WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ ФОРУМ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, НАКАЗАНИЕ, ИСПРАВЛЕНИЕ (к 20-летию принятия Конституции Российской Федерации) Сборник тезисов выступлений участников мероприятий форума 5–6 декабря 2013 г. Рязань 2013 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Уголовно-исполнительные инспекции ведут учет осужденных; разъясняют им порядок и условия отбывания наказания; согласовывают с органами местного самоуправления перечень объектов, на которых осужденные отбывают обязательные работы; контролируют поведение осужденных; ведут суммарный учет отработанного осужденными времени.

На каждого осужденного заводится учетная карточка, в которой ведется учет отработанного им времени и нарушений трудовой дисциплины. В день явки в инспекцию с осужденным проводится беседа, в ходе которой ему разъясняются порядок и условия отбывания наказания, его права и обязанности, уточняются и проверяются анкетные данные, устанавливаются сведения, имеющие значение для осуществления контроля за его поведением. По окончании беседы у осужденного отбирается подписка и ему выдается предписание для отбывания обязательных работ.

См.: Об утверждении положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности: постановление Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 729 (ред. от 23.04.2012) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 25. Ст. 2947.

При определении вида обязательных работ и объекта, на котором они отбываются, учитываются место жительства, график основной работы и (или) учебы, состояние здоровья, возрастные особенности и профессиональные навыки осужденного. Инспекция направляет в организацию, где осужденный будет отбывать наказание, копию приговора (определения, постановления) суда и извещение.

Контроль за явкой осужденного в организацию по вопросу привлечения к общественно полезным работам осуществляется инспекцией ежедневно путем получения информации с использованием средств связи, о чем делается отметка в учетной карточке. При необходимости посещается организация и составляется справка.

Осужденные к обязательным работам обязаны: соблюдать правила внутреннего распорядка организаций, в которых они отбывают обязательные работы, добросовестно относиться к труду; работать на определяемых для них объектах и отработать установленный судом срок обязательных работ;

ставить в известность уголовно-исполнительную инспекцию об изменении места жительства, а также являться по ее вызову.

Из данной нормы вытекает, что осужденный имеет право без согласования с уголовноисполнительной инспекцией изменить место жительства и оставляет за ним обязанность только сообщить об этом последней. В свою очередь инспекция передает все необходимые документы в инспекцию по новому месту жительства осужденного.

Часть 2 ст. 26 УИК РФ устанавливает правоограничение в отношении осужденного к обязательным работам, согласно данной норме предоставление осужденному очередного ежегодного отпуска по основному месту работы не приостанавливает исполнение наказания в виде обязательных работ. То есть осужденный по своему желанию не может воспользоваться правом выбора места проведения отпуска, а должен его проводить в месте своего жительства, поскольку в ином случае может наступить ответственность, предусмотренная ст. 29 УИК РФ.

В случаях тяжелой болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, либо признания его инвалидом первой группы осужденный вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении его от дальнейшего отбывания наказания. В случае наступления беременности женщина, осужденная к обязательным работам, вправе обратиться в суд с ходатайством об отсрочке ей отбывания наказания со дня предоставления отпуска по беременности и родам. Инспекция разъясняет осужденному его право на обращение в суд с ходатайством, при необходимости оказывает ему помощь в подготовке ходатайства в суд.

В рамках рассматриваемого вопроса необходимо обратить внимание на отдельные проблемные моменты.

Действующим уголовным и уголовно-исполнительным законодательством не регламентируется ситуация, когда осужденный к обязательным работам достигает пенсионного возраста в период отбывания наказания. В случае если он продолжает основную работу, то никаких проблем не возникает. Однако если осужденный по достижении пенсионного возраста решит прекратить трудовую деятельность, то будет нарушено одно из условий отбывания обязательных работ, а именно их выполнение в свободное от основной работы время.

Другая проблема заключается в том, что уголовно-исполнительным законодательством не регламентируется ситуация, когда осужденная к обязательным работам в период предоставленной, на основании ч. 3.1 ст. 26 УИК РФ, ей отсрочки отбывания наказания родит ребенка. Согласно ч. 4 ст. УК РФ обязательные работы не назначаются женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет.

В соответствии же со ст. 256 ТК РФ по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Таким образом, фактически, в этот период отбывать наказание в виде обязательных работ она не может, поскольку не работает, а обязательные работы отбываются в свободное от основной работы время. Отсрочка же на три года, сохраняющая состояние судимости, в данном случае не целесообразна. В данной ситуации, думается, было бы разумным поставить перед судом вопрос об освобождении женщины, родившей ребенка от дальнейшего отбывания данного вида наказания. Однако и первая, и вторая проблема для своего разрешения требуют соответствующей законодательной регламентации.

О ЗАПРЕТАХ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ

Запреты имеют свою историю, начало которой относится к их возникновению в религиознообрядной сфере. Запреты и в настоящее время образуют прочную ткань регламентации многих сфер общественной науки, с появлением государства они стали правовыми и нормой регулирования общественных отношений. Это в полной мере относится и к сфере уголовно-исполнительных правоотношений.



Само нормирование исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права исторически происходило так, что сначала в значительной степени формировались запреты.

Перемены в уголовной и уголовно-исполнительной политике наполнят уголовное и уголовноисполнительное законодательство новым содержанием, высвечивают их основные постулаты с иных сторон и таким образом и приводят к формированию уголовно-исполнительного права нового облика. Это обстоятельство не может актуализировать проблему запретов в плане общей теории уголовноисполнительного права. В ней общетеоретическая конструкция правовых запретов получает свое конкретизированное нормативное закрепление. Для него они имеют особую ценность, так как запрещающие нормы здесь занимают значительное место.

Отношения в сфере исполнения наказаний характеризуются нестабильным правопорядком, ростом преступлений. Необходима адекватная реакция государства на до преступное поведение осужденных. Эта реакция выражается в том числе в правовых запретах деяний, способствующих совершению преступлений и иных правонарушений в периодотбывания наказаний.

Запреты в уголовно-исполнительном праве «представляют собой сложное явление, относительно предназначения, функций и форм выражения, которые не получили достаточного научного освещения. Остаются не исследованными социальные условия, связывающие потребность в установлении уголовно-исполнительных запретов. Необходим анализ взаимосвязи запретов с дозволениями, разрешениями и обязанностями.

Предварительный анализ запретов, содержащихся в уголовно-исполнительном законодательстве, свидетельствует, что в нем превалируют запреты в отношении противоправных деяний. Каков характер этих запретов? Являются ли они абсолютными и эффективными. Требуется классификационный анализ запретов, установленных УИК РФ, других законах и нормативно – правовых актах в рассматриваемой сфере. Уголовно-исполнительные запреты, занимающие значимое место в исправительном процессе, пока не получили обстоятельной разработки.

Существующие уголовно-исполнительные запреты не всегда соответствуют нравственным.

Правовые запреты действуют только тогда когда они обеспечены соответствующими, соразмерными санкциями. Имеют место и прямо противоположные примеры установления несоразмерно больших санкций за нарушение несуществующих запретов или запретов, о которых осужденный не знает в силу объективных обстоятельств, например, если они установлены в нормативно-правовых актах, имеющих ограничительный гриф.

Еще одна проблема применения запретов в уголовно-исполнительном праве связана с обеспечением их реализации соответствующими механизмами. Можно привести примеры, когда соблюдение установленных законодательством запретов нет возможности проконтролировать.

Запреты мощное, но вместе с тем не единственный способ правового регулирования при исполнений наказаний. Поэтому применять их следует дозированно с учетом накопленного опыта, научных возможных последствий и с обязательным мониторингом состояния регулируемых уголовноисполнительных отношений.

Систематический анализ общетеоретической и специальной литературы, уголовноисполнительного законодательства дает основанию автору сделать следующие выводы:

Запреты в сфере регулирования отношений при исполнении наказаний являются значительными.

Они имеют своим назначением обеспечение реализации целей уголовного наказания.

Запреты должны быть исполнимыми, формироваться в виде четких и определенных правовых норм, устанавливающих обязанность воздерживаться от совершения определенных действий под угрозой применения дисциплинарной или иной ответственности.

Необходимость уголовно-исполнительных запретов обуславливается деликтолизацией в сфере исполнения уголовных наказаний, т. е. законодательным нормативным правовым признанием определенных деяний правонарушениями.

Определяющим в правовом регулировании применении запретов в сфере исполнении наказаний выступают обеспечение их практичного соблюдения.

Необходим практический анализ существующих запретов в системе исполнения наказаний, практики их соблюдения осужденным и персоналом учреждений и органов, исполняющих наказание.

Теоретические знания о запретах в уголовно-исполнительном праве могут быть использованы при:

а) определении общего направления развития уголовно-исполнительного законодательства;

б) выработке концепций нормативных актов о внесении изменений в УИК РФ и другие законы;

в) совершенствование практики применения законодательства о запретах и усилении контроля за его соблюдением.

ВИДЫ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ НА ОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК:

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ

Впервые понятие наказания в виде лишения свободы на определенный срок было закреплено в ч. ст. 56 Уголовный кодекс РФ 1996 г. Под ним понимается изоляция осужденного от общества. Вместе с тем, законодатель разграничил его на виды по характеру и степени изоляции, указав на способы изоляции осужденных1. Таких характерных способов изоляции осужденных законодатель выделил два.

Первый вид лишения свободы предусматривает изоляция осужденных, обеспечиваемую путем направления осужденных в колонию-поселение (ч. 1 ст. 56 УК РФ). Данный вид учреждения предназначен для содержания осужденных за преступления, совершенные по неосторожности, а также лиц, осужденных к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы (ч. 1 ст. 58 УК РФ), а также положительно характеризующихся осужденных, переведенных из колоний общего и строгого режима в порядке, предусмотренном ст. 78 УИК РФ.

Сам характер изоляции осужденных к лишению свободы в колониях-поселениях отражен в нормах уголовно-исполнительного законодательства. В этом виде учреждений отсутствует военизированная охрана, но осужденные находятся под надзором администрации учреждения. В часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения, с разрешения администрации учреждения могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением. Они вправе носить гражданскую одежду, иметь при себе деньги и ценные вещи, пользоваться деньгами без ограничения; получать посылки, передачи и бандероли, иметь свидания без ограничения их количества.

В колонии-поселении они проживают, как правило, в специально предназначенных для них общежитиях. Осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади, находящейся в пределах колонии-поселения или муниципального образования, на территории которого расположено учреждение (ч. 1 ст. 129 УИК РФ).

Тем самым, изоляция осужденных данной категории является не типичной для исправительных учреждений и имеет организационно-предупредительный (исполнительных) характер. Такой ослабленный режим изоляции делает возможным их широкое исправительное социальное участие и личное позитивное проявление в обществе. Как осужденные к лишению свободы они обособляются в специальную категорию поднадзорных лиц в определенном месте (местности) и конкретном специализированном исправительном учреждении. На них распространяется правовой статус лиц, отбыСм.: Маликов Б.З., Маковик Р.С., Бессараб Н.Р. Изоляция личности – правовая категория и форма государственного принуждения: монография / под ред. Б.З. Маликова. Самара, 2006. С. 62.

вающих лишение свободы в исправительных учреждениях за исключением тех положений, которые касаются характера и степени их изоляции. Отличительной чертой организации изоляции осужденных в колонии-поселении является то, что в силу своего исправления и отсутствия общественной опасности они не нуждаются в более строгой изоляции от общества.

Второй и типичный вид лишения свободы на определенный срок представляет собой изоляцию осужденного от общества путем его помещения в воспитательную колонию, лечебно-исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого и особого режима, либо в тюрьму (ч. 1 ст. 56 УК РФ).

