WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«August Fliege ЕСЛИ СУДЬБА ВЫБИРАЕТ НАС. Наш современник переносится в май 1917 года в тело юного прапорщика. Идет Мировая война. Однако с первых дней пребывания, герою становится понятно, что это не наше прошлое, а ...»

-- [ Страница 1 ] --

FB2:, 21.09.2011, version 1.0

UUID: BD-F72CEE-BBC3-9844-AB9C-3776-CC63-C5CE2C

PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012

August Fliege

ЕСЛИ СУДЬБА ВЫБИРАЕТ НАС…

Наш современник переносится в май 1917 года в тело юного прапорщика. Идет Мировая война. Однако с первых дней пребывания, герою становится понятно, что это не наше прошлое, а параллельный мир. Общий файл. (Редакция от 16 августа 2011 г.) Содержание #1 Часть первая.

Глава I #4 Глава II Глава III Глава IV #8 #9 #10 #11 #12 #13 #14 Глава V #16 Глава VI #18 Глава VII #20 #21 Глава VIII #23 #24 #25 Глава IX Глава X August Fliege

ЕСЛИ СУДЬБА ВЫБИРАЕТ НАС…

Наш современник не наше прошлое, а1917 года в тело мир. Общий файл. (Редакция от 16 августаОднако с первых дней пребывания, герою становится переносится в май юного прапорщика. Идет Мировая война.

понятно, что это параллельный 2011 г.) Часть первая.

ЧУЖОЙ 1917 ГОД.

Глава I Как там, уним было опять всеТолстого, про небовечное небо…' поднявшимися плывущими облаками, сквозь которое виднелась синеющая бесконечЛьва Николаевича Аустерлица сказано?

'Над то же высокое небо с еще выше ность… Он видел над собою далекое, высокое и У меня вот, почти тоже самое. Лежу, понимаешь, смотрю на небо. Потому как никуда больше смотреть не могу, по непонятным причинам. И небо тут какое-то не такое - низкая серая беспросветная муть, характерная для поздней осени. Ни облаков, ни высоты, ни вечности-бесконечности. Сплошная проза жизни. Хорошо хоть дождя нет… В голове звенит, гудит и даже вроде как потрескивает что-то. Вы знаете, что такое похмелье? Ну, так вот мне гораздо хуже. Причем в разы.

Где я? Кто я? И что вообще тут происходит?

- Я, Александр Валерьянов - юрист, адвокатского бюро 'Карельский и партнеры', тридцати трех лет от роду. Не состоял, не привлекался, не участвовал.

Из заметных событий в жизни - первая чеченская, в составе 165-го полка морской пехоты Тихоокеанского Флота. Всего-то полгода до дембеля не хватило.

Ранение в ногу, признан негодным к строевой, комиссован. Поступил в Московскую Юридическую Академию на Вечерний. Окончил. С тех пор тружусь у своего бывшего одноклассника Андрея Карельского. Завсегдатай нескольких исторических форумов. Холост. Дети, может быть, где и имеются, но мне о них неизвестно.

- Я, Александр фон Аш - прапорщик. 1899 года рождения, 18-ти лет от роду. Следую, вместе с пополнением в расположение Московского 8-го гренадерского полка.

То есть в расположение полка, я конечно следовал… Но, видимо, не доследовал. Последнее что помню, шли в походной колонне, затем нарастающий свист, удар и темнота.

Это - помню, как юный прапор.

Как трудоголик-юрист с кризисом среднего возраста, помню, что ехал домой в жуткий снегопад, и фуру, вылетевшую передо мной на встречку - лоб-влоб.

*** Постепенно помехи и посторонние шумы в голове стабилизировались и пошли на убыль. Процесс ощущался как-то вроде настройки телевизора.

Я немного освоился в новой ситуации и смог, наконец, двинуться. Приподнял правую руку и поднес ее к лицу.

В исцарапанном кулаке, зажат смятый комок глины. Разжал пальцы, пошевелил ими.

Вроде всё фунициклирует. Вставать надо, если получится, конечно.

С трудом, приподнявшись на локтях, обнаружил, что лежу на дне старой воронки с осыпавшимися краями. Внимательно осмотрел нижнюю часть тела - перетянутый ремнем живот в оборванном кителе, вытянутые ноги в разодранных бриджах и высоких яловых сапогах.

Мои исследования были прерваны появлением целой группы лиц в, несомненно, русской военной форме: фуражки, гимнастерки, скатки через плечо, заправленные концами в котелок. Означенные лица удивленно меня разглядывали, качая головами, бурно что-то обсуждали и оживленно жестикулировали. Однако звенящий гул в ушах создавал полный эффект немого кино.

Меня оглушило - вот ничего и не слышу, догадался я.

Наконец дискуссия была прервана тем, что двое солдат спрыгнули в воронку, и аккуратно подхватив меня под руки, приподняли и подтащили к краю.

Другая пара не менее аккуратно приняла меня наверху.

Судя по всему, походная колонна с пополнением попала по артобстрел. На дороге виднелось несколько свежих воронок, лежали раненые и убитые.

Солдаты бережно посадили меня на землю, нахлобучили на голову фуражку. Один из солдат присев передо мной на корточки что-то говорил.

- Я ничего не слышу, меня оглушило - с трудом разлепив спекшиеся губы, проговорил я.

Собеседник закивал. Потом словно встрепенувшись, отстегнув от пояса фляжку, открутил пробку и протянул мне. Тут на сцене появилось новое действующее лицо - пожилой седоусый дядька в фуражке с красным крестом над кокардой, медицинской сумкой через плечо и белой повязкой санитара на рукаве. Санитар что-то спросил, но сразу несколько человек ему ответили. Он кивнул, задумчиво глянул на меня, расправил левой рукой свои пышные усы, а потом забрал у сердобольного солдатика из рук флягу и, придерживая меня одной рукой за плечо, стал поить.

После нескольких глотков я почувствовал облегчение, но почти тут же, скрутило живот. Тугой комок ринулся снизу вверх, и меня мучительно стошнило. Отблевавшись я поднял глаза на 'добродетеля', борясь с головокружением. Тот с озадаченным видом почесал в затылке, а потом махнул рукой солдатам. Меня осторожно подняли и, поддерживая с двух сторон, на подгибающихся ногах поволокли к подъехавшей телеге. Уложили на свежее сено, подоткнув под голову свернутую шинель. Седоусый дядька-санитар хлопнул ездового по плечу, и телега двинулась с места. От резкого рывка, у меня в голове будто разорвалась граната, и я вновь потерял сознание.

Тепло, светло и мухи не кусают. Тюфячок удобный, подушечка мягонькая, чистота и больницей пахнет.

Хорошо, что я в лазарете. Есть время разобраться в ситуации и в себе, благо оглушенного и контуженого бедняжку прапорщика никто не беспокоит.

Полковой врач - забавный дедуля профессорского вида, с бородкой и в пенсне, осмотрев меня, определил контузию средней тяжести и предложил погостить недельку. Общались мы с ним при помощи карандаша и тетрадки. Он писал вопрос - я отвечал. Расстались весьма довольные друг другом.

Офицерский лазарет - просторная светлая комната, со скромным интерьером - беленые стены, печка, образа в красном углу, простая и добротная мебель. Прекрасное место для медитаций.

Личность Александра фон Аша, тихо и незаметно угасла во мне, оставив лишь воспоминания, с помощью которых я и пытался понять, что же со мной, в конце концов, произошло.

*** Перебросило меня в 10 мая 1917 года. Идет Первая Мировая война. То есть, конечно, просто - 'мировая'. Местные жители к счастью, пока не догадываются о том, что она не последняя.

Ну, с войной - понятно, а вот все остальное… Это не мой родной мир. Какой-то видимо параллельный или перпендикулярный. Чем больше подробностей я усваиваю из памяти реципиента, тем больше удивляюсь.

Итак. 1 августа 1914 года Германия объявила войну Франции (Не России, заметьте), обвинив ее в 'организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии' и 'в нарушении бельгийского нейтралитета'. (А вот причина совпадает), в тот же день немцы безо всякого объявления войны вторглись в Люксембург.

Франция обратилась за помощью к Англии, англичане, естественно отказали Франции в поддержке, заявив, что 'Франция не должна рассчитывая на помощь, которую мы в настоящий момент не в состоянии оказать'. При условии что ' немцы вторгнутся в Бельгию и займут лишь ближайший к Люксембургу 'угол' этой страны, а не побережье, то Англия останется нейтральной'. Немцы решили, что Англия в войну не вступит и перешли к решительным действиям. (Тут всё как у нас).

2 августа германские войска окончательно оккупировали Люксембург, и Бельгии был выдвинут ультиматум о пропуске германских армий к границе с Францией. На размышления давалось всего 12 часов.

Бельгия ответила на ультиматум отказом и 3 августа Германия объявила ей войну, а 4 августа лавина германских войск хлынула через бельгийскую границу.

Вот тут-то чужая память и подкинула мне информацию, которая вывела меня из равновесия минимум на полдня.

Россия объявила войну Германии 4 августа, потому что была связана с Бельгией союзническим договором. А всё потому, что Российский Император Александр IV женат на бельгийской принцессе Клементине Альбертине Марии Леопольдине, в миру - государыне Марии Петровне.

Так! Стоп! Какой, к черту, Александр IV?

Мама, роди меня обратно! Я и так на всю голову контуженный, так тут еще и такие потрясения.

Александр Александрович Романов - второй сын Александра III. Родился 20 мая 1869 года. Но в отличие от нашей истории не умер в возрасте 11 месяцев от менингита, а жив, здравствует и крепко держит в руках бразды правления.

А как же великомученик Николай, который Второй и Кровавый?

А - никак! Трагически погиб 13 марта 1881 года, когда народоволец Игнатий Гриневицкий бросил бомбу в карету, сопровождаемую императорским конвоем на набережной Екатерининского канала. В карету, в которой ехал 12-летний внук императора - Николай со своим воспитателем генералом Даниловичем. Фатальное стечение обстоятельств. Император Александр II в тот день поехал другим маршрутом - торопился подписать проект конституции графа Лорис-Меликова… Пришел санитар, тот самый усатый дядя, который эвакуировал меня с дороги. Звался он Василием Авдеичем Парамошковым и до войны работал в Москве в Снегиревской больнице (у нас, ее вместе с Кречетниковским и Дурновским переулками снесли в 60-х, когда строили Новый Арбат). Принес обед горячий бульон, кашу, печеные яблоки и крынку с молоком.

Тошнота отступила, после того как я продрых целые сутки. Но передвигаться самостоятельно пока не мог - кружилась голова, подгибались ноги. С трудом 'до ветру' ходил, и то при помощи Авдеича. Однако аппетит уже возвращался, и я с удовольствием поел, сидя на лавке и подложив под спину подушку.

Откушав и завершив трапезу стаканом парного молока, я вновь улегся на постель и продолжил самокопание.

Дворянский род фон Аш, происходит из Силезии и известен с 14-го века.

В России семейство фон Аш обосновалось в начале 18 века, когда Фридрих фон Аш поступил при Петре I на военную службу. Он участвовал в битве под Полтавой, в Прутском и других походах, в 1726 году назначен почт-директором в Санкт-Петербурге.

Грамотой Римского Императора Франца I, от 17 декабря 1762 года, Санкт-Петербургский почт-директор, статский советник Фридрих Георг (Федор Юрьевич ) фон Аш возведен, с нисходящим его потомством, в баронское Римской Империи достоинство, за многочисленные заслуги.

Высочайшим указом, Государыни-Императрицы Екатерины II, от 11 марта 1763 года, разрешено ему принять вышеозначенное достоинство и пользоваться им в России.

Нынешний я - прапорщик барон Александр Александрович фон Аш 3-й, принадлежу к ветви, происходящей от третьего сына означенного Федора Юрьевича фон Аша - Ивана. Каковой прославился как известный дипломат, русский резидент в Варшаве и в Вене, где состоял при римском императорском дворе. В 1783 г. император Иосиф II выдал ему диплом и утвердил герб на баронское достоинство, пожалованное отцу фон Аша родителем императора, Францем I.

Мой отец - Статский советник барон Александр Николаевич фон Аш, Государственный Управляющий на КЗВС в Мытищах (Казенный Завод Военных Самоходов, в нашей истории открылся в 1917 и изготовил только два автомобиля, ныне Мытищинский Машиностроительный Завод). Матушка - Мария Кирилловна, урожденная Елисеева.

Кроме меня-Александра, у родителей еще двое сыновей. Старший - Николай (барон фон Аш 2-й), старший лейтенант, командует на Балтике эскадренным миноносцем. Младший - Федор (будущий барон фон Аш 4-й), постигает латынь в гимназии.

Надо сказать, что военную карьеру мой подопечный делать не собирался. Так что, заручившись поддержкой матушки, от поступления в кадетский корпус он отмазался. Маман было вполне достаточно одного сына исполняющего воинский долг, и система полного пансиона в кадетских корпусах ее тоже не устраивала.

И вырос бы Саша фон Аш банальным 'ботаником', если бы не Дядька - уссурийский казак Никифор Беспалый. Он обучал детей премудростям походной жизни, а так же всяческим воинским уловкам, стрельбе и рукопашному бою. Однако это совершенно не способствовало превращению Александра в готового офицера Русской армии. Учился он с удовольствием, но, будучи от природы спокойным и уравновешенным ребенком, войне предпочитал охоту, а детским шалостям - чтение книг. Его больше вдохновлял пример отца - прекрасного инженера, всю жизнь отдавшего государственной службе.

С уссурийским пластуном Никифором Беспалым случай свел старшего фон Аша в 1897 году, в период работы на строительстве Амурско-Маньчжурской Железной Дороги.

