ей:

доклеточный мир молекулярных ансамблей, или колоний протоРНК генетическая РНК биосинтез белка ДНК и клетки [53]. Существо проблемы, таким образом, сводится к вопросу, как появились молекулы РНК?

На переход от преджизни (прокариоты: эубактерии и архебактерии) к живому (ядерно-клеточные эукариоты) А.С. Спириным [54] отводится 0.5 млрд лет во временном интервале от 4.0 до 3.5 млрд лет. Как следует из предложенной полной истории Земли как космического тела и, в частности, ранней истории ПротоЗемли, с подобной малой длительностью и временем начала абиогенеза согласиться трудно.

Термокаталитический синтез формальдегида с последующим образованием сахаров в воде — элементов РНК (схема В. Н. Пармона [49]) мог происходить на этапе формирования МГ-2 или -3 в геологотектонических условиях позднеархейских – раннепротерозойских наложенных на щиты зеленокаменных поясов с еще «горячими» (>1000 °С) лавовыми потоками коматиитов, обогащенных Ni и Fe, в термальносубаквальной и субаэральной достаточно восстановительных обстановках. Значительно позднее при существенно меньших Т (374 – 100 °С и ниже) при участии азот- и фосфорсодержащих соединений (N, NaNO3, KNO3, P, P2O5, PO43– и др.) осуществлялся синтез первых РНК и еще позже протоДНК.

В.Я. Савенков [51, c. 203] пришел к выводу, что поверхностный слой воды на границе раздела протогидросферы и протоатмосферы, насыщенный протонуклеопротеидами (первичными комплексами белков с НК), характеризуется квазикристаллическим состоянием воды и является, по сути дела, «огромной протоклеткой». Это положение фактически развивает мысль В.И. Вернадского о том, что жизнь родилась в виде «единого живого вещества», а не отдельных микроорганизмов.

На той же основе зиждется недавняя гипотеза пангенома В.Г. Теца и Г.В. Теца (Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И. П. Павлова), согласно которой гены всех живых существ — единая, взаимосвязанная микробная суперсистема в масштабе нашей планеты.

Исследователи [42] прямо указывают на «эндогенные углеродные (С), углеводородные (С–Н) и углерод-азотные (C–N) предшественники живой материи», классифицируемые в качестве основы абиогенных органических веществ (моносахариды, пять азотистых оснований НК — тимин C5H6N2O2, аденин C5H5N5, гуанин C5H5N5O, цитозин C4H5N3O и урацил C4H4N2O2, аминокислоты) с водородными мостиками между парами оснований в двойной цепочечной спирали ДНК.

Абиогенный синтез органических веществ (ОВ), по [43, c. 4], происходит поэтапно на фоне остывания флюидов по следующей схеме: 1. образование N2, азотистых водородных соединений (система C–H–N), углеводородов и воды; 2. при достаточно высоких T углеводороды реагируют с азотом с появлением углеводородно-азотистых оснований, например, C5H3+2.5N2=C5H3N5, C5H5+2.5N2=C5H5N5 и проч.; 3. гидролиз углеводородно-азотистых веществ, в частности, C5H3N5+H2O=C5H5N5O (гуанин) и т. д.

К универсальной космогеобиохимической модели В настоящее время нет сомнений, что с точки зрения общей теории систем, кибернетики и синергетики минеральные (флюидно-солеворудно-щелочноалюмосиликатные) и биологические (нуклеинокислотнобелковые) соединения принципиально не различаются, исключая (и то не полностью) отдельные свойства, в частности, рацемичность первых и монохиральность последних (преобладание левовращающих нуклеиновых кислот и правовращающих полисахаров).

Большинство системных признаков органических представителей:

химический состав в виде набора из шести летучих биофильных элементов, или органоэлементов (C, H, O, N, P и S), образующих на молекулярном уровне 20 аминокислот; особенности строения (спирально-ленточная биомолекулярная структура и клеточная элементарно-ячеистая текстура);

поликонденсационный механизм дифференциации (от атомарных C, N, H и др. через моно- и олигомеры к биогетерополимерам) и роста по принципу автосборки (ядра – нити – мембраны – клетки); воспроизводимость;

природный отбор (взаимодействие со средой); унаследованность признаков, онто- и филогенез и проч., по нашему заключению, отвечают условиям, достигавшимся в процессе формирования единой системы древнейших МГ железа, золота, платиноидов, урана, марганца, графита в зеленокаменных поясах и наложенных на них терригенно-углеродистых депрессиях, приуроченных к тектоно-магматическому рубежу при переходе от стадии становления автохтонной протокоры к начальной стадии образования аллохтонной, поздней, земной коры.

Именно единым системам МГ были присущи максимальные концентрации органоэлементов, а также металлов-катализаторов, или «биометаллов» (Fe, Pt, Au и др.) и, кроме того, переход от сверхкритического водяного пара и связанной воды к свободной жидкой воде и, тем самым, всe необходимое и достаточное, включая теплоту остывающей ПротоЗемли, для биохимического термосинтеза протоорганических соединений.

В четырехстадийных (в идеальном полном варианте) автоклавахреакторах-инкубаторах на выходе осуществлялся последовательно усложнявшийся абиогенный синтез от микромолекул через макромолекулы и предбиологические соединения до протобелков соответственно в сверхглубинной термодинамически закрытой сильно восстановительной и «сухой» (очаг МГ-0), затем в менее глубинной и закрытой восстановительной или нейтральной и более «влажной» (плутонический «котел» — интрузив с МГ-1), далее, в приповерхностной относительно открытой и окислительной флюидонасыщенной субаэральной (вулканическое «сопло» — ВИТС с МГ-2) и, наконец, в поверхностной открытой максимально окисленной аквальной (стратиформенные МГ-3 в осадочных бассейнах) обстановках. Поздние, гипсометрически самые верхние члены рудно-магматической системы имеют магматогенно-гидротермальноэксгаляционно-абиогенное происхождение, не являясь ни собственно осадочными (стратиформные, пластовые, согласные), ни чисто вулканогенными по своему генезису. Типы МГ-3, как и предшествующие им типы МГ-1 и -2, имеют в преобладающей массе эндогенный, астеносферВ составе живого преобладает кислород (до 70%) при содержании 18% углерода, 10% водорода и около 0.5% азота (по А. П. Виноградову [43]). Он близок геохимическому составу человека, по недавним данным французских исследователей: кислород 65.0%, углерод 17.9%, водород 10%, азот 3.0%, кальций 1.4%, фосфор 1.0%, остальные элементы 1.7%.

ный, источник рудного вещества, но формировались в экзогенных термально-морских или субаквальных, либо субаэральных условиях на палеоповерхности ПротоЗемли, остывшей к тому времени (AR2 – PR1) до Т 40–80 °С.

Уточненный предполагаемый авторский сценарий геобиохимической эволюции в обстановках системы МГ-0 – 3 остывающей ПротоЗемли на интервале катархей – протерозой содержится в [39, табл.], что в схематическом изложении выглядит следующим образом: МГ-0 при Т 1400– 1000 °С (C, H, O, N, P и S) остывающая (1000–600 °С) протокора и «кипящая» внешняя флюидосфера с Т 600–400 °С (OH–, графит, CO, CO2, CH4, NH3, HCN, HCHO, кватаронный водяной пар) и протокарбо(страти)сфера (фуллерен-шунгитовые и углеродистые сланцы зеленокаменных поясов — продукты окисления углеводородов) МГ-1 на поздних стадиях с Т 400–200 °С (смолы, воски, парафины, битумы; нормальные алканы; азотистые основания, рибоза, полифосфаты) МГ-2 на поздних стадиях с Т 200–80 °С (флюидотрофы, палеогипертермофилы, архебактерии) МГ-3 на поздних стадиях с Т 200–40 °С (жидкая вода, протонефть, палеотермофилы, синезеленые водоросли, полисахариды, АТФ, протоНК, вирусы, протобелки, прокариоты).

Поскольку белковые молекулы это квазикристаллические образования [8], постольку появление условно топологически нульмерных ядер, одномерных биополимерных нитей (цепи РНК и ДНК), двумерных биомембран как фазовых границ и трехмерных клеток возможно только в едином и длительном процессе поликонденсации и кристаллизации биохимических компонентов последовательно в газовом, жидком и квазитвердом состояниях, что и достигается в связной системе МГ-0–3.

М. Новаком (Гарвардский университет) предпринята попытка разработать математическую модель химической системы и процессов в ней в надежде объяснить самопроизвольный переход от преджизни к живому расчетно-вероятностным путем, отталкиваясь от различий скоростей самосборки полимеров — цепей мономеров (в смеси нуклеотидов — аденина, тимина и др.), саморепликации нитей РНК и ДНК и т. п. [10].