Под понятием «помещением» осужденного в исправительное учреждение законодатель понимает принуждение в форме заключения – достаточно высокую степень ограничения свободы: обеспечение военизированного принуждения в форме конвоирования и охраны; удаление из обычной среды обитания (общества, семьи), нередко это сопряжено и с удалением с постоянного места жительства;

водворение в конкретное исправительное учреждение, отряд осужденных (камеру), установление специального порядка перемещения по территории учреждения, наличие строгого дисциплинарного порядка обеспечения режима отбывания наказания.

Исправительные учреждения для обеспечения типичной изоляции осужденных к лишению свободы представляют собой специально технически оборудованные сооружения (ст. 83 УИК РФ).

В силу того, что осужденные, помещаемые в типичные по характеру изоляции исправительные учреждения, сохраняют общественную опасность, то организационно-режимными формами их изоляции от общества являются: военизированное конвоирование осужденных (ст. 76 УИК РФ); охрана исправительных учреждении и осужденных; возможность применения к ним физической силы, спецсредств и оружия (ст. 86 УИК РФ).

Законодательное закрепление двух видов лишения свободы на определенный срок позволяет дифференцировать применение степени изоляции к осужденным к данному наказанию, снизить возможность негативного воздействия среды осужденных в типичных по характеру изоляции исправительных учреждениях за счет путем направления их в колонию-поселение, сохранить социальнополезные связи и отношения осужденным, находящимся под надзором колонии-поселения, как стимул и благоприятный социальный формат для исправления и дальнейшей благополучной организации личной жизни.

Институт изменения вида исправительного учреждения в значительной мере выстроен благодаря наличию двух видов данного наказания (п.п. «в» и «г» ч. 1, «б», «в» ч. 4, ч. 41 ст. 78 УИК РФ).

Двойственный характер лишения свободы на определенный срок имеет и свои негативные стороны.

Дело в том, что как вид наказания, он влечет ряд одинаковых правовых ограничений для разных категорий осужденных в зависимости от степени их общественной опасности, а также от характера их изоляции от общества. Осужденные, содержащиеся под надзором колоний-поселений, также ограничиваются в активном и пассивном избирательном праве согласно положению ч. 3 ст. 32 Конституции РФ.

После отбытия наказания в колонии-поселении, освобожденные лица, обретают правовые последствия, ранее отбывавших лишение свободы в исправительной колонии (ст. 74 УИК РФ), если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления1.

В настоящее время при сохранении высокого уровня преступности в ее структуре отмечается значительный удельный вес тяжких и особо тяжких видов преступлений, что не позволяет в применении действующей системы наказаний (ст. 44 УК РФ) значительно сократить численность осужденных к лишению свободы. Более того, институт лишения свободы с отбыванием наказания в колониипоселении также не позволяет сократить численность пенитенциарного социума. Также отбывание лишения свободы в колонии-поселении является одним из критериев для оценки рецидива преступлений и при наличии такового влечет назначение более строгого наказания за вновь совершенное преступление (ст.ст. 18, 63 УК РФ).

Поэтому законодательные меры депенализации практики применения наказаний пока не дали желаемого результата. В местах изоляции (исправительных учреждениях и следственных изоляторах) продолжает ежегодно содержаться в пределах 700 тыс. чел. (без учета их движения). В 128 колонияхпоселениях под надзором находится в пределах 40 тыс. осужденных2.

Известно, что Федеральным законом Российской Федерации от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ в систему наказаний и в санкции Уголовного кодекса РФ введен относительно новый вида наказания, – См.: О практике назначения судами видов исправительных учреждений: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. № 14 // Бюл. ВС РФ. 2002. № 1.

См.: http://fsin.su принудительные работы1. По нашему мнению, они также не обеспечат большей предпочтительности в судебной практике применения наказаний, в качестве альтернативы типичному лишению свободы.

Дело в том, принудительные работы, это «утяжеленный» дополнительными правоограничениями прежний вариант «ограничения свободы». Он же по правовой природе достаточно схож наказанием в виде лишения свободы с отбыванием его в колонии-поселении.

Тем самым законодатель вернул в правовую материю, организационную структуру ФСИН России и деятельность судов проблемы конкуренции наказаний, дублирование функционирования таких организационных форм исполнения наказаний как колонии-поселения и исправительные центры, расширил пределы усмотрения суда в применении наказаний и иных мер уголовно-правового характера.

Вместе с тем, указанным Федеральным законом ФЗ-420 ограничено применение лишения свободы за преступления небольшой тяжести, которые теперь составляют преступления с санкцией в Особенной части УК РФ до 3 лет лишения свободы. Наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному за данную категорию преступлений лишь лицам, впервые их совершивших, и только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 УК РФ, осужденным за преступления, предусмотренные частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 УК РФ, а также осужденным за преступления, в санкциях которых в УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания. Это означает, что отмеченный контингент осужденных будет осуждаться условно или ему будет назначаться лишение свободы с отбыванием в колониипоселении или принудительные работы. Осужденные за преступления средней тяжести будут в соответствии с нормами ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывать лишение свободы либо колонии-поселении, либо исправительной колонии общего режима, либо к ним будут применяться положения ч. 2 ст. 53-1 УК РФ о применении принудительных работ, либо ч. 1 ст. 73 УК РФ об условном осуждении.

Новый вид «ограничения свободы», как основной вид наказания предусмотрен санкциями 66 статей Уголовного кодекса РФ. Закон ввел ограничение свободы в качестве основного вида наказания еще в 21 статью УК РФ и как дополнительный вид наказания – в 22 статьи УК РФ. По расчетам ФСИН России этот вид наказания должен был снизить бремя расходов государства за счет осуждения к нему в пределах свыше 110 тысяч человек ежегодно. Как нам представляется, в данных расчетах, возможно, не учтено то, что по основаниям применения этот вид наказания будет конкурировать лишь с облегченной формой лишения свободы, отбываемого осужденными в колониях-поселениях.

Применение ограничения свободы и назначение осужденным отбывания лишения свободы в колониях-поселениях рассчитано на одну и ту же категорию осужденных за преступления небольшой и средней тяжести (ч. 2 ст. 53 и ч. 1 ст. 58 УК РФ).

Более того, применение судами принудительных работ вместо реального отбывания лишения свободы также предусматривается в основном за преступления небольшой и средней тяжести. Уголовный закон предусматривает возможность блокирования реального исполнения лишения свободы применением принудительных работ за тяжкие виды преступлений, но лицам впервые осуждаемым за совершение этой категории преступлений, на срок не свыше 5 лет (ч. 1 ст. 53-1 УК РФ).

Хотя принудительные работы, не влекут правоограничений, характерных для лишения свободы и последствий их отбывания, но по своей карательной суровости они превосходят лишение свободы с отбыванием их в колонии-поселении. Дело в том, что эта категория осужденных должна претерпевать ограничения материального порядка. Из их заработка по приговору суда должны производится удержания в доход государства от 5 до 20 процентов (ч. 5 ст. 531 УК РФ).

Как показывает практика исполнения и отбывания лишения свободы в колониях-поселениях контингент осужденных в этих учреждениях усложнился за счет увеличения среди них доли осужденных за умышленные преступления. Среди правонарушений в этом виде учреждений преобладают побеги и уклонения от отбывания наказания, совокупная доля которых составляет 83,4 %2. Проблема трудовой занятости в колониях-поселениях в полной мере не решена3.

Указанные сложности исполнения лишения свободы в колониях-поселениях могут проявиться и в деятельности исправительных центров, но еще с более обостренными негативами. Первая См.: О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон Российской Федерации от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ // Рос. газ. 9 декабря 2011 г. № 5654.

См.: Предупреждение преступлений и иных правонарушений в колониях-поселениях: учеб.-метод. пособие. М., 2007. С. 4, 5.

проблема будет связана с заработком осужденных. Рассчитывать на то, что он будет достаточно весомый, чтобы покрыть расходы по организации своего быта и проживания в исправительном центре, с учетом удержаний из заработной платы в доход государства, не приходится. Видимо, материальное бремя своего отбывания принудительных работ осужденный будет вынужден разделить со своей семьей. Отсутствие квалифицированной работы и заработка, несвоевременное трудоустройство осужденных, низкие заработки, удержания из заработка осужденных, – все это будет провоцировать последних на уклонение от отбывания наказания и побеги из исправительных центров.

Поэтому у определенной части осужденных будет некий смысл «поменять» принудительные работы на отбывание лишения свободы в колонии-поселении или, в крайнем случае, прийти туда через исправительную колонию общего режима.

Настоящий анализ проблем применения и исполнения двух видов лишения свободы с учетом последовательной ориентации на дальнейшую депенализацию в политике наказаний является, на наш взгляд, не совсем оправданной. Более того, есть смысл определиться в каком направлении следует направить судебную и уголовно-исполнительную практику. Мы полагаем, следует отказаться от наказания в виде лишения свободы без типичной изоляции осужденных от общества, а на базе исправительных колоний-поселений следует создать исправительные центры для исполнения принудительных работ.

К ВОПРОСУ О ПАСТЫРСКОМ СЛУЖЕНИИ

В ЖЕНСКИХ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ

Ни для кого сегодня не секрет, что в местах лишения свободы уже довольно продолжительное время осуществляют пастырскую работу представители различных религиозных организаций. Ввиду того, что большинство лиц, содержащихся под стражей и отбывающих наказание в виде лишения свободы в России, являются приверженцами православной веры, то наиболее тесно сотрудничество уголовно-исполнительной системы ведется с Русской православной церковью. Православное духовенство осуществляет свою деятельность в различных видах исправительных учреждений: мужские колонии, воспитательные колонии, колонии для лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы, при этом пастырство в каждом из этих видов учреждений имеет свои особенности. В рамках данной статьи будут рассмотрены особенности душепопечения в исправительных колониях, где отбывают наказание осужденные женщины. Автором была проведена беседа со священником отцом Александром Лебедевым, окормляющим прихожан колонии ИК № 1 УФСИН России по Вологодской области, расположенной в г. Вологде и где отбывают наказание осужденные женщины. Данные, полученные в результате беседы, и были положены в основу данной статьи.

По сравнению с мужчинами, для которых осуждение может быть неким жизненным этапом, чаще всего воспринимаемым как случившаяся беда, для женщины осуждение – это трагедия, часто ощущаемая как необратимая. Осужденная женщина крайне одинока: муж (или сожитель) ее почти никогда не ждет дольше полутора-двух лет, шансы на создание семьи уходят с каждым днем и по причине возраста, который очень болезненно ощущается женщинами, и потому, что женщина с тюремным прошлым заинтересует, пожалуй, лишь определенный круг мужчин, которых никак не представишь себе в качестве семьянинов.

Для женщины тюрьма – это отрыв от семьи, от детей, от подруг, возвращение из тюрьмы даже в свою семью – эти никогда не есть возвращение к прежним отношениям, чаще – к новым проблемам. Женщину в колонии редко навещают, гораздо реже, чем мужчин. Все или почти все друзья уходят в прошлое безвозвратно. Итак, у женщины нет ни прошлого, ни будущего. Ей остается одно – настоящее, то есть тюрьма. Осужденная женщина, по мнению отца Александра, пропитывается тюрьмой намного глубже, чем мужчина, что чувствуется и после освобождения. Многие из освобождающихся женщин, вместо того, чтобы обживаться в новом мире, ищут себе подобных и держатся друг за друга, зачастую живут, а если повезет, то и работают вместе. Кстати, работу освободившейся женщине найти сложнее, чем мужчине, а уж хорошую работу – и подавно. Пессимистичная картина.

