WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«YOUTH RESEARCH YEARBOOK, VOL. VI 2 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК, САМАРСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES, SAMARA SCIENTIFIC CENTER САМАРСКАЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Клименко В. Л., Садчиков И. А. Экономические проблемы научно-технического прогресса в нефтехимической промышленности. М.–Л., 1976. Рабкина А.Л. Экономические проблемы перспективного развития нефтехимической промышленности. М., 1973 и др.

3 См.: Алисов Н. В. География химической промышленности. М., 1967; Грамотеева Л.

И. Технико–экономические проблемы размещения важнейших отраслей химической промышленности. М., 1970 и др.

4 См.: Борисович Г. Ф., Васильев М. Г., Дедов А. Г. Девятая пятилетка химической промышленности. Экономические проблемы. М., 1973. С. 115.

5 См.: Савинский, Э. С. Химизация народного хозяйства и развитие химической промышленности. – 2–е изд., перераб. – М., 1978.

72 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI – На первом этапе, который пришелся на 1932 – 1941 гг., были заложены основы производства синтетического каучука, созданы первые заводы на основе отечественных технологий в Воронеже, Ереване, Ефремове, Казани и Ярославле.

– Второй этап отнесен на 1946 – 1960 гг. На послевоенный период пришлось восстановление разрушенных в ходе войны производств и существенное увеличение выпуска продукции. Производство синтетического каучука за 15 лет увеличилось в 8,6 раза. Изменяется сырьевая база производства – Третий этап пришелся на 1960-е – 1970-е гг. Основным его содержанием стало изменение структуры производства продукции, выразившееся в увеличении доли новых марок синтетического каучука и постепенном вытеснении старых марок, освоенных еще в довоенный период.

Вновь изменяется сырьевая база производств: нефтегазовое сырье начинает вытеснять синтетический спирт. На третий этап приходится создание принципиально новых, особо крупных производств1.

Периодизация, предложенная Савинским, стала в науке общепринятой.

Третий этап историографии химической промышленности начался в середине 1980-х гг. На него пришлось обобщение имеющихся знаний по истории химической промышленности СССР. В 1984 г. вышла в свет работа «Развитие химической промышленности в СССР (1917–1980 гг.)»2. Данная коллективная монография остается единственным исследованием, где комплексно рассматриваются вопросы становления химической промышленности, ее территориального размещения, управления предприятиями и проблемы научнотехнического прогресса в отрасли. Во втором томе исследования приводится объемный очерк истории производства синтетического каучука в СССР. Основное внимание в нем авторы обратили на довоенное развитие производства и разработки ученых в области синтеза каучуков3. В конце 1980-х гг. вышли очерки истории советской нефтехимии4. Это было одно из последних изданий по истории развития химической промышленности. Изложение истории успехов отрасли в нем доведено до середины 1980-х гг. В целом, очерки мало чем отличаются от публикаций, появлявшихся ранее. Единственным отличием являются несколько более выраженные прогнозы развития химии на будущее.

В начале 1990-х гг. история химической промышленности практически перестала привлекать внимание ученых. Причинами падения внимания стали 1 Савинский, Э. С. Химизация народного хозяйства и развитие химической промышленности. – 2–е изд., перераб. М., 1978. С. 202–203.

2 См.: Развитие химической промышленности СССР. 1917–1980. / Ред. Л. А.

Костандов, Н. М. Жаворонков. Т. 1–2. М., 1984.

3 Там же. Т. 2. С. 261–263.

4 См.: Нефтеперерабатывающая и нефтехимическая промышленность СССР. М., 1987.

ликвидация правительственного заказа на проведение исследований и недофинансирование науки в целом.

Изучением развития нефтехимии серьезно интересовались ведомства, ответственные за развитие производств и сами предприятия. На начальном этапе издания по истории заводов представляли из себя красочные брошюры, в которых приводилась краткая справка по истории предприятия, а дальше шло описание его продукции. В дальнейшем начали появляться более серьезные издания. Так, по заданию руководства Нижнекамского нефтехимического комбината, историки Казани в 1985 г. подготовили официальную историю комбината1. Через полтора десятилетия более обширная работа была издана летописцем предприятия – В. Лексиным2. В первой книге дается описание пути трудового коллектива предприятия, истории социалистического соревнования на производствах. Второе издание носит выраженный рекламный характер и является приложением к собственно рекламной продукции предприятия. В 1986 г.

издается официальная история Казанского завода3. История других заводов синтетического каучука в Поволжье практически не изучалась. В лучшем случае, выпускались хроники, содержащие основные даты из истории предприятий4.

Отдельные очерки и статьи по истории производства синтетического каучука, с 1960-х гг. появились на страницах ведомственного журнала «Каучук и резина» 5. Журнал имел преимущественно технический профиль. Публиковались материалы о текущем состоянии производства и отдельных заводов, а также обзорные статьи с характеристикой истории каучуковой промышленности.

Наиболее ценную часть ведомственных публикаций представляют обзорные статьи о достижениях каучуковой промышленности. Они печатались в основном к юбилейным датам истории СССР. В статьях, на богатом фактическом материале, 1 См.: Белялов У. Б., Лифшиц, И. М., Дрягилев, Л. А., Бадыгов, Р. А. и др. Серебро колонн над Камой: очерк истории Ордена Ленина производственного объединения «Нижнекамскнефтехим». Казань, 1986.

2 См.: Лексин, В. Г. Нижнекамскнефтехим / В. Г. Лексин. – Казань, 2002.

3 См.: Зрелость: Страницы истории Казанского завода СК им. С. М. Кирова. – Казань:

Татарское книжное издательство, 1986. – 262 с., ил.

4 См.: Хроника истории ООО «Тольяттикаучук» Тольятти: Б. и. 2003.

5 См.: Баденков П. Ф. О некоторых важнейших итогах работы и задачах дальнейшего развития шинной промышленности // Каучук и резина. – 1964. – № 3. – С. 1–4; Гармонов И.

В., Пиотровский К. Б. Результаты исследований в области синтетического каучука, проведенных за период с XX по XXII съезд КПСС // Каучук и резина. – 1961. – № 10. – С. 1– 6; Кулькова М. И., Левина С. Р. Строительство первых заводов синтетического каучука в СССР // Каучук и резина. – 1967. – № 9. – С. 2–4; Некоторые задачи технического прогресса в промышленности СК и резиновой (редакционная статья) // Каучук и резина. – 1968. – № 1. – С. 2–3; Елпатьевская Е. Ф. О некоторых задачах Казанского завода синтетического каучука в новой пятилетке // Каучук и резина. – 1971. – № 8. – С. 1–2;

Хорьков В. Г. О подготовке специалистов для промышленности СК и резиновой промышленности за годы Советской власти // Каучук и резина. – 1967. – № 11. – С. 33–37.

74 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI давались очерки истории производства синтетического каучука, смежных производств, показывались основные достижения советских ученых в области синтеза каучуков. Публикации вводят в научный оборот большое количество неизвестных данных, отражающих развитие производства1.

Комплекс краеведческих изданий по теме весьма невелик.

Эпизодические упоминания о заводах синтетического каучука содержатся в изданиях по истории экономики региона. Но эти данные настолько фрагментарны, что практически не представляют ценности для исследования 2.

Еще меньшее количество информации содержится в исследованиях по истории региона. Чаще всего о производствах встречаются простые упоминания в разделах, посвященных экономическому развитию. Единственной комплексной работой по истории нефтехимического комплекса региона, является исследование С. Л. Князева, долгие годы ответственного за развитие нефтедобычи и нефтепереработки в Татарстане3. Исследования по истории нефтехимической промышленности были продолжены с конца 1990-х гг. Подводя итог обзору историографии «большой химии» СССР стоит отметить, что за полвека, прошедшие с момента ее становления, она получила значительное развитие: появилось большое количество исследований по истории химической промышленности страны, ее отраслей, региональных сегментов и отдельных предприятий. Но видимое обилие публикаций скрывает существенный недостаток значимой информации. Историография производства синтетического каучука представлена небольшими аналитическими обзорами состояния отрасли за разные годы (преимущественно, за пятилетия), включенными в комплексные экономические исследования. Такие обзоры носили описательный характер.

Пожалуй, наибольшим недостатком в исследованиях, отражающих историю 1 См.: Гармонов И. В., Пиотровский К. Б. Пятьдесят лет исследований советских ученых в области синтеза каучука // Каучук и резина. – 1967. – № 11. – С. 7–15; Зверев А.

Г., Южелевская М. В. Промышленность СК к пятидесятилетию образования СССР. // Каучук и резина. – 1972. – № 12. – С. 9–11; Парфенов М. П. Шинная промышленность к пятидесятилетию образования СССР // Каучук и резина. – 1972. – № 12. – С. 5–9;

Соболев В. М. Промышленность синтетического каучука к пятидесятилетию советской власти // Каучук и резина. – 1967. – № 10. – С. 2–6; Федоров В. С. Сорок лет промышленности синтетического каучука // Каучук и резина. 1972. – № 7. – С. 1–4 и др.

2 См.: Куйбышевская область – район большой химии. Куйбышев, 1964. – 17 л.

[рукопись]; Афанасьев А. И., Гильманова Р. Г., Кирилов, С. И. Советская Татария в девятой пятилетке. Казань, 1975; Латыпов М. М. Руководство партийной организации Татарии развитием промышленности. 1966–1970. Казань, 1981; Табеев Ф. А. Экономика Татарии:

Итоги и перспективы. Казань, 1972 и др.

3 См.: Князев С. Л. Нефть Татарии: рубежи, взгляд сквозь годы. Казань, 1990.

4 См.: Губаев Ш. Ш. Нефтегазохимический комплекс Татарстана. Стратегическое управление. Конкуренция. Инвестиции, 1998; Гумерова Г. И. Проблемы экономики инновационного развития нефтехимического комплекса региона. Казань, 2006; Хузина А.

Ф. Нижнекамский промышленный район: годы становления. Нижнекамск, 2003.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI производства синтетического каучука, выступает отсутствие специальных работ, посвященных изучению региональных производственных комплексов. В результате, вплоть до настоящего времени не создано «среднее звено», способное связать исследования по истории отрасли с исследованиями по истории конкретных предприятий.

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы

О НЕКОТОРЫХ СПОРНЫХ ВОПРОСАХ МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИЧЕСКОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ А.И. КЛИБАНОВА: 1950 – 1960-е гг.

Статья посвящена некоторым проблемам развития советской гуманитарной мысли в период «Оттепели» (1954 – 1964). Разбираются дискуссионные вопросы генезиса и сущности исследовательской методологии А.И. Клибанова – ученого, труды которого во многом определили особенности постсталинской историографии. Показывается, что в его оригинальном творчестве нашли отражение различные социально-политические и идеологические «знаки времени».

Завершение сталинской эпохи сопровождалось масштабной ревизией концептуальных подходов к изучению отечественного прошлого. Новый курс, взятый Н.С. Хрущевым в области атеистической пропаганды и отношений с РПЦ1, сопровождался масштабными изменениями вектора оценки деятельности православной церкви XV – XVI вв. Под флагом критики сталинской схемы истории XV – XVI веков укреплялись и развивались более традиционные схемы, вписывающиеся в марксистскую социологию религии. Наследие классиков марксизма-ленинизма получало однозначный приоритет перед достаточно специфическими сталинскими приемами интерпретации марксизма. Середина и вторая половина 1950-х гг., а также 1960 г. с их мощным «импульсом нового», расширением исследовательской тематики в области изучения отечественного Средневековья2, а также углубляющейся атеистической кампанией, заставляли исследователей дать новые ответы о роли РПЦ в российском историческом процессе. Непосредственное влияние на формирование нового – постсталинского образа прошлого истории русской церкви периода образования единого Русского государства оказали постановления ЦК КПСС «О крупных 1 Васильева О.Ю. Государственно-церковные отношения хрущевского периода // VITTORIO. Международный научный сборник, посвященный 75-летию Витторио Страды.

М.: Три квадрата, 2005. С. 294.

2 Сидорова Л.А. Оттепель в исторической науке. Советская историография первого послесталинского десятилетия. М.: Памятники исторической мысли, 1997. С. 56.

