WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«YOUTH RESEARCH YEARBOOK, VOL. VI 2 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК, САМАРСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES, SAMARA SCIENTIFIC CENTER САМАРСКАЯ ...»

-- [ Страница 4 ] --

На наш взгляд, это связано с активизацией деятельности Католической церкви на территории России и Украины в первой половине 90-х, а также с нежеланием Ватикана вести реальный диалог с Русской Православной церковью, основанный на уважении и равноправии.

ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО

КУЙБЫШЕВСКОЙ ОБЛАСТИ В 1960–1080-е ГОДЫ В статье представлена история развития жилищно-коммунального хозяйства Куйбышевской области в 60 – 80-е годы XX столетия. На основе большого массива архивных источников раскрывается картина масштабного жилищного строительства с развитой коммунальной инфраструктурой, повышение уровня благоустроенности городов области.

В процессе современного переосмысления истории СССР необходимо обратить внимание на создание русским народом всей жилищно-коммунальной инфраструктуры по всей стране на столь высоком технологическом уровне, что даже при тотальном разграблении и отсутствии капиталовложений в данную сферу с 1991 г. мы всё ещё имеем возможность пользоваться водоснабжением, канализацией и отоплением в своих квартирах. Понимая, что запаса прочности 1 Православие и католичество. От конфронтации к диалогу: Хрестоматия / Под ред.

А.Юдина. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2005. С.310.

2 Там же. С.311.

106 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI жилищно-коммунальной инфраструктуры уже не осталось, необходимо оценить усилия всего народа и власти СССР по созданию стабильно функционирующей системы жизнеобеспечения в 1960 – 1980-е годы.

Во второй половине XX века Куйбышевская область становиться одним из самых развитых промышленных регионов СССР. Перемещение промышленных предприятий и научных центров в годы Великой Отечественной войны, развитие авиа-космического комплекса, строительство Волжской ГЭС, создание крупного химического производства в Ставрополе-на-Волге (с 1964 г. – Тольятти) и Волжского автомобильного завода (ВАЗа) с 1966 г. – всё это позволило в целом не только создать экономический и военный паритет СССР и блока западноевропейский стран с США, но и обеспечить стабильное повышение уровня жизни населения Куйбышевской области в частности.

Одним из важных элементов благополучной жизни населения является возможность проживать в тёплом благоустроенном жилье. Восстановление народного хозяйства после 1945 г. на территории СССР затребовало от населения и властей огромных усилий и ресурсов, что не позволяло одномоментно повышать уровень обеспеченности жильём всех жителей страны.

Так, в целях увеличения плотности жилого фонда и сокращения средств на дорогостоящие инженерные сети в стране в конце 1960-х – 1970-х гг. была инициирована разработка проектов и застройка микрорайонов высотными (9-ти, 12-ти и 16-этажными) жилыми домами. Первоначально это были односекционные башенные дома, на смену которым в 1975 г. пришли «многоэтажки», возводившиеся на основе блок-секционого метода. В 1977 г. вышло соответствующее постановление бюро Куйбышевского горкома КПСС о начале освоения и внедрения новых серий жилых домов, согласно которому к 1982 г.

около 60% застройки города должно было бы осуществляться 9-этажными типовыми блок-секциями. Однако такой прогноз оказался более чем оптимистичным. Как показала проверка 1979 г. ни один из 6 заводов, которым было поручено изготовление нестандартного оборудования и бортоснастки для реконструкции заводов железно-бетонных изделий (ЖБИ №1 и №3) и домостроительного комбината, не выполнили предписаний и, более того, отказались вести переговоры в данном направлении. Принимать заказы они начали только после совещания по этому вопросу в городском комитете партии.

Дело затягивалось также из-за невыдачи заводами-заказчиками технической документации и отсутствия фондов по металлу на изготовление оборудования и оснастки. В связи с указанными обстоятельствами реконструкция предприятий стройиндустрии началась лишь в 1980 г., а выход их на проектную мощность планировался лишь к 1986 г. 1 Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ). Ф. 714. О. 78. Д. 6. ЛЛ. 4, 9, 20, 25, 27, 44-45; О. 82. Д. 28. ЛЛ. 24-25.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI В 1971 г. Министерство коммунального хозяйства было преобразовано в Министерство жилищно-коммунального хозяйства. Начинаются осуществляться перманентные попытки реформирования экономического механизма отрасли.

Все они, как правило, сводились к совершенствованию структуры управления, к привлечению к проблемам эксплуатации и содержания жилья предприятий градообразующей базы и др. Так, Постановление Совета Министров СССР от сентября 1978 г. №740 «О мерах по дальнейшему улучшению эксплуатации и ремонта жилищного фонда»1 впервые определило механизм передачи ведомственного жилищного фонда на баланс местных Советов, они обязаны были создавать единые генподрядные ремонтно-строительные организации для ремонта жилищного фонда всех организаций по их указам. Но, например, в Решении от 17 февраля 1983 г. постоянная комиссия по коммунальному хозяйству Тольяттинского городского Совета народных депутатов указывает, что «Такой организации в городе нет, и работа в этом направлении не ведётся …» 2.

Одно из ограничений в преодолении обозначенных выше проблем, очевидно, заключалась в самом подходе, с которым они решались. Речь в данном случае идёт о стремлении развивать жилищную сферу городов (как и соцкультбыт в целом) через отраслевые министерства, задействуя ведомственный механизм планирования и распределения ресурсов (материальных и финансовых). Такое решение имело свои основания и исходило из необходимости задействовать хозяйственные регуляторы развития городов.

Дело в том, что до 1950-х гг. важным источником финансирования жилищного строительства в стране были личные средства населения, за счёт которых в – 1950-х гг. в РСФСР было построено 156, а за счёт государственных вложений – 146 млн. квадратных метров жилья. Начиная со второй половины 1950-х гг. доля капиталовложений государства неуклонно возрастала: если в шестой пятилетке на них было построено 54% жилья, то в одиннадцатой пятилетке (1981 – 1985 гг.) – более 80%3. В этих условиях требовалось создание центров ответственности за строительство и ввод объектов.

В конце 1950-х гг. функции заказчиков по жилищному (а также культурнобытовому и коммунальному) строительству, выполняемому подрядным способом, были возложены на исполкомы местных Советов. К маю 1960 г. в 34 крупных городах подрядчиками стали горисполкомы, а в Московской и Куйбышевской области – облисполкомы. Однако в условиях, когда средства местных хозяйственных органов на капиталовложения в эти цели сокращались и переводились на план исполкомов, постоянно возникали конфликты по вопросу 1 См.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 12. – М., Политиздат, 1981. С. 474 – 485.

2 Управление по делам архивов мэрии г.о. Тольятти (Тольяттинский городской архив – ТГА). Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 843а. Л. 34.

3 Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбил. стат. ежегодник / Госкомстат СССР. М.:

Финансы и статистика, 1987. С. 341.

108 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI распределения жилой площади, предназначенной для рабочих и служащих предприятий совнархозов в домах, строящихся по титульным спискам местных Советов1. В связи с этим предприятия вынуждены были вести строительство жилья хозяйственным способом, отвлекая на него производственные и другие ресурсы2. Поэтому в начале 1960-х гг. государство представляло промышленным предприятиям значительные права на создание собственного жилого фонда за народнохозяйственными планами капиталовложений). Согласно Постановлению ЦК КПСС и Совета Министров от 4 октября 1965 г., вся жилая площадь, построенная за счет средств фонда жилищного строительства, оставалась в распоряжении самих предприятий и использовалась для удовлетворения нужд его работников3.

В результате к середине 1980-х гг. в большинстве городов Куйбышевской области сложилась ситуация, когда подавляющая часть жилого фонда оказалась сосредоточенной в руках отраслевых ведомств.

Соотношение ведомственного и вневедомственного секторов в обобществлённом жилом фонде городов, % При этом, как показывают расчёты по городам Куйбышевской области в 1970 – 1985 гг. преобладающей была тенденция (в 7 из 10) к медленному наращиванию доли жилого фонда местных Советов. Преимущественно это были города, где темпы роста жилого фонд исполкомов были выше аналогичного Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. А-259. Оп. 42. Д. 5974. ЛЛ.

92-93; Д. 7688. ЛЛ. 36-37.

2 Мочалов П.П. Река моей жизни: Записки директора завода. – Куйбышев: Кн. изд-во, 1986. С. 173 – 174.

3 Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1968. Т. 5. С. 666 – 667.

4 Жилищный фонд и его благоустройство (Л. 11) // Социально-экономические паспорта городов Куйбышевской области.

показателя по ведомственному фонду в 1,5-3 раза1. Не смотря на это, в 1970 – 1980-е гг. муниципальные власти контролировали менее половины государственной жилья, остальное находилось в собственности предприятий, которые, сохраняя контроль над строительством жилья, получали возможность привлечь дополнительно рабочие руки и потому очень неохотно шли на передачу этого жилья городским властям.

Поскольку жилищная потребность не имела тенденции к стабилизации и постоянно росла, а удержание кадров было первоочередной проблемой в деятельности предприятий, последние всегда имели дополнительный аргумент для партийных и контрольных инстанций, выступавших арбитрами в спорах по вопросам отчислений на нужды жилищного и коммунального строительства местных властей из получаемых предприятиями по линии министерств и ведомств средств на развития соцкультбыта, которые составляли преобладающую часть бюджета развития городов.

Результатом активной политики жилищного и коммунального строительства с помощью промышленных предприятий стал рост количества жилой площади, приходившейся в среднем на одного человека. Так, в городе Куйбышеве с 4,6 квадратного метра в 1945 году до 6,5 квадратного метра в году, в Сызрани соответственно с 4,5 до 6,6; в Чапаевске – с 5,2 до 6,6; в Похвистневе – с 5,0 до 7,7 квадратного метра 2. В целом в Куйбышевской области в 1970-е годы поддерживался очень высокий уровень строительства жилья, например, если в 1971 г. жилищный фонд г. Тольятти составлял 2,775 млн.

квадратных метров, то в 1980 г. уже 7 млн. квадратных метров 3. Однако, несмотря на размах строительства жилых домов, жилищный кризис так и не удалось преодолеть4.

Таким образом, крупные промышленные предприятия выполняли, помимо производственных функций, задачи по содержанию и обслуживанию коммунальной инфраструктуры городов. Внутриквартальные сети и благоустройство кварталов закреплялось за предприятиями. Затраты на уличное освещение города и рабочих поселков распределялись между предприятиями.

1 Рассчитано по данным: Жилищный фонд и его благоустройство (Л. 11) // Социальноэкономические паспорта городов Куйбышевской области.

2 Борисов В.А. Некоторые вопросы решения жилищной проблемы в СССР // Великий Октябрь и коммунистическое строительство на Средней Волге. – Куйбышев, 1969. С. 375.

3 Ракшина И.В. Роль Волжского автомобильного завода в формировании социальнодемографической ситуации в городе Тольятти (1996 – 2001 гг.) // История ОАО «АВТОВАЗ»: уроки, проблемы, современность. Материалы I Всероссийской научной конференции 26 – 27 ноября 2003 г. (отв. ред. Лившиц А.Э., Нахманович П.А.). – Тольятти, издание ОАО «АВТОВАЗ». С. 326.

4 Доценко Артём Михайлович. Повседневная жизнь советского города начала 1950 первой половины 1980-х годов (на материалах г. Куйбышева и городов Куйбышевской области). Дисср. иссл.... кан. ист. наук. – Самара: СГПУ, 2007. С. 88.

Показатели развития жилого фонда в городах Куйбышевской области в Город Куйбышев Тольятти Новокуйбы шевск Сызрань Чапаевск Кинель Жигулёвск Октябрьск Похвистне Отрадный 1 Таблица рассчитана и составлена по данным: ГАРФ. Ф. А-374. О. 31. Д. 7699. ЛЛ. 36О. 38. Д. 2982. ЛЛ. 41, 43, 45, 138, 155, 172; ГАСО. Ф. Р-2551. О. 25. Д.

887. Л. 41-44; Жилищный фонд и его благоустройство (Л. 11) // Социально-экономические паспорта городов Куйбышевской области.

Для зимнего содержания, дороги и тротуары закреплялись за предприятиями, которые заключали договоры с дорожно-эксплуатационным участком. Предприятия занимались озеленением территорий. На 1985 г. по Куйбышевской области на долю предприятий и организаций приходилось государственного обобществленного фонда, владельцами жилого фонда по области являлись 447 различных предприятий. Такая раздробленность фонда создавала немалые трудности в управлении им, требовала четкой координации работы, более строгого контроля со стороны местных советов 1.

