WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 |

«Игорь Кометчиков Традиция якутальства как грань социального иммунитета калужской деревни и борьба с ней в 1930-е — начале 1960-х гг. В колхозной деревне Центрального Нечерноземья длительное время сохранялись ...»

-- [ Страница 1 ] --

№ 20 240

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

Игорь Кометчиков

Традиция якутальства

как грань «социального иммунитета»

калужской деревни и борьба с ней

в 1930-е — начале 1960-х гг.

В колхозной деревне Центрального Нечерноземья длительное время сохранялись крестьянские отхожие промыслы. В отход отправлялись крестьяне-портные, скорняки, шорники, колодезники, печники, плотники, столяры, лесорубы, шахтеры, кессонщики, рабочие торфоразработок, кузнецы, пастухи, мастера других профессий. В Кировском и Хвастовичском районах Калужской области наряду с вполне законными видами отходничества существовало и такое специфическое ремесло, как профессиональное нищенство (на языке занимавшихся им крестьян — якутальство), требовавшее особых, передававшихся из поколения в поколение навыков, со своей сезонностью, географией, внутрисемейным разделением труда, своеобразной этикой.

К началу 1950-х гг., когда власти всерьез озаботились проблемой его искоренения, промысел имел дореволюционную традицию. От описанного А.Н. Энгельгардом «хождения в кусочки» [Энгельгардт 1882:

13–17], а также нищенства маргиналов ради пропитания якутальство отличалось вполне осознанной мотивацией заработать в дополнение к доходам от традиционного сельскохозяйственного труда.

Игорь Вячеславович Кометчиков Калужский государственный Изучение нищенства в системе взаимоотноуниверситет шений «власть — общество» и «власть — им. К.Э. Циолковского индивид» в СССР имеет относительно kometchikov.igor@mail.ru 241 ИССЛЕДОВАНИЯ Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

непродолжительную традицию. Применительно к послевоенным годам оно только начинается (см., например: [Ульянова 1996; Лиходей 2004; Зубкова 2009]). До сих пор в центре исследовательского фокуса находились не представители маргинальных слоев и групп (нищие, бродяги, алкоголики, проститутки, наркоманы и т.д.) [Ульянова 1996: 414–421; Жукова 2010: 5–9], а социальные группы, признанные государством «неблагонадежными» по принципу действительной или мнимой нелояльности режиму и поэтому в той или иной мере подвергнутые социальному и политическому остракизму [Бугай 1992; 1995; Бурдс 2000;

Полян 2001; 2002; Лебина, Чистиков, 2003; Бородкин, Эртц 2004; История сталинского ГУЛАГа 2004; ГУЛАГ 2005; Земсков 2005; Козлов 2006; Андросов 2007; Кринко, Хлынина, Юрчук 2008; Чуева 2008]. Свидетельством растущего интереса исследователей к маргинальным группам населения и государственной политике в их отношении следует считать выход обстоятельных документальных публикаций [На «краю» 2010].

В то же время нельзя не отметить, что постановка проблемы послевоенного нищенства как феномена «социального дна», асоциальной группы, социальной периферии советского общества [Зубкова 2009: 103] охватывает далеко не все его проявления. В частности, она оставляет вне поля зрения такие малые «промежуточные» социальные группы, как якуталы, представители которых являлись одновременно носителями как маргинального, так и «входящего в ядро общества» социального статуса и активно использовали себе во благо эту «двойственность». Одним из возможных подходов к изучению таких общностей может стать предложенная Е.А. Осокиной концепция «социального иммунитета» как повседневной борьбы социума с разрушительными для него условиями, которые породил режим, но борьбы, направленной не на осознанный слом, а на активную адаптацию к этим условиям [Осокина 2011: 405– 406]. В этом смысле важным становится не только изучение собственно якутальства, но и контекста, в котором оно возродилось и оказалось одной из эффективных стратегий выживания. Для социальной истории послевоенной деревни изучение якутальства дает ценную возможность в микромасштабе нескольких сел проследить изменение традиции, сложившейся в принципиально иных исторических условиях, но востребованной крестьянством в контексте социокультурной трансформации, которую деревня переживала в годы коллективизации и в послевоенные годы1. Пример якутальства демонПроблеме преемственности повседневных социальных, экономических и  культурных практик, их роли в выживании населения в нестабильные эпохи посвящена интересная коллективная монография, один из  основных выводов которой состоит в  том, что социальный опыт населения, № 20

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

стрирует широту спектра социальных практик, к которым прибегало крестьянство в стремлении сохранить базовые устои своей культуры и образа жизни.

Одной из первых и немногих работ, затрагивающих проблему нищенства в послевоенные годы, стала монография В.Ф. Зимы о голоде 1946–1947 гг. [Зима 1996: 216–232]. Он считал послевоенное нищенство естественным следствием голода, репрессий, миграций и почти поголовной бедности населения. Был затронут и вопрос о якутальстве. По мнению автора, постановление СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г. № 1689-98с «О мерах по ликвидации профессионального нищенства среди колхозников сельскохозяйственных артелей им. Кирова, им. Кутузова, “Родина”, им. Ворошилова и им. Маяковского Кировского и “Рассвет” Хвастовичского районов Калужской области»

являлось частью кампании по борьбе с нищенством начала 1950-х гг., особенно в регионах, граничащих с Московской областью. Трактовку нищенства как профессионального занятия В.Ф. Зима называет затушевывающей его истинные причины — низкую оплату труда в колхозах, высокие налоги на крестьянские подворья, в условиях чего нищенство не для обогащения, а для поддержания жизни являлось «единственным средством выжить» [Зима 1996: 216, 223–224]. Такая оценка постановления и самого профессионального нищенства в калужской деревне представляется нам не вполне убедительной.



О нищенстве как о профессиональном занятии населения «целых деревень отходников в Калужской области» в 1950-е гг. пишет Ш. Фицпатрик [Фицпатрик 2008: 241–242].

Якутальство было известно еще с дореволюционной поры, однако как специфический крестьянский отхожий промысел оно не являлось уникальным. Известный дореволюционный исследователь профессионального нищенства А.А. Левенстим опубликовал в 1900 г. работу, пятая глава которой была посвящена «гнездам нищенства» — деревням и селам, жители которых, не прекращая заниматься сельским хозяйством, из года в год собирали милостыню в качестве выгодного промысла и подспорья в хозяйстве. На основании ответов губернаторов на запросы о наличии «гнезд нищенства», А.А. Ливенстим установил, что в конце XIX в. по меньшей мере в 17 губерниях Российской империи существовало более 90 сел, деревень и волостей, часть или все население которых являлось профессиональными нищими. «Гнезда нищенства» существовали в Вологодской, Московской, Владимирской, Нижегородской, накопленный за годы жизни в условиях одного строя, мог быть востребованным в сложных условиях кризисных и переходных периодов, но мог и представлять значительную инерцию попыткам реформирования — см.: [«Советское наследство» 2010: 19–20].

243 ИССЛЕДОВАНИЯ Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

Казанской, Калужской, Тульской, Орловской. Рязанской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Самарской, Симбирской и других губерниях. Согласно данным Левенстима, в Жиздринском уезде Калужской губернии население четырех селений (Запрудного, Гусевки, Загоричей и Ослинки), добыв

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

Кировские краеведы относят начало якутальства к последней трети XIX в., с чем можно согласиться с учетом данных Левенстима. Однако вопрос о «родине» якутальства остается не до конца проясненным. В «Списке населенных мест Жиздринского уезда Калужской губернии по сведениям 1859 года» (в XIX в.

он включал в себя значительную часть территории позднейших Кировского и Хвастовичского районов Калужской области) присутствуют все перечисленные Левенстимом селения и наиболее крупные села и деревни, известные в середине XX в. как якутальские (однако Левенстимом как таковые не упоминаемые): «Желтоухи большие», «Желтоухи малые», «Косичино», «Водкино», «Савки большие», «Савки малые», «Барсуки», «Новоселки», «Красная гора» [Алфавитный список 1863].

Если в 1920-е гг. власть не рассматривала нищенство как социальную аномалию, несмотря на его подчас значительное распространение1, то в 1930-е гг., в связи с точкой зрения о «ликвидации в стране объективных причин» для нищенства, оно стало расцениваться как социальная девиация вследствие «морального падения» и наказываться как преступление2. Это, в свою очередь, определяло подходы к сбору сведений о якутальстве и выработке мер по борьбе с ним. Партийные и государственные органы прежде всего интересовали не социальные характеристики явления, а его масштабы и причины, видевшиеся в недостатках «партийно-политической», «агитационно-пропагандистской», «культурно-просветительной» работы в проблемных населенных пунктах и упадке колхозного хозяйства.

Свидетельства о профессиональном нищенстве части населения постоянно присутствуют в отчетах и обзорах социальноэкономического и политического состояния Кировского и Хвастовичского районов в 1930-е гг. В «Материалах к обзору»

Песоченского (Кировского) района Западной области по состоянию на 20 декабря 1930 г., который готовился по заданию штаба и политуправления РККА в рамках «военно-политичеНапример, в сводке материалов ОГПУ о состоянии районов страны, охваченных недородом, датированной 20 марта 1925 г., перечисляется немало фактов нищенства и стихийного отходничества голодающего крестьянства соседней с Калужской Орловской губернии. Среди них есть упоминание о нищенстве крестьянина д. Слепухи в д. Дёгтевой Ливенского уезда Орловской губернии, который, нанявшись в работники, проработал там два дня, хотя, как позже было установлено, имел в своем хозяйстве 3 лошади, 3 коровы, 2 свиньи, 10 овец и хорошую постройку, а жители Слепух «считают тех негодяями, кто не идет побираться» [СД 2000: 292–293, 295–296].

Более подробно об изменении государственной политики в  отношении профессионального нищенства в 1920–1960-е гг. см.: [Лиходей 2004: 83–105].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

Большинство крестьян Погостовского, Верзебневсого, Зимницкого, Воскресенского, Мало-Савкинского и других сельсоветов работали в качестве постоянных рабочих на Песоченском чугунолитейном заводе, фаянсовой фабрике и Людиновском государственном заводе. На отхожие заработки

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

почти все были старообрядцами-беспоповцами [ГАДНИКО.

Ф. 34. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 8, 12–13]. В декабре 1930 г. на территории Барсуковского, Мало-Песоченского и Мало-Савкинского сельсоветов в 1449 дворах 26 населенных пунктов проживало 7680 чел. Колхозники составляли абсолютное меньшинство населения района: из 7782 дворов с населением 41 471 чел. 19 колхозов объединяли 355 дворов с населением Об «организованном попрошайничестве» членов некоторых комсомольских организаций района говорилось на объединенном пленуме Хвастовичского РК ВКП(б) и РК РКИ 26 декабря 1932 г. [ГАДНИКО. Ф. 41. Оп. 1. Ед. хр. 18а. Л. 6].

Информаторы ОГПУ отмечали «нарастание тенденций к переселению на Кубань и на Украину» осенью 1933 г. среди единоличников и отходников южных районов Западной области, многие из которых были «поражены» неорганизованным отходничеством [СД 2005: 479]. В «Краткой характеристике политико-экономического состояния Песоченского района по состоянию на 1 октября 1934 г.», подписанной по согласованию с РК ВКП(б) заместителем начальника райотдела НКВД, председателем РИКа и мобилизационным инспектором, о профнищих не упоминалось, однако указывалось на наличие большого числа отходников, 5251 чел. (почти 9 % сельского населения), которые весной и осенью отправлялись за пределы области. К этому времени район был коллективизирован на 74 % и имел одну МТС. Судя по «характеристике», Песоченский район пережил коллективизацию без крупных волнений, имелись лишь «частичные выступления отдельных селений» с участием большого числа женщин, «организованных кулацко-зажиточной частью деревни», выражавшиеся в срыве собраний по вопросам коллективизации и сельскохозяйственных кампаний (так, в Больших Савках протестовали против обмера урожая ржи), выходе из колхозов и «организованном развале таковых». Не отмечалось и наличия в районе «оформленных контрреволюционных группировок» [ГАДНИКО.