76 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» от июля 1954 г. и «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» от 10 ноября того же года. Первое постановление ставило, в частности, задачу развертывания масштабной кампании по изданию научноатеистической литературы вкупе с переизданием атеистических работ «классиков марксизма-ленинизма» и художественной литературы, пропагандирующей атеистические воззрения1. Второе постановление, выдвигая науку в качестве единственно верного способа борьбы с религиозным мировоззрением, нормативно устанавливало вектор оценки исторического прошлого русской церкви как организации, которая в «царской России…верно служила самодержавию, помещикам и капиталистам, оправдывала жестокую эксплуатацию народных масс, поддерживала эксплуататоров в борьбе против трудящихся»2. Именно на это время приходится начало расцвета деятельности нового поколения историков, для которых изучение источников по истории русской церкви стало в значительной степени средством профессиональной самоидентификации.

Середина 1950 – первой половины 1960-х гг. – это период, в который в результате напряженного исследовательского полилога А.А. Зимина, Я.С. Лурье, А.И. Клибанова, Н.А. Казаковой и некоторых других исследователей сформировалась картина развития отечественной общественной мысли эпохи образования и укрепления единого Русского государства, ряд элементов которой сохраняет свое значение и в современной исторической науке. При этом, несмотря на выдающееся значение указанных исследователей для отечественной медиевистики, мы до сих пор не имеем ни опытов построения их комплексной интеллектуальной биографии, ни даже сколько-нибудь развернутых очерков генезиса и развития общих методологических и историософских воззрений. И если в отношении А.А. Зимина такая работа ведется, то взгляды других ученых, трудящихся в 1950 – 1960-е гг. в том же проблемном поле, остаются неизученными. В данной статье делается попытка поставить ряд вопросов, связанных с наследием одного из крупнейших ученых-религиоведов СССР/России Александра Ильича Клибанова (1910 – 1994).

А.И. Клибанов является одним из пионеров комплексного изучения еретических движений на Руси XIV – XVI вв. Хотя данная тема является лишь одной из граней того творческого наследия, которое оставил ученый 3, объем и Постановление ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» // Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898 – 1986). Т. 8. 1946– 1955. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1985. С. 431-432.

2 Постановление ЦК КПСС «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» // Там же. С. 448.

3 Буганов В.И. А.И. Клибанов – историк русской общественной мысли // Вопросы истории. М, 1995. № 2. С. 148-155.

оригинальность проделанной им работы позволяют назвать его труды «хрущевского» периода одним из краеугольных камней, на которых базировалась упомянутая выше картина развития древнерусской мысли, принятая в советской науке.

Вопрос о фундаментальных основах творчества А.И. Клибанова, который лишь штрихами отмечен в историографии, закономерно включает в себя проблему отношения исследователя к марксистской методологии. Подходя в 1930-х гг. к проблеме русских средневековых еретических движений, А.И.

Клибанов, по собственным словам, придерживался такой программы, изложенной Б.Д. Грекову: «повторить на русском материале опыт Энгельса, исследовавшего Крестьянскую войну в Германии»1. В этой программе можно увидеть схему приложения марксистской теории к истории идейно-религиозной жизни России XV – XVI вв., которая заявила о себе в 1930-е гг.2, но позднее была свернута, в связи с произошедшими в годы войны идеологическими трансформациями.

Последовавшее заключение (ГУЛАГ и ссылка) не позволило ученому высказать в печати свои взгляды во время позднего сталинизма. Концепция А.И. Клибанова – яркая, авторская, о которой Д. Филд сказал, что она выгодно отличает его труды от большинства советских работ по истории церкви, которые «воспринимаются читающим так, как если бы они были написаны партийными ячейками, если не машинами»3, явно не «вписывалась» в реалии историографии последнего сталинского восьмилетия. Тем не менее очевидно, что процесс «вызревания»

концептуальных основ изучения русских ересей был завершен А.И. Клибановым в 1940-х гг. Так, в частности, слова Н.П. Сидорова, нашедшего основную идею труда Клибанова по истории русских ересей в том, чтобы «показать, что у русских людей была голова на плечах, и не только для вопросов практических» 4, указывают на то, что автор уже в это время придерживался взглядов о выдающемся вкладе представителей еретических течений в идейнотеоретическое наследие русского средневековья. Только во второй половине 1950-х гг. в историографии создался необычайно плодотворный климат для завершения дел, начатых в 1930-х гг. Отход от сталинского видения проблемы, которое Клибанов характеризовал как «дилетантское изложение марксизма» 5, 1 Клибанов А.И. Высокие уроки // Исследования по истории и историографии феодализма. К 100-летию со дня рождения академика Б.Д. Грекова. М.: Наука, 1982. С. 93.

2 См.: Рыбаков Б.А. Воинствующие церковники XVI века // Антирелигиозник. М, 1934.

№ 3-4. С. 21-31.

3 Field D. A Far-Off Abode of Work and Pure Pleasures // Russian Review. Lawerence, 1980. Vol. 39. № 3. P. 351.

4 [Письмо Н.П. Сидорова А.И. Клибанову от 20 декабря 1947 г.] / Клибанов А.И.

Встречи и переписка с Н.П. Сидоровым // Записки ОР ГБЛ. Вып. 38. М.: Книга, 1977. С. 234.

5 Клибанов А.И., Митрохин Л.Н. Религия как предмет науки // Религии мира. История и современность. Ежегодник. 1987. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. С. 29.

78 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI создавал должную платформу для укрепления точек зрения, которые, внося «верное» приложение марксистской социологии к историческим задачам, создавали, по сути, новый гнозис. В «оттепельный» историографический контекст (1955) А.И. Клибанов входит уже с вполне определившимися концептуальными воззрениями.

Вместе с тем, существенно прояснить вопрос об отношении ученого к марксизму может анализ научной и общественной деятельности А.И. Клибанова.

Его положение среди элиты отечественной исторической науки (Лауреат Государственной премии СССР) в 1970 – 1980-х гг., несомненно, накладывало отпечаток на характер оценок ученым событий истории русской церкви. Наряду с плодотворной научной активностью, Клибанов неоднократно выполнял редакторские функции в различных «научно-популярных» изданиях по истории русской церкви (1962, 1964, 1975, 1978), выступал в печати с обобщающими статьями об атеизме и перспективах религии в социалистическом обществе.

Оценки, даваемые им аспектам средневековой истории русской церкви, до второй половины 1980-х гг. как минимум не противоречили духу и букве текущего партийного курса в области религии. Понимание церкви как реакционного общественного института, проповедующего «мрачную, отрешенную, аскетическую культуру» в противовес некоей «поющей, смеющейся, веселой» народной Руси, приводило советских исследователей творчества Клибанова к мысли о том, что историку было свойственно определять ее деятельность как «ксенофобную»2 и т.д. Показательным в этом отношении может служить состав сборника «Русское православие: вехи истории», изданного уже в реалиях т.н.

«Перестройки». В заметке «От редактора» А.И. Клибанов, с одной стороны, считает, что авторы «…стремились очистить историческую действительность от искажений, поверхностных суждений и нарочито «обличительной» тональности» 3, в то время как раздел «Церковь в обществе развитого феодализма (XIV – XVI вв.)» в описании, в частности, иосифлянства текстуально совпадает с соответствующим разделом издания «Церковь в истории России (IX в. – 1917 г.)»

(1967), конечно же, сохраняя в неприкосновенности как соответствующую тональность, так и оценки. Таким образом, у историографа нет оснований утверждать, что А.И. Клибанов в своей профессиональной деятельности в 1955 – 1980-е гг. осуществлял действенные попытки выйти за рамки марксистской идеологии. Исследовательская практика А.И. Клибанова лежала, с нашей точки 1 Клибанов А.И. О методологии изучения религиозного сознания // Вопросы научного атеизма. Вып. 11. Психология и религия. М.: Мысль, 1971. С. 98.

2 Логашева Б.Р. Русское народное свободомыслие в трудах А.И. Клибанова // Религии мира. История и современность. Ежегодник. 1982. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1982. С. 261.

3 Клибанов А.И. От редактора // Русское православие: вехи истории. М.: Политиздат, 1989. С. 9.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI зрения, в русле «реставрированного» постсталинского понимания марксизма, развивалась в его рамках.

Основным предметом исследования ученого в 1955 – 1965 гг. являлось изучение идеологии русских еретических течений XIV–XVI вв. В серии статей, начатой в 1955 г. и увенчавшейся в 1960 г. фундаментальным исследованием «Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI вв.», защищенным в качестве докторской диссертации, А.И. Клибанов представил свое видение развития русской общественной мысли, осмысленной в рамках противостояния «реформаторов» и «клерикалов».

А.А. Зимин метко охарактеризовал исследовательский подход А.И.

Клибанова как «вертикальный разрез истории реформационного движения» 1, заключающийся в восстановлении социальных, философских, политических воззрений русских еретиков на основе изучения максимально полного корпуса памятников «еретической» книжности. А.И. Клибановым были изучены памятники еретической идеологии, из которых основное значение отводится им т.н. «Книгам Ивана Черного» («Пермским глоссам» и пр.), «Лаодикийскому посланию» и «Написанию о грамоте» Ф. Курицына, а также ряду «еретических» списков библейских и святоотеческих книг. Собственно, сам принцип отбора источников являлся в определенном смысле слова «побегом» от старой дореволюционной схемы изучения еретических движений, принятой в церковно-исторической науке того времени. Уже в первой своей статье, опубликованной в 1955 г., ученый указывает, что опора на «противоеретические» источники по истории ереси жидовствующих, вышедшие из иосифлянского лагеря, «тяготела над большинством исследователей и связывала их критическую инициативу» 2. К тому же, как неоднократно отмечает историк, подлинная картина вещей была совершенно невыгодна представителям «старой историографии», которая «имела достаточно оснований замалчивать размах и значение»3 еретического движения. Таким образом, А.И. Клибанов усматривал в историографии ереси сильный неакадемический оттенок. Подавляющее большинство источников не давали знания о ереси в «чистом виде», поэтому при их изучении чрезвычайно усиливалась эвристическая роль исследователя. Как отметил В.И. Буганов, «умение «разговорить» источник, пользуясь остроумными методиками, в частности, выявлением и объяснением наличествующих в них «фигур Зимин А.А. Основные проблемы реформационно-гуманистического движения в России XIV – XVI вв. // История, фольклор и искусство славянских народов. V Международный съезд славистов. Доклады советской делегации. М.: Издательство АН СССР, 1963. С. 92.

2 Клибанов А.И. «Написание о грамоте» (Опыт исследования просветительскореформационного памятника конца XV – половины XVI века) // Вопросы истории религии и атеизма. Сборник статей. Т. III. М.: Издательство АН СССР, 1955. С. 326.

80 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI умолчания»1 является яркой индивидуальной чертой А.И. Клибанова – исследователя.

Ключевой идеей, положенной А.И. Клибановым в основу картины развития еретических движений на Руси в XIV – XVI веках, является признание их типологическим аналогом реформационных движений, разворачивающихся в это время в странах Западной Европы. Подобная идея, отражая более ранние взгляды исследователя, была в то же время чрезвычайно созвучна новым политическим и историографическим веяниям, развернувшимся во второй половине 1950-х годов. Высказанная и обоснованная впервые именно А.И.

Клибановым, она, несомненно, явилась для историографии первого послесталинского десятилетия «революционизирующим тезисом» 2, вводящим исследование по истории русских еретических движений в круг крупных проблем марксистско-ленинской теории исторического процесса.

В частности, был поставлен масштабный вопрос о сходстве исторических типов развития Западной и Восточной Европы в период, когда формировался облик раннекапиталистического Запада. Западноевропейская и американская историографии, в которых только что отгремели бурные дискуссии о «византийском» наследии России, определившем ее вековые имперские притязания (прошедшие путь от монархической до коммунистической оболочек) и коренные отличия от исторического пути Западной Европы, восприняли такую постановку вопроса весьма настороженно3. В свою очередь А.И. Клибанов, верно уловивший акценты разгорающейся «холодной войны» буржуазной и марксистской историографий4, объявил о развенчании постулатов «злонамеренной наукообразной пропаганды» того, что «Россия навсегда осталась чуждой идеям свободы и уважения к человеку» 5. При этом следует отметить, что тезис о типологическом сходстве процессов идейного развития Западной Европы и России не перерастал в концепции А.И. Клибанова в тезис об 1 Буганов В.И. К 80-летию со дня рождения А.И. Клибанова // Археографический ежегодник за 1990 год. М.: Наука, 1992. С. 167.

2 Дмитриев М.В. Научное наследие А.И. Клибанова и перспективы сравнительноисторического изучения истории христианства в России // Отечественная история. М, 1997.

№ 1. С. 78.

3 См.: Hsch E. Sowjetische Forschungen zur Hresiengeschichte Altrulands // Jahrbcher fr Geschichte Osteuropas. Bd. 18. H. 2. S. 284-285.

