WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 ||

«Немецкий взгляд Издательство Регин-Ферлаг, 2008 Сокращенный перевод с немецкого. Восьмой сборник Молодого Форума посвящен преодолению узкого западного национализма ради опирающегося на вечную идею империи видения ...»

-- [ Страница 2 ] --

Этой этатистской и якобинской точке зрения обычно противопоставляют так называемую романтическую концепцию нации, которая развилась в девятнадцатом веке в Германии, и пионерами которой были Гердер и Фихте. Согласно якобинской точке зрения предпосылкой образования нации является существование государственных рамок; романтическая концепция, напротив, ставит на первое место уже наличествующую нацию, национальную культуру, из которой происходит государство. Тем не менее, Юлиус Эвола не склоняется ни к той, ни к другой из этих концепций. Подъем национал-социализма и проводимое им до самого конца поклонение народной общности дают Эволе возможность напомнить о противоречии, которое в его глазах существует между государством, с одной стороны, и нацией, с другой стороны: между мужским, анагогическим, т.е. «двигающимся вверх» принципом духа и этики и женским, демагогическим принципом, демагогическим потому, что он сентиментален, связан с природой и ориентируется на наибольшее количество.

В традиционалистском анализе, который ориентируется на учение о трех функциях, упомянутое мною в начале моих рассуждений, получается следующее противопоставление: настоящее государство – не простое осуществление власти или правовая надстройка, а духовная сила формирования и различения – это законная авторитарная инстанция, которая гарантирует власть. Что касается нации, которая не представляет ничего иного, кроме как массу, которая приобрела определенную форму благодаря историческому наследию или этническому виду, то она – программа третьей функции. Мысль, что государство могло бы получить свою законность (и границы своего суверенитета) от нации, рассматривать национализм как реальность, представлять как необходимое политического единства с национальным единством – все это означает определять первую функцию с помощью третьей. «Политическая сфера, тем не менее, характеризуется иерархическими, героическими и идейными, антигедонистическими, и в определенной мере даже направленными против принципа счастья ценностями, которые исключают ее из порядка подчиненного природе и вегетативного существования» (Эвола).

Так восемнадцатый век с его выступлением в пользу «производительной нации»

и против «непроизводительного» князя испытывает полное изменение традиционных ценностей; в революционном дискурсе нация с момента ее происхождения является ограничением авторитета государства (как позже либерализм будет защищать индивидуума или рынок от «конструктивизма»). «Вопреки романтичному и идеалистическому туману, который может окружать эти понятия, нация, отечество и народ по существу принадлежат к чисто естественному и биологическому уровню, а не к политическому. Они соответствуют «материнскому» и материально-физическому измерению определенной общности» (Эвола).

Противоречие, которое содержится в попытке свести вместе две столь качественно противоположные сферы человеческой деятельности и существования, обнаружилось в определенных современных движениях, среди которых национал-социализм в его конечной фазе является самым недавним примером. «Причина его провала», так пишет Юлиус Эвола, «лежит в противоречии, состоящем в попытке захотеть быть одновременно «нацией» и «империей», а также в отсутствии настоящей универсальной, всеобщей основы». Любая историческая попытка, которая хочет интегрировать разные действительности в одном и том же историческом проекте, по необходимости требует растворения своеобразия в универсальном. «Имперская раса», говорит итальянский философ, «так же сильно дистанцируется от своих собственных качеств, как и от тех, которые свойственны другим расам; она не заменяет один патриотизм другим: она ставит универсальность на место частного».

Таким образом, мировоззрение, которое рассматривает общность расы и соответственно нации как центральную, а государство как вторичную и происходящую от общности нации действительность, никогда не сможет преодолеть свое собственное своеобразие без применения насилие. Европа Наполеона Бонапарта и Европа Гитлера – это два красноречивых примера политических структурных компонентов с риторикой об империи, «рейхе», но с национальным характером, политика которого в долговременной перспективе могла только лишь углубить расщепление давно утраченного европейского единства. В отличие от них Юлиус Эвола ссылается на «католическое средневековье, а также на Римскую империю или Индию как примеры действительно осознанной универсальности: они показывают нам возможность глубокого культурного и духовного единства внутри многообразия, часто даже несмотря на все конфликты, которые вели друг с другом государства и этносы внутри этих империй. Если потребуется в будущем создать европейское единство, то сделать это удалось бы только таким образом».

После этого изложения критики Эволой нации и национализма мне представляется необходимым и уместным сделать несколько критических замечаний.

В первую очередь нужно указать на то, что Юлиус Эвола в одном из своих текстов придает положительный смысл национализму, аристократическому национализму, который противостоял бы демагогическому национализму, национализму, который не боролся бы с традицией, как мы только что описали, а скорее был бы реакцией на самые последние формы современного упадка и коллективизма. Я уверен, что многочисленные и внимательные читатели Эволы, которые находятся в зале, не упустили бы момент напомнить мне об этих местах в тексте. Тем не менее, несколько причин побудили меня к тому, чтобы я в основной части моего доклада не касался этого.

Прежде всего, этот «положительный» национализм из-под пера Юлиуса Эволаса – это лишь другое наименование аристократической реставрации и в остальном имеет мало общего с концепцией нации. Речь тут больше идет о попытке завоевать территорию на понятийном и идеологическом поле (статья написана в году, когда повсюду в Европе у власти были националистические режимы). На другой странице Юлиус Эвола курьезным образом упоминает возможность, которую предложил бы этот национализм для методического восстановления традиционалистского порядка, в духе точного поворота вспять нынешнего разрушения: «Что касается этого национализма, который следует восстановить, то его целями должны быть следующие: в первую очередь упорядочить и привести в форму все, что в обществе соответствует физической, жизненно необходимой или животной сферам человеческого тела и относится к двум нижним, подчиненным классам: работа, экономика, политическая организация в узком смысле этого понятия, последствием этого был бы экономический мир, который вызвал бы освобождение энергий более высокого вида и сделал бы этим возможным оказание воздействия на более высоком уровне. Затем можно было бы приступить к восстановлению второй касты, воинственной аристократии, к которой принадлежит первый из аристократов: монарх».

Несмотря на то, что этот симпатичный план, если на него посмотреть зрело и уравновешенно, нереален, остается заметить, что Эвола занимает здесь позицию, которая находится в противоречии с традиционалистским вариантом истории; с этой точки зрения после завершения последнего века (Кали-Юги, темной мировой эпохи, Железного века) произойдет гигантский переворот, революция в первоначальном смысле слова, из которой мир поднимется в новый цикл нового Золотого века. Это не имеет никакого отношения к «программе восстановления» традиционалистского порядка на манер Эволы, восстановления, которое еще исходило бы только с нижнего уровня («экономического мира»).

Ни в каком другом месте в своих трудах Эвола не повторял это представление, что допускает вывод, что оно было больше следствием давления политической конъюнктуры, чем основательных размышлений самого автора.

Если не считать этого, в общем и целом, второстепенного момента, то вторая основная критика, которая напрашивается нам, касается постоянного отождествления Эволой «демоса», массы, нации, общества, все из которых воплощают, тем не менее, качественно различные реальности, и которые автор путает с принципом количества и господства наибольшего количества. В его работах положительный свет нигде не падает на понятие тотальности или общности как альтернативные парадигмы по отношению к царящему над всем индивидуализму (Юлиус Эвола, который как Ницше не боялся защищать «аристократический индивидуализм» от коллектива или массы).

Видя в прорыве нации только одну причину упадка, только гримасу разрушения или тайной войны, которую ведут некоторые закулисные силы, как он не устает это излагать, Юлиус Эвола отказывается познать разнообразие факторов, которые объясняют успех и прочность национально-государственных порядков. Так как нация могла развиваться только в том случае, если она отвечала коллективному требованию, возникшему из смерти реальных общностей принадлежности под двойным ударом государства и рынка. Она является тем, что Серж Латуш с полным основанием назвал «общественным компромиссом новейшего времени», как убежище «оторванных от общностей» промышленной революцией индивидуумов, как тот кусок мечты, который был дозволен массам, чтобы заставить их забыть о непосредственных влияниях утилитаристского общественного устройства на все социальное тело. Она – форма принадлежности, которая допускалась и иногда порождалась идеологией экономики.