Основные сферы ЖКХ, состояние которых непосредственно влияет как на развитие городов Куйбышевской области, так и на комфорт жизни населения, включают в себя: водопровод и канализация, энергетическое хозяйство (электростанции, теплоцентрали, газовые сети), внешнее благоустройство (дорожно-мостовое хозяйство, уличное освещение, зеленые насаждения).

В СССР к середине 1960-х гг. лишь 45% отводимых канализациями вод подвергалось отчистке, а остальные спускались в открытые водоемы без очистки. Имеющиеся очистные сооружения были перегружены и осуществляли в основном механическую очистку: сооружения для биологической очистки составляли лишь 20% от мощности канализационных очистных сооружений2. В Жигулёвске и Октябрьске осуществлялась частичная биологическая очистка стоков. Полная же биологическая очистка производилась лишь в 3-х малых городах Куйбышевской области и в Чапаевске. Даже в Куйбышеве и Сызрани ей подвергалась незначительная часть отводимой воды.

В конце 1970-х – начало 1980-х гг. потребность в питьевой воде в городах удовлетворялась на 60-70%. По имеющимся данным суточное водопотребление составляло в Куйбышеве, Новокуйбышевске и Тольятти 360литров на 1 человека. В Куйбышевской области число городов с водопроводами было в 1950 г. – 2, в 1960 г. – 6, в 1970 г. – 9; с канализацией было в 1950 г. – 3, в 1960 г. – 5, в 1970 г. – 83. В городе Тольятти в 1965 г.

имелось 49 артезианских скважин с производительностью подъема 77520 м воды в сутки. Протяженность водопроводных сетей на конец 1965 г. составляла 184 км. Протяженность канализационных сетей – 90 км. Количество домов, оборудованных водопроводом, составляло 1424 на конец 1965 г. 4, то есть, по сравнению с началом этого же года, возросло на 384 дома.

Романов В.С. Наш дом // Волжская коммуна. 1 ноября 1985.

Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 4372. Оп. 66. Д. 423. Л. 94.

3 Народное хозяйство Куйбышевской области за 1966 – 1970 гг. Статистический сборник. – Куйбышев, 1972. С. 229.

4 Город Тольятти. – Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1967. – С. 232.

112 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI Показатели развития водопроводно-канализационного хозяйства городов Куйбышевской области в 1960-1980-х гг. водопровод водопровод водопро канализационно Тольятти Новокуйбышевск Сызрань Чапаевск Кинель Жигулёвск Октябрьск Похвистнево Отрадный 1 Таблица рассчитана и составлена по данным: ГАРФ. Ф. А-374. О. 31. Д. 7699. ЛЛ. 36О. 38. Д. 2982. ЛЛ. 41, 43, 45, 138, 155, 172; ГАСО. Ф. Р-2551. О. 25. Д.

887. Л. 41-44; Жилищный фонд и его благоустройство (Л. 11) // Социально-экономические паспорта городов Куйбышевской области.

К 1965 г. в г. Тольятти была значительно улучшена эксплуатация водопроводного хозяйства, скважины в Соцгороде и пос. Комсомольском управлялись автоматически, с единого пульта. Была создана хорошая ремонтная база управления и биохимическая лаборатория для анализа воды. За 1967- гг. с учетом наказов избирателей была построена одна артезианская скважина 1.

До 1971 г. водоснабжение г. Тольятти осуществлялось из артезианских скважин.

После образования в 1972 г. трёх районов, Центральный и Комсомольский районы по-прежнему обеспечивались водой из артезианских скважин, а в Автозаводском районе вода поступала из Куйбышевского водохранилища.

Горячее водоснабжение в новой части города осуществлялось по схеме открытого водоснабжения с применением химической водоочистки 2.

В г. Тольятти значительная часть водопроводных сетей была построена в 1952 – 1960 гг., поэтому в 1960 гг. они работали с большими перегрузками. В тресте отсутствовал график профилактических ремонтов сетей и сооружений, что приводило к их эксплуатации на износ3. В 1960-х гг. на водопроводных сетях было большое количество аварий, однако к 1980-ым гг. их число значительно уменьшилось: 1963 г. – 449, 1964 г. – 445, 1977 г. – 15, 1978 г. – 17, 1979 г. – 20, в 1981 г. – 42, 1982 г. – 25. Количество аварий канализации: 1978 г. – 4, 1979 г. – 12.

Нормальное водоснабжение в г. Тольятти было налажено не во всех домах4. В некоторых домах в летнее время жители, начиная с 4 этажа днем не имели воды5. В 1967 г. водоснабжение осуществлялось с перебоями из-за недостаточной мощности источников водоснабжения и отсутствия целого ряда магистральных водоводов. При вводе в эксплуатацию жилья, строительство источников водоснабжения было практически прекращено 6. С проблемами в водоснабжении боролись путем ввода в эксплуатацию все новых и новых водопроводных сетей. В 1972 г. было принято в эксплуатацию 10 скважин и резервуара, благодаря чему была увеличена подача воды с 70 – 80 тыс. м3 в сутки до 130 – 155 тыс. м3 в сутки. Однако, план ввода в действие основных фондов по объектам коммунального назначения на 1972 г. был выполнен только на 57,7%: не были сданы в эксплуатацию насосная станция в пос. Комсомольске, водопроводные линии 1300 м, канализационные 1110 м7.

Решать проблемы водоснабжения г. Тольятти стремились и с помощью централизации коммунального хозяйства. Впервые об этом заговорили в 1977 г.

Однако процесс шёл медленно. По-прежнему значительная часть сети водопровода и канализации эксплуатировалась ведомственными жилищноТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 283. Л. 99.

ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 565. Л. 275.

3 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 151. Л. 99.

4 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 283. Л. 99.

5 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 776. Л. 131.

6 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 280. Л. 125.

7 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 469. Л. 17.

114 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI коммунальными организациями. Уровень их содержания и ремонта был низкий1.

В итоге водоснабжение ряда старых кварталов Центрального и Комсомольского районов оставалось на низком уровне из-за малого диаметра и засоренности трубопроводов. Для изменения этой ситуации Горисполкомом было принято решение «О мерах по улучшению водоснабжения в жилых кварталах Центрального и Комсомольского районов города Тольятти» о замене и промывке старых трубопроводов и прокладывании новых2. В 1977 г. было построено 13 км водопроводных сетей и 11 км канализационных сетей3.

С 1984 г. вопросы улучшения водоснабжения г. Тольятти стали обсуждаться на заседаниях исполкомов, выносились на рассмотрение сессии Советов, обсуждались на постоянных депутатских комиссиях и группах. В 1984 г.

был проведен ряд мероприятий по улучшению водоснабжения города. Были пробурены и пущены в эксплуатацию 15 новых скважин, проведен капитальный ремонт старых скважин, переложено 2,6 км сетей, тем самым была увеличена мощность водозаборных сооружений. В 1984 г. реализация воды населению составила 74,1 тыс. м3 в сутки против 67,6 тыс. м3 в 1980 г. За 1981 – 1984 гг.

построено 3 канализационных насосных станции и 42 км водопроводных и канализационных сетей4.

Что касается энергетического хозяйства, то в г. Тольятти в 1966 г.

вместе с Волжским автозаводом для покрытия потребностей в тепловой и электрической энергии завода, Автозаводского района и его промышленнокоммунальной зоны было начато строительство ТЭЦ ВАЗа. А в ноябре 1967 г.

уже был начат отпуск тепла потребителям. Для огромного комплекса Волжского автозавода, нового района города, нескольких десятков больших и малых «примкнувших к ним» предприятий, роль ТЭЦ ВАЗа была предельно велика.

Таким образом, источниками электро- и теплоснабжения города стали: ТЭЦ ВАЗа — в новой части города; Тольяттинская ТЭЦ и частично районные котельные — для остальной части города. Восточная тепломагистраль, построенная от тольяттинской ТЭЦ в 1975-1976 гг. позволила улучшить теплоснабжение Центрального района5, ввод двух теплопроводов в Автозаводском районе в г. обеспечил надежное теплоснабжение этого района6. В стремлении обеспечить граждан теплом, энергетическое хозяйство г. Тольятти сталкивалось с рядом проблем. В 1972 г. план ввода в действие основных фондов по объектам коммунального назначения был выполнен только на 57,7 %: не была сдана в эксплуатацию 1000 м тепловых сетей7. 11 октября 1976 г. произошла авария, в 3 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 693. Л. 10.

4 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 988. Л. 5 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 663. Л. 71.

6 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 693. Л. 10.

7 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 469. Л. 17.

результате которой полностью прекратилось теплоснабжение жилых и производственных зданий более чем на сутки. В последующие три дня тепло подавалось с перебоями1. Подготовка к новому отопительному сезону проводилась не своевременно, в результате чего граждане жаловались на холод в квартирах. Всё это происходило потому, что ряд жилищно-коммунальных отделов («Куйбышевгидростроя», «Волгоцеммаша», производственных объединений «Куйбышевфосфор», «Куйбышевазот», «Тольяттиазот», «Синтезкаучук») безответственно относились к выполнению подготовительных работ и плохо организовывали условия для нормального теплоснабжения.

Осенне-зимний период был всегда серьезным испытанием для коммунальных служб2. В 1984 г. были учтены все прошлые ошибки при подготовке к отопительному сезону. Еще до 1 октября в г. Тольятти были завершены все ремонтные операции, своевременно проведены все проверки тепловых сетей, переложены ненадежные участки магистральных и внутриквартальных трубопроводов. Вопросы подготовки рассматривались на заседании горисполкома, районных Советов народных депутатов. В результате было достигнуто в ряде кварталов бесперебойное, надежное теплоснабжение. И, тем не менее, из-за халатности и недоработок отдельных служб испытывали неудобства от холода множество людей в различных частях города3.

Таким образом, энергетическое хозяйство как Куйбышевской области в целом, так и г. Тольятти в частности, развивалось достаточно интенсивно. С источниками электро- и теплоснабжения в г. Тольятти проблем не было: ТЭЦ ВАЗа, Тольяттинская ТЭЦ, районные котельные обеспечивали теплом и электричеством. Но подготовительные работы к отопительному сезону из-за халатности некоторых ЖКО приводили к плохому теплоснабжению в ряде кварталов. Так, в г. Тольятти в сентябре 1969 г. отмечалось, что: «Отсутствие должного контроля за тепловым режимом жилья приводит к тому, что в отдельных домах, квартирах жарко и открыты форточки, в других же холодно и закупорено»4.

Практически все работы по внешнему благоустройству городов должны были производиться на средства местных бюджетов. В этих условиях успех в деле поддержания порядка в городах в соответствие с санитарно-гигиеническими требованиями целиком и полностью зависела от способности местного руководства заинтересовать и привлечь к этому руководство предприятий и население. В деле санитарного содержания города коммунальные службы прибегали к помощи населения, которое выходило на субботники и воскресники ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 621. Л. 42.

За коммунизм. 11 октября 1982. С. 1.

3 За коммунизм. 30 ноября 1984. С. 1.

4 Доклад комиссии коммунального хозяйства IV сессии Тольяттинского городского Совета депутатов трудящихся от 23 сентября 1969 г. «О подготовке городского хозяйства к работе в зимних условиях» // ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 304. Л. 19.

116 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI по уборке мусора1. Однако рост городов вёл к возникновению необходимости механизации уборки территории. В начале 1960-х гг. вывоз мусора был возложен на ремонтно-строительные конторы, у которых был изъят автотранспорт, что негативно сказалось на санитарном состоянии городов 2.

В Тольятти в 1964 г. был создан хозрасчетный дорожноэксплуатационный участок3. Это было связано с резким увеличением протяженности дорог и тротуаров, которая была обусловлена ростом промышленных предприятий и жилой застройки. Участок был создан с целью улучшения содержания и эксплуатации дорог и тротуаров. В большинстве своем дороги и тротуары никем не содержались, поэтому их ремонт проводился не постоянно, что и приводило к преждевременному износу. На начало 1964 г.

протяженность дорог с асфальтным покрытием составляла 120 км (895 тыс. м 2), тротуаров – 50 км (127 тыс. м2). За 1967-1968 гг. с учетом наказов избирателей было капитально отремонтировано 50 тыс. м2 и вновь построено 539 тыс. м дорог и тротуаров4.