См. характерные формулировки искусственного сечения мирового историографического субстрата в: Предисловие // Критика буржуазных концепций истории России периода феодализма. М.: Издательство АН СССР, 1962. С. 3-6.

5 Клибанов А.И. Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI вв.

– М.: Издательство АН СССР, 1960. С. 4.

их идентичности, ввиду «известной отсталости в социально-экономическом и культурном развитии русских земель»1.

Попытаемся в тезисной форме обозначить основные черты идеологии ереси жидовствующих в том виде, как она понималась исследователем. Еретики выступают как носители светлых гуманистических идеалов Реформации и Гуманизма в качестве, так сказать, «идеальных людей» русского средневековья и даже своеобразного идеологического мостика между архетипом «передового»

человека русского средневековья и «строителя коммунизма» хрущевской эпохи.

Еретикам присваиваются следующие качества: интернационализм2, неприятие реакционных общественных институтов (феодального государства, церкви), борьба с ними, рационализм3, гуманистическая по природе мораль, «социалистическая» трудовая этика4, стремление к социальной справедливости, гражданское мужество5 и даже некоторые начала атеизма 6. Собственно, историк историк отошел даже от традиционного именования новгородско-московской ереси «ересью жидовствующих»: это движение, с его точки зрения, не было «ни «жидовствующим», ни сектантским»7. Отмечая серьезное общественное недовольство русского общества современной ему церковью, Клибанов подводит читателя к мысли, что сам термин «еретик» не совсем подходит для обозначения представителей «народной реформации»8. Образ еретиков – своеобразных «революционеров» XV – XVI веков, борющихся с темными, реакционными 1 Буганов В.И. Проблемы реформационных движений и общественно-политической мысли России в трудах А.И. Клибанова // Исторические записки. Т. 98. М.: Наука, 1977.

С. 259.

2 Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 4.

3 Клибанов А.И. Идея свободы человека в учениях русских еретиков конца XV – первой половины XVI в. // Средние века. Вып. 25. М.: Наука, 1964. С. 222; Клибанов А.И. Книги Ивана Черного (К характеристике мировоззрения новгородско-московских еретиков) // Исторические записки. Т. 62. М.: Издательство АН СССР, 1958. С. 211.

4 Наиболее показательным примером этого является, очевидно, интерпретация пометки Ивана Черного «зри», стоящей напротив одной из притч Соломоновых о муравье и пчеле: «Муравей, по притче, – труженик, трудящийся для себя самого и довольствующийся созданным себе достатком. Труд пчелы, по притче, является общественно-полезным. От его плодов питаются «во здравие» и цари, и простые люди.

Иван Черный отличает труд, имеющий целью накопление для себя, от труда, результатом которого пользуются все люди» и т.д. См.: Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 241.

6 Клибанов А.И. «Самобытийная ересь» (Из истории русского свободомыслия конца XV – половины XVI в.) // Вопросы истории религии и атеизма. Сборник статей. Т. IV. М.:

Издательство АН СССР, 1956. С. 211.

7 Клибанов А.И. «Написание о грамоте» (Опыт исследования просветительскореформационного памятника конца XV – половины XVI века) // Вопросы истории религии и атеизма. Сборник статей. Т. III. М.: Издательство АН СССР, 1955. С.372.

8 Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 215, 290.

82 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI силами, ведущими Русь к культурной и политической деградации – в описаниях А.И. Клибанова не лишен некоторой художественности: «Для русских горожанремесленников, мелких торговцев, рядового и низшего духовенства, крестьян…позади лежал ад вековой зависимости от светских и церковных феодалов… Их рай лежал впереди, это было «царство божие» здесь, на той земле, на которой они трудились и жили»1.

При таком подходе к ереси, изложение истории идейно-теоретических движений в рамках «официальной» церковной организации (иосифлянство и нестяжательство), неизбежно приобретало в трудах Клибанова контрастные оттенки. Послания новгородского архиепископа Геннадия и Иосифа Волоцкого, посвященные полемике с ересью, А.И. Клибанов обозначил как «мутную взвесь»2, лишенную всякой достоверности в тех сведениях, которые они сообщали о идейной сущности еретического течения. Преследуя корпоративные экономические и политические интересы, церковь, по мнению А.И. Клибанова, «стяжала ненависть широких кругов общества» 3. А.И. Клибанов полностью (как и А.А. Зимин) отошел от историографического наследия эпохи «великодержавного сталинизма» в том, что полагал церковь структурой, серьезно тормозящей процесс образования единого государства. Своеобразным венцом рассуждений Клибанова следует признать мысль о том, что к концу XV века «…не было ни одного класса и почти ни одной общественной группы, где бы церковь не имела противников»4. Государство же, в лице Ивана III, играло в тонкую игру как с церковью, так и с представителями «реформационных течений», сотрудничество с которыми, однако, никогда не выходило за рамки временных контактов.

Иосифлянство в работе А.И. Клибанова представлено как течение, отражающее интересы наиболее реакционных церковных кругов в борьбе как с притязаниями государства (этапами борьбы церкви и государства в работе Клибанова выступают соборы 1490 и 1503 гг.), так и с ересью. Если от правительства Ивана III иосифляне требовали «капитуляции перед церковью», «сколачивая блок реакционных иерархов против «нечистого» царя» и запугивая Ивана III возможностью объединения усилий в защите земельных богатств и в борьбе против ереси с католической церковью, то относительно ереси к 1490-м годам была сформулирована непримиримая инквизиторская позиция 5. Позиция Ивана III была всецело определяема его классовой принадлежностью – глава феодального государства не мог кооперироваться с социально-чуждыми ему элементами, а 1490 и 1503 гг. стали вехами оформления новой церковнополитической данности, в которой не было места каким-либо компромиссам в «еретическом» вопросе.

Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 250.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI Иосиф Волоцкий сыграл в оформлении этой данности ключевую роль, став к 1504 г. «признанным идейным вождем клерикалов»1, перехватив пальму первенства у архиепископа Геннадия. В этом плане интересно наблюдение А.И.

Клибанова о том, что именно черное духовенство, вождем которого был Иосиф Волоцкий, составляло, как и в странах Западной Европы, «наиболее организованную силу в борьбе с реформационным движением». Именно союз черного духовенства и светских феодалов, созданный на основе, с одной стороны, боязни «народной реформации» и светской секуляризации, а с другой – стремлением инкорпорировать церковь в государственные рамки, подчинить ее политический курс великокняжеским задачам, привели после 1504 г. к «медовому месяцу»2 светской и духовной властей.

В вопросе о соотношении иосифлянства и нестяжательства историк выступил с поддержкой положений либеральной историографии XIX века о коренной противоположности иосифлянства и нестяжательства. Однако все позитивные стороны учения нестяжателей сводились Клибановым лишь к тому, в чем они выступали «попутчиками реформаторов» 3 (еретиков), оставаясь, по сути, внутрифеодальной группировкой. Позднее, уже после краха советской системы, Клибанов отметил, что еще в 1960-е гг. являлся сторонником схемы взаимоотношения иосифлян и нестяжателей, предложенной эмигрантским философом и историком Г.П. Федотовым4. Однако в его монографии 1960 г.

можно лишь отметить частичную поддержку выводов либеральной историографии XIX – начала XX веков, ставшей одним из источников построений Г.П. Федотова. Ни в какой – ни в прямой, ни в косвенной формах – признания концепция Г.П. Федотова в монографии 1960 г. не получила. Наоборот, в монографии содержится четкая формулировка: «Судьба идеалов подлинной гуманности прослеживается вне нестяжательского движения, вне церкви и в нехарактерной для нестяжателей социальной среде. В русских городских реформационных движениях второй половины XV – первой половины XVI в.

гуманность постепенно раскрывается как гуманизм, как утверждение суверенного, свободного человека»5. Еретики, а не нестяжатели выступали в концепции Клибанова носителями идеалов гуманизма.

Сущность идеологии иосифлянства определялась Клибановым как совокупность наиболее реакционных идей, могущих только появится в русском обществе XV – XVI вв. Развиваясь как «воинствующее православие» 6, она была нетерпимой (инквизиторской), по социальному происхождению – реакционной, с Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 210.

4 Клибанов А.И. Духовная культура средневековой Руси. М.: Аспект-Пресс, 1996. С.

102-103.

5 Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 341.

84 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI точки зрения культуры – откровенно уступавшей еретическим движениям1. Иосиф Волоцкий выступил сторонником понимания свободы как права «господ на произвол, своеволие, самоуправство, на самовластие по отношению к нижестоящим»2. Все проявления социальных воззрений Иосифа Волоцкого, которые могли быть истолкованы как рекомендации к ограничению феодального самоуправства, были подведены Клибановым под «демагогические призывы» 3.

Впрочем, все эти черты не были какими-то специфическими и самодовлеющими именно в иосифлянстве – согласно хронологии развития общественной мысли на Руси в Средние века, по мнению Клибанова, «…узел основных противоречий между церковью и народом стянулся еще в конце XIII – начале XIV века»4.

Исследование текстологической истории и содержания еретических памятников, некоторые из которых Клибанов опубликовал 5, было подкреплено наблюдениями над полемической иосифлянской книжностью. Весьма интересными явились мысли А.И. Клибанова о том, что интенции «Послания вельможе Иоанну» связаны с антиеретической деятельностью удельного князя Бориса Волоцкого, что «Послание о Троице» Иосифа Волоцкого, посланное тверскому архиепископу свидетельствует о сохранении в Твери сильной традиции религиозного разномыслия6. Две редакции «Послания к Нифонту Суздальскому», одного из важнейших источников по истории ереси жидовствующих, по предположению Клибанова, могли выполнять две различные функции: если краткая редакция была предложена для ознакомления всем желающим принять участие в противоеретической борьбе, то Пространная редакция была создана только для адресата, так как в ней излагался план борьбы с потворствующим ереси митрополитом Зосимой. «Слово кратко»

Клибанов считал памятником, написанным к Собору 1503 г., в котором 1 См., например, утверждение А.И. Клибанова о том, что труды Иосифа Волоцкого являются наиболее показательным примером борьбы с античным наследием в русской книжности: Клибанов А.И. К проблеме античного наследия в памятниках древнерусской письменности // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР. Т. XIII. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1957. С. 162.

2 Клибанов А.И. «Самобытийная ересь»… С. 229.

3 Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 262.

4 Клибанов А.И. К изучению генезиса еретических движений в России // Вопросы истории религии и атеизма. Сборник статей. Т. VII. М.: Издательство АН СССР, 1959.

С. 217.

5 См.: Казакова Н.А., Лурье Я.С. Антифеодальные еретические движения на Руси XIV – начала XVI века. М., Л.: Издательство АН СССР, 1955. С. 277-304; Клибанов А.И. «Слово о лживых учителях» // Исследования и материалы по древнерусской литературе. М.:

Издательство АН СССР, 1961. С. 300-312.

6 Клибанов А.И. Свободомыслие в Твери в XIV – XV вв. // Вопросы истории религии и атеизма. Сборник статей. Т. VI. М.: Издательство АН СССР, 1958. С. 248-250.

постулировалась идея «вернуть церкви и ее иерархам отобранное» в ходе секуляризаций Ивана III1.

Монография А.И. Клибанова «Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI вв.», отличавшаяся оригинальностью и заостренностью постановки вопроса о сущности идеологической составляющей русских ересей и их отношений с официальной церковью Древней Руси, вызвала серьезный историографический резонанс. Позитивная оценка научной составляющей труда, признание выдающегося вклада автора в расширение источниковых рамок исследования русского средневекового вольномыслия, являлись общими для откликов советской научной общественности. Однако в общем хоре голосов, оценивающих работу, можно выделить, как нам представляется, три группы оценок: «апологетическую», критическую и «пропагандистскую».