Луи Дюмон, другой поклонник Индии и традиционных обществ, тексты которого часто дополняют тексты Эволы, очень хорошо показал значение различения индивидуализма и целостности, чтобы можно было понять сущностное ядро нации. Для него нация возникает не «из простой конструкции солидарностей, которая никак не связана с определенными ценностями. Система ценностей исключает нацию (система ценностей цельных обществ); другая не разрешает никаких других политических групп. [...] Нация – это современная социополитическая группа, которая соответствует идеологии индивидуума». Будь нация теперь собранием индивидуумов или коллективный индивидуум – она, во всяком случае, не может отрицать индивидуалистические предзнаменования, под которыми она родилась: индивидуалистический принцип, который пренебрегает социальной совокупностью и отношениями людей между собой.

Нация означает не только свержение и разрушение «более высокого мира», она – также современный ответ на всеобщую потерю людьми своих корней. Но национальное государство обречено на гибель: его абстрактность, его противоречивое отношение к конкретизации и к экономизации общественных отношений, его бессилие приспособиться к современному геополитическому положению, его нынешняя неспособность обновиться с самих своих корней, а также его отход на рациональные и эгалитарные основы не допускают другого конца.

Конечно, также основание ордена «граждан идеи» или «доброго дела», как это формулировал Юлиус Эвола, достойно нашего полного одобрения, даже если все это останется только благим пожеланием. Но можно также предположить, что ответ на национальную потерю корней придет «снизу» – ведь последствия идеологии модерна ощущались и ощущаются там все же жестче и отчетливее всего.

Мартин А. Шварц Александр Дугин и мы Некоторые критики придерживаются мнения, что каждый, кто положительно высказывается о создании евразийской империи, должен по всем или, по меньшей мере, по всем принципиальным вопросам совпадать с Александром Дугиным. Однако Александр Дугин – это не просто журналист, агитатор или политик, а прежде всего ученый и философ. Его немногочисленные тексты из этих вышеупомянутых сфер, которые переведены на западные языки, демонстрируют оригинальный дух с большой синтетической силой, дух, связывающий многих авторов, которых мы знаем и ценим, с такими, которые мы меньше знаем и ценим, или не знаем и не ценим вообще. Эта связь происходит преимущественно – вопреки некоторым утверждениям – не синкретично, а из более высокого синтеза.

Кое-что другое – это позиции и заключения по актуальным политическим вопросам и адаптации его евразийской концепции. Сегодня Дугин, похоже, говорит уже не о континентальной евразийской империи последних дней, а, в смягченной реально-политической интерпретации, о политическом полюсе, о Владимире Путине, вокруг которого группируются силы сопротивления против глобалистских претензий сверхдержавы США: государства, союзы, нации и так далее. Дугин избегает всего, что могло бы сделать его обременительным для Кремля. Это может быть умно с реалистичной точки зрения, так как это поддерживает поворот российского правительства в евразийскую сторону, однако, это может дискредитировать его философскую позицию, так как далеко не все считают хозяина Кремля однозначно положительной фигурой. По всей видимости, отношение России к государствам, которые стали бы решающим краеугольным камнем евразийской империи, как Китай или Иран, все время использовалось только как козырь в игре против США, чтобы добиться собственных (экономических) преимуществ. Стоит лишь Западу сделать маленькую уступку, как «стратегического союзника» выбрасывают за борт. Голосования в Совете Безопасности ООН говорят об этом более чем убедительно.

Что может стоять за путинизмом Дугина, показывает следующее сообщение Кая Элерса: «Самую большую неожиданность в этот день я пережил во время встречи с Александром Дугином, моим особенным противником на евразийском поле. Я в ужасе от его националистических извращений евразийской идеи, от его мистицизма вокруг «евразийского хартленда» и вокруг миссии России как завершителя Третьего Рима. С давних пор я встречаю его, прежде всего, для того, чтобы провести между нами демаркационную линию.

В этот раз Дугин представляет себя активным представителем многополярного мира, в котором Россия является одним из центров наряду с тихоокеанским и европейским! На мое замечание, что во времена Перестройки и после нее он говорил совсем иначе, выступая за конфронтацию евразийского блока с трансатлантическим блоком, он заявил, что это, мол, были детские болезни из того времени, когда его захватил переизбыток эмоций – мотивированный заботой о сохранении России.

Но это время прошло, благодаря Путину страна консолидировалась. И сегодня на Путина оказывают влияние три мозговых центра: национально-либеральный, евразийско-патриотический и националистический. А сам Путин – что-то вроде смягчающего, регулирующего элемента, который, однако, скоро будет снесен прочь. «Тогда придем мы!» – «Мы», это «евразийские патриоты».

Фронт, о котором мечтает Дугин, отличается от фронта Гейдара Джемаля только религиозным окрасом: Дугин как православно-христианский – Джемаль как мусульманский политический мистик. Следовательно, Дугин воспринимает Джемаля, Проханова и других как тех, кто «за него», т.е. как своих сторонников. Так же как он сам видит себя «за Путина». «После Путина будем только лишь мы или наступит крушение».

Изменчивость идеологии принципиально не мешает нам в этом. Наоборот. То, что позицию Дугина настолько тяжело понять всем ученым, которые занимаются чем-то большим, чем антифашистской агитацией – а для этого все равно нужен фашистский противник, это свидетельство того факта, что речь у него идет не об идеологиях, а о тех принципах, которые по-разному конкретизируются в историческом и культурном плане, в современное время в форме идеологий.

Между людьми, которые сохраняют всю свою идентичность с помощью идеологического догматизма, и теми, кто рассматривает идеологии скорее как одежду, которую можно снова снять и отложить в сторону, если изменилась погода, есть принципиальная разница. Последние кажутся оппортунистами, однако это не так, если они крепко придерживаются принципов, стоящих намного выше любых идеологий. «Настоящее государство», о котором говорил Эвола, «империя»

и вместе с тем, в конечном счете, политическая сторона «традиции» может осуществляться фашистским, коммунистически-спартанским, языческим, православным, исламистским путем, так как она больше, чем все эти обусловленные исторической ситуацией оболочки. Идеологи безошибочно чуют это: тот, у кого есть более высокие принципы, чем их партийные идеологии, не принадлежит к их компании. Поэтому таких людей как Александр Дугин, Франко Фреда, Карло Террачано или Клаудио Мутти не понимают, или даже клеймят их как путаников, провокаторов или энтристов (внедренных с подрывными целями); так же и «Железную корону» сегодня преследует один узколобый идеолог своим словесным поносом. Так когда-то отодвигали на маргинальные позиции даже Эволу, который в отличие от «настоящего» фашизма, являвшегося, в конечном счете, философией буржуазного либерализма плюс социалистической формой организации, обладал действительно широкомасштабной доктриной. Эта изоляция Эволы, в конце концов, нанесла вред фашизму, который после этого, оставшись без прочной опоры на принципы, оказался исторически преходящим эпизодом.

Что касается Александра Дугина, то нельзя подвергать сомнению его принципиальное укоренение в традиции и в образце «настоящего государства» и «империи». Но можно ли реализовать эти вечные принципы в путинизме, это уже другой вопрос. В одеянии национал-большевизма он нравился больше.