Она усугубляется переживаниями по поводу своего прошлого: либо человека грызет чувство вины, либо – чувство злобы – и то, и другое вне покаянной перспективы разрушительно действует на психику.

В 2012 году из 643-х осужденных, содержащихся в ИК-1, у 139-и были психические расстройства. Это 16,5 % женщин (в мужских колониях этот показатель колеблется от 4,5 % до 9 %), если к ним приплюсовать тех, кто находится в пограничном состоянии: депрессивном, истеричном, апатичном, то можно смело умножать показатель психически нездоровых женщин в 2,5–3 раза. Можно с уверенностью говорить о том, что почти каждая (за редким исключением) осужденная женщина году на третьем отбывания срока наказания регулярно посещает психиатра и регулярно же для профилактики у него пролечивается. На этом фоне осужденные, постоянно поддерживающие связь с храмом, надо сказать, выглядят выигрышно: среди них гораздо меньше истеричек, чем в общей массе, но время от времени и у женщин, посещающих храм, случаются эмоциональные срывы.

Необходимо отметить, что в женских колониях, по крайней мере, в ИК-1, «понятий» и кастовой системы, как у мужчин, нет. С одной стороны, это хорошо: возможен некий прогресс статуса осужденного в тюремном социуме, нет категории людей, по отношению к которой допустимо и невозбраняемо (а иногда – и обязательно) унижение и насилие. В этом отношении климат в женских колониях мягче. С другой стороны, кастовая система дает какую-то определенность, понятность, систему построения взаимоотношений, а её отсутствие привносит элемент анархии, который временами в колонии ощущается.

Кроме того, женщины, как известно, более эмоциональны, чем мужчины, и менее, чем мужчины, способны эмоции свои скрывать. Отсюда повышенная сварливость, большое число мелких бытовых конфликтов, несоизмеримо раздутая реакция по пустяковым поводам. Добавим ко всему этому женское непостоянство – и картина женской тюремной паствы крупными мазками набросана.

Итак, какими же должны быть качества пастыря, осуществляющего окормление в женской колонии? Отец Александр выделяет следующие. Во-первых, – у такого пастыря должно быть желание заниматься своей деятельностью. Целеустремленность, пожалуй, одно из самых главных качеств, предопределяющих успех в любой деятельности. Во-вторых – уравновешенность, неподатливость на внушения, отсутствие экзальтированности, придыхания, излишней впечатлительности. В-третьих – искренность, отсутствие заученной позиции, какого-то шаблона в отношении к группам людей. Все шаблонное, искусственное, наигранное – фальшиво, ложно, а ложь не в почете нигде. И, наконец, в-четвертых, необходима личная вера в то, что говоришь и в то, что делаешь, иначе никого ни в чем убедить не получится, сколь из шкуры не лезь, говоря, что Бог есть и надо каяться. И наоборот: если некая внутренняя уверенность есть, то и ухищряться для того, чтобы отстаивать свою правоту не приходится, достаточно лишь обозначить позицию.

На начало деятельности отца Александра (2002 год) в колонии содержалось около полутора тысяч осужденных, сейчас (май 2013-го года) их 654 человека, и все равно лимит содержания осужденных превышен. Как видим, за одиннадцать лет количество осужденных сократилось вдвое. Среднее же количество осужденных, присутствующих на молебных чинах, в течение упомянутого времени росло, увеличиваясь на 10-15 % в год. В 2002 году привычной картиной было присутствие 10-ти, замечательно, если 20-ти осужденных, сейчас это количество колеблется между 20–50.

В начале своей деятельности в колонии отец Александр сталкивался, и не однократно, с мнением осужденных, что священник в колонии – ставленник администрации. Представляется, что эта ситуация характерна для большинства исправительных учреждений. Постепенно этот червь сомнений перестал точить души осужденных: в течение трех-четырех лет такого рода слухи утихли – позиция священника стала очевидна. Вторая волна некоего скепсиса была связана со строительством храма.

В отличие от многих мужских колоний, где строительство храма – дело преимущественно осужденных и их помощников с воли, в случае с ИК-1 храм строился по инициативе администрации, которая побуждала осужденных к участию в строительстве. В результате, в среде осужденных возникло ощущение, что храм – это своеобразный режимный объект. Это ощущение постепенно изживалось и теперь храм однозначно воспринимается осужденными как свой.

Этому помогла изначальная установка на максимальное привлечение осужденных к участию в храмовой жизни. Усилиями осужденных храм благоукрашался и благоукрашается, осужденные читают утренние и вечерние молитвы, в течение дня поддерживают храм в порядке. Особое внимание было уделено хору из числа осужденных: организация и поддержание его деятельности, конечно, дело хлопотное, но – принципиальное. В итоге сейчас имеется хор из шести-восьми певчих, которые поют все требы самостоятельно, а литургию (и даже архиерейскую службу) – под управлением регента из вольных. Хор стал самодостаточной системой: освобождающиеся заранее готовят себе смену, более опытные певчие проводят спевки с начинающими, чтецы тоже учат друг друга. Священнику остается только время от времени контролировать естественно текущий процесс.

По сделанным отцом Александром наблюдениям, большая часть прихожан ИК-1 – осужденные по тяжким статьям, отбывающие наказание за насильственные преступления. И понятно почему – «мальчики кровавые в глазах» спать не дают, так же понятно, почему в храме довольно редки осужденные, совершившие, к примеру, кражу – они на общем нравственном фоне колонии вполне могут чувствовать себя уютно. Еще один обильно представленный в храме разряд осужденных – согрешившие против 228-ой статьи Уголовного Кодекса. Этому факту отец Александр находит следующее объяснение: наркоманом зачастую становится человек, не удовлетворенный двухмерным взглядом на мир, ищущий иных, нематериальных, ценностей. К тому же опыт наркомана он склонен рассматривать как своего рода религиозный опыт, правда, со знаком минус. В таком случае человека можно переориентировать, и наркоману, на наш взгляд, проще прийти к вере, чем, допустим, безбожнику, вовсе не имеющему никакого религиозного опыта*.

Итак, подводя итог вышесказанному, можно заключить, что осуществление пастырской деятельности в исправительных колониях, где отбывают наказание осужденные женщины, в сравнении с другими видами исправительных учреждений, имеет свои особенности, и их нельзя не учитывать при организации взаимодействия с Федеральной службы исполнения наказаний с религиозными организациями, в целом.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРОИЗВОДСТВА

ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

В настоящее время органы и учреждения ФСИН России, как и многие другие федеральные органы исполнительной власти, наделены административно-юрисдикционными полномочиями. Производство по делам об административных правонарушениях является одним из основных видов юрисдикционных производств, осуществляемых в исправительных учреждениях.

Следует отметить, что деятельность сотрудников исправительных учреждений по выявлению и пресечению административных правонарушений выступает важным элементом обеспечения установленного режима функционирования учреждений.

Действующим законодательством порядок производства по делам об административных правонарушениях в ИУ регулируется нормами, которые содержатся в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях и которые устанавливают общие условия производства, порядок применения мер обеспечения; круг лиц, участвующих в производстве по делу; их права и обязанности; доказательства; порядок производства процессуальных действий 1. Однако, учитывая специфику производства дел по административным правонарушениям в рассматриваемой сфере, отдельные вопросы регулируются ведомственными нормативными актами, в частности, перечень предметов, запрещенных осужденным в учреждениях УИС, закреплен в Правилах внутреннего порядка, утвержденных приказами Минюста России по каждому виду исправительного учреждения 2. Также во исполнение положения ч. 2 ст. 27.3 КоАП РФ ФСИН России издан Приказ от 08.06.2009 № 246 «Об утверждении Перечня должностных лиц По материалам, полученным из беседы со священником Александром Лебедевым, окормляющим исправительное учреждение ИК-1 УФСИН России по Вологодской области.

См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.

См. напр.: Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовноисполнительной системы: приказ Минюста России от 06.10.2006 № 311 // Бюл. нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 44. 30.10.2006; Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений: приказ Минюста России от 03.11.2005 № 205 // Бюл. нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 47. 21.11.2005; Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы: приказ Минюста России от 14.10.2005 № 189 // Бюл. нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 46. 14.11.2005.

учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях»1.

Следует отметить, что данный приказ не отвечает реалиям сегодняшнего дня. В перечне должностных лиц подавляющее большинство составляют руководители центрального аппарата ФСИН России, территориальных органов и начальники учреждений. На практике же составлением административных протоколов в конкретных учреждениях занимаются оперативные дежурные, а всем административноюрисдикционным производством – сотрудники оперативного отдела, отделов охраны, безопасности. Полагаем, к категории должных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, также должны быть отнесены сотрудники указанных отделов. Кроме этого, в Перечне, утвержденном Приказом ФСИН России № 146, не учтены новые положения, внесенные в КоАП РФ, а именно то, что ч. 5 п. 5 ст. 28.3 предусматривает возможность составления протоколов об административных правонарушениях должностными лицами уголовно-исполнительной системы по ст.ст. 9.19, 17.7, 17.9 и ч. 1 20.25 КоАП РФ должностными лицами соответствующих органов. Полагаем, что Приказ ФСИН России № 246 в части полномочий должностных лиц УИС следует дополнить для устранения несоответствия действующему законодательству и объективной необходимости.

Наравне с полномочием по составлению протоколов за отдельные правонарушения должностные лица ИУ наделены и полномочиями по применению мер обеспечения производства и рассмотрению дел об административных правонарушениях. Это означает, что сотрудники учреждений являются полноправными субъектами производства по делам об административных правонарушениях, реализующими властными полномочиями. Однако следует заметить, что сотрудники могут выступать субъектами производства не на всех его стадиях, что установлено в нормах КоАП РФ и зависит от конкретных составов административных правонарушений.

Все составы административных правонарушений, в документировании которых могут принимать участие сотрудники ИУ, можно подразделить на две группы.

Первую группу составляют правонарушения, которые условно назовем общими, они могут быть совершены и в уголовно-исполнительной системе, и в других сферах жизнедеятельности общества. Данные составы предусмотрены ст. 9.19, ч. 1 ст. 19.3, ч 1 ст. 19.5, ст. 19.6, ст. 19.7, ст. 17.7, ст. 17.9, ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

Вторая группа включает правонарушения, характерные только для деятельности уголовноисполнительной системы. Соответственно их назовем специальным. К данной группе следует отнести два состава: «Неповиновение законному распоряжению сотрудника … органа или учреждения уголовноисполнительной системы» (ч. 2 ст. 19.3 КоАП РФ) и «Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания» (ст. 19.1 КоАП РФ).

При совершении правонарушений, входящих в первую выделенную группу, сотрудники ИУ наделены правом составлять протоколы об административных правонарушениях, применять соответствующие меры обеспечения, а по существу рассматривают дела судьи. Следовательно, в данном случае сотрудники выступают только на первой стадии производства – возбуждение дела.

Как уже было отмечено, для решения поставленных административным законодательством задач сотрудники ИУ при выявлении административных правонарушений могут применять меры обеспечения производства, а именно: доставление; административное задержание; личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице; изъятие вещей и документов; привод (ст. 27.1 КоАП РФ).

Ч. 2 ст. 27.3 КоАП РФ закрепляет положение, согласно которому конкретный перечень лиц, уполномоченных осуществлять административное задержание, устанавливается соответствующим федеральным органом власти. В настоящее время данный перечень применительно к УИС официально не установлен. Полагаем возможным внести соответствующие дополнения в Приказ ФСИН России № 246. Подобный опыт объединения в одном ведомственном акте перечня должностных лиц, правомочных и составлять протокол, и осуществлять административное задержание уже имеет место в ряде органов исполнительной власти2.