в отчете об итогах проверки партийных документов в районной партийной организации профнищенству вновь уделяется внимание. В документе, подписанном секретарем Песоченского райкома Западной области, сообщалось:

Характерная особенность Песоченского района заключается в том, что район является отходническим, мужское население в сельском хозяйстве совершенно не работает, в лучшем случае, Подсчитано по: [ГАДНИКО. Ф. 34. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 21, 24 об.].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

промысла, в котором в ряде случаев одновременно участвовали три поколения одной семьи1. Значительное распространение в районе отходничества, по мнению районного руководства, было причиной его экономической слабости и значительно облегчило «пролезание» в партию «кулакам» и «эсеро-меньшевистским группам», распространенным на селе и на бывших предприятиях горнопромышленника Мальцова и фабриканта фарфоро-фаянсовой промышленности Кузнецова, на фабрике которого вплоть до 1922 г. не было ни одного коммуниста Как видно, коллективизация и раскулачивание подхлестнули активность профнищих, часть крестьян предпочла якутальский промысел ведению личного хозяйства. Значительное развитие профессионального нищенства побудили власти причислить якуталов к «социально вредным элементам» и включить их в общесоюзную операцию по изъятию «асоциальных 1935 г. (в документах Кировского РК ВКП(б) именно он, как представляется, фигурирует в качестве «разового указа правительства») в отдаленные местности страны высылаются главы 75 семей, наиболее активно занимавшихся запрещенным промыслом [ГАДНИКО. Ф. 34. Оп. 1. Ед. хр. 148. Л. 44–44 об.; Зубкова, Жукова 2010: 17]2. Дополнительные возможности для ведения промысла давало законодательство, регулировавшее отход колхозников, а также потребность многих предприятий и организаций в рабочей силе колхозников-отходников [ТСД «Второе рождение» якутальства в годы войны С новой силой якутальство возобновилось с 1943 г., после освобождения территории Кировского и Хвастовичского районов Калужской области от немецкой оккупации, когда «Список» содержится в  подготовленном в  2008 г. Управлением ФСБ РФ по  Калужской области и  ГАДНИКО, но пока не изданном сборнике документов «Коллективизация и  раскулачивание в Хвастовичском районе Калужской области» (хранится в ГАДНИКО), составителям которого автор выражает свою признательность. К сожалению, в данном случае не приводится ссылка на номера архивного фонда, описи, дела и листов.

Коллективизация, раскулачивание, ускоренная индустриализация и связанные с ними социальные потрясения сделали профессиональное нищенство достаточно распространенным способом выживания. Необходимость борьбы с  ними еще раз подчеркивается в  «Инструкции тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах», прилагавшейся к приказу НКВД СССР № 00319 от 21 мая 1938 г. «О работе троек с объявлением инструкции тройкам НКВД по рассмотрению дел об уголовных и деклассированных элементах и  о  злостных нарушителях положения о  паспортах». Профнищие перечисляются во втором параграфе «Инструкции» среди прочих «уголовных и  деклассированных элементов», подлежащих «повседневному изъятию» и направлению в лагерь или высылке в нережимную местность на срок до 5 лет [ТСД 2006: 123–126].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

приходилось откапывать ямы с имуществом угнанных в Германию односельчан, «воровским путем производить уборку урожая» — похищать колхозный хлеб, заниматься самогоноварением. С 25 июля по 28 августа 1943 г. Хвастовичским райотделом НКВД было закончено 35 уголовных дел, из которых

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

Возродилось и якутальство. 6 апреля 1945 г. на имя первых секретарей Смоленского и Калужского обкомов ВКП(б), а также начальника Управления транспортной милиции ГУМ НКВД СССР поступила информация от начальника дорожного отдела милиции Белорусской железной дороги о «массовом наплыве» людей, ехавших в Брестскую и Барановичскую области БССР за мукой, зерном, мясом и маслом. Подавляющее большинство из них проживало в Смоленской и Калужской областях, в основном в Сухиничском, Людиновском, Кировском и других районах последней1. Только за десять дней марта 1945 г. на станции Кричев милицейскими заслонами было снято с пассажирских и товарных поездов 580 чел., «незаконно»

ехавших из Калужской и Смоленской областей по справкам РИКов, районных отделов милиции и сельсоветов. В этом потоке были и те, кто пробирался в Барановичскую область «для занятия нищенством». Несмотря на направление изъятых «командировочных удостоверений», руководство УНКВД Калужской и Смоленской областей не отреагировало на этот «сигнал» ужесточением пропускного режима [ГАНИСО. Ф. 6.

Оп. 1. Ед. хр. 1845. Л. 59–59 об.]. Осваивалось профессиональными нищими и северное направление. Москва и Подмосковье привлекали высокими заработками. В июле 1947 г. старший сержант А.А. Сергеев в письме на имя секретаря ЦК ВКП(б) А.А. Жданова сообщал об огромном наплыве в Подмосковье «со всей Руси» «нищих инвалидов и юродивых», создававших впечатление, что «наша страна — это страна нищих».

Автор письма называл нищих «косвенными агитаторами против нашего строя», обвинял органы внутренних дел в «безынициативности» и нереагировании на «болячки жизни» [СЖ Профессиональное нищенство обладало тенденцией распространяться на соседние районы. В октябре 1951 г. на имя председателя Калужского облисполкома поступила информация командира пятого полка корпуса охраны МГБ на Ярославской железной дороге о задержании в поездах дальнего следования группы подростков из Людиновского района (соседнего с Кировским), которые выпрашивали у пассажиров подаяние.

«Организатором» группы был подросток, ранее «работавший»

Как видно, для населения РСФСР из подвергавшихся оккупации местностей добывать продовольствие в западных республиках было довольно распространенным способом выживания в военное и первое послевоенное время. Так, начальник дорожного отдела милиции Западной железной дороги сообщал секретарю Калининского ОК ВКП(б) о задержании за незаконный проезд на поездах 14 251  «мешочников», у которых было изъято около 46 тонн зерна, приобретенного ими в Литве, Латвии и  Западной Белоруссии. Большинство задержанных проживали в  Калининской области и  «гастролировали» с  разрешения РИКов, председателей сельсоветов и  колхозов, снабдивших их справками на проезд по железной дороге и провоз зерна [ТЦДНИ. Ф. 147. Оп. 4. Ед. хр. 66.

Л. 142–163].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

ных при медленной механизации трудоемких работ и незаинтересованности людей в работе на колхозных полях и фермах существенно понижало экономическую эффективность колхозно-совхозного производства. Несмотря на то что колхозы и совхозы за 1945–1965 гг. увеличили посевные площади на 32 %, поголовье крупного рогатого скота за 1946–1967 гг.

в общем объеме сельскохозяйственного производства региона свыше 60 % продукции земледелия и 60 % — животноводства, для колхозно-совхозного сектора были характерны в целом невысокая урожайность и продуктивность животноводства, довольно высокие затраты на единицу произведенной продукции. Так, в 1955 г. урожайность сельскохозяйственных культур в колхозах, совхозах и других государственных хозяйствах составляла в среднем по зерновым культурам 5,9 цент. с га, картофеля — 48, овощей — 84 (в 1965 г. — 9,0, 69 и 101 цент. с га соответственно). Продуктивность скота в колхозах и совхозах области в 1965 г. составляла в среднем: 2172 л молока от одной коровы, 137 яиц от одной курицы-несушки, 2,5 кг шерсти с одной овцы2.

Тяжелое материальное положение сельского населения области становилось предметом многочисленных писем во власть представителей творческой элиты и «простых» людей, а также специальных постановлений. В начале 1950 г. на имя первого секретаря Калужского обкома ВКП(б) Б.И. Панова поступило письмо от известного советского писателя Л. Леонова, написанное на именном бланке депутата Верховного Совета СССР.

В 1948 г. писатель побывал в родном селе Лопухино Высокиничского района и «увидел, как там плохо живут люди». «Когда я уезжал после беседы с колхозниками, бабы просили меня в следующий раз при приезде привезти им “в подарочек” хлебца. Слезное дело, как видите, колхоз этот маленький, тягловой силы у них имелось три клячи (ветераны со времен Павла I) и еще бык. При мне молотили, жутко было глядеть. Поля в сорняках, изб поубавилось, коров мало, а когда-то здесь просто цвело (за счет отходников, конечно). Жуть», — писал Л. Леонов, не без горькой иронии прося «хозяина области» помочь его землякам и «не бранить особо лопухинских мужиков за неумение строить свое счастье» [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8.

Ед. хр. 731. Л. 2]. 13 февраля 1950 г. Калужский облисполком принял специальное решение «Об оказании помощи колхозу имени Шмидта Белянского сельсовета Высокиничского района», согласно которому колхозу должна была быть оказана Подсчитано по: [Калужская область 1967: 65, 73].

Подсчитано по: [40 лет образования Калужской области 1984: 42, 50, 60].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

Скромные в среднем производственные показатели колхозносовхозного производства обусловили развитие личных хозяйств сельского населения, поступления от которых составляли основу доходов большинства семей и весомую долю производимой в регионе сельскохозяйственной продукции. В 1953 г.

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

находилась в упадке. В 1950–1951 гг. из семи якутальских колхозов Кировского района только в колхозе им. Ворошилова колхозники получили на трудодни по 130 грамм зерна, а в остальных хозяйствах выдачи на трудодни зерна, картофеля и денег не было. Из 2038 чел. трудоспособных жителей этих колхозов в 1951 г. не выработали обязательного минимума трудодней 750 (36,8 %). Большинство населения занималось профессиональным нищенством, тогда как на предприятиях и на транспорте работали всего лишь 167 чел. В колхозе им. Кутузова урожайность зерновых составила в среднем 2 цент. с га, картофеля — 32 цент. с га. Из 368 чел. трудоспособных колхозников обязательного минимума трудодней не выработали 192 чел. Колхоз рассчитался с государством по поставкам зерна на 83 %, мясу — 93 %, молоку — 81 %, шерсти — 90 %. Обеспеченность колхоза семенным материалом под посев 1952 г. составляла 20 % по зерновым и 32 % по картофелю. План по росту поголовья не был выполнен ни по одному виду скота. Колхоз был должен государству по ссудам более 45 тыс. руб. То же положение существовало и в других якутальских колхозах [ГАКО.

Даже после принятия постановления СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г. и ряда постановлений районных и областных органов власти экономика этих колхозов продолжала оставаться слабой. Низким был уровень агротехники. В 1953 г. колхозы им. Кутузова и «Родина» не выполнили план посева зерновых культур и овощей. Колхоз им. Кутузова при плане посева зерновых 391 га посеял 337, а убрал 282,5, овощей вместо 4 га посеял 1,5 га. Колхоз «Родина» из плана посева 356 га посеял 245,9, овощей — 4 и 2,5 га соответственно. В 1952 г. в пяти якутальских колхозах Кировского района не был выполнен план осенней вспашки, и зерновые, картофель и овощи на площади 1316 га (77,6 %) были посажены весной по «весновспашке».

Яровые сеяли до 15 июня, картофель сажали до 20 июня. Песоченская и Берестнянская МТС не выполнили свои обязательства по договорам с колхозами по объемам и срокам проведения нескольких видов работ. Все якутальские колхозы из года в год не выполняли планы по удобрению полей.

В результате несоблюдения агротехники и плохого ухода за посевами в 1953 г. показатели урожайности оказались гораздо ниже плановых и даже в два-три раза ниже показателей 1952 г.

Так, в колхозе «Рассвет» план урожайности зерновых и бобовых был выполнен на 20 % и составил в среднем 2,7 цент. с га (при плане 13,5 цент. с га). В колхозе им. XIX партсъезда урожай зерновых культур с гектара составил 1,16 цент. с га, в колхозе им. Кутузова — 1,5, им. Ворошилова — 2,2, «Родина» — 1,7, им. Кирова — 0,77. Урожай картофеля в среднем составил:

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

молодежь 18–30 лет [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9. Ед. хр. 906.

Для того чтобы уменьшить влияние объективных трудностей послевоенного времени, усиленных политикой перекачивания ресурсов села в промышленность, на стройки и транспорт, калужская деревня, как и советская деревня в целом, выработала определенный «социальный иммунитет», направленный на сглаживание «острых углов» аграрного курса, наиболее разрушительных для традиционного уклада сельской жизни. Это касалось не только вопросов экономического выживания крестьянского подворья, но и экономики колхоза. До начала первой послевоенной волны массового укрупнения колхозов многие крестьяне все еще считали колхозную собственность «своей». Механизмы адаптации включали все основные ресурсы, которыми могла располагать деревня: землю, рабочее время, продукты и другие материальные ценности, а также деньги.

Якутальство, будучи специфическим отхожим промыслом, стало частью «социального иммунитета» деревни.