Но есть также такие политические «актуальные вопросы», которые как бы придают трансцендентность этому уровню. Один из таких вопросов – сионизм. Эта тема не просто какой-то любимый конек. И эта тема также не подчинена империализму, хотя сионистский режим исполняет, без сомнения, первостепенную роль в планах американского империализма по проникновению во всю арабскую нефтеносную зону и нарушению геополитического единства Средиземноморского региона. Палестинский вопрос это тоже не чисто этнический конфликт вроде многих других, хотя, без сомнения, он является также и таковым. Любой борющийся за освобождение националист должен знать, на чьей стороне он стоит и не должен искать никакого «национально-народнического сродства»

между сионизмом и немецким национализмом, как это недавно произошло в одном националистическом журнале (вместо того, чтобы описать сотрудничество между сионистами и Третьим Рейхом просто как результат экономикополитического шантажа).

Шарль-Андре Жили пишет в своей книге «Профанация Израиля в соответствии со священным правом»: «Признавать «Государство Израиль» подразумевает то, что объявляют правильным профанацию, в которой оно виновно, что становятся его сообщником, и в частности, что несправедливо заявляют, что оно поощряется божественным благословением и используется в целях обоснования господства Бога и гарантировать Его власть. Бороться с таким государством означает укреплять его; но признание, тем не менее, укрепляет его еще больше: это адская дилемма. Для каждого традиционалистского духа единственной легитимной позицией, одновременно основанной на правде и на праве, является отказ от такого признания, чего бы этот отказ ни стоил. Первым долгом для ортодоксального еврея, христианина или мусульманина должно стать непризнание еврейского государства. [...] Несомненно, сегодня нет более необходимой священной войны, чем та, который является долгом для каждого мусульманина и так же для каждого традиционного духа – заклеймить эту оскверняющую профанацию, которая содержит в себе зародыш одной из самых темных пародий, которая только может быть измышлена контринициацией: строительство «Третьего храма» в Иерусалиме, третьего по счету после храмов Соломона и Ирода, на том месте, где сегодня находятся Купол Скалы и Мечеть Омара».

Провидец апокалипсиса Александр Дугин определенно в полной мере осознает значение такого действия, которое касается отнюдь не только мусульман, но и хорошо известно в христианстве под понятием «Царства Антихриста».

Действительно он в 1995 году высказывался с достойной подражания ясностью:

«К сионизму я отношусь крайне негативно. Во-первых, это движение противоречит самому еврейскому традиционализму, так как сионисты строят свои доктрины на отрицании трех важнейших талмудических принципов: во-первых, не восставать против народов, среди которых живут евреи, во-вторых, до прихода Мессии не собираться большими массами на «Земле обетованной», в-третьих, не приближать конец времен. Те, кто нарушают эти заветы, не могут считаться евреями в полном смысле этого религиозного, мистического термина. Об этом подробно рассказано в книгах и статьях известного нью-йоркского раввина Мейер-Шиллера, который не просто является высоким авторитетом современного иудаизма, но носит титул «Маггид Шиур», а для иудаистов это о многом говорит. Во-вторых, Израиль геополитически изначально являлся стратегической базой воинствующего атлантизма (вначале Англии, потом США) на Ближнем Востоке. Это государство и идеологически и политически ориентировано на капитализм, Запад и ту систему ценностей, которая прямо противоположна принципам русского национального мировоззрения и евразийской геополитики в целом. Но вместе с тем антисемитский расистский подход в отношении евреев я абсолютно исключаю».

Но за прошедшее время точка зрения Дугина очень изменилась. Причина этого?

Естественно, «три важнейших талмудистских принципа» за это время не изменились, также и положение сионизма как форпоста западной цивилизации посреди исламского мира и на стратегически важном фланге Евразии не может подвергаться сомнению. Но за прошедшее время произошло мощное переселение в Израиль «русских евреев», которые на самом деле во многих случаях больше русские, чем евреи, но при этом настроены антиарабски и расистски не меньше, чем их сионистские коллеги из Бронкса или временные израильтяне из Майами.

Александр Дугин несколько лет назад продемонстрировал двух сомнительных сионистских «раввинов», которые должны были представлять «израильское евразийство», преследуя при этом как раз контртрадиционный проект Третьего храма – и вместе с тем неизбежное разрушение святынь Харам-ас-Шарифа и апокалиптическую решающую битву у Армагеддона – после чего мы на несколько лет прервали любые контакты с ним. О том, поддерживает ли еще Дугин контакты с этими субъектами, есть разные мнения, но на виду они больше не появлялись. Тем временем Дугин уточнил свою точку зрения по отношению к сионизму, способом, который хоть и ошибочен, однако может быть достоин обсуждения. Исходя из лозунга победившего на выборах «Хамаса»: «Ислам – наше решение», Дугин провозглашает лозунг «Традиция – наше решение» и надеется на укрепление религиозно-еврейского элемента – хотя, как мы видели, однако, еврейская традиция запрещает евреям собираться в Палестине до прибытия Мессии.

Иранский президент Махмуд Ахмадинежад предложил единственное соответствующее традиции решение вызванной сионизмом проблемы: возвращение евреев в страны их происхождения. Совместное проживание мусульман, евреев и христиан в Палестине, за которое выступает Дугин в духе евразийства, возможно только после устранения сионистского режима и под защитой исламского закона. Как пишет Шарль-Андре Жили, «двуличие и слабость людей не могут изменить Божественное Право или объявить его утратившим силу. В силу полученного им поручения и благодаря своему циклическому положению ислам может лучше всех других религий наблюдать за этим правом и сохранять традиционную ортодоксию. Можно определенно предположить, что он никогда не примет этот законченный факт [сионистское государство – примечание редактора]». На это, впрочем, указал Клаудио Мутти в своем «возражении Дугину».

В упомянутом тексте 1995 года, который состоит из ответов на вопросы или критику в его адрес, Дугин рассказывает: «Я убежден, что сейчас России и русским патриотам просто настоятельно необходимо начать мыслить геополитически, учитывая не просто романтические мифы «националистов» и славянофилов, но холодную реальность международного расклада сил. А этот расклад таков: есть гигантский атлантический блок, стратегически доминирующий на всей планете, и есть созвездие государств, народов, наций и религий, которые смутно и инерциально, но стремятся противостоять этой силе. Простейший подсчет стратегических, военных, геополитических, экономических и демографических ресурсов дает математически однозначный и неоспоримый результат – не просто победа, но даже начало реальной борьбы за независимость от атлантистского диктата зависит только от немедленного создания широкого континентального блока на базе Евразии. Его центром может быть только Россия, но без других евразийских «больших пространств» (и, в первую очередь, без антиамериканского исламского мира) ни о каком будущем не может идти и речи. Говорить о «чистоте славянской расы», о «крови», о «этнических чистках» в таких условиях не только безнравственно, но и совершенно безответственно, в первую очередь перед русским народом.

Что касается мифа о «солидарности белой расы», то это чистая утопия, приведшая, кстати, к геноциду не только евреев, но и славян. Крах Третьего Рейха – это плата за эту бредовую, противоречивую и в корне ложную концепцию.

Англо-саксонский мир – это одна социально-политическая и культурная реальность. Жители Средней Европы – это нечто другое. Восточный мир Православия и славянства – третье. Я убежден, что многие небелые народы Евразии нам, русским, в тысячи раз ближе по духу и культуре, чем американцы. В этом вопросе я полностью разделяю позицию Льва Гумилева».

И в этих пунктах мы согласны с Дугиным на сто процентов. Россия – это центр евразийского проекта не потому, что русские – это такие милые люди, не потому, что мы считаем русских «избранным народом», и уж точно не потому, что мы в таком восторге от рыбоглазого бывшего шпиона в Кремле, а потому, что к этому принуждает география. Встать и сказать: «Кровь – это больше, чем почва» может вызвать аплодисменты в определенных кругах, но последовательным выводом из этого было бы, что земля сначала должна была бы быть заселена собственной кровью, чтобы кровь также смогла оказывать политическое воздействие.