Об утверждении Перечня должностных лиц учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях: приказ ФСИН России от 08.06.2009 № 246 // Рос. газ. 2009. № 151.

См.: напр.: О полномочиях должностных лиц системы МВД России по составлению протоколов об административных правонарушениях и административному задержанию: приказ МВД России от 05.05. № 403 // Бюл. нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2012. № 36.

При совершении правонарушений второй группы сотрудники ИУ, помимо составления протокола и применения мер обеспечения производства, уполномочены рассматривать данные правонарушения, т. е. участвовать на второй стадии производства. Данной функцией наделены начальники органов и учреждений УИС (ч. 1 ст. 23.4 КоАП РФ).

При этом важно указать, что практика рассмотрения дел по ст. 19.12 КоАП РФ начальниками ИУ отсутствует. Причиной подобной ситуации является то, что законодатель предусмотрел данное полномочие в части административных правонарушений, предметами которых являются вещи, изъятые из оборота.

Но на практике приходится работать с вещами, не изъятыми из оборота, но запрещенными к передаче осужденным, что в уже предполагает передачу материалов дела на рассмотрение мировому судье. Кроме того передача изъятых из оборота предметов зачастую образует состав более общественно опасного правонарушения – преступления (например, ст. 222, 228.1, 228.2, 234 УК РФ). Указанное приводит к тому, что предоставленное начальникам учреждений УИС право на рассмотрение административных правонарушений остается номинальным.

Критического осмысления заслуживает и ч. 2 ст. 23.4 КоАП РФ, закрепляющая перечень должностных лиц, имеющих право от имени органов и учреждений УИС рассматривать дела об административных правонарушениях. К ним законодатель относит начальников арестных домов, исправительных учреждений, следственных изоляторов и изоляторов временного содержания.

В свою очередь изоляторы временного содержания входят в структуру МВД России, ФСБ России и не являются частью уголовно-исполнительной системы. Следовательно, компетенцию начальников ИВС по рассмотрению соответствующих административных правонарушений необходимо исключить из ст. 23.4 КоАП РФ.

В свою очередь, виды учреждений, исполняющих наказание определены в ст. 16 УИК РФ, таковыми являются: уголовно-исполнительные инспекции, арестные дома, исправительные центры, воспитательные колонии, колонии-поселения, лечебные исправительные учреждения, исправительные колонии, тюрьмы, следственные изоляторы. В статье 23.4 КоАП РФ не полностью и не точно указаны данные учреждения и не упоминаются начальники органов УИС. Для того чтобы не загромождать наименованиями учреждений УИС текст статьи, видится возможным ограничиться формулировкой – начальники органов и учреждений УИС.

Также из анализа диспозиции ст. 19.12 КоАП РФ вытекает необходимость закрепления перечня предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено осужденным на уровне закона (в настоящее время данный перечень определяется ведомственным правовым актом), полагаем возможным разделить точку зрения В.А. Поникарова о необходимости закрепления данного перечня в федеральном законе, например в действующем УИК РФ в виде приложения1.

Таким образом, нормативное закрепление высказанных предложений по совершенствованию правового регулирования производства по делам об административных правонарушениях будет способствовать дальнейшему совершенствованию административной юрисдикционной деятельности сотрудников ИУ.

СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ

НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ

ОСУЖДЕННЫМИ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

Исследование проблемы насильственных преступлений, совершаемых осужденными в исправительных колониях, построение на основе этого эффективной системы профилактики данного негативного явления, невозможны без исследования факторов, детерминирующих преступное поведение См.: Паникаров В.А. Основы административно-юрисдикционной деятельности в уголовноисполнительной системе (организационно-правовые аспекты): монография. М., 2007. С. 231–232.

осужденных, методологического решения вопроса об обстоятельствах, обусловливающих совершение рассматриваемых преступлений, ибо, как справедливо отметил С.В. Бородин, «…без этого невозможно разрабатывать меры, направленные на преодоление преступности»1.

Не вдаваясь глубоко в анализ различных аспектов проблемы причин преступности, разграничения понятий, используемых при оценке комплекса обстоятельств, факторов, условий, порождающих преступность и способствующих ей, а также других вопросов, вызывающих полемику в научной среде, отметим лишь, что проблема детерминирования поведения человека вызывает интерес исследователей на протяжении длительного времени, не утратила она своей актуальности и сейчас, особенно в такой специфической среде, как среда людей, лишенных свободы.

Совершение осужденными насильственных преступлений в исправительных учреждениях определяется в основном теми же криминогенными факторами, что и в условиях свободы, поскольку осужденные являются частью населения России и испытывают на себе воздействие тех же негативных обстоятельств, что и все граждане. В то же время нельзя не согласиться с И.А. Уваровым, отмечающим, что интенсивность ряда криминальных проявлений и процессов в исправительных учреждениях весьма специфична в силу того, что связана, в частности, с высокой напряженностью как в системе в целом, так и в микросреде2. То есть причины и условия противоправного поведения в обществе в целом, в местах лишения свободы проявляют себя в форме специфических противоречий, пронизывающих различные сферы деятельности исправительного учреждения и затрудняющих процесс исправления осужденных.

Не вызывает сомнений, что в каждом обществе социальная среда, состав населения и отношения между людьми специфичны, не составляет исключения в этом отношении и среда осужденных.

Проведенное нами исследование позволило определить те действительные причины и условия, детерминирующие преступность именно в данной, специфичной среде, среде самых запущенных в нравственном плане членов общества, где процветает «пренебрежение к моральным и иным ценностям, несдержанность в поведении, в отношениях друг к другу, к людям вообще»3.

Поскольку поведение осужденных в местах лишения свободы отражает сложившуюся социальную и криминальную ситуацию как в обществе, так и в пенитенциарной системе, при оценке криминогенной обстановки должны учитываться не только внешние факторы, существующие в обществе, но и внутренние – пенитенциарные. Мы полностью солидарны с М.Ф. Костюком, разделяющим факторы, детерминирующие совершение осужденными преступлений в исправительных колониях, на два вида: общесоциальные, относящиеся к преступности в целом, и специальные, специфические для функционирования исправительных учреждений4.

При анализе причин и условий, приведших осужденных к совершению насильственных преступлений, на общесоциальном уровне нами следует отметить негативное воздействие самых различных социально-экономических, социально-политических, социально-психологических, правовых, организационно-управленческих и иных факторов, действующих на уровне детерминант преступности в целом. Однако особо следует выделить организационные и организационно-управленческие факторы, детерминирующие преступность. Речь в данном случае прежде всего идет о недостатках в организации режима в исправительных колониях, в первую очередь надзора за осужденными, оперативно-розыскной деятельности, просчетах в несении службы, проблемах кадрового обеспечения.

Режим, как известно, представляет собой установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания (ч. 1 ст. 82 УИК РФ). Иными словами, режимные требования призваны исключить возможность совершения осужденными преступлений в исправительных учреждениях.

Однако реальное положение дел свидетельствуют о другом: в ряде случаев невыполнение сотрудниБородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990. С. 67–68.

См.: Уваров И.А. Преступления, совершаемые с особой жесткостью в исправительных учреждениях (правовой и криминологический аспект): дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 1997. С. 74.

Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 1973. С. 20.

См.: Костюк М.Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в исправительных учреждениях: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 197.

ками исправительных колоний своих служебных обязанностей, просчеты в несении службы явились факторами, детерминирующими совершение осужденными насильственных преступлений.

Так, по данным проведенного нами исследования, 53,7 % насильственных преступлений было совершено с использованием колюще-режущих предметов, что стало возможным вследствие существенных недостатков в оперативно-розыскной работе и неудовлетворительного надзора за поведением осужденных в жилых зонах и на производстве, некачественного проведения обысковых мероприятий.

Так, по данным ФСИН России, в 2012 г. в исправительных колониях было изъято 7743 колюще-режущих предмета. Следует отметить, что данные показатели снижаются на протяжении последних лет, но все равно оставляют поводы для беспокойства, поскольку с точки зрения режима и надзора наличие их в исправительном учреждении недопустимо*.

Все это свидетельствует прежде всего о низком уровне организации надзора за осужденными, работающими на заточном и металлорежущем оборудовании, с помощью которого они имеют возможность изготавливать колюще-режущие предметы, которые в дальнейшем в ряде случаев и становятся орудиями насильственных преступлений.

Ненадлежащее хранение рабочего инструмента также в 21,5 % случаев привело к совершению осужденными насильственных преступлений во время отбывания наказания, что объективно свидетельствует о неудовлетворительной организации учета, хранения и выдачи рабочего инструмента.

Не менее важным фактором, детерминирующим совершение насильственных преступлений в исправительных колониях, является проникновение к осужденным спиртных напитков, наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, что становится возможным в большинстве случаев из-за ненадлежащего отношения персонала к своим служебным обязанностям.

По данным проведенного нами исследования, более 30 % виновных в совершении рассматриваемых преступлений находились в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения, несмотря на то, что Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений1 относят эти вещества к числу запрещенных, и употребление их в исправительных учреждениях недопустимо.

Однако приходится констатировать тот факт, что в исправительных колониях, где существует режим, осуществляется постоянный надзор и контроль за осужденными, эффективно противостоять данному повсеместно распространенному негативному явлению, существенно влияющему на преступное поведение осужденных, до сих пор не удается. Так, в 2012 г. в исправительных колониях было изъято 49 704 л спиртных напитков промышленного и кустарного производства, 91 956 гр. наркотических и психотропных веществ и их аналогов. Для сравнения: в 2011 г.

отделами безопасности исправительных колоний было изъято 48 043 л спиртных напитков и 78 879 гр. наркотических и психотропных веществ2. Как видим, эти цифры увеличиваются с каждым годом. Причем особую тревогу вызывает то огромное количество наркотиков, ежегодно изымаемых в ИК, поскольку эти цифры увеличиваются в геометрической прогрессии. Еще пять лет назад их число не превышало 20–30 кг.

Таким образом, неудовлетворительная организация изоляции и надзора за осужденными, недобросовестное отношение персонала к своим служебным обязанностям, поверхностное проведение досмотров лиц и обысков жилых и производственных помещений, а также территорий исправительных учреждений делает возможным проникновение к осужденным спиртных напитков, наркотических и психотропных веществ, изготовление и хранение ими колюще-режущих предметов являются криминогенными факторами, детерминирующими совершение осужденными насильственных преступлений в условиях отбывания наказания в виде лишения свободы.

Для сравнения: в 2011 г. в исправительных колониях было изъято 9413 колюще-режущих предмета, в 2010 г. – 15 865. См.: http://фсин.рф См.: Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений: приказ Минюста России от 3 ноября 2005 г. № 205 // Бюл. нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.

2005. № 47.

См.: http://фсин.рф

ПРИНЦИПЫ ИСПОЛНЕНИЯ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В ОТНОШЕНИИ

ОСУЖДЕННЫХ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА

Принципы исполнения лишения свободы в отношении осужденных-иностранцев в том виде, как они сформированы в международных документах, призваны создать реальную базу для законодательства государств, регулирующего уголовно-исполнительный процесс в отношении осужденныхиностранцев, специфика которого состоит в том, что данная категория осужденных намного сложнее адаптируется в местах лишения свободы по сравнению с гражданами Российской Федерации. Закрепление данной группы принципов в российском законодательстве должно быть ориентировано прежде всего на персонал исправительных учреждений, от которого зависит, насколько осужденныеиностранцы и иные подобные категории смогут реализовать свои права и законные интересы.