Да-да! Никакой КВЖД в этом мире не было и в помине.

Но не суть… Никифор был урядником, и руководил охраной строительства моста через реку Сунгари. Там-то они и познакомились с моим батюшкой, отстреливаясь от большой банды хунхузов, решивших пощипать лагерь строителей.

Второй раз судьба свела их в 1904 году во Владивостоке.

Отец был членом комиссии, принимавшей, только что построенные, верфи и морской завод 'Вильям Крамп и сыновья'. Никифор же, приехал в штаб уссурийского казачьего войска, увольняться 'по неспособности несения службы, ввиду полученного увечья' - во время так называемого Хуньчуньского инцидента, он потерял кисть левой руки (Впоследствии, его любимой присказкой была 'Родился - Беспалым, а помру - безруким').

Встретились, поговорили, и отец предложил пожилому инвалиду-вдовцу, стать воспитателем его сыновей. Матушка в то время была сильно занята новорожденным Феденькой, и мы с Николя были предоставлены сами себе. А должный присмотр нам был просто необходим.

Подумав три дня, Никифор согласился.

Кстати, история появления в семье фон Аш дядьки Никифора, выявила для меня новые различия исторических событий двух миров.

А все началось с того, что Тройная Интервенция - России, Франции и Германии в Китай началась не после, а во время Японо-Китайской войны 1894гг.

Обеспокоенные ходом войны, наносящей значительный ущерб их интересам в Китае, правительства трех государств заключили, так называемое Кильское Соглашение. В соответствии с данным, очень хитрым документом, в Китай вводились оккупационные войска означенных стран 'для прекращения кровопролития и защиты своих граждан, находящихся на территории Китая'. Чуть позднее к договору присоединилась Великобритания, понимавшая, что поддержка Японии - это хорошо, но иначе все преференции поделят без нее. Однако активного участия в интервенции бритты не принимали хватало забот с восстанием Махди в Судане… Нельзя сказать, что китайцев эти действия сильно обрадовали и Восстание Боксеров, произошло на 3 года раньше, нежели в нашей истории. Это дало участникам Кильского Соглашения чудесный повод с большой буквы 'П'.

В итоге, по Сеульскому Мирному Договору 1895 г., произошел банальный раздел Китая между 4-мя Великими державами и Японией. В результате Россия получила северную китайскую провинцию Хэйлунцзян, где русских к этому моменту и так было предостаточно, а также кусочек Внутренней Монголии 'для спрямления железнодорожного пути до Владивостока'. Германия приобрела стратегически важный Ляодунский полуостров с Порт-Артуром, но Россия получила право на порт Даолян. Англия приросла Циндао и Вэйхайвеем, вместе с полуостровом Шаньдун. Франция в жаркой схватке с англичанами вырвала для себя остров Хайнань. Японцы получили Формозу (Тайвань) и Пескадорские Острова. Кроме того, Китай признал самостоятельность Кореи, тем самым, открывая возможности для японской интервенции.

Последней пришлось ждать 9 лет, до апреля 1904 года, когда высадили десант в корейских портах Чемульпо, Пусане и Гензане. Началась оккупация Кореи, воспринятая Великими Державами без особого беспокойства. Все понимали - восточному тигру тоже надо чем-то питаться.

Тогда-то и произошел единственный в местной истории военный конфликт России и Японии, не приведший, однако к серьезным последствиям.

Эпизод назвали Хуньчуньским инцидентом.

Оккупировав Корею, японцы двинулись дальше в Южную Маньчжурию. А из Гензана на участок новой Русско-Китайской границы направился сводный отряд под командованием полковника Микава. Возрастание напряженности привело 9 мая 1904 г., к открытым столкновениям подразделений японской армии и русских казаков в районе китайского городишки Хуньчунь. Боевые действия продлились 4 дня, после чего японцы, понеся значительные потери, отошли.

Появление японских войск в Маньчжурии, в непосредственной близости от немецкого Ляодуна, да еще на территории Китайской-Маньчжурской железной дороги, соединявшей Даолян и Порт-Артур с русским Харбином, вызвало резкую реакцию Санкт-Петербурга и Берлина.

Японцы отвели все свои воинские подразделения в Корею, а конфликт посчитали исчерпанным.

Увлекшись историко-политическими изысканиями в своей новообретенной памяти, я незаметно заснул и проспал до утра следующего дня.

Разбудил меня задорный петушиный крик.

Вот зараза, горластый какой! Как его до сих пор на суп не пустили 'по законам военного времени'? И только несколько минут спустя до меня наконец-то дошло: я - слышу! Слух вернулся.

Ну, наконец-то… Мне, признаться, здорово надоела моя вынужденная глухота, и теперь я наслаждался доносящимися с улицы через открытое окно разнообразными звуками.

Вот, глухой лошадиный топот и скрип несмазанных колес - проехала телега. Вот, мерный гул множества шагающих ног - строем прошли солдаты.

Птички чирикают, ветер шумит в кронах деревьев. Лепота… Я лежал, не открывая глаз, и с удовольствием слушал.

Бухнула дверь, затопали по коридору, и в комнату вошел Авдеич. В руках он тащил облупленный кожаный чемоданчик и походный брезентовый ранец - мои вещи, оставшиеся в обозе.

- Доброе утро, Авдеич!

- Доброе, доброе, ваше благородие! Я тута вещички ваши у полкового каптера получил. Куда ставить-то? - пробормотал себе под нос седоусый санитар, не особо рассчитывая на ответ.

- Да вон под лавку и ставь! - мой ответ заставил его замереть на месте.

- Ой, царица небесная, да вы никак от контузии очухались? Ну и, Слава Богу! Ну и замечательно! - Авдеич пристроил вещи и размашисто перекрестился на иконы в красном углу. - Богородица-дева, радуйся! Я за дохтуром побегу и насчет завтрака все устрою! Сей секунд… Прежде чем я успел что-то сказать, он опрометью выскочил из комнаты.

Я подоткнул подушку и сел на постели - ожидать прихода полкового врача. Ожидание, надо сказать, продлилось недолго. Не прошло и десяти минут, как в дверях появился давешний Доктор-Айболит. Сходство с персонажем старого советского фильма было поразительным.

- Ну, здравствуйте, голубчик! Поскольку в прошлый раз ваше самочувствие не позволило нам соблюсти формальности, разрешите представиться:

Старший полковой врач Надворный советник Нижегородский Валерий Михайлович!

- Прапорщик, барон Александр Александрович фон Аш 3-й! Очень приятно!

- Вот и славно! Ну-с? Как мы себя чувствуем?

- Удовлетворительно, но очень скоро будем чувствовать себя хорошо!

- Шутить изволите?

- Что вы, Валерий Михайлович! Пытаюсь выглядеть оптимистом.

- А выглядите записным острословом, голубчик! - отсмеявшись, ответил доктор. - Я, признаться, рад, что вы воспользовались нашим гостеприимством.

Полк сейчас стоит в резерве, на фронте затишье и я, в некотором роде, лишен медицинской практики. А тут вдруг германский аэроплан разбомбил нашу колонну с пополнением - вот и пациенты появились. Ничего не поделаешь - люблю свою работу!

- А я думал, что нас обстреляла артиллерия… - Вовсе нет, дорогой мой! Тогда бы вы так легко не отделались - до фронта далеко и к нам только изрядные 'чемоданы', от восьми дюймов залетают.

Появился Авдеич, с ведром воды. Вылил её в громадный чугунок и стал хлопотать у печи - разогревать воду. Потом снова ушел и опять вернулся - на этот раз принес полотенца и потертый кожаный саквояж.

Доктор, тем временем засыпал меня вопросами:

- Вы испытываете головокружения? Слабость? Тошноту?

- Легкие головокружения. Остальное меня больше не беспокоит.

- А нет ли звона в ушах? В глазах не темнеет? Аппетит вернулся?

- Нет! Нет! Да!

- Замечательно! - доктор извлек из бокового кармана френча тетрадку и огрызок карандаша. Раскрыл и стал делать какие-то заметки, напевая что-то вроде 'Трум-пум-пум. Трум-пум-пум'.

- Валерий Михалыч! Водица поспела, - подал голос из-за печи Авдеич.

- Иду! - Полковой врач отложил тетрадку и присоединился к санитару, на ходу засучив рукава. - Полей мне, дружочек.

Доктор снова возник в поле зрения, вытирая руки расшитым полотенцем. Подошел к саквояжу и вытащил из него свернутый белый халат. Расправил, надел и повернулся ко мне:

- Снимайте рубаху, голубчик и садитесь - я буду вас осматривать!

Сперва, он измерил мне пульс, отмеряя время по большим часам на цепочке, извлеченным из кармана бриджей. Затем достал стетоскоп и продолжил осмотр традиционным 'дышите - не дышите', поочередно прикладывая трубку к груди и к спине. Закончилась процедура постукиванием каучуковым молоточком по локтям и коленям. Потом доктор уселся за стол и снова взялся писать что-то в своей тетрадке, сопровождая свои действия уже знакомым мне 'Трум-пум-пум'.

- Ну что ж, голубчик! Я думаю, что денька через два вас можно выписывать. Здоровье у вас отменное и задерживать я вас более не буду. - Он поправил свое пенсне. - Кушайте побольше. Я распоряжусь, чтобы вам выдали красного вина для укрепления организма. Гуляйте, дышите свежим воздухом. Попробуйте завтра заняться гимнастикой - разомнете мышцы. А во вторник приступите к службе.

- Спасибо, Валерий Михайлович!

- На здоровье, голубчик! - доктор стал собирать свои вещи. - Я скажу полковому адъютанту, что ваше обмундирование пришло в негодность. Он пришлет кого-нибудь разрешить этот вопрос. До свидания, Александр Александрович!

- До свидания!

После того как он ушел, явился Авдеич с завтраком, и я уселся за стол - заморить червячка.

Досыта наевшись, я взялся за ревизию своего барахла.

Сперва, принялся за брезентовый походный ранец, обшитый по углам кожей. Открыл клапан и начал разглядывать содержимое:

В левом внутреннем кармане лежал гуталин в железной баночке и сапожная щетка. В правом - завернутые в тряпицу принадлежности для ухода за оружием - отвертка, масленка, протирные штирки.

В кармане на задней стенке ранца хранился кожаный походный несессер и два куска душистого мыла, которое дала мне мама. (Удивительно, но уже сейчас я именно так и воспринимаю эту женщину - как любимую и единственную Маму). Там же - носовые платки и жестянка со швейными принадлежностями.

На дне ранца сложены полотенца, нижнее белье, свитер. Два комплекта портянок и пара шерстяных носков. Поверх этого - кружка, в которой обнаружились два кисета - с чаем и с сахаром. Мешочек сухарей и банка мясных консервов (неприкосновенный запас).

Венчала все - коробка патронов. Её я тут же вытащил и стал изучать надписи на крышке:

'Казённый патронный заводъ г.Тула' - ну это понятно. 'Патронъ унитарный револьверный 20 шт.' - тоже понятно. 'Калибръ 4 линiи' - а вот это интересно!

Четыре линии - это же сороковой калибр. Десять миллиметров с копейками.

Неслабо! Что-то я в нашей истории таких калибров в 17-м году не припомню.

Однако память услужливо подсказала, что калибр известен на весь мир, как 'русский сороковой', принят основным для личного оружия Русской армии в 1905 году. Причиной перехода стало недостаточное останавливающее действие старого патрона 7,62 мм 'Наган'. После долгих споров и испытаний различных боеприпасов решили пожертвовать унификацией револьверных и винтовочных стволов и принять самый универсальный боеприпас.

Открыв коробочку, я стал разглядывать извлеченный оттуда патрон. Длинная гильза с пулей, полностью утопленной в зауженное дульце - явно для револьвера с обтюрацией газов.

- Для 'Нагана', ясное дело, - вновь поделилась информацией память.

- Черт!!!

Я сидел, вертя в пальцах злополучный патрон, и размышлял о том, что с этим раздвоением памяти на 'свой-чужой' недолго сойти с ума. Если осознанный 'модус операнди' полностью мной контролировался, то эмоциональные оттенки воспоминаний, доставшихся мне от личности фон Аша, сильно изменяли моё восприятие. Про то, как я воспринимаю свою новую маму, я уже упоминал. Тоже касается всех членов ставшей мне родной семьи. При мысли об Императоре Александре IV я испытывал щенячий восторг и благоговение. Всей душой ненавидел германцев и австрияков, а перед будущими сослуживцами чувствовал почтительную робость.

Выстроить ассоциативные цепочки с чужой 'базой данных' пока не получалось. На любой внешний раздражитель сперва реагировала память моей корневой личности, а уж потом подключалась память реципиента, причем иногда в виде диалога с самим собой.

И что мне теперь с этим делать?

Вопрос - риторический… Но в голове, как будто что-то щелкнуло, всё встало на свои места… Отложив в сторону ранец, я взялся за чемодан.

Так-с. Две простых и одна крахмальная рубашки. Еще один свитер. Жилетка. Гражданский двубортный костюм. Галстук. Четыре пары носков. Носовые платки. Ага, а вот и то, что я искал - черные форменные бриджи, от юнкерской формы. Хоть будет что одеть, а то я так в исподнем и хожу.

В вещах обнаружился бумажник с крупной по тем временам суммой в 220 рублей с мелочью и фотография в деревянной рамке. На фотографии - вся моя родня. Семейный портрет клана фон Аш в интерьере. Я вспомнил (легко и непринужденно), как мы все вместе отправились к фотографу на Малой Бронной.