Генрих Гиммлер попробовал это, и мы здесь вовсе не хотим вспоминать об итогах этого. Достаточно одного: это не окупилось даже для самой Германии. Но сегодня даже для такой безумной попытки отсутствуют все предпосылки. Решающий вопрос, не только для нас, состоит в отношении евразийско-русского большого пространства к исламскому большому пространству. Сионистские агенты в «правом» движении, Александр Дель Валь и Гийом Фай, правильно говорят, что США используют ислам в качестве инструмента против Европы и против России. Только вывод, который они делают из этого, что Европа должна броситься на борьбу с исламом и видеть стратегического союзника в США и Израиле, на самом деле не сразу становится очевидным. В конце – в зависимости от варианта – либо расходы будут слишком велики или будут достигнуты цели дестабилизации региона («creative destruction»), которые вернут США обратно на их (кажущиеся) изоляционистские позиции, тогда как регион Средиземного моря запылает, а Европа на десятилетия впутается в вендетту со своими соседями. Это тогда и станет «Американским Ренессансом», о котором грезит Фай, и ради которого он специально отправился – несмотря на свой большой страх полетов – к своим друзьям в God's Own Country. Полностью лишенная всякой логики позиция «евросибиряков» перекрывается только их призывом к солидарности белой расы, которую англосаксы всегда обнаруживают тогда, когда оказываются в опасности потери своего империалистического влияния.

Если Дугин высказывается против любого расизма, это, кажется, противоречит его мистике «Арктогеи»; но мы предполагаем, что он понимает это так, как мы с Эволой понимаем это: против любого плебейского биологического расизма, в то время как на напряжении между хаотичными и упорядочивающими силами душ строится внутренняя иерархия каждого народа – обозначить ее понятием «раса» было бы плохо, лучше применить понятие «дворянства», «аристократии», а не охлократия богатства и популизма. Уже Ницше говорил об «аристократических расах»: «римская, арабская, германская, японская аристократия, гомеровские герои, скандинавские викинги». Над противоречием «расизма» и «антирасизма» глумятся точно так же, как над непонятным понятием «универсализма».

Так как немцы – в большинстве своем христиане – должны видеть врага в исламе так же, как и в американизме, так как он «универсален», хотел бы один «генератор идей» жульническим способом внушить националистам. То, что инспирированный Ветхим Заветом, эмигрировавший из Европы сектантский мессианизм «WASP»ов («белых англосаксонских протестантов») хочет сделать весь мир одинаковым, «универсалистским» – и также делает это путем западнизации и коммерциализации всего мира! – а с другой стороны «универсальный» ислам «окончательно закрепляет» все предшествовавшие религии, т.е. берет их под свою защиту, как ковчег традиций в конце цикла (который однозначно определяется глобализацией, так как вопреки всем космическим фантазиям больше, чем вся эта Земля ничего нет, после нее будет конец, и должен начаться новый цикл), то это должно быть одним и тем же. Вместо этого нужно провозгласить тотальное разнообразие, т.е. постмодернистскую хаотичность, так как она «языческая» и вместе с тем «национальная». Почему единство нации все еще дозволено, остается неясным. Снова это может означать «Традиция – наше решение». Традиции, составными частями которых являются также нации, – это отображения одной примордиальной традиции, последним воплощением которой является ислам, который включает в себя и заканчивает все прежние, не поглощая их, так как они могут существовать до появления Махди (который также распустит тогда исламские правовые школы). Апокалиптическая перспектива свойственна, впрочем, также всем другим традициям (в противном случае это были бы не полноценные традиции), и их стоит упомянуть, так как противоположная позиция, поставленный на голову порядок, контртрадиция, базирующаяся на воздействии контринициации так отчетливо проявляет свои контуры, представляя саму себя в качестве инструмента Бога. При этом нетрудно увидеть в них предвестников Антихриста, Даджаля. Александр Дугин раньше тоже много говорил об этом, а теперь, похоже, делает это большей частью только в гомеопатических дозах.

Чандала-националистические графоманы и повторяющие вслед за ними Дорнбуши могут и дальше ставить нам в упрек те или иные отклонения от реальнополитических концепций современности, которые представляет или якобы представляет Дугин. По существу, в субстанции и в трансцендентности, которые они не в состоянии увидеть, Дугин был и остается «одним из нас».

Маркус Фернбах Православное сопротивление западной концепции прав человека Реакция Между 1872 и 1884 годами, в то время, когда уже созревали «горькие плоды»

либерализма, русский аристократ Константин Леонтьев сформулировал свое понимание: «Но это общенравственное начало, эта чистая этика, освобожденная от всякой ортодоксии, от всякого мистического влияния, не есть ли именно этика все того же среднего, буржуазного типа, к которому хотят прийти нынче многое множество европейцев, сводя к нему и других посредством школ, путей сообщения, демократизации обществ, веротерпимости, религиозного индифферентизма и т. п.?» Этих было время восстаний, крестьянских бедствий, упадка аристократии и идущего параллельно с ним подъема купленного за деньги дворянства. Бедствие усиливалось общим упадком и идущим вместе с ним упадком местных учреждений. В духовной западнизации за счет либеральных идей Леонтьев чувствовал намного большую угрозу, чем в идеях социализма: последний в противоположность либерализму мог бы при цельных слоях населения, по крайней мере, вызвать еще полезную консервативную реакцию. Однако в любом случае, оба течения вели «к одной революции: к проклятой однородности». Вышедший укрепившимся из европейских революций уравниловский и светский либерализм уже тогда расплескивался по дореволюционной России и готовил путь своему обруганному брату-близнецу, большевизму. Несмотря на все свои зверства, большевизм неосознанно законсервировал русско-православный дух, который спустя более семидесяти лет проснулся, наконец, из своего красного кошмара.

С конца Советского Союза в 1991 году влияние православной церкви непрерывно возрастает. Прежде всего, молодое поколение русских снова толпами идет креститься в когда-то подвергавшиеся насмешкам церкви. Также большинство посткоммунистических русских интеллектуалов заново открывает для себя «сущность русской души», интеллектуально обрабатывает это открытие и в немалой доле приходит к результату, что русская православная церковь используется новыми атеистическими правителями в Кремле в качестве инструмента.

Причина этой предполагаемой инструментализации церкви государством основывается на сути и истории православия. Если рассмотреть отношения между государством и религией в царские времена, то можно увидеть, что существовала определенная симфония между императором и главой христианской церкви. Церковь всегда видела в царе своего естественного покровителя и хранителя православия. Ее собственные задания в пределах этой конструкции ограничивались самой исконной областью: сохранением духовных истин и церковного порядка. (Непонятно, какой именно период истории монархии в России имеет здесь в виду автор, поскольку отношения церкви и государства до и после Петра Первого и его церковной реформы существенно различались. – прим. перев.) Душа России Поэтому западная система светского государства коренным образом чужда русскому духу. И потому это естественный процесс, что части русского духовенства также сегодня снова поддерживают государство. Владимир Путин, в глубине души в принципе модернистский кремлевский хозяин сегодняшней России, является знатоком «русской души» и знает, как соответствующим образом воспользоваться ею. Как Александр II до него президент Путин также умеет привлечь представителей великорусской идеи, как и представителей православной церкви к верности идее нового сильного Российского государства.

Тем не менее, в противоположность царским временам Россия наших дней разрывается между традицией и либеральным капитализмом. Насколько чуждой должна представляться государствам западной «общности ценностей» сущность настоящей традиции, настолько чужда также Матушке-России сущность либерализма. Душевное состояние сегодняшнего русского человека кажется противоположным душевному состоянию современного западнизированного европейца.