Генетически и парагенетически связанные друг с другом вертикально-этажные члены рудно-магматических систем есть результат чрезвычайно длительных процессов дифференциации и ритмичного расслоениязатвердевания остывающей расплавленной на начало катархея ПротоЗемли. Появление систем МГ-0–3 предопределило возникновение преджизни. Самые сложные в системном отношении объекты минерального мира (МГ) фактически постадийно породили наиболее простые субъекты органического мира (до- и протоклеточные микроорганизмы) абиогенным путем в соответствующих эндемичных физико-химических, геологических, ландшафтно-геоморфологических условиях, развиваясь последовательно в направлении от глубинных (эндогенные) к поверхностным (экзогенные) обстановкам с заменой остаточной энергии «горячей» ПротоЗемли после выхода на поверхность флюидно-рудных дериватов системы на солнечную энергию.

Астеносферные оболочки — наиболее низколиквидусные расплавные и флюидные, пограничные между твердыми геосферами «критические»

зоны разреза (Прото)Земли выступают, как видим, в роли рудовитасфер [28, 39]. Они обладают широким спектром химических составов, варьирующими параметрами глубинности, Р–Т–С (концентрация щелочных, рудных и флюидных компонентов), удельных объемов фаз G–L–S, восстановленности-окисленности и т. п. Автор считает, что частный случай упомянутых астеносфер именуется [40] «зонами естественного углеводородного синтеза», как «следствие планетарной дегазации», поскольку предбиологические соединения — продукт «функционирования» именно этих «абиогенных зон». Последние располагаются на различных глубинных уровнях в разрезе планет Солнечной системы, например, от приповерхностного (1–3 км) на Земле (и значительно глубже. — А. К.) и до глубин 40–80 км на Марсе. Принимается [40], что углеводородная ветвь зарождения преджизни могла развиваться двумя путями: а) в обстановке конденсированных сред малых планет (кристаллическая, водная, водноледовая) и б) в газовой обстановке, свойственной внешним геосферам планет земного типа и планет-гигантов. По сценарию [28, 39, 40], начальные стадии усложнения С–Н соединений идут исключительно за счет энергии ювенильных флюидов, конечные (после выхода флюидных потоков на поверхность Земли) — за счет энергии солнечного света. В результате имел место вынос ранних представителей протожизни на уровень дна первых морей и поверхность палеосуши вулканогенными продуктами, струями флюидов, гидротермами и т. п. и их усложнение в процессе образования МГ-3 в первых осадочных бассейнах. Таким путем зародилась прокариотная жизнь.

Из авторской модели вытекает ряд важных следствий, большая часть которых названа в [27, 28, 39 и др.]: 1. существует не одно единственное место зарождения живого, а на 1.5–2 порядка большее число их, повидимому, близкое количеству раннедокембрийских систем МГ-0–3 на земном шаре (порядка 100–150); 2. имеем квазиодновременное в масштабах геологического времени функционирование и становление руднобиохимических инкубаторов с экстремумом частот встречаемости в интервале 2.5–2.0 млрд лет; 3. наблюдается сравнительно равномерное распределение древнейших «оазисов преджизни» по поверхности планеты на материках (протоконтинентах), исходя из приуроченности систем МГ к фрагментам протокоры в виде кристаллических щитов с их зеленокаменными поясами; 4. чем более масштабнее та или иная система МГ-0– (по объему магматических продуктов, степени дифференцированности, амплитуде петрохимического тренда, промышленным запасам и прогнозным ресурсам, спектру руд и др. параметрам), тем относительно раньше возникли (пара)генетически связанные с ними «рудовитаоазисы».

Действительно, к территории самой крупной мировой петрометаллогенической провинции на Земле (Южно-Африканская, или БушвельдскоВитватерсрандская) тяготеет прародина самого древнего представителя Homo Sapiens. По логике вещей, были и иные палеоареалы преджизни, число которых не могло быть меньше трех, если иметь в виду щиты таких суперконтинентов как Северо- и Южноамериканский и Евразийский помимо Африканского и Антарктического (?) континентов. Это, в конечном счете, привело к появлению четырех крупнейших биоценозов, по крайней мере, по цвету кожи: негроидная, индеоидная, европеоидная и монголоидная, в целом, эндемичных своим материнским (прото)континентам; 5. поскольку системы МГ-0–3 возникали неоднократно в земной коре и в постдокембрийское время, то, следовательно, отмеченные очаги преджизни появлялись периодически на протяжении фанерозоя, тяготея во времени к известным тектоно-магматическим циклам и завершающим их металлогеническим импульсам в развитии геосинклиналей, платформ, подвижных и активизационных областей, в том числе, наложенных на щиты. Возникают они и в настоящее время в известных областях активного вулканизма, плутонизма (с землетрясениями) и рудообразования, например, на Камчатке, островных дугах Юго-Восточной Азии, в Андах, на срединно-океанических хребтах и в межконтинентальных рифтах с подводными «курильщиками».

В последнее десятилетие появились данные, что высокотемпературная (до 400 °С) и кислая (ph 6) среда «черных курильщиков» на океаническом дне слишком агрессивна для зарождающейся жизни. Это произошло после открытия в начале 2000-х годов гидротермальных источников поля Лост-Сити, находящегося вне Срединно-Атлантического хребта (подводный массив Атлантис). Воды источников Лост-Сити низкотемпературные (до 90 °С), щелочные (ph 9–11), богатые кальцием, дающие сооружения в виде светлых известняковых столбов высотой до 50–60 метров на дне и насыщенные восстановительными газами H2, CH и H2S с примесью этана и пропана. В водах на глубине 1 км рождаются без участия живых организмов метаногены — микробы, питающиеся метаном, и как следствие им не нужна солнечная энергия [9].

Более того, зарождение преджизни в виде наименее (на первых стадиях) сложноорганизованных форм (прогены — флюидоавтотрофные метаногены, серногены и проч., протовирусы, безъядерные бактерии — прокариоты) происходило, по всей видимости, еще в более сложных геологических обстановках, а именно при «пересечении» систем МГ металлических, неметаллических (соли), углеводородных и пресноводных полезных ископаемых в рудных районах и минерагенических провинциях как парагенезах МГ отмеченных видов, представляющих собой наивысшие по системной организации объекты минерального мира. Последние породили простейшие, наинизшие по сложности субъекты биоорганического мира. Вирусно-микробная преджизнь появляется синхронно с богатыми рудами металлов, солей и углеводородов и связана с эволюцией этих единых суперсистем.

Большинство осадочных рудоносных (±нефтегазоносных) бассейнов с МГ-3 закладывались на отрицательных рифтогенных тектонических структурах, следы которых в кристаллическом фундаменте погребенных осевых частей бассейнов устанавливаются геолого-геофизическими методами. В целом, подобные рифтогены и унаследовавшие их положение осадочные депрессии больших размеров обязаны своим происхождением существованию флюидно-щелочно-магматической «подушки» (очага, купола, плюма) в кровле астеносферных оболочек различной глубинности. Подобные плюмы — это «горячие точки, линзы, области» варьирующего по составу (алюмо)силикатного вещества, обогащенного флюидами, солями, щелочами, рудными (металлы и неметаллы) компонентами.

Магмо-, рудо- и биохимиогенезы сливаются, как минимум, в триединстве геобиохимиогенеза в системах МГ-0–3. Сущность подобной модели преджизни заключается в том, что богатое оруденение и протожизнь есть «две стороны одной медали» (их сонахождение отвечает сопроисхождению). Этим данная модель отличается от всех других моделей органовитагенеза.

Приведем несколько характерных примеров, свидетельствующих в пользу модели в дополнение к приводившимся ранее.

Аминокислоты (глицин, аланин, серин, глутаминовая и аспарагиновая кислоты) в докембрийских сланцах с возрастом 3.1–1.9 млрд лет установлены на площади многих щитов земного шара (Южная Африка, Гренландия, Кольский полуостров, Карелия, Прибайкалье и др.). Например, в шунгитовых породах (от антраксолитов до низкоуглеродистых видов) нижнего протерозоя Карелии (2.1–2.0 млрд лет) органическое вещество в минеральном парагенезисе с битумоидами, алюмосиликатами, хлоритом и кварцем формировалось при Т 300–350 °С и невысоком давлении. В породах при низком содержании абиогенных аминокислот преобладают L-формы. Часть аминокислот возникла путем высокотемпературного синтеза из газовой смеси, но окончательное заключение об абиогенной или биогенной природе аминокислот пока сделать нельзя [60].

Эта ситуация напоминает, казалось бы, тупиковую ситуацию с проблемой абиогенного или биогенного происхождения нефти, путь решения которой, позволяющий выйти из кризиса, был предложен автором [31, 34, 36, 38].