К первой группе можно отнести отклик на книгу А.А. Зимина. Предельно жесткие оценки идеологии официальной церкви и, в частности, деятельности Иосифа Волоцкого, а также пафос «антифеодального», «народного» характера еретического движения, представленные в работе, безусловно, совпадали со взглядами А.А. Зимина. Как отметил А.М. Дубровский2, изучивший неопубликованные автобиографические рукописи А.А. Зимина, его воззрения испытали на себе влияние взглядов А.И. Клибанова еще в 1940-е гг. Конкретные механизмы такого взаимовлияния еще не ясны, однако можно смело утверждать, что единство подходов к проблеме соотношения (и оценки) иосифлянства, с одной стороны, и еретического вольнодумия – с другой, сложилось у исследователей к середине 1950-х гг. Назвав монографию А.И. Клибанова «фундаментальным трудом», он посчитал одним из важнейших результатов исследования то, что «наша наука обогатилась целым комплексом новых произведений, содержащих яркие антицерковные высказывания»3. В качестве недостатков работы Зимин отметил отсутствие какого-либо критерия верифицируемости данных о ереси, представляемых архиепископом Геннадием и Иосифом Волоцким: ведь советскому «читателю книги» необходимо знать, «какие приемы следует применять для критики пасквилей, вышедших из-под пера Геннадия и Иосифа Волоцкого»4. Воспринял основные элементы картины развития русской общественной мысли в XIV – XVI и Н.К. Гудзий. Его, как и Зимина, однако, несколько смутили авторские выводы относительно присутствия Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 225.

Дубровский А.М. Историк и власть: историческая наука в СССР и концепция истории феодальной России в контексте политики и идеологии (1930 – 1950-е гг.). Брянск: Изд-во Брянского госуд. ун-та им. акад. И.Г. Петровского, 2005. С. 716.

3 Зимин А.А. Рец.: А.И. Клибанов. Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI в. М., 1960 // Византийский временник. Т. XXI. М.: Издательство АН СССР, 1962. С. 226.

4 Там же. С. 228.

86 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI «антицерковной идеологии» в некоторых литературных трудах русского Средневековья. Так, выводы исследователя о том, что в т.н. «Трифоновском сборнике» (XIV – XV вв.) содержались элементы «шаржа на монастырскую жизнь», Гудзий считает примером «психологической и литературной модернизации древнерусского произведения» 1.

Более критичную позицию по более общим вопросам истории русской общественной мысли конца XV – начала XVI вв., затронутым А.И. Клибановым, можно обнаружить в отзывах А.Л. Хорошкевич, М.Н. Тихомирова, В.И. Кириллова и, особенно, Л.В. Даниловой.

Основные возражения этой группы исследователей сводились к двум большим проблемам: во-первых, для них было очевидным, что представленная Клибановым хронология своеобразной постепенной «секуляризации» русского общества, отпадания его от церковно-православного мировоззрения, согласно которой уже в XIV в. полным ходом шли процессы размежевания светской и религиозной идеологий, являлись в значительной степени логической авторской схемой, «сильным преувеличением»2, как ее охарактеризовала А.Л. Хорошкевич.

С другой стороны, вызвало многочисленные возражения желание А.И. Клибанова максимально расширить круг явлений, которые можно было бы считать «реформационно-гуманистическими» на протяжении русского средневековья.

М.Н. Тихомиров в отзыве на докторскую диссертацию А.И. Клибанова подробно остановился на вопросе, обоснованно ли считать русские ереси XIV – XVI вв.

«реформационными». В России, по мнению М.Н. Тихомирова, действительно имелись «реформационные движения», но их появление на русской почве датируется никак не раньше XVI в. Те же «движения», которые Клибанов именует «реформационными», были на деле не более чем проявлениями «вольнодумия», свойственного любому обществу3. Отверг М.Н. Тихомиров и «антифеодальный характер» названных Клибановым движений XIV – XVI вв. М.Н. Тихомиров отнес стремление видеть «антифеодальную» направленность русских ересей и «атеизм» их идеологии к слабым сторонам авторской концепции4. Хотя основным лейтмотивом критики была подразумевающаяся неверная трактовка Клибановым известного положения Ф. Энгельса о «прогрессивных» и «реакционных»

средневековых ересях, оппонент не стал по каким-то причинам заострять на этом внимание. Я.С. Лурье в своей критике сосредоточился на источниковедческих 1 Гудзий Н.К. Рец.: А.И. Клибанов. Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI в. М., 1960 // Известия отделения литературы и языка АН СССР. Т. XX.

Вып. 6. М.: Издательство АН СССР, 1961. С. 529.

2 Хорошкевич А.Л. Рец.: А.И. Клибанов. Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI в. М., 1960 // История СССР. М., 1961. № 4. С. 201.

3 Тихомиров М.Н. Отзыв о докторской диссертации А.И. Клибанова «Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI в.» // Тихомиров М.Н. Российское государство XV – XVII вв. М.: Наука, 1973. С. 302.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI аспектах работы А.И. Клибанова, поставив вопрос о чрезвычайно малой продуктивности методики работы с т.н. «пермскими глоссами» как источником по истории ереси жидовствующих1.

Максимально жесткую и принципиальную критику понимания Клибановым русских ересей как «реформационных движений» представила Л.В.

Данилова. Эту проблему она закономерно поставила в широком историкосоциологическом ключе. Определив, что Реформация – это «общественнополитическое движение, возглавляемое поднимающейся, формирующейся как класс буржуазией…движение, направленное на сокрушение феодализма», возникающее в капитализирующемся обществе, Данилова отметила, что на Руси XIV – XVI вв. «буржуазного развития не наблюдалось» 2. Исходя из этого, Данилова объявила научным нонсенсом формирование «буржуазных» идей в русском обществе в отсутствие самих носителей идей. Естественным выводом Даниловой стал тезис о том, что «все изученные А.И. Клибановым ереси…по существу своему целиком остаются в рамках феодальной идеологии» 3 и содержали в себе лишь «отдельные, неоформленные» элементы гуманистических и реформационных идей. В 1965 году В.И. Кириллов, поддержав выводы М.Н. Тихомирова и Л.В. Даниловой, выдвинул генерализирующий тезис о том, что «…термин «Реформация» в применении к Русскому государству XIV – XVI вв. носит в известной степени условный характер» 4. Естественно, отрицание Реформации на Руси в начале XVI в. по факту ставило следующий вопрос: к какому же течению в рамках марксистской социологии религии следует отнести «контрреформаторов», борющихся с несуществующей Реформацией? Хотя термин «Реформация» в 1960 – 1980-х гг. применительно к русским землям конца XV – начала XVI вв. стал применяться реже, определение еретических движений как «антифеодальных» и «гуманистических» прочно оставалось одним из важнейших постулатов советской историографии. Антитеза же еретикам была найдена в лице представителя «реакционного» феодального лагеря Иосифа Волоцкого и его преемников (иосифлян).

Исследование А.И. Клибанова вызвало к жизни и такие отзывы, в которых подчеркивалась возможность «практического» использования материалов, полученных автором. В.И. Корецкий в восторженной рецензии отметил, что исследование Клибанова имеет не только научное, но и общественно-политическое значение, поможет в практике «работникам и Лурье Я.С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV – начала XVI века. М.; Л.: Издательство АН СССР, 1960 С. 93.

2 Данилова Л.В. К итогам изучения основных проблем раннего и развитого феодализма в России // Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС. История СССР. Сборник статей. М.: Издательство АН СССР, 1962. С. 79.

4 Кириллов В.И. Новейшая советская литература о крестьянских и городских движениях в России (XI – XVIII вв.) // Вопросы истории. М, 1965. № 3. С. 130.

88 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI пропагандистам, занимающимся вопросами религии и атеизма», а собранные исследователем факты «вооружат лектора… в борьбе с…современными буржуазными пропагандистами», доказывающими отстраненность России от процессов развития «идей свободы и уважения к человеческой личности»1. Еще более дух времени отражает рецензия А. Горелова, опубликованная на страницах литературного журнала «Нева». Горелов настолько проникся историческими параллелями, которые нарисовались в его воображении при сравнении образа действий представителей ереси жидовствующих и современной советской борьбой с религией, что к проявлениям «неотвратимого процесса умственного обновления», связанного с деятельностью еретиков, он отнес свидетельство о том, что «какой-нибудь озорник-подъячий, не страшась кары господней, доказывал бессилие икон, «спуская» на них «скверную воду» 2.

Именно в XV – XVI вв., по мнению Горелова, появился человек «внецерковной формации», которому «принадлежит создание вершинных произведений русского средневекового искусства»3.

Наличие в монографии А.И. Клибанова точек соприкосновения с актуальными задачами культурного и политического строительства являются, безусловно, своеобразными маяками, показывающими специфику переживаемого страной исторического момента, отразившегося и на историографической ситуации. Если можно так выразиться, труд Клибанова занял «крайне левый фланг» в историографии иосифлянства и ереси жидовствующих. Отточенные формулировки, емкие характеристики и своеобразный пафос, проявившиеся в трудах историка, были, в основном, приняты советской историографией. Во введении к своей книге А.И. Клибанов выражал надежду, что монография «…лишь начинает изучение сложной и важной культурно-исторической проблемы»4, однако реальность сложилась таким образом, что с приходом новой исторической реальности – «застойного»

периода, масштабные исследования по истории церковной и противоцерковной мысли в период конца XV – начала XVI вв. были приостановлены5. Схема же, предложенная А.И. Клибановым и являющаяся, на наш взгляд, самым ярким и последовательным проведением «наступательного» марксизма в большой науке советского периода, стала объектом эксплуатации научно-популярной литературы «застойного» периода. Наследие А.И. Клибанова органично вошло в советскую систему, не противоречило ей, а укрепляло ее основы. Проблемными остаются в историографии вопросы о генезисе взглядов исследователя, их Корецкий В.И. Русские вольнодумцы // Наука и религия. М., 1961. № 5. С. 94.

Горелов А. Крылья древней Руси (А.И. Клибанов. Реформационные движения в России в XIV – первой половине XVI в. М., 1960) // Нева. Л., 1961. № 1. С. 210.

4 Клибанов А.И. Реформационные движения в России… С. 10.

5 Дмитриев М.В. История отечественной духовной культуры в исследованиях А.И. Клибанова // История СССР. М., 1990. № 6. С. 125.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI эволюции после написания основной монографии (в 1970 – 1980-х гг. А.И.

Клибанов практически перестал публиковать статьи по вопросам истории ереси жидовствующих и иосифлянства), а также об объеме влияния марксистской идеологии на формирование концепции «типологического сходства» процессов в Западной Европе и России.

Московский городской педагогический университет (Самарский филиал)

ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССА ТРАНСФОРМАЦИИ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОПАГАНДЫ

НА МАТЕРИАЛЫ ПЕРЕДАЧ ВСЕСОЮЗНОГО РАДИОВЕЩАНИЯ

В статье рассмотрены основные направления процесса трансформации идеологической пропаганды и их отражение на материалах передач центрального радиовещания СССР.

Смерть И.В. Сталина сделала возможным процесс трансформации идеологической пропаганды, заложенный еще решениями октябрьского пленума ЦК 1952 года, провозгласившим коллективно-коллегиальную форму управления страной1. Дальнейшее сохранение существовавшей практики культа личности не только противоречило этому решению, но и мешало установившемуся хрупкому равновесию среди членов коллективного руководства, поделивших власть за час до смерти вождя 2. Эти обстоятельства сделали процесс трансформации идеологической пропаганды неизбежным. Началом послужили решения, принятые на заседании Президиума ЦК 10 и 13 марта 1953 года и требовавшие прекратить линию культа личности, в том числе материалах, посвященных памяти И. В. Сталина3. В обоих случаях был назначен ответственный за исполнения принятых решений – П.Н. Поспелов и Н.С. Хрущев, что свидетельствует о важности принятых решений.

Процесс преобразований содержания идеологической пропаганды повлиял не только на периодические издания, но и на эфиры передач центрального радиовещания. Так, согласно статистической справке, в 1954 году в СССР было зарегистрировано 20 875400 радиоустановок. Центральное радиовещание для населения велось по трем программам. Общий объем эфира 1 Ефремов Л.Н. «В чьи руки вручим эстафету нашего великого дела?»

Неопубликованная речь И. В. Сталина на пленуме ЦК КПСС 16 октября 1952 года (по записи Л. Н. Ефремова) // Советская Россия. - 2000. - 13 января.

2 РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории). Ф. (Г. М. Маленков). Оп.. Д.3. Л.5.

3 РГАСПИ. Ф.629 (П.Н. Поспелов). Оп. 1. Д. 54. Л. 68- 90 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI составлял около 49 часов, не считая в автономных республиках, краях, областях и национальных округах, а также в 578 городах и районах 1. В структуру центрального радиовещания входило несколько отделов, освещавших различные сферы жизнедеятельности: отдел последних известий, сельскохозяйственный, научно-технический, отдел пропаганды, на материалы которого в значительной степени и повлиял процесс трансформации.