Но каковы причины этой противоположности? Самое сильное влияние оказала на русское православное христианство византийская мистика исихазма в форме молитвы Иисусу. Движение исихазма, сильно воздействовавшее в пятнадцатом веке на движение русских отшельников, снова нашло широкое распространение уже в девятнадцатом веке – в том числе благодаря монахам монастыря Оптина Пустынь. Во вступлении к одному труду русского монаха Иллариона говорится, что молитва Иисусу в девятнадцатом веке, вместе с православной литургией, превратила русский народ в молящийся народ. Русский славянофил и философ Юрий Федорович Самарин (1819-1876) даже возвысил мистику исихазма до основной национальной черты русского человека, которого он называл homorussico-orthodoxus (русско-православный человек). Самарин выделил этот тип как противоположный полюс к «сформированному жадностью материальных благ типу западноевропейского человека». В том же смысле высказывался нобелевский лауреат Александр Исаевич Солженицын о неоспоримом «праве наших ушей на тишину, праве наших глаз на внутреннее видение».

Религия прав человека В наши дни дух православия снова освещает «русскую душу» – шепот проходит сквозь русское общество, и многие события намекают на близкий поворот внутри российского многонационального государства; этот поворот мог бы, в конечном счете, привести к новому рождению православной России как центральной державы, как Третьего Рима в пределах Евразии.

Одним из важнейших событий прошлого года, долгосрочные влияние которого пока еще нельзя оценить в полной мере, был Всемирный русский народный собор в апреле 2006 года в Москве. На нем высшие иерархи Русской православной церкви встречались с высокопоставленными чиновниками, депутатами парламента и различными правозащитниками. Главы церкви демонстрировали свое недовольство «агрессивным либерализмом», который пришел в Россию параллельно с капитализмом и западной хартией прав человека и воспринимался православной стороной как угроза этическим ценностям. Западной концепции прав человека была противопоставлена собственная российская «Декларация о правах и достоинстве человека». В отличие от западной концепции в ней подвергались сомнению либеральные ценности, и отвергалась светская универсальная программа атлантистов. Участники Собора пришли к выводу, что либеральные «ценности» – которых требует Запад в качестве универсальной, всемирной модели – являются лживыми, так как они игнорируют мораль. По соборному мнению права и свободы – если они вырваны из морального контекста – соблазняют людей к преступным и греховным действиям. Отсюда следовала проблематика, что представители западной концепции, мол, приравняли «права человека» к состоянию вседозволенности.

Его Святейшество Кирилл II, митрополит Смоленский и Кёнигсбергский (так у автора, скорее всего, Калининградский) резко раскритиковал западный либерализм за то, что он стирает «границу между добром и злом», так как: «Личность не может реализовать себя таким образом, который мог бы повлечь за собой ограничение свободы других людей». Митрополит привел ряд западных отрицательных примеров: бомбардировки христианских церквей в Косово, которые не вызвали возмущения на Западе, или скандал по поводу карикатур на пророка Мухаммеда, где под прикрытием свободы прессы был спровоцирован и оскорблен весь мусульманский мир. Эти и другие примеры показывали неуважение к морали. Это неуважение Западом основных ценностей защищается «религией прав человека» (Ален де Бенуа).

Уже в апреле 2006 года на Десятом собрании «Всемирного русского народного собора» – основанной церковью и Кремлем головной организации национальнопатриотических организаций – патриарх Алексий II отверг Декларацию ООН о правах человека как аморальную. Также патриарх, как наивысшее духовное лицо Русской православной церкви, считает, что укорененные в западном мышлении «либеральные представления» предоставляют людям тотальную свободу без моральных ограничений и ценностей. Патриарх Алексий II высказался даже в том духе, что «права человека» для России представляют даже большую опасность, чем коммунистический атеизм.

«И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется». (Евангелие от Матфея, 24, 12-13) Какой долговременный эффект окажет это заявление Собора на Европейский Союз, мы узнаем только со временем, так как весьма влиятельная в православном мире Русская православная церковь оказывает также сильное влияние на те центральноевропейские и восточноевропейские национальные православные церкви в странах, которые уже являются членом ЕС или хотят стать ими в ближайшее время. К этому еще добавляется Акт о каноническом общении, подписанный 17 мая в Храме Христа Спасителя первоиерархом Русской православной церкви заграницей митрополитом Лавром и митрополитом Алексием II, что должно было восстановить единство русской церкви.

Реакция Запада на русский вызов По причине этой синергии возникает вопрос, может ли расширенный на Восток Европейский Союз на долгий срок сохранить западную, светско-либеральную конструкцию прав человека.

Россия хоть и ориентируется, с одной стороны, все сильнее на западноевропейские нормы и законы, но на другой стороне стоят многие влиятельные реставраторские силы, которые – как, например, Александр Дугин – как раз и не рассматривают Россию в качестве географической, исторической и духовной составной части Европы. И эти силы – прежде всего Русская православная церковь – изо всех сил отказываются слепо следовать идеологическим предписаниям Запад и вместе с тем рано или поздно утратить свою собственную душу.

Дьякон Андрей Кураев удачно сформулировал русско-православное послание Европе такими словами: «На окраине Европы мы защищаем ценности старой Европы». Митрополит Кирилл II идет еще на один шаг дальше. В одном интервью на тему глобализации он дает понять, что видит «Россию как евразийское государство, которое объединяет в себе Восток и Запад, и располагает неповторимым цивилизаторским потенциалом».

И как реагирует Запад на этот вызов? Немецкая пресса, в частности газета «Берлинер Цайтунг» от 15 сентября 2007 года, взволнованно заявляет о «рождении клерикального фашизма» в России. В своей статье газета ссылается на представленный в конце августа 2007 года новый проект под названием «Русская доктрина». Этот памфлет был представлен публицистом под псевдонимом «Максим Калашников» и двумя принадлежащими к Московскому патриархату соиздателями. Манифест, разработанный экспертной группой под названием «Центр динамического консерватизма» («Калашников»-Кучеренко всегда был склонен к громким названиям – прим. перев.), должен служить «модернизации России на основах духовно-моральных ценностей и консервативной идеологии». Митрополит Кирилл II «на презентации этого произведения выразил надежду на то, что эта доктрина могла бы послужить в качестве руководства к действию для будущей правящей партии и для Кремля». Для либеральной берлинской газеты это означало предположение о том, что манифест якобы требовал, по словам автора статьи, создания «православного правоконсервативного движения», которое «стремится к преобразованию России в теократическую сверхдержаву». Доктрина намечала экономические, социальные и образовательные реформы, которые нужно осуществлять в согласии с традиционными русскими ценностями. С традиционными ценностями и представлением о «социальном обеспечении и широкомасштабном здравоохранении», а также с представлением, что «школы нужно преобразовать в центры воспитания здоровой элиты, чтобы уверенные в себе русские дети вырастали как представители великой цивилизации, исторической семьи, принадлежать к которой – большая честь», либеральная Германия двадцать первого века, естественно, не может совсем ничего поделать, ведь «наша» мэйнстримная пресса представляет и рьяно защищает западную систему «ценностей». Больше всего в газете жалуются на то, что «российская общественность до сих пор едва ли хоть как-то отреагировала на этот клерикально-фашистский манифест».

Могло бы возникнуть подозрение, что реставраторские силы изолированы в русском обществе, но это совсем не так: многие депутаты Думы и региональных парламентов поддерживают эти группы или даже сами в них входят. Александра Дугина тоже охотно приглашают на телевизионные ток-шоу и дискуссионные форумы. Не в последнюю очередь Дугин стал постоянным участником передач, появившихся на патриотическом православном телеканале «Спас» в 2007 году.