Следы самых примитивных микроорганизмов в виде микрофоссилий типа микросфер зафиксированы в древнейших (3.5–3.0 млрд лет) метамагматогенных (протокрустальных, по [28], то есть произошедших изначально из расплава) горных породах архея по керну Кольской сверхглубокой скважины с глубины 6 км и больше и поэтому они имеют позднепротокрустальное и, тем самым, заведомо абиогенное происхождение.

Фактически аналогичные протоорганизмы (архебактерии, фоссилии) обнаруживаются в графитсодержащих плагиогнейсах и кристаллосланцах и собственно графитовых месторождениях архея (подтип МГ-1) той же, протокрустальной, природы Алданского и Гренландского щитов.

В раннедокембрийских железорудных месторождениях стратиформной природы типа МГ-3 (полосчатые железистые кварциты, такониты, джеспилиты), обогащенных графитом, давно обнаружен целый комплекс абиогенных соединений, или молекулярных ископаемых: азотистые (порфирины, аминокислоты), углеводородные (ароматические и насыщенные УВ — алканы), жирные кислоты и др. [50 и др.].

В крупнейшем в мире Pt-Cr-V-Ni плутоногенном месторождении Бушвельд (тип МГ-1), связанном с огромным ритмично-расслоенным мафит-ультрамафитовым интрузивом, известны выделения тухолита (антраксолита) — высокотемпературного битума позднемагматического генезиса.

В выделениях абиогенных битумов из волынских шлировых гнейсопегматитов архейских груборасслоенных массивов мангерит(рапакиви)анортозитовой формации обнаружены [61] фиброкристаллы сложного по составу углеводорода — керита с высоким содержанием аминокислот.

В бомбах и пепле — продуктах современных вулканических извержений на Камчатке еще 35 лет тому назад определен [44] целый спектр абиогенно-вулканогенных органических соединений (аминокислоты, аминосахара, N-основания НК, порфирины). Они формировались в восстановительных условиях при T полимеризации 100 °С и выше. Это стало серьезным основанием для выделения Е.К. Мархининым нового научного направления — биовулканологии, приближающейся, с нашей точки зрения, по геолого-биохимической обстановке к условиям типа МГ-2.

Идею о повышенно-температурном генезисе преджизни в форме синезеленых водорослей, впервые высказанную В.Л. Комаровым в 1936 г.

на примере микрофлоры в вулканотермальных источниках Камчатки с T, равной 70 °C [11, с. 651], поддерживали Дж. Бернал, Л. Полинг и развивали С. Миллер, С. Фокс и другие исследователи. С того времени верхний уровень T неоднократно и неуклонно поднимался: сначала до 90– 100, потом 100–160 и, наконец, до 200–400 °C на примере сравнительно недавно открытых (в 70–80-х годах XX века) океанических вулканических паро-флюидно-сульфидных «курильщиков» — подводных струй, исходящих со дна в рифтовых структурах и сопровождающихся колониями гипертермофильных микроорганизмов, недаром названных «оазисами жизни», правда, в большинстве случаев неоправданно подразумевая под этим не первично рожденную на глубине, а наведенную, «вторичную», жизнь. Именно древнейшие гомологи подобных флюидно-рудных «курильщиков», начавшие функционировать в позднем архее–раннем протерозое в качестве конечных звеньев процесса развития связных систем МГ, обеспечили формирование стратиформных МГ-3 в разрезе первых конседиментационных термально-осадочных депрессий, наложенных на зеленокаменные прогибы, и тем самым появление и выход преджизни на палеоповерхность протокоры ПротоЗемли.

Еще одним ярким примером процесса современного «творения жизни» в вулканических процессах служит крупнейший Йеллоустонский гейзерно-термальный ареал как отражение функционирования действующего в наше время «подземного супервулкана» на территории Северной Америки. В его горячих водах с T не меньше 100 °C рождаются микроорганизмы — флюидотрофы, в частности, серногены, своего рода, аналоги метаногенов.

В газовых струях, восходящих из ядерных и мантийных астеносферных оболочек, генерируются углеводороды в экзотермических реакциях типа 3H2+CO=CH4+H2O, 5H2+2CO=C2H6+2H2O, сопровождаемые образованием воды.

Последовательное присоединение к щелочно-силикатным C–H системам азота, кислорода, фосфора вплоть до фосфорной кислоты H3PO или кальций-фосфорного минерала апатита и серы (самородная, сероводородная) обеспечивает появление все более сложных суборганических веществ (азотистые основания, нуклеозиды, нуклеотиды, дезоксирибоза C5H10O4, рибоза C5H10O5, полипептиды, липиды).

Установленное недавно биологами наличие микроорганизмов на значительных глубинах под дном океанов и под поверхностью суши или непосредственно связанных с вулканическими извержениями, например, в «огненной дуге» западной части Тихого океана, является неплохим подтверждением гео(петроминерагенически)биохимической модели зарождения живого.

Эволюционный ряд рудных районов от эндогенных до экзогенных представляет собой продукты природного «конвейера» по естественному отбору, изготовлению и концентрированию, усложняющейся автосборки биосоединений в процессе длительного непрерывного перехода в условиях автоклава, перемещающегося с глубин к палеоповерхности: петрогенно-минеральное флюидно-рудно-абиогенное (включая ювенильноконденсационные воду, соли-галогениды и протонефть, в том числе изливавшиеся на палеоповерхность) органобиогенное (черные сланцы, шунгиты, смолы, битумы, асфальтиты) в качестве отработанного примитивного «биотоплива», уже содержащего предбиологические соединения и микроорганизмы — первые представители протобиосферы.

Наилучшими свойствами для запуска геобиохимических «нанореакторов», на наш взгляд, обладали (в процессе формирования систем МГ-0– 3) относительно изолированные и замкнутые термостатированные микросистемы (сверх)плотных высокотемпературных многофазных, флюидно-жидко-твердых, включений в кристаллах минералов, пор, вакуолей, шлиров, жеод, занорышей с суперконцентрацией солей среди рудных тел, протопегматитов (гнейсо-пегматитов) и околорудных вмещающих пород крупнейших параавтохтонных и внедренных полиритмично-расслоенных плутонов (AR2–PR1)-ского возраста, залегающих соответственно в расслоенно-стратиформном разрезе толщи протокоры или в более поздних зеленокаменных поясах.

О возможной роли минеральной наноматрицы для На данный момент предпочтительнее других выглядят варианты алюмосиликатной, силикатной, углеродной, углеводородной и «водной»

(кислородно-водородной) матриц, пригодных для облегчения постройки структуры НК, определяющих генетический код живой материи. Они перечислены в примерном порядке увеличения вероятности участия матриц в этом процессе.

Главными критериями выбора по принципу «подобное порождает подобное», по нашему мнению, должны служить химизм (близость химических составов матрицы и «клона») и геометрические параметры их (сходство размеров и топологической размерности структурных блоков).

Издавна наиболее подходящим алюмосиликатным субстратом для сборки компонентов ОВ считаются глины или илы, в сложении которых преобладают слоистые алюмосиликаты типа монтмориллонита. Крайний случай этого варианта — сама слюда. Топологическое различие структурных мотивов — двумерность листов, пакетов слюд и монтмориллонита и одномерность цепочек НК — выступает против принятия данной матрицы.

В силикатном варианте следует выделить, с одной стороны, пироксены (цепочки с формулой анионного каркаса [SiO3]2–) и амфиболы (сдвоенные цепочки, или ленты с формулой алюмокремнекислородного радикала [(Si,Al)4O11]6–) с топологически одномерным структурным мотивом, аналогичным структуре НК. Отметим, что наряду с двойными цепочками амфиболы предпочтительнее пироксенов, поскольку содержат в структуре связанную воду — гидроксил-ионы (OH)– с элементами, входящими в состав НК. Кроме того, разнообразные роговые обманки от баркевикита до актинолита — типоморфные породообразующие минералы комплекса «серых гнейсов», слагающего значительные части разреза щитов, включая основание и борта первых проторифтогенных зеленокаменных поясов.

С другой стороны, силикатная матрица теоретически может быть представлена кварцем — самым распространенным минералом пород протокоры. «Кристаллические структуры кварца... могут быть представлены с помощью двойных спиралей, топологически подобных спиралям ДНК... Двойные спирали кварца явились своеобразной неорганической матрицей для образования... молекулы ДНК... с последующим замещением кремниевых атомов углеродными» [55, с. 562]. Несмотря на наличие в природе двух энантиоморфных форм — правого и левого кварца, отмеченные спирали для топологически трехмерной структуры кварца кажутся нам маловероятными. Несколько более вероятны они для халцедона и опала SiO2nH2O. Крайне важно, что в этих водных минералах кремнезема обнаруживается органическое вещество явно абиогенноминерального происхождения как, например, в опалах из уже упомянутых выше древних пегматитов Волыни. Автор отдает предпочтение при выборе матрицы минеральным фазам углерода, углеводородов и воды.