При строительстве Автозаводского района г. Тольятти магистрали составили основной костяк его транспортной сети. Всего при строительстве нового района было проложено 4 главные скоростные дороги, которые соединяли отдельные части города между собой и внешними транспортными линиями. В Центральном и Комсомольском районах на 1972 г. имелось 225 км автомобильных дорог с асфальтовым покрытием, из них 75 км находилось на балансах предприятий и организаций и около 150 км – бесхозных дорог. За пять месяцев 1973 г. было построено 36 тыс. м2 дорог, капитально отремонтировано 40 тыс. м2 дорог с асфальтовым покрытием5. К 1974 г., в связи с большими объемами промышленного и гражданского строительства, значительно возросла протяженность и площадь автомагистралей и городских улиц с асфальтобетонным покрытием. Она составила 350 км и 4,2 млн. м соответственно, в том числе: в Автозаводском районе – 187 км и 2710 тыс. м2, Центральном районе – 106 км и 996 тыс. м2, в Комсомольском районе – 57 км и 524 тыс. м2. В этой ситуации встал вопрос о пересмотре системы эксплуатации дорог: содержанием, текущим и капитальным ремонтом занималось Дорожноремонтно-строительное управление (ДРСУ), а учетом дорог как материальных ценностей занималось управление коммунального хозяйства. То есть не было единой эксплуатирующей организации, и было принято решение все автодороги 1 Центральный государственный архив Самарской области (ЦГАСО). Ф. Р-2558. О. 10.

Д. 549. Л. 4; Д. 842. Л. 6; О. 16. Д. 1130. Л. 12.

2 ЦГАСО. Ф. Р-2558. О. 10. Д. 549. Л. 28.

3 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Ед.хр. 153. Л. 32.

4 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 283. Л. 99.

5 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 490. Л. 46.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI передать для постоянной эксплуатации ДРСУ 1. За 10 пятилетку (1976 – 1980 гг.) было построено 494 тыс. м2 дорог и тротуаров.

В 1960 – 1980-е гг. были достигнуты неплохие показатели развития электрического освещения улиц. Эти показатели, учитывающие протяжённость линий, не дают возможности оценить равномерность развития уличного освещения и его работоспособность. Во дворах и на окраинах расстановка фонарей была более редкой, не всегда своевременно устранялись своевременно2.

Что касается г. Тольятти, то в 1965 г. его электросети перешли в ведение «Куйбышевэнерго» с целью улучшения уличного и внутриквартального освещения. Но этого достичь не удалось. Графика проведения плановопрофилактического ремонта сетей по городу не составлялось и работ по их ремонту не проводилось3. На заседании постоянной комиссии по коммунальному хозяйству 5 апреля 1966 г. Ю.А. Дрожжин предложил привлечь городское население, проживающее в частном секторе, для установки уличных фонарей у своих домов4. В 1967 г. отмечалось, что нормального освещения в городе наладить не удалось5. К 1973 г. электроснабжение и освещение города несколько несколько улучшилось. Была проведена определенная работа по повышению надежности сетей Центрального района и улучшению освещения города. Но в то же время много оставалось совершенно неосвещенных улиц, дорог и кварталов 6.

кварталов6. К 1975 г. прирост сетей энергоснабжения составил 25 км, установлено 300 светильников ртутного и люминесцентного освещения 7.

Одной из важнейших проблем благоустройства г. Тольятти была проблема озеленения. В 1964 г. отмечались следующие недостатки: уход за посаженными деревьями и кустарниками отсутствовал, они засыхали и пропадали8. Для улучшения ситуации в 1965 г. в городе был создан комбинат благоустройства. По решению горисполкома весной и осенью проводились месячники по благоустройству и озеленению города, в которых активное участие принимало население, особенно школьники9. При строительстве нового района, возник вопрос и его озеленения. Для этого, в первую очередь, в 1969 г. было создано строительное управление по озеленению объектов ВАЗа. В 1970 – 1980е гг. озеленением в городе занимались три организации: строительное ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 545. Л. 255.

ЦГАСО. Ф. Р-2558. О. 16. Д. 1130. Л. 14.

3 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 175. Л. 83.

4 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 194. Л. 103.

5 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 283. Л. 99.

6 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 492. Л. 229, 230.

7 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 562а. Л. 85.

8 ТГА. Ф. Р-94. Оп. 1. Д. 149. Л. 77.

9 Город Тольятти. – Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1967. С. 232 – 233.

118 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI управление озеленения Волжского Автозавода в Автозаводском районе, участок «Зеленстрой» управления коммунального хозяйства и участок озеленения Жилстроя-2 «Куйбышевгидростроя» в Центральном и Комсомольском районах.

При этом привлекалось население, школьники, жилищно-эксплуатационные конторы1. В 1985 г. количество высаженных деревьев было 14 тыс. шт., при этом в 1976 г. высажено было всего лишь 4,3 тыс. шт. Это было связано как раз с деятельностью строительного управления озеленения ВАЗа. Таким образом, в 1960 – 1980 гг. г. Тольятти превратился в один из самых зеленых молодых промышленных центров страны.

Среди всех городов области по благоустройству особо отмечался Автозаводский район города Тольятти, где благоустройством занимались постоянно и системно. По всей стране вазовцы искали новинки для того, чтобы применить у себя в районе. Из Киева привезли машину, которая за сутки могла отремонтировать 600 м асфальтового покрытия – и дороги в Автограде стали как «зеркало». Благоустройство имело непрерывный годовой цикл, все работы велись в комплексе. Таких примеров в стране больше не было – обычно благоустройством городов и сел занимались два раза в год – в дни субботников2.

В 1985 г. обеспеченность основными видами удобств была на уровне 80% и более только в центрах Куйбышевской области, в Новокуйбышевске и Отрадном, при этом в Октябрьске не превышала 30% (за исключением газификации), а в Кинеле и Похвистнево – 40%. Даже в таких относительно больших городах как Сызрань и Чапаевск обеспеченность различными видами удобств колебалась в диапазоне от 45 до 60%. Итак, ведущаяся за счёт централизованных источников массовая застройка городов Куйбышевской области многоэтажными домами способствовала увеличению качественного состава жилого фонда в них. В 1960 – 1980-е гг. преобладающим типом жилища становится капитальный дом с повышенным уровнем благоустройства с соответствующей инфраструктурой (центральным отоплением, водопроводом, горячим водоснабжением, ваннами, канализацией, газом или электроплитами).

Миллионы семей вселялись в квартиры, обладающие стандартным набором основных современных удобств, приобщаясь те самым к материальным условиям жизни, почти совершенно незнакомым вчерашним выходцам из деревень и поколению их родителей. В результате постепенно складывалась и развивалась более или менее интенсивно освоенная городская среда, хотя её качество не везде и не во всём соответствовало вновь формирующимся стандартам и требованиям.

Романов В.С. Наш дом // Волжская коммуна. 1 ноября 1985.

Оснащённость всего жилого фонда городов Куйбышевской области 1 Таблица рассчитана и составлена по данным: ГАРФ. Ф. А-374. О. 31. Д. 7699. ЛЛ. 36О. 38. Д. 2982. ЛЛ. 41, 43, 45, 138, 155, 172; ГАСО. Ф. Р-2551. О. 25. Д.

887. Л. 41-44; Жилищный фонд и его благоустройство (Л. 11) // Социально-экономические паспорта городов Куйбышевской области.

120 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI

ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ КАТАСТРОФЫ:

МАЛАЯ ПРОЗА ДЖОНА АПДАЙКА О ТЕРАКТАХ 9/

В статье предпринята попытка анализа эссе и рассказа Джона Апдайка, посвященных трагическим событиям 11 сентября 2001 года в США, прослежена преемственность в реализации писателем темы терроризма и становление его взглядов на причины и последствия катастрофы «черного вторника».

В современной литературе США можно условно выделить группу писателей, для которых создание романов, связанных с событиями «черного вторника»1, стало продолжением и углублением разработанной ранее темы терроризма (Том Роббинс, Дон Делилло, Джон Апдайк, Пол Остер, Филип Рот) 2.

Особое место в этой группе занимают Дон Делилло и Джон Апдайк: в творчестве обоих крупной прозе о 9/11 предшествует проза малых жанров. Таким образом, последовательное изучение эссе и рассказа, художественно реконструирующих день терактов, позволяет глубже проследить становление взглядов Апдайка на причины и последствия катастрофы 11 сентября 2001 года.

Апдайк был непосредственным свидетелем терактов «черного вторника». В тот роковой день вместе с женой он находился в квартире родственника, располагающейся на десятом этаже дома в Бруклин-Хайтс. За падением башен-близнецов Всемирного торгового центра чета наблюдала из окон, а затем с крыши здания. Творческим итогом пережитого стало короткое эссе «11 сентября 2001 года» (September 11, 2001), написанное Апдайком для журнала Talk of the Town. На полутора страницах, воссоздававших день катастрофы, писатель восстановил последовательную цепочку своих ощущений и размышлений, затронул отдельные проявления реакции американского общества на случившееся и наметил связанные с этим проблемы.

1 В статье синонимический ряд к понятию «теракты 11 сентября 2001 года»

составляют утвердившиеся в США и России обозначения: «черный вторник» и «9/11».

2 Том Роббинс: «Натюрморт с дятлом» (1980) – «Вилла “Инкогнито”» (2003); Дон Делилло: «Грейт Джонс стрит» (1973), «Игроки» (1977), «Мао II» (1991) – «Падающий»

(2007); Джон Апдайк: «Переворот» (1978) – «Террорист» (2006); Пол Остер: «Левиафан»

(1992) – «Бруклинские чудачества» (2005); Филип Рот: «Американская пастораль» (1997) – «Обычный человек» (2006).

Апдайк подчеркивает, что американские СМИ оказывают в целом негативное воздействие на массовое сознание, ослабляют инстинкт самосохранения граждан. Таким образом, отмечена проблема неподготовленности американцев к столкновению с терроризмом. Поэтому реальный взрыв кажется очередным спецэффектом, изобретенным для увеселения публики, и дым, идущий из северной башни, пробуждает в наблюдателе «скорее любопытство, нежели ужас»1.

Писатель с сожалением отмечает, что трагедия, происходящая на его глазах, мгновенно становится продуктом масс-медиа. Картины катастрофы параллельно транслируются по телевидению, бесконечно повторяются. Так история, творящаяся на глазах отдельного человека, тиражируется на весь мир, взрывающиеся башни возникают вновь и вновь, «как тщательно репетируемые эпизоды из балета кошмаров»2. Первоначальное ощущение невероятности, посетившее наблюдателя, многократно усиливается, стоит ему взглянуть на экран: «…В сознание врезалась мысль, что это не может быть до конца подлинным, как и все на телевидении. Все это можно исправить. Вся та технократия, которую символизировали башни, должна справиться с огнем и повреждениями»3.

Теракты, по мнению Апдайка, не только совершаются в реальном пространстве, но и обречены становиться медийным мифом о самих себе.

Писатель тоже во многом способствует переводу «черного вторника» в плоскость изящной словесности. Описывая происходящее, он художественно дополняет фактическую картину событий: Южная башня в эссе не просто исчезла из вида, но упала, «подобно лифту в шахте, со скрежетом и протяжным, как стон, звуком удара»; «дым с обрывками бумаги, клубясь, поднимался в безоблачное небо, а странные черные ручейки струились по морщинистой поверхности здания»4.

Всеобщая катастрофа видится Апдайку мозаикой из частных трагедий.

Они по-настоящему проявляются в метаморфозах, которые происходят с человеком в условиях терроризма. При этом не обязательно оказаться жертвой теракта, достаточно увидеть его вживую или по телевизору. Писатель констатирует, что подобное столкновение человека с реальностью оборачивается отчаянной борьбой за благополучие личного пространства, попыткой избежать травмирующего воздействия «черного вторника»: «Когда нам неожиданно приходится стать свидетелями чего-нибудь большого и ужасного, мы прилагаем все силы, чтобы не уменьшить его масштабы до ничтожных размеров 1 Updike, J. September 11, 2001 / John Updike / Due Considerations: Essays and Criticism.

– New York: Ballantine Books, 2008. – p. 122 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI нашего собственного бытия»1. Эти, по большей части, бесплодные усилия – цена, которую вынужден платить свидетель терактов.

Шестидесятидевятилетний Апдайк и его супруга, представители старшего поколения, в эссе являются не единственными невольными участниками катастрофы. Упомянуты также девочка четырех лет и ее няня, которые наблюдают происходящее на Манхэттене из окон библиотеки. Отмечены многочисленные безымянные жертвы терактов, увековеченные в телерепортажах, во фрагментах телефонных звонков с места трагедии или превратившиеся в «тела под булыжниками». Но именно Джон Апдайк выступает репрезентантом американской нации, оказавшейся перед лицом не виданной ранее террористической угрозы. Наблюдая катастрофу и пытаясь оценить произошедшее по горячим следам, писатель делает вывод, согласно которому внешний мир продолжает выглядеть обманчиво привычным: «На следующее утро я вновь вернулся на открытое пространство, с которого мы вчера наблюдали, как страшно пропадают из вида башни. Свежее солнце играло на обращенных к востоку фасадах. Несколько лодок осторожно двигалось по реке.