Процесс преобразований шел в двух направлениях: в освещении вопроса культа личности и поиска нового образа вождя. В освещении вопроса культа личности можно выделить два этапа: первый можно условно охарактеризовать как борьбу с практикой культа с марта по июль 1953 года;

второй этап – это процесс возрождения ленинского культа, прошедший с июля 1953 по февраль 1956 гг.

На первом этапе осуществления процесс борьбы с практикой культа личности относился как к личности Сталина, так и Ленина и Маленкова. С марта по июль 1953 года количество упоминаний их имен в передачах, подготовленных отделом пропаганды неумолимо сокращается. Имя Маленкова за все три месяца в эфирах передач прозвучало всего один раз в передаче «В нашем цехе» апреля 1953 года2. Важно подчеркнуть, что в текстах передач личность нового Председателя Совмина упоминалась неоднократно, но была вычеркнута редактором. Количество упоминаний имени Сталина также сокращалось. Если за половину марта 1953 года оно прозвучало в радиопередачах 70 раз, то в апреле в мае - 5, а уже в июне - ни разу, хотя в первоначальных вариантах текста оно было.

За три с половиной месяца после похорон Сталина отдел пропаганды союзного радиовещания выпустил 27 передач, из которых только 4 были посвящены вождю. Передачи вышли в апреле в эфире первой программы 2-го, повтор 4-го, 16-го, повтор 21-го3.

После июльского пленума 1953 года, осудившего преступные действия Л.П. Берии, начался второй этап, – возрождение ленинского культа. Если в первые три месяца после похорон И.В. Сталина имя В.И. Ленина в материалах передач, подготовленных отделом пропаганды, упоминалось 23 раза, то после июльского пленума ЦК КПСС и до конца 1953 года его имя прозвучало 103 раза.

В содержание передач часто приходилось встречать фразы: «…Вся жизнь и деятельность Коммунистической партии выпестована Лениным…»4, «…наш вождь и учитель В.И. Ленин…»5, «…на протяжении всей своей истории 1 ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации). Ф6903 (Отдел редакции пропаганды). Оп. 1. Д. 458. Л.44.

2 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 236. Л.233.

3 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 236. Л. 209, 4 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 237. Л. 5 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 237. Л. НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI коммунистическая партия побеждала и побеждает верностью ленинизму…» 1, «…созданная 50 лет назад великим гением революции В.И. Лениным, наша партия…»2, «…Борьба Ленина и объединившегося вокруг ленинского руководства ядра большевиков…»3 и др.

В последующие два года количество упоминаний вождя мирового пролетариата продолжает увеличиваться, и уже в 1954 году его имя прозвучало в радиопрограммах 262 раз, а в 1955 году - 595 раз.

После решений июльского пленума ЦК 1953 года произошел процесс реанимации Г.М. Маленкова и И.В. Сталина в материалах СМИ. Но упоминаний о них было на порядок меньше, чем в первый период тотальной борьбы с практикой культа личности. Если за первые три месяца после смерти И.В.

Сталина его имя в содержании передач, подготовленных отделом пропаганды, упоминалось 127 раз, то за оставшиеся шесть месяцев 1953 года – всего 28 раз.

В 1954 году оно упоминалось около 73 раз, что практически в 3,5 раза меньше, чем количество упоминаний имени В.И. Ленина. А в 1955 году имя И.В. Сталина упоминалось всего 55 раз, что уже в 10 раз меньше количества упоминаний вождя мирового пролетариата.

Подчеркнем и то обстоятельство, что без того редкие упоминания о И.В. Сталине и Г.М. Маленкове обязательно связывались либо с личностью В.И.

Ленина, либо шли в связке с Центральным комитетом КПСС.

Что касается вопроса о новом вожде советского народа на пути строительства коммунизма, то здесь прослеживается четкая позиция, направленная на восхваление партии и коллектива. Так, первые свидетельства о смещении акцентов появились в материалах передач уже в марте 1953 года. В радиопередаче «Цель социалистического производства», вышедшей по первой программе 17 марта 1953 года, говорилось, что «…внимание трудящихся капиталистических стран, посещающих СССР, привлекает …величайшая забота КПСС в социалистическом государстве о советском человеке, об удовлетворении его потребностей.

Советский народ, совершивший под руководством Коммунистической партии Великую Октябрьскую Социалистическую революцию, сбросил с себя ярмо эксплуатации и успешно построил социализм…» 4.

Замена в одной из передач словосочетания «под мудрым руководством партии Ленина - Сталина» на «под мудрым руководством Коммунистической партии»5 демонстрирует перенос в материалах пропаганды акцента с личности на коллектив. Постепенно количество подобных примеров увеличивается, и в содержании передач руководящая роль принадлежит партии.

ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 237. Л. ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 237. Л. 3 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 237. Л. 4 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 236. Л. 5 ГАРФ Ф.6903 (Радиовещание). Оп. 12. Д. 236. Л. 92 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI После июльского пленума ЦК 1953 года неперсонифицированная линия пропаганды перешла на более широкий уровень прославления партии. В эфирах стали выходить уже специальные передачи, посвященные ей, ее деятельности, истории и др. Всего с 9 июля по 31 декабря 1953 года их вышло 14, то есть получается один или два раза в месяц. Надо отметить, что время выхода в эфир передач, посвященных партии, было выбрано так, чтобы ее могло услышать максимально большее количество населения – с 8.00 до 9.00 вечера.

Именно через цикл радиопередач, посвященных партии, советскому обществу преподносили необходимую информацию, тем самым добиваясь формирования «правильного» общественного мнения.

В содержании этих передач очень часто поднимались вопросы коллективно-коллегиального управления, звучали безадресные призывы к критике и самокритике, обязательно затрагивался вопрос культа личности как чуждого марксизму-ленинизму элемента. Если в эфирах июльских программ года вопрос борьбы с культом личности преподносился как самый актуальный и злободневный, то начиная с августа-сентября 1953 года – как уже решенный с четко оформленной позицией партии отказа от практики культа личности.

Итак, процесс трансформации идеологической пропаганды, прошедший в СССР с марта 1953 по февраль 1956 гг., был значительно шире, чем это представлено в современной историографии, что показал анализ материалов радиопередач, подготовленных отделом пропаганды центрального радиовещания. Процесс преобразований в материалах радиовещания, как и в печати, начался в уже в марте 1953 года, но в отличие от периодических изданий не был столь стремителен. Данное обстоятельство объясняется как не столь пристальным вниманием со стороны нового коллектива руководителей на центральное радиовещание в сравнении с печатными СМИ, так и некоторой перестраховкой руководства радио, обусловленной резкими и неожиданными изменениями в пропаганде, вопреки устоявшейся 30-летней традиции.

Июльский пленум ЦК 1953 года выступает своеобразным рубежом в процессе преобразований содержания идеологической пропаганды. Если к июню из материалов передач, подготовленных отделом пропаганды, после редакторских правок имена Маленкова, Сталина и Ленина исчезли, то после пленума появились вновь. Культ последнего вновь начинает набирать силу, а вот упоминания имен Сталина и Маленкова сдержанны и редки и обязательны в связи либо с вождем мирового пролетариата, либо с новым вождем в деле строительства коммунизма - партией.

Обозначившаяся робкими абзацами в первые дни после смерти вождя неперсонифицированная линия идеологической пропаганды после июньиюльских событий 1953 года получила дальнейшее свое развитие за счет выхода передач, посвященных партии.

Таким образом, процесс трансформации идеологической пропаганды, который отслеживался и корректировался новым руководством страны, повлиял на эфиры радиопередач, подготовленных отделом пропаганды.

А. А. Королев, к.и.н.; Л. А. Королева, к.и.н.; С. Ф. Артемова, к.и.н.

Пензенский государственный университет архитектуры и строительства ГОСУДАРСТВО И СОВЕТСКИЕ ЕВАНГЕЛЬСКИЕ ХРИСТИАНЕБАПТИСТЫ. 1945-1960 гг. (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ) В статье анализируются основные направления государственноконфессиональной политики в отношении евангельских христиан-баптистов на региональном уровне – в Пензенской области в 1945-1960 гг.

В годы Великой Отечественной войны советским властям пришлось пойти на некоторые уступки конфессиям. Для реализации государственно-конфессиональной политики были созданы Совет по делам Русской Православной церкви (1943 г.) и Совет по делам религиозных культов (1944 г.) при Совете Министров. Свою политику по осуществлению контроля за соблюдением законов о культах на местах Советы осуществляли через представителей – уполномоченных. Работа уполномоченного Совета по делам религиозных культов (затем – религий) по Пензенской области складывалась из двух ключевых направлений: «чтобы не только не допускать незаконной деятельности церковников, но и исключить возможные случаи неправомерных действий в отношении религиозных общин, духовенства и верующих со стороны отдельных должностных лиц местных организаций и тем самым обеспечить предоставленное законом гражданам право на свободное отправление религиозных обрядов»1.

К середине 1940-х гг. на территории Пензенского региона действовали три зарегистрированных общины евангельских христиан-баптистов с общим количеством верующих 304 чел. – в Пензе, с. Ляча Наровчатского района, с.

Калиновка Пачелмского района. Кроме того, уполномоченный Совета по делам религиозных культов по Пензенской области располагал сведениями об действующих явочным порядком группах баптистов в Нижнем Ломове, Чембаре, Кузнецке, с. Танеевке, Новикове, Русском Камешкире, Золотаревке, Малой Сердобе, Андреевке, деревне Козловке и т.д., общей численностью около чел.2.

Но послевоенный религиозный «ренессанс» не был продолжительным. Уже в середине 1948 г. уполномоченный Совета в своем докладе следующим образом Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. 148. Оп. 1. Д. 71. Л. 8-12.

ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 1. Л. 104, 110.

94 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI определяет свои задачи: «По вопросу ехб можно считать, что: а) наличие зарегистрированных общин ехб вполне достаточно, могущее обеспечить удовлетворение религиозных потребностей значительного количества верующих этого культа; б) необходимо принять меры через налоговый аппарат и местные органы власти к привлечению налога, к уплате по ст. 19 руководителей действующих явочным порядком общин и групп верующих ехб, а также лиц, предоставляющих свои квартиры под молитвенные собрания с тем, чтобы на основе этого мероприятия прекратить их организованную деятельность; в) продолжить линию на отказ в регистрации искусственно созданных руководителями религиозных объединений, групп и общин ехб»1. Кстати, на протяжении всего исследуемого периода в Пензенской области было только 3 общины евангельских христианбаптистов.

Со второй половины 1950-х гг. разворачивается очередная «красногвардейская атака» на религию. И.о. уполномоченного Совета по делам религиозных культов по Пензенской области в своем плане работы на 1959 г. четко определил в качестве одной из приоритетных задач: «Потребовать от руководителей религиозных объединений и других представителей церковной иерархии,… принять со своей стороны меры, направленные на пресечение незаконной деятельности служителей культов, предупредив их, что если они этого не сделают сами, то советские органы примут строжайшие меры в отношении тех, кто нарушает правила о культах,...; собрать необходимый фактический материал, касающийся форм и методов религиозной пропаганды и других способов влияния сектантов … на население и особенно детей, юношества, молодежь»2.

Однако осознание значимости политического контроля за деятельностью религиозных формирований не только в теоретическом направлении, но и прикладном, появилось у органов власти Пензенской области не сразу. Вплоть до начала 1950-х гг. уполномоченный Совета по делам религиозных культов по Пензенской области С.С. Горбачев испытывал проблемы в общении с работниками облисполкома и райисполкомов, которые расценивали его работу как «ненужную и даже вредную», «не оказывали какой-либо помощи в деле проведения в жизнь стоящих перед ним задач, игнорировали его требования, систематически задерживали исполнение деловых бумаг, нарушали его правовые и материальные права»3. Затем их отношения отличались слаженностью и взаимопомощью.

Уполномоченный Совета С.С. Попов отмечал как следствие, с одной стороны, понимания роли атеистической работы и изменения вектора государственноконфессиональной политики, с другой стороны: «В 1958-1959 гг. партийные, советские и общественные организации области заметно больше стали интересоваться деятельностью религиозников и принимать соответствующие меры идеологической борьбы с ними. Во многих районах и городах области значительно ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 5. Л. 11.

ГАПО. Ф. 2391. Оп. 1. Д. 5. Л. 60-63.

3 ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 1. Л. 122.

улучшилась массово-разъяснительная работа и научно-атеистическая пропаганда среди населения. Более шире и лучше стали использоваться в этих целях: печать, радио, телевидение. В областной и районной печати стало больше помещаться статей, заметок, фельетонов на антирелигиозные темы, разоблачающие деятельность церковников и баптистов»1. И действительно, в конце 1950-х гг.