Основная структурная единица силикатов — кремнекислородный тетраэдр [SiO4]4– и, в известной мере, кремнегидроксильный тетраэдр Si(OH)4 — аналог водного тетрамера H8O4 (см. ниже) служат природным гомологом метана CH4. Кремнекислородные (и кремнегидроксильные?!) тетраэдры, как известно, по мере усложнения состава и структуры силикатов и алюмосиликатов образуют классический ряд: топологически нульмерные конечные изолированные (ионами металлов), дискретные, островные, вполне несвязные группировки типа n[SiO4]4– (где n=1–3, 6) моно-, ди- и тримеров и колец (оливины, гранаты и др.) — одномерные бесконечные цепи [SiO3]2– (пироксены) и ленты [Si4O11]6– (амфиболы) — двумерные слои [Si2O5]22– (слюды) — трехмерные каркасы [SiO2] (кварц, полевые шпаты, цеолиты) с соответствующим уменьшением роли формульного кислорода (и водорода для случая OH–) по отношению к кремнию O/Si (4 – 3 и 2.75 – 2.5 – 2). Многообразие структур силикатов и алюмосиликатов совершенно определенно ограничено четырьмя типами структурных построек с величинами их топологической размерности от нуля до трех. Данный принцип был назван [28 и др.] в честь основоположников кристаллохимической классификации (алюмо)силикатов принципом Махачки-Брэгга. На данный момент обратили внимание еще А.Е. Ферсман (1955) и А.Г. Бетехтин (1961). Основная строительная единица (алюмо)силикатов и она же главный структурный элемент в процессе силификации в виде кремне(алюмо)кислородного тетраэдра выступает в роли переносчика наследственной информации, «гена», неживой природы, представляя собой в этом смысле пример условного аналога молекулы ДНК в клетках живых организмов. Не случайно среди структур молекулярных органических соединений по способу геометрических отношений между основными структурными единицами наблюдаются также четыре типа: обособленные молекулы, молекулы, собранные в цепочки, молекулы с пакетами слоев и каркасные молекулы с трехмерной постройкой.

Перечислим требования к свойствам углеродной матрицы, способной к самовоспроизведению протонуклеопротеидов, сформулированные в [51] и частично видоизмененные и дополненные нами: 1) биологическая совместимость вещества матрицы с живыми организмами; 2) атомноуглеродный состав и наличие больших природных концентраций древнейшего возраста (залежи в графиторудных месторождениях архея в разрезе протокоры на щитах и графитсодержащие горизонты в толщах «черных сланцев» раннего протерозоя в зеленокаменных рифтогенных прогибах); 3) тополого-геометрическое подобие типов слоистых кристаллических решеток природного графита (и монослоев графена) и квазикристаллических моделей воды (вопрос о двумерной структуре воды ставился в [22, 25, 27, 28]); 4) образование квазисферического фуллерена и морфологически нитевидного графита и, может быть, кристаллов одномерного углерода в породах толщи протокоры есть закономерное следствие поздних стадий раннегеологического (3.8–1.6 млрд лет) расплавного этапа развития ПротоЗемли — протопневматолитового, протоскарноидного (графитоносные гнейсо-пегматиты и гнейсо-скарноиды типа кальцифиров), протогидротермально-метасоматического и протовулканического (паро-газовые фумаролы раннего протерозоя) генезиса с T ниже 374 °C (критическая T воды) при Tплавл. азотистых оснований — аденина C5H5N5 и гуанина C5H5ON5 равной 365 °C; 5) в нитевидных кристаллах графита с винтовой дислокацией (помимо гипотетических право- и левовращающих форм цепочек воды [19] и спирально-винтовых цепочек молекулярной серы. — А.К.) расстояние между слоями 0.335 нм, что вполне сравнимо с интервалом между парами оснований молекулы ДНК 0. нм, по Дж. Уотсону (1978) [51].

Скрученные нитевидные углеродные нанотрубки были открыты в 1991 г. японским ученым С. Иншима в графитовой саже. Как известно, природная сажа — компонент углеродистых «черных сланцев», и именно они могли быть той конкретной средой, в которой зародилась преджизнь, ибо помимо графита и других минералов углерода им свойственны высокие кларки многих металлов и неметаллов — катализаторов биохимических реакций и они же обычно сопровождают системы МГ.

Вопрос об углеводородной матрице для возникновения протонуклеопротеидов является фактически частным случаем проблемы, что первично: нефть или жизнь? В 1959 г. П.Н. Кропоткин писал: «Единственное из органических веществ (абиогенного, по его убеждению, происхождения.

— А.К.), распространенных в земной коре, которое может рассматриваться как источник первичных форм жизни, — это нефть или близкие к ней по составу сложные углеводороды» [11, с. 88].

Еще раньше В.И. Вернадский обращал внимание на то, что нефть и прочие углеводородные продукты — это соединения углерода с водородом, тогда как живое вещество — водородсодержащие кислородные соединения углерода с присущими им соответственно восстановительными и более окислительными обстановками становления. В авторской модели появления преджизни в связи с развитием систем МГ-0–3 данные контрдоводы снимаются естественным путем.

Нефть чаще характеризуется правым вращением плоскости поляризации света в отличие от преобладающего левого вращения в живом веществе. Тем не менее, П.Н. Кропоткин обращает внимание на мнение А.И. Опарина по поводу того, что «нефтяные УВ (в виде слоя или пленки нефти на поверхности архейских? водоемов. — А.К.) могли быть средой, в которой.... при участии азота атмосферы, возникли коацерватные капли — предшественники самых примитивных организмов» [21, с. 28].

Системные признаки, природа и параметры универсальной генетической модели углеводородных месторождений-(супер)гигантов (УМГ) рассмотрены автором в [28, 31, 34, 36, 38] на основе отчетливо просматривающейся системно-модельной гомологии их и рудно-металлических месторождений. Установлено существование непрерывного эволюционного ряда генетических подтипов нефтяных и газовых концентраций и месторождений, подобного ряду подтипов системы рудных месторождений МГ-0–3 (снизу вверх): предполагаемый астеносферный источник углеводородных газов и их компонентов УМГ-0 (аналог рудного протоместорождения МГ-0) эндогенно-минеральные УМГ-1 (абиогенные магматически-гидротермальные в пространственной и генетической связи с изверженными геоформациями земной коры и протокрустальными геоформациями кристаллического фундамента ранней коры) биогенно-минеральные УМГ-1 (в области структурно-стратиграфического «несогласия» или тектонического контакта между фундаментом и осадочным проточехлом) минерально-биогенные УМГ-2 (подстилаемые на глубине флюидизированными промежуточными щелочными магматическими очагами или щелочными плутонами, дериваты которых химически взаимодействуют с углеродистыми или карбонатными вмещающими породами) экзогенно-биогенные «стратиформные» УМГ-3, размещающиеся целиком в разрезе осадочных бассейнов, но с главенствующей ролью эндогенно-гидротермальных водородно-углеводородных (±N2, S, He) «курильщиков», струй, потоков, синхронных осадкам или более поздних относительно осадконакопления.

Нефть и горючие газы этих бассейнов, аналогично сульфидным, оксидным, самородным согласно-пластовым МГ-3 осадочных провинций, принадлежат в своей основной массе (по запасам и ресурсам) помимо небольшой доли продуктов биосинтеза за счет РОВ к углеводородной ветви пегматит-гидротермально-метасоматических производных полиастеносферной или изверженной природы, специализированных на углеводороды.

УМГ середины ряда характеризуются либо биогенно-абиогенным, либо абиогенно-биогенным происхождением нефти и газа в зависимости от преобладающей роли эндогенных или «осадочных» углеводородов при наличии двух крайних членов ряда, «чистых», подтипов УМГ (ювенильно-эндогенных и «экзогенных»). Такова суть универсальной (общей) генетической модели нефтегазообразования, являющейся, образно говоря, зеркальным отражением модели рудообразования.

Намеченный «длинный» эволюционный ряд УМГ от эндогенных до «осадочных» (стратиформных) обеспечивает наряду с рядом МГ-0– рудных месторождений самопроизвольный переход через «барьер» минеральное–живое. Роль углеводородных и иных микроорганизмов (метаногены, серногены, азотногены и проч.), или так называемых биомаркеров должна увеличиваться (до 20–30%) при смене древних (рифей–венд, палеозой) месторождений нефти и газа все более молодыми по возрасту (MZ–KZ) по мере возрастания удельного веса осадочного литогенеза в истории Земли, то есть объема стратисферы и массы ОВ.

Вероятное участие углеводородной матрицы в рождении преджизни определяется геобиохимическими реакциями поликонденсации по схеме усложняющейся самоорганизации соединений: углеродные (фуллеритовые, графитовые и др.) углеводородные простые (метан, метаногены) углеводородные высокомолекулярные (первичная нефть, или протонефть) углеводные (C–H–O...) углеводно-азотные углеводноазотно-фосфорные (+сера) (прото)белковые соединения … вторичная нефть (за счет переработки ОВ).