Поправки законодателя в ст. 73 УИК РФ, которые устраняют принцип отдельного (в специальных учреждениях) отбывания лишения свободы осужденными-иностранцами, привели к смешанному содержанию осужденных- иностранцев с осужденными – гражданами России, что потребует соответствующей подготовки персонала. Помимо знаний, позволяющих организовать исправительный процесс в исправительных учреждениях, они должны иметь и дополнительную подготовку, способствующую эффективному осуществлению исправительного воздействия на осужденных-иностранцев.

На особенностях такой подготовки и анализе принципов обращения с осужденными-иностранцами, определенных в международных документах, остановимся более детально.

1. Международное сообщество и правительства государств должны всячески содействовать распространению знаний о том, что осужденные-иностранцы являются уязвимыми лицами, которые с большой долей вероятности сталкиваются с повышенными трудностями и дискриминацией в тюрьме1.

2. Если иностранным гражданам назначается уголовное наказание в виде лишения свободы, то администрация исправительных учреждений должна осознавать, что в местах лишения свободы они, скорее всего, столкнутся с дополнительными трудностями, в частности: реализация своих субъективных прав; общение как с внешним миром, так и с другими осужденными, а также с представителями администрации; дискомфорт, вызываемый климатическими особенностями России; непонимание субкультуры в местах лишения свободы, отсутствие общения с родственниками, что усиливает карательный потенциал назначенного наказания. Персонал учреждений, исполняющих наказания, должен особым образом относиться к этой категории осужденных, помогая преодолевать различного рода барьеры, препятствующие осуществлению ими правового статуса2.

3. Дискриминация по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религиозных, политических или других убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, семейного происхождения или социального положения недопустима. Нужно уважать религиозные убеждения и моральные установки заключенных, принадлежащих к тем или иным группам населения3.

4. Серьезное внимание обращению с осужденными иностранными гражданами было уделено на седьмом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, который рассмотрел и принял два основополагающих документа. В первую очередь следует отметить Типовое соглашение о передаче заключенных-иностранцев, утвержденное Генеральной Ассамблеей в ее резолюции 40/146 от 13 декабря 1985 г.4 Хотя оно непосредственно и не касается исполнения лиСм.: Рекомендация № R(84)12 Комитета министров государствам членам Совета Европы, касающаяся иностранных заключенных: Утв. Комитетом министров 21 июня 1984 г. на 374-м заседании заместителей министров // Сборник конвенций, рекомендаций и резолюций, касающихся пенитенциарных вопросов: Пер. с англ. / под общ. ред. Ю.И. Калинина. Рязань, 2008. С. 210, 211.

См.: Права человека и уязвимые осужденные: Международная тренинговая программа. М., 2003. С. 96.

См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными // Международные акты о правах человека: сб. док. / сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. 2-е изд., доп. М., 2002. С. 195.

См.: Седьмой Конгресс ООН по предотвращению преступности и обращению с правонарушителями.

Прил. I. Типовое соглашение о передаче заключенных-иностранцев // Сборник стандартов и норм организации объединенных наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк, 1992.

С. 125–127.

шения свободы в отношении иностранных граждан, тем не менее формирует серьезную платформу для сотрудничества государств в сфере уголовной юстиции, а также создает гарантии правового положения иностранных граждан, совершивших преступления за пределами страны своего гражданства. Признавая трудности, с которыми сталкиваются лица, содержащиеся в тюремном заключении за рубежом, Типовое соглашение подчеркивает, что цель возвращения правонарушителей к нормальной жизни в обществе может быть в наибольшей степени достигнута в том случае, если заключенныеиностранцы получат возможность отбывать срок заключения в стране, гражданами или жителями которой они являются.

По возможности, если он того желает, иностранный заключенный должен быть переведен в свою страну для отбытия наказания, что допускается по международным законам, когда обе страны подписали соответствующее соглашение о передаче заключенных. Например, Конвенция Совета Европы о передаче осужденных1 включает в себя фиксированные правила о передаче иностранных заключенных. Иностранец может, в определенных пределах, выбирать страну, где он будет отбывать наказание. Существенным при этом является получить согласие от самого иностранца, от государства, где он был осужден, и от государства, откуда он родом. При этом ни одно государство – участник международных отношений не должно высылать, возвращать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток2. Там, где основные права осужденного (право на должный процесс, право не подвергаться двойной угрозе и право на свободу от пыток и неправильного обращения) находятся под угрозой, международное право диктует, что он не должен быть насильно возвращен в свою страну. Дополнительными обстоятельствами, при которых иностранный заключенный может не желать, чтобы его отослали в свою страну, могут быть длительные сроки заключения. В таких случаях, даже если человек и не имеет гражданства в той стране, отправка его в страну происхождения может представлять собой форму особо тяжкого наказания.

Типовое соглашение о передаче заключенных-иностранцев дополняется Рекомендациями в отношении обращения с заключенными-иностранцами, также принятыми на седьмом Конгрессе.

Рекомендации касаются предоставления заключенным-иностранцам равного доступа к образованию, работе и профессиональной подготовке в тюрьме, а также равного распространения на них мер, альтернативных тюремному заключению; уважения их религиозных традиций и обычаев; их права на контакты с консульскими представителями или со своими семьями, а также на получение помощи в виде предоставления услуг переводчика. Подчеркивается, что руководство тюрьмами несут особую ответственность за обеспечение того, чтобы иностранные заключенные имели адекватный контакт с внешним миром3.

Подразумевается возможность поддерживать не только родственные и иные социально полезные связи, но и взаимоотношения с дипломатическими и консульскими представителями их страны.

На эти особенности правового статуса осужденных-иностранцев указывают и иные международные документы. Так, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными подчеркивают, что заключенные, являющиеся гражданами стран, которые не имеют дипломатического или консульского представительства в данной стране, должны иметь возможность поддерживать связь с дипломатическими представительствами государства, взявшего на себя охрану их интересов, или же с любым национальным или международным органом, занимающимся их защитой (правила 38.1, 38.2)4.

Администрация исправительных учреждений должна незамедлительно информировать находящихся в местах лишения свободы осужденных-иностранцев об их праве связаться с помощью надлежащих средств с консульством или дипломатическим представительством государства, гражданином которого оно является (принцип 16)5.

См.: Конвенция о передаче осужденных лиц. Страсбург, 21 мая 1983 г. // Сборник конвенций, рекомендаций и резолюций, касающихся пенитенциарных вопросов: Пер. с англ. / под общ. ред. Ю.И. Калинина. 2008.

С. 28–40.

См.: Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания // Документы Совета Европы. Ч. II. М., 2000. С. 38–70.

См.: Седьмой Конгресс ООН по предотвращению преступности и обращению с правонарушителями.

Приложение II. Рекомендации по обращению с иностранными заключенными. 1992. С. 127–130.

См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными // Международные акты о правах человека: Сб. док. / Сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. 2002. С. 200.

См.: Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме // Международные акты о правах человека: Сб. док. / сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. 2002. С. 215.

Таким образом, проанализированные международные документы подчеркивают, что наиболее целесообразным с позиций обеспечения правового положения осужденных является их отбывание наказания в государстве, гражданами которого являются. Если же это по каким-либо причинам невозможно, то именно от администрации исправительных учреждений зависит общение с внешним миром данной категории осужденных, то есть вменяется принцип ответственности администрации не только за соблюдение их прав на избрание языка общения, выбор религии, но и за адекватное общение с внешним миром и дипломатическими представительствами страны гражданства. Термин «адекватное общение» означает соответствующие1 необходимости взаимосвязи с родными и близкими, дипломатическими представительствами в случае необходимости в соответствии с формами и очередностью, предусмотренными законодательством.

Система изложенных выше принципов была сформирована исходя из того, что для иностранных граждан заключение часто оказывается непропорционально суровым наказанием: в дополнение к лишению свободы они испытывают тяготы от того, что в условиях изоляции отбывают наказание в другой стране.

К ВОПРОСУ О РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОСУЖДЕННЫХ

Несовершеннолетние, которые после отбывания наказания вернулись из мест лишения свободы, оказываются в трудной жизненной ситуации. Ведь после длительной изоляции им трудно приспособиться к условиям социальной среды, интегрироваться в социальные группы, принять нормы и ценности гражданского общества.

Закон Украины от 17.03.2011 г. «О социальной адаптации лиц, которые отбывают или отбыли наказание в виде ограничения свободы или лишения свободы на определенный срок» определяет, что социальная адаптация это процесс усвоения освобожденными лицами социального опыта с целью их возвращения к самостоятельной общепринятой социально-нормативной жизни в обществе2.

Как справедливо отмечено в литературе, во-первых, процесс социальной адаптации представляет собой процесс формирования личности, постепенное усвоение ею требований, приобретение социально значимых характеристик сознания и поведения, которые регулируют ее отношения с обществом, и, во-вторых, в правовом аспекте это проявляется в том, что человек становится социально ответственным субъектом своего поведения3.

Считается, что социальная адаптация несовершеннолетних, вернувшихся из мест лишения свободы, имеет свои собственные характеристики и происходит на следующих этапах:

– ресоциализация (подготовка для возвращения лица в общество, восстановление социальных связей), которая осуществляется в образовательных учреждениях пенитенциарной системы;

– реинтеграция (возвращение личности в общество как члена социальной жизни с помощью мер реабилитации), которая проводится после освобождения, в частности центрами социальных служб для семьи, детей и молодежи4.

Остановимся отдельно на стадии ресоциализации несовершеннолетних как процессе, который непосредственно происходит в воспитательных колониях Государственной пенитенциарной службы Украины.

В первую очередь, относительно определения понятия «ресоциализация» отметим, что в соответствии с ч. 2 ст. 6 УИК Украины, ресоциализация интерпретируется как сознательное восстановление осужденного в социальном статусе полноправного члена общества; возвращение его к самостоятельной общепринятой социально-нормативной жизни в обществе.

См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / под общ. ред. Л.И. Скворцова. М., 2005. С. 21.

См.: Закон України від 17.03.2011 року № 3160-VI «Про соціальну адаптацію осіб, які відбувають чи відбули покарання у виді обмеження волі або позбавлення волі на певний строк» // http://zakon1.rada.gov.ua См.: Денисюк О.М. Громадська думка: дослідження, аналіз, висновки / О.М. Денисюк.К., 2003 С. 48.

См.: Вакуленко О.В. Соціальна адаптація неповнолітніх та молоді, які повертаються з місць позбавлення волі / О.В. Вакуленко, Н. Ю. Дідушко // Соціальна робота в Україні: теорія і практика. 2008 // http://archive.nbuv.gov.ua В ч. 3 ст. 6 УИК Украины определено, что основными средствами коррекции и ресоциализации осужденных являются:

– установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим);

– общественно полезный труд;

– социально-воспитательная работа;

– общеобразовательная и профессиональная подготовка;

– общественное влияние1.

Принципиально важным аспектом сущностной основы процесса ресоциализации несовершеннолетних является то, что лишенный свободы подросток попадает в тюрьму в возрасте 14–18 лет, т.е. в то время, когда происходит формирования личности человека. В этом возрасте в полной мере начинается усвоение подростком тех социальных ролей, которые ему придется выполнять во взрослой жизни, определяется его место в обществе, формируются определенные моральные принципы. Таким образом сотрудникам воспитательных колоний пенитенциарной службы в ходе своей работы следует сосредоточиться на гармоничном развитии личности несовершеннолетних, обеспечении получения несовершеннолетними необходимого образования, оказания им помощи в выборе жизненного пути и определении социальных приоритетов.