Основой формирования значительной части натуральных и денежных доходов для подавляющего большинства сельского населения являлся приусадебный участок, которым по закону колхоз наделял крестьянскую семью на условиях отработки обязательного минимума трудностей. Из доходов от ведения личного хозяйства крестьяне уплачивали государству обязательные поставки сельхозпродуктов, денежные налоги и займы, размеры которых в послевоенные годы неоднократно увеличивались. Выполнение обязательств перед государством для многих подворий было непосильной задачей. Между тем размеры приусадебных участков, установленные местными органами власти по районам, исходя из норм, рекомендованных примерным Уставом сельхозартели (1935 г.) (0,25–0,5 га, а в отдельных районах — до 1 га) [История колхозного права 1958, I:

427], оставались неизменными. Одним из путей сглаживания несоответствия между провозглашенным «подсобным» характером личного хозяйства и его фактической ведущей ролью в формировании доходной части бюджета крестьянского двора стали многочисленные нарушения землепользования Широкое распространение получили «захваты», «самовольные прирезки» нескольких соток приусадебной земли. Еще до войны, в ходе реализации постановления ЦК ВКП(б) от 27 мая 1939 г. «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания», «излишки» «захваченной» земли на площади 1038,2 тыс. га были изъяты у 7 млн. 782 тыс. колхозных дворов страны (41 % их общего количества) [Островский 1967: 71].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

Убежденность деревни в справедливости присоединения нуждающимся двором к своему участку нескольких «дополнительных» соток, а также участие в «захватах» приусадебной земли местного начальства зачастую превращало ежегодные обмеры участков в формальность. Помимо «захватов» существовало немало других способов получить или увеличить приусадебный участок. Происходило «самовольное» заселение участков в земельных массивах государственного земельного фонда (в Угодско-Заводском районе Калужской области, например, стихийные переселенцы образовали так называемый «Дикий поселок» [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8. Ед. хр. 719. Л. 12]), вокруг райцентров возникали «слободы» из усадеб ушедших из колхозов. Крестьяне «покушались» не только на приусадебные земли, но и на участки из общественного фонда. Незначительные выдачи сена на трудодни подталкивали к «захватам» колхозных сенокосов, заготовке кормов для личного скота в колхозных лесах, на межах общественной запашки и т.п. В отчетах с мест о соблюдении законов о землепользовании, в бюджетных обследованиях колхозных дворов эти поступления сена обозначались как «взятое из колхоза безучетно» [Безнин, Димони Оплата труда по остаточному принципу (после выполнения обязательств перед государством, засыпки семян, фуража, создания страховых запасов и т.д.) поддерживала низкую заинтересованность в развитии общественного хозяйства. Так, по итогам 1950 г. 38,6 % колхозов области выдавали на трудодень до 700 гр. хлеба, 50,6 % колхозов — до 3 кг картофеля, 13,8 % колхозов вообще не распределяли картофель на трудодни, 61,6 % колхозов платили до 1 рубля, 28,5 % денег на трудодни не выдавали. По итогам 1952 г. 45,6 % колхозов области выдавали на трудодень до 700 гр. хлеба, 53 % — до 3 кг картофеля, 74,7 % — до 1 рубля. При этом 30,4 % и 22,6 % колхозов соответственно вообще не распределяли на трудодни картофель Ед. хр. 6733. Л. 63, 64]. Курс на интенсификацию труда в общественном хозяйстве в сочетании с низкооплачиваемым трудоднем убедили деревню в несправедливости такого положения.

Часть колхозников реагировала на это уклонением от труда в колхозе. На протяжении 1945–1953 гг. в РСФСР ежегодно не менее 10 % трудоспособных членов артелей не выполняли обязательный минимум трудодней [Вербицкая 1992: 153], в Калужской области — от 14,8 до 34,9 %1.

Подсчитано по: [ГАКО. Ф. Р-3469. Оп. 1. Ед. хр. 6733. Л. 131; РГАЭ. Ф. 9476. Оп. 1. Ед. хр. 797.

Л. 141].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

и посещение общих собраний, гармонистам, игравшим на танцах, заведующим колхозными клубами, «сануполномоченным»

и т.д. В колхозе им. Сталина Износковского района председатель, пытаясь найти деньги на текущие расходы, продал 26 колхозникам 550 трудодней по 5 руб. за трудодень [ГАДНИКО.

Параллельно со стремлением обеспечить себе как можно менее трудозатратный заработок в трудоднях, крестьяне пытались «наполнить» пустой трудодень реальным содержанием.

Свидетельством тому являются многообразные «договорные отношения», вводившие явочным порядком для значительной части колхозников гарантированную оплату труда. Особенно широко заключение «договоров» на выполнение какого-либо вида работ практиковалось в общественном животноводстве — наиболее трудоемкой и низкооплачиваемой отрасли колхозного производства. Масса упоминаний об этом содержится в протоколах заседаний правлений и общих собраний колхозов. Но в деревне были выработаны и гораздо более «противозаконные», с точки зрения власти, способы получить заработанное на трудодни. Большинство колхозников не только продолжали считать своим выращенный урожай, но и пытались распорядиться им по своему усмотрению. Отсюда становится понятной та напряженность, с которой в области проходили хлебозаготовки и заготовительные кампании вообще. Их проведение требовало тотальной мобилизации парторганизаций и органов власти на селе. Подключались и работники центрального партийного и государственного аппаратов. Чтобы не остаться без хлеба, крестьяне укрывали его от учета, похищали, покупали у заготовителей фиктивные хлебоприемные квитанции, пытались ограничить хлебосдачу, искусственно завышая размер формально не подлежащего сдаче семенного фонда, искусственно завышали величину фуражного фонда, до предела сокращали рыночный фонд зерна и т.д.

Сезонная повторяемость «разбазаривания» зерна и хищений продуктов, в первую очередь хлеба в колхозах во время посевной и уборочной, делала рутинной работу партийных и государственных органов по надзору за их «сохранностью». Повсеместно регистрировались многочисленные случаи «антигосударственной практики» — стремления колхозов придержать хлеб (хотя, судя по документам партийных органов, «тихий саботаж» хлебопоставок продолжался и в 1950-е гг.). Материалы отдельных дел свидетельствуют, что в послевоенные годы деревня вернулась к наказаниям эпохи печально известного закона «о трех колосках». Так, например, народный суд Жиздринского района осудил на 5 лет исправительно-трудовых лагерей двух колхозников за то, что они «систематически Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

ческими, этот показатель был еще выше. Правительство не случайно пыталось подавить тягу крестьянства к увеличению размеров приусадебных наделов, так как они отвлекали от колхозного производства много рабочих рук. Однако по мере роста денежных налогов и займов, падения рыночных цен на продукцию подворий ведение приусадебного хозяйства и «захваты» «лишних» соток становились все менее выгодными. Чтобы выручить прежнюю сумму от продажи выращенного на своем участке, крестьянину приходилось все больше трудиться. У деревни настойчиво требовали денег, и это являлось одной из главных причин крестьянского отходничества.

На протяжении 1945–1953 гг. от 6 до 10 % трудоспособных колхозников РСФСР основную часть рабочего времени работали вне колхозного производства. В 1950 г. их доля равнялась 8 % в Калужской области отходниками являлись 15 % трудоспособных колхозников [Вербицкая 1992: 88]. Только с 1945 по 1951 г.

численность колхозников-отходников в регионе увеличилась Ед. хр. 4521. Л. 3]. В деревне этих колхозников часто называли «производственниками» — по месту «основной» работы. Кроме этого существовало и «самовольное» отходничество — поиск колхозниками заработка на стороне без справок правлений колхозов. В отличие от данных о «производственниках» обобщенные показатели о числе «самовольно» уходивших в отход отсутствуют. Здесь господствовал кратковременный, подчас случайный заработок. Даже отрывочные свидетельства о нем, которыми мы располагаем, говорят о значительных масштабах этого явления. Немало «стихийных» отходников «трудоустраивалось» в соседних колхозах, где они надеялись найти гарантированный заработок в качестве «наемных рабочих и специалистов». Между колхозами существовал своеобразный «обмен»

рабочей силой — плотниками, кузнецами, шорниками, бондарями, пастухами, лесорубами, шоферами и т.д. Анализируя состояние с наймом этих кадров в колхозах, представитель Совета по делам колхозов по Калужской области отмечал: «Практика показывает, что люди таких специальностей являются, как правило, членами колхоза, но они, вследствие низкой оплаты трудодня, уходят из своих колхозов на побочные заработки, нанимаются в соседние колхозы или колхозы других районов»

Ежегодно колхозы затрачивали на оплату наемной рабочей силы крупные суммы. Доходы большинства «самовольных» отходников не облагались налогами, однако за них шла напряженная борьба в самих колхозах. Чаще всего она заканчивалась принятием общим собранием или правлением решений, Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

и скреплявшую их систему социальных регуляторов, обеспечивавших баланс «личного» и «общественного». Важнейшими ее особенностями были стремление «по справедливости» распределить тяжесть колхозного труда между всеми членами артели, «уравнительная» оплата и набор санкций за несоблюдение этих неписаных «правил игры». Они трансформировали «рекомендованную» деревне правительством организацию и оплату труда в колхозах, выработали реально функционировавшие Другим важнейшим фактором, влиявшим на выживание крестьянских подворий и колхозов, являлся размер денежных средств, которым те и другие могли располагать по своему усмотрению. Между тем в послевоенные годы восстановление народного хозяйства, программа перевооружения армии требовали колоссальных средств. Дать их должна была деревня.

По данным О.М. Вербицкой, из произведенной селом в 1946– 1953 гг. продукции на 289 млрд. руб. на ее нужды пошло только 193 млрд. руб., а 105 млрд. руб. было направленно в другие отрасли экономики [Вербицкая 1992: 24–25]. Росли налоги с крестьянских дворов и колхозов. Если в 1940 г. средняя сумма сельхозналога с крестьянского подворья составляла 112 руб., то в 1952 г. — 528 руб. [Попов 1992: 180, 219]. Его общая сумма выросла в целом по стране с 1,9 млрд. руб. в 1940 г. до 8,3 млрд. руб.

в 1950 г., т.е. в 4,3 раза [Зима 1994: 121]. Рост налогов превышал рост доходности крестьянских хозяйств [Попов 1997: 105–106].

На уплату налогов, сборов, приобретение облигаций (по официальной оценке) крестьянская семья в 1940–1950-е гг. тратила около 1/5 своего дохода [Безнин, Димони 1996: 157].

В неоднократном увеличении налогов, в возрастании сумм подписки на займы, в денежной реформе 1947 г., которая носила конфискационный по отношению к сбережениям населения характер [Пихоя 1998: 123; Попов 2000: 91–92], в регулярном понижении цен на продукцию сельского хозяйства деревня видела стремление власти аккумулировать как можно больше ее денежных ресурсов, и без того скудных. Вполне понятно, что в этих условиях она пыталась понизить гнет финансового пресса. Отстаивая свою «правду», крестьяне засыпали центральные и местные финансовые органы тысячами жалоб на неправильное обложение их подворий с просьбами уменьшить сумму или сложить налог. Когда узаконенные каналы апелляции оказывались неэффективными, в ход шли уже упоминавшиеся фиктивные разделы дворов, укрывание объектов обложения, полное или частичное освобождение от налога за взятку, покупка у работников налоговых органов квитанций об уплате налогов. Уклонялись не только от прямого изъятия — налога на хозяйство. Одновременно шел поиск уменьшения Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

сельское население, наложили свой отпечаток и на его отношение к займам. В деревне они воспринимались как дополнительный «чрезвычайный» налог, собиравшийся «особыми» методами. С молчаливого согласия, а иногда и по прямому указанию районных руководителей общие собрания колхозников нию народного суда [История колхозного права 1959, II: 321].

Но такая инструкция часто давала сбой. Так, по данным Калужского областного финансового отдела, на 1 января 1949 г.

за 2295 (из 3458) колхозами области числилась недоимка по подоходному налогу в сумме 7810,2 тыс. руб. Применение районными финансовыми отделами предусмотренной законом меры — взыскания налога через суд путем ареста счетов колхозов-недоимщиков — эффекта не дало. Артели вовсе прекратили сдачу выручки в банк на текущие счета. Облфо пришлось отозвать исполнительные листы об аресте колхозных счетов и просить обком ВКП(б) «дать указание всем райкомам ВКП(б) о применении мероприятий, которые бы воздействовали на колхозы в скорейшей уплате подоходного налога» [ГАКО.