На примере руд из стратиформных МГ-3 в разрезе позднеархейских– раннепротерозойских эпирифтогенных бассейнов (Витватерсранд, Удокан и проч.) авторская модель возникновения преджизни находится в согласии с ранее открытыми биофильными свойствами Fe, Mn, Au, Cu, U и некоторых других металлов, солей-галогенидов, не говоря уже о стратиформных УМГ-3.

Таким образом, ответ на известный вопрос: «Что первично — нефть или жизнь?» усложняется: сначала в протокоре появились руды, первичные (астеносферные) углеводороды, минеральная нефть и одновременно с ними прокариотная преджизнь протобиосферы, позднее, в фанерозое, в земной коре — жизнь (ОВ) и вторичные (органические) углеводороды и нефть.

Раннее утверждение нефтяников-органиков: «нефть из жизни» себя не оправдало, как минимум, на половину. Его сменило заключение А.И. Опарина и П.Н. Кропоткина: «жизнь из нефти», иначе говоря, из эндогенного углеводородного флюида. Получается, что и оно нуждается в уточнении. В свете новых данных появилась более прогрессивная формулировка А.Н. Дмитриевского и Б.М. Беляева: «нефть и жизнь» из продуктов дегазации, причем, не только водно-углекислой, но и углеводородной» [15, с. 6]. Нынче мы близки к выводу, что при парагенетическом характере взаимоотношений в природе нефти и преджизни работает схема с прямыми и обратными связями: минеральное живое или в более дробном виде, с одной стороны, эндогенные руды и протонефть (первичная) и шунгитовые и углеродистые сланцы как ее твердый гомолог протожизнь, с другой стороны, жизнь (ОВ) вторичная нефть.

Исторически все четче вырисовывается возможная ключевая роль в биохимическом синтезе водородно-кислородных, или «водных» компонентов как самой ранней потенциальной минеральной матрицы полимерных макромолекул.

Геолог Ю.А. Колясников [20] и автор [25] независимо друг от друга отметили весьма длительный и многоступенчатый характер регрессивнотемпературного процесса генерации магматогенной воды за счет экзотермических реакций между H и O: ядерно-мантийный протонный «газ»

H+ (плазма) — атомарный водород H0 — молекулярный водород H2 — гидроксильные группировки (OH)– — мономерный пар H2O и т.д. в сторону усложнения. Не менее фундаментальное петрогенетическое и геобиохимическое значение, на наш взгляд, имеет дальнейшее развитие структурно-вещественной и агрегатно-фазовой организации, сложности, водных парагенезов по мере остывания ПротоЗемли и Земли на протяжении последующих миллиардов лет [27, 28] в эволюционном ряду вода– минерал, вода–горная (жидкая и твердая) порода, вода–геоформация, вода–геосферный (региональный) слой и, наконец, вода глобального уровня в виде внутренних и внешней (астено)гидросфер.

Эволюция «водных» комплексов внешней протогидросферы, имевшей конденсационно- протоатмосферный и, главным образом, эндогенно-дегазационно-дистилляционный, глубинно-ювенильный и магматогенно-гидротермальный генезис, происходила на протяжении отрезка времени длительностью не намного (до 0.6–1.0 млрд) меньше допускаемого возраста Земли в 7–8 млрд лет. Вообще вся эволюция водороднокислородных компонентов протекала синхронно и синфазно с намеченными выше этапами эволюции Земли, в частности, начиная с мономеров (OH)– и H2O, с процессом ритмично-центробежного затвердевания флюидно-расплавной планеты в течение третьего этапа.

Наличие подобного «длинного» ряда структурирования и усложнения формульного состава жидкой воды и ее паров объясняет существование водных фаз различной плотности (от 0.26 г/см3 до1.1–2.1 г/см3 и, может быть, еще большей). Обычная жидкая вода пакетно-слоистого строения (именно поэтому вода растекается по поверхности) при соответствующих термодинамических параметрах распадается на изолированные водные кватароны (кластеры фуллереноподобного типа) и цепочечную воду 2H2O, 3H2O, 4H2O.

Вероятно, тождественным образом дело обстояло с рядами дифференциации (конденсации, синтеза) остальных летучих органоэлементов:

углерода (C–CO–CO2–CO32–...; C–CHn–CnH2n–CnH2(n+1)...), азота (N–N2– NO2–NO32–...; N–NH–NH2–NH3...), фосфора (P–P2O5–PO43–) и серы (S–S2– SO2–SO3–SO42–...; H2S–H2SO4...), занимающих очень длительные временные интервалы становления охлаждающейся ПротоЗемли вместе с окружавшим ее «раскаленным», протяженным и тяжелым облаком первичной атмосферы.

Водный тетрамер H8O4 оригинальной модели воды — нанокластер с потенциальным катионом металла внутри параллелизуется с «миниатюрным ядерным реактором» [19, с. 224]. Тетрамеры могут, с одной стороны, «сворачиваться» в тетратетрамеры H32O16, с другой стороны, «разворачиваться» в правые и левые спиральные цепочки-стереоизомеры, например, H8O4 4H2O, H32O16 4H8O4. Такова сущность политетрамерной модели структуры воды, предложенной Ю.А. Колясниковым (1990; [19]), в которой роль молекул играют не традиционные единичные молекулы H2O, а сверхсжатые водные тетрамеры, соразмерные кремнекислородным тетраэдрам. Близость размеров последних и тетрамеров H8O4 и их ассоциатов обусловливает сходство рацемичных (зеркально-симметричных) структур кварца и воды.

Здесь нелишне напомнить, что кремнегидроксильные тетраэдры Si(OH)4, вернее, кремниевая кислота H4SiO4 представляет собой высокотемпературный (630–650 °С) кремнекислый раствор, а процесс поликонденсации тетрамеров воды во многом подобен процессу полимеризации кремнекислородных тетраэдров при дифференциации, кристаллизации и усложнении строения силикатных расплавов в направлении ультраосновные–основные–кремнесредние–кремнекислые.

Отметим, что политетрамерная модель выгодно отличается от более чем двух десятков предложенных ранее исследователями моделей воды, объясняя большинство ее имманентных и аномальных физических и физико-химических свойств (сопряженные вариации полиструктурности, плотности, фазовости, критических температур большой амплитуды, термических эффектов и т.д.).

Близость среднего размера H8O4 (0.33 нм, по Ю.А. Колясникову, 1990) и «толщины» азотистых оснований в структуре ДНК (0.34 нм) позволило принять цепочки 4(H8O4) на силикатном субстрате еще теплой протокоры в качестве матрицы для абиогенного синтеза монохиральной органики (пробионты, микросферулы, митохондрии) при достаточно низких (около 40 °С) температурах в отличие от раннего «горячего» доклеточного синтеза на матрице цепочек 4H2O. Четыре азотистых основания в структуре ДНК и РНК отвечают числу молекул в тетрамерной цепочке воды [19].

Ю.А. Колясников [19, с. 66], по сути, верно предположил, что «в бескислородных глубинах гидротермальных систем... под давлением в несколько десятков атмосфер и при температурах 200–250 °С возможны синтез... не только... нефти..., но и рождение на ее основе простейших микроорганизмов..., прежде всего, новых... вирусных штаммов... гриппа... в областях вулканизма Исландии, Камчатки и др.». Как отмечалось, мы связываем подобные глубинные гидротермальные системы с конечными стадиями формирования конкретных типов МГ-0–3, образующих природные парагенезы (системы) ранга рудных районов и минерагенических провинций.

В работе [39] моно-, ди-, тримерный и проч. водяной пар [19] сравнительно ранней «кипящей» (400–600 °С) внешней флюидосферы ПротоЗемли идентифицирован с кватаронным агрегатно-фазовым состоянием наномолекул воды в понимании [4].

Теория полимолекулярных нанокластеров воды, названных кватаронами, была разработана А.М. Асхабовым в 2000-х годах [2–4]. На наш взгляд, наличие нульмерных кластеров воды (и одномерных наномолекул воды) не «противоречит классической теории конденсации», как считается в [3, с. 381], а дополняет ее, ибо речь должна идти об усложнении структурно-вещественной модели воды по мере поликонденсации H–O компонентов.

Главной особенностью кватаронов воды типа (H2O)20, (H2O)24 и проч.

является помимо квазизамкнутой, субсферической формы наличие внутренней свободной полости диаметром порядка 0.3–0.6 нм. Квазизамкнутая форма кватаронов типа (H2O)60 фактически тождественна форме фуллеренов С60. Кватароны свойственны пересыщенному (сверхкритическому) и насыщенному (критическому) водяному пару и иным газам (CH4, H2S). Квазисферическая форма кватаронов отвечает квазикристаллической структуре геометрически правильных многогранников от октаэдра до додекаэдра и икосаэдра.