От руин все еще поднимался дым, но Манхеттен выглядел восхитительно. День намекал всем своим видом, будто ничего не изменилось» 2.

Обманчивая незыблемость пейзажа безмолвна, в то время как человеку предстоит задаваться мучительными вопросами («Можем ли мы допустить ту открытость, которая позволит будущим пилотам-камикадзе поступать в летные школы Флориды?»3) и пытаться упорядочить случившееся, вынести из него некий духовно-нравственный урок. Частью новых сведений, полученных таким образом, оказывается у Апдайка предощущение будущих американских фобий: навсегда утраченное восприятие воздушного путешествия как обыденного и даже веселого события порождает подспудный страх авиаперелетов 4. Таким образом, в условиях терроризма изменению подверглась личность наблюдателя, вынужденного давать оценку явлениям, которые не имеют аналогов в истории США.

Характерно, что в эссе Апдайк не обходится без обращения к традиционной для его творчества теме веры. Часть ответственности за исчезновение башен метафорически возлагается писателем на высший разум:

1 Updike, J. September 11, 2001 / John Updike / Due Considerations: Essays and Criticism.

– New York: Ballantine Books, 2008. – p. 4 Ср. у Дона Делилло: «Да, я путешествую. Это значит, что в определенные дни нет ни минуты, когда я не думала бы о террористах. Мы в их власти. В аэропортах я никогда не сажусь у окна – вдруг полетят осколки стекол…» («Мао II» - М.: Иностранка, 2004. – с. 68) «Пустое место появилось среди холодной невозмутимости офисных зданий за Ист-Ривер, как бы повинуясь мановению чьей-то руки там, на небесах…»1.

Стремясь определить причину трагедии, Апдайк обозначает конфликтующие стороны (убийцы-фанатики и американские граждане), но при этом пытается обнаружить их общность, отказавшись от более привычного противопоставления. По мнению писателя, угнетателей и жертв объединяют «возвышенные» заблуждения: террористы воспринимают преступное деяние как священный акт религиозной мести; американцам ошибочно кажется, что «обязанности выживших сводятся только к тому, чтобы собрать обломки, похоронить погибших, принять дополнительные меры предосторожности и продолжать жить»2. Терроризм – безликий враг Америки, но и для террористов противник, по которому они наносят удар, не имеет признаков индивидуальности.

В этом обезличенном противостоянии Апдайк внимательно изучает эмоционально-поведенческую реакцию и преображение отдельного человека, в данном случае – самого себя; стремится индивидуально охватить и оценить причины и последствия всеобщей угрозы.

Главный вывод эссе, несмотря ни на что, оптимистичен: за Америку все равно стоит бороться, стоит идти на риск ради ее привлекательного многообразия, «ежедневной непринужденности – этого живительного эликсира человечества, даже если некоторые превращают его в яд»3. Отдельные художественные детали, размышления и общая атмосфера вдумчивого преодоления посттравматического шока, предложенные Апдайком в эссе « сентября 2001 года», во многом определили его творческий подход в следующем произведении, посвященном теме терроризма, – рассказе «Многообразие религиозного опыта» (Varieties of Religious Experience4, 2002), опубликованном в журнале The Atlantic Monthly.

Рассказ можно условно разделить на пять эпизодов, художественно реконструирующих 11 сентября 2001 года и подчиненных центральным, традиционным для Апдайка, темам религии и семьи. Однако в данном случае герои помещаются в особые, критические обстоятельства – условия терроризма.

Это придает драматическое прочтение проблемам веры, утраты семейных связей, отчужденности, к которым писатель обращался на протяжении всего творческого пути и к которым возвращается в рассказе.

Updike, J. September 11, 2001 / John Updike / Due Considerations: Essays and Criticism.

– New York: Ballantine Books, 2008. – p. 4 Заглавие рассказа Апдайк позаимствовал у американского психолога и философа Уильяма Джеймса (работа «Многообразие религиозного опыта, Исследование человеческой природы» / The Varieties of Religious Experience: A Study in Human Nature, 1902) 124 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI Многообразие религиозного опыта – это решительный отказ Дэна Кэллога от веры после падения Южной башни Всемирного торгового центра, а также возвращение героя к Богу спустя полгода после трагедии (первый и пятый эпизоды). Это благословление на дальнейшую жизнь, которое дает на прощанье по телефону своей жене Джим Финч, попавший в огненную ловушку на верхнем этаже одной из башен ВТЦ (третий эпизод). Это предсмертная мольба о помиловании, возносимая к Господу пожилой Кэролайн перед тем как захваченный террористами самолет, на котором она летит в гости к родственникам, падает неподалеку от города Шенксвилл, штат Пенсильвания (четвертый эпизод). Наконец, это фанатизм молодых арабов, Моххамеда и Навафа, исповедующих ислам и прилетевших в США, чтобы осуществить теракт (второй эпизод). Создавая образы героев-мусульман во втором эпизоде, Апдайк отчасти опирается на опыт романа «Переворот» (The Coup, 1978): в нем был впервые в творчестве писателя выведен портрет террориста (Хаким Эллелу) и озвучена идея борьбы против «нечистой» Америки, которой оправдывается насилие. Есть основания предполагать, что из «Переворота» переходит в рассказ и особая атмосфера инаковости, которая сопровождает исламских фундаменталистов. Она поддерживается цитатами из Корана и постоянной заботой молодых смертников о крепости духа и тела во имя идеи уничтожения неверных. «Надо поесть, – говорит сам себе Моххамед, – ибо назначенный день уже близок, и ты обязан быть здоровым, иметь железные нервы и твердую руку, хранить силу и чистоту»1.

Своего центрального героя, Дэна Кэллога, шестидесятитрехлетнего адвоката из Цинциннати, Апдайк в начале рассказа помещает на ту же наблюдательную позицию, на которой сам находился в «черный вторник»: Кэллог гостит у дочери Гретхен в Бруклин-Хайтс, в квартире на десятом этаже с видом на Южный Манхэттэн. Из эссе «11 сентября 2001 года» позаимствован также эпизод с библиотекой, в которой младшая внучка адвоката Виктория со своей няней наблюдает за обрушением башен-близнецов, и проблема превращения терактов в медийный миф, предмет массовой культуры: «Теперь вообще все кадры с ними [башнями-близнецами – А.С.] собрали на отдельную кассету.

Прямо какой-то культ»2.

Падение Южной башни становится переломным моментом духовной жизни Дэна Кэллога: он теряет веру в Бога. Эта ситуация перекликается с началом романа Апдайка In the Beauty of the Lilies («В красоте лилий», 1996), главными темами которого стали упадок религиозного сознания в XX столетии и переход власти над умами от религии к массовой культуре, в частности, киноиндустрии. Именно во время съемок фильма герой-священник сталкивается Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. с «пропитанным кровью эгоизмом вселенского хаоса»1 и утрачивает веру в Господа.

Ужасающая реальность терактов, вторгшись в частную жизнь, на некоторое время кардинально меняет не только устоявшееся с годами мировоззрение, но и приводит Кэллога в состояние глубокого кризиса. Вид падающей башни для пожилого адвоката, как и для любого американца, который оказался бы на его месте, – нечто совершенно необычное, «новая шкала явлений, подобных блицкригу или извержению вулкана» 2. Но Кэллог делает из случившегося индивидуальный вывод. Как и в эссе, вина возлагается на высший разум, только на этот раз в ином, атеистическом обрамлении: «Десница Божья не принимала в этом участия, потому что ее не существует. У Бога нет рук, нет глаз, нет сердца – нет ничего»3. Кэллог, в отличие от Апдайка, подразумевает не прямое участие Господа в катастрофе, а напротив, его бездействие, что, по сути, является обратным прочтением озвученной в эссе идеи: христианский Бог Америки изменил ей в переломный момент истории. Поэтому, посещая церковь после трагедии и размышляя там о животной сущности человека, «ползущего на брюхе к Богу который, если он существует, только что дал нам [американцам – А.С.] свирепого пинка»4, Кэллог чувствует себя посторонним по отношению к тем, кто еще продолжает верить.

По мысли Апдайка, терроризм способен на время поколебать веру и гармоничный уклад жизни, но не отменяет их полностью. Напротив, экстремальные условия постоянной угрозы и страха заставляют по-новому оценить простые житейские радости. Так, в случае Кэллога окончательная «атеистическая отмена не состоялась»5, потому что означала бы гибельный для консервативного героя отказ от привычной повседневности, а возникшее чувство отчужденности могло обернуться невыносимым одиночеством. Кэллог снова обретает отринутого Бога, поскольку разрыв с ним навсегда лишит его необходимых мелочей, ставших бесценной процедурой повседневности, – «воскресных утренних скоплений прихожан в церкви, и запаха мастики, которой натирают скамьи, и затхлого духа от старых подушечек, на которые преклоняют колена, и отчаянного чувства уже почти проигранного спора, и вкуса безвкусной облатки во рту»6. Спасительной для адвоката становится, таким образом, не столько вера, сколько приятный антураж, которым она сопровождается, 1 Цит. по: Макьюэн, И. На смерть Джона Апдайка / И. Макьюэн // Иностранная литература, №3, 2010. – с. 2 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. 3 – 6 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. 126 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI «необходимое чувство близости с кем или чем-либо, без которого апдайковский герой всегда рисковал безвозвратно потерять себя» 1.

Традиционная тесная взаимосвязь основных тем помогает Апдайку в рассказе «Многообразие религиозного опыта» по-новому взглянуть на проблемы семьи и отметиться важным наблюдением: терроризм может быть не только причиной, но и следствием пересмотра родственных взаимоотношений. Так, Моххамед выбрал путь террориста-смертника из любви к четырем сестрам, которым, как он считал, угрожало разлагающее влияние Запада. Молодой араб готов принести себя в жертву, чтобы сестры не стали блудницами, как девушки, танцующие в баре Флориды (место действия во втором эпизоде рассказа). Этого героя-террориста нельзя назвать абсолютно бездушным: он проявляет заботу о ближних, трепетно оберегает своего товарища Навафа, видя в нем младшего брата, которого у него никогда не было. Но к родителям с их европейской одеждой, «с третьесортным материальным благополучием», которые «сидят у себя на вилле за зашторенными окнами, с прислугой и в комфорте»2, Моххамед не испытывает столь нежных чувств. Цепочки преемственности поколений, подчеркивает Апдайк, обрываются не только в Америке.

Прежде в произведениях Апдайка семьи распадались по вине самих героев: причиной были непонимание, взаимные упреки, отсутствие духовной близости, адюльтер. В «Многообразии религиозного опыта» угроза напрямую исходит от внешнего фактора: теракты лишают семью Джона Финча отца и супруга (третий эпизод); родственников Кэролайн – матери и бабушки (четвертый эпизод). За этими частными трагедиями просматривается множество других безымянных катастроф, навсегда изменивших будущее Америки.

Невольными свидетелями «черного вторника» в первом эпизоде рассказа становятся представители трех поколений одной американской семьи (Дэн Кэллог, его дочь Гретхен и внучки), и Апдайк традиционно обнаруживает в ней недостаточную крепость уз: Кэллог развелся с женой, словно предопределив этим поступком неудавшийся брак дочери. Таким образом, семейные неурядицы или излишняя благоустроенность частной жизни старшего поколения определили ошибки идущих следом (родители и Моххамед; Дон Кэллог и Гретхен). А катастрофы в масштабах страны, подготовленные несколькими поколениями взрослых, стали мрачным наследием, уроком ужаса для детей (внучки Кэллога, дети погибшего Джона Финча). В финале произведения вину за этот кошмар Апдайк устами Кэллога возлагает на саму Америку. В последних словах адвоката звучит мотив покаяния: «Мы не можем стоять на месте как нация. Мы стараемся учиться на своих ошибках. Эти башни были выше, чем надо. Арабы 1 Ahearn, K. Family and Adultery: Images and Ideas in Updike’s Rabbit Novels / K. Ahearn // Twentieth century literature. – Hempstead, 1988. – Vol. 34, №1. – p. 2 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. правы, это была гордыня…»1. Стоит подчеркнуть, что проблема ответственности Америки за случившееся 11 сентября – одна из центральных и наиболее полемичных для Апдайка. Обвинение Кэллога в адрес США вряд ли стоит воспринимать в качестве позиции самого писателя. По крайней мере, это позиция временная. В одном из интервью после выхода романа «Террорист» (Terrorist, 2006) Апдайк отмечает уже возросший процент несправедливости подобных обвинений: «Сегодня имеется какой-то империализм вины — предполагается, что Соединенные Штаты Америки ответственны за все плохое, что происходит в мире»2.