местные партийные и советские организации усилили идеологическую борьбу с баптистами. В областной газете «Пензенская правда» в 1959 г. были опубликованы «разоблачительные» статьи о евангельских христианах-баптистах и пятидесятниках - «Черная паутина», «Баптизм – яд, отравляющий души» и т.д.2.

В конце 1950-х гг. пензенские баптисты стали использовать новые методы для привлечения новых членов в общину: верующие «зазывали на свои моления проходивших мимо молитвенного дома граждан»; «на улице, в магазинах и других общественных местах завязывали беседы на религиозные темы, приветствовали друг друга целованием и допускали другие незаконные действия». Уполномоченный Совета по Пензенской области С.С. Попов при встрече с Г.М. Бузыниным потребовал прекращения подобных действий, иначе встанет вопрос о переводе молитвенного дома общины ЕХБ из центра Пензы на окраину. Угроза была настолько реальна, что пресвитер несколько раз выступал с предупреждениями на молитвенных собраниях; члены объединения ЕХБ решили даже снять с молитвенного дома вывеску3.

До мая 1960 г. в Пензе размещался межобластной религиозный центр евангельских христиан-баптистов, который возглавлял старший пресвитер ЕХБ по областям и автономным республикам Среднего Поволжья и Урала Г.М.

Бузынин4. Религиозному центру баптистов в Пензе подчинялись действовавшие общины евангельских христиан-баптистов Куйбышевской, Оренбургской, Ульяновской областей, Мордовской, Татарской, Марийской, Чувашской, Удмурдской и Башкирской АССР. Поскольку Г.М. Бузынин был человеком преклонного возраста, то он редко выезжал в религиозные объединения, мало влиял на их деятельность. Его помощник С.Г. Щепетов постоянно проживал в Москве и в Пензенской области почти не появлялся. К концу 1950-х гг.

деятельность общин ЕХБ в некоторых областях и автономных республиках Среднего Поволжья и Приуралья настолько ослабла, за 1959 г их численный состав возрос в целом всего лишь на 28 чел. В 1958-1959 гг. в Мордовской, Марийской АССР, Ульяновской области произошел распад некоторых религиозных общин ЕХБ. В связи с этим, ВСЕХБ предпринял ряд попыток укрепить свой центр в Пензе. В 1959 г. ВСЕХБ сместил Г.М. Бузынина с должности старшего пресвитера и назначил более молодого и энергичного баптиста В.И. Ермилова, что, безусловно, способствовало активизации ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 24. Л. 220.

ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 5. Л. 143.

3 ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 9. Л. 90, 140.

4 Там же. Л. 23.

церковников. Но «в государственных интересах» уполномоченный Совета по Пензенской области С.С. Попов через головную структуру добился отмены назначения, и Г.М. Бузынин был восстановлен на своем посту.

Однако ВСЕХБ со своей стороны все же оставил В.И. Ермилова на должности второго помощника старшего пресвитера с местом жительства в Казани, для чего специально была введена должность второго помощника, ранее отсутствовавшая. За полгода службы в новом назначении В.И. Ермилов показал себя весьма активным религиозным проповедником, стремившимся расширить и оживить деятельность общин ЕХБ. Он посетил все баптистские группы области и даже выезжал за пределы Пензенского региона. 28 ноября г. в Пензу приезжал представитель ВСЕХБ С.П. Федюнин с официальным поводом: поздравить Г.М. Бузынина с 75-летием. В действительности, цель его визита заключалась в выяснении причин, почему старший пресвитер, будучи больным и немощным человеком, не уходит с занимаемой должности.

Уполномоченный Совета по Пензенской области С.С. Попов высказался по данному поводу однозначно: «…Пока было бы целесообразно Бузынина от должности старшего пресвитера не освобождать, а вновь введенную должность второго помощника старшего пресвитера упразднить. Это затормозило бы проведение намеченных ВСЕХБ мероприятий по укреплению межобластного религиозного центра,... а следовательно, и активизацию его деятельности.

Бузынин внимательно относится к нашим советам, в результате чего оказывалось возможным проводить выгодные с точки зрения государственных интересов мероприятия и в какой-то степени сдерживать численный рост общин ЕХБ и активизацию их деятельности»1.

В феврале 1960 г. Всесоюзный Совет ЕХБ повторно снимает с должности старшего пресвитера Г.М. Бузынина и назначает В.И. Ермилова, которому вменялось в обязанности контролировать деятельность баптистских объединений только трех областей – Пензенской, Куйбышевской и Оренбургской.

В. И. Ермилову под благовидным предлогом уполномоченным Совета по Пензенской области С.С. Поповым было отказано в регистрации. В.И. Ермилов вынужден был выехать из Пензы. Видя явное противодействие властей, ВСЕХБ вообще упразднил должность старшего пресвитера в Пензе, тем самым ликвидировав межобластной религиозный центр евангельских христианбаптистов. Действовавшие общины баптистов Пензенского края стали подчинять непосредственно ВСЕХБ. Руководство баптистскими религиозными обществами Пензенского региона стал осуществлять старший пресвитер ЕХБ А.Е. Клименко, который проживал в Куйбышеве2.

В 1967 г. не без помощи уполномоченного С.С. Попова руководители пензенской группы сторонников СЦЕХБ К.Г. Ужаровская и Я.М. Федяшин ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 46. Л. 11-13; Д. 59. Л. 3; Ф. 148. Д. 4617. Л. 104.

поссорились, вследствие чего община раскололась на две маленькие, каждая из которых стала насчитывать не более десятка человек. Причем К.Г. Ужаровская начала восстанавливать контакты с представителями официально-действующей пензенской общины1. В 1968 г. 10 «раскольников» во главе с К.Г. Ужаровской вернулись в «легитимную» общину ЕХБ.

Уполномоченный Совета по Пензенской области оказывал значительное влияние на религиозную практику местных евангельских христиан-баптистов.

Однако он весьма здраво оценивал ситуацию на месте: «Опыт работы показал, что воспрепятствование через исполнительные органы общин в совершении обряда «Крещения» верующих не могло не вызывать недовольства и ставило в неудобное положение членов исполнительных органов общины. В то же время воспрепятствование совершения обряда не приносило какого-либо желаемого результата»2.

В целом, «антирелигиозная» политика советского руководства, проводимая на местах через уполномоченных Совета по делам церквей, проводилась в следующих направлениях: политический, идеологический контроль, контроль за соблюдением религиозного законодательства; ослабление материальной базы религиозных организаций; информационная и разъяснительная работа;

рассмотрение жалоб и заявлений граждан и т.д. Но, несмотря на значительные усилия со стороны Совета и партийного руководства в целом, религиозная практика евангельских христиан-баптистов продолжала существовать, принимая различные формы.

Пензенский государственный университет архитектуры и строительства Аппарат полномочного представителя Президента РФ в Приволжском

ВЛАСТЬ И РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ

«ПЕРЕСТРОЙКИ»: ИЗ ОПЫТА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ (1985–1988 гг.) В статье анализируются основные направления государственноконфессиональной политики в отношении Русской Православной церкви на начальном этапе Перестройки.

Государственно-конфессиональная политика 1985-1987 гг. в основном продолжала тенденции периода Л.И. Брежнева и последующих руководителей СССР и была ориентирована на тотальный контроль государственно-партийного ГАПО. Ф. 2392. Оп. 1. Д. 41. Л. 53.

98 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI аппарата за деятельностью конфессий. Курс М.С. Горбачева на Перестройку первоначально не означал отказа от фундаментальных принципов социализма, в том числе и по отношению к религии. Религиозное мировоззрение, как и раньше, расценивалось как предрассудок, актуальными объявлялись задачи по активизации атеистической работы.

Но отдельные сдвиги в сторону либерализации отношения к религии все же прослеживались. Политическое руководство страны в поисках новой идейной опоры обращается к традиционным духовным ценностям, в том числе и религиозным, стремясь заручиться широкой поддержкой курса Перестройки со стороны РПЦ и верующих. После апрельского пленума ЦК КПСС 1985 г. был ускорен механизм регистрации религиозных объединений, религиозные общины получили право на строительство и приобретение зданий для своих нужд, снят запрет на церковный колокольный звон, отменено требование предоставления паспортов родителями при крещении детей и т.д.1. В контексте ротации партийногосударственного аппарата на пост председателя Совета по делам религий назначают К.М. Харчева, сменившего на этом посту В.А. Куроедова.

В ходе «гласности» в обществе начинается переосмысление советской истории. В центре общественного внимания оказались политические репрессии сталинского периода, в том числе в отношении верующих. Средства массовой информации активно способствовали складыванию нового отношения к РПЦ и другим конфессиям, их роли в обществе и государстве.

В 1987 г. состоялась встреча председателя Совета по делам религий К.М. Харчева с архиереями РПЦ, на которой он сказал об отмене многих «хрущевских» ограничений2. В 1987 г. была объявлена амнистия, по которой освобождение коснулось и граждан, осужденных в свое время за религиозную деятельность.

Однако процесс деидеологизации в стране шел очень неровно, у советского руководства не было четкой программы и вообще понимания демократизации страны. Контакты государства и конфессиональных объединений, в том числе православных, часто имели спонтанный характер, находились под воздействием конъюнктурных политических ситуаций и иногда личностных интересов. Так, на XXVII съезде КПСС была принята новая редакция программы Коммунистической партии, в которой подчеркивалась необходимость и значимость распространения научно-материалистического миропонимания, преодоления религиозных предрассудков. Согласно Уставу КПСС, каждый коммунист должен был решительно бороться с религиозными предрассудками как с «чуждыми социалистическому образу жизни».

В то же время, в 1988 г. Советом по делам религий было принято постановление «О фактах нарушения установленного порядка рассмотрения Журнал Московской Патриархии. 1989. № 5. С. 7.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986.

С. 186-187.

заявлений о регистрации религиозных объединений». На строгое соблюдение социалистической законности, обеспечение конституционных гарантий свободы вероисповедания нацеливал всероссийский семинар для уполномоченных по делам религий, проведенный в начале апреля 1988 г. в Суздале 1. В начале февраля 1988 г. Политбюро официально обратилось к Совету по делам религий с просьбой разработать проект союзного закона о свободе совести. В апреле г. был разработан первый вариант законопроекта «О свободе совести и религиозных организациях», а также проект Устава об управлении РПЦ, в который был внесен ряд поправок, отменяющих административно-финансовую изолированность священника от прихода.

В начале 1988 г. в статье К.М. Харчева, посвященной 70-летию декрета об отделении Церкви от государства, отмечалось, что все эти годы партия и государство, руководствуясь ленинскими принципами, проводили в целом верный курс в отношении религии, церкви и верующих. В то же время говорилось о применении в отношении Церкви «волюнтаристских, административнокомандных, запретительно-ограничительных мер»; отмечалось негативное воздействие репрессий 1930-х гг. на реализацию конфессиональной политики, осуждались массовые закрытия культовых зданий, гонения священнослужителей, несоблюдение прав и свобод верующих. В статье критиковался и предшествовавший правлению М.С. Горбачева период «застоя», «стагнации», когда «имел место разрыв между реальной религиозной обстановкой и лакированным представлением о ней» 2. К.М. Харчев отметил, что «в условиях демократизации все яснее говорится о проблемах функционирования церкви в социалистическом обществе, ликвидируется ряд «завалов» на пути обеспечения подлинной свободы всем гражданам. Заметно активизировалось участие религиозных организаций в борьбе за мир, в движении за сохранение историкокультурного наследия»3.

В 1988 г. Совет по делам религий признал утратившими силу целый ряд своих нормативных актов, например, инструкции от 16 марта 1961 г.4. Из действовавших документов тезис о том, что культовое имущество является собственностью государства, был исключен5.

1 Долматов В. Совещание в Суздале уполномоченных по делам религий по автономным республикам, краям и областям РСФСР // Советская Россия. 1988. 7 апр. С. 3.

2 Журнал Московской Патриархии. 1989. № 5. С. 7.

3 Известия. 1988. 26.01. С. 4.

4 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. А-661. Оп. 1. Д. 6. Л. 7-8;

Потапова Н.В. Политика Советского государства в отношении церкви в 1940–1980 гг.

(нормативно-правовые основы регулирования) // Ленинградский юридический журнал.

2007. № 4 (10). С. 210.

5 Потапова Н.В. Политика Советского государства в отношении церкви в 1940–1980 гг.

(нормативно-правовые основы регулирования) // Ленинградский юридический журнал.

2007. № 4 (10). С. 176.