Позднее автор узнал, что А.М. Асхабов пришел к «кватаронной гипотезе происхождения жизни» [5], используя помимо своих данных материалы [46] о соразмерности полостей в кватаронах, пяти азотистых оснований спирали ДНК и фосфатных групп.

Сценарий абиогенеза по кватаронной гипотезе выглядит так: водные кватароны в протоатмосфере диффузия в полости кватаронов атомов H, C, O, N и P (элементы N-тых оснований, фосфатных групп и Дрибозы) конденсация кватаронов с их начинкой, по-видимому, в поликомпонентные группы типа N-соединений реакции абиогенного синтеза атомно-молекулярной начинки уже в сконденсировавшейся водной фазе полимеризация и сборка молекул РНК и ДНК биогенный синтез белка путем саморепликации НК появление доклеточных образований рождение одноклеточных организмов [5, 6]. Все это действие развивается, по нашему убеждению, на фоне непрерывного крайне длительного перехода из парового в жидководное состояние в соответствии с отмеченным выше водородно-кислородным эволюционным рядом.

Автор склоняется к необходимости ввести некоторые обязательные поправки в алгоритм зарождения жизни по кватаронной гипотезе: 1. кватаронный механизм — лишь начальное звено абиогенеза по нашему сценарию, задействованный на поздних стадиях газового и ранних стадиях расплавного этапов эволюции ПротоЗемли; 2. превалирующее значение имеют «водные» и углеродные кватароны, но не протоатмосферного, а, вероятно, все-таки ювенильного, мантийно-ядерно-астеносферного рождения, согласно тому же сценарию. И только на последней стадии раннедокембрийского минерагенеза (МГ-3 в осадочных бассейнах), связанной с переходом от завершения образования протокоры к началу формирования проточехла поздней земной коры начинают превалировать экзогенные обстановки протокарбостратисферы, протоатмосферы и протогидросферы; 3. самоорганизация все более высокомолекулярных биоминеральных полимеров осуществляется, как и в кристаллически-минеральном мире, стандартным способом, «блоками», а именно: нульмерные конечные, не связанные кластеры (моно-, ди-, три-, шестимолекулярные и т.д.) сверхкритического водяного пара одномерные бесконечные цепи из «кластеров» критического водяного пара двумерные бесконечные слои обычной жидкой молекулярной воды из «кластеров» или цепочек кластеров слоисто-пакетная (?) кристаллическая вода (лед) из сеток или цепочек, или «кластеров» воды. Нанокластеры играют роль инкубаторов, нанореакторов биогенных соединений, но, по нашему мнению, на самой ранней, доРНК- и доДНК-стадии. Термодинамически квазизакрытая система кватаронов водного, углеродного, гидрат-метанового составов может играть роль биохимических коацерватов или, в крайнем случае, быть их моделью.

Природной «платой» для эмбрионального рождения преджизни может служить не «трехмерная геометрическая (кристаллическая) матрица»

с полостями, близкими по размерам системным компонентам молекул РНК и ДНК, по [46, 47], а почти весь прерывисто-непрерывный структурно-вещественный ряд «водных» матриц. В направлении усложнения геометрического остова матрицы должно происходить последовательное и конформное усложнение садящихся на остов абиогенных органосоединений. В таком скейлинге (системно-масштабное подобие) неживого и «живого», возможно, заключена суть раннего химиобиогенеза.

Завершению флюидного эволюционного ряда ближе всего отвечает остывающая флюидно-магматическая система, H–C–O–N - фаза магматических газов которой была законсервирована в высокотемпературных и высокоплотных закрытых с восстановительной обстановкой полифазных (флюидно-жидко-твердые) микровключениях, «пузырьках», внутри достаточно крупных по размерам минералов рудоносная пегматитовая флюидно-жидкая фаза в «критических» горизонтах изверженных тел с T порядка 600–400 °С скарноидная флюидно-жидкая нейтральная или более окисленная фаза с оруденением в эндо- и экзоконтактовых зонах магматических тел с T 400–250 °С жильно-рудная гидротермальнометасоматическая жидководная (±C, N, P, S) фаза с окислительной реакцией при T 250–100 °C фаза «холодных» поздне- и постмагматических гидротермальных растворов с T 1. В первом приближении Тликвид. Тцентр тела, Тсолид. Тповерх.тела, Тсреда < Тповерх.тела, что характеризует интенсивность теплообмена магматического или магматогенного тела с вмещающей или окружающей средой и лежит в основе тепловой теории литья, описывающей процессы формирования инфраструктуры металлургических и петрургических промышленных отливок в изложницах. В случае крутых, штокоподобных, тел малого сечения направленное (последовательное) затвердевание происходит, как правило, от краев к центру, что ведет к возникновению концентрическизонального строения данных интрузивов [11].

Нижняя кристаллическая кора, как отмечалось выше, это полиритмично-расслоенный продукт гомодромно-восходящего затвердевания расплавленной сплошной (сферической) наружной оболочки ПротоЗемли катархейского – раннепротерозойского возраста.

Литосферная мантия, судя по петрологии глубинных ксенолитов из трубок взрыва кимберлитов и щелочных базальтоидов, закономерностям эволюции пространственно-временных рядов и серий магматических формаций в истории развития тектонических подразделений, а также результатам экспериментальной физико-химической петрологии по плавлению и кристаллизации модельных составов, представляет собой пироксенит-перидотитовую (± гранат и др.) гомодромно-ритмичнорасслоенную оболочку, инфраструктура которой могла возникнуть только в результате кристаллизации in situ из первичного (протопланетного) расплава.

Итак, кристаллическая литосфера обладает расслоенной структурой, ритмично-гомодромной текстурой, кремнеосновносредним валовым составом (SiO2 56.0 %, щелочность 4.0 мас. %), варьирующими Тликвид. от 600 до 1400 °С и Робщ. до 20 – 25 кбар в приподошвенной части. Комплекс перечисленных системных признаков однозначно свидетельствует в пользу первичной флюидно-магматически-расплавной природы самой верхней кристаллической супергеосферы Земли [7, 8, 11].

У современной геологии нет более приоритетной цели, чем стремление получить ответ на вопрос, каким образом сформировалась наша планета? Существо ответа во многом определило бы понимание эволюции природных условий жизнедеятельности человечества на нынешнем этапе развития и в будущем, поскольку они зависят от происхождения Земли. В частности, климат современной Земли определяется, в основном, не техногенными факторами (наведенный парниковый эффект и т.п.), а потенциалом эндогенной энергии большей частью остаточного характера с учетом влияния сравнительно небольших вариаций потока внешней, экзогенной, энергии (солнечная активность). Происхождение нашей планеты до 1990-х годов выяснялось, с одной стороны, через призму старых представлений о генезисе литосферы и раннедокембрийской коры, не соответствующих действительности, а, с другой стороны, «сверху» с использованием оставлявших желать лучшего воззрений о происхождении Солнечной системы, то есть, внешних факторов, игнорируя внутренние системные признаки самой Земли.

Решение проблемы природы Земли, находящейся на стыке геологии и планетологии, во многом сводится к петрогенетической модели расплавленной ПротоЗемли в раннем катархее, на момент 4.6 млрд лет тому назад, погруженной в мощное по протяженности и тяжелое по массе облако раскаленно-флюидной протоатмосферы. Предшествующие модели изначально «холодной» и вторично «горячей», частично или полностью расплавленной, Земли себя исчерпали по причине неадекватности ведущим структурно-вещественным признакам планеты, в том числе, первично расплавному происхождению раннедокембрийской нижней земной коры. В основе этого лежит оперирование некорректной методикой исследования планеты, выступающей в качестве системного объекта. Подобная ситуация вызвана в немалой степени и нерешенностью до сих пор проблемы происхождения Солнечной системы. Последнюю проблему не в состоянии помочь решить и новейшие геохимические методы, в частности, манипуляции с изотопными отношениями 3Не/4Не и количествами изотопов 60Fe, 26Al и т.п.

Геолого-петролого-минерагенической моделью Земли служит самая верхняя, сложная и изученная из супергеосфер литосфера (литосферная мантия + нижняя кора + верхняя земная кора + гидро- и атмосферы).

Комплекс системных признаков Земли: флюидно (С – Н – О – N) железо-ультрамафитовый валовый состав планеты с железным ядром, ультрамафитовым мантии и алюмосиликатным составом кристаллической литосферы, стратиформно-расслоенная структура, предположительно мегаполиритмично-гомодромная текстура мантии и литосферы, квазисферическая форма и центрально-квазисферически-симметричное зональное внутреннее строение свидетельствуют [8, 11] о вязкожидкорасплавленном гомогенном состоянии протопланетного вещества, материнского для Земли на момент 4.6 млрд лет назад. Магматогенная дифференциация подобной космической «отливки» происходила по механизму полиритмично-центробежного кристаллизационного расслоения и затвердевания вдоль радиуса в огромном диапазоне температур и давлений.

