WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, методички

 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПЕНИТЕНЦИАРНЫЙ ФОРУМ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, НАКАЗАНИЕ, ИСПРАВЛЕНИЕ (к 20-летию принятия Конституции Российской Федерации) Сборник тезисов выступлений участников мероприятий форума 5–6 декабря 2013 г. Рязань 2013 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Процесс формирования преступного поведения представляет собой сложную систему взаимодействия следующих элементов: социальная среда – личность – поведение (преступный акт). Уникальность уголовной среды заключенных известна. Это принудительно, по особому принципу собранные, изолированные от общества наиболее опасные преступники. Это опасное принудительное объединение преступников, и парадокс состоит в том, что оно создано самим государством, и само государство постоянно борется с тем, что им же создано.

Следователь, расследуя пенитенциарный рецидив, всегда чувствует «дыхание» среды. Оно проявляется в поведении участников следственных действий, а иногда в прямом или косвенном воздействии на них. Методика расследования пенитенциарных и постпенитенциарных преступлений должна учитывать тот факт, что процесс расследования осуществляется под пристальным вниманием уголовной среды. Следователю противодействует не индивид, а сложная, целостная система криминальной среды и по ней обвиняемый, подозреваемый, свидетели сверяют свое поведение в расследовании. В силу самого факта концентрации осужденных и складывающихся личных связей, уголовная среда обычно осведомлена об обстоятельствах, составляющих предмет расследования. Это практически не позволяет, говорить о неразглашении результатов следственных действий. О совершенных уголовных преступлениях среда узнает первой. В зависимости от отношения к лицу, совершившему преступление, она может влиять на ход расследования.

Здесь и далее под «факторами лишения свободы» понимаются факторы объективного и субъективного характера, присущие лишению свободы и способствующие рецидивной преступности как среди отбывающих наказание, так и освобожденных из ИУ (изъятие осужденного из обычных условий жизни в обществе, разрыв социально-полезных связей, взаимное «заражение» отрицательными чертами и взглядами, трудности социальной адаптации после освобождения, нравственная депрессия, психические срывы и др.).

Необходима корректировка организации расследования пенитенциарных и постпенитенциарных преступлений. Эти преступления, должны расследоваться следователями уголовноисполнительной системы, которых целесообразно выделить в УПК РФ. Такая организация расследования данной категории преступлений показала свою эффективность в ряде государств.

К числу принципов формирующих методику расследования пенитенциарных и постпенитенциарных преступлений следует отнести формирование особой системы учета и контроля. Пенитенциарные преступники относятся к категории «известных». Сведения о них собираются, обобщаются почти в 70 формах государственной и ведомственной статистической отчетности. Они имеют важное не только криминалистическое, но и криминологическое, уголовно-правовое, уголовно-процессуальное, пенитенциарное, организационно-управленческое значение. Казалось бы, что при таком количестве информации борьба с этим видом рецидива — дело техники. Однако, как известно, именно с этой категорией преступников возникают проблемы. Одна из причин – ведомственная принадлежность регистрационных массивов, неумение следователей работать с криминалистическими учетами, определенные сложности в доступе к учетам, не разработанность основ систематизации учетных данных, что приводит к появлению видов регистрации, ничем не отличающейся от уголовной статистики и некоторых других статистических систем. До тех пор, пока система учета и контроля за поведением преступника, десятилетиями противостоящего государству, не заработает эффективно, правоохранительное органы и государство не смогут разорвать порочный и бесконечный круг – преступление, расследование, назначение и отбывание наказания, снова преступление и т. д.

Не вызывает сомнения и то, что в состав принципов лежащих в основе методики и тактики расследования анализируемых преступлений должно быть внесено о положение о взаимодействии с органами исполняющими лишение свободы. К сожалению, в криминалистических работах, недооценивается роль взаимодействия ИУ и следователя. Не последнюю роль в этом играют теоретические обоснования о необходимости отстранить персонал УИС и прежде всего следственных изоляторов от участия в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Трудно представить себе процесс расследования в ИУ без привлечения ее служб, и особенно оперативно-режимных. В то же время, как следователи, так и администрация мест лишения свободы не проявляют должной инициативы в этом взаимодействии. Особая проблема (главным образом для первоначального этапа расследования) – взаимодействие следователя с оперативными частями следственных изоляторов. Говоря о взаимодействии следователя и учреждений и органов, исполняющих наказание, мы акцентируем внимание именно на его постоянных формах, как залоге эффективного расследования пенитенциарных и постпенитенциарных преступлений. Именно здесь возможны более совершенные и результативные формы по предупреждению и расследованию преступлений, разрушению криминальных связей, нейтрализации криминальной среды и т. п.

Анализ пенитенциарного и постпенитенциарного рецидива говорит о необходимости более глубокого «присутствия» криминалистики в уголовно-исправительном процессе. Ее задача заключается в том, чтобы «высветить» криминалистически значимые последствия применения уголовного наказания. Криминалистическое обеспечение уголовно-исполнительной деятельности – это путь к повышению эффективности розыскной и следственной работы, созданию целостной криминалистической концепции взглядов на особенности пенитенциарной и постпенитенциарной преступной деятельности.

ПРАВОСУДИЕ В СТАДИИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРА:

СТАНОВЛЕНИЕ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ

Деятельность суда в стадии исполнения приговора приобретает в последние годы все более важное значение. Во многом это связано с интенсивным обновлением законодательства уголовноправового комплекса, резким возрастанием количества дел, разрешаемых судами в порядке исполнения приговора (гл. 47 УПК РФ): если в 2002 г., в год введения в действие УПК РФ, судами было рассмотрено 230 тыс. представлений и ходатайств по вопросам исполнения приговора, то спустя 10 лет, т. е. в 2012 г. – же 840 тыс. См.: Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел, форма № 1, раздел 4, 2002–2012 гг.

Мало кто-либо из юристов, теоретиков и практиков, еще недавно задумывался над тем, что после вступления приговора в законную силу суды неоднократно возвращаются к итоговому судебному решению по уголовному делу и редкий приговор исполняется в своем первоначальном виде. Это обусловлено, в частности, тем, что значительное число осужденных, которым вступившим в законную силу приговором назначено наказание, не связанное с реальным лишением свободы, направляются постановлением судьи в исправительные учреждения за злостное уклонение от его отбывания в соответствии со ст. ст. 397, 399 УПК РФ1. Здесь следует обратить внимание на то, что тем самым граждане лишаются свободы без вынесения приговора, хотя в ч. 1 ст. 43 УК РФ прямо записано: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда». Принципиально важно отметить, что на протяжении десятилетий сложилась, нормативно оформилась и фактически до г. официально не подвергалась сомнениям или критике практика принятия судом решений о направлении осужденного в места лишения свободы в порядке замены наказания без его участия в судебном заседании, т. е. заочно.

Таким образом, в недрах уголовного процесса постепенно сформировалось, по определению автора доклада, самостоятельное уголовно-исполнительное судопроизводство или специальное, пенитенциарное правосудие. Оно кардинально меняет облик российского уголовного судопроизводства, поскольку в стадии исполнения приговора происходит серьезное корректирование большинства вступивших в законную силу судебных приговоров, а по сути – пересматриваются решения, принятые в ходе процессуальной деятельности осуществляющих производство по уголовному делу субъектов. Если принять во внимание до нельзя упрощенную процессуальную форму данной стадии, позволяющей коренным образом менять правовое положение осужденного в сравнении с приговором, можно без преувеличения утверждать: во многих случаях судебное разбирательство уголовных дел и проверка приговора судом второй инстанции превращаются в юридическую фикцию.

Пленум Верховного Суда РФ 20 декабря 2011 г. принял постановление № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»2, в котором даны разъяснения по многим вопросам применения главы 47 УПК РФ. Появлению данного документа, в разработке которого активное участие принимал и автор доклада, объективно способствовали следующие обстоятельства:

а) наличие серьезных и многочисленных законодательных лакун, крайняя нестабильность законодательства об исполнении приговора: в гл. 47 УПК РФ «Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора», включающую 6 самостоятельных статей, с момента введения ее в действие внесено 37 изменений и дополнений, а ст. 397 УПК РФ, определяющая предмет правосудия в стадии исполнении приговора, корректировалась 15 раз); б) массовый характер изменений и дополнений УИК РФ, в том числе в части судебного контроля за исполнением приговора:

только за 2011 г. 28 статей УИК РФ были содержательно изменены, введена новая глава 81 «Исполнение наказания в виде принудительных работ», состоящая из 21 статьи; в 2012–2013 гг. еще 8 Федеральных законов «торпедировали» УИК РФ); в) явное устаревание постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 декабря 1964 г. № 18 «О некоторых процессуальных вопросах, возникших в судебной практике при исполнении приговоров», посвященного исключительно сомнениям и неясностям приговора; г) отсутствие фундаментальных научных работ и учебно-практических пособий по проблемам судопроизводства в стадии исполнения приговора; д) стихийное формирование судебной практики применения норм главы 47 УПК РФ и соответствующих норм УИК РФ, поэтому разнообразные ошибки, допускаемые судами при разрешении вопросов исполнения приговора, становились предметом рассмотрения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ3. Конституционный Суд РФ также высказывался относительно неопределенности содержания ст. 399 УПК РФ4.

Для обеспечения правильного и единообразного применения законодательства уголовноправового блока, регулирующего исполнение приговора, возникла потребность в масштабном обобВ 2011 г., например, в результате замены судом исправительных, обязательных работ, штрафа лишением свободы, отмены условного осуждения, условно-досрочного освобождения в исправительные колонии было направлено 53 992 осужденных, в 2012 г. – 50939 (Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел, форма № 1, раздел 4, 2011, 2012 гг.). Если учесть, что в эти годы наказание в виде лишения свободы назначалось чуть более 200 тыс. осужденным, то можно констатировать: каждый четвертый-пятый осужденный находится в местах лишения свободы не по приговору суда, а на основании постановления судьи, вынесенного в порядке ст. 399 УПК РФ.

Российская газета. 2011. 30 дек.

См.: Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации: практ. пособие по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / под общ. ред. А.И. Карпова. М., 2009. С. 619–640.

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Агафонова А.А. на нарушение его конституционных прав частями шестой и седьмой статьи 399 УПК РФ: Определение Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2009 г.

№ 1638-0-0.

щении судебной деятельности в этой части, что позволило бы дать разъяснения для судов и других органов, участвующих в данном виде судопроизводства, в первую очередь для учреждений и органов, исполняющих наказания, прокуроров. Иными словами, объективно требовалось навести элементарный порядок и свести к минимуму деструктивные явления при осуществлении правосудия в стадии исполнения приговора. Это задача оказалась непростой, поскольку нормативная основа судопроизводства в стадии исполнения приговора носит сложный, комплексный характер: ее образуют нормы Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов, ряда других федеральных законов, подзаконных нормативных актов, которые не в полной мере согласованы. Очевидно, что ожидаемые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, а они сравнительно давно воспринимаются как вторичные источники права, должны были образовать по своей сути правовые позиции по ряду принципиальных вопросов. При этом они могли стать потенциально востребованными, пригодными для использования на практике при условии их максимальной конкретности, лаконичности, отражения наиболее острых проблем правоприменения.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. № 21 имеет фундаментальное значение для дальнейшего развития правосудия в стадии исполнения приговора. В этом плане надлежит выделить правовые позиции: о недопустимости понижения уровня гарантий права на судебную защиту для осужденных при исполнении приговора; трактовки деятельности суда, осуществляемой по правилам ст. 399 УПК РФ, как одной из форм правосудия; о замене неотбытого срока обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы лишением в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение.