Угроза американского империализма Патриотические круги России уже довольно давно поняли, что Запад – прежде всего США – пытается насильственно распространить по всему миру свою «религию прав человека». Самые актуальные примеры – это, среди прочего, войны в Ираке и в Афганистане. Атлантисты вбивают в сознание общественности мысль о неизбежном столкновении между «христианским западом» и «исламским востоком». Президент Джордж Буш-младший, как известно, даже дошел до того, что провозгласил «крестовый поход против террора». Стремление втянуть в эти конфликты также Россию не остается незамеченным для антилиберальных российских сил. Министр иностранных дел Сергей Лавров относительно этого заметил на вышеупомянутом Соборе: «В этом я вижу угрозу не только фундаментальным интересам международного положения России, но и ее внутреннему развитию как многонациональной и многоконфессиональной страны». Так как не только русские православные отвергают либерализм. Идея «национального возрождения охватила все этносы России, причем практически для каждого этноса религия представляла компонент его национального возрождения. В полном согласии с образом действия центральной власти в Москве органы власти соответствующих национальных республик также поддерживают свои «национальные религии» и стараются опереться на них». Так, органы власти северокавказских республик поддерживают ислам, а в Калмыкии и Туве активную поддержку получает буддизм.

«В середине двадцатого столетия народ того времени начнет становиться неузнаваемым. Когда время будет приближаться к пришествию Антихриста, разум людей помрачится от страстей плотских, и все более будет усиливаться нечестие и беззаконие. Мир тогда станет неузнаваемым, изменятся облики людей и нельзя будет ясно различать мужчин от женщин, благодаря бесстыдству в одежде и форме волос головы. Эти люди одичают и будут жестокими, подобно зверям, из-за соблазнов Антихриста. Не будет уважения к родителям и старшим, любовь исчезнет. Пастыри же христианские, епископы и священники, станут мужами тщеславными, совершенно не различающими правого пути от левого. Тогда нравы и предания христиан и Церкви изменятся. Скромность и целомудрие исчезнут у людей и будут царить блуд и распущенность. Ложь и сребролюбие достигнут высшего предела, и горе накопляющим сокровища. Блуд, прелюбодеяние, мужеложство, тайные дела, кража и убийства станут господствовать в обществе».

(Пророчество Святого Нила Мироточивого Афонского (умер в 1651 году)) От участников Московского Собора также не ускользнуло то, что, к примеру, беспорядки в заселенных мигрантами окраинах европейских городов, волна исламских протестов против некоторых безвкусных враждебных к исламу публикаций в прессе Западной Европы и, наконец, рост международного терроризма связаны с доктриной прав человека. Участники Собора на полном основании исходят из того, что Запад пытается втиснуть все разнообразие мира в такие формы демократии, которые были искусственно созданы исключительно в западноевропейском философском контексте. Рене Генон замечал, что «такие тезисы как «равенство» «прогресс» или как называются все остальные «светские догмате веры», которые почти все наши современники воспринимают слепо, в большинстве своем получили свою четкую формулировку [только] в течение восемнадцатого столетия». Для Генона результатом «светских догматов веры»

является, наконец, современная демократия, которую он рассматривает как «чистую невозможность». Генон писал: «Самые решительные доводы против демократии можно сформулировать следующим образом: высшее не может происходить из низшего, поскольку из меньшего невозможно получить большее, а из минуса плюс. Это абсолютная математическая истина, отрицать которую просто бессмысленно». Либеральную демократию и ее неудачного ребенка и их «религию прав человека» нельзя привести в согласие с традиционалистскими учениями, такими как ислам, буддизм, индуизм, католицизм и православие.

Сейчас наконечником копья борьбы за «права человека» являются США. Майкл Ледин, идеолог «неоконсерваторов» (Neocons), открыто и недвусмысленно выразил невозможность сосуществования между традицией и западным мышлением: «Творческое разрушение – это наше среднее имя, внутри и снаружи нашего собственного общества. Мы каждый день низвергаем старый порядок, от бизнеса к науке, литературе, искусству, архитектуре и от кино к политике и закону.

Наши враги всегда ненавидели этот смерч энергии и креативности, который грозит их традициям (какими бы они ни были) и стыдит их за их неспособность поспевать. Так как они видят, как Америка упраздняет традиционные общества, они боятся нас, так как они не хотели бы, чтобы их упразднили. Они не могут чувствовать себя уверенными, пор пока мы здесь, так как одно лишь наше существование – наше существование, а не наша политика – угрожает их законности. Они должны атаковать нас, чтобы выжить, так же как мы должны разрушить их, чтобы осуществить нашу историческую миссию».

«На последующих страницах мы назовем нигилистами людей разных, казалось бы, взглядов: гуманистов, скептиков, революционеров всех направлений, художников и философов различных школ, но всех их объединяет одна общая цель. Имеем ли мы дело с «позитивной» критикой христианских истин и установлений, революционным насилием, направленным против старого порядка, апокалиптическими видениями всеобщего разрушения и близости земного рая, «объективными» научными трудами, имеющими задачей «улучшение жизни» в этом мире, цель у них у всех одна: отказ от Божественного Откровения и подготовка нового порядка, в котором не останется и следа старых представлений и в котором человек будет единственным богом».

(Отец Серафим Роуз. Nihilism: the root of the revolution of the modern age.

Piatina: St. Herman of Alaska Brotherhood, 2001, стр. 20.) Так целенаправленно и быстро разрушают высокоразвитые культуры и традиции во имя свободы. Свободы, которая требует абсолютного индивидуализма, безграничной безбожной свободы. Питер Крифт, американский католический публицист, очень удачно заметил, что современный человек по его собственному пониманию находится в постоянном процессе изменения, так как человек по сущности своей нестабилен и динамичен. Он должен либо подниматься выше, либо опускаться ниже. По мнению Крифта, человек, который не поднимается к Богу, опускается вниз к животному состоянию. И Мартин Лингс указывал, что «требование свободы это, прежде всего, требование Бога, причем абсолютная свобода является существенным признаком божества».

Богочеловек Христос высказывался в этом смысле, когда говорил: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Нико Рор Сотрудничество Европы и России – создание евразийского экономического пространства В изменчивой истории Германии и России снова и снова были фазы сотрудничества, мирного сосуществования, но были также и периоды открытой вражды, причем оба названных первыми политических состояния однозначно были обычным явлением. Вспомним, например, о сотрудничестве – пусть даже только военном – различных немецких княжеских домов под руководством Пруссии в освободительных войнах против Наполеона в 1813-1815 годах. Или подумайте о «тихом» союзе между Германской империей и молодым Советским Союзом. Оба государства считались главными проигравшими Первой мировой войны. Суровый и мстительный диктат Версаля едва ли оставлял проигравшей Германской империи шанс на передышку и осуществлял беспрецедентное экономическое, политическое и военное порабощение немцев. Открыто продолжавшаяся вражда держав Антанты по отношению к советским правителям России выражалась в отправке экспедиционных войск и в прямой поддержке противников революции, а также в разрыве дипломатических отношений. Результатом этих мероприятий стала полная внешнеполитическая изоляция нового государства. Было очевидно, что оба «проигравших» решились на единственный выход из этого очевидно дискриминационного положения – они сблизились между собой. В 1922 году оба государства заключили Рапалльский договор и установили дипломатические отношения, а также втайне развивали свое экономическое и военное сотрудничество. Это взаимодействие вопреки идеологическим различиям продержалось до 22 июня 1941 года, дня, когда Вермахт вторгся в Советский Союз и нанес удар по Красной армии, находящейся в состоянии подготовки к нападению на Германский Рейх. После окончания Второй мировой войны сформировались два блока держав, которые разделили весь мир вообще – и Германию в частности – на капиталистическую и социалистически-коммунистическую половины. Последовавшие десятилетия характеризовались постоянными переменчивыми движениями в попытках одной стороны перегнать другую в экономических и военных интересах. Только оказавшийся неожиданным для Запада во главе с США самороспуск Советского Союза привел к окончанию этого устойчивого состояния военного и политического напряжения, названного «Холодной войной», результатом чего стал полный роспуск так называемого Восточного блока. В ходе последовавшего преобразования мира оба немецких государства ФРГ и «ГДР» были отпущены в «справедливость» «Договора 2+4», а затем частично воссоединенная Германия была тесно привязана к ЕЭС (позднее ЕС) и одновременно к НАТО. В то же самое время тотальный отказ от марксистско-ленинской доктрины начал глубокие перемены в русском самосознании.