Данный процесс привел к оформлению планеты в качестве парагенеза мощных тугоплавких закристаллизованных магматогенных геосфер и разделяющих их тонких (в среднем, до 100 – 300 км) более низкоплавких остаточных «критических», автодиафторитовых, флюидно-солево-руднорасплавных астеносфер («рудосфер»).

Тем не менее, выясняется [16, 19, 21], что полная история Земли еще более сложная. Земля как регулярное космическое тело проходила четыре этапа эволюции по схеме: материнская ПротоминиЗвезда (плазменная Pl, 7 – 8 млрд лет или больше) миниЗвезда (газовая, или флюидная Fl + Pl, 5 – 7 млрд лет) ПротоЗемля (жидкорасплавная L + Fl, Pl ?, 3 – млрд лет) Земля (квазитвердокристаллическая S + L, Fl, Pl ??, моложе трех млрд лет). Отсюда реальный возраст Земли и, следовательно, Солнца должен быть значительно старше, на 2, возможно, 3 млрд лет или больше по сравнению с принимавшимся ранее. В отличие от планет земной группы планеты-гиганты Солнечной системы в наше время находятся на втором (газовом, или звездном) или, что вероятнее, на переходном к третьему (расплавному) этапу эволюции планет. Обнаруживаемые астрономами в течение последних 10 – 15 лет т.н. экзопланеты (планеты иных звездных систем) находятся чаще на «горячем» звездном типа Юпитера и гораздо реже на последнем, «холодном», близком к земному этапе эволюции, причем, для первых характерны большие массы и размеры, а у последних, названных твердыми «суперземлями», размер и масса сравнимы с Землей в пределах одного порядка.

Еще Р. Декарт (1596–1650) считал, что Земля в момент рождения представляла собой раскаленное тело («светящееся солнце»). Со временем оно остывало, покрывшись с поверхности твердой корой, тогда как внутри сохранилось раскаленное ядро, образовались «слои воды и воздуха». В результате раскола и обрушения коры вода вытеснялась наружу, образуя океан. Этим воззрениям Декарта близки по смыслу современные модели изначально «горячей» Земли, в частности, космопетрогенетическая модель: Земля это бывшая минизвезда, ее кора первична, внешнее ядро все еще расплавленное, внутренние «слои воды и воздуха»

прообраз флюидно-жидко-расплавленных астеносфер, а вода океанов продукт, в основном, глубинной дегидратации вещества планеты.

Г.В. Лейбниц (1646–1716), разделяя взгляды Декарта на происхождение Земли, в отличие от него объяснял образование Мирового океана не эндогенным, а экзогенным путем за счет механизма конденсации мощной паровой оболочки, окружавшей постепенно остывавшую планету и ее поверхность. В известной мере это признается и сейчас.

Вслед за ними Ж.Л.Л. Бюффон (1707–1788) вполне оправданно считал планеты остывшими продуктами высокотемпературного солнечного вещества.

Подобной точки зрения на происхождение Земли придерживались выдающиеся геологи XIX и первой половины XX веков (Дж. Дэна, А.П.

Карпинский, Э. Зюсс, Р. Дели, В.М. Гольдшмидт, Г. Штилле, геофизик Г.

Джеффрис и др.). Правда, на рубеже XIX и XX столетий в геологии появилось и затем, к сожалению, стало возобладать неверное, как выяснилось спустя почти 100 лет [11], мнение о том, что «… нигде не обнаружена первоначальная кора охлаждения планеты» [29, стр.1]. В действительности она представлена толщей первичных гнейсов и кристаллических сланцев щитов, измененных автометаморфическими и метасоматическими процессами в конце затвердевания протокоры, в позднем архее – раннем протерозое.

В свете первично «сверхгорячего» происхождения Земли из списка не меньше 10–12 имеющихся геотектонических концепций [11] удается разбраковать, систематизировать и, тем самым, выявить пять главных геотектонических механизмов, определяющих специфику региональных и глобальных тектоно-геофизических событий, процессов и объектов.

Для сферы внутренней геодинамики это термально-контракционный, астеносферно-плюмовый и ринговый, или нуклеарный механизмы с приматом вертикального перемещения ядерного и мантийного вещества и геоблоков. Для области внешней геодинамики ротационный (орбитально-осевой вращательный) и терминаторный (гравитационный в системе Земля Луна) механизмы с приматом тангенциальных скольжений, перемещений ядра, мантии, оболочек, литоплит и менее глубинного, литосферного и корового, вещества.

Ведущий тектонический процесс как следствие генерального остывания планеты на протяжении всей геологической истории и, следовательно, действия механизма контракции это проседание оболочек, появление внутриземных усадочных полостей и разрывов сплошности, вертикальных и горизонтальных дизъюнктивных нарушений и в результате уменьшение радиуса Земли. И вертикальные, и горизонтальные перемещения глыб, геоблоков, геоплит происходят, главным образом, на уровнях жидкопластичных подстилок-астеносфер с меньшей по сравнению с окружающей средой вязкостью, обусловливаясь изостазией, инверсией вследствие градиента плотностей, вызывающих вертикальные движения, и (суб)горизонтальным проскальзыванием оболочек различного ранга (от геосферных слоев до геосфер и супергеосфер) друг относительно друга.

Глобальная геодинамика (динамика Земли) изучает движение горных масс под действием внутренних (внутренняя геодинамика) и внешних (внешняя геодинамика) сил F. Движение имеет место при наличии величины скорости движения v, большей нуля (кинематика). Оно определяется произведением F v, все иные действия теряют смысл. Геодинамика и геокинематика не могут существовать по отдельности.

Факторы внутренней геодинамики гравитационные и тепловые (остаточная протозвездная энергия, энергия радиоактивного распада и синтеза химических соединений, теплота трения, выделяющаяся при перемещении оболочек, в частности, вдоль поверхностей раздела между закристаллизованными геосферами и жидковязкопластичными астеносферами) ведут к примату вертикальной, или радиальной составляющей тектонических движений геоблоков и геосегментов.

Факторы внешней геодинамики центробежные и центростремительные силы, производные орбитального движения Земли вокруг Солнца (11.2 км/с) и вращения Земли вокруг своей оси приводят к преобладанию горизонтальной, или тангенциальной составляющей перемещений геоплит.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |


Похожие работы:

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ДИРЕКТОРА ЛИЦЕЯ №1533 (ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ) за 2011-2012 учебный год Москва, 2012 Адрес лицея – Москва, 119296, Ломоносовский проспект 16 Тел./факс (495) 133-2435; Эл. почта – info@lit.msu.ru; Web-сайт – www.lit.msu.ru СОДЕРЖАНИЕ Общая характеристика лицея Особенности района Состав обучающихся Структура управления и самоуправления в лицее Условия обучения Материально-техническая база Кадровое обеспечение Финансовое обеспечение Учебный план и режим обучения Воспитательная...»

«Стенограмма заседания клуба Триалог 5 октября 2006 СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Докладчик: Владимир Михайлович Мурогов, Доктор технических наук, профессор Государственного технического университета атомной энергетики, заместитель Генерального директора МАГАТЭ (1996-2003 гг.) В.А. Орлов: Доброе утро, коллеги и гости Клуба Триалог. Я рад открыть наше очередное сегодняшнее заседание. Для тех, с кем мы не знакомы, меня зовут Владимир Орлов. Я директор ПИР-Центра,...»

«Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям РОССИЙСКИЙ РЫНОК ПОЛИГРАФИЧЕСКИХ РАБОТ 2008 год Состояние, тенденции и перспективы развития ДОКЛАД Москва 2009 год Доклад составлен Управлением периодической печати, книгоиздания и полиграфии при содействии авторского коллектива в составе: С. М. Галкин - к. т. н., профессор Д. М. Закиров - инж. Г. Б Зерченинов. - к. т. н., старший научный сотрудник Б. В. Каган - к. т. н., старший научный сотрудник Б. А. Кузьмин - к. т. н., профессор А. В....»

«Меморандум ГОСУДАРСТВО И ОЛИГАРХИЯ: 10 лет спустя. Автор Станислав Белковский (с) Все права принадлежат Фонду Станислава Белковского (ФСБ) Презентация: 4 июня 2013 года, офис Slon.Ru, Красный Октябрь, Москва Государство и олигархия: история вопроса. 1. 26 мая 2003 года был опубликован доклад Совета по национальной стратегии (СНС) Государство и олигархия. По мнению ряда близоруких (или, скажем скромнее, недальнозорких) наблюдателей, этот доклад положил начало так называемому делу ЮКОСа и стал...»