Признание исследуемого вида уголовно-процессуальной деятельности правосудием не только на доктринальном, но и на официальном (нормативном) уровне предполагает безотлагательное совершенствование процессуальных форм его отправления, дабы исключить дискредитацию идеи справедливого судебного разбирательства, воплощенной в основополагающих международных документах и российском законодательстве. При позитивном значении для организации и осуществления судопроизводства в стадии исполнения приговора разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда РФ в указанном постановлении, тем не менее, на законодательном уровне требуется аргументировать ответы, как минимум, на вопросы, которые изложены ниже. Они в своей совокупности и определяют концепцию правосудия в стадии исполнения приговора.

Необходима «ревизия» ст. 397 УПК РФ «Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора». Она реально не отражает содержания действующего уголовного, уголовнопроцессуального и уголовно-исполнительного законодательства, не согласована с ч. 1 ст. 20 УИК РФ, именуемой «Судебный контроль».

Под видом сомнений и неясностей, возникающих при исполнения приговора (п. 15 ст. 397 УПК РФ), суды устраняют допущенные ими же ошибки в судебном разбирательстве, затрагивающие существо приговора, чем они нередко подменяют кассационный (надзорный) порядок, а круг судебных решений, при исполнении которых обнаруживаются недостатки и ошибки, уже давно не ограничивается только приговором. Поэтому в числе первоочередных стоит задача определения оптимального круга сомнений и неясностей, которые могут разрешаться судом по правилам ст. 399 УПК РФ.

6. Правовая позиция Верховного Суда РФ, допускающая отмену условного осуждения без участия осужденного в судебном заседании (п. 9 постановления Пленума от 20 декабря 2011 г.), хотя формально и основана на ч. 4 ст. 190 УИК РФ, не гармонирует с последними новеллами в уголовнопроцессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве, не соответствует их духу. Она должна быть немедленно скорректирована, поскольку на данную правовую позицию ориентируются суды первой инстанции, постановления которых об отмене условного осуждения, принятые в отсутствие осужденного в судебном заседании, как правило, отменяются вышестоящим судом.

Нуждаются в дополнительной законодательной регламентации вопросы розыска, задержания и заключения под стражу осужденных, злостно уклоняющихся от исполнения приговора. Задержание, предусмотренное ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46, ч. 6 ст. 58, ч. 2 ст. 6017 УИК РФ, надлежит рассматривать как институт уголовно-исполнительного права. УИК РФ установлен первоначальный срок задержания в пределах 48 часов для всех случаев задержания и согласован, таким образом, с ч. ст. 22 Конституции РФ. Однако данная конституционная норма регулирует вопросы задержания и заключения под стражу применительно к производству по уголовному делу. Законодательство не дает четкого ответа на вопрос: кто уполномочен задерживать осужденного, объявленного в розыск за злостное уклонение от отбывания наказания. Предусмотренная законом возможность продления срока задержания до 30 суток воспринимается как нонсенс, так как все известные законодательству виды задержания (уголовно-процессуальное, административное или полицейское) по своей правовой природе и сущности являются кратковременными мерами. Фактически здесь речь идет о длительном заключении под стражу, а не о задержании, что уже предусмотрено УПК РФ (п. 18 и 181 ст. 397).

В УИК РФ и Законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» соответственно должны быть дополнительно регламентированы основания содержания под стражей этой категории лиц до рассмотрения судом вопроса о замене наказания.

Весьма неоднозначен и воспринимается как анахронизм п. «г» ч. 1 ст. 24 УИК РФ, закрепляющий право судьи суда, осуществляющего судопроизводство на территории, где расположены учреждения и органы, исполняющие наказания, посещать их без специального на то разрешения. Ни один из респондентов (должностные лица учреждений и органов, исполняющих наказания; прокуроры;

судьи), которым было предложено прокомментировать данную норму в ходе проводившегося нами исследования, не смог описать ситуации, когда судья может воспользоваться указанным правом. Это симптом к тому, чтобы задуматься о целесообразности ее сохранения в УИК РФ.

Закрепление Федеральным законом от 24 июля 2013 г. (ч. 2-1 ст. 399 УПК РФ) доступа потерпевшего к участию в судебных заседаниях при рассмотрении вопросов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и о замене неотбытой части наказания более мягким не означает, что потерпевший теперь стал обладать «правом на месть» в юридическом аспекте. По прежнему в этих случаях закон не придает позиции потерпевшего правового значения, не относит его к числу субъектов обжалования постановлений суда, вынесенных в порядке ст. 399 УПК РФ. Участие потерпевшего в решении названных вопросов в принципе противоречит правовой природе и целям наказания, исполнение которого не может зависеть от волеизъявления потерпевшего.

В связи с обсуждением в юридической литературе проблемы создания в России пенитенциарных судов и введения должности пенитенциарного судьи следует полагать, что внедрение в России зарубежного опыта функционирования пенитенциарной юстиции «наталкивается» на объективные препятствия. Пенитенциарные суды в основном ориентированы на наказание в виде лишения свободы. Однако на современном этапе возросла роль наказаний без лишения свободы. Учреждения и органы, исполняющие наказания, рассредоточены по стране неравномерно. Выстроить оптимальную систему судов по исполнению наказаний, как это сделано применительно к системе судов общей юрисдикции, объективно затруднительно.

ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ

ОСУЖДЕННЫМИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СРЕДСТВ МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ

Несмотря на запрет осужденным пользоваться мобильными телефонами в исправительных учреждениях, устройства сотовых систем подвижной связи доступны большинству лиц, отбывающих наказания в виде лишения свободы1. Их проносят родственники на свидания, сотрудники исправительного учреждения, адвокаты, в замаскированном виде пересылают в посылках, передачах, перебрасывают через основное заграждение. В 2012 году в учреждениях уголовно-исполнительной системы было изъято 49 270 единиц средств связи, их них 70,2 % – при доставке2.

Лица, совершающие преступления с использованием мобильных средств связи на территории исправительного учреждения, зачастую имеют преступный опыт, в курсе многих тактических приемов и комбинаций, которые применяются субъектами расследования при производстве следственных действий, имеют возможность тщательно спланировать преступление, скрыть следы, заставить других лиц взять вину на себя. Преступление, совершенное с использованием средств сотовых систем подвижной связи, характеризуется целым рядом специфических признаков (активное использование современных технических средств, изобретение новых способов криминальных действий, широкая география преступления и его последствий), объективно препятствующих процессу расследования.

Основным источником получения доказательств при расследовании преступлений, совершенных осужденными в учреждениях УИС с применением средств мобильной связи являются следственные действия3, представляющие собой процессуальные действия специально уполномоченных на См.: Выступление директора ФСИН России Г.А. Корниенко на расширенной коллегии ФСИН России «Об итогах деятельности уголовно-исполнительной системы в 2012 году, задачах на 2013 год и путях реализации второго этапа Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года».

См.: О состоянии режима и надзора в ИК, ЛИУ, ЛПУ территориальных органов уголовноисполнительной системы в 2012 году.

См. подр.: Гладышева О.В. Следственные действия и розыскные меры в стадии предварительного расследования. М., 2010; Комягина Ю.С. Следственные действия: сущность, классификация, принципы / Ю.С. Комягина, С.В. Лаврухин. М., 2009.

то должностных лиц, направленные на собирание доказательств. К числу таких следственных действий, имеющих важное доказательственное значение при расследовании преступлений, совершенных осужденными в исправительных учреждениях с использованием мобильного телефона, относятся:

допрос1 (является следственным действием, направленным на получение вербальной (устной) информации от свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Сущность допроса состоит в том, что субъект расследования получает информацию через определенную инстанцию (иногда через несколько, например, свидетель сам не видел происходящее событие преступления, а ему рассказало об этом определенное лицо, которое присутствовало при совершении противоправных действий). Сами они событие преступления и его последствия не наблюдали (да и по закону не могут расследовать то преступление, очевидцами которого были), а являются субъектами опосредственного исследования обстоятельств уголовного дела2;

следственный осмотр (следственное действие, состоящее в непосредственном восприятии, анализе и фиксации следователем или лицом, производящем дознание, обстановки происшествия, всех обстоятельств, имеющих значение для дела, в целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств);

обыск (комплексное в организационно-тактическом отношении следственное действие, связанное с проведением поисковых мероприятий и последующим изъятием предметов (документов), имеющих значение для расследования преступления.

получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами составляют сведения о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами3 и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием)4, номерах абонентов, других данных, дающих возможность идентифицировать абонентов, а также сведения о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций. Указанный процесс именуется биллингом5. Его результаты позволяют не только выдвинуть и проверить целенаправленные следственные версии, но и установить ряд различных обстоятельств, прямо или косвенно связанных с совершением преступления);

контроль и запись переговоров (понятие «запись переговоров» охватывает деятельность дознавателя, следователя по фиксации результатов данного следственного действия в ходе осмотра и прослушивания фонограммы, так как, согласно ч.7 ст. 186 УПК РФ, по итогам этих действий составляется протокол, закрепляющий дословно ту часть информации в качестве доказательств, которая, по мнению дознавателя, следователя, имеет отношение к делу);

При расследовании преступлений, совершенных осужденными в местах лишения свободы с использованием мобильного телефона необходимо учитывать специфические свойства личности пенитенциарных преступников. Их можно классифицировать:

а) криминально активные лица, устойчиво ориентированные на совершение преступлений;

б) лица, склонные к криминальной деятельности, но не имеющие постоянной установки на совершение преступлений;

в) лица, случайно вовлеченные в преступления;

г) лица, спонтанно, по стечению обстоятельств, совершающие мошенничества.

См., напр.: Богомолова С.Н. Допрос потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии / С.Н. Богомолова, В.А. Образцов. М., 2003; Кольченко В.П. Допрос как способ доказывания и средство обеспечения прав личности в уголовном судопроизводстве: автореф. дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 2003.

См.: Головинская И.В. Свидетель в процессе расследования преступлений: уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты: монография / И.В. Головинская, М.С. Каковкин, С.В. Ледащев. Владимир, 2009.

Абонент – пользователь услугами связи, с которым заключен договор об оказании услуг при выделении для этих целей абонентского номера или уникального кода идентификации (пункт 1 ст. 2 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи»).

Пользовательское оборудование (оконечное оборудование) – технические средства для передачи и (или) приема сигналов электросвязи по линиям связи, подключенные к абонентским линиям и находящиеся в пользовании абонентов или предназначенные для таких целей (пункт 10 ст. 2 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи»).

Под биллингом (англ.billing) понимается процесс получения информации о номерах телефонов, времени соединения, продолжительности разговора, местонахождении в момент разговора или, иными словами, сведения о дате, времени, продолжительности соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами (пользовательским оборудованием), номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов, а также сведения о номерах и месте расположения приемопередающих базовых станций. См.: Беллами, Дж. Цифровая телефония: пер. с англ. / Дж. Беллами; под ред. А.Н. Берлина, Ю.Н. Чернышова. Изд. 3-е. М., 2004. С. 29.