Ежегодно, чтобы не остаться без средств на текущие нужды, многие колхозы вносили на счета лишь малую часть денежных доходов, а некоторые вообще не хранили выручку в банке. Руководители на местах предпочитали «закрывать глаза» на невыполнение колхозами финансовых обязательств перед государством. Опыт реального хозяйствования убеждал, что полный расчет на несколько месяцев дезорганизует экономику многих из них и провалит «план». Поэтому нередко районные власти действовали вразрез с указаниями из области. Калужский РИК и РК ВКП(б) вопреки требованиям областного начальства категорически запретили районному финансовому отделу арестовывать счета колхозов-недоимщиков, а в Перемышльском районе в 1949 г. председатель РИКа дал распоряжение правлениям не сдавать деньги в банк, так как они не уплатили подоходного налога [ГАКО. Ф. Р-3449. Оп. 1.

Монопольное положение государства в снабжении колхозного производства необходимыми материалами, неизменными спутниками которого были «ножницы цен» и дефицит, подталкивало правления к операциям на колхозном и теневом рынках, финансировавшимся из «черных касс». Несмотря на ежегодно повторявшиеся строжайшие запреты расходовать деньги напрямую, не внося на счета в банке, такая практика постоянно фиксировалась банковскими учреждениями. Об этом говорят сводные данные проверок «финансовой дисциплины» в колхозах области, из года в год обнаруживавшие десятки миллионов рублей, прошедших по «теневой бухгалтерии» [ГАКО. Ф. Р-258.

Подсчитано по: [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8. Ед. хр. 438. Л. 81; ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 16. Ед. хр. 183.

Л. 20а; Ед. хр. 575. Л. 55; Ф. Р-3469. Оп. 1. Ед. хр. 4678. Л. 35, 112].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

[ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 16. Ед. хр. 577. Л. 37]. То же самое наблюдалось и в последующие годы.

Якуталы, как и колхозники других районов, пользовались «наработками» «социального иммунитета» колхозной деревни:

«покушались» на «излишки» усадебной и общественной земли, «покупали» у бригадиров и председателей трудодни или стремились заработать их наименее трудозатратным способом и т.п. Как показала проверка соблюдения Устава сельскохозяйственной артели в колхозах Кировского района в первой половине 1948 г., многие профнищие — члены колхозов — стремились, как и ранее, быть максимально независимыми от государства и кроме якутальского промысла вели развитое «многоотраслевое» хозяйство, не особо стесняя себя уставными ограничениями. Так, один из членов колхоза «XVII партсъезд» Мало-Савкинского сельсовета имел на своем подворье две коровы и две телки, в то время как на ферме колхоза были одна корова и 15 телок. За пять месяцев 1948 г. он выработал в колхозе 2,5 трудодня. На ферме колхоза «Веселая гора» Барсуковского сельсовета была одна корова, а только у одного из колхозников — две. Проверка землепользования в колхозах обнаружила в колхозах района «захватов» общественных земель на площади 64,1 га (они имелись у 1192 дворов в 55 колхозах). В колхозе «Веселая гора» на приусадебных участках были посеяны картофель, ячмень, овощи, пшеница, просо, рожь, лен, велся правильный севооборот. Говоря об этом на пленуме РК ВКП(б), первый секретарь райкома восклицал: «Многие лжеколхозники до того распоясались, что в своих приусадебных участках сеют зерновые культуры и никакого участия в общественном труде не принимают, разлагают колхозную дисциплину». За первый квартал 1948 г. в районе не выработало минимума трудодней 8,6 % колхозников. В колхозах Барсуковского сельсовета не выработали минимума трудодней 44 % трудоспособных. В колхозах Мало-Песоченского сельсовета все мужское население находилось в отходе и участия в общественном производстве не принимало [ГАДНИКО. Ф. 34.

Однако доходы от якутальства превосходили по выгодности не только заработки в колхозе и доходы от ведения приусадебного хозяйства «противозаконным» способом, но и поступления от труда на промышленных предприятиях и на транспорте.

В этом смысле, вероятно, следует вести речь о выборе населением якутальских деревень наиболее выгодного способа заработка, при котором учитывались такие факторы, как трудозатратность, состояние колхозной экономики, уровень налогов и обязательных поставок продуктов государству, цены местного рынка, издержки и риски ведения якутальского проИССЛЕДОВАНИЯ Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

даяние. За нищенство, а также подлог документов (при обыске были изъяты справки, «разрешающие» нищенство, на бланках укрупненного колхоза «Красный луч», которые предприимчивый профнищий заготовил в бытность председателем) оба были привлечены к уголовной ответственности по указу от 23 июля 1951 г., но освобождены по амнистии в связи с указом Президиума ВС СССР от 27 марта 1953 г. [ГАКО. Ф. Р-883.

Оп. 19. Ед. хр. 202. Л. 38]. На 1 октября 1954 г. 276 хозяйств, входивших в колхоз «Рассвет», имели около 400 голов крупного рогатого скота, более 700 свиней, у колхозников имелось 130 велосипедов, 150 патефонов и радиоприемников, довольно редких тогда на селе [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 218.

Таким образом, масштабы направленной на выживание активности деревни, которую власти считали «антигосударственной», были гораздо шире публично выражавшегося несогласия с аграрным курсом. Ужесточение политики, крах крестьянских надежд 1945–1946 гг. на роспуск колхозов активизировали «тихую» адаптацию деревней колхозной системы к своим потребностям. Не посягая на разрушение колхозных устоев, социальная активность колхозного крестьянства была направлена на совершенствование «социального иммунитета», который действовал в направлении стабилизации не только положения крестьянского подворья, но и экономики колхоза.

Якутальство помогало сельскому населению решать и такую острую проблему повседневного существования послевоенных лет, как отсутствие жилья. В селах региона оккупанты сожгли и разрушили свыше 88 тыс. крестьянских дворов [ГАРФ.

Ф. А-259. Оп. 6. Ед. хр. 2618. Л. 38]. В 1945 г. СНК РСФСР принял постановление № 403 «О строительстве домов колхозников, хозяйственных построек колхозов и культурно-бытовых зданий в районах РСФСР, подвергавшихся немецкой оккупации». Согласно ему, восстановление и строительство жилья в колхозах должно было идти «силами и средствами колхозов за счет колхозников» [ГАРФ. Ф. А-259. Оп. 6. Ед. хр. 2618.

Л. 20–22 об.]. Таким образом, государство ориентировало село, в первую очередь, на восстановление жилья собственными силами и средствами.

8 октября 1945 г. Калужский обком ВКП(б) и облисполком приняли совместное постановление о строительстве жилых домов колхозников. На 1 мая 1945 г. из 88 847 уничтоженных домов колхозников области было восстановлено и вновь построено 43 578 домов, в которые вселилось 207,8 тыс. чел.

14 августа 1945 г. Калужский облисполком принял решение о строительстве 5283 домов колхозников, что обеспечило бы Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

в конце 1940-х — начале 1950-х гг. Поводом к их появлению могли стать факты массовых задержаний калужских профнищих органами милиции в Москве, Ленинграде и других городах в рамках подготовки и проведения антинищенской кампании 1951 г., начатой в Москве и распространившейся на территорию всей страны. Массовые задержания калужских профнищих, безусловно, выставляли в невыгодном свете усилия областного руководства по развитию сельского хозяйства. В 1949 г. было задержано и доставлено в спецприемник управления милиции Москвы 393 нищих из Калужской области. В первом квартале 1950 г. их было задержано 100 чел, в том числе 58 чел. из Хвастовичского района, из них 23 чел. являлись жительницами села в Москве было задержано за нищенство 715 жителей Кировского района, в 1952 г. — 674 [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 218.

Л. 93]. Судя по милицейской статистике, сезонный «пик» якутальства, когда задерживалось максимальное число профнищих, приходился на лето и осень. Так, в 1951 г. в июне-октябре было задержано 34 якуталов из колхоза «Рассвет», а за весь остальной период — 18 чел., за июнь-октябрь 1952 г. — 47 чел., а 22 чел. — за оставшуюся часть года1. В 1951 г. Кировским районным отделом милиции было определено количество и места проживания профнищих. Якутальство в районе было распространено среди жителей Малых Савок, Больших и Малых Желтоух, Новосельцев, Барсуков, Кузнецов, Курбатовки, Малой Песочни, Косичино, пос. Примерный, в которых насчитывалось 855 дворов. 447 из них были учтены как якутальские.

Из 2013 жителей этих дворов профессиональными нищими считались 674 чел. «Центром» промысла считались Большие и Малые Желтоухи, в которых, по данным милиции, им занималось все население [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 172. Л. 14, 35].

В борьбе власти с якутальством можно выделить два периода, различавшиеся по преобладавшим подходам. Первый период, с конца 1940-х по начало 1950-х гг., характеризуется попытками использовать репрессивные санкции указа Президиума страны лиц, уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни», а также постановления СМ СССР от 19 июля 1951 г. «О мероприятиях по ликвидации нищенства в Москве и Московской области и усилению борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами» и указа Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г. «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами». По первому из них за Подсчитано по: [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 218. Л. 19–20].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

торые приезжали из РК ВКП(б). Выдавал справки колхозникам, зная заведомо, что они ездят с ними “стрелять”, в то время, когда сам “кричал” о борьбе с нищенством и написал в Президиум Верховного Совета СССР эту жалобу, что на месте что-то сделать невозможно». Собравшиеся постановили исключить его из членов ВКП(б) и снять с должности [ГАДНИКО.

4 октября 1948 г. в колхозе «Доброволец» состоялось повторное собрание, посвященное выселению уклоняющихся от труда в колхозе и «ведущих паразитический образ жизни», которое, судя по результатам голосования, было подготовлено гораздо лучше первого. Из 271 члена колхоза на нем присутствовало 195 чел., которые, судя по протоколу собрания, единогласно проголосовали за выселение четырех односельчан и предупредили о выселении еще троих, взяв с каждого из них подписку с обязательством в течение ближайших трех месяцев вырабатывать по 45 трудодней. Однако Хвастовичский РИК решением 7 октября 1948 г. отменил приговор общего собрания колхоза о выселении и ограничился «на первый раз предупреждением таковых о выселении» [ГАКО.

Ф. Р-3032. Оп. 3. Ед. хр. 9. Л. 65–67]. В колхозе им. Кутузова по указу Президиума ВС СССР от 2 июня 1948 г. было выселено 4 чел. Общее собрание членов колхоза с такой повесткой руководству района удалось провести только после нескольких безрезультатных попыток собрать колхозников, а решение о выселении было принято благодаря присутствию на собрании большого числа актива района и всего состава Кировского районного отдела милиции [ГАКО. Ф. Р-3032.

Однако в дальнейшем местной власти, как видно, удалось в определенной мере преодолеть согласованное сопротивление выселениям. 16 мая 1950 г. в колхозе «Доброволец» прошло еще одно собрание по поводу выселения профнищих, на котором присутствовало 207 человек, а из 362 членов колхоза «отсутствовали по уважительным причинам». За «ведение паразитического образа жизни, выразившегося в систематическом нищенствовании — поездках с малолетними грудными детьми в города Советского Союза, за разложение трудовой дисциплины в колхозе, систематической невыработке минимума трудодней», а также за «срыв посещения детьми школы»

и «причинения вреда для здоровья малолетним грудным детям» выселению подвергалось пять членов колхоза, в том числе четыре женщины, за что единогласно проголосовало все собрание. Еще десять колхозников были предупреждены. 18 мая 1950 г. РИК утвердил этот приговор [ГАКО. Ф. Р-3032. Оп. 3.

Ед. хр. 9. Л. 152–155, 170]. 15 мая 1950 г. собрание членов колИССЛЕДОВАНИЯ Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

но на дополнительное расследование в областное управление милиции. Тем не менее, в район для выявления лиц, занимающихся профнищенством, был командирован работник областного управления милиции, который должен был совместно с райпрокуратурой и райотделом милиции выявить профнищих для привлечения их по указу от 23 июля 1951 г. [ГАКО.

Регулярно повторявшиеся партийными руководителями угрозы выслать занимавшихся профнищенством колхозников порождали панические настроения. Секретарь партийной организации колхоза им. Кутузова сам «распространял свои выдумчивые слухи, [что] якобы колхозников колхоза им. Кутузова будут выселять в отдаленные края Советского Союза, за что у некоторых колхозников пил водку, а некоторые колхозники не ночевали дома, боясь высылки», за что на собрании колхозной парторганизации 16 июля 1952 г. получил строгий выговор Значительно затрудняли борьбу власти с якутальством неформальные связи, развитые в среде профнищих, в чем наглядно просматривалось превосходство традиции якутальства над предлагавшейся властью социальной идентичностью. Протоколы собраний первичных партийных организаций, стенограммы пленумов Кировского и Хвастовичского РК ВКП(б) изобилуют примерами «проседания» и «мягкой коррекции» норм партийной и государственной дисциплины перед неписанными правилами и своеобразной этикой якутальского ремесла.