Мне оставался месяц до окончания Александровского Военного Училища. 4-х месячный ускоренный выпуск. На побывку с Балтики приехал старший брат Николай - командир эсминца 'Эмир Бухарский'. Отец, на полдня, вырвался с завода. Помню, как мы дожидались пока младший брат Федечка, придет из гимназии.

С грустью смотрю на фото. Родители сидят на стульях с высокими резными спинками. Мама - в строгом закрытом платье и в шляпке. Отец в сюртуке с орденом Св.Владимира. Справа стоит Николя в морской форме, заложив руки за спину. Мы с Федечкой - слева. Я в юнкерской, а он - в гимназической форме.

Нахлынувшие воспоминания ввели меня в такое смятение, что я даже поначалу не понял всей важности момента, а осознав - буквально впился глазами в фотографию.

До сих пор мне не представлялось возможности увидеть себя со стороны. Зеркала в доме не было, а ушат, в котором я умывался, был слишком мелок, чтобы на поверхности воды появлялось отражение. Внимательно, стараясь не упустить ни единой детали, я изучал свою новую внешность.

Лицо европейского типа, мужественное, открытое, располагающее к себе. Волосы - светлые. Глаза?

- Глаза - голубые, - откликнулась память.

В общем, образ эдакий одухотворенно-возвышенный и сплошь положительный. Вспомнилась фраза из 'Семнадцати мгновений весны': Характер - нордический, стойкий… Да, уж! Не то, что в прошлой жизни - пьяный мачо рязанского разлива.

В общем, с внешностью мне повезло… Надо бы мне пойти прогуляться - подышать свежим воздухом.

Я натянул старые бриджи и оглянулся в поиске сапог.

- Упс!- сапоги по непонятной причине отсутствовали. - Авдеич! Авде-е-и-ич!

- Туточки я, ваше благородие! - искомый персонаж нарисовался в дверном проеме.

- Авдеич, а сапоги-то мои, где?

- Дык, здеся всё! Сей секунд! - санитар извлек из кармана шаровар связку ключей на большом металлическом кольце. Подслеповато щурясь, выбрал нужный и направился к старому окованному железом сундуку, стоящему в ногах моей кровати. Открыл замок, приподнял массивную крышку. - Извольте, ваше благородие!

- Спасибо! - я подошел ближе и заглянул в сундук. Все на месте. Наклонился и стал по очереди вынимать вещи. Сапоги, бриджи, китель, фуражку, скатку, ремень с кобурой и шашку.

Н-да… Доктор был абсолютно прав, сказав, что обмундирование пришло в негодность. Китель - изорван. Один погон болтается на пуговке, второй вообще отсутствует. Левый рукав - лохмотья. Левая пола кителя вместе с карманом оторвана начисто. Обратив внимание на заметную припухлость нагрудных карманов, я хлопнул себя по лбу.

- Ну, конечно же! Документы!

Так! Тут у нас офицерская книжка, простенькая заполненная от руки.

Посмотрим… 'Фон Аш Александр Александрович. Рожден января 28 числа 1899 года. Роду дворянского, достоинства баронского' бла-бла-бла.

О! Тут еще какой-то листочек вложен. 'Предписание. Явиться в расположение Московского 8-го гренадерского полка для дальнейшего прохождения службы'. Тоже понятно.

А здесь у нас что? В другом кармане обнаружилась фотография на толстом картоне - мама. Снимок оттуда же - с Малой Бронной. Вместе с фото иконка в деревянной оправке - Богородица, на обороте крестик и надпись 'Спаси и сохрани'. Засунув все под подушку, я продолжил осмотр.

Бриджи зияют многочисленными прорехами. Левая штанина разодрана по шву сверху донизу. Взяв скатку, я увидел, что она буквально разрезана пополам - видимо крупным осколком. По спине пробежал неприятный холодок. Чудом уцелел, господин прапорщик. Ещё бы чуть-чуть и - хана… Не пострадали только фуражка и сапоги. Ремень с кобурой из кожи светлого желто-коричневого цвета, тоже выглядел нормально. А вот ножны шашки смотрелись так, будто по ним прошлись наждачкой.

Присев к столу, я раскрыл кобуру и достал револьвер. То, что это изделие братьев 'Наган', сомнений не вызывало. Характерная форма рукояти, рамки, спицы курка. Только вот массивнее привычного мне образца. На вороненой рамке клеймо: двуглавый орел и надпись 'Императорскiй Тульскiй Оружейный заводъ. 1912 г.' Чуть ниже - пятизначный серийный номер. На стволе другая надпись 'Наганъ М1906 Кал.4Л.' - модель девятьсот шестого года, калибр четыре линии.

Моторная память - великая вещь! Руки сами все сделали - открыли защелку, откинули влево шестизарядный барабан. Сдвинули штифт экстрактора назад, вытряхивая патроны на стол.

Не знаю зачем, посмотрев на свет через каморы револьверного барабана, я щелчком поставил его на место.

Знатная пушечка, однако. Примерился и нажал на спусковой крючок - самовзводом пошло туговато. Сухо щелкнул курок. Потом, взведя курок большим пальцем руки, попробовал еще раз. Ага, так - гораздо лучше. Что ж, если по надежности он своему прародителю не уступит, то по убойной силе явно превзойдет.

Пару раз, крутанув револьвер на пальце, зарядил оружие и убрал в кобуру.

В принципе мне приходилось иметь дело с Наганом советского образца, выпуска 28-го года. Он попал ко мне в Чечне зимой 1995 года. В нашу засаду угодила группа боевиков, пытавшаяся просочиться в занятый нашими войсками поселок через лесопосадки.

Наган, вместе с кобурой я снял с пояса убитого чеченца - немолодого бородатого мужика в пижонской папахе. Вот тогда-то я и рассмотрел легендарное оружие как следует. Мы даже постреляли из него по банкам и бутылкам, пока не закончились найденные в карманах 'горца' патроны. Наган потом сменял, за ненадобностью, "контрабасу" из инженерной разведки, на три бутылки водки На очереди - шашка. Особенно она меня не заинтересовала - обычная драгунка. Выдвинул из ножен клинок, прочитал надпись 'За веру, Царя и Отечество!' да и задвинул обратно - пора и честь знать.

Сложил вещи обратно в сундук - мало ли как у них тут с отчетностью. Шашку повесил на спинку кровати, ремень с кобурой убрал под подушку.

Намотал портянки, натянул вычищенные до блеска сапоги. Встал, притопнул, проверяя, как сидит обувь.

- Э-эх! - потянувшись всем телом, вышел в узкий темный коридор. Авдеич куда-то запропастился, поэтому я двинулся дальше - на улицу, по пути едва не споткнувшись о стоящее прямо у дверей ведро.

На высоком крыльце не обнаружилось никого, кроме пушистой полосатой кошки. Она дремала на перилах, нежась в лучах предполуденного солнца. Я встал рядом и осмотрел окрестности.

Дом, где находился лазарет, был частью большого хутора, весьма своеобразно застроенного. Налицо было явное смешение стилей - традиционно русского и восточноевропейского. С парой больших изб соседствовали крытые соломой мазанки и двухэтажный дом немецкого типа - с мореными внешними балками, белеными стенами и красной черепичной крышей.

Я задумался, пытаясь определить, в каком регионе я нахожусь. Попытка вспомнить хоть какие-то детали успехом не увенчалась. Причиной всему была явная посттравматическая амнезия - последствия контузии. Закрыв глаза, я усиленно рылся в памяти, но кроме мелькающей череды смутных образов - ничего. Внезапно, в голове явственно прозвучал звон станционного колокола и хрипловатый, зычный голос объявил 'Поезд отправляется!', а перед глазами встала картина - двигающиеся за окном вагона постройки, люди на перроне и крупная вывеска на здании вокзала - 'ВАРШАВА'.

Нервное напряжение сказалось незамедлительно - я почувствовал головокружение, волной накатила слабость. Меня качнуло. Чтобы не упасть, пришлось ухватиться за опорный столб крыльца.

Окружающая действительность сильно искажалась фиолетовыми кругами в глазах, и все время норовила расплыться до полной потери четкости. Обняв полированное резное дерево, я прикрыл веки и попытался привести мысли в порядок. В голове бурлило, как в перегретом паровом котле, который взорвется с минуты на минуту. Какая-то чудовищная воронка закружилась в моем сознании, увеличиваясь в размерах. Я чувствовал, что сейчас может произойти что-то необратимо ужасное… Неожиданно меня прорвало:

- Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, - сами собой шептали непослушные губы. - Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. АМИНЬ! - Сказал и, не открывая глаз, медленно перекрестился… Отпустило… В голове всплыла глупая фраза из известного фильма 'Вот, что крест животворящий делает!'.

Переждав неожиданные последствия своего вынужденного мнемонического кретинизма, я осторожно спустился с крыльца и, пройдя с десяток шагов, с облегчением присел на завалинку.

- Фу-у-ух. Эвона, как меня торкнуло… - Я прошу прощения, но мне показалось, что вы что-то сказали? - неуверенный ломающийся голос прозвучал совершенно неожиданно.

Я повернул голову, пытаясь разглядеть говорившего. В воротах стоял высокий нескладный молодой человек в форме с погонами вольноопределяющегося. Обмундирование топорщилось на нем, в полной мере олицетворяя идиому 'как на корове седло'. Маленькие круглые очки-велосипеды на носатом веснушчатом лице усиливали впечатление общей несуразности.

- Э? Да… - только и смог выговорить я.

- Ах, простите! - он подошел ближе, смешно по-птичьи переставляя ноги. - Мы, кажется незнакомы. Засим, разрешите представиться. Комаровский Григорий Сергеевич вольноопределяющийся при штабе полка.

- Очень приятно! Прапорщик фон Аш Александр Александрович, - я сделал попытку встать, чтобы поздороваться, но был остановлен собеседником:

- Сидите-сидите! Мне показалось, что вы чувствуете себя не совсем хорошо!

- Спасибо, - я, с облегчением плюхнулся обратно.

- Собственно говоря, господин прапорщик, меня направил к вам мой непосредственный начальник - полковой адъютант. Доктор доложил, что ваше обмундирование утрачено в результате боевых действий. Я вызвался оказать содействие. - Комаровский извлек из-за спины доселе невидимую пухлую полевую сумку, расстегнул ремешок и с заметным трудом вытащил тетрадку в картонной обложке. - Вы позволите?

- Присаживайтесь!

- Благодарю! - он по-сиротски примостился рядом, раскрыл тетрадку на чистой странице заложенной карандашом. - Итак, вы не могли бы поведать мне все подробности происшедшего?

- В каком смысле?

- В прямом. Ваш рассказ станет основой для разъяснительной записки об обстоятельствах приведения в негодность действительного обмундирования.

На основании данной записки, вам выдадут внеочередные 'мундирные'. Военная бюрократия, так сказать.

- Ну что ж… Я не очень хорошо помню произошедшее, но… - и я принялся рассказывать.

Выслушав краткое изложение происшедшего, Комаровский попросил рассказать поподробнее, то и дело, задавая наводящие вопросы. При этом он непрерывно чирикал карандашом в своем 'кондуите'. Обессиленный, я почти не сопротивлялся и лишь под конец вежливо спросил - неужели получившийся рассказ на пять страниц необходим для соблюдения всех формальностей.

- Ну, что вы! - мой собеседник смущенно улыбнулся. - Для отчетности мне бы и трех строк хватило. Дело в том, что я в некотором роде, летописец полка. Записываю все важные события или занимательные происшествия. А ваше чудесное спасение вполне достойно быть занесенным в анналы. Я, возможно, несколько злоупотребил вашим вниманием, но поверьте - это же живая история.

- М-да… - я не нашелся что ответить. Все сказанное вольноопределяющимся было столь искренне и непосредственно, что я даже раздумал возмущаться. - Григорий Сергеевич, а давно ли вы ведете свою хронику?

- В полку я менее полугода, однако, мои записки пополняются ежедневно. Собственно, записи я начал вести с самого первого дня войны, еще, будучи студентом. - Комаровский поправил очки.- Я просто почувствовал, что должен непременно составить отчет о столь тяжком для отчизны времени.

- А где вы учились?

- Историко-философский факультет Московского университета. Я верю в свое призвание и в действующую армию пошел, дабы стать непосредственным участником событий. Вот посмотрите, - вольноопределяющийся достал из своей сумки кипу тетрадок. - Общий ход военных действий, мои размышления о судьбе отечества, жизнь в тылу. А вот тут уже фронтовые записи.

- Любопытно. Григорий Сергеевич, не могли бы вы одолжить мне для первичного ознакомления хотя бы вот это? - я взял из его рук тетрадку с надписью 'ВОЙНА. 1914-1915-1916'.

- Да-да, конечно! - собеседник аж покраснел от смущения. - Буду рад.

- Премного благодарен.

- Прошу прощения я, кажется, отнял у вас много времени. Впрочем, меня наверно и так уже ищут. - Вольноопределяющийся стал судорожно засовывать свои тетрадки в полевую сумку. - Ах, да! Я готов забрать ваши документы для зачисления в полк и соблюдения всех формальностей. Завтра же вы сможете получить у полкового казначея казенные средства на приобретение обмундирования и снаряжение, а как только доктор сочтет возможным - будете представлены командиру полка и офицерскому собранию.

- Извольте.

Когда утомительный, но неожиданно полезный посетитель ушел я, сняв сапоги, расположился на кровати с заветной тетрадкой в руках. На потрепанных, исписанных трудночитаемым почерком листах была масса так необходимой мне сейчас информации.

Эдакая игра 'Что? Где? Когда?' с самим собой.

Итак… Кампания 1914 года почти сразу же пошла по совершенно иному сценарию - гораздо более благоприятному, чем в нашем варианте истории.