При расследовании данной категории преступлений необходимо иметь в виду особенности обстановки (время и место) совершения деяния. Обстановка, место и время совершения осужденными преступлений в учреждениях УИС с использованием средств сотовых систем подвижной связи обусловлены рядом обстоятельств и, прежде всего, территорией внутри периметра исправительного учреждения, которая не просматривается камерами видеонаблюдения, в тот промежуток времени, когда появление представителей администрации наименее вероятно, характером деяния, личностными свойствами субъекта преступления, содержанием криминальной ситуации и т. п.

ПРАКТИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВИДЕО-КОНФЕРЕНЦ-СВЯЗИ

В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПРИ РАССМОТРЕНИИ

ВОПРОСОВ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРА

Россия делает уверенные шаги в направлении развития и укрепления демократических основ правосудия.

Правительство РФ Постановлением от 27.12.2012 № 1406 утвердило Федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы», в разделе III которой («Мероприятия Программы») указано, что в целях развития информационно-коммуникационных технологий в Верховном Суде РФ и судах общей юрисдикции в рамках Программы предполагается осуществление следующих мероприятий:

повышения качества работы судов (быстрого и качественного разрешения судебных дел);

повышения открытости, доступности и прозрачности деятельности судов, судебных органов и органов судейского сообщества на основе информационно-коммуникационных технологий за счет применения систем видео- и аудиопротоколирования хода судебных заседаний, программнотехнических средств оцифровки документов и оборудования видео-конференц-связи (далее – ВКС).

По итогам реализации указанных мероприятий предполагается 1250 зданий федеральных судов общей юрисдикции оснастить системами видеопротоколирования хода судебных заседаний, 10600 залов судебных заседаний федеральных судов общей юрисдикции – системами аудиопротоколирования хода судебных заседаний, 95 процентов федеральных судов общей юрисдикции – комплектами видеоконференц-связи.

ВКС определяется как телекоммуникационная технология интерактивного взаимодействия двух и более удаленных абонентов, при которой между ними возможен обмен аудио- и видеоинформацией в реальном масштабе времени с учетом передачи управляющих данных.

Основными целями внедрения систем ВКС в судебную власть Российской Федерации являются повышение эффективности использования времени, финансовых и человеческих ресурсов, увеличение количества рассматриваемых дел за интервал времени, сокращение сроков рассмотрения дел.

Важным аспектом доступности правосудия является то, что возможность использования системы ВКС в судах общей юрисдикции и у мировых судей предоставляется перечисленным в законе участникам процесса абсолютно бесплатно, то есть организация и проведение ВКС в Российской Федерации происходит за счет бюджета государства.

Первоначально в нашей стране технология видеоконференций применялась только в судебнопенитенциарной системе, в основном для заслушивания показаний лиц, находящихся под стражей.

Затем в России ВКС была впервые в мире применена непосредственно при проведении судебных заседаний. В итоге судебная власть РФ стала лидером по применению видеоконференц-связи внутри страны в мировом масштабе. Благодаря инициативе России практика проведения уголовного судопроизводства посредством видеосвязи получила широкое распространение в странах Евросоюза.

Возможность участия в процессе путем использования систем видеоконференц-связи впервые появилась в УПК РФ, в 2010 г. аналогично получила закрепление в Арбитражном процессуальном кодексе РФ. 26 апреля 2013 г. были внесены изменения в Гражданский процессуальный кодекс РФ, которые позволят использовать ВКС при рассмотрении судами общей юрисдикции гражданских дел.

Указанные выше Законы являются частью масштабной программы, направленной на создание открытой и прозрачной судебной системы, сокращение судебных издержек и развитие электронного правосудия.

Использование систем ВКС в российском уголовном судопроизводстве регулируется рядом статей УПК РФ.

В силу специфики применения видеотехнологий при территориальной разобщенности судов общей юрисдикции и исправительных учреждений Федеральной службы исполнения наказаний России по всей стране возникла необходимость в создании единой подсистемы связи и передачи данных в рамках Государственной автоматизированной системы «Правосудие». В Верховном Суде РФ создана система Федеральной видео-конференц-связи (ФВКС), с помощью которой сформировано информационное пространство системы судебного делопроизводства, связавшего судебную систему и систему исполнения наказаний в части, обеспечивающей участие заключенных в судебном заседании.

Вопросы использования систем видеоконференц-связи в судебных заседаниях, проводимых с участием осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы в исправительных учреждениях ФСИН России, явились предметом рассмотрения на заседаниях Совета судей Рязанской области 20.07.2011. и 16.12.2011, в результате чего было принято решение о внедрении в практику отдельных районных судов региона, рассматривающих ходатайства, представления и дела в отношении осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях ФСИН России по Рязанской области, видеосвязи на основе сервиса «Skype» (Скайп) (через Интернет) для проведения процессуальных действий (видеосвязь на основе сервиса «Skype» налажена с ФКУ ИК-1, ФКУ ИК-2, ФКУ ИК-3, ФКУ ИК-5, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Рязанской области; ФКУ СИЗО-1, ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по Рязанской области; ФКУ Рязанской ВК УФСИН России по Рязанской области; ФКЛПУ Б- УФСИН России по Рязанской области.) Так, за текущий период 2013 года в рамках уголовного судопроизводства с использованием видеосвязи рассмотрено более 1700 материалов, связанных с исполнением приговора (ходатайств о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством; о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания; переводе осужденных в колонию-поселение; об условнодосрочном освобождении от отбывания наказания; об установлении административного надзора за лицами, освобождаемыми из мест лишения свободы):

Железнодорожный районный суд г. Рязани – 89;

Милославский районный суд – 268;

Московский районный суд г. Рязани – 570;

Рязанский районный суд – 466;

Скопинский районный суд – 360.

По мнению судей Рязанской области, использование данной информационной технологии с года продемонстрировало существенные преимущества: оперативность, сокращение сроков рассмотрения дел, повышение эффективности использования времени, что способствует увеличению количества рассматриваемых дел, обеспечение безопасности судей и работников суда, обеспечение соблюдения конституционных прав участников процесса, экономия расходования финансовых средств.

С 2012 года Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации запланировано поэтапное оснащение федеральных судов общей юрисдикции и объектов ФСИН комплектами видеоконференц-связи. Проведение судебных заседаний в режиме удаленного участия предполагается с использованием ведомственных каналов связи, соответствующих требованиям безопасности ГАС «Правосудие».

В адрес Судебного департамента управлением Судебного департамента в Рязанской области были направлены предложения для включения в план работ по поставке комплектов ВКС на объекты автоматизации Рязанской области по оснащению районных судов и учреждений уголовноисполнительной системы в Рязанской области.

В рамках договора от 09.09.2013, заключенного между ФГБУ «Информационно-аналитический центр поддержки ГАС «Правосудие» и ООО «Орбита-Сервис», до конца 2013 года все здания районных судов Рязанской области будут оснащены комплектами видеоконференц-связи.

Таким образом, развитие ВКС в уголовном судопроизводстве позволит обеспечить выполнение требований Конституции и федеральных законов Российской Федерации, а также добровольно взятых на себя Российской Федерацией обязательств по международным договорам и соглашениям в части соблюдения сроков рассмотрения материалов; экономить значительную часть бюджетных средств, выделяемых на этапирование заключенных.

МЕХАНИЗМ ОКАЗАНИЯ АДМИНИСТРАЦИЕЙ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

СОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЮ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Расследование пенитенциарных преступлений отличается ярко выраженным противодействием, в связи с чем возрастает значимость взаимодействия следователя с администрацией исправительных учреждений. Не случайно эти вопросы были предметом многих исследований (В.В. Николайченко, А.В. Акчурин, и др.). И тем не менее вопросы взаимодействия решаются особенно сложно. Даже в понятийном аппарате уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства и Законе «Об оперативно-розыскной деятельности», отсутствует термин «взаимодействие». Хотя необходимость этого вытекает из смысла и содержания этих законов (ст. 3, 109, 118, 119, 127, 196 и УПК РФ, ст. 7 Закона об ОРД).

Наиболее сложные ситуации возникают в сфере взаимодействие следователя с органами дознания. Органы, исполняющие лишение свободы признается органом дознания, поскольку наделены в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. Подобный способ отнесения ИУ к перечню органов дознания вызывает ряд возражений.

Во-первых, здесь проявляется прямое несоответствие: в ст. 13 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности», и УИК РФ, где в перечне органов, осуществляющих оперативнорозыскную деятельность, речь идет не об органах в целом, а лишь об их оперативных подразделениях. Во-вторых, само «привязывание» дознания к оперативно-розыскной деятельности представляется некорректным, поскольку производство последней не является обязательной функцией органа дознания (в п. 2–4 ч. 1 ст. 40 УПК РФ перечислены органы дознания, которые полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности не наделены). Изложенные соображения, на наш взгляд, обосновывают предложение указать в ч. 1 ст. 40 УПК РФ все без исключения органы дознания.

Применительно к дознанию к уголовно-исполнительной системе проблема не только не упростилась, а усложнилась. По сложившейся практике производство дознания поручалось наиболее подготовленному сотруднику из числа оперативных работников. Это фиксировалось в должностной инструкции оперативного работника, где указывалось, что он является дознавателем по уголовным делам. Инструкция утверждалась начальником учреждения. Таким образом, происходило делегирование части полномочий. В настоящее время это неприемлемо, поскольку ст. 41 ч. 2 УПК РФ запретила возложение полномочий дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

Запрет на участи оперативных работников в выполнении функции дознавателя мы рассматриваем в качестве формальной и неоправданной уступки законодателя сторонникам дальнейшего разграничения процессуальных и оперативно-розыскных функций в процессе предварительного расследования. Попутно отметим, что этим объясняется, замена в УПК РФ термина «следственнооперативная группа» на «следственная группа» (ст. 163 УПК РФ).

Положение о недопустимости возложения полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия применительно к уголовно-исполнительной системе породило много проблем. Оперативные аппараты и их сотрудники важнейшее звено в структуре ИУ, постоянно проводят в отношении отбывающих наказание оперативно-розыскные мероприятия. Это их постоянная работа. Этой формулировкой они практически выводятся из сферы дознания. В то же время совершенно понятно, что без участия оперативных служб в расследовании многие вопросы для следователя стают неразрешимыми.

Кроме того, не так уж широк по своим профессиональным качествам круг должностных лиц, которые могут обладать процессуальным статусом дознавателя, зачастую некому делегировать осуществление таких полномочий.

Положение можно решать двумя путями. Первый, это вернуться к имевшемуся ранее положению в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ такой процессуальной форме взаимодействия, как содействие органа дознания следователю при производстве предварительного следствия. Второй, дать указание в общей части УПК РФ на использование особой формы процессуального взаимодействия участников уголовного процесса – содействия. Это приведет к упрощения механизма взаимодействия, но оно необходимо.