Посткоммунистическая Россия Новый человек в Москве, президент Борис Ельцин своей безграничной либерализацией доселе управляемой государством экономики привел к полной распродаже государственного имущества и народного достояния. Для русской молодежи все идеалы теперь были разбиты, а мафия бесчинствовала повсюду. Это время как новая «Смута» ушло в историю в 2000 году с приходом к власти Владимира Путина. Теперь новая Россия видит себя подвергающейся опасности окружения со стороны США и их новых союзников, которых можно встретить как в блоке НАТО, так и вне его. Масса этих новых союзников состоит почти исключительно из бывших членов распавшегося вместе с Советским Союзом Варшавского договора, или речь идет о ставших независимыми бывших советских республиках. Это обстоятельство делает для Путина и его правительства вполне понятными поиски партнеров. Партия Путина «Единая Россия» требует сильной и объединенной России, которая отбросит, наконец, позор ельцинской эры и будет смотреть вперед в будущее.

Национальный компонент, в сочетании с социальными обязательствами государства по отношению к его гражданам, должен вызвать чувство единства и уверенности у каждого отдельного гражданина. Русской молодежи, несмотря на негативные результаты демографических исследований – русским пророчат «вымирание» – впервые действительно предстоит сыграть роль защитников будущего. Вера в отечество, веру в собственное руководство, вера в собственные силы в экономике, науке и технике и, наконец, (все сильнее возвращающаяся) вера в бога и православную церковь создают новые идеалы, которые, в отличие от коммунистической утопии, на это раз вполне могут реализоваться.

Россия – богатая сырьем гигантская держава Состояние российской экономики уже несколько лет улучшается – что внушительно подтверждается ежегодным ростом приблизительно на семь процентов.

Утечка капиталов за рубеж приостановилась, а рубль снова циркулирует в собственной стране. Медленно снова образуется стабильный средний класс, и граждане, наконец, благодаря долгое время растущей покупательной способности снова могут потреблять, вместо того, чтобы просто бороться за существование. Но при этом нельзя забывать все еще существующую большую массу бедняков, полностью неимущих, однако они представляют собой бесславный посткоммунистический остаток ельцинских лет. Несмотря на эти существующие проблемы, гигантская империя площадью 17 миллионов квадратных километров с ее 143 миллионами жителей владеет невообразимыми запасами разных видов сырья, оценки которых могут быть только приблизительными, так как полная разведка месторождений до сих пор отсутствовала. В недрах России дремлют – в сравнении с всемирным объемом – 30% имеющегося на планете природного газа, вторые в мире запасы угля и все еще приблизительно 6 % ставшей предметом ожесточенной борьбы нефти. К этим внушительным цифрам нужно добавить большие запасы хрома, вольфрама, меди, олова, золота и алмазов. Не говоря уже о больших лесных пространствах русской тайги как источнике строевого леса и промышленной древесины. Русским, однако, не хватает точного определения местоположения месторождений, установления связи с путями сообщения или создания новых дорог, инвестиций в разработку, добычу и продажу сырья. И здесь Европа, прежде всего Германия, должна сыграть центральную роль, так как во всем мире возникла огромная потребность в этих видах сырья.

Евразийская программа обещает самоопределение В различных партийных и интеллектуальных кругах СНГ существует давно необходимое и плодотворное для обеих сторон представление о сотрудничестве между Россией и Европой в экономических, политических и военных вопросах.

Очень активным защитником такого сотрудничества является Александр Дугин, известный евразийский теоретик, а также политик и близкий консультант президента Путина. (По мнению Антона Шеховцова Путин никогда лично не встречался с Дугиным – прим. перев.) Евразийский союз, за который так рьяно выступает Дугин, может стать активным противоположным полюсом по отношению к опекаемому США Евросоюзу и НАТО, где доминируют США, с одной стороны, и к будущим «сверхдержавам» Китаю и Индии, с другой стороны. Основной предпосылкой для создания этого противоположного полюса является единая Европа с «корневыми странами» Германией, Францией, Италией и Великобританией – а не дикое сборище самых различных средних, малых и совсем маленьких государств, которые своими различными и противоречивыми намерениями мешают Европе, раздувают ее административно и, наконец, ведут к тотальному застою, что отчетливо видно на примере ЕС. В слабой Европе всегда были заинтересованы глобально действующие силы из англо-американских финансовых центров, представления которых основываются на «теории хартленда» британского геополитика Хэлфорда Макиндера. Согласно этой теории, первая заповедь состоит в том, чтобы воспрепятствовать тому, чтобы Германия и Россия пришли к активному континентальному сотрудничеству, так как тогда был бы утрачен контроль над евразийским континентом, и тем самым стала бы невозможна полная эксплуатация месторождений полезных ископаемых. С основанием НАТО и Европейского Союза США удалось создать одновременно два «трамплина» на старом континенте. Благодаря тесной связи государств Западной Европы с США во время процесса формирования желаний европейцев в них как бы между прочим можно внедрять американские интересы, и вследствие этого подвергать европейцев мелочной опеке во всех сферах. Это американское доминирование распространяется, само собой разумеется, на новых союзников / вассалов США в Восточной Европе и Азии и представляет тем самым потенциал конфронтации к российским интересам в области безопасности и экономики.

Начнется ли здесь снова и снова предсказываемая «Новая холодная война»?

Таким спекуляциям правительство президента Путина пытается поставить барьер, все теснее ориентируясь в экономическом плане на Германию (трубопровод по дну Балтийского моря), а также на «корневые» страны Европы на Западе и на будущую сверхдержаву Китай на Востоке.

Германия и Россия как взаимодополняющие евразийские партнеры Преимущества, которые следуют для Европы из такой тесной связи, очевидны, так как российские предприятия после заката Советского Союза и связанной с этим потерей знаний очень нуждаются в современных ноу-хау в науке и технике, чтобы быстро, безопасно, рентабельно и без вреда для окружающей среды добывать и продавать свои огромные ресурсы. У европейцев есть эти знания.

Они за последние десятилетия накопили большой и болезненный опыт ввиду уменьшения количества полезных ископаемых или работы с неблагоприятными, нерентабельными месторождениями. Вследствие этого в Европе были вынуждены работать в областях исследований, развития, поиска месторождений, их разработки и создания рынков. Сегодня основные европейские страны находятся на ведущих позициях в мире как раз в этих областях и даже являются лидерами этого рынка. В области производства новые заводы в будущих евразийских центрах промышленности и услуг могли бы очень выгодно позаботиться о сохранении и восстановлении ведущих мест на мировом рынке. Упомянем только о непобедимой, крепкой и технически сильной российской космической технологии. С давних пор европейские спутники запускаются в космос с российской помощью с космодрома Байконур с использованием российских ракет. Как вознаграждение Россия может извлекать пользу из замечательной европейской атомной высокой технологии. Французская и немецкая (к сожалению, в Германии, пожалуй, уже ненужная) ядерная техника является самой безопасной в мире. Соглашение о взаимопомощи и развитии значительно уменьшило бы финансовые расходы на атомные исследования в Европе и России, которые Россия и европейские страны сейчас осуществляют – и финансируют – самостоятельно). В политическом отношении европейско-российский союз делает возможным пространственное распространение от Атлантики до Тихого океана и вместе с тем тесную кооперацию между Востоком и Западом.

Хорошие международные отношения – это абсолютная необходимость в оценке будущих проблем и решения конфликтов. Германия благодаря своему стратегически благоприятному центральному положению в сердце Европы может стать центром контактов между Азией и Европой и одновременно получить роль посредника с западным миром, как это часто происходило в прошлом самое позднее уже с восемнадцатого столетия. Если добиться этого состояния, то может развиваться процветающая евразийская экономика. Чтобы это отделение от доминирующей в США экономической системы либеральной мировой свободной торговли было защищено, Европе и России обязательно придется создать собственную военную стратегию.