Восточно-Прусская операция до поры до времени шла в колее, знакомой всем по школьным учебникам: Русская 1-я армия наступает в Восточной Пруссии севернее Мазурских озер, отрезая основные силы германской армии от Кенигсберга. 2-я армия наступает из Польши, западнее тех же Мазурских Озер, с целью недопущения отхода немцев за Вислу. Однако Ренненкампф, который командовал всем Северо-Западным фронтом (А не 1-ой Армией, как у нас), подгоняемый регулярными животворящими пинками из Ставки, повел операцию в темпе presto allegro, отличившись при этом жесткой скоординированностью действий обеих армий.

Итак! Германская 8-я армия после Гумбинен-Гольдапского сражения с 1-ой русской армией, была развернута на юг, против 2-ой армии. В моем родном мире, из-за задержки продвижения 1-ой армии на 2 дня эта авантюра окончилась для немцев удачно. Здесь же… Остановка русского наступления в Восточной Пруссии была, но на деле оказалась гроссмейстерской паузой, сопровождаемой изящной дезинформацией о невозможности дальнейшего продвижения.

Немцы купились.

Оставленный против них заслон - полторы пехотных и одну кавалерийскую дивизию, части 1-ой русской армии просто смели, выйдя в тыл основной группировке германской 8-ой армии. Потомки нибелунгов увлеченные боданием с передовыми частями 2-ой армии, по сути, оказались между молотом и наковальней.

Итог - левый фланг немцев был отрезан от основных сил, окружен и уничтожен в районе Алленштайна. Правый фланг 8-ой армии в упорном сражении, вырвался из клещей и немцы спешно стали отходить к Висле. Потери германской стороны убитыми, ранеными и пленными - 43 тысячи человек.

Три немецких генерала убиты, пятеро захвачены в плен. В том числе и фон Гинденбург (Эх! Не назовут теперь его именем дирижабль). Захвачено 250 орудий и большое количество иного военного имущества. Общие потери немцев за все время операции превысили 75 тысяч.

Русская армия вышла на линию Лаутенбург-Эльбинг. Началась осада Кенигсберга.

Боевые действия в Восточной Пруссии и поражение 8-й германской армии вынудили Немецкий генштаб перебросить три армейских и один кавалерийский корпус с Западного фронта в Восточную Пруссию, что серьёзно ослабило германскую армию перед битвой на Марне, результатом чего было её поражение. Французский Маршал Фош сделал вывод:

'Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим, прежде всего мы обязаны России, поскольку русская армия своим активным вмешательством отвлекла на себя часть сил и тем позволила нам одержать победу на Марне'.

Кроме того, успех русского оружия в Восточно-Прусской операции вынудил немцев отказаться от нанесения удара по северному фасу Варшавского выступа в момент, когда на его южном фасе шла Галицийская битва, что позволило русской армии нанести поражение австро-венгерским войскам.

Сентябрьский контрудар германских войск с целью деблокировать Кенигсберг и вытеснить русских из Восточной Пруссии успехом не увенчался. В упорных боях Ренненкампф, отступил, заняв оборону по восточному берегу рек Пассарга и Алле.

Галицийская битва, в свою очередь, протекала по привычному мне сценарию.

В этом грандиозном сражении австрийские войска потерпели сокрушительное поражение: их потери составили 400 тыс. человек, в том числе тыс. - пленными; в ходе боёв русские войска захватили более 400 орудий.

Наши войска заняли почти всю восточную часть Западной Галиции и почти всю Буковину с Черновцами и осадили Перемышль. В начале ноября русская армия взяла Лупковский перевал и перешла Карпаты, а к концу ноября были заняты города Медзилаборце, Свидник, Гуменне, Снина.

На Дальнем Востоке Германская Восточно-Азиатская крейсерская эскадра с началом войны блокировала Даолян (Дальний). Военным кораблям - броненосцу 'Пересвет' (тот самый, но модернизированный в 1908), крейсеру 'Варяг' (Судьба!) и двум миноносцам был, выдвинут ультиматум. Русские моряки ответили отказом. В результате завязавшегося боя удалось вырваться одному миноносцу. Остальные корабли в коротком, но тяжелом бою погибли, нанеся немцам заметный урон - броненосный крейсер 'Шарнхорст' получил тяжелые повреждения, а германский легкий крейсер 'Эмден' и эсминец - потоплены.

Русские торговые корабли, находившиеся в порту, наши моряки затопили, чтобы не достались врагу.

Немцы же высадили в Дальнем десант, вступив в бой с войсками гарнизона и, подавив сопротивления немногочисленных защитников, захватили порт.

В ответ русские начали переброску по железной дороге из Харбина двух стрелковых дивизий и одной казачьей кавалерийской дивизии. Из Владивостока вышли корабли Тихоокеанского флота.

Обеспокоенные таким развитием событий японцы, спешно объявили войну Германии и приступили к формированию экспедиционных сил и военной и транспортной эскадры для переброски войск на Ляодунский полуостров.

В итоге, русские войска освободили Дальний и южное побережье Ляодунского полуострова. Японцы захватили сердце германских владений в Китае Порт-Артур и северную и центральную часть Ляодунского полуострова. Немецкая колония на Дальнем Востоке перестала существовать.

Кампания 1915 года началась вступлением в войну Османской Империи.

1-го января Турция объявила банальный для моих современников 'джихад' странам Антанты. Турецкий флот под командованием германского адмирала Сушона обстрелял Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск. 2-го января Россия объявила Турции войну, за ней последовали Англия и Франция.

Вступление Турции в войну прервало морскую связь между Россией и её союзниками через Чёрное и Средиземное моря. Был открыт Кавказский Фронт между Россией и Турцией. В ходе Сарыкамышской операции русская Кавказская армия остановила наступление турецких войск на Карс, а затем разгромила их и перешла в контрнаступление, выйдя на линию Ольта - Сарыкамыш - Баязет.

Как и в нашей истории в 1915 немцы нанесли основной удар на Восточном фронте, пытаясь вывести Россию из войны и следуя своей доктрине 'больших качелей'.

Исходно, германский план подразумевал гигантские 'Канны' - фланговыми ударами из Восточной Пруссии и Галиции прорвать русский фронт и окружить противника в Польше.

На северном фасе в ходе зимних сражений в Мазурии немцам удалось оттеснить русские войска и деблокировать Кенигсберг, но большего они добиться не смогли - удар 8-ой армии на юг успехом не увенчался. Понеся чудовищные потери при прорыве глубокоэшелонированной обороны 12-ой русской армии, германские войска смогли продвинуться не более чем на 5-6 километров от русской границы.

На юге битва за перевалы в Карпатах закончилась боевой ничьей. Первая попытка австрийцев выйти к Перемышлю тоже полностью провалилась, а сам город-крепость капитулировал в начале марта.

В конце марта австро-германские войска начали широкое фронтальное наступление на Варшаву бросив в бой 9-ю немецкую и 1-ю и 2-ю австрийские армии, а 3-я австрийская армия вновь двинулась на Перемышль. В ходе кровопролитных сражений армии центральных держав захватили Лодзь и Ченстохов и продвигались дальше. Части 1-ой,2-ой, 3-й, 4-ой, 5-ой, 8-ой, 11-ой и 12-ой русских армий упорно оборонялись, медленно отступая на восток.

К сентябрю фронт стабилизировался на линии Инстербург - Танненберг - Лодзь - Сандомир - Перемышль - Черновцы. Стороны перешли к позиционной войне.

На Кавказском фронте в июле русские войска отразили наступление турецких войск в районе озера Ван. В октябре русские войска высадились в порту Энзели, а к концу декабря разгромили протурецкие вооружённые отряды и взяли под контроль территорию Северной Персии, предотвратив выступление Персии против России и обеспечив левый фланг Кавказской армии.

В мае в войну на стороне Антанты вступила Италия.

В январе - феврале 1916 г. На Кавказе русская армия осуществила успешную Эрзерумскую наступательную операцию, в результате которой русские войска подошли к Эрзеруму. И после 5-ти дневного штурма город был взят. Турецкая армия отступила, потеряв более половины личного состава и почти всю артиллерию. Преследование отступавших турецких войск продолжалось, пока линия фронта не стабилизировалась в 100 км западнее Эрзерума. Действия русских войск на других направлениях кавказского фронта также были успешными: русские войска подошли к Трапезунду, выиграли сражение у Битлиса. Весенняя распутица не дала русским войскам полностью разгромить отступавшую из Эрзерума турецкую армию, однако на побережье Черного моря весна наступает раньше, и русская армия начала там активные действия. Уже в апреле в ходе успешной наступательной операции был захвачен порт Трапезунд. К лету 1916 г. русскими войсками была занята большая часть Западной Армении.

Поражение турецкой армии в Эрзерумской операции и успешное наступление русских на трапезундском направлении принудили турецкое командование принять меры к усилению 3-й и 6-й турецких армий с целью перехода в контрнаступление.В начале июня турецкая армия перешла в наступление с целью отрезать русские силы в Трапезунде от основных войск. Наступавшим удалось прорвать фронт, однако, спустя две недели, понеся большие потери, турки были вынуждены приостановить наступление. Фронт стабилизировался, а к концу августа когда в горах выпал снег боевые действия практически прекратились. Линия соприкосновения пролегала южнее Трапезунда, далее Эрзинджан - Муш - Озеро Ван.

На Западном фронте, русская армия, воспользовалась тем, что немцы вновь обратили внимание на Францию, пытаясь вывести ее из войны, а Антанта в свою очередь запланировала свое наступление на Сомме. 16 мая началось крупное русское наступление. Одновременно наносилось аж четыре основных удара. Первый - отвлекающий, с юга по 10-й германской армии в Восточной Пруссии в районе Инстребурга в направлении на Кенигсберг. Второй - силами двух русских армии (8-й и 11-й) под общим командованием Брусилова, от Перемышля на запад по 3-й и 4-й австрийским армиям в Австрийском Прикарпатье. Третий и четвертый удары - сходящиеся, от Танненберга на Юго-запад и от Сандомира на северо-запад. Цель - окружение частей 9-й германской армии фон Маккензена и 1-ой и 2-й австрийских армий в районе Калиша на западной границе Польши.

Удар Брусилова был сокрушительным - австрийская армия просто развалилась. Русские войска двигались на запад ударными темпами. 1 июня взяли Горлице и Тарнув и стремительно продвигались к Кракову. Обеспокоенное австро-германское командование развернуло навстречу русскому наступлению австрийскую 1-ю армию, но в момент перегруппировки их настиг удар 3-й и 9-й армии русских под командованием генерала Лечицкого. Австрийских фронт, практически рухнул на всем протяжении от Лодзя до Карпат. К концу лета русские войска полностью захватили Прикарпатье. Освободили Ченстохов, взяли Краков и вторглись в Силезию, захватив Ратибор и Катовице, вплотную подойдя к Оппельну (Ополье).

На правом фланге наступление развивалось не столь удачно. Разгромить или окружить немцев не удалось. В кровопролитных боях, с огромным напряжением всех сил удалось оттеснить 9-ю армию фон Маккензена и ХХ-й армейских корпус к довоенной границе Польши.

Немцы спешно перебросили с запада 2 армейских корпуса, но исправить положение не удалось. Удар 8-ой армии фон Белова из Восточной Пруссии на юг - удалось сдержать, ценой больших потерь частей 12-й русской армии.

К концу 1916 года фронт проходил по линии Инстребург-Танненберг-Александров-Калиш-Ополье-Ратибор-Карпатское нагорье. Австро-германские войска потеряли два миллиона человек убитыми, ранеными и пленными. Двуединая монархия на грани краха.

Что касается Болгарии и Румынии, то здесь они остались нейтральными.

Читал я запоем.

Незаметно подошло время обеда. Оторвавшись ненадолго, я на автомате съел все, что подал к столу Авдеич, не чувствуя вкуса. Не глядя, махнул кружку 'особо пользительного' красного вина и вновь принялся за чтение.

Закончил уже под вечер и почти сразу же уснул, утомленный обилием впечатлений, которые обрушил на меня этот теплый майский день.

На следующее утро за завтраком меня наконец-то настигла сильно припозднившаяся мысль, навеянная внезапными 'новыми старыми' воспоминаниями.

Офицеры снаряжаются за свой счет! Во вчерашнем разговоре Комаровский изрек нечто подобное, но я, находясь в состоянии некоторого помрачения рассудка - не врубился. Все эти 'мундирные', 'столовые' и 'снарядные' деньги время от времени прибавляются к жалованию. Не регулярно, но полно и обязательно.

Значицца так! У меня там кажись было двести с лишним рублей - приличные деньги. На них и экипируюсь. Вот только надо узнать где.

- Авдеич, а где бы мне тут приобрести новую форму? - как бы невзначай изрек я, оторвавшись от вкуснейшей яичницы с перченой колбасой.

- Дык, в лавке!

- ???

- Эвона, через два двора от нас походная лавка 'Обчества'. Там все и прикупите, ваше благородие. - Отозвался старый санитар, сосредоточенно ковыряясь в печи. - Токмо вы сейчас не ходите. Сейчас - дохтур придет!

- Ну а после-то покажешь, где это?

- А как же! Отчего ж, не показать-то? Я ить и сопроводить могу дотудова!

- Договорились!

- День добрый, господин прапорщик! - сияющий доктор появился в комнате как раз в тот момент, когда я серьезно раздумывал над вопросом 'Что одеть?'. Надо ведь как-то до полковой лавки добираться, а то в рубахе и непонятных бриджах могут и за шпиона принять с перепугу. Или, что гораздо хуже - напорешься в таком виде на начальство и 'прощай репутация'.