Преображение Кэллога, нашедшего в себе силы не только пересмотреть сиюминутный порыв к отречению от Бога, но и рискнувшего поднять неприятный вопрос о повинности в терактах самих американцев, кажется особенно выразительным в контексте эпохи, которую события «черного вторника»

раскололи на «до» и «после», нарушив установленный порядок частных жизней.

В «идиллическое, безбарикадное прошлое» отходят запланированные мероприятия: Кэллог собирался посетить в день терактов художественную выставку, а Финч с женой – отправиться на футбольный матч с участием дочери.

На привычную обстановку падает тень скорби: зал торгового центра, в который зашел за покупками Кэллог, «казался пустоват и словно бы темнее обычного, сумеречнее, болезненнее – похоже на какое-то дохристианское подземное царство»3.

Дэн Кэллог – живое зеркало целого комплекса поведенческих реакций в условиях терроризма, определяющих после «черного вторника» мирную жизнь Америки. С одной стороны, признаки массового воодушевления, всплеск показного патриотизма, «абсурдная попытка современного великого государства лечить свои раны посредством заношенной старой магии флагов» 4 вызывают у героя жгучую досаду. В этом легко обнаружить признаки важной тенденции, характерной для историко-социального развития США и укорененной в том, что исследователь Мадина Тлостанова называет «специфическим американским индивидуализмом»: «Достаточно расплывчатые гражданские основы американизма, застывшие в наборе официальных орнаментальных символов Америки, скажем, флаге, гимне, некая аморфная идея национального сообщества никогда не играли и тем более сегодня не могут играть такой уж 1 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. 2 Наринская, А. «Америка описана в настоящем времени»: [Джон Апдайк о своем романе «Террорист»] / Анна Наринская // Журнал Weekend №34 (80) от 05.09.2008. URL:

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1019270. Проверено: 15.06. 3 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. 4 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. 128 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI важной роли в самоопределении американцев»1. Поэтому в рамках сиюминутного единения, отдающего фальшью, Кэллог предпочитает оказывать сопротивление призракам терроризма в одиночку и в результате все глубже уходит в себя. С другой стороны, пожилой адвокат, не только самостоятельно преодолевший посттравматический шок, но и вырвавшийся из губительного уединения, – яркая иллюстрация надежды. Ему удается в завершении рассказа сблизиться с семьей, укрепить казавшиеся такими непрочными связи, ощутить дочь и внучек своим «билетом в генетическое бессмертие»2.

Взвешенной позиции Кэллога, выстраданной за полгода сомнений, вторит детская мудрость его младшей внучки Виктории. После 9/11 она живо интересуется всем, что связано с трагедией, и твердо верит в оберегающую силу двух голубых прожекторов, установленных на месте рухнувших башен.

Необходимость в обретении такой веры выглядит, по мнению Апдайка, своеобразным обрядом инициации, который следует пройти всем гражданам США, чтобы вырваться из мрачных дум о «черном вторнике».

Находясь перед лицом катастрофы, испытывая негативное воздействие извне, герой Апдайка в состоянии положительно преобразиться. Так писатель формулирует новый тезис, вступающий в противоречие с мыслью, высказанной в эссе «11 сентября 2001 года»: оказывается, человеческое сознание может не только отгораживаться от терактов, но и способно стойко пережить их, пропустить через себя, осознать и прийти посредством этого к пересмотру жизненных ценностей и определенным нравственным урокам. Внутренний потенциал личности, по мнению Апдайка, «словно огромнее»3 случившейся трагедии.

Таким образом, в малой прозе, затрагивающей тему терроризма, Апдайк на новом материале углубляет проблематику личности и по-прежнему разрабатывает привычные для себя темы веры и религии, одиночества, семьи.

Кроме того, писатель расставляет основные акценты в восприятии причин и последствий «черного вторника», возможных проблем, с которыми еще может столкнуться в будущем американское общество. Следуя принципу, установленному в «Перевороте», Апдайк уравновешивает общую мрачную атмосферу эссе и рассказа надеждой на преображение в лучшую сторону отдельного героя-американца и всей страны.

1 Тлостанова, М.В. Проблема мультикультурализма и литература США конца ХХ века / М.В. Тлостанова. – М.: Наследие, 2000. – c. 2 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. 3 Апдайк, Дж. Многообразие религиозного опыта: Рассказ / Пер. с англ. И. Бернштейн / Джон Апдайк // Иностранная литература, №8, 2003. – с. НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI

ФРАГМЕНТАЦИЯ НАРРАЦИИ В РОМАНЕ В. КАВЕРИНА

«СКАНДАЛИСТ, ИЛИ ВЕЧЕРА НА ВАСИЛЬЕВСКОМ ОСТРОВЕ»

Статья раскрывает особенности нарративных стратегий романа В.Каверина «Скандалист…». Своеобразная фрагментированность повествования открывает нам двуслойный характер произведения: с одной стороны, его стремление к сюжетности и авантюрности, с другой стороны, жажду затруднить и замедлить наррацию.

Роман В.Каверина «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове»

традиционно прочитывается как роман-памфлет, «роман с ключом» или филологический роман. Таким образом, актуализируется исключительно содержательная сторона произведения – жизнь петербургских филологов 20-х гг.

Действительно, действие в романе происходит в Петербурге в первые послереволюционные годы, и событийная канва разворачивается непосредственно вокруг филологического факультета Петербургского университета. «Вечера на Васильевском острове» - так, собственно, назывались неофициально семинары, которыми руководили Эйхенбаум и Тынянов в 1925годах. Каверин признает, что его учителями в литературном деле были формалисты, ниспровергавшие прежние авторитеты. Роман Каверина показывает «скандал» как образ жизни, как некое жизнестроение, при помощи которого и возможна настоящая наука, по концепции одного из героев Некрылова. Главный герой романа – собственно, Скандалист – Некрылов (выписанный Кавериным с особой установкой на узнавание в нем В.Шкловского) приезжает из Москвы в Ленинград с единственной целью ободрить своих учеников и побудить к новой борьбе, быть воинственно современными. «История искусства – это история борьбы решений»1, - писал Шкловский. - «Жизнь требует «переполоха», «суматохи» — остранения»2. Проблема противостояния старших и младших, мэтров и учеников, так волновавшая формалистов, отразилась в романе в противостоянии героев - носителей поступательной, эволюционной, а, значит, по Шкловскому-Некрылову, мертвой науки и героев науки революционной, полной движения и борьбы. Однако не все в этом противостоянии у Каверина так однозначно. Этот роман-памфлет направлен не столько на строгих академических ученых, сколько на бросающих им вызов учителей Каверина, то есть, в первую очередь, на самого Шкловского. В романе герои - представители старой науки так рассуждают о «формалистах»: «И Шкловский. О теории прозы. С. А. Разумова, Михаил Свердлов. Шкловский - персонаж в прозе В.Каверина и Л.

Гинзбург//«Вопросы литературы» 2005, № 130 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI не в том было дело, что молодые занимались «формой» в литературе; разве не интересовались этими вопросами Веселовский, Потебня?

Нет, но самый дух неверия и неблагополучия, который вносили не в науку, а в комнату эти люди, был ненавистен им»1. Борьба из способа новых научных открытий превратилась в образ жизни, стала самоценной. Поэтому из «литературного факта» (по Тынянову) она неизбежно уйдет в быт, в мейнстрим, дав возможность новым формам жизни и науки предъявлять права на существование. Трагедия Некрылова в романе заключается как раз в этом – его способ жизнестроения устарел, его борьба бессмысленна. «Скандалы автоматизировались»2, - говорит Некрылову молоденький юноша. Жизнь требует новых способов вопрошания. В этом заключается внешний конфликт романа Каверина, его внешняя памфлетность. Мне же в докладе хотелось бы остановиться на собственно литературной полемике, которая, несомненно, также здесь присутствует и которая отразилась непосредственно в тексте романа.

Собственно литературные проблемы, волнующие автора, относятся к пониманию Некрыловым беллетристики и, в частности, касаются вопроса о романе. Шкловский был убежден в необходимости беллетризировать науку, насытить строгий академизм стилем и игрой. С другой стороны, и литература, по Шкловскому, должна превратиться в литературу факта, литературу без вымысла, в подобие фрагментарной или дневниковой прозы. Это приводило к отрицанию традиционного романа как актуального жанра.

Известна история написания Кавериным «Скандалиста»: «Зимой года я встретился у Юрия Николаевича Тынянова с одним литератором, живым и остроумным, находившимся в расцвете дарования и глубоко убежденным в том, что ему ведомы все тайны литературного дела. Говорили о жанре романа, и литератор заметил, что этот жанр был не под силу даже Чехову, так что нет ничего удивительного в том, что он не удается современной литературе. У меня нашлись возражения, и он с иронией,в которой всегда был необыкновенно силен, выразил сомнение в моих способностях к этому сложному делу. Взбесившись, я сказал, что завтра же засяду за роман, - и это будет книга о нем. Он высмеял меня, но напрасно. На другой же день я принялся писать роман «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове».3 Таким образом, роман был написан Кавериным с особой установкой на романность, фабульность и занимательность – то есть на то, что отрицалось каверинским учителем. Эти элементы возвращения к романности, а также модификация этого жанра у Каверина в связи с полемикой с 1 Каверин В.А. Скандалист или Вечера на Васильевском острове. Исполнение желаний. М.: «Правда», 1991. С. 42.

2 Каверин В.А. Скандалист или Вечера на Васильевском острове. Исполнение желаний. М.: «Правда», 1991. С. 102.

3 Каверин В. А.. Очерк работы/В.А. Каверин. Скандалист или Вечера на Васильевском острове. Исполнение желаний. М.: «Правда», 1991. С. 10.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI Шкловским и являются, на мой взгляд, ключевыми в «Скандалисте». Стремление писать памфлет, включить в произведение как можно больше конкретных филологических артефактов, включить и сатиру на определенную научную традицию (скандальный издевательский доклад Драгманова, например) – все это соседствует с, казалось бы, лишними, немотивированными с точки зрения «памфлетности» моментами, которые и сделали это произведение романом.

Роман Каверина – своеобразный литературный факт перехода от литературы приема к литературе занимательности, литературе сюжета или истории. Эта переходность и оставляет ощущение недоделанности текста, в чем часто Каверина упрекали. Это ощущение недоделанности и происходит, на мой взгляд, от того, что в нем все время чередуются по крайней мере два литературных слоя:

во-первых, это разные формы языковой игры – то, что называется искусством приема (нетрадиционное для предшествующей литературы), и, во-вторых, искусство занимательности – романное в смысле авантюрности начало.

Странным образом у Каверина традиционное и нетрадиционное меняются местами, что лучше всего иллюстрирует тыняновскую концепцию литературной эволюции. Это чередование, перекрывание одного другим мне хотелось бы вскрыть.

Сначала обратим внимание на «нетрадиционные» в классическом понимании элементы текста, то есть на те его характеристики, которые близки к игре и приему, постулируемым Шкловским.

Во-первых, обращает на себя внимание своеобразная фрагментация сюжетных линий романа. Традиционная романная линия с главным героем и сопутствующими, оттеняющими его персонажами, конечно, не характерна для «Скандалиста…». Собственно, история скандалиста Некрылова является лишь одной из нескольких сюжетных линий и не слишком четко прорисованной, в отличие от остальных. Некрылов скорее здесь рассказан, а не показан. В сюжете с ним связан только эпизод с разбитым стаканом (он устроил скандал на званом вечере) и интрига с художницей Верочкой Барабановой. Его характер в большинстве случаев описан, проговорен, объяснен речью повествователя.

Напротив, гораздо большее внимание уделено другим героям: профессору Ложкину, разочаровавшемуся в своем скучном академичном образе жизни;

лингвисту – маргиналу – нарокоману Драгоманову; студенту Нагину, влюбленному в науку и Верочку Барабанову и т. д. Особенность системы персонажей такова, что роман представляет собой разветвляющуюся цепь сюжетных линий, которые к концу романа так и не сводятся в одну, хотя постоянно и происходит цепь «случайных» встреч, открываются фантастические связи, но эти связи ничем не мотивированы и ничто не открывают. Зачем, например, профессор Ложкин ночью приходит к Драгоманову в общежитие? К этому эпизоду роман больше никогда не вернется. Также длинный эпизод, в котором Ложкин засыпает в университете, оказывается там запертым и просидит всю ночь в его коридорах, также нигде больше не повторится. Истории героев 132 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI представляют собой цепь замкнутых фрагментов. Это множество персонажей, равно претендующих на звание главного героя, множество фрагментов затеняют линию собственно «скандалиста» – Некрылова, который вроде бы претендовал на роль главного героя. Таким образом, традиционные романные клише оказываются нарушенными.

С этим связана также интересная нарративная стратегия романа.