Применительно к содействию администрации исправительного учреждения и их оперативных аппаратов следователю при производстве предварительного следствия следует понимать - совместная, взаимосогласованная процессуальная деятельностью под руководством следователя. Основаниями для оказания такого содействия являются следующие факторы: особый правовой режим мест лишения свободы, криминальная среда противостоящая расследованию, трудоемкость и особая специфика проведения следственных действий, надежная и проверенная практикой система противодействия расследованию и др. Учитывая специфику мест заключения, необходима разработка методических рекомендации по взаимодействию органов предварительного расследования в форме оказания содействия сотрудниками учреждений и органов исполняющих лишение свободы следователю при производстве следственных и процессуальных действий. Такая форма должна иметь письменный вид. Она может напоминать специальные уведомления Интерпола. Практика показывает, высокую эффективность такой формы, а случаи игнорирования сводятся к нулю. Кроме того оно не похоже по своей форме на отдельное поручение о низкой эффективности которого хорошо известно.

Возможен еще один путь решения проблем взаимодействия. Использование опыта зарубежных государств. Так, например, в уголовном процессе США не существует разграничения между оперативно-розыскной деятельностью и предварительным следствием. Расследование в американском смысле – это единый процесс, который носит негласный характер (вплоть до ареста подозреваемого). Все оперативно-следственные мероприятия проводятся под руководством и контролем прокурора, роль которого в известном смысле сопоставима с ролью следователя в российском процессе. Полагаем, что путь не на разъединение, а на дальнейшее объединение усилий наиболее перспективен.

НАЧАЛЬНИК ИСПРАВИТЕЛЬНОГОУЧРЕЖДЕНИЯ

КАК СУБЪЕКТ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Определение содержания процессуальных полномочий начальника исправительного учреждения как субъекта уголовного судопроизводства, а также изучение правовых и организационных отношений, возникающих между начальником исправительного учреждения и другими субъектами уголовного процесса (сотрудником исправительного учреждения, осуществляющим процессуальную деятельность, следователем, прокурором), имеет существенное практических значение, в деятельности УИС и направленно на повышение эффективности уголовно-процессуальной деятельности исправительных учреждениях.

Уголовно-процессуальная деятельность в УИС осложняется не только общими проблемами института неотложных следственных действий, но и наличием ряда обстоятельств. Во-первых, в УПК РФ отсутствует четкая регламентация процессуального статуса не только органа дознания уголовноисполнительной системы, но и его начальника, иных должностных лиц. Организация процесса производства следственных действий объединяет в себя, с одной стороны, реализацию в этом процессе норм УПК, УК, УИК РФ, общих условий и правил производства следственных действий, других регламентов и норм, а с другой – включение в этот процесс человеческой деятельности. Это в первую очередь организационная деятельность начальника ИУ в стадии предварительного расследования.

Помимо уголовно-процессуального руководства начальника ИУ, она является не менее эффективным средством, обеспечивающим своевременное и полное раскрытие и расследование преступлений.

В силу специфики правового статуса он является: административным руководителем для лиц, производящих неотложные следственные действия, сотрудников оперативного отдела, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и сотрудников, ведущих при ем, учет и регистрацию заявлений и сообщений о преступлениях, осуществляет контроль и несет ответственность за состояние дисциплины и правопорядка в подразделении и др. Таким образом, организационное руководство начальника исправительного учреждения представляет собой не только процессуальную деятельность, направленную на обеспечение выполнения задач уголовного судопроизводства. Вместе с тем совершенствование этой деятельности имеет важное значение в создании эффективной системы противодействия преступности. Дело в том, что уголовно-процессуальное законодательство содержит перечень процессуальных действий, устанавливает обязательный порядок и процессуальную форму их проведения. Однако при всем этом далеко не во всех случаях закон дает указания, при помощи каких форм деятельности, можно достигнуть наилучшего результата.

В ч. 1 ст. 40 УПК РФ законодатель изложил перечень тех государственных органов и должностных лиц, которые относятся к органам дознания. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся: органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативнорозыскной деятельности.

По мнению Б.Т. Безлепкина, включение органов исполнительной власти в число органов дознания только по признаку обладания ими полномочий на проведение оперативно-розыскной деятельности представляется несколько упрощенным, поскольку, во-первых, уголовнопроцессуальная и оперативно-розыскная деятельность являются совершенно разными, хотя и тесно взаимосвязанными сферами государственной деятельности, а во-вторых, наличие в УПК РФ отсылочных норм к иным нормативно-правовым актам вряд ли можно признать положительным явлением 1.

Для определения органов исполнительной власти, наделенных УПК РФ статусом органа дознания, необходимо обратиться к Федеральному закону от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»2, в соответствии со ст. 13 которого на территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям:

органов внутренних дел Российской Федерации;

органов федеральной службы безопасности;

федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны;

таможенных органов Российской Федерации;

службы внешней разведки Российской Федерации;

федеральной службы исполнения наказаний;

органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

органов внешней разведки Министерства обороны РФ.

По буквальному смыслу отсылочного пункта ч. 1 ст. 40 УПК РФ ФСИН, имеющая аналогично другим субъектам оперативно-розыскной деятельности в своей структуре оперативные подразделения, является органом дознания. Тем не менее некоторые ученые и практические работники рассматривают в качестве органа дознания должностных лиц – начальников учреждений и органов уголовноисполнительной системы, наделенных только полномочиями по производству неотложных следственных действий в порядке ст. 157 УПК РФ.

Конечно, ст. 40 УПК РФ должна содержать конкретный и исчерпывающий перечень государственных органов и должностных лиц, относящимся к органам дознания.

Эту позицию Б.Т. Безлепкин верно указывает: «Во-первых,… в настольной книге судей, прокуроров, следователей, дознавателей и адвокатов желательны исчерпывающие ответы на вопросы и о субъектах уголовно- процессуальных правоотношений, и об их содержании. Вовторых, в числе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, исчерпывающий перечень которых установлен ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», имеются и такие, которые к органам дознания никак отнести нельзя, потому что полномочиями возбуждать уголовное дело и расследовать его они не наделены, и собственной подследственности не имеют. Это оперативные подразделения федеральных органов государственной охраны, Службы внешней разведки Российской Федерации, органов внешней разведки Министерства обороны РФ»3.

См.: Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: учеб. пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 62.

См.: http://base.consultant.ru Безлепкин Б.Т. Указ. соч. С. 62.

С данной позицией нельзя не согласиться: органы и учреждения УИС, осуществляя оперативно-розыскную деятельность, должны в полном объеме приобретать статус органа дознания и полномасштабно осуществлять предварительное расследование по уголовным делам, но они не имеют определенной в законе подследственности. Ст. 157 УПК РФ наделяет начальников учреждений и органов лишь полномочиями по производству неотложных следственных действий.

По мнению А.С. Есиной и Е.Н. Арестовой, «под термином «орган дознания» следует понимать систему государственных учреждений и должностных лиц, уполномоченных законодателем осуществлять уголовно-процессуальную деятельность, отнесенную к их компетенции»1.

Наряду с указанной встречается и другая позиция, сторонники которой считают, что дознание – это вид деятельности не любых, а определенных государственных (административных) органов; что характерной чертой дознания является сочетание оперативно-розыскной и следственной функций, наконец, что целью дознания является не только раскрытие, но и обнаружение, предотвращение и пресечение преступлений. В.А. Иванов, например, писал, что дознание – это «деятельность специально на то управомоченных административных органов государства, сочетающая оперативнорозыскную и следственную функции и направленная на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, розыск и изобличение виновных». Почти такое же содержание вкладывает в понятие дознания Р.М. Готлиб, которая характеризует его как регулируемую нормами права «деятельность специально уполномоченных государственных органов, осуществляемая оперативно-розыскными и процессуальными методами под надзором прокурора в целях обнаружения, раскрытия, предотвращения и пресечения преступлений»2.

В настоящее время в компетенцию начальника учреждения уголовно-исполнительной системы Российской Федерации распространяется на уголовные дела о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками соответствующего учреждения, а также о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений иными лицами (п. 5 ч. 2 ст. УПК РФ). В этой связи возникает вопрос о содержании понятия «расположение указанных учреждений», и справедливо было бы считать охраняемые объекты, расположенные за пределами собственно территории исправительного учреждения, относящимися к расположению учреждения. А вот наделение начальников учреждений правом производства следственных действий по уголовным делам о преступлениях против установленного порядка несения службы не представляется верным, так как в данном случае присутствует ведомственный интерес, что не позволяет объективно произвести расследование.

В интересах реализации задач уголовного судопроизводства назрела необходимость разработки ведомственной инструкции ФСИН РФ закрепляющей компетенцию начальника исправительного учреждения в котором детально регламентировать его правовой статус как органа дознания; процессуальный порядок проведения доследственной проверки сообщений о готовящихся и совершенных преступлениях, также порядок принятия по ним соответствующих решений; развернутые рекомендации об особенностях осуществления неотложных следственных и розыскных действий по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно; вопросы взаимодействия сотрудников исправительного учреждения с должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, и другие проблемы, возникающие в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации.

Необходимо внести дополнения в УПК РФ, указав круг субъектов, обладающих правом производства предварительного следствия, которые приходится логически домысливать, исходя из предписаний ст. 151 УПК РФ.

Следует устранить противоречия в УПК РФ (ст. 40, ст. 157) путем внесения поправок в ст. УПК РФ, указав на то, что органом дознания являются начальники учреждений и органов уголовноисполнительной системы Российской Федерации.

См.: Есина А.С., Арестова Е.Н. Указ. соч. С. 8.

См.: Готлиб Р.М. Прокурорский надзор за исполнением законом при производстве дознания органами милиции: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1970. С. 10.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЭТАПА РАССЛЕДОВАНИЯ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ,

СВЯЗАННЫХ С ДОСТАВКОЙ ЗАПРЕЩЕННЫХ ПРЕДМЕТОВ

НА ТЕРРИТОРИЮ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Конкретные цели, стоящие перед следователем, условия характер его работы в разные периоды расследования преступлений коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений, весьма динамичны. Вариативность непосредственных задач расследования закономерна, связана не только с происходящими по делу процессуальными изменениями, но главным образом с логикой развития криминалистической деятельности следователя. Поэтому при выборе методики расследования должностных преступлений необходимо учитывать этапы расследования, существенно влияющие на его характер и содержание.

В едином процессе расследования целесообразно выделить несколько относительно самостоятельных этапов. Большинство ученых-криминалистов полагают, что наиболее важное значение имеет первоначальный этап расследования, который позволяет правильно квалифицировать преступные действия должностных лиц, существенным образом влиять на эффективность дальнейшего расследования по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений.

По нашему мнению, к отличительным особенностям первоначального этапа относятся:

относительная непродолжительность;

как правило, отсутствие развернутого плана расследования;

наличие перечня следственных действий и других мероприятий, подлежащих безотлагательному проведению в ходе отработки типичных версий.

Перечисленные особенности, несомненно, существенным образом влияют не только на характер организационной работы следователя в ходе первоначального этапа, но и в ряде случаев и на их тактику1.

Расследование часто начинается с анализа выявленных признаков совершения преступления, анализа данных о субъекте преступления, способе совершения преступления; преступном результате;

времени и других обстоятельствах, относящихся к обстановке места происшествия; после чего следователь прибегает к мысленному моделированию события, выдвигая возможные версии произошедшего.

Следственные версии можно классифицировать по различным основаниям. В зависимости от характера исходной информации о предполагаемом преступлении можно выделить: версии о событии преступления; версии о субъекте и субъективной стороне преступления; версии об иных обстоятельствах преступления.