- Доброе утро, Валерий Михайлович! Рад вас видеть!

- И я, голубчик, рад вас видеть. Как самочувствие?

- Прекрасно! - я действительно чувствовал себя прекрасно. Энергия буквально переполняла меня. Хотелась прыгать, кричать и совершать всякие несовместимые с моим прошлым возрастом поступки.

- Чудесно. Тогда сегодня ограничимся первичным осмотром. - Доктор присел на скамейку. - Будьте любезны присесть на корточки и вытянуть руки вперед.

- Пожалуйста… - А теперь встаньте-ка!

- Оп!

- За-ме-ча-тель-но, - по слогам произнес Валерий Михайлович. - Голова не кружиться? В глазах не двоиться? Не тошнит?

- Нет. Я же сказал, что чувствую себя от-лич-но - передразнил я медицинское светило.

- Ну, тогда, голубчик, извольте явиться ко мне после обеда - я оформлю выписку. - Валерий Михайлович с усмешкой посмотрел на меня. - Хотя, признаться еще вчера я серьезно опасался за ваше здоровье!

- Почему? - при воспоминании о вчерашнем 'откате' у меня екнуло сердце… - Боялся, что наш вольноопределяющийся при штабе - Жорж, заговорит вас до смерти! - Доктор весело рассмеялся. - Ага! Испугались?

- Так и удар может хватить!

- Экий вы чувствительный. Вот пропишу вам еще недельку в лазарете - будете знать как шутить с пожилыми земскими врачами. Ну, до свидания, голубчик!

- До встречи, Валерий Михайлович.

Шутник, блин!

Ведь, правда - чуть инфаркт не хватил. Думал, вдруг кто-нибудь наблюдал как меня вчера колбасило! Не гожусь я в нелегалы. Чуть не прокололся на такой ерунде.

Ладно, проехали… - Авдеич, ты где там?

- Туточки мы, - санитар возник в дверном проеме с ведром в руках. - Чего изволите ваше благородие?

- В лавку проводи!

- Сей секунд, только воду поднесу!

Пока мой 'домохозяин' хлопотал в сенях, я сунул бумажник в карман бриджей и полез в сундук за останками старой формы. Если попадусь - всегда можно сказать, что иду к полковому портному. Ну, или еще что-нибудь изобрести.

Фуражку я лихо нахлобучил на манер бейсболки, а вот китель придется в руках нести - не одевать же лохмотья.

Вернулся Авдеич и, оглядев меня с ног до головы, с ходу просек мои затруднения:

- Ваше благородие, да вы не сумлевайтесь. Я дворами вас проведу - никто и не увидит. Фараоны по дворам не лазиют.

- Фараоны? - я слегка опешил. - Какие 'фараоны'?

- Ну, дык - жандармская команда!

- А-а-а! Ну, тогда пошли.

Идти оказалось и, правда - через два двора. Авдеич не обманул и провел меня палисадниками, прямо к большой армейской палатке, пристроенной к длинному защитного цвета фургону с вывеской 'Военное Экономическое Общество. Отделение 8-го Московскаго Гренадерскаго Полка'. Интересно!

- Спасибо, Авдеич! - распрощавшись со стариком, я решительно двинулся ко входу в местный 'супермаркет'.

Внутри палатка представляла собой беспорядочный склад различных ящиков, коробок и тюков с неизвестным но, несомненно, разнообразным содержимым.

Складской беспорядок начинался сразу за добротным прилавком из струганных досок, передняя стенка которого была облеплена рекламными афишками предлагавшими покупать: 'Папиросы ПУШКА фабрики А.Ф.Миллера' и 'Папиросы ОТТОМАНЪ', 'Мармеладъ ЛИЛИПУТЪ. Товарищество А.И. Абрикосова Сыновей' или 'Какао Товарищества Эйнемъ'. Горы барахла были частично скрыты несколькими открытыми шкафами с полками, заставленными различным товаром.

В зоне для посетителей имелся небольшой стол и пара массивных стульев.

Поскольку за прилавком никого не было я, прокашлявшись, подал голос:

- Эй! Есть тут кто-нибудь?

- Чего-с изволите-с? - из-за шкафов появился румяный прилизанный тип в армейской гимнастерке без погон и подобострастно уставился на меня.

- Прапорщик фон Аш, - представился я. - Хотел бы приобрести обмундирование и снаряжение.

- Все-с к вашим услугам-с, ваше благородие, - приказчик поклонился. - У нас наилучший выбор-с для господ офицеров.

- Мне нужно китель полевой, бриджи, шинель, погоны, портупея и все необходимое снаряжение. И как там тебя?

- Власием величают, ваше благородие!

- Ну, так вот, Власий, я отсюда должен выйти при полном параде!

- Не извольте-с сумлеваться! Все сделаем-с в лучшем виде-с! - приказчик вытянулся во фрунт, еще раз поклонился и, закричал куда-то за шкафы. - Дорофей! Дорофе-е-ей!

- Чегось? - донесся из глубин палатки солидный бас.

- Дорофей, тащи мерный аршин! И Федьку сыщи, пущай в примерный угол бежит… Да поворачивайся шибче!

- Щас иду… - Идемте-с в примерную, ваше благородие, - Власий провел меня между шкафов, тюков и полок в дальний угол палатки, где стояло ростовое зеркало, швейная машинка и манекен.

Вслед за нами появились здоровенный мужик борода-лопатой и худенький кучерявый паренек в жилете.

- Я аршин принес, - пробасил человек-гора.

- Ну, дык Федьке отдай! И пошли, снимешь мне тюк с кителями.

Приказчик и его подчиненный удалились, а вокруг меня захлопотал кучерявый Федька. Замерил рост, охват, длину и размах рук, черкая при этом огрызком карандаша прямо на струганной поверхности стола со швейной машинкой.

А потом все завертелось и понеслось полным ходом - притащили три кителя на примерку, бриджи, шинель - и подгоняли, подшивали, утягивали, наращивали. Меня крутили и вертели, кололи булавками, пачкали мелом. Потом примеряли и вновь корпели над формой… Спустя пару часов я, уже в новых бриджах, сидел за столиком у входа с кружкой душистого чая, поправляясь свежевыпеченной сдобой. Все эти портновские манипуляции здорово меня утомили, и теперь я отдыхал в ожидании своего заказа.

За прилавком вновь появился Власий, который приволок кучу какого-то непонятного барахла завернутого в промасленную бумагу. По очереди распаковывая товар, приказчик выкладывал его на прилавок: портупея 'уставной' желтой кожи, бинокль в кожаном же футляре, кармашек со свистком на плечевой ремень, полевая сумка. Все новое добротное.

Бинокль меня порадовал особенно - шестикратный с надписью 'Казенный Оптическiй заводъ г.Изюмъ'. Он был отделан кожей и медью и выглядел шикарно.

А потом мне задали интересный вопросик:

- Ваше благородие, не желаете ли приобрести-с пистолет?

- Какой пистолет?

- 'Русский Браунинг' Сестрорецкого заводу. Рекомендованный для-с господ офицеров!

- Тащи!!! - предложение заинтересовало меня чрезвычайно, и пока Власий копался в закромах, я мучительно пытался вспомнить что-нибудь про означенный девайс.

Тщетно.

Какие-то смутные образы и ощущение щенячьего восторга… Наконец на столик передо мной поставлена коробочка мореного дерева с красивым клеймом 'Браунингъ Русскiй. Нацiональная Фабрика Военнаго Оружiя г.Сестрорецкъ'. Внутри на подушке лежал массивный армейский пистолет, как две капли воды похожий на Кольт М1911, виденный мною на картинках.

Хотя присмотревшись, я заметил отличия - не было автоматического предохранителя в рукоятке и головка курка вроде другая. Ну и калибр конечно уже известный мне 'русский сороковой'. Здесь же в коробке, вместе с пистолетом - два магазина, отвертка, масленка и еще какая-то мелочь.

- Сколько?

- Тридцать четыре рублика, ваше благородие. Вместе с кобурой и двумя коробками патронов.

- Беру!!! - эта пушка, получше Нагана будет. Я человек 21 века, уважаю револьвер за надежность, но автоматический пистолет в бою - лишний шанс выжить. - Скажи, Власий, а еще пару запасных магазинов к пистолету можно купить?

- Никак нет-с. У нас не имеется. Но можно у полкового оружейника взять, за долю малую.

Из большого ростового зеркала на меня смотрит веселый юнец в ладно сидящей форме русской армии. Как картинка - новый китель, перетянутый ремнями, на одном боку кобура с 'Браунингом', на другом - полевая сумка. На шее - бинокль. На плечах зеленые полевые погоны с металлической 'гранатой об одном огне' и шифром '8МГ' - 8-ой Московский Гренадерский.

Орел!!!

Я бы даже сказал:

БЕРКУТ!!!

- Красавец писаный, - бубнит за спиной Власий.

- Хоть сейчас на парад, - вторит ему голосок кучерявого Федьки.

- Молодцы! Хорошо поработали! Спасибо!

На выходе из палатки я столкнулся с высоченным офицером в синих кавалерийских бриджах и в синей фуражке. 'Жандарм' - понял я, приглядываясь повнимательней.

Роста он был такого, что шашка казалась при нем несуразно короткой. На простом открытом лице рыжие бородка и усы.

Блин. Приветствовать же надо. Причем двумя пальцами!!!

- Прапорщик фон Аш, - гаркнул я, прикладывая ладонь к виску.

- Поручик Михайлов, - он тоже козырнул, а потом протянул руку. - Михаил Афанасьевич. Командую полковой жандармской командой.

- Александр Александрович! Весьма рад. - Представился в ответ. - Назначения пока не получил.

- Зато получили известность.

- В каком смысле?

- Наш Жорж, по обыкновению, сочинил из служебного документа настоящий исторический эпос. Теперь подробности вашего чудесного спасения попадут в архивы Военного Министерства.

- Не знаю даже, хорошо это или плохо. А что касается чудес - Господь сохранил!

- Вы куда-то торопитесь, Александр Александрович?

- Хотел еще заглянуть к скорняку. Ножны моей шашки безнадежно испорчены.

- Ну, это не к спеху. При полевой форме пехотные ее, все едино не носят… В общем, немного поболтали о всякой ерунде и расстались вполне довольные друг другом. Милейший и интеллигентнейший человек.

Хоть и жандарм.

Волнительный момент.

Стою навытяжку перед командиром полка.

Полковник Николай Генрихович Беренс. Высокий, представительный с пышными ухоженными усами и аккуратным пробором в волосах. Маленькие круглые очки несколько смягчают суровый образ кадрового офицера.

Рядом за столом сидит начальник штаба - подполковник Левицкий. Грузный седоусый мужчина с озорным огоньком в прищуренных глазах.

Справа от меня так же тянется во фрунт адъютант полка - поручик Шевяков.

- Ну что ж, - полковник заложил руки за спину. - Очень рад, барон, что вы к нам присоединились. Вы назначаетесь младшим офицером в 10-ю роту.

Служите достойно и помните о богатой истории нашего славного полка! - Он взял со стола мою офицерскую книжку и нагрудный полковой знак 8-го гренадерского. - Поручик Шевяков введет вас в дела. А в ближайшие дни ждем вас в офицерском собрании.

- Слушаюсь! Разрешите идти?

- Идите.

Четким шагом вышел за дверь и, пройдя еще пару метров, привалился к стене.

Фу-у-у-у-у… Пронесло… Снял фуражку и дрожащей рукой провел по взмокшим волосам.

Почему-то, момента представления командиру полка я боялся больше всего. Обе половинки моей, с медицинской точки зрения, шизофренической личности, впадали в панику при одной только мысли о предстоящей процедуре. Я-старый, боялся ляпнуть что-нибудь не то. Я-молодой, опасался показаться несерьезным.

Слава богу, обошлось.

Теперь, что там с назначением?

По довоенному штату, в роте три младших офицера - заместители командира роты по различным вопросам. Сейчас - во время войны, в связи с большой убылью офицерского состава, что-то могло и измениться.

Значит, буду заместителем командира роты.

Вообще, местная войсковая организация значительно отличалась от того, что было в нашем мире. Полки стали трех-, а не четырехбатальонного состава, зато значительно сильнее стали прочие подразделения.

Пулеметная рота - 24 станковых 'максима'. Артиллерийская рота - 6-ти орудийная батарея знаменитых 'трехдюймовок', три полевые 122-мм гаубицы и 6 траншейных 47-мм пушки Гочкиса (для действия в рядах пехоты). Минометная команда из шести 4-х дюймовых минометов. Егерская команда - десяток снайперов.

Кроме того, значительно урезали нестроевой состав полка. Стало меньше денщиков, избавились от всяческих носильщиков-уборщиков и прочих бездельников.

В общем, воевать можно.

Только осторожно.

Хлопнула дверь и в коридор вышел адъютант.

- Господин прапорщик, сего дня вы поставлены на довольствие. Если желаете питаться от солдатского котла - извольте, за счет казны. Если хотите разносолов - взнос в офицерскую столовую - 30 рублей. - Поручик задумался, что-то припоминая. - Огнеприпасы для личного оружия получаете - под расписку, тоже за счет казны. Денежные общеполковые выплаты будете получать соответственно. А сейчас зайдите к вашему знакомому - Жоржу. У него для вас ордер на внеочередные 'мундирные'. Их получите у казначея. - Он немного помолчал. - Вроде бы всё. Идите!

- Есть, - четко развернулся через левое плечо и двинулся в полковую канцелярию.

- И не тянитесь, барон! Чай не на параде! - насмешливо бросил мне вслед адъютант.

У-у-у… Крыса штабная. Еще прикалывается.