Колхозные руководители, зная настроения большинства членов колхозов, чувствовали себя между молотом и наковальней.

На собрании парторганизации колхоза им. Кутузова Мало-Песоченского сельсовета Кировского района 16 июля 1952 г. коммунисты в присутствии первого секретаря Кировского райкома партии объясняли слабое участие колхозников в общественном труде тем, что в колхозе «с конца войны» не выдавали хлеба на трудодни. Бригадир одной из бригад колхоза заявил: «Мы, коммунисты, все молодые, т.е. с Отечественной, сам я работаю бригадиром 5-ый год, но поощрений мне нет. То, что люди не выходят на работу, то я толкать их не могу, потому что я за эти толкания попал было под суд, бригада у меня самая плохая, косарей у меня очень мало. Люди говорят, что нет хлеба. Я одному колхознику не даю уже 2 недели наряд, потому что нет хлеба».

Другой коммунист вторил ему: «Бытие определяет сознание, а то, что мы все работаем в отходничестве, потому что у нас в колхозе с конца войны не получают ни грамма на трудодни, а поэтому жить нам каждому чем-то надо, вот мы и были в отходничестве зиму, и поэтому у нас мало трудодней» [ГАДНИКО.

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

и было утверждено голосованием. Другому коммунисту, персональное дело которого рассматривалось на этом партсобрании, ставилось в вину уклонение от труда в колхозе и «занятие позорной специальностью в Москве — попрошайничеством», во время чего был потерян партбилет. Однако товарищи отнеслись к нему с большим сочувствием, приняв во внимание доводы одного из выступавших, что «тов., член партии, по решению правления колхоза был отпущен на побочные заработки, учитывая его семейное положение, до 1 апреля 1951 года.

Тов., вместо того чтобы вернуться в колхоз в срок, опоздал на 3 месяца, приехал из побочного заработка обратно, без разрешения правления колхоза выезжает в Москву на поборничество, где утеряет партийный билет. Учитывая семейное положение тов., так как не имеет даже постоянной квартиры и приусадебного участка, я вношу предложение дать строгий выговор с последним предупреждением, с занесением в учетную карточку и просить РК ВКП(б) выдать партбилет» [ГАДНИКО. Ф. 2503. Оп. 1. Ед. хр. 6. Л. 16–17].

Невозможность преодолеть якутальство приводила к частой смене руководства в якутальских колхозах и сельсоветах, причем районное начальство настойчиво стремилось заменить местных руководителей своими выдвиженцами из других сельсоветов и даже райцентра. Уже весной 1949 г. руководству Калужского обкома ВКП(б) было известно о долгом отсутствии (по полгода) партийных собраний во многих сельских первичных парторганизациях в связи с массовым выездом сельских коммунистов на заработки [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8. Ед. хр. 589.

Л. 17]. Первые же целенаправленные командировки в якультальские колхозы работников Калужского обкома ВКП(б), состоявшиеся в апреле 1952 г., убедили партийное руководство в почти полном отсутствии там какой-либо «партийно-политической работы» и совершенном упадке сельских учреждений В колхозе им. Кутузова с из-за отсутствия ушедших в отход коммунистов с сентября 1951 г. по апрель 1952 г. не проводились партийные собрания. Приехавшим из Калуги стоило больших трудов собрать для этого коммунистов. Секретарь парторганизации заявил им, что он «имеет полное право»

праздновать религиозные праздники: «У нас свобода совести:

вся деревня празднует». Почти все местные комсомольцы были связаны с профнищенством и вступали в комсомол для того, чтобы, получив комсомольский билет, использовать его как удостоверение личности при разъездах [ГАДНИКО. Ф. 55.

Оп. 8. Ед. хр. 1004. Л. 14, 15]. Для того чтобы хотя бы отчасти выправить положение, 17 ноября 1952 г. первый секретарь Кировского РК КПСС обратился с просьбой к первому секретарю Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

сельсовета секретарь парторганизации колхоза «Рассвет» упрекал местных коммунистов в том, что они не помогли председателю колхоза «ликвидировать в колхозе паразитические элементы», а самого председателя — что он «смирился с положением и опустил “крылья”, а только много шума и ругатни.

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

приехали, поговорили, наобещали массу помощи колхозу «Рассвет», [эти обещания] так и остались не выполненными. Очень частыми гостями бывают у нас работники МГБ районного отдела, областного управления и Министерства, приезжающие по борьбе с нищенством граждан с. Воткино. Вся их работа заключается только в сборе сведений о количестве выездов граждан в Москву для нищенства, составлении списков лиц, занимающихся этим ремеслом. На этом вся их работа и заканчивается. А паразитический образ жизни граждан с. Воткино не ликвидирован и с каждым днем усиливается [ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1.

На собрании парторганизации колхоза «Рассвет» 21 декабря 1952 г. это мнение секретаря парторганизации поддержал и председатель колхоза: «В части помощи со стороны райкома партии и райисполкома, эти вышестоящие организации нам помощи не оказывают. Привез меня в январе 1951 г. секретарь райкома, помог избрать председателем колхоза, и до сих пор в колхоз не показывается. Весь разговор по телефону»

[ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1. Ед. хр. 5. Л. 79]. Хвастовичский райком КПСС и райком ВЛКСМ за 1951–1953 гг. исключили из партии и ВЛКСМ, а также сняли с работы в Воткинском сельсовете и колхозе «Рассвет» 10 человек, в том числе одного за другим двух председателей колхоза и председателя Воткинского сельсовета «за пособничество профнищим», бригадира колхоза, завхоза местной школы и др. [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19.

При этом именно сельские и районные партийные работники, которые несли ответственность за ситуацию «в целом», за «здоровый настрой» населения и которые чаще, чем кто-либо из представителей власти, сталкивались с невозможностью преодолеть круговую поруку в среде якуталов, наиболее решительно выступали за радикальное решение проблемы якутальства. Первый секретарь Кировского РК ВКП(б) на собрании парторганизации колхоза им. Кутузова Мало-Песоченского сельсовета 16 июля 1952 г., заявив, что «такие безобразия», как в колхозе, «терпеть дальше никак нельзя», призвал исключать из партии коммунистов, не вырабатывающих минимум трудодней: «пусть она будет меньше, но деловитей». По его мнению, всем собирающимся на Украину колхозникам, в то время как сенокос в колхозе «стоит на точке замерзания» и «свой хлеб остается на поле», «нужно загородить дорогу обратно и направить их в Сибирь» [ГАДНИКО. Ф. 2503. Оп. 1. Ед. хр. 7.

Обвинения председателей колхозов в адрес руководства райкомов КПСС в том, что они «плохо помогают» якутальским Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

ВКП(б) Б.И. Панову «докладную записку», в которой сообщал, что «познакомившись с жителями Воткинского сельсовета», он «установил», что большинство из них занимается профессиональным нищенством в Москве и других крупных городах: «В Москве они выпрашивают у честных тружеников

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

году закончил 131 из 290 учащихся. С мая 1951 г., по утверждению председателя колхоза, нищенство приняло массовый характер, из колхоза одновременно выбывало по 150–170 человек, что срывало сельскохозяйственные работы. Выезжая в Москву нищенствовать по 4–8 раз за год «из наживы и роскоши», а не потому, «что нечем питаться», эти люди по возвращении «разлагающе действовали на последних тружеников»

и «подрывали основу колхозного строя». В связи с бесполезностью «разъяснительной и воспитательной работы» председатель просил первого секретаря обкома «оказать помощь в прекращении нищенства» [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8. Ед. хр. 1011.

Письмо председателя колхоза «Рассвет» дважды проверялось на месте инструкторами Калужского обкома ВКП(б)— в конце 1951 г. и в начале 1952 г. Материалы проверок свидетельствовали, что профессиональным нищенством занимаются сотни колхозников, включая родственников руководителей колхоза и сельсовета, общественное хозяйство в упадке, РК ВКП(б) и РИК «сжились» с этим и мер к профнищим не принимают, председатель грубит колхозникам, «авторитетом среди них не пользуется», в члены колхоза не вступает и, чувствуя свое бессилие что-либо изменить, просит перевести его в другой колхоз. Некоторые члены сельхозартели, «теряя надежду на улучшение», просили разрешить им переселиться в Молотовскую область. Партийная организация просила через проверяющих Калужский обком ВКП(б) связаться с МГК ВКП(б) для принятия мер по задержанию и привлечению к ответственности нищенствующих в Москве колхозников. Один из проверяющих, ссылаясь на успешный опыт применения разового выселения «злостных» профнищих в 1935 г., предлагал поддержать постановление бюро Хвастовичского РК ВКП(б) и РИКа от 19 декабря 1951 г. [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8. Ед. хр. 1011.

Л. 1–3, 5–9]. Первый секретарь Калужского обкома ВКП(б) Б.И. Панов санкционировал первому секретарю Хвастовичского райкома партии «применение мер к выселению нескольких семей по указу» (вероятно, по указу Президиума ВС СССР от 2 июня 1948 г.) [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 8. Ед. хр. 1011. Л. 20].

19 декабря 1951 г. бюро Хвастовичского РК ВКП(б) и РИК приняли совместное постановление «О мерах борьбы с профессиональным нищенством в д. Воткино Хвастовичского района», в котором, в частности, говорилось, что, несмотря на «массово-политическую и воспитательную работу», улучшение состава руководителей колхоза, сельсовета и парторганизации, применение санкций, предусмотренных Уставом сельхозартели и указом Президиума ВС СССР от 2 июня 1948 г., профессиональное нищенство в д. Воткино не только Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

и заняться обстоятельным обследованием якутальских сельсоветов, чтобы выяснить масштабы и причины живучести промысла. По справедливому замечанию Г.М. Ивановой, применение указа Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г.

вообще очень быстро привело местные Советы и органы милиции к пониманию невозможности устранить нищенство только репрессивными мерами. В большинстве случаев оно вызывалось материальной нуждой и отсутствием достаточного числа учреждений социального обеспечения [Иванова 2011:

38–39]. Осознание этого «наверху» было, вероятно, одной из причин, по которым в Москве в 1951–1952 гг. так и не приняли решение о репрессивном указе против якуталов. Вместо этого в Мало-Песоченский, Мало-Савкинский, Барсуковский и Воткинский сельсоветы была направлена специально созданная комиссия СМ РСФСР, члены которой совместно с представителями Калужского облисполкома искали пути борьбы с профнищенством. Работа проводилась в рамках мероприятий по сбору данных о нищенстве, поступавших в Комиссию по борьбе с нищенством, которую в 1953–1955 гг. возглавлял председатель СМ РСФСР А.М. Пузанов [Зубкова Оперативные проверки состояния борьбы с профнищенством проводились за 1953–1955 гг. трижды сотрудниками инструкторского аппарата СМ РСФСР и дважды контролерами Министерства госконтроля РСФСР. Многократные поездки в местности с социальной аномалией совершали пропагандистские группы Калужского обкома КПСС, работники Кировского и Хвастовичского райкомов КПСС и РИКов. В результате обследования было установлено, что для значительной части жителей восьми колхозов трех сельсоветов (общее число трудоспособных — более 2 тыс. чел.) якутальство являлось постоянным отхожим промыслом, приносящим основной доход.

По количеству занимавшихся нищенством, учтенному органами милиции в 1954 г., Калужская область лидировала в РСФСР (1583 нищих), оставляя далеко позади не только другие регионы, но и такие крупные города, как Москва, Ленинград, Горький, Новосибирск, Свердловск, Ростов-на-Дону [На «краю»

2010: 123–125]. В 1954 г. органами столичной милиции только из Кировского и Хвастовичского районов было задержано 1218 профнищих, причем многие из них попадались неоднократно. В первом квартале 1955 г. из колхозов Кировского района на «промысел» выезжало 635 чел. [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9.

Ед. хр. 468. Л. 10–11]. География поездок якуталов включала Москву и Подмосковье, Ленинград, Горький, Ростов, Сталинград, Рязанскую, Смоленскую, Калининскую области РСФСР, Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

отделения Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний не прочитали в сельской местности ни одной лекции, работники РК ВКП(б) — только 54 доклада. Хвастовичский РК КПСС, как и другие райкомы Калужской области, «увяз в текучке» хозяйственно-политических

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

профнищих при их задержании [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9.