Ключевым аспектом расследования любых преступлений коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений выступает необходимость:

решения вопроса о принадлежности подозреваемого лица к категории должностных лиц;

изучения круга служебных обязанностей, полномочий и компетенцию лица, характера подчиненности, особенностей документооборота;

выяснения характера противоправного деяния, которое нанесло существенный вред интересам граждан, государству;

установления виновности должностного лица;

установления причинной связи между деянием и последствиями;

учитывать многообразие способов сокрытия должностных преступлений.

Особенности деятельности правоохранительных органов на первоначальном этапе расследования преступлений коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений проявляются в зависимости от обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Такая деятельность может быть упорядочена, и представлять собой алгоритм действий в зависимости от определенных условий. Разумеется, нельзя предусмотреть См.: Борзов А.А. Первоначальный этап расследования уголовных дел о должностных преступлениях в правоохранительных органах (теоретико-правовой аспект) // Рос. следователь. 2008. № 18. С. 3.

заранее все возможные варианты таких действий, так как условия по своей природе не постоянны, но в этих случаях нужно исходить из типичных следственных ситуаций1.

Анализ следственной и судебной практики, а также результаты опроса практических работников позволили выделить следующие типичные ситуации, складывающиеся на этапе решения вопроса о возбуждении уголовного дела и на первоначальном этапе расследования преступлений коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений:

Ситуация 1. Лицо задержано с поличным в момент совершения преступления коррупционной направленности, связанного с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений или непосредственно после его совершения.

Ситуация 2. Имеется информация о ранее совершенном преступлении коррупционной направленности, связанного с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений, а также имеются отдельные сведения об основных элементах механизма преступления.

Как правило, типичные следственные ситуации предопределяют направление расследования, влияют на формирование общих версий, выбор алгоритма следственных действий, оперативнорозыскных и режимных мероприятий. Кроме того, они позволяют уточнить перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Алгоритм действий следователя по разрешению ситуации и проверке версий при расследовании преступлений коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений сотрудников включает в себя:

оценку исходной следственной ситуации;

выдвижение версий по основным обстоятельствам расследуемого события;

постановку тактических задач и планирование начала расследования;

планирование и производство отдельных следственных действий и тактических операций по проверке версий, решению поставленных задач.

Подводя итог вышесказанному, еще раз отметим, важность типизации следственных ситуаций, складывающихся на первоначальном этапе расследования преступлений, который позволяет правильно квалифицировать преступные действия должностных лиц, существенным образом влиять на эффективность дальнейшего расследования по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности, связанных с доставкой запрещенных предметов на территорию исправительных учреждений.

ПОТЕРПЕВШИЙ В СТАДИИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРА:

НОВЫЙ ПОДХОД К СТАРОЙ ПРОБЛЕМЕ

Защите прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, ее совершенствованию уделяется много внимания в юридической литературе. Среди многочисленных теоретических, правовых и прикладных аспектов данной проблематики в последнее время актуализировался вопрос об участии потерпевшего в судебном производстве, осуществляемом на стадии исполнения приговора. Ранее он фактически не фигурировал в научных работах, в том числе монографического характера, посвященных потерпевшему как участнику уголовного судопроизводства и судебной деятельности при исполнении приговора. Главной причиной тому было отсутствие в уголовно-процессуальном законе нормы, которая предусматривала бы возможность участия потерпевшего в судебных заседаниях, проводимых по правилам ст. УПК РФ. В уголовно-процессуальном законодательстве также зафиксировано принципиальное правило: позиция потерпевшего в части назначения наказания подсудимому, выраженная им в судебных прениях, не обязательна для суда (ст. 292 УПК РФ). Логично предположить, что мнение потерпевшего не обязательно для суда и при решении им вопроса об освобождении осужденного от наказания в ходе его исполнения.

См.: Особенности расследования тяжких преступлений (руководство для следователей) / отв. редакторы Б.П. Смагоринский, А.А. Закатов. Волгоград, 1995. С. 22.

В контексте исследуемой проблематики представляет интерес правовая позиция, сформулированная в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»

где разъяснено: «Потерпевшему, его представителю, законному представителю на любом этапе уголовного судопроизводства должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимым для ее обоснования. При этом следует учитывать доводы потерпевшего по вопросам, которыми затрагиваются его права и законные интересы, и дать им мотивированную оценку при принятии судебного решения»1.

Можно утверждать, что данная правовая позиция частично реализовалась в Федеральном Законе № 221-ФЗ от 23 июля 2013 г., которым внесены изменения в статью 399 УПК РФ и потерпевшему, его законному представителю и (или) представителю предоставлено право участвовать лично либо с помощью средств видеоконференц-связи в судебном заседании при рассмотрении судом вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением от наказания и с заменой неотбытой части наказания более мягким видом наказания, а по результатам участия заявлять ходатайства, отводы, давать объяснения и представлять документы2.

Если не вдаваться в детали данной уголовно-процессуальной новеллы, то может сложиться впечатление, что потерпевший стал играть новую, активную роль в рамках судебного производства по делам об условно-досрочном освобождении от наказания и заменой неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Однако фактически это не так. Позиция потерпевшего не имеет правового значения при разрешении судом данных вопросов. Более того, ст. УПК РФ в обновленном виде не предусматривает возможности доведения потерпевшим до суда своей позиции по существу рассматриваемого ходатайства. Да и трудно предположить, чтобы потерпевший, не имеющий доступа к информации о поведении осужденного в исправительном учреждении, мог привести какие-либо веские доводы об отсутствии предусмотренных законом оснований для его условно-досрочного освобождения от наказания. Не случайно в этой связи, что постановления суда, вынесенные при рассмотрении вопросов, указанных в п. 4 и 5 ст. УПК РФ, не могут быть обжалованы потерпевшим. И это главное для реальной оценки процессуального статуса потерпевшего в рамках производства по данной категории дел в стадии исполнения приговора.

Участие потерпевшего в судебной процедуре рассмотрения ходатайств осужденного об условно-досрочном освобождении от наказания и замене наказания более мягким видом наказания, с учетом потенциальных возможностей потерпевшего, предоставленных ч. 2.1 ст. 399 УПК РФ, по большому счету, лишено практической целесообразности.

В связи с анализом содержания новой части 2.1., которой дополнена ст. 399 УПК РФ, представляет интерес правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная им в определении от 3 апреля 2007 г. № 330-0-0. Она заключается в следующем: отсутствие в ст. 399 УПК РФ положений об участии потерпевшего по уголовному делу в судебном заседании при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного, о предоставлении потерпевшему права высказать и обосновать свою позицию не означает умаление гарантий его права на судебную защиту и права требовать возмещения причиненного ущерба как после принятия судом решения об условно-досрочном освобождении и от отбывания наказания, так и после исполнения предусмотренного приговором наказания. Кроме того, участие потерпевшего в решении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного противоречило бы правовой природе и целям наказания, исполнение которого может зависеть от волеизъявления потерпевшего3.

Таким образом, мы имеем наглядный пример, когда законодатель не учитывает, если не игнорирует, правовую позицию Конституционного Суда РФ по обсуждаемому вопросу, которая представляется достаточно убедительно аргументированной. Подобный шаг законодателя скорее выглядит популистским, чем обоснованным с научной и практической позиций. Кроме того, не совсем понятно следующее: почему закон допускает участие потерпевшего в судебном заседании лишь при рассмотрении ходатайств осужденного об условно-досрочном освобождении от наказания и замене наказания более мягким видом наказания. Точно также потерпевшему может быть не безразлична судьба дел, рассматриваемых в стадии исполнения приговора, когда судебным решением улучшается См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 9. С. 23.

См.: Российская газета. 2013. 25 июля.

См.: Вопросы уголовного судопроизводства в решениях Конституционного Суда Российской Федерации / З.Д. Еникеев, Е.Г. Васильева, Р.М. Шагеева, Е.В. Ежова. М., 2011. С. 407.

(порой самым серьезным образом) положение осужденного в сравнении с тем, как оно было определено в приговоре (пункты 3, 6, 8, 8-1, 14, 17-1 ст. 397 УПК РФ).

В судебной практике при рассмотрении в порядке ст. 399 УПК РФ вопросов, касающихся исполнения приговора в части гражданского иска, потерпевший, признанный по уголовному делу гражданским истцом, извещается судом о дате, времени и месте судебного заседания. Ему также направляется копия постановления по результатам рассмотрения этих вопросов. Кроме того, суды принимают к рассмотрению в порядке ст. 399 УПК РФ ходатайства потерпевших: о возврате принадлежащих им и приобщенных к уголовному делу вещественных доказательств; о компенсации процессуальных издержек, когда эти вопросы не решены в приговоре; о замене стороны взыскателя (гражданского истца) по гражданскому иску; определении учреждения, обязанного компенсировать судебные издержки. Отдельные суды рассматривают по правилам ст. 399 УПК РФ ходатайства гражданских истцов об индексации денежной суммы, взысканной в их пользу по приговору суда.

В заключение отметим, что участие потерпевшего в решении судом вопросов, связанных со смягчением первоначально определенной судебным приговором «участи» осужденного, в принципе противоречит правовой природе и целям наказания, исполнение которого не может зависеть от волеизъявления потерпевшего. Поэтому наделение последнего правами, которые реально бы сделали состязательным порядок рассмотрения судом дел об условно-досрочном освобождении от наказания и замене неотбытого наказания более мягким видом наказания (право довести до суда свои доводы, обжаловать судебное постановление), вступило бы в противоречие с фундаментальными положениями уголовного права. В уголовно-процессуальном аспекте потерпевший объективно не в состоянии представить суду обоснованные доводы по существу рассматриваемых дел, указанных в п. 4 и 5 ст.

397 УПК РФ.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ

ФСИН РОССИИ КАК ОРГАНА ДОЗНАНИЯ

Проходящая в Российской Федерации судебная реформа быстрыми темпами осваивает важнейшие для развития демократического государства отрасли права. Значительные достижения в осуществлении данной реформы пришлись на конец XX и начало XXI вв. В этот период были приняты основные законы, направленные на борьбу с правонарушениями и преступлениями, среди которых далеко не последнее место отведено Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (УПК РФ).

УПК РФ сегодня с трудом можно назвать новым. С одной стороны это обусловлено сроком его действия, с другой – количеством тех изменений и дополнений, которые он претерпел. Несмотря на бесчисленное множество последних, УПК РФ по прежнему нуждается в совершенствовании отдельных процессуальных институтов. Так, на наш взгляд, в УПК РФ нечетко определен круг органов и должностных лиц, обладающих правом производства дознания по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в уголовно-исполнительной системе. Соответственно не определен и их правовой статус. Поэтому сегодня отсутствует по данным вопросам единое мнение и, как следствие, толкование и применение уголовно-процессуальных норм, регулирующих производство дознания по уголовным делам рассматриваемой категории.

Ретроспективный анализ положений уголовно-процессуального законодательства в контексте УИС, на наш взгляд, целесообразно начать с рассмотрения норм УПК РСФСР 1923 г. Однако невозможно упускать из виду и то, что в положениях Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (далее – УУС) отсутствовали предписания определяющие производство по уголовному делу в местах лишения свободы. УПК РСФСР 1922 г. так же не имел нормативных установлений по расследованию уголовных дел в исправительных учреждениях. Вместе с тем, процедура дознания по уголовным делам была известна как УУС, так и УПК РСФСР 1922 г.