Ведущей категорией, благодаря которой, на самом деле и возможен процесс ресоциализации несовершеннолетних в учреждениях исполнения наказаний, является образование.

Обоснованной является позиция ученых о том, что образование, как основной ресоциализационный механизм, является одним из самых сложных социальных процессов, направленных на подготовку несовершеннолетних к самостоятельной жизни. В условиях пенитенциарной системы он беспрестанный и проявляется в нескольких взаимосвязанных аспектах – это главная цель пенитенциарного учреждения; педагогический процесс, который обеспечивает достижение цели; наконец, внутренний процесс качественного изменения сознания, чувства и поведения личности2.

Для того, чтобы несовершеннолетний в местах лишения свободы стал полноценной личностью, образовательный процесс должен представлять собой интеграцию морального, юридического, трудового, физического, эстетического и этического воспитания. Надлежащее место должно быть отведено и перевоспитанию, при осуществлении которого необходимо исправлять предыдущий негативный опыт воспитания, направляя активность несовершеннолетнего в социально значимую сферу деятельности.

Наряду с воспитанием, на наш взгляд, в колониях для несовершеннолетних важно сосредоточить внимание на восстановлении их семейных связей. Ведь с учетом возрастных и психологических особенностей несовершеннолетних, именно этот ресоциализационный фактор для них имеет важное значение.

Таким образом, отметим, что ресоциализация несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы – это сложный процесс, направленный на их возвращение в общество полноценными гражданами с положительно ориентированной жизненной позицией и моральными принципами. Наиболее важной среди мер по достижению такой цели мы определяем воспитание, однако нельзя оставить вне поля зрения и другие меры.

ИСПОЛНЕНИЕ И ОТБЫВАНИЕ НАКАЗАНИЙ,

СВЯЗАННЫХ С ЛИШЕНИЕМ СВОБОДЫ, В ИТАЛИИ В XVI–XVII ВВ.

Тюрьмы функционировали в Италии на протяжении многих веков, многие города-государства (Флоренция, Болонья, Венеция, Сиена) в средние века обладали тюрьмами. Наиболее прогрессивная тюремная система была создана во Флоренции еще в начале XIV в., самыми суровыми считались тюрьмы Венеции и Сиены. В средневековых итальянских тюрьмах регламентировались требования режима содержания, правовой статус заключенных, администрации и иных лиц.

См.: Кримінально-виконавчий кодекс України: чинне законодавство із змінами та доповн. станом на 12 грудня 2012 р. (офіц. текст). К., 2012. С. 5.

См.: Бартків О.С. Особливості ре соціалізація неповнолітніх правопорушниць / О.С. Бартків, Є.А. Дурманенко // Науковий вісник ВНУ № 7. 2011 // http://i-rc.org.ua Ж. Малгат и Г. Гелтнер, исследовавшие венецианские тюрьмы XVI–XVII вв., указывают, что Венецианский совет десяти, управлявший городом в рассматриваемый период времени и терроризировавший общественность с помощью развитой системы шпионажа, помещал в тюрьмы не только уголовный элемент, но и заключенных за политические преступления. Ж. Малгат называет венецианские тюрьмы: les Plombs (с фр. свинец), les Puits (с фр. шахта, колодец), les Quarte (с фр. четыре) и описывает организацию их деятельности и условия содержания заключенных.

Исследователи указывают, что в 1591 г. тюрьма les Plombs (итал. Piombi) представляла собой совокупность камер в восточном крыле дворце Ducal, покрытом свинцовыми листами. Тюремные камеры размещались под самой крышей (отсюда название «Свинец»). Каждая камера имела окно размером 60 см, забранное железной решеткой, разделенной на 16 секторов, а также дверь, окованную железом, высотой 1,2 м. Камеры были довольно просторными (рассчитанными в среднем на 2 заключенных), очень душными летом (так как свинец – плохой проводник тепла и оставался горячим круглые сутки) и холодными зимой. В данной тюрьме содержались в основном подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, в том числе политических, – представители привилегированных сословий. Правовой статус заключенных характеризовался следующими особенностями:

– имели право меблировать свою камеру креслом, столом, стулом, кроватью;

– могли иметь собственные постельные принадлежности и одежду;

– могли иметь при себе деньги и драгоценности;

– имели право на питание, причем употребление вина не запрещалось;

– обязаны были оплачивать свое проживание и содержание. Если у заключенного не хватало денежных средств, то он получал субсидии от государства;

– любые свидания заключенных были запрещены (родственники даже не знали, живы они или умерли);

– заключенным не разрешалось пользоваться бумагой, чернилами, красками, перьями, вести любую переписку. Таким образом обеспечивалась изоляция заключенных от общества, ограничивались контакты с внешним миром;

– запрещались любые острые предметы: зеркала, ножи, бритвы, вилки (только из слоновой кости). Данный запрет, очевидно, был связан с опасениями тюремной администрации, что заключенный совершит побег, суицид, нанесет телесные повреждения себе или иным лицам;

– могли читать литературу религиозного содержания;

– имели право на медицинскую помощь за казенный счет;

– могли рассчитывать на религиозное увещевание.

В штате тюрьмы состоял тюремщик, который каждое утро посещал заключенных, осматривал камеры, собирал установленную плату, приносил еду. Тюремщик нес ответственность в случае совершения побегов заключенными, вместе с тем есть сведения, что тюремщики брали взятки от заключенных за определенные послабления режима. Также в тюрьме были охранники, обеспечивавшие надзор за поведением заключенных и охрану тюрем. В необходимых случаях приглашались врач, услуги которого оплачивались государством, и священник.

По сравнению с тюрьмами-колодцами (итал. Pozzi) режим содержания в тюрьме les Plombs был довольно щадящим. Тюрьмы-колодцы (camerotti Pozzi) в количестве 19–20 были построены в 1540 г.

и располагались в восточном крыле дворце Ducal и представляли собой подземные камеры размером приблизительно 2 м и высотой, достаточной для того, чтобы стоять в полный рост, душные, абсолютно темные, сырые, кишащие крысами и паразитами. Сохранились сведения, что во время морских приливов вода в камерах поднималась на 40–50 см. В каждую камеру вела железная дверь, в которой было отверстие диаметром 15 см для передачи пищи и притока воздуха. Пища, состоявшая из хлеба, воды и супа, выдавалась один раз в сутки. Несмотря на такие условия существования люди иногда выживали и содержались в Pozzi в течение десятилетий.

Безусловно, санитарно-гигиенические условия содержания заключенных были далеко не идеальными, а зачастую – просто ужасными. Наконец, после эпидемии 1563 г., связанной со вспышкой сыпного тифа, и сильного пожара, происшедшего во дворце Ducal, а также с учетом постоянного роста числа заключенных, Венецианский совет десяти принял решение о строительстве нового, независимого здания, связанного с дворцом печально известным «мостом вздохов».

После длительных задержек новые тюрьмы les Quarte были открыты в 1610 г. и функционировали вплоть до начала ХХ в. При входе в тюрьму была будка охранника, который наблюдал за входящими и выходящими из учреждения, а также имел при себе ключи от входной двери. На главном дворе располагались жилые помещения, предназначенные для представителей тюремной администрации, там же находились часовня и кухни. Все остальное пространство было разделено на камеры, в которых содержались заключенные1.

В рассматриваемый период времени итальянские государства стали больше заботиться о размещении и содержании заключенных. Так, в 1506 г. в Генуе ряд законов установил обязанность единоверцев посещать тюрьмы и заботиться о заключенных. Для контроля за деятельностью тюрем создавались корпорации филантропов – protettori et Gwwocati de Poweri carcerati и protettori decarcerati della mallapoga, которые были независимы друг от друга. В Милане законом Карла V от 1541 г. была учреждена коллегия попечения о тюрьмах – Congregatio protectorum carceratorum, которая разработала много предписаний и предложений по обращению с заключенными2.

Начавшееся в XVI в. массовое преследование во всей Европе нищих и бродяг привело к тому, что во многих городах Италии во второй половине XVI столетия были открыты больницы для нищих, организация деятельности которых была промежуточным звеном между традиционными убежищами (приютами) и тюрьмами. Подобное учреждение появилось, например, в Риме в 1587 г. А в период 1581–1583 гг. приблизительно 850 нищих были заперты сначала в бывшем доминиканском монастыре, а потом в другом городском здании Рима, где также находились в изоляции от общества.

Помимо тюремного заключения в Италии, так же как и в других европейских государствах практиковалась ссылка на галеры. Когда в 1540 г. большинство больниц для нищих стали переполненными, заключенных в них лиц стали ссылать на галеры. И к середине XVI в. большинство гребцов на галерах составляли именно маргиналы3.

Таким образом, в XVI–XVII вв. в Италии достаточно широко практиковалось тюремное заключение, назначавшееся в качестве наказания и меры предварительной до наступления определенного события, также устраивались приюты для принудительного размещения в них нищих и бродяг, обладавшие тюремной атрибутикой, и применялась ссылка на галеры, являвшиеся, по сути, разновидностью плавучих тюрем. Условия содержания в тюрьмах различных итальянских городов-государств были различны, заключенные и представители тюремной администрации наделялись правами и обязанностями, уделялось внимание вопросу контроля за деятельностью тюрем, условиями содержания и размещения заключенных.

ОСОБЕННОСТИ ВИКТИМОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОФИЛАКТИКИ

ЖЕРТВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СЛЕДСТВЕННЫХ ИЗОЛЯТОРАХ

Анализ статистики зарегистрированных пенитенциарных преступлений показывает, что показатель преступлений, совершенных в следственных изоляторах (далее – СИЗО), достаточно низок и составляет около 24,2 %. Небольшое количество зарегистрированных преступлений в СИЗО, в сравнении с исправительными колониями, объясняется тем, что в СИЗО содержится всего около 16 % всех лиц, содержащихся под стражей и отбывающих наказание в местах лишения свободы. Вместе с тем, предотвращенных преступлений в СИЗО наоборот больше – 53 % (2012 г.), а в исправительных колониях этот показатель составляет 46 %. Данный факт свидетельствует о более высоком уровне криминогенности и общественной опасности лиц, содержащихся в следственных изоляторах.

Формируя портрет жертвы насильственного преступления в следственном изоляторе, на основании материалов официальной статистики, судебной практики, а так же материалов собственного исследования, считаем необходимым отметить следующие факты:

– численность несовершеннолетних, содержащихся в СИЗО, за 2011 г. сократилась на 15,5 % по сравнению с 2010 г.; количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снизилось на См.: Malgat J. Anciennes prisons de Venise. Nice, 1898. P. 12–13, 18, 22, 24, 26–33, 35–40, 45, 50; Geltner G. The Medieval Prison. A Social History. Prinсеton, 2008. Р. 12–13.

См.: Тальберг Д. Исторический очерк тюремной реформы и современные системы европейских тюрем.

Киев, 1875. С. 16.

См.: Spierenburg P. The Prison Experience. Disciplinary Institutions and Their Inmates in Early Modern Europe. Amsterdam, 2007. Р. 22, 24–25.