Пройдя по коридору в первую от входа комнату, я был радостно встречен ославившим меня на весь полк вольноопределяющимся историком-летописцем - Жоржем Комаровским.

- Здравия желаю, господин прапорщик! - он вскочил из-за стола, отдавая честь. При этом его гимнастерка по обыкновению встопорщилась, живя как бы отдельной от тела жизнью.

- Здравствуйте, господин вольноопределяющийся. Знаете, Жорж, я пришел вас пожурить. Благодаря вашему опусу, меня теперь не вышучивает только ленивый. И я не могу сказать, что меня это радует. Мне кажется, вы злоупотребили моим доверием.

- Простите… Я… Я не хотел ничего такого. Просто историки пишут для грядущих поколений и могут быть не поняты современниками. Еще раз прошу прощения.

- Ничего-ничего. Вы полностью искупите свою вину, если выдадите мне полагающийся денежный ордер и совсем чуть-чуть расскажете мне о моих новых сослуживцах. - Я присел на стул у окна. - Итак, я весь внимание!

- Да-да, конечно! - Комаровский с облегчением плюхнулся обратно за стол. - Вы, кажется, назначены в 10-ю роту?

- Именно так.

- Ну, что ж, - он поправил очки, - командует ротой поручик Казимирский. По имени-отчеству - Казимир Казимирович, но все называют его 'triple Kazimirsky' (франц. -тройной Казимирский). Он - поляк. Храбрый и решительный офицер, но слишком эксцентричен. Отмечен наградами.

- А командир батальона?

- Капитан Берг. Иван Карлович. Очень уравновешенный во всех отношениях офицер, коренной москвич.

- Достаточно. Спасибо вам, Жорж. Давайте ордер и я пойду, мне еще в расположение роты надо добраться дотемна. И, кстати, будьте добры забрать вашу тетрадь.

- И каково ваше мнение о моих сочинениях? - вольноопределяющийся аж привстал от волнения.

- На мой взгляд, для историка вы слишком субъективны и многословны, но как часть большого романа о великой войне - ваше произведение вполне достойно!

- Спасибо за откровенность. Вот ваш ордер, господин прапорщик. А что касается вашего беспокойства о своевременном прибытии в роту, то сегодня вечером в 3-ий батальон едет наш полковой священник - Отец Серафим. Он будет рад компании… На том и порешили, а я отправился к полковому казначею получать свои кровные, которые мундирные.

Вечерело.

Стрельбы, которая время от времени доносилась от линии фронта слышно не было. Видно и наши и немцы на сегодня уже угомонились.

Трещали цикады, мерно поскрипывала телега, на которой мы с полковым священником путешествовали в расположение 3-го батальона.

Отец Серафим - массивный здоровяк с заметной офицерской выправкой, поначалу расспрашивал меня о моем житье-бытье, о ставшем уже притчей во языцех моем спасении. А потом предложил спеть что-нибудь жизнеутверждающее, дабы скоротать дорогу.

Хотя ехать было недалеко - минут двадцать (батальон стоял в двух верстах), я согласился. Дело в том, что в прошлой своей жизни петь я любил, но совершенно не умел. Переболев в детстве бронхитом, я навсегда потерял способность к воспроизведению каких-либо мелодий голосом. Зато здорово научился играть на гитаре - не могу петь, значит, буду аккомпанировать… Теперь же, когда я для пробы спел вместе со священником 'Рвемся в бой мы всей душою…' обнаружилось, что я стал обладателем весьма приятного баритона.

А когда, батюшка предложил мне спеть что-нибудь по моему выбору, я затянул Розенбаума:

Ох, проводи-ка меня, батя, да на войну, а поседлай-ка ты коня да моего.

А я пойду да обниму печаль-жену, Кабы не быть бы ей вдовой.

А я пойду да обниму печаль-жену, Кабы не быть бы ей вдовой.

Ох, проводи-ка меня, батя, да на войну, Да не печалься - ты своё отвоевал.

Ты вон смотри, чтоб сын мой, твой любезный внук, Не баловал-озорничал.

Ох, проводи-ка меня, батя, да на войну, Да не забудь надеть "Георгия" на грудь.

Я тебя, батя, в жаркой сече вспомяну, Когда в штыки проляжет путь.

Ох, проводи-ка меня, батя, да на войну, Был "посошок", теперь давай по "стременной", А за курганом, коли в поле не усну, Ещё добавим по одной.

Ох, проводи-ка меня, батя, да на войну, Да не серчай, но чует сердце - быть беде, Ты дай-ка, батя, я в последний раз прильну Щекою к мокрой бороде.

Голос красиво игралавведь еду-то майскими травами теплом вечернем воздухе, а я думал совсем о другом.

'СТак вот. Армия -учет!' - Ульянов-Ленин. на русский авось и приправленный по совместительству вождь мирового пролетариата и мой теперешний сооциализм - это так, кажется, говорил видный теоретик марксизма, а временник - товарищ Особенно ярко все это осознается в тот момент, когда ты, взяв голову в руки и напрягая мозговые извилины до полного перегрева, распределяешь жалование по роте.

Картина маслом - сижу на бревнышке, а передо мной импровизированный стол из двух патронных ящиков поставленных друг на друга. На столе ведомость на десяти листах - весь списочный состав 10-й роты, числом в 235 голов, не считая двух офицеров - меня и ротного.

Означенный ротный - расфуфыренный польский индюк (хотя надо признать индюк - бойцовый), усвистал куда-то в тыл - 'по бабам', оставив младшего офицера (то есть - меня любимого) на хозяйстве.

И вообще, мой 'тройной Казимирский' считает, что занятия с личным составом, хозяйственная канитель и прочая проза военной службы - это ниже его достоинства. Даже ротную кассу мне отдал - ибо на то и есть младшие офицеры, чтоб начальство не обременяло себя рутиной.

Вот и сижу - мучаюсь. Занимаюсь, так сказать, распределением материальных благ.

По правде сказать, я этим не один занимаюсь. Рядом со мной примостился ротный фельдфебель - Кузьма Акимыч Лиходеев. Замечательный дядька годков под сорок. Крепкий, почти квадратный, с шикарными 'тараканьми' усами на добром улыбчивом лице. Солдаты его уважают и обожают - у него и по службе не забалуешь и по жизни не пропадешь.

Тут же, прямо на земле, расположились четверо взводных унтеров. А за моей спиной маячит ротный каптенармус - унтер-офицер Копейкин, которого на эту должность выбрали за одну только фамилию и по местному обыкновению зовут 'артельщиком'.

Спрашивается, зачем для раздачи денег созывать такой консилиум?

А это и есть, та самая вышеупомянутая проза военной службы. Жалование одного солдата - 2 рубля с копейками. А ведь еще есть ефрейторы, унтера. И у всех выплаты тоже - с копейками. Проблема в том, что полковой казначей выдает деньги на всю роту скопом и в основном ассигнациями. Вот и получается, что есть купюры по рублю, трешки, пятерки и десятки (а то и четвертной дадут). Мелочи же - кот наплакал, и ту приходится выцарапывать с боем.

Выходит, что деньги надо раздавать 'артельно', то есть на несколько солдат общая сумма. Сиди теперь и решай, а как самый образованный еще и высчитывай - кому сколько.

Бяда… - Филимон, - это я Копейкину. - Сколько ты там мелкой деньги припас?

- Чятыре целковых да тридцать одну копеечку, вашбродь!!!

- Молодец! Тащи все сюда! Делить будем.

Полк уже некоторое время стоит в тылу и активно пополняется и снаряжается.

Чего-то ждем.

Чего ждем - никому не известно, но всем понятно.

А по значительной концентрации в округе других воинских частей, понятно особенно - скоро наступление. Опять же распутица прошла. Здесь - в северной Польше, на границе мазурских болот, это немаловажный фактор.

Так что попал я - удачно, есть время осмотреться и втянуться.

Мое прибытие к месту службы прошло без особой помпы.

Представился командиру батальона - высокому флегматичному блондину. Он пораспрашивал меня о моем военном и гражданском образовании. Поинтересовался, не сын ли я Александра Николаевича фон Аша. Спрашивал, где мы жили в Москве и тому подобную ерунду.

Тем временем появился мой непосредственный начальник - поручик Казимир Казимирский. Высокий, как все гренадерские офицеры, темноволосый, с ухоженными и напомаженными усиками на породистой шляхетской физиономии. Наперекор уставу он носил при полевой форме золотые галунные погоны, белые перчатки и шпоры на высоких кавалерийских сапогах. Форма, сшитая из дорогого сукна, сидела на нем безукоризненно.

В общем 'франт шел по бульвару из театра…' В процессе дальнейшего общения, мне было сообщено, что я принимаю должность младшего офицера 10-й роты прославленного (георгиевские ленты, георгиевские трубы и какие-то непонятные 'мальтийские знамена') 8-го Московского гренадерского полка и, типа, должен соответствовать.

Я сделал вид что проникся.

После чего мы с Казимирским отбыли в роту.

Уже в полной темноте солдаты, под руководством каптера поставили мне палатку, в которую я и завалился спать, укутавшись в шинель.

Проспал до подъема, мертвецким сном без сновидений.

- Следующий. Подходи! - гаркает Лиходеев.

- Так. - Я сверяюсь со списком, - Четвертый взвод! Акимкин, Белов, Воскресеньев и Гусев! Вот вам записка кому сколько причитается. Кому деньги давать?

- Акимкину!

- Получай. - Отсчитываю положенное. В ведомости (в трех экземплярах под копирку), чернильным карандашом, напротив означенных фамилий ставлю 'галки'.

- Дальше.

- Следующий. Подходи! - вновь орет над ухом ротный фельдфебель.

И вот так полдня до самого обеда.

Последние несколько дней я нахожусь в состоянии перманентного шока. Причем, только я отхожу от шока по одному поводу, как тут же появляется новый.

Источники непрерывного напряжения моей нервной системы два, причем равноценных.

Во первых, я в шоке от необходимости управлять ротой. Учитывая, что прежде я ничем крупнее отделения морпехов не командовал, а тут считай две с половиной сотни подчиненных.

Сами понимаете.

Конечно, Лиходеев мне здорово помогает - золото, а не мужик. Но все равно - тяжко.

Во вторых, 'неизвестно-какой-хренов' шок (нет у меня подходящего термина), от несоответствия местного окружения моим представлениям о данном времени, почерпнутым из исторических книг и мемуаров. Почти каждый день сталкиваюсь с чем-то, чего в привычном мне варианте истории не было, и быть не могло.

Например, в первый же день ротный каптенармус Копейкин вручил мне казенный противогаз и каску. Противогаз, как противогаз - что-то подобное я видел на картинках и старых фотографиях. А вот каска сразила меня наповал. Вместо привычного 'Русского Адриана', у меня в руках оказалось нечто, весьма напоминающее 'Стальной шлем РККА образца 1936 года', виденный мною в музее, только гораздо менее 'ушастый' и с имперским гербом на лобной части.

И это только цветочки.

На утреннем построении роты, когда поручик Казимирский любезно представил меня личному составу, меня ожидал новый удар судьбы. Морально я был к этому готов - модернизированный 'Наган' и штатный 'Браунинг' уже дали какое-то представление об уровне вооружений. Но оружие доблестных московских гренадер превзошло все мои ожидания.

'Единый трехлинейный карабин образца 1907 года' - модернизированная 'мосинка'. Укороченный ствол, новая более удобная форма ложа и приклада, рукоять затвора загнутая к низу, на курковой части затвора - кольцевой прицел, как у английского 'Ли-Энфилда'. В придачу - ножевой штык с 'десятидюймовым' клинком. В общем - венец эволюции.

В каждом взводе по ручному пулемету. 'Ружье-пулемет системы Бертье-Федорова образца 1914 года' - со складными сошками под стволом и вертикальным рожком магазина сверху. Сделано грубовато, но в целом неплохо.

Кое-кто из солдат вооружен дробовиками. Обладатели 'Траншейного Ружья Браунинга модели 1905 года', выделяются 'охотничьими' патронташами крест-накрест, дополнительной гранатной сумкой и кинжалом-бебутом - вместо штыка.

До нормативов образца 1945 года конечно далековато, но для 1917-го - мечта… Может быть, я чего-то не понимаю, но по моему скромному мнению, подобный прорыв в организации армии и обеспечении ее вооружениями без какого-либо 'постороннего' вмешательства абсолютно НЕВОЗМОЖЕН. Даже учитывая ту самую 'роль личности в истории', которую у нас сыграл Николай II Кровавый, а здесь исполняет Александр IV Реформатор.

Я настолько погрузился в размышления по данному вопросу, что прослушал всю 'торжественную' речь командира роты и очнулся только после команды 'Разойдись'.

У меня появился ординарец.

Вообще-то в теории, у каждого офицера должен быть денщик - нестроевой солдат, который в атаки не ходит, а занимается хозяйством командира. Знаменитая военная реформа 1908 года, не перестающая меня удивлять, несколько урезала офицерские привилегии. Теперь денщик полагался не по званию, а по должности. Командиру роты - положено, а мне вот - не положено.

Поэтому у меня - ординарец.

Ординарца мне 'родил' Лиходеев, после того, как 'тройной Казимирский' приказал ему это сделать. Буквально так и сказал:

- Лиходеев, где хочешь, но роди господину прапорщику ординарца!!!

- Слушаюсь, вашбродь!!! - гаркнул бравый фельдфебель, и четко повернувшись через левое плечо, рысью унесся к палаткам личного состава - 'рожать'.

Через четверть часа он вернулся, притащив на буксире долговязого темноволосого парня с ухоженными маленькими усиками на курносом лице.