Постановлением СНК от 12 октября 1922 г. все места заключения были переданы НКВД.

Согласно ч. 3 ст. 97 УПК РСФСР 1923 г. к органам дознания относились правительственные учреждения и должностные лица по делам о незаконных действиях подчиненных им должностных лиц.

Из приведенного с уверенностью можно заключить, что начальники мест заключения, при совершении преступления подчиненными ему должностными лицами, были наделены уголовнопроцессуальными полномочиями и могли производить дознание.

Следующий уголовно-процессуальный закон был принят в 1960 г. Помимо того, что положения нового нормативного акта отличались тщательной проработкой, в нем были сохранены все выдержавшие испытание временем нормы, содержащиеся в Кодексе 1923 г.

В ч. 4 ст. 117 УПК РСФСР 1960 г. в числе органов дознания назывались начальники исправительно-трудовых учреждений – по делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками этих учреждений, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении исправительно-трудовых учреждений.

Таким образом, можно заметить сохранявшуюся в уголовно-процессуальном законодательстве в период 1923–2001 гг. тенденцию, согласно которой начальник исправительного учреждения являлся органом дознания и, обладая процессуальным статусом, вступал в уголовно-процессуальные отношения.

Следующим этапом развития уголовно-процессуального законодательства России стало принятие в рамках Концепции судебной реформы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). Его принятию предшествовала широкая дискуссия, предметом которой стала детальная проработка положений закона. Однако, несмотря на длительную полемику, УПК РФ предстал перед своей аудиторией абсолютно не в том виде, в каком его ожидали увидеть ученые-правоведы и правоприменитель.

Анализ норм УПК РФ позволяет прийти к выводу, что перечень органов дознания в УПК РФ определен нечетко. Вместе с тем уголовно-процессуальный закон в той или иной части содержит предписания, адресованные строго определенным участникам уголовного судопроизводства – органам дознания. Такой, например, является норма, предусматривающая производство неотложных следственных действий, где содержится указание на то, что при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания в порядке, установленном статьей 146 УПК РФ, возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия (ч. 1 ст. 157 УПК РФ). Далее значится – начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы – по уголовным делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками соответствующих учреждений и органов, а равно о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений и органов иными лицами (п. 5 ч. 2 ст. 157 УПК РФ).

При внимательном изучении ст. 157 УПК РФ видно, что речь в ней идет об органах дознания.

Так, части 1, 3, 4 названной статьи предусматривают полномочия именно органов дознания. Часть предписывает производство неотложных следственных действий государственным органам и должностным лицам.

Из приведенного с достаточной ясностью следует, что органы и должностные лица, о которых говорится в п.п. 1, 3, 4, 6 ч. 2 ст. 157 УПК РФ ранее фигурируют в статьях УПК РФ. Однако начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы из всех положений УПК РФ здесь упоминаются впервые. Наличие такого должностного лица в статье, предусматривающей полномочия органов дознания, наталкивает на мысль о том, что он также является органом дознания. Тогда неясно, как быть с нормой, определяющей органы дознания? Там нет непосредственного упоминания о начальниках учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в качестве органа дознания.

Подобное указание отсутствует и в ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», к которой отсылает нас п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ.

Чтобы выяснить, кто (или что) является органом дознания в УИС, необходимо было обратиться к Закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (на момент вступления УПК РФ в силу – 1 июля 2002 г.), который в число органов, наделенных полномочиями по осуществлению оперативнорозыскной деятельности, включал Министерство юстиции Российской Федерации, а точнее – его оперативные подразделения (п. 8 ст. 13). Вместе с тем, окончательного ответа на поставленный вопрос это не давало, в связи с чем сохранялась необходимость дальнейшего поиска надлежащего нормативного акта, из которого с полной очевидностью следовало бы то, что соответствующими полномочиями наделяются конкретные подразделения (должностные лица) Минюста России. Отметим лишь то, что следующей отправной точки не было ни в УПК России, ни в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности».

Сложившаяся ситуация привела к тому, что в Алтайском крае, Москве, Московской области и большинстве других регионов получила распространение практика, согласно которой при совершении осужденными и лицами, содержащимися под стражей, преступлений, подследственных органам дознания, расследование по ним проводилось сотрудниками специализированных подразделений дознания органов внутренних дел. Не все субъекты России следовали данным путем, были регионы, где продолжала действовать практика предыдущих лет. Таковой, например, была Кемеровская область.

Однако вскоре и там отказались от производства дознания в исправительных учреждениях силами сотрудников ФСИН.

Такая позиция отчасти находит понимание и у автора. Вызвано это, прежде всего, тем, что во время проведения мониторинга мнения относительно УПК РФ в 2002 г. в городе Новосибирске руководитель группы разработчиков проекта УПК РФ Е.Б. Мизулина на вопрос представителя УИС о том, имеются ли у администрации исправительных учреждений полномочия органа дознания, дала отрицательный ответ. Ответ, на наш взгляд, оказался не менее оригинальным, чем формулировка самого п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ. Но одно дело теория и совсем другое практика: заявление Е.Б. Мизулиной и коллизии УПК РФ для теоретиков – почва к размышлению, а для правоприменителя – «камень преткновения».

В ходе дальнейшего анализа нормативно-правовых актов виделось уместным обращение к нормам Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Так, в ст. 84 УИК РФ содержалось предписание, из которого недвусмысленно следовало, что оперативные аппараты исправительных учреждений осуществляют оперативно-розыскную деятельность.

В настоящее время п. 8 ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

называет Федеральную службу исполнения наказаний. Считаем, что данное изменение вносит некоторую ясность, но не разрешает этот вопрос по существу.

Резюмируя сказанное, полагаем, коллизия между ст. 40 и ст. 157 УПК РФ очевидна. Согласно первой (со всей необходимой интерпретацией), органами дознания являются оперативные подразделения ФСИН. В соответствии со ст. 157 УПК РФ органом дознания являются начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

Полагаем, в УПК РФ в части, касающейся органа дознания УИС, следовало бы конкретизировать положение ст. 40, в соответствии с которым полномочиями органа дознания наделялось бы уголовно-исполнительное учреждение. Начальников уголовно-исполнительных учреждений, являющихся органами дознания, целесообразно наделить статусом начальника органа дознания.

Необходимость наделения исправительных учреждений уголовно-процессуальным статусом видится обоснованной с точки зрения специализации органов и должностных лиц, уполномоченных на осуществление производства по уголовным делам.

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ ФСИН РОССИИ

Уголовно-процессуальный кодекс РФ является одним из наиболее часто меняющихся нормативных актов. Изменения, внесенные Федеральным законом от 04.03.13 № 23-ФЗ, существенно затронули правила производства в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а соответственно повлияли и на практику его применения в таком органе дознания, как Федеральная служба исполнения наказаний.

Речь прежде всего идет о расширении полномочий субъектов уголовно-процессуальной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела. Право не только назначить, но и провести судебную экспертизу позволит не дублировать одни и те же по сути процессуальные действия, проводимые ранее до возбуждения уголовного дела как исследования, а в дальнейшем как экспертизы. Разрешилась и существовавшая ранее проблема, связанная с возможностью видоизменения и утраты исследуемого вещества (например, наркотиков) в ходе исследования, делавшая невозможным производство экспертизы по тем же самым вопросам после возбуждения уголовного дела.

Существенным положительным сдвигом в сфере регламентации проверки сообщений о преступлении является также законодательное закрепление в ч. 1 ст. 144 УПК РФ право должностного лица, производящего проверку, получать объяснения. Ранее сотрудники органов внутренних дел при получении объяснений могли руководствоваться ст. 13 Федерального закона «О полиции», а поскольку подобной нормы в федеральных законах относительно сотрудников учреждений и органов ФСИН России не существовало, должностные лица, проводившие проверку сообщений о преступлениях в исправительных учреждениях, вынуждены были использовать положения приказа Минюста России от 11 июля 2006 г. № 250 «Об утверждении Инструкции о приеме, регистрации и проверке в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы сообщений о преступлениях и происшествиях».

Возможности по продлению сроков проверки до 30 суток для производства судебных экспертиз, исследований документов, предметов и трупов, а также для проведения оперативно-розыскных мероприятий предоставляют сотрудникам исправительных учреждений дополнительные возможности для проведения объективной проверки и принятия законного и обоснованного решения. Положительным является также уменьшение перечня следственных действий, для производства которых требуется участие понятых, поскольку в условиях исправительного учреждениях найти лиц, отвечающих всем требованиям к понятым, всегда было весьма сложно.

Вместе с тем, основные проблемы регламентации уголовно-процессуальной деятельности в уголовно-исполнительной системе остались те же. Как известно, основная проблема заключается в том, что Федеральная служба исполнения наказаний по смыслу ч. 1 ст. 40 УПК РФ относящаяся к органам дознания, не обладает одним из основных полномочий органа дознания, а именно правом расследования уголовных дел в форме дознания. Об этой проблеме неоднократно указывалось в юридической литературе. К примеру, А.В. Беляков полагает, что предоставление полномочий производства дознания повлечет необходимость преобразований не только в структуре ФСИН России, но и финансовые затраты в связи с введением должности дознавателя, что экономически необоснованно, а кроме того, по мнению указанного автора, наделение ФСИН России функцией уголовного преследования может негативно сказаться на объективности расследования1. Полагаем, что для реализации функции дознания в исправительных учреждениях совсем не обязательно вводить в штат должности дознавателей, поскольку в соответствии с п. 7 ст. 5 УПК РФ дознаватель – это в том числе должностное лицо органа дознания, уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания. В период действия УПК РСФСР расследованием уголовных дел в форме дознания и протокольной формой досудебной подготовки материалов занимались, как правило, оперуполномоченные исправительных учреждений. Особенно актуально, на наш взгляд, дополнение уголовно-процессуальных полномочий Федеральной службы исполнения наказаний полномочием по производству дознания в настоящее время, когда в УПК РФ появилась новая сокращенная форма дознания, позволяющая в более короткие сроки и в упрощенной форме собрать материалы для направления в суд.

Еще одной проблемой остается вопрос не законодательного закрепления новых полномочий, а практики применения существующих. Речь идет о полномочии по производству неотложных следственных действий, которое практически не используется начальниками учреждений и органов уголовноисполнительной системы. К причинам, по которым указанное право не реализуется, можно отнести в частности позицию ряда прокуроров и руководителей о недопустимости производства неотложных следственных действий сотрудниками исправительных учреждений2. Как показывает интервьюирование сотрудников учреждений ФСИН России, они также не заинтересованы в возбуждении уголовных дел и производстве неотложных следственных действий, поскольку считают себя некомпетентными в вопросах расследования и опасаются совершить ошибки и нарушения, за которые они могут получить в дальнейшем различного рода взыскания. Думается, что сложившаяся практика является не вполне обоснованной.

Как правило, оперуполномоченные исправительных учреждений, на которых могут быть возложены полномочия по закреплению доказательств и расследованию «по горячим следам», имеют юридическое образование, а знание специфики исправительного учреждения может оказать неоценимую помощь в выборе тактики производства конкретного следственного действия.