9,9 % по сравнению с 2011 г., и составляет около 6 %. Жертвами насильственных преступлений в следственных изоляторах выступают лица в возрасте от 14 до 17 лет (2,1 %);

– наиболее криминогенно опасным является возраст 18–24 года; лица указанного возраста составляют основную массу содержащихся под стражей в СИЗО (35,7 %). В отношении данной категории лиц совершается 32,7 % всех насильственных преступлений;

– наибольшая криминальная активность отмечается у лиц в возрасте 25–29 лет. Так насильственные преступления совершают 28,8 % подозреваемых, обвиняемых и осужденных, а указанных лиц в СИЗО содержится 21,7 %;

– большинство насильственных преступлений в СИЗО совершается в отношении мужчин – 88,8 %. В отношении женщин и несовершеннолетних совершается соответственно 8,2 % и 3 % от общей массы насильственных преступлений соответственно;

– состояние психического и физического здоровья жертвы влияет на ее способность стать жертвой: чаще других жертвами насильственных действий становятся люди, не адаптированные к условиям следственного изолятора;

– 87 % насильственных преступлений в отношении потерпевших, обладающих тюремностратационной и криминально-видовой виктимностью, совершаются в адаптационный период;

– осужденным присуща психоэмоциональная напряженность, обусловленная постоянным пребыванием в коллективе, сексуальным воздержанием, физической усталостью и др.;

– подозреваемые составляют небольшую долю лиц, в отношении которых совершаются преступления. Это обусловлено тем, что подозреваемых в СИЗО содержится небольшое количество (4 %); основную массу жертв насильственных преступлений в СИЗО составляют обвиняемые (74 %) и осужденные (22 %).

Анализ насильственных преступлений, совершенных осужденными в следственных изоляторах, свидетельствует о том, что наиболее распространенными мотивами их совершения являются:

– месть (в отношении сотрудников в связи с осуществлением ими своих должностных обязанностей, а так же в отношении осужденных);

– ненависть, личная неприязнь (вследствие каких-либо психологических и характерных черт других осужденных);

– хулиганские побуждения (заведомо противоправное поведение, с целью демонстрации негативного отношения к сложившимся устоям и правилам поведения);

– поддержание, приобретение авторитета в уголовной среде.

В этой связи справедливо говорить о «массовой виктимности», как о способности каждого подследственного стать жертвой преступления.

Совершенствование нормативного обеспечения предупреждения виктимизации осужденных требует оформления данной деятельности как самостоятельного предмета нормативного регулирования уголовно-исполнительного процесса. В целях реализации данного направления считаем необходимым дополнить Инструкцию по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы утвержденную приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 мая 2013 г. № 72 и Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений комплексом мер виктимологической профилактики, направленной на лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы и обладающих повышенной степенью виктимности.

Меры общего уровня предупреждения пенитенциарной виктимизации необходимо дополнить индивидуальными мерами, для реализации которых предлагаем осуществлять следующие мероприятия:

– выявлять лиц, обладающих повышенной степенью виктимности, содержащихся в СИЗО, а также элементов микросреды оказывающих на них отрицательное влияние;

– проводить индивидуальные беседы с лицами, обладающими повышенной степенью виктимности, а также с их ближайшим окружением;

– осуществлять коррекцию виктимного поведения лиц путем правового воспитания и обучения;

– привлекать к профилактической работе родственников, представителей религиозных организаций и других лиц, способных оказать положительное влияние на профилактируемых;

– оказывать социальную и психологическую помощь лицам, обладающим повышенной степенью виктимности;

– изолировать профилактируемых лиц от негативных связей и условий, способствующих их виктимному поведению;

– осуществлять постановку лица на виктимологический профилактический учет;

– обучать в рамках служебной подготовки сотрудников уголовно-исполнительной системы методам виктимологической профилактики.

Таким образом, деятельность по предупреждению пенитенциарной виктимизации на индивидуальном уровне представляет собой:

а) процесс по выявлению обвиняемых, подозреваемых и осужденных, которые, судя по их поведению или совокупности личностных характеристик, с наибольшей вероятностью могут оказаться жертвами преступлений в СИЗО;

б) организацию в отношении данных лиц системы мер, направленных на коррекцию их виктимного поведения.

ОСОБЕННОСТИ ДЕТЕРМИНАЦИИ ПРЕСТУПНОГО НАСИЛИЯ

С УЧАСТИЕМ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ОСУЖДЕННЫХ

Большой научный интерес вызывает проблема раскрытия механизма преступного поведения ВИЧ-инфицированных осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, где более остро встают вопросы нейтрализации неблагоприятных условий и проведения профилактических мероприятий, связанных с применением мер исправительного воздействия.

Уместно обратить внимание на тот факт, что действующее законодательство не предусматривает возможности раздельного содержания здоровых и ВИЧ-инфицированных осужденных, и это вынуждает их искать пути адаптации к существующим неблагоприятным условиям. Данные условия, действуя в течение продолжительного периода времени, создают сложную жизненную ситуацию именно для этой категории лиц.

Жизненная ситуация, в которой оказываются ВИЧ-инфицированные осужденные, специфична.

Отчуждение здоровыми осужденными инфицированных имеет два главных криминогенных последствия: с одной стороны, оно существенно осложняет решение бытовых, коммуникативных и других проблем зараженными (большая часть опрошенных (47 %) указали, что основной проблемой они считают совместный быт со здоровыми осужденными; 67 % ощущают себя одиноким и испытывают нехватку общения), с другой – обостряет конфликты с другими осужденными, а также персоналом исправительных учреждений (62 % нарушений дисциплины ВИЧ-инфицированных осужденных от общего количества были совершены по причине конфликта).

Также результаты проведенного исследования показали, что основной причиной совершения ВИЧ-инфицированными осужденными преступлений против личности является пренебрежительное и грубое отношение со стороны жертвы преступления (61 %).

Большое внимание в механизме совершения преступления ВИЧ-инфицированными осужденными в целях выработки профилактических мероприятий необходимо уделить особенностям, которые обусловлены спецификой обстановки в учреждениях пенитенциарной системы и особой социальной средой ВИЧ-инфицированных осужденных. Отсюда специфика детерминации преступного поведения ВИЧ-инфицированных и его характеристика1.

Необходимо учитывать то, что у данной категории осужденных острее выражены бытовые проблемы, в первую очередь связанные с медицинским обеспечением. Сегодня ВИЧ-инфицированные осужденные находятся практически в тех же условиях, что и их здоровые «братья» по несчастью. Единственное отличие – им предоставляют диетическое питание.

ВИЧ-инфицированные по закону ущемлены только в одном праве: быть донором. Система работы с ВИЧ-инфицированными и их медицинского обеспечения в колониях до сих пор не сформирована. По существующему положению два раза в год медики исправительных колоний обязаны брать у них анализ крови на иммунный статус и в случае его падения вести поддерживающее лечение.

Однако эти услуги требуют дополнительных средств: только один анализ стоит тысячу рублей, то есть две тысячи рублей в год на каждого. Если умножить эту цифру на количество содержащихся ВИЧ-инфицированных в исправительных учреждениях, то получается очень большая сумма.

См.: Российская криминологическая энциклопедия / под ред. А.И. Долговой. М., 2000. С. 596.

Случаи протеста, бунта, различного рода провокации со стороны осужденных представляют собой внешнее проявление отрицания установленных правил порядка содержания и предъявляемых требований.

Объектами в таких ситуациях чаще всего выступают требования об ослаблении режима, о создании особых условий содержания, об улучшении медицинского обслуживания ВИЧ-инфицированных осужденных.

Исследования показали, что удельный вес проблемной ситуации, предшествовавшей совершению преступлений ВИЧ-инфицированными, составил 62 %. Такая ситуация в местах лишения свободы часто предшествует совершению насильственных преступлений, цель которых – получение выгоды, наказание обидчика, достижение требуемых благ, хотя не исключаются другие побуждения преступника.

По данным проведенного исследования, в 72 % случаев причиной применения насилия к ВИЧинфицированным осужденным здоровыми осужденными являлось пренебрежение и негативное отношение к личности ВИЧ-инфицированного осужденного в связи с наличием у него ВИЧ-инфекции.

ВИЧ-инфицированных осужденных. В таких условиях на поведение ВИЧ-инфицированного осужденного могут оказать сильное, нередко определяющее влияние другие участники.

В настоящее время предполагается анонимность содержания ВИЧ-инфицированных вместе со всеми1. Одними приборами пользоваться, в одном медпункте получать помощь – при таких условиях постоянно подвергаются риску заразиться окружающие, медперсонал, персонал администрации.

При данных обстоятельствах соблюдение врачебной тайны, безусловно, дело благородное, но не совсем оправданное, «соседи» ВИЧ-инфицированных не осведомлены о болезни последних (если только ВИЧ-инфицированный не расскажет) и не могут соблюдать правила гигиены, необходимые для проживания с такими больными.

Однако некоторые ВИЧ-инфицированные осужденные, поступающие в исправительные учреждения, информируют других осужденных о своем заболевании. Это происходит в силу установок пенитенциарной субкультуры, в соответствии с которыми скрывать свои заболевания от находящихся рядом людей не принято.

В условиях исправительных учреждений ВИЧ-инфицированные осужденные нередко становятся жертвами насильственных преступлений. По данным проведенного исследования, каждому третьему ВИЧ-инфицированному осужденному (около 31 %) причинялся вред здоровью другими осужденными.

Провокационное поведение пострадавшего всегда носит отрицательный характер2 и чаще всего становится поводом к ответной отрицательной реакции виновного на действия потерпевшего. Так, в насильственных преступлениях, совершенных ВИЧ-инфицированными, провоцирующая роль потерпевшего имеет место в каждом третьем, а если преступление совершено ВИЧ-инфицированным осужденным – в каждом втором случае.

Ситуативный тип личности ВИЧ-инфицированного преступника составляет 9 %. К нему относятся те, для которых совершение преступления произошло под решающим влиянием ситуации, возникшей не по их вине. Аморальный образ жизни этой категории лиц почти всегда характеризуется борьбой положительных и отрицательных влияний.

На основании проведенного исследования мы установили, что ВИЧ-инфицированные лица, ранее судимые за совершение корыстно-насильственных преступлений, в 70 % случаев имели криминальные мотивы, то есть порожденные криминальной потребностью, проявляющейся в форме влечения к совершению определенного вида общественно опасного деяния. Субъективно переживаемая нужда в совершении такого деяния выступает предметом потребности. Криминальная потребность может представлять укоренившуюся привычку систематического совершения определенных видов преступных действий либо возникнуть в результате действия иного психологического механизма. Ее реализация обеспечивает состояние удовлетворенности, разрядку внутреннего напряжения. Криминогенно значимые мотивы порождаются различными социСм.: Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан: Федеральный закон от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (с изм. от 27 декабря 2009 г.). Ст. 61; Об утверждении Правил проведения обязательного медицинского освидетельствования на выявление вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции):

Постановление Правительства Российской Федерации от 13 октября 1995 г. № 1017. Ст. 14, 15.

См.: Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений. М., 1980. С. 39.

ально дезадаптированными потребностями, удовлетворить которые правомерным способом весьма затруднительно либо невозможно.

В условиях мест лишения свободы нормативное установление сокрытия одним из осужденных от лиц, отбывающих совместно с ним наказание, диагноза ВИЧ-инфекции приобретает криминогенное значение.

Следовательно, в настоящее время условия отбывания наказания в виде лишения свободы в отношении ВИЧ-инфицированных осужденных не достигают целей и задач уголовно-исполнительного законодательства, а именно исправления данной категории осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений. Иными словами, лишение свободы в отношении ВИЧинфицированных осужденных не дает эффекта.