100 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI Тем не менее на местах активно продолжала выпускаться атеистическая литература. Уполномоченные Совета по делам религий сообщали с мест, в частности из Куйбышевской области, что хотя обстановка и изменилась, «вместе с тем, внутрицерковная жизнь продолжает оставаться мирком, который нельзя оставлять без соответствующего внимания. Религиозная обстановка … остается непростой. В то же время взаимоотношения между верующими, служителями культа и местными партийно-советскими органами становятся проще. Полнее стало выполняться законодательство о культах, проще решаются вопросы о регистрации новых религиозных объединений и передаче верующим бывших культовых зданий»1. И вынуждены были при этом признать, что «партийно-советский актив и активисты атеистического воспитания … к такому заметному изменению в государственно-церковных отношениях, вниманию со стороны руководителей партии и государства, средств массовой информации к церквам и верующим … не готовы»2.

В сложившихся обстоятельствах руководство страны не могло уже игнорировать ситуацию, сложившуюся в духовно-религиозной сфере общества. В марте 1988 г. председатель Совета по делам религий в своем выступлении в Высшей партийной школе определил пути перехода от господствовавших ранее утверждений об «угасании религиозной жизни» к констатации того факта, что «в настоящее время в Советском Союзе тенденции к снижению религиозности нет»:

«По нашей воле или против, но религия входит в социализм, и даже не входит, а въезжает по рельсам. И так как власть полностью принадлежит нам, то, я думаю, в наших силах направить эти рельсы в ту или иную сторону в зависимости от наших интересов»3.

29 апреля 1988 г. по инициативе К.М. Харчева состоялась встреча М.С.

Горбачева с Патриархом Пименом и членами Синода РПЦ, в ходе которой руководитель СССР заявил о разработке нового закона о свободе совести, отражающего интересы и религиозных организаций. Благотворным для Русской Православной церкви явился перенос наблюдения за ее деятельностью из идеологических структур ЦК КПСС исключительно в юридический отдел.

Изменения в государственно-конфессиональной политике в первые годы Перестройки многие верующие воспринимали с недоверием, расценивая эти «импровизации» власти в отношении РПЦ как временные послабления, обусловленные непрочностью положения нового партийно-государственного руководства и приближением юбилея 1000-летия Крещения Руси.

Итак, в первые годы Перестройки были сформулированы новые приоритетные цели в сфере конфессиональной политики государства, Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф. 4089. Оп. 1. Д. 54. Л. 21.

ГАСО. Ф. 4089. Оп. 1. Д. 72. Л. 18-19.

3 Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Сост. Г. Штиккер М., 1995. Т. 2. С. 218.

цементировался фундамент для принципиально новых государственноконфессиональных отношений. На их основе планировалось заручиться широкой поддержкой курса на Перестройку со стороны Русской Православной церкви и верующих. Но инерция и консерватизм, противоборство в самом государственнопартийном руководстве по поводу задач и способов реформирования, не позволили быстро и мобильно приступить к выработке принципиально новой платформы во взаимоотношениях между РПЦ, обществом и государством.

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ОТНОШЕНИЯХ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ И

РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВЕЙ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 90-х гг. XX в.

В статье рассматривается ход межрелигиозного диалога между Русской Православной и Римско-Католической церквями в первой половине 90-х гг. XX века. Автор подробно анализирует основные проблемы в отношениях церквей.

На рубеже 80 - 90-х годов в отношениях между Русской Православной и Католической церквями происходят значительные перемены. Во многом это связано с глобальными изменениями, произошедшими в СССР и повлекшими перестановку сил на международной арене. Политика «перестройки», проводимая М.С.Горбачевым в 1985-1991 гг., изменила отношения церкви и государства, а также положение Католической церкви в СССР.

Важным событием международной жизни этого периода стала встреча в декабре 1989 г. М.С. Горбачева с папой Иоанном Павлом II, результатом которой стало установление дипломатических отношений между Советским Союзом и Ватиканом на уровне постоянных представительств 1. Первым представителем СССР в Ватикане в 1990 г. стал Ю.И.Карпов, в этом же году в Москву прибыл представитель Святого Престола архиепископ Франческо Колассуоно. Кроме того, на встрече глав государств прозвучало приглашение Иоанну Павлу II в будущем посетить Советский Союз2.

Стоит отметить, что эти шаги были связаны не с религиозными, а с политическими соображениями. Горбачев пошел на расширенный диалог с Ватиканом с целью подвести черту в холодной войне. Тем не менее это событие 1 Discorso al Presidente del Soviet Supremo dell`URSS Michail Gorbaciov, Venerdi, http://www.vatican.va/holy_father/john_paul_ii/speeches/1989/december/documents/hf_jpii_spe_19891201_president-gorbaciov_it.html (дата обращения: 05.11.2011).

2 Выступление М. С. Горбачева в Ватикане // Правда. 2 декабря 1989. С. 1–2.

102 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI повлияло на дальнейшее развитие отношений. После распада СССР, в году, Ватикан признал Российскую Федерацию его правопреемницей и установил те же дипломатические отношения уже с ней1. Одновременно дипломатические отношения были установлены с рядом стран бывшего СССР.

Если на данном этапе наблюдается явное улучшение отношений между двумя государствами, то отношения между церквями начинают осложняться. Это было связано с несколькими причинами. Первой причиной этого стало расширение влияния Католической церкви на территории российского государства. Второй причиной можно назвать столкновение интересов церквей на территории Украины, где происходит активизация униатской Греко-Католической церкви. Таким образом, в отношениях Русской Православной и РимскоКатолической церквей в первой половине 1990-х гг. можно выделить две основные проблемы.

Говоря о корнях первой проблемы, стоит отметить, что Католическая Церковь в начале 1990-х гг. смогла развить на территории Российской Федерации колоссальную активность, благодаря полной религиозной свободе и отсутствию государственной идеологии, сложившимся в России в постсоветский период. В апреле 1991 г. папа Иоанн Павел II назначил епископов для России, Украины, Белоруссии и Казахстана, где были восстановлены самостоятельные епархиальные структуры. В России они первоначально были учреждены в ранге Апостольских администратур. С этого времени на территории России стали осуществлять свою деятельность архиепископ Тадеуш Кондрусевич (Апостольский администратор для католиков Европейской части России с резиденцией в Москве), епископ-иезуит Иосиф Верт (Апостольский администратор Азиатской части России с резиденцией в Новосибирске) и Ян Павел Ленга (Апостольский администратор Казахстана)2. Нужно особо отметить, почему Иоанн Павел II выбрал именно этих епископов на должности глав администратур. Причина заключалась в их происхождении – все они родились в Советском Союзе и знали реалии жизни в стране «изнутри».

Следствием открытия Апостольских администратур стало создание более полутора сотен приходов, ряда католических учебных заведений и благотворительных организаций. Начинают развиваться католические средства массовой информации3.

К 1995 г. католическая церковь имела на территории РФ уже более приходов, на которых служили лица, около 90 % которых прибыли из-за 1 Discorso di Giovanni Paolo II al corpo diplomatico accreditato presso la Santa Sede // L'Osservatore Romano. 12.1.1992. P. 6, 7.

2 Никифорова М.Е. Планетарное католичество: Ватикан и глобализация. М.: Либроком, 2010. С. 254-255.

3 Орлова Л.В. Журналистика добровольного минимализма // НГ – Религия. 17.03.2010.

рубежа1.Вместе с тем нарастает активность ряда монашеских орденов:

ассумпционистов, доминиканцев, францисканцев, салезианцев и др. В 1992 г.

была официально разрешена деятельность российского отделения ордена иезуитов. Деятельность этих орденов нередко сопровождается миссионерской деятельностью среди лиц, принадлежащих к Православной Церкви по крещению или связанных с ней историческими духовными и культурными корнями. Русской православной церковью такая деятельность воспринималась как прозелитическая, что вело к обострению отношений.

В 1995 г. в Московской Духовной Академии прошла консультация Всемирного Совета Церквей по проблемам прозелитизма, где были сформулированы критерии определения прозелитизма. Тогда было заявлено, что прозелитизм есть «обращение христиан из одной конфессии в другую с использованием методов и средств, противоречащих принципам и духу христианской любви и свободы личности» 2. Представители Московской Патриархии выразили согласие с этим определением. Однако, рассматривая данную позицию, нужно обратить внимание на то, в каких реалиях существует Русская Православная церковь. А именно на то, что на территории Российской федерации существует свобода вероисповедания и граждане вправе выбирать, к какой конфессии им примкнуть.

Католическая сторона же полностью отрицает само понятие прозелитизма, сводя его лишь к переманиванию из одной христианской общины в другую подкупом и бесчестными методами. В то же время католическая церковь считает, что имеет право заниматься миссионерством среди населения любой страны, так как у всех людей есть свобода выбора. Наиболее четко эту мысль развил в статье «Что я думаю о прозелитизме» священник Бернардо Антонини.

Он доказывал необходимость проведения четкой грани между прозелитизмом, миссией и проповедью. Антонини говорил о том, что миссионерская деятельность Римско–Католической церкви является стремлением помочь всем нуждающимся, а не «крестовым походом»3. В связи с отсутствием единого мнения по вопросу прозелитизма, Русская Православная и Римско–Католическая церкви вступили в череду конфликтов, которые вели к еще большему ухудшению отношений между церквями.

Не менее острой в этот период стала проблема, связанная с религиозным противостоянием на территории Украины. Она заявила о себе еще с самого начала православно-католического диалога в начале 1980-х гг. Однако 1 Петрушко В. Краткий очерк истории католической церкви в России (часть 2) // Православие.ru: [сайт]. URL: http://www.pravoslavie.ru/archiv/katolicinrus2.htm. (дата обращения: 05.11.2011).

2 Заключительный документ Консультации Всемирного Совета Церквей по проблемам прозелитизма, Сергиев Посад, 26-29 июня 1995 г. // Религиозная безопасноть [сайт]. URL:

http://www.stolica.narod.ru/docs_pro/001.htm. (дата обращения: 05.11.2011).

3 Антонини Б.Что я думаю о прозелитизме // Свет Евангелия. М., 2000. №37. С. 20.

104 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI наиболее серьезно она встала на повестку на рубеже 80 – 90-х годов, когда была осуществлена легализация греко-католических приходов на территории СССР1.

Греко-Католические церкви вышли из подполья и начали восстанавливать свои приходы и структуры на местах силовыми методами. Наиболее болезненно для православных этот процесс протекал на Западной Украине (Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области, Закарпатье)2. Там дело доходило до массовых беспорядков, стычек, силовых захватов православных храмов, когда православные общины изгонялись просто на улицу, а в местной печати была развернута кампания по дискредитации православных Московского Патриархата.

Такие греко-католические газеты, как «Мета», «Верую», открыто называли их «пятой колонной Москвы», «агентами имперского влияния России» 3.

В январе 1990 г. была предпринята попытка урегулирования проблемы путем диалога. Для этого была создана четырехсторонняя комиссия из представителей Московского Патриархата, Римско-Католической Церкви, Украинской Православной Церкви и католиков восточного обряда из Западной Украины. Однако греко-католики покинули эту комиссию под нажимом радикальных политических сил4. Движение «Рух» заявило, что в случае его прихода к власти все храмы будут отобраны у православных и переданы католикам восточного обряда5. По их мнению, не было никакой необходимости вести диалог с Православной Церковью. Благодаря тому, что националисты пришли к власти, униатам удалось занять лидирующее положение в сфере религиозной жизни и на православие началось настоящее гонение.

Эта ситуация обсуждалась Смешанной Православно-Католической комиссией по богословскому диалогу на заседаниях во Фрайзинге в 1990г., в Ариче в 1991 г., но ключевым стало заседание в Баламанде, которое состоялось в 1993 г., в результате которого был принят итоговый документ по проблеме 1 Доценко Г.Конфессиональное многообразие как условие межконфессионального http://fairway.h1.ru/7/636_1.html (дата обращения: 05.11.11) 2 Петрушко В. Краткий очерк истории католической церкви в России (часть 2) // Православие.ru: [сайт]. URL: http://www.pravoslavie.ru/archiv/katolicinrus2.htm. (дата обращения: 05.11.2011).

3 Комментарий Синодальной Богословской комиссии к документам диалога между Русской Православной и Римско-Католической Церквами // Журнал Московской патриархии. М., 1997. № 12. С. 26.