Таким образом, можно констатировать, что несмотря на существенные изменения в УПК РФ, уголовно-процессуальная компетенция учреждений и органов ФСИН России остается прежней, и для оптимизации указанного направления деятельности уголовно-исполнительной системы требуется не только изменение законодательства, но и практики его применения.

См.: Беляков А.В. К вопросу о процессуальном статусе сотрудников исправительных учреждений // Рос.

следователь. 2010. № 7. С. См., напр.: Османова Н.В. Соблюдение норм о подследственности при проведении неотложных следственных действий в учреждениях уголовно-исполнительной системы // Особенности уголовно-процессуальной деятельности органов и учреждений ФСИН России: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. (Вологда, 25 ноября 2011 г.) / отв. ред. А.М. Лютынский. Вологда, 2012. С. 49–50.

К ВОПРОСУ ОБ АЛГОРИТМИЗАЦИИ ВЫЯВЛЕНИЯ, РАССЛЕДОВАНИЯ,

И ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ

С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ В УЧРЕЖДЕНИЯХ ФСИН РОССИИ

Рассмотрим три типичных ситуации, возникающих при выявлении и расследовании преступлений данной категории в пенитенциарных учреждениях ФСИН России: обнаружение наркотических средств либо психотропных веществ при досмотре передачи; обнаружение наркотических средств либо психотропных вещества при досмотре бандероли (посылки); обнаружение наркотических средств либо психотропных веществ при обыске осужденного (обвиняемого, подсудимого), либо досмотре его вещей.

Так, по нашему мнению, типовой алгоритм деятельности сотрудников УИС при выявлении признаков подобного преступления может выглядеть следующим образом:

1. В случае обнаружения наркотического средства либо психотропного вещества во время досмотра передачи: сообщение в форме рапорта поступает в дежурную часть исправительного учреждения от сотрудника, производящего в учреждении досмотр передач, об обнаружении в передаче вещества, предположительно наркотического содержания.

На рапорте начальник учреждения, либо заместитель начальника, курирующий ОРД накладывает резолюцию с поручением о проведении проверки. Сотрудник учреждения, которому поручено проведение проверки, производит осмотр места происшествия, который оформляется протоколом данного следственного действия. Одновременно с осмотром вызывает следственно-оперативную группу из управления ФСКН России в своем регионе. В ходе осмотра места происшествия необходимо изымать предмет (контейнер), в котором было обнаружено вещество, и заявление лица на передачу продуктов, предметов осужденному (обвиняемому, подсудимому).

Сотрудник учреждения, которому поручено проведение проверки, направляет изъятое из передачи вещество на исследование в территориальное ЭКО УФСКН России, при этом оформляет задание на исследование вещества, которое подписывает начальник учреждения либо заместитель начальника.

Задание на исследование вещества передается сотрудником территориального УФСИН России в секретариат УФСКН России того же региона с уведомлением по телефону ответственного дежурного Управления либо в нерабочие дни ответственному дежурному Управления. Справка об исследовании в обязательном порядке прилагается к материалам проверки. Так же в ходе проверки сотруднику территориального УФСИН России необходимо получить объяснения: от лица, пытавшегося передать продукты, предметы в которых было обнаружено наркотическое средство; от осужденного (обвиняемого, подсудимого), на имя которого направлялась передача; от сотрудника, производившего в учреждении УФСИН досмотр передач, и обнаружившего в передаваемых продуктах, предметах, наркотическое средство; от понятых, участвовавших в осмотре места происшествия (при необходимости).

К материалам проверки в обязательном порядке прилагаются следующие документы: надлежащим образом заверенная копия листка учета передач осужденного (обвиняемого, подсудимого), которому адресовалась передача;

надлежащим образом заверенная выписка из нормативно-правового акта (ПВР), регламентирующего основания и порядок производства досмотра поступающих в учреждение УФСИН России передач; копия паспорта (документа, удостоверяющего личность) лица, пытавшегося передать продукты, предметы в которых было обнаружено наркотическое средство.

Сотрудник учреждения, которому поручено проведение проверки, в случае обнаружения наркотических средств и психотропных веществ, пишет рапорт об обнаружении признаков состава преступления, и выносит постановление о передаче сообщения о преступлении по подследственности.

Материалы передаются с сопроводительным письмом за подписью начальника, заместителя начальника учреждения в прокуратуру для определения подследственности.

2. При обнаружении наркотических средств или психотропных веществ в посылках и бандеролях:

При поступлении сообщения в форме рапорта от сотрудника, производящего в учреждении УФСИН России досмотр поступивших бандеролей (посылок), об обнаружении в бандероли (посылке) вещества, предположительно наркотического средства.

Вызываются сотрудники территориального УФСКН России (через ответственного дежурного по телефону).

До их прибытия сотрудниками учреждения УФСИН России обеспечивается охрана места происшествия – комнаты досмотра поступивших бандеролей (посылок), содержимого бандероли (посылки) с обнаруженным веществом (предположительно наркотическим средством).

Сотрудниками оперативного отдела учреждения УФСИН России до прибытия сотрудников УФСКН России проводятся неотложные оперативно-розыскные мероприятия с целью установления лиц, причастных к поставке обнаруженного вещества (предположительно наркотического средства).

Кроме этого сотрудниками оперативного отдела к моменту прибытия сотрудников УФСКН России предоставляются: надлежащим образом заверенная копия листка учета бандеролей (посылок) осужденного (обвиняемого, подсудимого), на имя которого поступила бандероль (посылка);

надлежащим образом заверенная выписка из нормативно-правового акта, регламентирующего основания и порядок производства досмотра поступающих в учреждение УФСИН России бандеролей (посылок); копию справки-характеристики осужденного, на имя которого поступила бандероль (посылка); копию справки-характеристики осужденного, которому фактически предназначалась бандероль (посылка) (при установлении данного лица).

Собранный материал сотрудниками ИУ передается следователю УФСКН России под роспись.

Сотрудники УФСКН России производят осмотр места происшествия. К осмотру привлекается эксперт (специалист) для обнаружения и фиксации следов преступления, производства фото-видеосъемки. К протоколу осмотра места происшествия в обязательном порядке прилагается фототаблица (если проводилось фотографирование). В ходе осмотра места происшествия необходимо также изымать предмет (контейнер), в котором было обнаружено вещество, и упаковку бандероли (посылки) с почтовыми реквизитами.

Составляется задание на исследование и рапорт об обнаружении признаков преступления (если таковое будет выявлено по результатам исследования).

В случае регистрации материалов проверки сотрудниками УФСИН России в книге регистрации сообщений о преступлении (КРСП), дальнейшие действия заключаются в - сборе и направлении сотрудниками УФСИН России материала проверки через прокуратуру).

Материалы передаются с сопроводительным письмом за подписью начальника, либо его заместителя курирующего ОРД в УФСКН России либо прокуратуру для определения подследственности.

3. Обнаружение наркотического средства при досмотре осужденного (обвиняемого, подсудимого), либо его вещей.

Уполномоченным сотрудником учреждения УФСИН России производится обыск осужденного (обвиняемого, подсудимого), либо досмотр его вещей и составляется соответствующий акт1. В акте обязательно содержатся ссылки на конкретные статьи нормативно-правового акта, регламентирующего основания и порядок производства обыска осужденного (обвиняемого, подсудимого), либо досмотра его вещей. При досмотре в обязательном порядке присутствуют понятые (не заинтересованные лица) либо производится видеофиксация. В протоколе указывается точное место обнаружения вещества (предположительно наркотического средства). К досмотру по возможности привлекается эксперт (специалист) для обнаружения и фиксации следов преступления, производства фотографирования. К акту досмотра в случае фотографирования в обязательном порядке прилагается фототаблица.

Сотрудник учреждения, которому поручено проведение проверки, производит осмотр места происшествия, которое оформляется протоколом осмотра. В ходе осмотра места происшествия необходимо также изымать вещи, в которых было обнаружено вещество.

Сотрудник учреждения, которому поручено проведение проверки, изъятое из передачи вещество направляет на исследование в территориальное ЭКО УФСКН России, при этом оформляет задание, которое подписывает начальник учреждения либо его заместитель.

Задание на исследование вещества передается сотрудником УФСИН России в секретариат УФСКН России с уведомлением по телефону ответственного дежурного Управления либо в нерабочие дни ответственному дежурному Управления. Справка об исследовании в обязательном порядке прилагается к материалам проверки. Так же в ходе проверки сотруднику ИУ необходимо получить объяснения: от лица, у которого (либо в вещах которого) было обнаружено наркотическое средство;

См.: Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы:

утв. приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14.10.2005 № 189; Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений: утв. приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03.11.2005 № 205.

от понятых, принимавших участие в досмотре; от лиц, могущих сообщить какие-либо сведения, имеющие отношения к обнаружению наркотического средства.

К материалам проверки в обязательно порядке прилагаются: надлежащим образом заверенная выписка из нормативно-правового акта (ПВР), регламентирующего основания и порядок производства досмотра осужденного (обвиняемого, подсудимого), либо его вещей; копия паспорта (документа, удостоверяющего личность) лица, у которого (либо в вещах которого) было обнаружено наркотическое средство; копия справки-характеристики на осужденного (обвиняемого, подсудимого), у которого (либо в вещах которого) было обнаружено наркотическое средство.

Сотрудник учреждения, которому поручено проведение проверки, в случае обнаружения НС и ПВ, пишет рапорт об обнаружении признаков состава преступления, и выносит постановление о передаче сообщения о преступлении по подследственности.

Материалы передаются с сопроводительным письмом за подписью начальника учреждения либо его заместителем, курирующим ОРД в УФСКН России по региону либо прокуратуру для определения подследственности.

Таким образом, эффективность раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков в учреждениях УИС зависит от соответствующего уровня организации взаимодействия оперативных подразделений, лиц закрепленных приказом начальника учреждения в качестве дознавателей и следователей ФСКН России. В связи с чем, необходимо разработать практические рекомендации в виде памятки по действиям сотрудников учреждения при обнаружении признаков преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков, инструкции по действиям при обнаружении конкретного вида преступления с алгоритмом действий каждого сотрудника оперативной группы дознания и их взаимодействия с сотрудниками УФСКН России. Ведь от их четких действий и взаимодействия в дальнейшем зависит исход любого дела. Все практические рекомендации и инструкции необходимо изучить в рамках служебной подготовки и использовать при обнаружении признаков любого преступления.

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЫ УКРАИНЫ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Являясь одним из государств – основателей Организации Объединенных Наций, Украина участвовала в разработке Всеобщей декларации прав человека. Представляя демократические ценности, наша страна присоединилась к Совету Европы и на данном этапе активно проводит политику интеграции в Европейское сообщество.

Украина является участницей большинства международных соглашений в области прав человека, которые последнее время активно внедряются в национальном законодательстве. Сегодня, учитывая этот важный вопрос, нам необходимо проанализировать, как права человека реализуются на практике, в исполнении утвержденных законов.