- Савва Мышкин Кондратьев сын! - отчеканил 'новорожденный' вытягиваясь передо мной во фрунт.

Родом Савва был из города Мышкина, ярославской губернии. С двенадцати лет в Москве. Сначала мальчиком в лавке, потом помощником приказчика.

На ответственную должность был выбран Лиходеевым за сметливость, прошлые умения и добрый характер.

Хороший паренек. Мне - понравился.

Командир батальона Иван Карлович Берг, приказал провести в ротах полевые занятия и стрельбы. Как мне потом шепнул подпоручик Литус - младший офицер 9-ой роты, обычно комбат так реагировал на какой либо непорядок по службе. В данном случае катализатором послужило то, что повозка с обедом из офицерской столовой опоздала на полчаса.

Обед привозили прямо в судках к штабу батальона, где собирались все офицеры. Ели за вкопанным в землю большим дощатым столом под парусиновым навесом. Солдаты питались от полевых кухонь, каждая рота отдельно, по месту расквартирования.

Сегодня полковые кашевары припозднились, поэтому начальство решило пресечь расхлябанность, но почему-то именно в наших рядах.

Рассевшись за столом, офицеры принялись за еду, приправляя и без того вкусные блюда приятным разговором.

Я с удовольствием пообщался с уже упомянутым Генрихом Литусом - румяным блондином со светлым пушком на верхней губе, подразумевающим усы. Мы как-то очень быстро познакомились и перешли на 'ты'.

- Скажи, Генрих, а что Берг подразумевает под 'занятиями'?

- Дадут пострелять по мишеням, по две обоймы на ствол. Стрелять надобно поотделенно, без пулеметчиков - они занимаются сами. Потом проверка состояния оружия, снаряжения, обмундирования. - Подпоручик пожал плечами. - Не знаю, Саша, что тебе еще сказать. Может быть, потом батальонный результаты стрельб спросит. И всё!

- А если не спросит?

- Не спросит сам, пришлет адъютанта. Он запишет и тогда совсем - 'всё'!

- Хм. Понятно… - Что понятно?

- Понятно - что ничего не понятно! - вздохнул я.

Глаза у Литуса округлились, он покраснел, с трудом проглотил очередной кусок гуляша и захихикал, прикрывая рот рукой. В общем-то, обычный для моего времени грустный каламбур вызвал весьма бурную реакцию.

Впрочем, реакцию - вполне ожидаемую.

Я очень быстро оказался в полку в записных остряках. Этому способствовало то, что зная массу шуток и анекдотов из своей прошлой жизни, по неизменной привычке, очень часто применял их в качестве присказок или комментариев. А поскольку в большинстве случаев все эти приколы были моим сослуживцам внове, просьба рассказать какую-либо соответствующую случаю шутку, случались довольно часто.

Вот и теперь, заметив смеющегося Генриха, офицеры, до сих пор занятые пересудами о стратегии наступления текущего 1917 года, обратили на нас свое внимание.

- Так! Что тут у нас! Барон, вы опять о чем-то несерьезном? - шутливо обратился ко мне начальник Литуса, командир 9-ой роты штабс-капитан Ильин.

- Что вы, господа! Всего лишь смиренные рассуждения о превратностях судьбы!

- Не поделитесь, своими умозаключениями?

- Мы с господином поручиком пришли к выводу, что в жизни каждого должна быть хотя бы одна любимая женщина… Главное, чтобы жена о ней не узнала… После секундной задержки мои сослуживцы взорвались хохотом! Обычно невозмутимый Берг даже промочил салфеткой уголки глаз, слезившиеся от смеха.

- Нет, ну каков… - восхищенно приговаривал потешавшийся во всю Ильин.

- Вы, помнится, рассказывали какую-то смешнейшую историю про британцев? Не напомните ли подробности? - вмешался батальонный адъютант подпоручик Цветаев.

- Один англичанин спрашивает другого: Извините сэр, ваша лошадь курит? - Нет! А в чем дело? - Тогда, сэр, мне кажется, что у вас горит конюшня.

Сидевшие за столом офицеры вновь захохотали!

Вот так и живем.

- Подходим поотделенно, получаем огнеприпасы и марш на стрелковую позицию. Лиходеев, проследи! - стоя перед ротными шеренгами, я как раз закончил объяснять солдатам суть предстоящих занятий.

- Слушаюсь, вашбродь! - фельдфебель козырнул и, повернувшись лицом к строю, скомандовал - Ро-о-та-а! На-а-а-ле-во-о-о!!! Бего-о-ом, марш!!!

Мой незабвенный ротный опять куда-то свинтил, сказавшись штабной надобностью. Теперь я проводил сверхплановое полевое занятие без его трогательного участия.

Конечно, в здравом размышлении, это даже хорошо. Если буду делать что-то не то, под руку никто вякать не будет. А вот 'что-то не то' я вознамерился делать с самого начала.

Дело в том, что по местным понятиям гренадерский полк - ударное подразделение. заточенное под прорыв обороны противника. Взводы вооружены и организованы так, чтобы образовывать готовые штурмовые группы. Вот мне и захотелось посмотреть, на что они способны. В принципе, гренадерские части стараются пополнять обстрелянными солдатами и унтер офицерами, но процент новобранцев из учебных полков, все же, велик. В моей роте это пятьдесят человек - каждый пятый. А главное, очень интересно было понаблюдать за действиями опытных солдат, узнать каковы их повадки и методы ведения боя.

Я тоже принял участие в стрельбах. Сперва пострелял из Нагана, потом взялся за Браунинг.

Наган, конечно, хорош, но отдача сильная, перезаряжать долго и усилие на спусковом крючке великовато. А Браунинг - удобный, скорострельный и перезаряжается быстро. Отдача терпимая и бьет точно. Буду тогда Наган вторым стволом таскать - пригодится.

В целом рота отстрелялась неплохо, хотя обнаружилось, что мой ординарец отнюдь не снайпер. Едва-едва в мишень попадает. Надо будет ему карабин на дробовик сменить парню меня в бою прикрывать. Так оно надежнее будет.

Потом, пока личный состав готовился к смотру, собрались с унтерами - поговорили по душам. Чтобы солдат поучили, как по полю боя двигаться, как укрываться, как в рукопашную биться.

Заодно я вопросики всякие практические позадавал. И, видать, правильно задавал. Потому что, унтер-офицеры - сплошь бывалые мужики за тридцать (многие с нашивками сверхсрочников), по мере продвижения разговора оттаяли ко мне, и беседа вышла весьма конструктивной.

Под конец я решил проверить их в рукопашном бою.

- Савка, - окликнул я своего ординарца. - Ты колышки заготовил?

- Так точна, вашбродь!!! - он протянул мне пару коротких кольев, которые я хотел использовать как имитацию ножей.

- Ну, кто мне покажет, как действовать, когда в траншее на вас германец с тесаком кинется?

- Это как? - опешил старший унтер Наумов.

- А так! - я бросил ему деревяшку и встал. - Вот я. Патроны у меня кончились. А ты на меня с траншейным ножом прешь! Ну, нападай!

- Эвона как, - Наумов поднялся, перехватил колышек поудобнее, но остановился в нерешительности. - А ну как, задену я вас, вашбродь?

- Нападай, говорю!!!

Унтер бросился на меня, замахиваясь 'ножом' сверху и… со всего маху плюхнулся на траву, после броска через бедро. Его деревянный клинок остался у меня в руках.

- Вот так вот… - я бросил деревяшку на землю рядом с поднимающимся Наумовым. - Видать и вам есть чему у меня поучиться.

- Ловко вы, вашбродь! - высказался за всех Лиходеев, задумчиво покручивая кончик длиннющего уса.

- Я с детства уссурийским казаком учён. И учён - на совесть. А теперь и вас учить буду, ну и сам учиться понемногу. Ладно. Фельдфебель, командуй оружие к осмотру. Гляну как наши олухи стволы содержат!

- Ро-о-та-а! - Лиходеев вскочил на ноги и заорал во всю глотку. - А-аррружи-я-я-я к осмотрууу!!!

Ближе к вечеру я стал свидетелем самого настоящего воздушного боя. С севера над нашим расположением появился аэроплан и, еле слышно стрекоча мотором, стал описывать растянутые круги.

- Эвона! Германец прилетел. - Задрав голову и придерживая фуражку рукой изрек Лиходеев, сидевший вместе со мной на бревнышке у моей палатки.

Мы проверяли результаты бурной хозяйственной деятельности Фили Копейкина.

- Бомбить будет?

- Не! Это, вашбродь, разведчик. Покружит, поглядит да и улетит восвояси.

- Ну-ну… Неожиданно сверху со стороны солнца на немца спикировала размытая тень. Затрещали пулеметы. Германский аэроплан начал крутить виражи, со снижением, уворачиваясь от атак русского истребителя. При этом немец уходил в сторону линии фронта - отрывался.

Не помогло.

Через пару минут, наш летчик подловил противника и начал палить по нему практически в упор. От германского разведчика отлетели какие-то куски, потом одно крыло надломилось и он, беспорядочно вращаясь, рухнул вниз.

Из-за деревьев мы не могли видеть, куда он упал.

Русский самолет снизился и прошел над нашими головами, покачивая крыльями с нарисованными на них красно-сине белыми кругами. Хвост истребителя - черного цвета, был украшен черепом и костями.

Пилот помахал рукой, приветствуя наших солдат, которые азартно орали, свистели и подбрасывали вверх фуражки.

- Молодец. Чисто он его уделал. - невольно восхитился я искусством пилота. - Но вернемся к нашим баранам.

- Чего? - недоуменно пробасил, до этого молча стоящий передо мной, каптенармус.

- Не 'чего', а 'так точно ваше благородие'! - передразнил я его. - Ладно, унтер-офицер, Копейкин, иди! Пока у тебя с учетом все в порядке. На кухню и на выдачу казенного припаса ни у кого жалоб тоже нет.

- И смотри у меня, Филька! Будешь шельмовать - в первом ряду на германские пулеметы выйдешь! - Сказал свое веское слово Лиходеев поднеся к вытянувшейся физиономии 'артельщика' свой внушительного размера кулачище.

Рано утром прискакал вестовой из штаба полка.

Сие, заурядное на первый взгляд, событие я наблюдал лично в процессе умывания. Не знаю, что тут за водоем по близости, но вода настолько холодная, что даже Савка помогающий мне в оной гигиенической процедуре, не может смотреть на все это без содрогания. Каждое утро умываюсь до пояса, а потом растираюсь полотенцем до красноты. Зато - бодрит!

Слава богу, что роса по утрам прибивает пылищу, иначе, мне пришлось бы мыться заново. Всадник пронесся мимо нас, и погнал коня дальше между рядами палаток, по направлению к штабу батальона.

- Тьфу, оглашенный! - буркнул Савка, подавая мне чистую рубаху.

- Интересно… Что ж это такое случилось, если вестового сюда погнали? - Вслух поразмыслил я. - Могли ведь и по телефону позвонить.

- Не могу знать, вашбродь.

- А знать, Савва, и не надо. Надо - догадываться!

Гадал, гадал, да не догадался - приказ командира батальона, полученный получасом позже, приводил в еще большее недоумение.

- Господа офицеры! Получено указание из штаба полка. Всем офицерам, а также ротным, взводным и отделенным унтер-офицерам прибыть на поле для занятий, предварительно заготовив мишени. Всем остальным расположения батальона не покидать! - Капитан Берг сложил полученный из штаба полка пакет и положил его на походный столик - Делегаты от каждой роты прибывают по расписанию. Для нашего батальона оно таково: 9-я рота и 10-я рота - в 13 часов; 11-я и 12-я роты - в 14 часов. Приказ ясен?

- Так точно! - хором отозвалось батальонное офицерство.

- Меня вызывают в штаб. За меня остается штабс-капитан Ильин. Дмитрий Владимирович, проследите за надлежащим исполнением приказа.

- Слушаюсь! - козырнул командир 9-й роты. - А что вообще происходит, Иван Карлович?

- Не знаю и даже не догадываюсь, господа!

Во как!!!

- Черт возьми! Да что же, в конце-то концов, происходит? - страдал командир 'последней' 12-ой роты поручик Павлов. - Приказы какие-то бессмысленные.

- Они не бессмысленные. Просто мы, этого самого смысла, в них не видим. - Флегматично отозвался Казимирский, раскуривая очередную папиросу. Пока не видим… Хм… Надо же! А он у меня - философ оказывается. Вот так и открываются в человеке, которого ты уже оценил, взвесил и наклеил ярлычок, новые стороны характера.

Офицеры батальона скопом торчали у штабной палатки, оживленно обсуждая полученные указания. Версий было множество, пустого трепа - и того больше. 'Мозговой штурм' начался спустя минуту после отбытия комбата в штаб полка, и продолжался с небольшими паузами уже полчаса.

Мое мнение тоже спросили.

Я честно ответил, что для полноценного анализа ситуации, маловато информации… А они ржать начали - решили видать, что опять прикалываюсь.

Тьфу… Всеобщий спор и мои грустные размышления были прерваны стрельбой со стороны учебного поля.

- Из пистолетов бьют! - Прислушавшись, сообщил Генрих Литус. - С чего бы это вдруг?

- Вот именно… С чего бы это вдруг понадобилось из личного оружия мишени портить? - задумчиво изрек штабс-капитан Ильин.

- Может быть начальство, какое, нелегкая принесла? Или очередной приказ 'о недопущении' огласили - вот наши там с горя и стреляются, - иронично отозвался Казимирский.

Приказ 'о недопущении' - это такая местная хохма.