Ед. хр. 470. Л. 8; ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 172. Л. 59–63] (т.е. распространить на них действие указа Президиума Этот проект и был положен в основу секретного постановления СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г. № 1689-98с «О мерах по ликвидации профессионального нищенства среди колхозников сельскохозяйственных артелей им. Кирова, им. Кутузова, “Родина”, им. Ворошилова и им. Маяковского Кировского и “Рассвет” Хвастовичского районов Калужской области».

В его преамбуле признавался не только упадок общественного хозяйства в указанных колхозах, но и низкие выдачи на трудодни, «запущенность» работы сельских учреждений культуры, отсутствие в местной торговой сети товаров первой необходимости, т.е. проблемы, типичные для калужской деревни и села Центрального Нечерноземья того времени. Постановление исходило из необходимости «комплексного» решения проблемы профнищенства. В первую очередь, местные власти нацеливались на создание условий для повышения урожайности сельскохозяйственных культур, продуктивности общественного животноводства, роста доходности колхозного хозяйства посредством улучшения работы МТС, расширения посевов конопли, льна, овощей, направления в якутальские колхозы «высококвалифицированных специалистов сельского хозяйства» и т.д. Калужский облисполком, а также Кировский и Хвастовичский РИКи обязывались устранить «запущенность массово-политической и культурно-просветительской работы среди колхозников»: организовать систематическую демонстрацию кинофильмов, улучшить работу сельских клубов и изб-читален, обеспечить регулярное чтение лекций и докладов, проведение общих собраний, агротехнической учебы, улучшить торговлю и т.д. Министерство просвещения РСФСР обязывалось составить план и смету строительства школ в Воткино и Больших Желтоухах на 280 и 160 мест соответственно на средства, специально выделенные СМ РСФСР, Министерство здравоохранения РСФСР — построить больницу на 10 коек в Барсуковском сельсовете, Комитет по делам культурно-просветительных учреждений при СМ РСФСР — обеспечить составление проектной документации для строительства клубов в Воткинском, Мало-Савкинском и МалоПесоченском сельсоветах. Центросоюз обязывался построить в указанных сельсоветах сельмаги, а также выделить для продажи перечисленным в заглавии постановления колхозам 10 автомашин и еще по две грузовых автомашины — Кировскому и Хвастовичскому райпотребсоюзам. Министерство сельского хозяйства РСФСР, Министерство кинематографии Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

якутальского колхоза «Рассвет» [ГАРФ. Ф. А-339. Оп. 1.

Проверка выполнения постановления СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г., проведенная в конце лета 1953 г. инструктором управления советских органов СМ РСФСР, показала, что в якутальских сельсоветах, как и раньше, невозможно купить соль, табак, ламповые стекла, радиоприемники, чернильные ручки, карандаши, нитки, какую-либо одежду. Республиканские министерства здравоохранения, просвещения, культуры и Центросоюз «в виду отсутствия какого-либо контроля» не подготовили проектно-сметную документацию на строительство нескольких школ, магазинов, клубов, больницы и медпунктов [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 202. Л. 53]. 25 февраля — 13 марта 1954 г. проверку выполнения указанного постановления проводила выезжавшая в Калужскую область бригада Министерства госконтроля РСФСР из шести человек.

В актах по итогам проверок говорилось, что Кировский РИК «не принял достаточных мер» по выполнению постановления, а председатель Хвастовичского РИКа и вовсе его проигнорировал. Комиссия Кировского РИКа в течение четырех месяцев разрабатывала план мер по подъему общественного хозяйства пяти якутальских колхозов, колхозы получили этот план в июне 1953 г., когда некоторые намеченные меры были уже неосуществимы. В результате по урожайности, продуктивности животноводства, выдаче на трудодни за 1953 г. большинство хозяйств оказалось на уровне 1952 г. или ниже. Перспективные планы, разработанные правлениями колхозов, в течение двух месяцев без движения лежали в РИКе, ожидая своего Кировский РИК не смог наладить работу сельских учреждений культуры, как того требовало постановление. Клубы в Барсуковском и Мало-Савкинском сельсоветах были не подготовлены к зиме. В Барсуковском клубе из-за отсутствия питания около двух лет не работал эфирный радиоприемник. В клубах не было музыкальных инструментов, недоставало настольных игр. Два хоровых и драматический кружки существовали только в отчетах. Сходные проблемы испытывали Мало-Песоченская изба-читальня, Больше-Савкинская и Барсуковская сельские библиотеки. Сельские объединения лекторов провели в 1952 г. 54 лекции, а в 1953 г. только 39, причем в некоторых населенных пунктах лекций не было вовсе. Не выдерживался и предусмотренный постановлением от 31 декабря 1952 г. график показа трех киносеансов в месяц. То же самое было и в колхозе «Рассвет» [ГАРФ. Ф. А-339. Оп. 1. Ед. хр. 8606.

Л. 1–20; Ед. хр. 8607. Л. 7–12]. 26 января 1954 г. руководство управления культуры Калужской области заслушало доклады Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

затруднительно». В связи с неэффективностью оргнабора в якутальских колхозах облисполком просил разрешить принудительно мобилизовывать якуталов на сезонные лесоразработки. В отношении самых «злостных» профнищих предлагалось применить указ Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г.

Как видно, часть этих предложений была поддержана. К середине 1955 г. по колхозам им. Кутузова, им. Ворошилова, «Родина», им. XIX партсъезда, им. Кирова Кировского района 142 чел. были дополнительно обложены сельскохозяйственным налогом за невыработку минимума трудодней, 104 чел.

оштрафованы правлениями колхозов, 43 чел. осуждены, 5 чел.

исключены из колхоза, 6 чел. выселены. В колхозе «Рассвет»

Хвастовичского района попытки местных органов власти начислить дополнительный налог на хозяйства, члены которых не выработали обязательный минимум трудодней в колхозах, были отклонены общим собранием, что было расценено «как результат круговой поруки» [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 218.

Неэффективность мер против профессионального нищенства констатировал в июне 1955 г. заместитель председателя Калужского облисполкома в отчете СМ РСФСР о выполнении постановления от 31 декабря 1952 г. Несмотря на заслоны милиции у железнодорожных станций, усиление «воспитательной»

работы и попытки наладить экономику колхозов, из шести якутальских колхозов Кировского и Хвастовичского районов после окончания посевной выехало «на промысел» около 900 чел. [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 232. Л. 21–22].

Калужский обком КПСС дважды (20 января 1954 г. и 14 июня 1955 г.) просил ЦК КПСС «дать указания» Генеральному прокурору СССР Р.А. Руденко и Министру юстиции СССР К.П. Горшенину распространить действие указа Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г. на калужских профнищих. Дважды это же предложение направлялось в Генеральную прокуратуру СССР прокурором области [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9.

Ед. хр. 468. Л. 11; Ед. хр. 470. Л. 8–10]. В середине 1955 г. результаты борьбы региональных и районных властей с профнищенством проверил инструктор отдела советских органов СМ РСФСР и сделал вывод о недостаточности принимаемых мер и продолжении массовых выездов якуталов. В своем отчете он отразил мнение Калужского обкома КПСС и облисполкома, по-прежнему настаивавших на применении в отношении «злостных» профнищих указа Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г. [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 232. Л. 24, 26]. Инструктор отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по РСФСР, подИССЛЕДОВАНИЯ Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

случаях СМ РСФСР и МВД РСФСР информировали об этом ЦК КПСС с просьбой «усилить работу, проводимую местными партийными и советскими органами, привлечь к ней широкую общественность» [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9. Ед. хр. 51. Л. 11–12, 14; РГАНИ. Ф. 5. Оп. 15. Ед. хр. 483. Л. 102–105; Оп. 34. Ед. хр. 8.

Л. 35–36; РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Ед. хр. 138. Л. 139].

Выполняя постановление СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г.

и более ранние решения областной власти в части «укрепления» руководства якутальскими колхозами, районное начальство пересмотрело состав их руководства, а также состав председателей Мало-Савкинского, Мало-Песоченского и Воткинского сельсоветов. В Кировском районе председателями колхозов были направлены председатель райплана, управляющий районной конторой «Заготскот», директор райпромкомбината, директор школы ФЗО, председатель одного из сельсоветов района. Председателем Мало-Песоченского сельсовета был назначен заведующий общим отделом РИКа, Мало-Савкинского — секретарь парторганизации колхоза, Барсуковский сельсовет возглавил работник районного отдела культпросветработы. Освобожденными секретарями парторганизаций колхозов стали два инструктора Кировского РК КПСС, заведующий школой, судоисполнитель и председатель сельсовета. В ноябре 1953 г. в колхоз «Рассвет» Воткинского сельсовета на должность председателя колхоза был направлен бывший председатель Хвастовичского РИКа, имевший высшее сельскохозяйственное образование. В марте 1955 г. на должность председателя Воткинского сельсовета был избран бывший секретарь парторганизации колхоза «Рассвет» с высшим педагогическим образованием, а освобожденным секретарем парторганизации колхоза стал бывший инструктор Хвастовичского РК КПСС [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19. Ед. хр. 202. Л. 9–10;

Ед. хр. 232. Л. 5, 14]. Замена кадров производилась и позднее.

Однако часто районным руководящим работникам, направленным в якутальские колхозы председателями и освобожденными секретарями первичных парторганизаций, не на кого было опереться: коммунистов на селе работало мало, а коммунисты-колхозники составляли меньшинство членов колхозных парторганизаций. Так, парторганизация колхоза «Рассвет» Воткинского сельсовета Хвастовичского района насчитывала в 1952 г. 15 членов, из которых членами колхоза были семь человек, в том числе двое — рядовыми колхозниками.

Остальные коммунисты работали в организациях и учреждениях сельсовета: учителями сельских школ, директором семилетней школы, налоговым агентом, председателем сельсовета и заведующим сельским клубом [ГАДНИКО. Ф. 41. Оп. 20.

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

дисциплины, но и взаимодействия в первичных партийных организациях. Председатель колхоза им. Кирова на закрытом собрании парторганизации колхоза 28 февраля 1955 г., посвященном итогам II Кировской районной партийной конференции, заявил собравшимся о своем фиаско в борьбе за трудовую давать им тягло колхоза для подвозки собранного «подаяния»

с железнодорожной станции [ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1.

Ед. хр. 6. Л. 3 об.–5, 15, 41–41 об.]. 23 июня 1953 г. собрание первичной парторганизации колхоза «Рассвет» обсудило работу с кадрами в колхозе и отметило в постановлении, что «дисциплина расшатана. На сегодня около 100 колхозников находятся в Москве с целью нищенства. Мер никаких правлением не принимается, да и как будут принимать, когда в большинстве случаев семьи и родственники находятся в Москве»

[ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1. Ед. хр. 7. Л. 86]. Сами бригадиры и коммунисты колхоза «пользовались подачками от нищенствовавших в Москве колхозников», пьянствовали вместе с вернувшимися «с побора» [ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1.

Осознание сельскими и колхозными партийными вожаками своей беспомощности призвать якуталов к порядку довольно быстро делало из них убежденных сторонников радикальных средств против якутальства. На заседании пленума Хвастовичского райкома КПСС 29 апреля 1953 г. секретарь парторганизации колхоза «Рассвет» призывал «принять решительные меры к отдельным колхозникам, так как одной массоворазъяснительной работы недостаточно» [ГАДНИКО. Ф. 41.

Оп. 21. Ед. хр. 1. Л. 49]. Его поддержал инструктор Калужского обкома ВКП(б), присутствовавший на закрытом партсобрании колхоза «Рассвет» Воткинского сельсовета Хвастовичского района, предложивший, ввиду невозможности правления колхоза «прекратить нищенство своими силами», принять «суровые меры к семьям заядлых, 10–15 семьям». Согласились с этим и местные коммунисты, один из которых призвал принимать меры «не к отдельным членам семьи, а ко всему семейству» [ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1. Ед. хр. 6. Л. 13 об., 15; Ф. 2503.