ВИЧ-позитивный человек постоянно находится в специфической проблемной жизненной ситуации, обусловленной заболеванием, которая воздействует на его поведение. В данной ситуации он может также выступать в роли жертвы преступления. Особенно это характерно для определенных социальных групп. Например, оказавшись в следственном изоляторе, ВИЧ-инфицированный часто выступает в роли объекта насильственных посягательств, что обусловлено отношением других осужденных к заболеванию ВИЧ-инфекцией.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |


Похожие работы:

«VII региональный научный форум 2014 Мать и Дитя Геленджик 25–27 июня А12 Верваг Фарма Г07 Юнифарм, Инк Б03 Штада Маркеэтаж Гмбх и Ко.КГ (США) тинг А01 Кьези Фарма- А13 Бернер Росс Г08 Инфамед Б04 Гедеон Рихтер сьютикалс Медикал Г09 Компания Б05 Ядран А02 Фотек А14 Италфармако Список Г10 Фармамед А03 Евротех 3 этаж А15 Фарм-Синтез Г11 Кардиомед А04 МКНТ А16 Карл Шторц В01 Ферринг Г12 НПКФ Медиком участников А05 Санте Медикал А18 MEDLEX GROUP В02 МСД-ФармаГ14 Генфа Медика Системс сьютикалс А19...»

«Доклад Научно-технологический форсайт РФ: региональный аспект (некоторые выводы исследования) Стенограмма выступления, 10.10.2007 Санкт-Петербург, III Российский Венчурный Форум Докладчик: Виктория Желтова (Мовилы), эксперт Центра стратегических разработок Северо-Запад Презентация доклада: http://csr-nw.ru/content/data/article/file/st45_2078.pdf Информация о проекте Анализ перспектив технологического развития регионов России в рамках проведения научнотехнологического форсайта РФ...»

«БУК Областная библиотека для детей и юношества Школа библиотечного мастерства Духовно-нравственное воспитание детей и юношества Третье виртуальное занятие (Школа-2012) Форум Школы-2012 Духовно-нравственное воспитание детей и юношества На форуме Духовно-нравственное воспитание детей и юношества за время проведения третьего виртуального занятия – с 1 по 10 ноября 2012 года - оставлено 86 сообщений. Вопросы для обсуждения на форуме Школа-2012 1. Классическая и современная художественная литература...»

«Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук Авиакосмическая и экологическая медицина 1. Авиакосмическое приборостроение 2. Авиационная промышленность 3. Авиационные материалы и технологии 4. АвтоГазоЗаправочный Комплекс плюс Альтернативное топливо 5. Автоматизация в промышленности 6. Автоматизация и современные технологии 7. Автоматизация процессов управления...»

«VIII МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ КАВКАЗСКАЯ ЗДРАВНИЦА ИНВЕСТИЦИИ В ЧЕЛОВЕКА МЕДИЦИНСКИЙ КОНгРЕСС ЗДРАВООхРАНЕНИЕ СЕВЕРНОгО КАВКАЗА 28–30 апреля 2011, Кисловодск Дорогие друзья! Сердечно приветствую Вас на Международном форуме Кавказская здравница. Инвестиции в человека! Главная инвестиционная и дискуссионная площадка Северного Кавказа собирает гостей уже восьмой раз. За эти годы в стране и в нашем регионе произошло много больших перемен. В соответствии с ними менялся и характер задач, которые решала...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ АКАДЕМИЙ НАУК Б.Е.Патон Об основных результатах деятельности МААН (сентябрь 2009 г. – октябрь 2010 г.) Москва – 2010 МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ АКАДЕМИЙ НАУК Б.Е.Патон Об основных результатах деятельности МААН (сентябрь 2009 г. – октябрь 2010 г.) Москва – 2010 ПАТОН Борис Евгеньевич Об основных результатах деятельности МААН (сентябрь 2009 г. – октябрь 2010 г.) – Москва, 2010. – 76 с. Доклад президента МААН, президента Национальной академии наук Украины академика НАН...»

«МедКомТех 2004 МАТЕРИАЛЫ Российского научного форума МедКомТех 2004 Москва, Центр международной торговли, 24 27 февраля, 2004 г. Москва 2004 Материалы Российского научного форума МедКомТех 2004 М. 2004 148 с. Российская академия медицинских наук ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения МЗ РФ ММА им И.М. Сеченова МЗ РФ МЕДИ Экспо 5 94943 013 1 ©МЕДИ Экспо, 2004 ТЕЗИСЫ КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ ЭЛЕКТРОННАЯ ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ Агалаков В.И., Троегубов В.И г. Киров. Кировская областная клиническая...»

«Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры - Русское издание № 2, 2005 - http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/inhaltruss4.html V. Документы Новый Источник по истории заговора против Гитлера – „Собственноручные показания“ Майора Германского Генштаба Иоахима Куна Предисловие и комментарий Бориса Хавкина и Александра Калганова Сопротивление национал-социализму – тема современной истории, которая не потеряла свою актуальность; и в ХХI веке она будет вызывать общественный интерес. С...»

«ОРГАНИЗАТОРЫ ОРГАНИЗАТОР ФОРУМА Dealmakers forum ВЫСТАВКИ ИНВЕСТИЦИИ. СТРОИТЕЛЬСТВО. НЕДВИЖИМОСТЬ в РФ и странах СНГ 23 24 апреля 2008 года, Экспоцентр, Москва Аарон Голдштайн, Глава направления по развитию бизнеса на территории России и СНГ, NYSE Euronext Владимир Авдеев, партнер, генеральный директор, S.A.Ricci / King Sturge НОВЫЕ РЫНКИ, НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КАЗАХСТАН ТАТАРСТАН Андрей Алешкин, директор департамента коммерческой недвижимости, Colliers International БЕЛАРУСЬ АЗЕРБАЙДЖАН в...»

«1 На пути к вершине Слово топ (в переводе с английского вершина) прочно вошло в словарь оптимизатора. Первые десять результатов поисковой выдачи, называемые топом, – цель каждого оптимизатора. Топ – это новые посетители для сайта, это новые клиенты и большие доходы. Конкуренция, конкуренция, конкуренция. Чтобы сайт попал в топ, нужно приложить немало усилий к его поисковому продвижению. Но чтобы эти усилия не пропали даром, надо четко понимать, как работает Яндекс, как можно, а как нельзя...»

«№ 17 198 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Мария Пироговская Ветлянская чума 1878–1879 гг.: санитарный дискурс, санитарные практики и (ре)формирование чувствительности Что чувства наши, или лучше сказать, что чувственность может быть изощреннее, то доказывали примеры чувств, из соразмерности своей болезнию выведенные [Радищев 1941: 139–140]. Воля к очищению требует противника своего масштаба. А для хорошо динамизированного материального воображения сильно загрязненная субстанция дает...»

«Приложение № 1 к постановлению Губернатора области от 25.09.2013 № 1074 КОНЦЕПЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ, ОРИЕНТИРОВАННОЙ НА ПОВЫШЕНИЕ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ ПРОИЗВОДИМЫХ ТОВАРОВ, РАБОТ И УСЛУГ г. Владимир, 2013 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 Раздел I ОЦЕНКА ВОСТРЕБОВАННОСТИ ТОВАРОВ И УСЛУГ, ПРОИЗВОДИМЫХ НА ТЕРРИТОРИИ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ 5 Раздел II ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРОБЛЕМ И СДЕРЖИВАЮЩИХ ФАКТОРОВ РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ Раздел III...»

«Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры Бюро ЮНЕСКО в г. Москве по Азербайджану, Армении, Беларуси, Грузии, Республике Молдова и Российской Федерации РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА КЛЮЧИ от XXI века Сборник статей перевод с французского Москва, 2004 УДК 304 (082) ББК 60.52 К 52 Ключи от XXI века: Сб. статей.– М., 2004. – 317 с. – (пер. с фр. яз.) К 52 ISBN 5-7510-0299-7 Готовы ли мы к XXI веку? Это поле для размышлений. Будущее становится все более...»

«1 Официальное издание Калининградской рабочей группы 93 in 39 и общества АЗОТ: http://a-z-o-t.com http://vk.com/practical_magic Приложение № 37. 21-31 июля 2013 e.v. (D/E4.21 e.n.) Роман Лебедев Runa Thorn: Врата в Чёрное Солнце Адрес редакции: 236022, Калининград, ул. Нарвская, д. 17, кв. 11. Интернет: http://апокриф.com/, http://apokrif93.com/, http://vk.com/apokrif93, http://twitter.com/apocrypha_93, http://apokrif.bestpersons.ru/, http://pipes.yahoo.com/apokrif/info Форум:...»

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации Сводные данные международных мероприятий в области образования, науки и инноваций на 2013 – 2015 гг. (Россия, страны СНГ) Выпуск 4 *** Сводные данные международных мероприятий в области образования, науки и инноваций с 1986 г. издавались в виде брошюр и рассылались по министерствам, ведомствам и организациям, федеральным и региональным центрам России и др. С 1998 года информация рассылается в электронном виде. Информация также...»

«№ 16 8 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ В форуме Антропология и социология приняли участие: Дмитрий Владимирович Арзютов (Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург) Сергей Александрович Арутюнов (Институт этнологии и антропологии РАН, Москва) Влада Вячеславовна Баранова (Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики, Санкт-Петербург / Институт лингвистических исследований РАН, Санкт-Петербург) Павел Людвигович Белков (Музей...»

«ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ФОРУМ AV FOCUS МОСКВА 5-6 СЕНТЯБРЯ Москва Генеральный спонсор: Спонсоры форума: УЧАСТНИКИ ФОРУМА ОРГАНИЗАТОР AV CLUB 127422, г. Москва, а/я 15 тел./факс: +7 495 780-0301 GSM: +7 962 935- E-mail: avfocus@avclub.ru www.avclub.ru AV FOCUS АВ Клуб - профессиональное сообщество на рынке AV индустрии - cредство коммуникации для профессионалов отрасли для обмена опытом и информацией об аудио-видео технологиях. Уникальное международное профессиональное сообщество, объединяющее...»

«СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ВЫСТАВКА И НАУЧНЫЙ ФОРУМ СТОМАТОЛОГИЯ 2004 РОССИЙСКИЙ НАУЧНЫЙ ФОРУМ СТОМАТОЛОГИЯ 2004 14 - 17 декабря 2004 МОСКВА Центр международной торговли ОРГАНИЗАТОРЫ ЗАО МЕДИ Экспо СОВМЕСТНО С Министерством здравоохранения и социального развития РФ Российской академией медицинских наук Федеральным Управлением Медбиоэкстрем ПРИ УЧАСТИИ Стоматологической Ассоциации России (СТАР) СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ВЫСТАВКА И НАУЧНЫЙ ФОРУМ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ ВЫСТАВКА И НАУЧНЫЙ ФОРУМ СТОМАТОЛОГИЯ...»

«ОТ ПЕРЕВОДЧИКА По моему глубокому убеждению, на сегодняшний день это – лучшая книга, посвященная обработке данных в статистической среде R, для неспециалистов. Я рада, что теперь она стала доступной русскоязычным читателям. Надеюсь, мой перевод не сильно испортил эту книгу. По крайней мере, в некоторых местах она точно стала лучше, потому что я исправила довольно многочисленные и не всегда безобидные опечатки, обнаруженные в исходном издании мною и другими читателями, которые оставили свои...»

«г. Белгород Дайджест новостей 1. Д.Медведев: Проблемы экономики РФ - следствие достигнутых успехов 2. Д.Медведев: Сроки реализации майских указов переноситься не будут 3. Д.Медведев объяснил, почему на средства ФНБ будут строить ЦКАД 4. За год золотовалютные резервы России сократились на 28 млрд долл. 5. Минфин предложил повысить пенсионный возраст, Единая Россия - против 6. Россия будет развиваться в отрицательной противофазе. Рост отечественной экономики впервые будет отставать от мировой 7....»






 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.