«№ 6 (117). Июнь 2014 г. Корпоративное издание ООО Газпром трансгаз Томск ЧитАйте в номере: ПАВОДОК НА АЛТАЕ Репортаж о работе газовиков Алтайского ЛПУМГ в условиях паводка стр. 3 СТЕРЖЕНЬ УСПЕХА Репортаж с IV Фестиваля профессионального мастерства стр. 4– ГАЗПРОМ НА ПЕРЕДОВЫХ РУБЕЖАХ Доклад Алексея Миллера, Председателя Правления ОАО Газпром, на годовом собрании акционеров стр. 6– В СОГЛАСИИ С СОБОЙ И ПРИРОДОЙ Экологические акции газовиков стр. ГЕРОИ ТРАССЫ Репортаж с велопробега стр. 10–...»

«Открытый научный семинар: ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА В ЕГО ЭВОЛЮЦИИ И ДИНАМИКЕ ЗАСЕДАНИЕ 10 февраля 2010 г. Мельник С.В. СПЕЦИФИКА АНТРОПОЛОГИИ ЛЮБАВИЧЕСКОГО ХАСИДИЗМА Хоружий С.С.: Сегодняшним докладом в нашем семинаре открывается новая и важная для нас проблемная область: иудейская духовная традиция. Понятно, что этот феномен входит в круг нашей работы, коль скоро мы изучаем духовные практики в их полном диапазоне, как антропологический феномен. Позволю себе сказать несколько предварительных слов о...»

«Согласован с Советом гимназии протокол от 27.08.2013г. № 3 Председатель Совета гимназии _А.В.Бритвина УТВЕРЖДЁН УТВЕРЖДАЮ на педагогическом совете Директор МОУ гимназии № 5 МОУ гимназии № 5 протокол № 1 от 26.08. 2013 г. _М.А.Железнякова приказ от 26.08.2013 г. № Публичный доклад (сентябрь, 2013 год) 1 Публичный ежегодный доклад муниципального общеобразовательного учреждения гимназии № 5 Ворошиловского района г. Волгограда за 2013 год (сентябрь) Введение Появление нового социального и...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО НЕЗАВИСИМАЯ ЭНЕРГОСБЫТОВАЯ КОМПАНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ Годовой отчёт 2008 Предварительно утверждён Советом директоров ОАО НЭСК (протокол от 15 мая 2009 г.) и вынесен на утверждение Годовому общему собранию акционеров Генеральный директор А.А. Невский Главный бухгалтер Е.Л. Пехова СОДЕРЖАНИЕ Обращение к акционерам Председателя Совета директоров и Генерального директора Общества 5 О компании 11 Корпоративное управление 17 Производственная деятельность 25...»

«Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Н. Г. Куракова, В. Г. Зинов, Л. А. Цветкова, О. А. Ерёмченко, В. С. Голомысов Актуализация приоритетов научно-технологического развития России: проблемы и решения | Издательский дом Дело | Москва | УДК. ББК. К Куракова, Н. Г., Зинов, В. Г., Цветкова, Л. А., Ерёмченко, О. А., Голомысов, В. С. К Актуализация приоритетов научно-технологического развития России: проблемы и решения / Н. Г....»

«Российская академия наук Министерство образования и науки РФ Отделение биологических наук РАН Общество физиологов растений России Научный совет по физиологии растений и фотосинтезу РАН Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (ННГУ) Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН VII Съезд Общества физиологов растений России Физиология растений – фундаментальная основа экологии и инновационных биотехнологий и Международная научная школа Инновации в биологии для...»

«Доклад начальника Управления ЗАГС Кабинета Министров Республики Татарстан Э.А.Зариповой О деятельности по государственной регистрации актов гражданского состояния в Республике Татарстан в 2009 году и задачах на 2010 год Слайд 1 В 2009 году деятельность по государственной регистрации актов гражданского состояния строилась в соответствии с федеральным и республиканским законодательством и была направлена на обеспечение в республике своевременной, полной и правильной государственной регистрации...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ: ОТЧЕТ О НАБЛЮДЕНИИ ЗА СУДЕБНЫМИ РАЗБИРАТЕЛЬСТВАМИ, СВЯЗАННЫМИ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ “ИНОСТРАННЫХ АГЕНТАХ” Разбирательства по делам: КОСТРОМСКОЙ ЦЕНТР ПОДДЕРЖКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНИЦИАТИВ (29 июля, 12 августа 2013) ЦЕНТР АНТИКОРРУПЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИНИЦИАТИВ ТРАНСПЕРЕНСИ ИНТЕРНЕШНЛ – Р (9 августа 2013 г.)) Доклад был подготовлен в рамках Международной Платформы Гражданская Солидарность. Инициатива координируется Международным Партнерством по Правам Человека...»

«Управление культуры и искусств администрации Орловской области Орловская областная публичная библиотека им. И.А. Бунина Научно-методический отдел Государственные и муниципальные библиотеки Орловской области Ежегодный доклад о состоянии библиотечного обслуживания населения Орловской области в 2005 году Орел, 2006 год ББК 78.34 (2)751 Г 72 Члены редакционного совета: Н.З. Шатохина, Е.А. Николаева, Л.Н. Комиссарова, Ю.В. Жукова, В.А. Щекотихина, Е.В. Тимошук Составители: Л.Н. Комиссарова, Л.С....»

«1 Доклад О роли авторского права в экономике России Близнец Иван Анатольевич — действительный государственный советник 3 класса, ректор Российского государственного института интеллектуальной собственности, доктор юридических наук, профессор. По мере развития общества и повышения значимости информации интеллектуальная собственность постепенно стала утверждаться как один из наиболее важных нематериальных активов экономики. Будучи частной собственностью, объекты авторского права становятся...»

«ОТЧЕТ о деятельности органов исполнительной власти Республики Татарстан за 2011 год Казань 2012 Содержание стр. I. Основные итоги социально–экономического развития 1 Республики Татарстан за 2011 год II. Отчёт об основных направлениях деятельности за 2011 год: Министерства экономики Республики Татарстан 4 Министерства промышленности и торговли Республики Татарстан 34 Министерства энергетики Республики Татарстан 45 Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики 61 Татарстан...»

«Изменение климата и возможности низкоуглеродной энергетики в России Общественный доклад 2012 2 Изменение климата и возможности низкоуглероднойэнергетики в России. – М. РСоЭС, 2012 Этот материал подготовлен рабочей группой по климату и энергетике Российского Социально-Экологического Союза и участниками проекта Декоматом для привлечения внимания общественности к проблеме изменения климата, проблеме последствий использовании ископаемого топлива, рисков и опасностей атомной энергетики, В брошюре...»

«Культурно-просветительское сообщество Переправа Русское экономическое общество им. С. Ф. Шарапова Информационно-аналитический центр Издано при содействии Межрегионального общественного движения Народный Собор РОССИЯ И ВТО: ТАЙНЫ, МИФЫ, АКСИОМЫ Информационно-аналитический бюллетень № 1 ISBN 978-5-9144-7114-6 9 785914 47114 6 Москва 2012 1 Название доклада (Колонтитул правый) Культурно-просветительское сообщество Переправа Русское экономическое общество им. С. Ф. Шарапова...»

«Отчёт о работе Правления ассоциации Совет муниципальных образований Курганской области за период с 29 октября 2009 года по 3 декабря 2010 года Деятельность Правления ассоциации Совет муниципальных образований Курганской области (далее - Ассоциация) в 2010 году была направлена на выполнение Плана мероприятий Правительства Курганской области по реализации Послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ в 2010 году и задач, поставленных в докладе Губернатора Курганской области перед органами...»

«№ 6 (106). Июнь 2013 г. Корпоративное издание ООО Газпром трансгаз Томск Читайте В номере: УКРЕПЛЯЯ ПОЗИЦИИ В Москве прошло очередное годовое общее собрание акционеров Газпрома. В его работе приняла участие компания Газпром трансгаз Томск стр. 1– ПУЛЬС ТРАССЫ стр. 2– УНИКАЛЬНЫЙ ДЕФЕКТОСКОП Репортаж об испытаниях нового прибора в условиях трассы стр. В НАШЕЙ РАБОТЕ НЕТ МЕЛОЧЕЙ Отчет об итогах рабочей поездки руководителей компании на Дальний Восток стр. ЛИДЕРСТВО И ЭФФЕКТИВНОСТЬ Доклад...»

«ДОКЛАДЫ ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКОГО НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВА ВЫПУСК 7 Фауна позвоночных Переславского уезда Москва 2003 ББК 28.693.3(235.44) Д 63 Издание подготовлено ПКИ — Переславской Краеведческой Инициативой. Редактор А. Ю. Фоменко. Д 63 Доклады Переславль-Залесского Научно-Просветительного Общества. — М.: MelanarЁ, 2003. — Т. 7. — 26 с. Статья В. А. Варенцова показывает фауну Переславского края. Указываются животные, которые теперь уже не встречаются в окрестностях Переславля, а также...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.