Свою линию поведения при попытках райкомов КПСС «укрепить низовое звено руководства» пытались выдерживать и бригадиры колхозных бригад, перекладывая вину за срыв сельскохозяйственных работ на правления и председателей. 16 июня 1953 г. на собрании парторганизации колхоза им. Кутузова Мало-Песоченского сельсовета один бригадир колхоза, которого неоднократно обсуждали за профнищенство и однажды исключили из партии, заявил, обращаясь к правлению колхоза, что, после того как бригадой было посеяно 90 га, работать стало не с кем: «В настоящий момент выбыло из колхоза 104 чел., а почему не решали раньше, когда выбыло 14 чел., а не 104 чел., а сейчас наступает сенокос, с кем будем косить, другой приедет с деньгами, а другой будет работать, пока не ткнется, мер к этому я принимать как бригадир не могу, а правление Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

на другом собрании он признал, что «на прошлом партийном собрании дал неправильную информацию о выезде жены в Москву», заверил, что этого не повторится, и предложил протокол прошлого собрания в райком КПСС не сдавать, а «в последний раз» предупредить коммунистов о недопустимости нищенства членов их семей [ГАДНИКО. Ф. 2432. Оп. 1.

Ед. хр. 8. Л. 23 об.–24, 25 об.]. На собрании парторганизации колхоза «Красная поляна» Больше-Желтоуховского сельсовета 16 апреля 1958 г. обсуждался один из членов, которому ставилось в вину, что он не может прекратить профнищенство своего отца. Сын якутала считал, что «выход у него один — разделиться с отцом». Парторганизация потребовала от него «действенного влияния на родителей с тем, чтобы в семье прекратилось попрошайничество» [ГАДНИКО. Ф. 2517. Оп. 1.

Вскоре после ужесточения контроля со стороны РК ВКП(б) над деятельностью первичных парторганизаций и коммунистов местностей с развитым якутальством, результатом которого стали исключения из партии, районное руководство осознало (и донесло это до секретарей первичных парторганизаций), что, продолжив исключения, можно полностью лишиться коммунистов на местах. Такая ситуация сложилась в колхозе им. Кутузова. Один из бригадиров колхоза за полтора года (1953–1954 гг.) трижды обсуждался на партсобраниях за пьянство, неисполнение должностных обязанностей и «неправильный образ жизни» — выезды на четыре месяца «по неизвестному адресу». На собрании 10 августа 1954 г. он был исключен из партии. Однако бюро райкома, учитывая «заверения» исключенного, отменило это решение. После этого бригадир вновь выехал из колхоза «по неизвестному адресу», отсутствовал два месяца и четыре месяца не платил взносы.

Объясняя свой поступок, он заявил, что «осознал свои ошибки, и объяснил, что его отсутствие из колхоза связано с тем, что семья не имела средств на питание, а неуплату членских взносов — своим отсутствием», после чего вновь попросил партсобрание оставить его в партии. При обсуждении дальнейшей судьбы бригадира один из его товарищей заявил: «Наша партийная организация насчитывала 12 чел. коммунистов-колхозников. В настоящее время осталось только трое, и если мы исключим [бригадира. — И.К.], тогда в скором времени придется исключать и остальных, так как и эти коммунисты отлучаются на побочный заработок». В итоге собрание постановило бригадира «строго предупредить», потребовать от него улучшения труда в колхозе и принять задолженность по партвзносам [ГАДНИКО. Ф. 2503. Оп. 1. Ед. хр. 8. Л. 67–69;

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

собраниях колхозников выступали с предложением, пора закончить профнищенство, но сдвигов никаких нет, и сами коммунисты, как [бывший бригадир. — И.К.] нарушают Устав нашей партии. Тов. [бывший бригадир. — И.К.] — заядлый профнищий, отпускает длинную бороду и идет просить копейку, 1950-х гг. неоднократно обвинялись партийными и советскими руководителями в пассивном ведении борьбы с якутальством, после издания постановления СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г. перешли от тактики ограничения нищенства к подготовке его ликвидации. До этого основные усилия милиции ма ВС СССР от 23 июля 1951 г. В 1953 г. был начат обстоятельный сбор «доказательной базы», которая позволила бы квалифицировать якутальство как уголовное преступление, подпадающее под действие данного указа.

Выполняя постановление СМ РСФСР от 31 декабря 1952 г.

о ликвидации профнищенства в колхозах Кировского и Хвастовичкого районов, областное управление милиции разослало во все районные и городские отделы милиции области подробную форму для учета лиц, занимающихся нищенством.

В самом областном управлении на весь «нищенствующий элемент» области была создана картотека.

«Дела» на профнищих пополнялись протоколами их задержаний, пересылавшимися из Москвы и других городов, протокольной фотосъемкой1, выписками из протоколов общих собраний колхозов, обсуждавших якуталов за неучастие в колхозном труде, а также «показаниями» партийно-советского и комсомольского актива колхозов и сельсоветов, содержавшими сведения об имущественном положении профнищих, их родственных связях, участии в колхозном труде, частоте выездов с целью нищенства и размерах доходов от него, об образе жизни в перерывах между поездками [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19.

В марте и апреле 1952 г., сентябре и октябре 1953 г. из Калужского областного управления милиции в Москву были направлены «спецгруппы», которые на вокзалах, рынках и в других людных местах столицы задержали более 90 якуталов из Кировского и Хвастовичского районов. У задержанных была взята подписка о прекращении нищенства [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19.

492 нищих из Кировского района [ГАКО. Ф. Р-883. Оп. 19.

Ед. хр. 218. Л. 93]. В 1952, 1953, январе-апреле 1954 г. в Кировский и Хвастовичский районы из областного центра были командированы «спецопергруппы» для усиления борьбы с профнищенством. В Хвастовичском районе ими совместно с работниками райотдела милиции было взято на учет 220 членов колхоза «Рассвет», в Кировском районе — 284 колхозника, Так, 21 сентября 1954 г. на имя председателя Калужского облисполкома поступила справка, подписанная начальником спецприемника управления милиции Москвы, в которой содержался список из 23 фамилий нищих, проживавших в Калужской области и задерживавшихся в Москве и Московской области за  попрошайничество «на углах оживленных улиц, вокзалов, станций метро, в электропоездах». Под номером один значился житель д.Воткино Хвастовичского района, задержанный 22 августа 1954 г. со своим 12-летним внуком. К списку прилагались 9 фотоснимков задержанных нищих (ил. 2–4), в том числе один – из Хвастовичского района (ил. 1) [ГАКО. Ф. Р-883.

Оп. 19. Ед. хр. 218. Л. 63–65].

Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

ям ЦК КПСС и других органов» действие указа было распространено и на профнищих [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9. Ед. хр. 683.

Л. 14]. В течение 1956–1957 гг. за профнищенство и подделку официальных документов в районе к уголовной ответственности было привлечено несколько человек. В мае 1957 г. прокуратурой Кировского района две жительницы деревни Большие Желтоухи были привлечены по ст. 1 указа Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г. «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами», а также по части 1 ст. УК РСФСР. Женщин обвиняли в том, что они работали в колхозе не более 3–4 месяцев в году, а остальные 8–9 месяцев занимались профнищенством, используя справки на вымышленные фамилии, свидетельствовавшие, что их хозяйства целиком уничтожены пожаром. В 1956 г. во время сбора подаяния они были задержаны в Кадомском районе Рязанской области и доставлены в отделение милиции одним из местных жителей.

На допросах в Кадомском и Кировском районах женщины признали себя виновными, а кроме того изобличались несколькими свидетелями. Учитывая, что обе задержанные были трудоспособными членами колхоза им. Кутузова Мало-Песоченского сельсовета, имели дома, приусадебные участки площадью по 0,5 га, коров, по две свиньи, мелкий скот и птицу, Кировский районный суд приговорил каждую по ст. 1 указа от 23 июля 1951 г. за попрошайничество, уклонение от общественно-полезного труда и паразитический образ жизни к двум годам лишения свободы и пяти годам спецпоселения. Однако областной суд отменил этот приговор и направил дело на повторное рассмотрение, в результате которого по факту профессионального нищенства подсудимые были оправданы. Переквалифицировав «подделку выдаваемых государственными и общественными учреждениями документов», предполагавшую наказание до трех лет тюрьмы или до года исправительнотрудовых работ (часть 1 ст. 72 УК РСФСР), в «использование заведомо подложных документов» (часть 2 ст. 72 УК РСФСР), суд приговорил каждую из обвиняемых к полугоду исправительно-трудовых работ в колхозе. Основанием для отмены приговора за профнищенство стало «единичное» совершение преступления. Протест райпрокурора о неправомерности такой переквалификации состава преступления в расчет принят не был [ГАДНИКО. Ф. 55. Оп. 9. Ед. хр. 683. Л. 9–12; На «краю»

И прокурор Кировского района, и начальник районного отдела милиции в середине июля 1957 г. направили первому секретарю Калужского обкома КПСС С.О. Постовалову справки, в которых протестовали против подобного исхода дела, «не способствующего борьбе с таким распространенным видом Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

Однако, несмотря на все предпринимавшиеся меры, полностью прекратить занятие нищенством не удавалось. Сотрудник Калужского областного отдела радиоинформации, проверявший в середине 1956 г. состояние культпросветработы в с. Воткино, сообщал в докладной записке по итогам поездки в Хвастовичский район заместителю начальника областного управлении культуры, что выезды колхозников за пределы района продолжаются, хотя и сократились. Так, если за январь-май 1955 г. сельсоветом было зарегистрировано 142 выезда «без разрешения правления колхоза», то за тот же период 1956 г. — 42. В июле 1956 г. в Москву из колхоза отправилась большая группа школьников 5–7 классов, пробывшая там 15–20 дней и вернувшаяся в колхоз с «ценными покупками», в числе которых были велосипеды и гармони. Принятое в декабре 1955 г.

постановление общего собрания членов колхоза об ужесточении ответственности за профнищенство, вплоть до выселения из колхоза, на практике не применялось. Причиной этого, по мнению проверяющего, была «круговая порука» в колхозе.

«В разговоре со многими жителями села Воткино, рядовыми колхозниками, нельзя установить точно факта профессионального нищенства. Все, словно сговорившись, наотрез отрицают этот факт и заявляют: “Разве нельзя поехать на консультацию в клинику или в гости к родным и знакомым или приобрести необходимые вещи?” и т.д.», — писал он в докладной записке, предлагая сочетать «дальнейшее усиление культурнопросветительской работы и радиофикации населенных пунктов» с применением против «наиболее злостных профессиональных нищих мер судебно-административного характера»

Поскольку предложения о массовом выселении якуталов постоянно отклонялись, местные власти вынуждены были изменить тактику решения этой проблемы. Поводом направлять в центральные инстанции новые ходатайства о применении радикальных мер к профнищим служили заявления, в том числе анонимные, которые регулярно поступали в областные органы власти и в Москву. Не исключено, что часть из них могла быть инспирирована районным и областным руководством.

10 июня 1953 г. секретарь парторганизации колхоза «Рассвет»

и председатель Воткинского сельсовета направили председателю СМ РСФСР А.М. Пузанову письмо, в котором жаловались на непрекращающееся нищенство населения и волокиту с выполнением предусмотренных постановлением от 31 декабря 1952 г. мер по строительству в сельсовете семилетней школы, сельского клуба, сельмага, больницы и радиоузла, а также с приобретением двух автомашин, которые колхоз не выкупал из-за отсутствия средств. Как и в 1952 г., в летнюю страду Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

ЦК КПСС по РСФСР, который переслал его на имя первого секретаря Калужского обкома КПСС С.О. Постовалова. Как видно, в Москве не сразу решили, какой орган власти должен решать подобные вопросы. Авторы письма жаловались на безрезультатность их собственных усилий и усилий районного руководства по ликвидации нищенства. Как и ранее, хозяйство колхоза находилось в плачевном состоянии. Не имелось ни одного типового животноводческого помещения. В качестве тягловой силы колхоз располагал всего десятью лошадьми.

Общественное поголовье насчитывало 74 головы крупного рогатого скота, 30 свиней и 15 овец. Задолженность государству по ранее полученным ссудам составляла 100 тыс. руб., а также 60 т зерна. При наличии около 400 трудоспособных колхозников в общественном хозяйстве трудилось не более 80 чел. Половина из 250 дворов колхозников стояла без присмотра, так как их хозяева «уехали заниматься профнищенством». Председатель и парторг просили вождей «разработать отдельные мероприятия по борьбе с профнищенством с принятием самых суровых мер к отдельным хозяйствам, вплоть до выселения из пределов области, или оказать помощь в поднятии материального уровня колхозников», выделив средства на приобретение автомашины и строительство животноводческих помещений. В качестве еще одной формы борьбы с профнищенством предлагалось «организовать совхозы», так как «вся идеологическая работа, которая проводилась 14 лет по борьбе с профнищенством, осталась безрезультатной» [ГАДНИКО. Ф. 55.