Важным аспектом деятельности государственных органов является ряд мероприятий направленных на предотвращение нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. С целью более эффективного осуществления решений Европейского суда по правам человека, Министерство юстиции подготовило проект Закона «О государственных гарантиях исполнения судебных решений», принятый парламентом в прошлом году.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |


Похожие работы:

«ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ МОНИТОРИНГ СМИ ПО ТЕМАТИКЕ ГОСУДАРСТВЕННОЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА 29 августа - 4 сентября 2011 года –2– Кратко Внешэкономбанк Югра. Октябрьский район: государственно-частное партнерство 01.09.2011 г. ru/official-ugra/areas-press-releases/79399-yugra-oktyabrskiy-rayongosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo.html Что поможет российским банкам 31.08.2011 г. http://bankir.ru/novosti/s/chto-pomozhet-rossiiskim-bankam-10006585/ Интервью заместителя Председателя Внешэкономбанка Анатолия Балло...»

«191 РERSONALIA Дмитрий Несанелис Дмитрий Несанелис. Благодарная память. К 100-летию со дня рождения Василия Васильевича Налимова Благодарная память. К 100-летию со дня рождения Василия Васильевича Налимова Василий Васильевич Налимов (1910– 1997) — выдающийся отечественный ученый, доктор технических наук, профессор Московского государственного университета, автор многочисленных трудов по математике, психологии, языкознанию, философии науки, наукометрии. Исследования В.В. Налимова переведены на...»

«Общероссийская общественная организация инвалидов вследствие психических расстройств и их родственников Новые возможности Шестое межрегиональное совещание 7 12 апреля Москва, 2008 Содержание 1.Здравствуйте, Новые возможности........................................5 2. Новые возможности психиатрической помощи.............................21 3. Ученью – свет.......................................»

«Главные новости дня 10 июня 2013 Мониторинг СМИ | 10 июня 2013 года Содержание ЭКСПОЦЕНТР 10.06.2013 ТПП-Информ В Экспоцентре стартовал крупнейший смотр выставочной индустрии Через формат выставки для выставочников мы уже перешагнули. В 2012 году форум был удостоен знака Всемирной ассоциации выставочной индустрии UFI. И это говорит о том, что наш форум стал авторитетным, – сказал в своем приветственном слове генеральный директор Экспоцентра Сергей Беднов. 7  10.06.2013 Коммерсантъ Не салона...»

«Ново Нордиск – лидер в области лечения сахарного диабета Следование принципам корпоративной социальной ответственности является неотъемлемой частью стратегии развития компании Ново Нордиск в мире и в России. С учетом специфики страны были разработаны оригинальные проекты – гуманитарная акция Волшебный рюкзачок, которая действует с 1998 года и проект Мобильный диабет-центр, который успешно работал в период 2002-2007 гг. При поддержке диабетических ассоциаций были проведены...»

«УДК 082.2:061.3 ББК (я)94 Ф 80 Ф 80 Форум молодых учёных. Тезисы докладов. Том 1. – Нижний Новгород: Изд–во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2013. – 317 с. Том 1 настоящего сборника включает в себя тезисы докладов Форума молодых учёных ННГУ, представленных молодыми преподавателями, научными сотрудниками, аспирантами и студентами ННГУ в рамках исследований по направлениям Физика, радиофизика, науки о материалах, Химия, новые материалы и технологии, Биология, биофизика и биомедицина, Математика,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КОСМИЧЕСКОЕ ПРИБОРОСТРОЕНИЕ Cборник научных трудов II Всероссийского форума школьников, студентов, аспирантов и молодых ученых с международным участием 10–12 апреля 2014 г. Томск 2014 УДК 629.78.002.5 ББК 39.66 Космическое приборостроение: сборник научных трудов II...»

«Одноклассники97.ru 1 № 3. МАЙ 2012 Периодическое печатное издание МОУ Средняя общеобразовательная школа № 97 Сегодня в номере: Народный календарь Воспоминания о Европе АДОО КО Молодежь 42 Слово редактора Стр. 2-3 Стр. 4 Стр. 1 Форум “Найди свое дело и будь Школьная форма Сохраним мир птиц лучшим!” Стр. 7 Стр. 5 Стр. 6 Я помню, я горжусь Край, в котором мы живем Пионерия Социальная акция по сбору макулатуры Вторая жизнь Стр. 8-9 Стр. 10- Стр. 12- Одноклассники97.ru НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ Слово...»

«VII региональный научный форум 2014 Мать и Дитя Геленджик 25–27 июня А12 Верваг Фарма Г07 Юнифарм, Инк Б03 Штада Маркеэтаж Гмбх и Ко.КГ (США) тинг А01 Кьези Фарма- А13 Бернер Росс Г08 Инфамед Б04 Гедеон Рихтер сьютикалс Медикал Г09 Компания Б05 Ядран А02 Фотек А14 Италфармако Список Г10 Фармамед А03 Евротех 3 этаж А15 Фарм-Синтез Г11 Кардиомед А04 МКНТ А16 Карл Шторц В01 Ферринг Г12 НПКФ Медиком участников А05 Санте Медикал А18 MEDLEX GROUP В02 МСД-ФармаГ14 Генфа Медика Системс сьютикалс А19...»

«Электронная версия книги подготовлена для библиотеки учебников 1bitt.ru Г. И. Козырев ОСНОВЫ социологии и политологии Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов учреждений среднего профессионального образования Москва ИД ФОРУМ - ИНФРА-М 2007 УДК 316(075.32) ББК 60.5я723 К59 Рецензенты: доктор политических наук, профессор кафедры истории политических учений философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова А. А. Ширинянц; зав. кафедрой социологии...»

«Ваш надежный Организация по привлечению инвестиций и партнер продвижению экспорта Молдовы (MIEPO) Организация по привлечению инвестиций и продвижению экспорта Молдовы (MIEPO – Moldovan Investment and Export Promotion Organization) является государственной структурой, координируемой Министерством экономики Республики Молдова. MIEPO является надежным партнером для всех потенциальных инвесторов и импортеров молдавской продукции. MIEPO была создана согласно Постановлению Правительства № 105 от...»

«План выставочно-ярмарочных мероприятий на территории Краснодарского края на 2011г. Выставочный центр КраснодарЭКСПО 18-20 февраля 2011 г. Кубанская усадьба 11-я специализированная выставка-ярмарка индустрии ландшафтного дизайна и загородного строительства, цветоводства, посадочного материала и семян, средств ухода за приусадебными и фермерскими хозяйствами Место проведения: г.Краснодар, выставочный центр КраснодарЭКСПО 2-5 марта 2011 г. Южный архитектурно-строительный форум 21-й международный...»

«ИСКОРЕНЕНИЕ БЕДНОСТИ – ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР СОЦИАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА: ЕГО РОЛЬ В СНИЖЕНИИ НЕРАВЕНСТВА ДОХОДОВ, В ПОВЫШЕНИИ ТЕМПОВ РОСТА ЭКОНОМИКИ И ЕЕ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ. Туганов В.Ф, Туганова Е.В. Плохие дороги не ведут к Храму: либо это не храм, либо не та дорога1 Управлять – значит поступать правильно: кто ж посмеет тогда неправильно поступать?2 Россия и Запад различаются сегодня лишь тем, что на Западе хороши дороги, но их почти нет в России. Тем не менее, этого явно недостаточно, чтобы...»

«ЮБиЛеЙ КОрПОративНОе издаНие ЛУКОЙЛ ОверСиз хОЛдиНг Лтд 5 КазахСтаНСКОЙ НеФти От БОхая дО меКСиКи ямаЛ ОтКрыт дЛя иНвеСтициЙ 5/10/2009 № 16 (183) СОтрУдНичеСтвО | григорий волчек, Павел Богомолов От ПервОгО Лица | RBC Проект стратегического значения Компания будет наращивать объемы 9 СЕНТЯБРЯ ПЕРЕД НАЧАЛОМ ВИЗИТА В МОСКВУ ПРЕЗИДЕНТА БОЛИВАРИАНСКОЙ производства РЕСПУБЛИКИ ВЕНЕСУЭЛА УГО ЧАВЕСА ФРИАСА В ПРЕЗИДЕНТ-ОТЕЛЕ СОСТОЯЛСЯ III РОССИЙСКО-ВЕНЕСУЭЛЬСКИЙ ДЕЛОВОЙ ФОРУМ. ИНТЕРВЬЮ С ПРЕЗИДЕНТОМ...»

«ТЕКУЩИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРОЕКТЫ, КОНКУРСЫ, ГРАНТЫ, СТИПЕНДИИ (добавления по состоянию на 29 мая 2013 г.) Июнь 2013 года Конкурс “Green Talents” (Федеральное министерство образования и научных исследований Германии) Конечный срок подачи заявки: 09 июня 2013 г. Веб-сайт: www.greentalents.de/ Вы – “Green Talent”? Примите участие в Конкурсе и получите возможность посетить крупнейшие центры исследований в области устойчивого развития Германии Наша планета столкнулась со стремительным истощением...»

«Владимир Шубин ЗАЧЕМ ЮЖНОЙ АФРИКЕ БРИКС И ЗАЧЕМ БРИКСУ ЮЖНАЯ АФРИКА Пятый саммит БРИКС, прошедший в марте 2013 г. в южноафриканском Дурбане, завершился вполне предсказуемо. Он закрепил африканский вектор интересов стран — участниц БРИКС, а также положил начало переговорам по созданию совместного банка развития группы. Для страны — хозяйки саммита — ЮАР — факт его проведения предоставил возможность всерьез сделать заявку на роль ворот в Африку и тем самым нарастить политический вес перед лицом...»

«Владимир Орлов Президент ПИР-Центра1 Терроризм как современная угроза глобальной безопасности: выводы для России и Индии и области для сотрудничества Доклад на V Дискуссионном форуме Россия и Индия: партнерство в глобальном формате 2 Москва 12 сентября 2011 г. Международное сообщество вступило в XXI век в сопровождении новых, нетрадиционных угроз глобальной безопасности. Не успев освободиться от страхов, которые в XX веке были вызваны гонкой вооружений и угрозой мировой войны с масштабным...»

«СКОРАЯ ПОМОЩЬ 2004 МАТЕРИАЛЫ Российского научного форума СКОРАЯ ПОМОЩЬ 2004 20-23 сентября МОСКВА, Центральный дом художника на Крымском валу Москва 2004 1 Материалы Российского научного форума СКОРАЯ ПОМОЩЬ 2004 М., 2004 - 134 с. Российская академия медицинских наук Министерство здровоохранения и социального развития РФ Национальное научно-практическое общество скорой медицинской помощи ЗАО МЕДИ Экспо 5-94943-016-6 ©МЕДИ Экспо, 2004 2 ТЕЗИСЫ ВОПРОСЫ ДИАГНОСТИКИ И ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ БОЛЬНЫМ С...»

«A/66/661 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 19 January 2012 Russian Original: English Шестьдесят шестая сессия Пункт 130 повестки дня Взаимодействие между Организацией Объединенных Наций, национальными парламентами и Межпарламентским союзом Вербальная нота Постоянного представительства Марокко при Организации Объединенных Наций от 12 января 2012 года на имя Генерального секретаря Постоянное представительство Королевства Марокко при Организации Объединенных...»

«САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ Samara region 1 САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ Samara region 2 САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ Samara region Уважаемые друзья! Самарская область обладает всеми необходимыми ресурсами для активного развития практически всех видов туризма и отдыха. На территории Самарской области успешно развиваются событийный, горнолыжный, круизный туризм, все популярнее становятся поездки по автомобильным туристским маршрутам. Об успехах нашего региона в этой сфере свидетельствуют и итоги Всероссийского конкурса Лидеры...»










 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.