Четкая прорисовка множества персонажей приводит к тому, что нарратор и персонаж заслоняют друг друга. Внутренние монологи героев оказываются повторенными персонажами (например, одна и та же фраза про Кирилла Кекчеева «Жирный ребенок угадывался в нем» два раза звучит в тексте – в речи повествователя и во внутреннем монологе Веры Барабановой). Этот тип повествования в современной нарратологии принято определять через понятие «нетрадиционного нарратива». В рамках традиционного нарратива в фигуре повествователя замыкаются все формы выражения субъекта. В нетрадиционном же нарративе аналогом повествователя могут быть персонажи, «вытесняющие»

повествователя. «Проблема связности в такого рода повествовании решается не за счет концентрации эгоцентриков в руках повествователя, а основана на сложном согласовании голосов разных персонажей друг с другом и с голосом повествователя».1 Таким образом, автор - повествователь оказывается по мере развития сюжета все более и более заслонен сознанием персонажей.

«Нетрадицонный нарратив», помимо особых отношений сознания автора и персонажа, связан с так называемой «игровой поэтикой и стилистикой».

Сюда относятся разные виды языковых игр: каламбуры, сказовые приемы – то, на материале чего формалисты и строили теорию композиции художественного произведения (вспомним знаменитую статью Б.М.Эйхенбаума «Как сделана «Шинель» Гоголя»). В романе Каверина языковая игра, каламбуры также присутствуют. Но интрига заключается в том, что они совершенно незаметны на фоне общей серости и однообразности стиля романа. Примеры таких ярких, живых высказываний очень немногочисленны («Наступало утро, шел снег и делал мир манерным», «Собака сидела под воротами, лохматая, разочарованная, голодная, как собака»2).

В этой связи важно отметить тот факт, что традиционное сравнение романа Каверина «Скандалист…» и романа К.Вагинова «Козлиная песнь», которое обычно проводится, в плане нарративных стратегий оказывается неправомерным. У Вагинова все произведение строится на своеобразии выразительного языка, живых, неклишированных высказываний, роль которых состоит в спасении от застывших, немых слов новой советской действительности или языка мертвой высокой культуры. При этом и для Каверина, и для Вагинова 1 Жданова А.В. Нарративный лабиринт «Лолиты»: Структура повествования в условиях ненадежного нарратора. Тольятти, 2008. С. 101-102.

2 Каверин В.А. Скандалист или Вечера на Васильевском острове. Исполнение желаний. М.: «Правда», 1991. С. 106.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI этот язык высокой культуры является лишь «птичьим языком философов», набором знаков, не отсылающих к референту. Но если выходом из этой проблемы аутентичности высказывания, «побегом» от стертых «общих» понятий для Вагинова оказывается стремление к яркости, оригинальности, забавности, иногда явной «сделанности» выражений, то каверинская художественная стратегия иная. Отделанность, орнаментальность языка, фрагментарность прозы, языковые игры, приемы – все это автоматизировалось, из авангарда переместилось в арьергард. Подлинная же литература, в отличие от литературности, состоит как раз в сюжетности, занимательности, авантюрности – интересности – во всем, что присуще классическому роману. Отсюда в «Скандалисте…» эти странные сюжетные ходы с фантастической встречей двух братьев-близнецов, которые не виделись 25 лет, тайна их ссоры, загадочные и традиционные в своей романтической загадочности персонажи – Халдей Халдеевич, Драгоманов, Нагин, татарин - хозяин квартиры, китайцы. Эти сюжетные ходы нельзя назвать причудливыми или оригинальными, но именно их отчетливая вторичность, традиционность манифестирует поворот литературы в сторону подлинной нарративности.

РОМАН «ОРФОГРАФИЯ» КАК ПОПЫТКА

РЕКОНСТРУКЦИИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭПОХИ

В данной статье роман Дмитрия Быкова «Орфография»

рассматривается как попытка реконструкции определенной исторической эпохи.

В основе романа Дмитрия Быкова «Орфография» лежит принцип реконструкции событий. Очевидно желание автора, как человека современного, небезразличного к судьбам страны и граждан, найти в далёкой эпохе начала 20-х годов ХХ века актуальные точки, точки соприкосновения с современностью. Его роман – не просто дань истории, дань эпохе прошлого, это скорее попытка анализа тех событий с точки зрения психологической природы современного человека. Опера (жанр, обозначенный в заглавии романа самим автором) «Орфография» Дмитрия Быкова впервые была издана в 2003 году и вызвала большой интерес читающей публики, став заметным событием в истории русской литературы последних лет. Критики отмечали серьёзность книги, претензию на звание «новой русской классики».

«Великая Октябрьская социалистическая революция начала новую историческую эру. Она явилась коренным переворотом во всех областях общественной жизни. Она потрясла сверху донизу все слои общества бывшей 134 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI Российской империи и поставила перед ними вопросы, на которые могли быть даны лишь самые прямые ответы. Встали эти вопросы и перед писателями, и перед художественной литературой»1. Это время породило ряд уникальных явлений в литературе: это и возникновение огромного количества литературных обществ (в начале 20-х годов в Москве насчитывалось свыше тридцати литературных обществ), и знаменитый Дом Искусств в Петрограде, а также исход огромного количества талантливых писателей за границу. Никогда прежде Россия не знала столь массового исхода. В эмиграции оказались писатели, не желающие сотрудничать с советской властью, не принимающие её политику. Этот пласт писателей надолго окажется оторван от родины, от читателей. Большинству из них придется выживать за границей в тяжелейших условиях. И многих из тех, кто попытается вернуться в страну, наладить отношения с советской властью, ждёт трагическая судьба.

Революция 1917 года – переломный, сложный, противоречивый, но в то же время удивительный период в истории нашей страны.

Русским писателям этого периода пришлось сделать нелёгкий выбор: искать оптимальные варианты взаимоотношений с властью или бежать. Каждый писатель переживал сложную мировоззренческую эволюцию.

С другой стороны, 20-е годы – это период собирания и постепенной консолидации творческих сил советской литературы и вместе с тем период напряжённой борьбы со всеми противостоящими ей течениями.

И именно этот временной промежуток изображает Дмитрий Быков в романе «Орфография». Он обращается к событиям литературной и общественной жизни России после Октябрьской революции. Объектом особого внимания писателя становится раскол в писательский среде. Разделение писателей на два враждующих лагеря: на тех, кто принял революцию, примирился с новой властью и выразил готовность создавать новое искусство, и тех, кто революцию не принял и никогда не примет.

Быков предлагает свою версию истории русской литературы раннесоветского периода, самого начала двадцатых годов.

Взяты два сюжета: о знаменитом ДИСКе – Доме искусств на Мойке, в особняке Елисеева – и о не менее знаменитом горьковском издательстве «Всемирная литература». По сюжету советская власть собирает петербургских филологов, оставшихся без работы, и селит их во дворец на Елагином острове.

«В ноябре 1919 года в Петрограде по инициативе Максима Горького и Корнея Чуковского открылся Дом Искусств, сокращенно названный ДИСКом. В голодные годы гражданской войны и НЭПа в ДИСКе нашли пристанище многие Андреев, Ю. Революция и литература / Ю. Андреев. – М.: Художественная литература, 1987. – C. 3.

писатели, поэты и художники. Обитатели организовали общежитие-коммуну, управлявшуюся Высшим советом»1.

Именно ДИСК стал прототипом дворца на Елагином острове. Но вымышленный дворец на Елагином острове несколько отличается от живого явления. В отличие от Елагина дворца, который расположен на острове, «ДИСК занимал целый квартал между Невским проспектом, Мойкой и Морской улицей.

После 1917 года дом этот стал прибежищем многих поэтов, прозаиков, редакторов. Пёструю жизнь в нем описывали многие мемуаристы»2.

О жизни в Елагинской коммуне Быков пишет следующее: «Жизнь в Елагинской коммуне в первую неделю после перемещения была горька, весела и беспорядочна. Филологи и ежедневно пополнявшие коммуну писатели радовались перемене в своем быту, восхищались абсурдностью происходящего и беззлобно издевались над собственной беспомощностью. Давно не собиралось в городе столь блистательное филологическое общество. Лингвисты и палеографы, представители разных течений и школ, философы и сочинители, модернисты и реалисты, были, наконец, объединены по общему признаку ненужности, которая добавляла им веселья» 3.

ДИСК, как и быковский дворец на Елагином острове, населяли представители интеллектуальной элиты: писатели, поэты, художники. Плотность населения была очень высокой, поэтому заселялись самые, казалось бы, неподходящие для жилья помещения. О. Форш так охарактеризовала Дом искусств и его обитателей: «…всем, густо вселенным в комнаты, тупики, коридоры, бывшие ванные и уборные, казалось, что дом этот вовсе не дом, а откуда-то возникший и куда-то несущийся корабль…»4. На этом корабле кипела жизнь. М.С. Шагинян в воспоминаниях пишет о жизни в ДИСКе следующее:

«Жизнь наша в Доме искусств была так содержательна, что можно было написать о ней многотомные романы»5.

Н. Берберова, О.Д. Форш, И. Одоевцева и многие другие вспоминают ДИСК как место, где собирались лучшие творческие силы того времени, здесь были созданы многие шедевры русской поэзии и прозы.

Дмитрий Быков немного смещает временной план. Реальный прототип дворца просуществовал с 1919 по 1922 год, трагический же конец существования жителей дворца на Елагином острове происходит через год после его открытия. А открыт он был 11 января 1918 года.

Романный раскол на «архаистов» и «новаторов» – символ раскола литераторов послереволюционной эпохи на принявших новую власть и на тех, http://www.svoboda.org/ll/cult/1105/ll.111105-1.asp 2 Быков, Д. Орфография / Д. Быков. – М.: Вагриус, 2007. – C. 54.

3 Быков Д. Орфография. – М.: Вагриус, 2007. – C. 74.

4 Форш О. Сумасшедший корабль. – М.: Современник, 1990.– C. 56.

5 Шагинян М.С. Человек и время // Новый мир. – 1978. – №9 – С. 210.

136 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI кто ушёл в оппозицию. Каждый писатель принял судьбоносное решение, определившее всю его дальнейшую жизнь.

У многих обитателей Елагинской коммуны и других действующих лиц оперы есть реальные прототипы. Описание романных персонажей и их прототипов вполне соотносимы. Многие моменты жизни героев романа перекликаются с моментами биографий, скрытых за вымышленными фамилиями известных отечественных писателей начала XX века.

Кроме того, в романе мы встречаем упоминания имен реальных писателей, литературных и политических деятелей, названия существовавших на самом деле в то время изданий, организаций. Упомянут в романе Аверченко – русский писатель, сатирик, театральный критик, редактор журналов «Сатирикон» и «Новый Сатирикон». «Новый Сатирикон» тоже упомянут в романе в связи с описанием Корабельникова, прототипом которого был Маяковский, на самом деле работавший в этом журнале1. Встречаются на страницах романа и исторические персонажи, действующие под своими именами (Ленин, Деникин, Колчак).

Как мы видим, и это признает сам автор, многие исторические факты в романе оказываются смещены, а судьбы героев, обладающих реальными прототипами, но действующих в романе под вымышленными фамилиями, изменены. Все это не случайно. Ведь Дмитрий Быков предпринимает попытку реконструкции исторических событий, свидетелем которых не был и не мог быть.

Таким образом, его книга лишь версия, лишь попытка представить, как это было.

Автору важно создать образ эпохи в целом, исследовать какие-то общие механизмы, следовательно, соблюдение исторической достоверности вовсе не входит в его художественные задачи. Поэтому становится возможным спрятать известных русских писателей за вымышленными фамилиями и фантазировать об их судьбах сколь угодно.

Но такое свободное варьирование фактов, комбинирование и перекомбинирование версий очень важно для писателя. Именно такой ход дает ему возможность осмыслить события, особенности, принципы того времени, переломного времени в истории страны, глазами человека другого времени, но, возможно, в чем-то схожего с тем. Как уже говорилось выше, достоверное изображение фактов эпохи, опора на документ вовсе не важна. Версия создается путем домысла и отчасти вымысла. Ведь роман «Орфография» скорее не исторический роман, а роман-версия, роман-реконструкция.

1 Евстигнеева, Л. Журнал «Сатирикон» и поэты – сатириконцы / Л. Евстигнеева. – М.:

Наука, 1968.– 454с.

НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI

СТИЛЕВОЕ ЕДИНСТВО ПРОЗАИЧЕСКИХ И ПОЭТИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ

ТЕКСТОВ В РОМАНЕ САШИ СОКОЛОВА «МЕЖДУ СОБАКОЙ И ВОЛКОМ»

Статья посвящена проблеме стилевого единства поэтических и прозаических глав романа Саши Соколова «Между Собакой и волком». Автор доказывает, что в основе стиля как прозаических, так и поэтических комплексов текстов романа лежит единый стилевой принцип – орнаментализм, что обуславливает целостность рассматриваемого произведения.