На этом фоне совершенно несвоевременными выглядели письма якуталов, выселенных в конце 1940-х гг. по указу Президиума ВС СССР от 2 июня 1948 г. и ходатайствовавших перед РИКами о досрочном возращении в родные места, которые начали поступать в Киров и Хвастовичи в середине 1950-х гг. Так, женщина, выселенная в 1950 г. из деревни Воткино, отбыв четыре года девять месяцев ссылки, просила Хвастовичский РИК «вернуть ее досрочно в свой колхоз». Из Алдановского района Якутской АССР она писала: «Конечно, я беру всю вину на себя, ничего грамотно не понимала, что к чему меня впоследствии сейчас работала честно и добросовестно, не покладая своих рук, на благо своей советской родины и на укрепление и развитие сельского хозяйства» [ГАКО. Ф. Р-3032. Оп. 3. Ед. хр. 9.

Призывы калужского руководства ликвидировать профнищенство, выселив якуталов, не остались без ответа. Они вписывались в общее направление политики в отношении социальных Игорь Кометчиков. Традиция якутальства как грань «социального иммунитета» калужской деревни...

ный, паразитический образ жизни, злостно уклоняющиеся от общественно полезного труда, а также живущие на нетрудовые доходы», и предусматривал: для трудоспособных — ссылку на срок от двух до пяти лет по общественному приговору с обязательным трудоустройством в месте ссылки или предупреждение, для нетрудоспособных бродяг и нищих, уклоняющихся от помещения в дома инвалидов, — помещение в принудительном порядке в дома инвалидов закрытого типа по решению исполкомов местных Советов [На «краю» 2010: 550–551].

На местах было организовано его обсуждение.



Pages:     || 2 |


Похожие работы:

«легкость и изысканность Декоративная минеральная косметика www.eraminerals.com made in USA Дорогие друзья! Dear friends! Поздравляю вас с началом работы фестиваля, I congratulate you on the start of the festival собравшего в Сочи как хорошо известных, так which has brought both well-known and beginning и начинающих кинематографистов. cinematographers to Sochi. Ваш ежегодный кинофорум стал заметным Your annual film-forum has become an important культурным событием и запоминающимся cultural event...»

«БУК Областная библиотека для детей и юношества Школа библиотечного мастерства Духовно-нравственное воспитание детей и юношества Третье виртуальное занятие (Школа-2012) Форум Школы-2012 Духовно-нравственное воспитание детей и юношества На форуме Духовно-нравственное воспитание детей и юношества за время проведения третьего виртуального занятия – с 1 по 10 ноября 2012 года - оставлено 86 сообщений. Вопросы для обсуждения на форуме Школа-2012 1. Классическая и современная художественная литература...»

«Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук 1. Авиакосмическая и экологическая медицина 2. Авиакосмическое приборостроение 3. Авиационная промышленность 4. Авиационные материалы и технологии 5. АвтоГазоЗаправочный Комплекс плюс Альтернативное топливо 6. Автоматизация в промышленности 7. Автоматизация и современные технологии 8. Автоматизация процессов...»

«Общероссийская общественная организация инвалидов вследствие психических расстройств и их родственников Новые возможности Шестое межрегиональное совещание 7 12 апреля Москва, 2008 Содержание 1.Здравствуйте, Новые возможности........................................5 2. Новые возможности психиатрической помощи.............................21 3. Ученью – свет.......................................»

«Главные новости дня 29 ноября 2013 Мониторинг СМИ | 29 ноября 2013 года Содержание ЭКСПОЦЕНТР 29.11.2013 Вечерняя Москва (утренний выпуск) Бронзовый царь и золотая люстра.7  Краснопресненская наб., 14 ЦВК Экспоцентр 29.11.2013 Вотпуск. ру. Новости портала MITT 2014 – отработай по полной! Среди субботних посетителей также может быть много потенциальных корпоративных клиентов, - считает Наталья Андронова, генеральный директор Атлантис Лайн. Напомним, что 21 Международная выставка MITT /...»

«АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЕ ОРИЕНТИРЫ РОССИИ ПОСЛЕ САММИТА АТЭС ВО ВЛАДИВОСТОКЕ К ИТОГАМ ВТОРОГО АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО ФОРУМА №8 2013 г. Российский совет по международным делам Москва 2013 г. УДК 327(470:5) ББК 66.4(2Рос),9(59:94) А35 Российский совет по международным делам Редакционная коллегия Главный редактор: докт. ист. наук, член-корр. РАН И.С. Иванов Члены коллегии: докт. ист. наук, член-корр. РАН И.С. Иванов (председатель); докт. ист. наук, акад. РАН В.Г. Барановский; докт. ист. наук, акад....»

«Ваш надежный Организация по привлечению инвестиций и партнер продвижению экспорта Молдовы (MIEPO) Организация по привлечению инвестиций и продвижению экспорта Молдовы (MIEPO – Moldovan Investment and Export Promotion Organization) является государственной структурой, координируемой Министерством экономики Республики Молдова. MIEPO является надежным партнером для всех потенциальных инвесторов и импортеров молдавской продукции. MIEPO была создана согласно Постановлению Правительства № 105 от...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ ГБУК САХАЛИНСКАя ОБЛАСТНАя УНИВЕРСАЛЬНАя НАУчНАя БИБЛИОТЕКА ОТдЕЛ КРАЕВЕдЕНИя КАЛЕНдАРЬ знаменательных и памятных дат по Сахалинской области на 2014 год Южно-Сахалинск 2013 ББК 92.5 (2Рос-4Сах) К 17 Календарь знаменательных и памятных дат по Сахалинской области на 2014 год / Сахалин. обл. универс. науч. б-ка, Отд. краеведения ; сост. Н. Н. Толстякова ; ред. Г. М. Нефёдова. – Южно-Сахалинск : ГУП Сахалинская областная типография, 2013. – 268 с. : ил....»

«Изложение собственной методической системы в публикациях (за последние 5 лет) годы Муниципальный уровень Публикации на сайте МАУ ЗАТО Северск Ресурсный центр образования в 2009 – разделе ЕГЭ и ГИА. Тренажеры ЕГЭ http://center-edu.ssti.ru/egTrenager.php 2011 Тесты-тренажеры по ботанике (ЧастьА и ЧастьВ) 20.03.09 Тесты-тренажеры по зоологии (ЧастьА и ЧастьВ) 31.03.09 Тесты-тренажеры по анатомии (ЧастьА и ЧастьВ) 02.04.09 Тесты-тренажеры для подготовки к ЕГЭ по биологии 10.11.10 Тесты для...»

«ааааа.рф аааа.рф аанг.рф аарон ­авто.рф абажур.рф абакан ­автоматизация.рф абакана.рф абакан ­карта.рф абакан ­наутилус.рф абаков.рф абак.рф абактал ­инструкция.рф абактал.рф абап.рф абарис.рф аббревиатура.рф абб.рф абвгд.рф абвер.рф абдоминопластика.рф абд.рф абдулманов.рф абдулов ­александр.рф абзац.рф абик.рф абирег.рф абисофт.рф абиссинская ­кошка.рф абитранс.рф абитуриент.рф абком.рф...»

«1 С.Г.ЛУЗЯНИН, зам. директора ИДВ РАН, Руководитель Центра стратегических проблем СВА и ШОС, д.и.н., профессор Евразийская политика России. Глобальные вопросы развития в российской и китайской проекциях 1 Евразийский контекст внешней политики России в широком смысле слова связан с поиском оптимальной парадигмы отношений с большими и малыми странами Центральной, Южной Азии, Среднего Востока и СевероВосточной Азии, развитием интеграционного, экономического и военнополитического сотрудничества....»

«Форум пока без названия Форумы сайтов lugovsa.net => Иврит => Тема начата: андрей от Август 09, 2004, 02:00:30 pm Название: И снова про иврит -:) Отправлено: андрей от Август 09, 2004, 02:00:30 pm Да, далеко мы ушли в своих скитаниях на пробе воды. Хотя тему идиша закрывать пока рановато - думаю, мы еще обсудим этот замечательный язык. И тем не менее, возвращаясь к ивриту. Мы остановились на тонкостях произношения гласных звуков, Вы дали исчерпывающее описание этой темы, я схватился за голову,...»

«Молодежное саМоуправление в россии: организационно-правовые основы форМирования и практика работы Ростов-на-Дону 2013 ББК Х 620.323.1 УДК 342.8 Молодежное самоуправление в России: организационно-правовые основы формирования и практика работы Автор: Юсов С.В. – Заслуженный юрист Российской Федерации, к.ю.н., Председатель избирательной комиссии Ростовской области Научный редактор-составитель Шевелева Е.В. Книга обобщает опыт создания и деятельность органов молодежного самоуправления в России, в...»

«Одноклассники97.ru 1 № 3. МАЙ 2012 Периодическое печатное издание МОУ Средняя общеобразовательная школа № 97 Сегодня в номере: Народный календарь Воспоминания о Европе АДОО КО Молодежь 42 Слово редактора Стр. 2-3 Стр. 4 Стр. 1 Форум “Найди свое дело и будь Школьная форма Сохраним мир птиц лучшим!” Стр. 7 Стр. 5 Стр. 6 Я помню, я горжусь Край, в котором мы живем Пионерия Социальная акция по сбору макулатуры Вторая жизнь Стр. 8-9 Стр. 10- Стр. 12- Одноклассники97.ru НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ Слово...»

«ВЕСТНИК РОИИ Информационное издание Межрегиональной общественной организации содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности Общество интеллектуальной истории № 29, 2014 Электронную версию всех номеров Вестника РОИИ можно найти на сайте РОИИ по адресу: http://roii.ru Поздравляем! Могильницкого Бориса Георгиевича (Томское отделение РОИИ) С 80-летием! Дорогой Борис Георгиевич! Мы высоко ценим Вас – замечательного ученого, внесшего серьезный вклад в научные исследования. Ваши...»

«E-tools of the Aarhus Convention Урановые хвостохранилища в Центральной Азии: местные проблемы, региональные последствия, глобальное решение Результаты региональной электронной дискуссии Сети CARNet www.uranium.carnet.kg Женева 2009 Урановые хвостохранилища ЦА: примеры несанкционированного использования урановых хвостохранилищ местным населением (из опроса на форуме электронной дискуссии): 1. Большое по площади хвостохранилище в Сумсаре (недалеко от Шекофтара) используется местными жителями в...»

«3 ИССЛЕДОВАНИЯ Антонина Липатова К вопросу о вариативности фольклорного текста В работе Фольклор и народная культура Б.Н. Путилов писал о том, что фольклорная традиционная культура в своем конкретном наполнении всегда региональна и локальна. Ее естественная, нормальная жизнь повязана с жизнью определенного, ограниченного теми или иными рамками коллектива, включена в его деятельность, необходима ему и регулируется характерными для него социально-бытовыми нормами [Путилов 2003: 156]. К.В. Чистов...»

«Донецкий национальный технический университет №10 ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (178) 2013 г. Информационный бюллетень ВИЗИТ ПОСЛА НИГЕРИИ В ДОННТУ 22 октября ДонНТУ посетил Чрезвычайный и Полномочный Посол Федеративной Республики Нигерии в Украине господин Френк Нгози Иссох в сопровождении представителей посольства. В ходе визита состоялись встреча господина Посла с руководством института. Во время встречи ректор А.А.Минаев рассказал высокому гостю об университете, условиях обучения и...»

«Дорогие коллеги! Специалисты Научно-исследовательского центра развития ББК (НИЦ ББК) РГБ, отвечающие на Ваши вопросы по систематизации на Форуме ЛИБНЕТа, вновь обращаются к Вам, систематизаторам СКБР. Библиотеки страны продолжают осваивать Средние таблицы ББК. В издательстве ООО Либерея (Веб-сайт www.liber.ru) вышли из печати и должны быть в каждой библиотеке следующие выпуски: Библиотечно-библиографическая классификация : Средние таблицы : Вып. 1. 60/63 С/Т Социальные науки в целом....»

«Доклад заведующего отдела по делам молодежи, физкультуры и спорта администрации МР Сухиничский район об итогах работы по развитию молодежной политики, физической культуры и спорта за 2013 год и планах на 2014 год 15.01.2014 г. Малый зал администрации 15-00 час. Добрый день, уважаемые коллеги, Анатолий Дмитриевич! Мы пригласили сегодня всех, с кем работаем и с кем вместе строим молодежную политику на муниципальном уровне: заведующие отделами администрации, заместители по воспитательной работе...»






 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.