Верховное командование издало приказ 'О недопущении использования противогазов для очистки через активированный уголь, в них содержащийся, денатурата, лака и других спиртовых суррогатов. Предлагается командному составу установить наблюдение и не использовать противогазов для очистки спиртовых суррогатов'. (Такой приказ действительно был в нашей истории. Дело в том, что с началом Первой Мировой войны Российская Империя ввела сухой закон и винная порция в армии не выдавалась.) Поскольку, ввиду малообразованности солдатской массы, никто не знал, что противогаз может служить хорошим фильтром для очистки денатурата и прочей химии, то никто этим и не занимался. А как только означенный приказ довели до личного состава - просветили, так сказать, злоупотребления с употреблением спиртосодержащих жидкостей начались сплошь и рядом.

В общем, века идут, а в Русской Армии ничего не меняется. Чем старше наши командиры - тем круче их идиотизм.

Тем временем, одиночная стрельба сменилась сухим треском очередей.

- Вот черт! - штабс-капитан Ильин метнулся в штабную палатку. - Штаб полка давай! - гаркнул он на унтера-связиста, сидевшего у полевого телефона. Быстрее!!!

- Есть! - тот схватил трубку и яростно закрутил ручку аппарата. - Береза! Береза! Я - сосна! Извольте, вашбродь! - унтер-офицер протянул трубку Ильину.

- Алло-алло! Это штабс-капитан Ильин. Слышим стрельбу из пулеметов со стороны штаба! Да? Что? Понял! Понял! Хорошо! - с озадаченным видом он вернул трубку связисту.

- Ну что там? - набросились на него остальные офицеры.

- Сказали, что все в порядке. Так и должно быть. Интересовались нашей готовностью к часу дня.

- Чертовщина какая-то!

- Секретики!

- Ничего не понимаю… Все загомонили разом, а я скромненько помалкивал. И хотя тоже ни хрена не понимал, но догадывался - уж звук пулемета от пистолета-пулемета я отличить в состоянии.

В 13-00 офицеры и унтера 9-ой и 10-ой рот уже выходили, согласно приказанию начальства, на поле для занятий. Младшие унтера тащили на плечах заготовленные мишени - дощатые щиты на палках, с намалеванным по центру темным кругом.

Навстречу нам попалась делегация двух рот 2-го батальона в сопровождении полкового адъютанта. У каждого из них, при себе был брезентовый футляр для охотничьего ружья, что вызвало недоумение у моих сослуживцев.

Наша попытка переговорить с офицерами была, этим самым адъютантом, пресечена на корню. Правда, после того как сразу несколько человек попросили его 'не зарываться', поручик Шевяков закатил глаза и взмолился:



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«. орленок Наш сайт: www.dagorlenok.ru дагестан № 48 (429), 20 ноября 2013 Цена 5 руб. Издаётся с 2002 г. Интеллектуалы в Ярославле! Наши лидеры - Махач Исрапилов, С 2 по 5 ноякамилла Рустамова, Магомедшафи Хизриев, бря в Ярославле александра Милихина. прошёл первый Всероссийский форум Будущие интеллектуальные лидеры России. Среди лидеров нашей страны оказались и мы – че- тыре дагестанских школьника.. Стр Идёт подпИска на 2014 год!!! Ты ведь хочешь и впредь быть в курсе всех важных Главный приз...»

«М.Г. Рязанов 1001 СЕКРЕТ ТЕЛЕМАСТЕРА Книга 3 Издание 2-е, переработанное и дополненное Наука и Техника, Санкт-Петербург 2007 Рязанов М.Г. 1001 секрет телемастера. Книга 3. Издание 2-е, перераб. и доп. — СПб.: Наука и Техника, 2007. — 256 с.: ил. ISBN 978-5-94387-371-3 Серия Телемастер Написанию данной книги предшествовал большой поток электронных писем на сайт автора www.telemaster.ru от телемастеров со всего мира c просьбой помочь решить проблемы с ремонтом. На сайте была открыта рубрика...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/11/PLW/1 Генеральная Ассамблея Distr.: General 2 February 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Одиннадцатая сессия Женева, 2–13 мая 2011 года Национальный доклад, представленный в соответствии с пунктом 15 а) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека Палау* * Настоящий документ воспроизводится в том виде, в котором он был получен. Его содержание не означает выражения...»

«Юлия Крячкина ВОСТОЧНОАЗИАТСКАЯ ТРОЙКА В АТЭС: ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ ВЛАДИВОСТОКА-2012 С 1 по 8 сентября 2012 г. во Владивостоке пройдет очередной саммит АТЭС. Основными приоритетами России на Саммите-2012 являются: 1) либерализация торговли и инвестиций, региональная экономическая интеграция; 2) укрепление продовольственной безопасности; З И 3) формирование надежных транспортно-логистических цепочек; Л 4) интенсивное взаимодействие для обеспечения инновационного роста. А Таким образом, на настоящий...»

«КУЗБАССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Т.Ф. ГОРБАЧЕВА Администрация Кемеровской области Департамент природных ресурсов и экологии Кемеровской области Российская Экологическая Академия МАТЕРИАЛЫ МОЛОДЕЖНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ФОРУМА 8 – 10 октября 2013 года Кемерово УДК 504:574(471.17) ББК Е081 Материалы Молодежного Экологического Форума (Россия, Кемерово, 8 – 10 октября 2013 г.) / Под ред. Т. В. Галаниной, М. И. Баумгартэна. – Кемерово, КузГТУ, 2013. – 362 с. ISBN...»

«№ 17 198 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Мария Пироговская Ветлянская чума 1878–1879 гг.: санитарный дискурс, санитарные практики и (ре)формирование чувствительности Что чувства наши, или лучше сказать, что чувственность может быть изощреннее, то доказывали примеры чувств, из соразмерности своей болезнию выведенные [Радищев 1941: 139–140]. Воля к очищению требует противника своего масштаба. А для хорошо динамизированного материального воображения сильно загрязненная субстанция дает...»

«1 Twisted Terra: Правила игры Издание Graphium Codrus. Расширенная версия (в состав материала включена книга дополнений Атлас миров) Автор и составитель: Александр NoNsense Кульков Тестеры: BlackWizard, Bassian, Некро, Маша, Gwyn Bladdik, Кайл Особые благодарности: timujin, ALIEN, Ein, acefalcon, Эльфания, Янука, Nikku – тестеры форумки Gastagas, Shok - хостинг для проекта на umgames.ru и помощь в продвижении Кай Лешер, Orange Dog, Fev - критика и вопросы по проекту Dusha - идеи и предложения...»

«ОБЗОР ПУБЛИКАЦИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ ЧТЕНИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЕЧАТИ ЗА 1 полугодие 2012 г. Центр чтения Российской национальной библиотеки представляет обзор статей по проблемам чтения, опубликованных в профессиональной библиотечной периодике в 1-м полугодии 2012 г. В обзор включены публикации в следующих изданиях: Библиополе, Библиотека, Библиотека в школе, Библиотековедение, Библиотечное дело, Бiблiотечний форум Украни, Ваша библиотека, Мир библиографии, Молодые в библиотечном деле, Новая...»

«A/66/661 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 19 January 2012 Russian Original: English Шестьдесят шестая сессия Пункт 130 повестки дня Взаимодействие между Организацией Объединенных Наций, национальными парламентами и Межпарламентским союзом Вербальная нота Постоянного представительства Марокко при Организации Объединенных Наций от 12 января 2012 года на имя Генерального секретаря Постоянное представительство Королевства Марокко при Организации Объединенных...»

«Ново Нордиск – лидер в области лечения сахарного диабета Следование принципам корпоративной социальной ответственности является неотъемлемой частью стратегии развития компании Ново Нордиск в мире и в России. С учетом специфики страны были разработаны оригинальные проекты – гуманитарная акция Волшебный рюкзачок, которая действует с 1998 года и проект Мобильный диабет-центр, который успешно работал в период 2002-2007 гг. При поддержке диабетических ассоциаций были проведены...»

«Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук 1. Авиакосмическая и экологическая медицина 2. Авиакосмическое приборостроение 3. Авиационная промышленность 4. Авиационные материалы и технологии 5. АвтоГазоЗаправочный Комплекс плюс Альтернативное топливо 6. Автоматизация в промышленности 7. Автоматизация и современные технологии 8. Автоматизация процессов...»

«Михаил Мальцев Руководитель Департамента туризма Самарской области Дорогие друзья! Приглашаем вас совершить путешествие по Самарской области – региону, где есть все необходимое для любителей самых разнообразных видов отдыха. Десятки фестивалей ждут поклонников самой разнообразной музыки, акватория Волги является идеальной площадкой для яхтсменов, серферов и любителей других видов водного спорта. Наш регион обладает всем необходимым для развития туризма. Поклонников неспешного пляжного отдыха...»

«Форум пока без названия Форумы сайтов lugovsa.net => Семитология => Тема начата: alex от Август 09, 2004, 07:47:38 am Название: Правила форума Отправлено: alex от Август 09, 2004, 07:47:38 am Здравствуйте все, Не хочу писать много ненужных вещей, поэтому давайте договоримся сразу: 1. За нецензурщину 2. За офф-топик 3. За рекламу своих ресурсов (для этого есть другой раздел!) БУДУ БАНИТЬ СРАЗУ!!! В остальном Давайте говорить, друг другом наслаждаться SMF 2.0.7 | SMF © 2013, Simple Machines Форум...»

«Научно-практический форум НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ФОРУМ ПАЗДНИКОВА Елена Галактионовна, министр культуры Красноярского края Д РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ВЫЯВЛЕНИЯ И ПОДДЕРЖКИ ХУДОЖЕСТВЕННО ОДАРЁННЫХ ДЕТЕЙ. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ (из стенограммы работы педагогических чтений 1) обрый день, уважаемые коллеги, дорогие друзья! Рада приветствовать всех вас на втором краевом форуме достижений детей Красноярского края, одарённых в области культуры и искусства, Имена будущего. Наш прямой...»

«02.10.2013 | Новости Это начало конца или просто недоразумение? Как нам стало известно, глава Карелии А.П. Худилайнен (бывший глава Гатчинского района Ленинградской области) издал Указ, предусматривающий в целях экономии бюджетных средств задерживать выплату декабрьской заработной платы, а также выполнение двойной работы без соответствующей оплаты. В перечне неотложных мер по обеспечению режима экономии в Карелии: приостановка приема на государственную гражданскую службу; приостановка...»

«кaк скaчaть сигнaл вызовa нa мобильник nokia 5310 кaк скaчaть сигнaлы кaк скaчaть сигнaлы нa мобильный кaк скaчaть сидео с рутубa кaк скaчaть сиди ром кaк скaчaть сиди с aйфонa кaк скaчaть сиди с кaмпa нa диск кaк скaчaть сиди формaт кaк скaчaть сиди хaк для когтер стрaйк кaк скaчaть сиди хaк для контер стрaйк кaк скaчaть сидиa нa aйфон бесплaтно кaк скaчaть сидию кaк скaчaть сидию нa aйпaд кaк скaчaть сидию нa aйпaд 3 кaк скaчaть сидию нa aйфон 4с бесплaтно кaк скaчaть сидию нa aйфон ios кaк...»

«ТИМОФЕЙ КРУГЛОВ ВИНОВНЫ В ЗАЩИТЕ РОДИНЫ, или РУССКИЙ Тимофей Круглов Эта книга о тех, кто, не сходя с собственного дивана, оказался за границей — о 25 миллионах советских русских, брошенных на окраинах бывшей империи. Эта книга о тех, кого Родина не взяла с собой. Эта книга о тех, кого не стали эвакуировать. Эта книга о совести россиян. Как из советских становятся русскими? Ответ на этот вопрос дала новейшая история. Судьба человека снова становится главной сюжетной линией художественного...»

«Ежегодный инвестиционный форум бизнес лидеров ИННОВАЦИИ ДЛЯ БИЗНЕСА Деятельность Центров Предпосевной Подготовки Проектов (ЦППП). Как они могут работать в России? Кендрик Д. Уайт г. Санкт-Петербург 30-31 марта 2011 Что такое инновационная экономика 21-го века? “Понятие одинокого исследователя, воскликнувшего ЭВРИКА! озарение изобретателя. Это – исторический реликт.” * “Процесс технологических инноваций, задуманный как преобразование знаний в продукт, процесс, систему и услуги, несомненно...»

«УЧЕНЫЕ КАЛМЫЦКОГО ИНСТИТУТА ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК 00{ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КАЛМ Ы ЦКИЙ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ УЧЕНЫЕ КАЛМЫЦКОГО ИНСТИТУТА ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ РАН № й а у т ч (а ё е щ щ ищча I, ого угреяднив Е 1М К ЙШ уГ ГуШЖКШ® Ш Ь-;Щ Я ГШ и нрмкладауж ш ж д о ш й г’ зрщнгдр Э л и ст а ББК У ПЕЧАТАЕТСЯ ПО РЕШ ЕНИЮ УЧЕНОГО СОВЕТА К А ЛМ Ы Ц КО ГО ИНСТИТУТА ГУМ АНИТАРНЫ Х ИССЛЕДОВАНИЙ

«г. Белгород Дайджест новостей СОДЕРЖАНИЕ 1. Путин рассмотрит доступность российских товаров на зарубежных рынках 2. Офшоризация экономик стала мировой эпидемией, заявил Путин 3. Интернет-бизнес в России сейчас дает 8,5% ВВП, заявил Путин 4. Мегапроекты получат еще 300 млрд руб. из ФНБ 5. Соседи России: основная палитра 6. Российские компании готовятся перейти с доллара на юань 7. Законодательный шторм тормозит экономику 8. Инфляция в России может побить исторический минимум 9. В Крыму создали...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.