Роман Саши Соколова «Между собакой и волком» имеет сложную структуру и состоит из трёх комплексов текстов: первый погружает читателя в речевую стихию «демократического» героя Ильи Петрикеича Зынзырэллы и является стилизацией характерного сказа, второй написан с точки зрения городского интеллигента, оказавшегося в сельской местности, Якова Ильича Паламахтёрова и представляет собой лиризованную прозу, а третий – стихотворный «Журнал запойного охотника» – состоит из «записок» – стихотворений Якова Ильича. Прозаические главы романа как текстовые комплексы обладают конструктивным стилевым единством, несмотря на принципиально разнящиеся интонации (характерный сказ и лирическая проза), которое легко выявить, обнаружив принцип, лежащий в основе их стиля – орнаментализм. Исследователи явления «орнаментальной прозы»1 единодушно выделяют основной его признак – привнесение в прозаическое повествование поэтического элемента, что порождает трансформацию прозы, появление нетипичных для неё черт – повторов, звукописи, ритмизации, системы мотивов, «плетение» цитатами, аллюзиями и культурными отсылками и, как результат, – утрата прозой её конструктивной особенности – повествовательности, нарративности. Происходит смещение акцентов с того, о чём говорится, на то, как говорится, и, как следствие, – эстетизация и абсолютизация слова, языка, текста. В ХХ веке орнаментализм позволяет художнику создать принципиально Среди них мы можем назвать Д.С. Лихачёва («Некоторые задачи изучения второго южнославянского влияния в России», «Поэтика древнерусской литературы»), О.Ф.

Коновалову («Плетение словес» и плетеный орнамент конца XIVв.»), А.Н. Кожевникову («Из наблюдений над неклассической («орнаментальной»)прозой»), Л. Силард («Орнаментальность/орнаментализм»), А.А. Новикова («Стилистика орнаментальной прозы А.Белого»); отдельная глава «Нарратологии» В.Шмида также посвящена наблюдениям над «орнаментальной» прозой.

138 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI новое высказывание, вывести художественное произведение в сферу неомифа, где оно начинает наполняться новыми культурными смыслами.

Из определения орнаментализма через понятие «поэтической», «стиховой»

или «орнаментальной» прозы логически следует утверждение, что это стилевое явление может существововать только в границах прозаического текста. Во многом именно видимая неоднородность формы заставляет исследователей рассматривать поэтическую часть романа Саши Соколова «Между собакой и волком» отдельно от его прозаических глав. Таким образом, «Журнал запойного охотника» оказывается выхваченным из контекста романа и стоящим особняком в существующих сегодня исследованиях. Как пишет об этом Дж.Смит, «хотя стихи составляют существенную часть текста СВ, стихи редко упоминаются в существующих разборах этой книги, а когда упоминаются, то лишь постольку, поскольку в них легко увидеть главный пародический элемент книги. До сих пор не было попыток прояснить структурную, стилистическую и тематическую роль стихов в романе»1. На наш взгляд, продуктивное изучение романа Саши Соколова может быть осуществлено только в случае рассмотрения его с точки зрения тематического, мотивного и стилевого единства, в рамках которого существуют все остальные его особенности, в том числе и пародический элемент, о котором упоминает Дж.Смит.

Само название отсылает нас к тургеневскому циклу «Записки охотника», а характеристика «запойный», казалось бы, должна говорить о снижении, а значит – о пародировании. Однако пародией в полном смысле этого слова стихотворные главы не становятся. Обращение к «Запискам охотника», рассматриваемое в контексте сюжета романа, является скорее средством для самоиронии одного из его главных героев Якова Ильича Паламахтёрова. Как и тургеневский рассказчик, Паламахтёров занимает позицию чужака, стороннего наблюдателя по отношению к окружающему его миру. Скрупулёзно описывается охотничий быт и инвентарь, журнал иронично вписывается в традицию охотничьих рассказов: «…Эклога/ Слагалась сама. Бормоча,/ Достигнул поленовской риги,/ К саврасовской роще свернул/ И там, как в тургеневской книге,/ Аксаковских уток вспугнул»2. Пародируется и жанровая форма записок.

Паламахтёров пишет их и сплавляет по течению реки в бутылке с полушутливойполусерьёзной припиской для потенциального читателя: «Попробуй пожги только, дурья башка,/ Мои гениальные строчки»3. На самом деле, в путешествие по реке отправляется целый корпус классических текстов, иронически переосмысленный автором. Плотность же культурных отсылок и цитат, содержащихся в текстах стихотворений, позволяет нам говорить не столько о пародировании, сколько об 1 Смит Дж. Стихи в романе Саши Соколова «Между собакой и волком». http://akost.nm.ru/sas2.html 2 Соколов С. Между собакой и волком. - СПб: Издательский Дом «Азбука-классика», 2006. – 224с. С.203. (далее все цитаты приводятся по этому изданию) 3 Соколов С. Между собакой и волком. С.219.

особом способе конструирования текста путём «плетения» цитатами, культурными отсылками и реминисценциями. В качестве примера такого плетения можно привести несколько фрагментов из записки XXV «Портрет разъездного»:

1.Когда поспели самовары И на террасах тары-бары, Когда, вязанье отложив, Ваш дед Над пропастью, во ржи Читает бабушке, когда Та призадумалась, а сыр во рту держала…. 2. Настанет время – все пройдёт:

Народ ликует. Каплет мед, Минуя високосный рот, Пирующему на манишку, И клянчит у пивной Удод Рублишко на винишко… В первом случае при описании летнего вечера название книги Сэлинджера оказывается в стихотворении словно случайно, благодаря удачной рифме, а слово «призадумалась» провоцирует продолжение из басни Крылова. Однако в то же время в контексте ситуации вечернего чаепития на террасе эти спонтанно возникшие культурные отсылки превращаются во вполне уместные реалии.

Во втором же случае мы наблюдаем явную реминисценцию: «народ ликует»

невольно порождает ассоциацию с «народ безмолвствует», поддерживаемую обращением к ставшему уже клише пушкинскому описанию пира, на котором рассказчик «мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало»; при этом пир у Соколова происходит в провинциальной пивной, вокруг которой слоняются нищие и попрошайки, и в этом контексте манишка пирующего выглядит насмешливой отсылкой к тому же золотому веку русской литературы. И в первом, и во втором случаях культурные реалии, вступая, на первый взгляд, в эстетический конфликт с художественным пространством романа, не пародируются, но ассимилируются, становятся неотъемлемой частью как художественного мира, так и языка.

Ещё одна тенденция в изучении романа – рассмотрение стихотворных глав как обособленной его части, практически без учёта прозаических частей. На такое рассмотрение исследователей подвигает литературная традиция – «Журнал запойного охотника» в определённом смысле напоминает журнал доктора Живаго Пастернака и «Дар» Набокова, где стихи могут быть исследованы как в контексте основного прозаического произведения, так и вне его. О недостатках таких исследований тоже говорит Дж.Смит: «Во всём, что мы говорили об Соколов С. Между собакой и волком. С.145- Соколов С. Между собакой и волком. С. 140 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI автобиографической фигуре автора в стихах, об их временном охвате, о женском образе в них, об их стилистических характеристиках, мы, несомненно, нарушали правила разбора, потому что допускали, будто эти стихи могут быть каким-то образом изъяты из прозы и читаться отдельно от неё или даже в противопоставлении ей. На самом деле, поступая так, мы существенно обедняем книгу, пренебрегая густой сетью внутренних перекличек, которые порождают её исключительно плотную ткань (…). В одном интервью вскоре после опубликования Саша Соколов заявил, что одной из его целей как писателя было «поднять русскую прозу до уровня поэзии». Речь здесь идёт не о метричности:

автор очевидным образом имеет здесь в виду некоторый синтез на более высоком уровне, чем поверхностное расчленение текста» 1.

Последнее замечание Дж.Смита выводит нас и на проблемный аспект рассмотрения стихов в романе Саши Соколова – о них принято говорить как о «прозаических стихах» в противовес «поэтической прозе» прозаических глав романа: «В прозаических главах Соколов может незаметно и непредсказуемо лавировать между разными предметами, темами, стилями, может позволить себе предложения растянутые и заплетающиеся. Стихотворные тексты, наоборот, стремятся к стилистической и тематической замкнутости и однородности, а их синтаксис – к сжатости и уравновешенности»2. Такое противопоставление, во многом справедливое и намеренно подчёркнутое автором, на наш взгляд, не даёт рассматривать поэтические и прозаические главы как стилевое единство, что очень важно для понимания специфики стиля «Между собакой и волком» и что напрямую связано с идеей целостности романа.

Стилистические особенности «Журнала запойного охотника» частично были проанализированы Дж.Смитом, который выделил «стиль долитературного фольклорного стиха, особенно заговоров, заклинаний и детских стишков», «детская стихотворная болтовня», которая «напоминает Хлебникова и обэриутов» и «перелицовки изящной поэзии пушкинского времени». Однако такое выделение стилистических традиций, во многом справедливое, но отнюдь не полное, не учитывает стилевого единства стихотворных глав. Рассмотрев такую особенность стихов в романе, как «плетение» цитатами, культурными отсылками (которая фактически становится чертой стиля романа), мы попытаемся проанализировать и другие стилевые тенденции «Журнала запойного охотника» 3.

Как мы говорили, прозаический характер стихов «Журнала» подчёркивался исследователями не раз. Однако гораздо проще было бы просто указать, что стихи эти содержат в себе элементы лиро-эпических жанров: т.е. в них рефлексия и переживания лирического героя соединяются с эпической составляющей – с наличием сюжета, локализованного в художественном 1 Смит Дж. Стихи в романе Саши Соколова «Между собакой и волком». http://akost.nm.ru/sas2.html времени и пространстве. Именно здесь (а не в обращении к теме русского народа, как считает Дж.Смит) стихи «Журнала» пересекаются с Некрасовской традицией. Именно лиро-эпический характер стихов «Журнала запойного охотника» позволяет Соколову наделять стихи функцией моделирования и корректирования фабулы романа – в них часто яснее, чем в прозаических главах, раскрывается суть событий, происходящих с персонажами, равно как и авторских стратегий в построении образов. В качестве примера можно привести Записку XVII, озаглавленную «К незнакомому живописцу». В ней герой стихотворения обращается к художнику (очевидно, Питеру Брейгелю старшему), который, по его мнению, на своей картине изобразил волжские места, исказив при этом бытовые реалии (к таковым искажениям герой относит, например, «ловчих в кафтанах/ и немодных башлыках», «а тем более – в чулках», «позлащенные ягдташи» и «чресчур благообразных» красоток, «опаляющих праздно/ поросенка на костре»1, и эти подробности позволяют нам точно определить отсылку к картине «Охотники на снегу»). В то же время, пейзажем и общей атмосферой герой чрезвычайно доволен:

Тем не мене – взор пирует, Кинь его туда, сюда Был бы я купец какой-то, Полотно бы закупил И повесил бы над койкой – Лег и сам себя забыл.

Но поелику пропойца, Куплю зелена винца И узрю твой жанр в оконце, Из-под пятого венца.

Вот она, моя отчизна, Нипочем ей нищета, И прекрасна нашей жизни Пресловутая тщета! Таким образом, происходит стирание границ между художественным произведением и «действительностью»: картина приравнивается к виду из окна (примечательно, что и в том, и в другом случае, благодаря наличию рамы – не важно, оконной или же рамы для картины, – сохраняется дистанция между зрителем и «изображением»). Тот же сюжет мы встречаем и в одной из прозаических глав романа: «Перед нами – давно знакомая панорама. Это – Соколов С. Между собакой и волком. С.92-94.

142 НАУЧНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ЕЖЕГОДНИК – 2011. ВЫПУСК VI долина реки, и город в этой долине при этой реке, и пруды, и скалы вдали, и небо надо всем перечисленным. Это наш край, мы живём здесь, и если одни из нас живут в городе, то другие – в деревне, за изумрудной рекой. Мы легко различаем плотину и мельницу, церковь и возы на улицах, библиотеку, и богадельню, и баню. Видим острую крышу инвалидного дома, точильное заведение, приют глухих и базар. (…) Там – буроватые, напоминающие мех неведомых зверей, купины оголённых деревьев; сям – прачки, полощущие бельё в проруби. Есть ещё вмерзшие в лёд ладьи, и запруды, и птицы (…) Простота и неброскость ореховой рамы лишь подчёркивает прелесть пейзажа и колористический блеск лессировки …»1.