4 Заявление Священного Синода Московского Патриархата (в связи с выходом католиков восточного обряда из четырехсторонней Комиссии по урегулированию отношений между православными и католиками восточного обряда в Западных областях Украины и по поводу решения Львовского городского Совета народных депутатов от апреля 1990 года) // Журнал Московской Патриархии. М., 1990. №7. С.14-15.

5В церковную жизнь пусть не вмешивается. Заявление духовенства и верующих Днепропетровской епархии Украинской Православной Церкви [о политическом движении "Рух"] // Журнал Московской Патриархии. М., 1993. № [пробн. номер]. С. 25.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI униатства – «Баламандское соглашение». В нем, как на богословском, так и на практическом уровнях объяснялось, что уния, будучи сродни прозелитизму, является недопустимой в жизни церквей. Униатство как форма возвращения в лоно Католической Церкви была отвергнута авторами документа1. Тем самым, однако, не было перечеркнуто право восточных Католических Церквей на существование. Более того, была отмечена необходимость того, чтобы «эти церкви, как на местном, так и на вселенском уровне включились в диалог любви в духе взаимного уважения и вновь обретенного взаимного доверия»2.

Исходя из всего перечисленного, можно сделать ряд выводов. В рассмотренный период отношения между церквями терпят коренные перемены.

На фоне налаживания дипломатических отношений между Советским Союзом, а затем Российской Федерацией и Ватиканом происходит ухудшение отношений между Русской Православной и Римско-Католической церквями.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Организаторы: МЕДИ Экспо Совместно с: Российской академией медицинских наук, Медицинским ра диологическим научным центром РАМН, Российским научным центром рентгенрадиологии МЗ РФ Официальная поддержка: Торгово промышленная палата России Профессиональная поддержка: Ми нистерство здравоохранения РФ, Де партамент здравоохранения Прави тельства Москвы, Министерство здра воохранения Московской области При содействии Центра международ ной торговли Российский научный форум Достижения и перспективы...»

«Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук 1. Авиакосмическая и экологическая медицина 2. Авиакосмическое приборостроение 3. Авиационная промышленность 4. Авиационные материалы и технологии 5. АвтоГазоЗаправочный Комплекс плюс Альтернативное топливо 6. Автоматизация в промышленности 7. Автоматизация и современные технологии 8. Автоматизация процессов...»

«РАДИОЛОГИЯ 2005 МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОГО НАУЧНОГО ФОРУМА РАДИОЛОГИЯ 2005 МОСКВА Центр международной торговли 31 мая - 3 июня Москва 2005 1 МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОГО НАУЧНОГО ФОРУМА РАДИОЛОГИЯ 2005 М., 2005 - 596 с. Министерство здравоохранения и социального развития РФ Российская академия медицинских наук Российский научный центр рентгенрадиологии Росздрава Российская ассоциация рентгенрадиологов Российская ассоциация специалистов УЗ диагностики в медицине ЗАО МЕДИ Экспо 5- 94943-023-9 ©МЕДИ...»

«Потенциал интеллектуально одаренной молодежи – развитию науки и образования Правительство Астраханской области Министерство образования и науки Астраханской области Астраханский инженерно-строительный институт Каспийский государственный университет технологии и инжиниринга им. Ш. Есенова Потенциал интеллектуально одаренной молодежи – развитию науки и образования Материалы II Международного научного форума молодых ученых, студентов и школьников г. Астрахань, 20–24 мая 2013 г. Астрахань 2013 1...»

«1 Экономика. Экономические науки 1. Boventer, Edwin von. У05(Нем) Okonomische Grundlagen der Stadtplanung : Eine Einfuhrung in die StadtokoB81 nomie / E. von Boventer, J. Hampe ; unter mitarbeit von R. Koll, R. W. Obermeier ; Akademie fur Raumforschung und Landesplanung. - Hannover : Verlag der ARL, 1988. - 380 S.; 22 cm. - (ARL ; Beitrage 112). - Bibliogr. : S. 167-169 Перевод заглавия: Экономические основы городского планирования : введение в экономику города. Экземпляры: всего:1 - МИФУБ(1)...»

«Форум пока без названия Языки => Русский и другие славянские языки => Тема начата: vcohen от Ноябрь 24, 2004, 09:23:51 pm Название: И и Ы Отправлено: vcohen от Ноябрь 24, 2004, 09:23:51 pm Это письмо пришло ко мне в виде приватного сообщения. Превращаю его в топик. Кстати, о каком начале разговора идет речь, я не понял. Цитировать A mozhno vernut's'a k samomu nachalu razgovora, pro zvuki i i i- v russkom iazyke. Ia sejchas pishu essay, kak raz pro eti zvuki s tochki zrenia Optimality Theory...»

«ТЕПЛОМАССООБМЕН - ММФ H E AT / М А S S T R A N S F E R – M I F Избранные доклады МИНСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ ( 2 4 - 2 7 мая 1988 ) Минск, СССР РЕФЕРАТЫ УДК 536.24:533.6 Аладьев И.Т., БаЙковД.В., Турилина Е.С. РЕЖИМЫ УХУДШЕННОГО ТЕПЛООБМЕНА ПРИ ОХЛАЖДЕНИИ ТУРБУЛЕНТНЫХ ПОТОКОВ ЖИДКОСТЕЙ ОКОЛОК РИТИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ СОСТОЯНИЯ// Тепломассообмен ММФ. Конвективный, радиационный и комбинированный теплообмен: Избранные доклады. - Минск: ИТМО им. А.В. Лыкова АН БССР, 1989. - Секции I, 2. - Ч. I. - С. 3...»

«К. Шри Дхаммананда Маха Тхера Во что верят буддисты Перевод с английского, версия 2.0 (29.01.2006) выполнен по книге К. Sri Dhammananda, What Buddhists Believe expanded 4th edition группой в составе: PavelBure (псевдоним) - координатор, переводчик (все главы, кроме главы 9) e-mail: pavelbure @ hotmail.ru Wemmon (псевдоним) - переводчик (глава 9) Эрнест Новик - редактор e-mail: Erny77 @ rambler.ru Только для бесплатного распространения 2 От переводчиков Уважаемые читатели! Осенью 2004 г. одно...»

«Электронная версия книги подготовлена для библиотеки учебников 1bitt.ru Г. И. Козырев ОСНОВЫ социологии и политологии Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов учреждений среднего профессионального образования Москва ИД ФОРУМ - ИНФРА-М 2007 УДК 316(075.32) ББК 60.5я723 К59 Рецензенты: доктор политических наук, профессор кафедры истории политических учений философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова А. А. Ширинянц; зав. кафедрой социологии...»

«ИНСТИТУТ СТРАН СНГ ИНСТИТУТ ДИАСПОРЫ И ИНТЕГРАЦИИ СТРАНЫ СНГ Русские и русскоязычные в новом зарубежье ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ 41 № 1.12.2001 Москва ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ СТРАНЫ СНГ. РУССКИЕ И РУССКОЯЗЫЧНЫЕ В НОВОМ ЗАРУБЕЖЬЕ Издается Институтом стран СНГ с 1 марта 2000 г. Периодичность 2 номера в месяц Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ №...»

«Каталог инновационных разработок в рамках комплексной экспозиции Министерства образования и науки Российской Федерации 28 31 мая 2013 г. 1 В данное издание вошли перспективные научно технические инновационные разработки, представленные на комплексной экспозиции Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках 8 ой международной выставки форума по управлению отходами, природоохранным технологиям и возобновляемой энергетике ВэйстТэк 2013 © Минобрнауки России © ООО ИНТЕХКОНСАЛТ 2...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ США И КАНАДЫ Т.А. ШАКЛЕИНА РОССИЯ И США В НОВОМ МИРОВОМ ПОРЯДКЕ Дискуссии в политико-академических сообществах России и США (1991-2002) RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF THE USA AND CANADA STUDIES T.A. SHAKLEINA RUSSIA AND THE UNITED STATES IN NEW WORLD ORDER Debates in Russian and American Political and Academic Communities (1991-2002) Moscow 2002 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ США И КАНАДЫ Т.А. ШАКЛЕИНА РОССИЯ И США В НОВОМ МИРОВОМ...»

«УДК ББК Настоящее издание подготовлено при поддержке Фонда содействия развитию интернета Фонд поддержки интернет и не предназначено для коммерческого использования Ответственный редактор М.Б. Касенова Составители О.В. Демидов и М.Б. Касенова Кибербезопасность и управление интернетом: Документы и материалы для российских регуляторов и экспертов / Отв. ред. М.Б. Касенова; сост. О.В. Демидов и М.Б. Касенова. – М.: Статут, 2013. – с.] ISBN 978-5-8354-0000-0 (в пер.) Документы и материалы, вошедшие...»

«№115 Ваше окно в мир САПР 02’ 2014 ЖАРКИЕ. ЗИМНИЕ. ИНЖЕНЕРНЫЕ. isicad.ru № 115, февраль 2014 От редактора. Число уникальных посетителей isicad.ru за год увеличилось на 27% Давид Левин.....4 Обзор отраслевых новостей за февраль — Жаркие. Зимние. Инженерные. Дмитрий Ушаков....6 SolidWorks Russia — одна из лучших в мире компаний по числу проданных лицензий SW и сложности проектов....14 Технология BIM: расходы на внедрение и доходы от использования Владимир Талапов....16 Теперь вместе с Tekla Павел...»

«РеаСпоМед 2003 МАТЕРИАЛЫ 3 го Российского научного форума РеаСпоМед 2003 Москва, ЦДХ, 25 28 марта 2003 года Москва 2003 Материалы 3 го Российского научного форума РеаСпоМед 2003 М., Авиаиздат, 2003 216 с. Российская академия медицинских наук Мораг Экспо ISBN 5 94943 007 7 ©МОРАГ Экспо, 2003 ТЕЗИСЫ МИОТЕРАПИЯ ДЕТЕЙ С ПОСЛЕДСТВИЯМИ ПЕРИНАТАЛЬНОГО ПОРАЖЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ Аксенова А.М., Сереженко Н.П., Андреева В.В., Аксенова Н.И. Россия, г.Воронеж, государственная медицинская...»

«Список  доменов  Ru ­Center,  заблокированных  с  24  ноября  2010  г. ааааа.рф аааа.рф аанг.рф аарон ­авто.рф абажур.рф абакан ­автоматизация.рф абакана.рф абакан ­карта.рф абакан ­наутилус.рф абаков.рф абак.рф абактал ­инструкция.рф абактал.рф абап.рф абарис.рф аббревиатура.рф абб.рф абвгд.рф абвер.рф абдоминопластика.рф абд.рф абдулманов.рф абдулов ­александр.рф...»

«Проф., докт. Себахаттин Балджы, проф., докт. Длтбек Сапаралиев (Кыргызско-Турецкий университет “Манас”, г. Бишкек / Кыргызская Республика) РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА В ВОСПРИЯТИИ ТЮРКСКОГО МИРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ Резюме Несомненно, что всемирно известный писатель, мыслитель, дипломат и общественный деятель Чингиз Айтматов как представитель тюркоязычного народа за свою плодотворную жизнь феноменальным талантом и активной международной деятельностью внес огромный вклад в познание миром тюркской...»

«ИМО: верификация научной концепции Николай Косолапов Опубликовано: Полис. 2004. № 2. С. 174-178. ВООЗМОЖНО ЛИ сегодня открыть нечто новое и неизвестное в фактологии международных отношений? Думаю, вряд ли. Но, может быть, задача момента - переписать хорошо известное, лишь придав ему нужную интерпретацию? Нет. Задача и не в этом, и рецензируемый труд* (* Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918 - 2003. / Под ред. А.Д. Богатурова. Т. III. События. 1945...»

«Создание наукоемкой экономики – это, прежде всего повышение потенциала казахстанской науки Из Послания Главы государства – Лидера нации Н.А. Назарбаева народу Казахстана. Казахстанский путь -2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ. И. СТБАЕВ атындаы АЗА ЛТТЫ ТЕХНИКАЛЫ УНИВЕРСИТЕТІ АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ТЫШ ПРЕЗИДЕНТІ – ЕЛБАСЫНЫ ОРЫ АЛМАТЫ АЛАСЫНЫ КІМШІЛІГІ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ...»

«№7 6 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ В форуме Визуальная антропология приняли участие: Евгений Александров (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) Андрей Головнёв (Институт истории и археологии УрО РАН, Екатеринбург) Андрей Горных (Европейский гуманитарный университет, Вильнюс, Литва) Виктор Круткин (Удмуртский государственный университет, Ижевск) Ирина Кулакова (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) Яри Купиайнен (Jari Kupiainen) (Университет...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.