В прозаическом отрывке, как мы видим, тоже присутствует ироничное обнажение приёма: описываемая местность оказывается картиной «в ореховой раме», при этом, что это за картина, читателю также не сообщается, но нетрудно догадаться, что это именно «Охотники на снегу». Разница в том, что если в прозаическом отрывке картина изначально полностью сливается с «реальным»

пейзажем, а потом уже переносит читателя в пространство музея, то в стихотворении происходит противопоставление картины и «реальности», подчёркивается, что подлинно изображён разве что пейзаж, а всё остальное приукрашено и никуда не годится.

Благодаря повторению в стихотворных главах сюжетов и мотивов прозаических глав, происходит не только их «прояснение» и структурирование на уровне фабулы (хотя, бесспорно, простая ритмика и короткие стихи способствуют более лёгкому восприятию сложных трансформаций, которым то и дело подвергает создаваемый художественный мир Саша Соколов), но и обнажение поэтологической составляющей романа. Оказывается, одна и та же культурная отсылка может быть введена в текст по-разному, многократно, становясь лейтмотивом романа, и именно этот факт проблематизируется Соколовым.

Лейтмотивы, которые повторяются в разных текстовых комплексах романа, бесспорно, говорят о его целостности, но для нас важна не только композиционная и смысловая, но и языковая, стилевая целостность. Чтобы понять, какие стилевые принципы лежат в основе работы со словом в «Журнале запойного охотника», рассмотрим ряд фрагментов стихотворения «Снаряжение патронов»:

Есть ящик у тебя!

В нем ты хранишь все то, Что требует ружейная охота.

Его без дальних слов Открой и из него Бери картонных гильз, Ты капсюлей бери, Соколов С. Между собакой и волком. С.29.

Придуманных покойником Жевело, И в донца этих гильз Жевела те вживи И пороху напороши.

Из войлочного резаных мешка, Из катанка, из байковой пижамы Вложи пыжи и дроби закати, И все это опять заткни пыжами1.

Очевидно, для Соколова принципиально важно вернуть словам их первоначальные значения и подчеркнуть их этимологию. Так, слово «жевело»



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«A/66/661 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 19 January 2012 Russian Original: English Шестьдесят шестая сессия Пункт 130 повестки дня Взаимодействие между Организацией Объединенных Наций, национальными парламентами и Межпарламентским союзом Вербальная нота Постоянного представительства Марокко при Организации Объединенных Наций от 12 января 2012 года на имя Генерального секретаря Постоянное представительство Королевства Марокко при Организации Объединенных...»

«АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЕ ОРИЕНТИРЫ РОССИИ ПОСЛЕ САММИТА АТЭС ВО ВЛАДИВОСТОКЕ К ИТОГАМ ВТОРОГО АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОГО ФОРУМА №8 2013 г. Российский совет по международным делам Москва 2013 г. УДК 327(470:5) ББК 66.4(2Рос),9(59:94) А35 Российский совет по международным делам Редакционная коллегия Главный редактор: докт. ист. наук, член-корр. РАН И.С. Иванов Члены коллегии: докт. ист. наук, член-корр. РАН И.С. Иванов (председатель); докт. ист. наук, акад. РАН В.Г. Барановский; докт. ист. наук, акад....»

«№ 16 8 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ В форуме Антропология и социология приняли участие: Дмитрий Владимирович Арзютов (Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург) Сергей Александрович Арутюнов (Институт этнологии и антропологии РАН, Москва) Влада Вячеславовна Баранова (Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики, Санкт-Петербург / Институт лингвистических исследований РАН, Санкт-Петербург) Павел Людвигович Белков (Музей...»

«№ 14 212 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Татьяна Ластовка Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика1 Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы. Кто хочет поработать? — фраза из кинофильма Леонида Гайдая Операция „Ы“ и другие приключения Шурика (1965), ставшая на долгие десятилетия крылатой и почти фольклорной, в глазах первых зрителей фильма имела свою предысторию. В речевом обиходе советских граждан начала 1960-х гг. слова тунеядец, бездельник и прочие...»

«Министерство иностранных дел Республики Таджикистан ДИПЛОМАТИЯ ТАДЖИКИСТАНА ЕЖЕГОДНИК - 2009 Внешняя политка Республики Таджикистан: хроника и документы Душанбе “Ирфон“ 2011 ББК 66.5 (2Тадж)+66.4 (2 Тадж)+63.3 (2Тадж) Д–44 Д–44 Дипломатия Таджикистана. Ежегодник - 2009 год. Внешняя политика Республики Таджикистан: хроника и документы. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи. (Составители: Д.Назриев и др.) Душанбе, “Ирфон”, 2011, - 370 с. Серия книг: Внешняя политика Таджикистана. Издание...»

«ОКТЯБРЬ 2005 Если исходить из двух известных истин: молодежь, (особенно учащаяся) – это будущее общества и здоровье молодежи – залог этого будущего, то становится очевидной проблема охраны здоровья молодого поколения. Проблема усиливается не только печальной общероссийской статистикой состояния здоровья молодых россиян, но и спецификой Томска, где каждый пятый житель – студент. Важнейшей частью этой проблемы является организация охраны здоровья молодежи, начиная с государственной политики и...»

«“Телескоп”: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев No 4, 2003 Антинаркотические НКО Санкт-Петербурга Наталья Федорова научный сотрудник Центра независимых социологических исследований Тел. 118-37-96 Введение В российском общественно-политическом дискурсе понятие гражданское участие до сих пор наделяется скорее теоретической, чем практической смысловой нагрузкой. В то же время, необходимость рационального использования растущего потенциала гражданского участия в решении актуальных...»

«Одноклассники97.ru 1 № 3. МАЙ 2012 Периодическое печатное издание МОУ Средняя общеобразовательная школа № 97 Сегодня в номере: Народный календарь Воспоминания о Европе АДОО КО Молодежь 42 Слово редактора Стр. 2-3 Стр. 4 Стр. 1 Форум “Найди свое дело и будь Школьная форма Сохраним мир птиц лучшим!” Стр. 7 Стр. 5 Стр. 6 Я помню, я горжусь Край, в котором мы живем Пионерия Социальная акция по сбору макулатуры Вторая жизнь Стр. 8-9 Стр. 10- Стр. 12- Одноклассники97.ru НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ Слово...»

«ISSN 1728-8657 ХАБАРШЫ ВЕСТНИК Кркемнерден білім беру сериясы Серия Художественное образование №3 (36) Алматы, 2013 3 Абай атындаы Мазмны аза лтты педагогикалы университетi Содержание ХАБАРШЫ Альмухамбетов Б.А. Competencies in the art and pedagogical education of the Kazakhstan. Долгашев К.А. К вопросу о художественном Кркемнерден білім беру: образовании в школе.. нер – теориясы – дістемесі Долгашева М.В. Использование культуроведческого сериясы материала при обучении студентов-художников №3...»

«NATIONAL REPORT ON INTEGRATION OF THE GREEN GROWTH TOOLS IN THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN НАЦИОНАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ИНСТРУМЕНТОВ ЗЕЛЕНОГО РОСТА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН KDICA UNITED NATIONS =>^= = Korea International Cooperation Agency Economic and Social Commission for Asia and the Pacific NESDCA Предисловие Два года назад в самом центре Евразии мы с вами начали очень важный разговор о проблемах и перспективах национальных экономик. В труднейшие годы глобальной рецессии мы вместе с вами...»

«ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ к договору об оказании услуг связи (утверждено Приказом № 452А/10 от 13.04.2010) Общество с ограниченной ответственностью СЦС Совинтел (далее – Оператор) и физическое/юридическое лицо (далее – Абонент) заключили настоящее Дополнительное соглашение к договору об оказании услуг связи о принятии с 24 августа 2010 года новой редакции Договора об оказании услуг связи, утвержденной Приказом № 452А/10 от 13.04.2010. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Договор регулирует отношения между...»

«рейти к основному содержанию Луговсариум Мирские бренности с точки зрения lugovsa июль 2007 Об ученых степенях Опубликовано вс, 07/01/2007 - 06:43 пользователем lugovsa В очередной раз разгорелась на форуме дискуссия об ученых степенях. Вечная кровоточащая рана советских докторов, которых приравняли в Израиле к простым кандидатам. Шеф мой в своем корот-хайим до сих пор указывает PhD и DSci. Никто из местных не просекает, но ему так приятнее. Решил я покопаться в истории ученых степеней....»

«ОБЗОР ПУБЛИКАЦИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ ЧТЕНИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЕЧАТИ ЗА 2 полугодие 2011 г. Центр чтения Российской национальной библиотеки представляет обзор статей по проблемам чтения, опубликованных в профессиональной библиотечной периодике во 2-м полугодии 2011 г. В обзор включены публикации в следующих изданиях: Библиография, Библиополе, Библиосфера, Библиотека, Библиотека в школе, Библиотековедение, Библиотечное дело, Ваша библиотека, Новая библиотека, Современная библиотека, а также в...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБУ Специализированный центр учета в АПК И Н Ф О Р М А Ц И О Н НЫ Й О Б З О Р НОВОСТИ АПК: Р ОССИЯ И МИР итоги, пр о гнозы, с обыт ия № 24-11-11 (976) Мониторинг СМИ ФГБУ Специализированный 24.11.2011 центр учета в АПК Содержание выпуска 1. ТОП-БЛОК НОВОСТЕЙ 1.1. Официально Президент внес в Думу договор о зоне свободной торговли в СНГ Под руководством Министра сельского хозяйства РФ Елены Скрынник прошло совещание по рынку зерна Министр...»

«Дорогие коллеги! Специалисты Научно-исследовательского центра развития ББК (НИЦ ББК) РГБ, отвечающие на Ваши вопросы по систематизации на Форуме ЛИБНЕТа, вновь обращаются к Вам, систематизаторам СКБР. Библиотеки страны продолжают осваивать Средние таблицы ББК. В издательстве ООО Либерея (Веб-сайт www.liber.ru) вышли из печати и должны быть в каждой библиотеке следующие выпуски: Библиотечно-библиографическая классификация : Средние таблицы : Вып. 1. 60/63 С/Т Социальные науки в целом....»

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации Сводные данные международных мероприятий в области образования, науки и инноваций на 2010 г. (Россия, страны СНГ) Выпуск 2 *** Сводные данные международных мероприятий в области образования, науки и инноваций издаются в виде брошюр с 1986 г. и рассылаются по министерствам, ведомствам и организациям, федеральным и региональным центрам России и др. С 1998 года информация рассылается в электронном виде, том числе на дискетах. Информация также...»

«Могилевский областной М.art.контакт. исполнительный комитет Что кроется Управление культуры за этим названием? Могилевского областного Март — это начало весны, исполнительного комитета начало движения в природе, юность природы. А ведь Могилевский областной молодость и весна — едва ли драматический театр не синонимы! Поэтому молодежный — одно из слов, которые прячутся под загадочной буквой М, — означает о молодежи и для нее, ведь именно молодежь — движущая сила театра, искусства вечно юного и...»

«Брянская городская администрация Образовательный консорциум Среднерусский университет Брянский институт управления и бизнеса Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины Конкурентоспособность бизнеса и технологий на потребительском рынке: проблемы и перспективы 1 ЧАСТЬ Сборник материалов международного форума Инновации 2013. Конкурентоспособность бизнеса и технологий на потребительском рынке: проблемы и перспективы Брянск 2013 Конкурентоспособность бизнеса и технологий на...»

«Главные новости дня 28 августа 2013 Мониторинг СМИ | 28 августа 2013 года Содержание СОДЕРЖАНИЕ ЭКСПОЦЕНТР 26.08.2013 Coffeetea.ru. Новости Московская кофейня на паяхъ выступила Генеральным спонсором United Coffee&Tea Industry Event и Командного Чемпионата Кофейных Энтузиастов United Coffee&Tea Industry Event (UCTIE) – главное индустриальной событие в России и других странах СНГ. Состоится 12-14 сентября в Москве, ЦВК Экспоцентр,. 7  27.08.2013 PublisherNews.ru. Новости предприятий и...»

«19-21 АПРЕЛЯ 2011. МОСКВА, КРОКУС ЭКСПО ИТОГИ 14-ГО МЕЖДУНАРОДНОГО ФОРУМА ЭЛЕКТРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Организаторы: При содействии: www.expoelectronica.ru МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ ЭЛЕКТРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ЭКСПОЭЛЕКТРОНИКА -2011 - ЭТО: Официальная поддержка: Министерство промышленности и торговли РФ, Министерство образования и науки РФ, Федеральный фонд развития электронной техники, Комитет Государственной Думы РФ по науке и наукоемким технологиям, Правительство города Москвы, ОАО Российская...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.