Защита от американской доктрины применения силы как опробованного средства, чтобы в зависимости от обстоятельств наказать ускользающих из собственных рядов бывших союзников или защитить геополитические стремления Соединенных Штатов к доминированию. В конце концов, национальная безопасность почти всегда выдвигается на передний план в качестве причины, а затем уже происходит «умиротворение» данного региона посредством превентивного удара.

Евразийская экономическая зона как защита от гегемонистских стремлений США Если посмотреть на Восток, то в глаза бросаются две прогрессирующие будущие сверхдержавы: Китай и Индия. Оба государства по причине одного только своего количества населения находятся в стартовой позиции, готовые лишить англо-американцев их позиции мировой гегемонии. Россия Путина созданием т.н. Шанхайской организации сотрудничества сделала первый шаг к разумному сотрудничеству равноправных партнеров. С созданием евразийской экономической зоны при собственной военной защите от рисков отрицательное влияние конкурентов (дешевые продукты, перемещение рабочих мест, экономический и промышленный шпионаж и т. д.) будет остановлено и ослаблено, если даже не предотвращено полностью.

В заключение остается констатировать, что без Германии и европейских «корневых» государств, называемых «старой» Европой консолидированная, процветающая Россия не сможет развиваться, а без России не может быть никакой суверенной Европы. Поэтому на карту поставлено будущее Европы как союзного с Россией независимого и самостоятельно действующего экономического пространства; области, в которой евразийцы – так как тогда они сами будут держать штурвал управления в своих руках – ослабят вредные порождения глобализации и избавятся от них, и смогут таким образом предотвратить тот вред, который глобализация несет народам.

ДОПОЛНЕНИЕ

Сергей Станиславович Беляков

ДУГИН И ГУМИЛЕВ, ИЛИ ФАЛЬШИВЫЙ НАСЛЕДНИК

(Глава из книги «Гумилев сын Гумилева», «Астрель», Москва, 2013 г.) В девяностые годы даже среди поклонников Гумилева имена Иванова, Ермолаева, Мичурина, Шишкина мало знали. Их совершенно закрыла исполинская тень Александра Дугина.

До начала девяностых Александр Гелиевич Дугин был вполне андеграундным персонажем. Поклонник мистика Юрия Мамлеева, соратник оккультиста Евгения Головина и тогда еще безвестного философа-исламиста Гейдара Джемаля, Дугин выучил несколько европейских языков и увлекся идеями европейских эзотериков, мистиков, геополитиков и просто ультраправых мыслителей, совершенно неизвестных в Советском Союзе. В девяностые годы Дугин переведет и перескажет своими словами их сочинения и, таким образом, познакомит интеллигентного читателя с трудами Рене Генона, Юлиуса Эволы, Германа Вирта, Карла Шмитта и Карла Хаусхофера. По дугинским «Основам геополитики» будут учиться студенты гуманитарных вузов.

В 1989 году Дугин написал свою первую монографию «Пути Абсолюта», где пропагандировал идеи «тотального традиционализма», весьма экстравагантного, а для советского читателя – и вовсе инопланетного учения. Основоположником «тотального» (или «интегрального») традиционализма был французский мыслитель Рене Генон, истинный учитель Александра Гелиевича.

В том же году Дугин познакомился с Александром Прохановым, который редактировал тогда «Советскую литературу» и пытался сделать этот журнал интеллектуальным и респектабельным. Проханов предложил молодому эзотерику написать на актуальную тему, применив на практике положения тотального традиционализма. Вскоре Дугин стал постоянным автором и основанной Прохановым газеты «День» (с ноября 1993 года – «Завтра»).

Хотя уже в начале девяностых Дугин приобрел репутацию правого интеллектуала, фантастически эрудированного и оригинального мыслителя, он все еще оставался подлинным маргиналом и как философ, и как политический деятель.

В середине девяностых Дугин писал о консервативной революции и националбольшевизме, стремясь встроить их в эклектику интегрального традиционализма. Однако идеология консервативной революции также представляла скорее академический интерес. Не получилось и с национал-большевизмом. Дугин стал вместе с Эдуардом Лимоновым идеологом и одним из основателей националбольшевистской партии. Но принципиальный нонконформизм Лимонова не оставлял шансов когда-нибудь сблизиться с Кремлем, войти в круг избранных.

С Лимоновым Дугин разошелся достаточно быстро.

Выбраться с обочины политической жизни, где он прозябал вместе с «нерукопожатными» тогда Прохановым и Лимоновым, Дугину помогло евразийство.

Александр Гелиевич утверждает, будто познакомился с идеями евразийцев еще в середине восьмидесятых. Однако в его ранних произведениях влияния евразийских идей незаметно. Даже в книге под названием «Мистерии Евразии»

евразийству посвящен всего один абзац в начале второй главы: «Наиболее глубокие русские мыслители ХХ века, высказавшие действительно важные соображения о судьбе России, – это, бесспорно, «евразийцы», идеологи особого «третьепутистского» крыла первой русской эмиграции». Ни имен, ни ссылок.

Дугин стал знаменит после выхода монографии «Основы геополитики», выдержавшей несколько переизданий. Именно там Александр Гелиевич впервые обратился к Савицкому и Гумилеву. Дугин понял раньше многих, что в современном мире важна не идеология, а бренд, не лицо, а маска. Философ может легко провести собственные идеи под маской чужой идеологии, практически не рискуя, что его разоблачат.

На самом деле ни евразийцы двадцатых, ни Лев Гумилев в систему интегрального традиционализма не встраивались: «Наследие Льва Гумилева принимается, – писал Дугин, – но при этом теория пассионарности сопрягается с учением о «циркуляции элит» итальянского социолога Вильфреда Парето, а религиоведческие взгляды Гумилева корректируются на основании школы европейских традиционалистов (Генон, Эвола и т. д.)».

Это все равно, как если бы патриарх Кирилл заявил: «Православное христианство корректируется на основании культа Одина и Фрейи». К циркуляции элит по Вильфредо Парето теория Гумилева тоже никакого отношения не имеет. Дугин понял теорию этногенеза по-своему. Пассионарный толчок он назвал всплеском «биологической и духовной энергии», хотя существование особой «духовной» энергии Гумилев никогда не признавал.

Но Дугина это и не интересовало, ведь он не евразиец и не гумилевец, а «интегральный традиционалист». Уже четверть века Дугин пропагандирует учение, которое совершенно отвергает современную цивилизацию со всеми ее атрибутами. Цель традиционалистов, формулирует Дугин, «полный и бескомпромиссный возврат к ценностям традиционной священной цивилизации, чьим абсолютным отрицанием является современная, материалистическая и секулярная цивилизация».

Разумеется, традиционализм отрицает и современную науку. Критике научного мировоззрения целиком посвящена одна из книг Дугина – «Эволюция парадигмальных оснований науки». Дугин – принципиальный противник научного познания, может быть, поэтому его книги пестрят забавными фактическими ошибками. Пока он рассуждает о символах, знаках и тайных смыслах, все идет хорошо, но стоит Дугину обратиться к истории или физической (а не «сакральной») географии, как профессор превращается в двоечника.

Дугин забыл имя убийцы Бориса и Глеба, назвав Святополка Окаянного Ярополком. Разрушителя Иерусалима Тита Флавия Веспасиана Дугин перепутал с известным римским историком Титом Ливием, Кемалистскую революцию – с Младотурецкой. Дугин всерьез полагает, что кальвинизм – это государственная религия Англии. В «Основах геополитики» философ сделал выдающееся географическое «открытие», поведав читателю, что от Байкала до Тихого океана тянется «сплошная зона северных лесов, постепенно и незаметно переходящих в леса тропические».

Нет, Дугин вовсе не невежда. Судя по его трудам, Александр Гелиевич – человек в высшей степени эрудированный. Просто историческая и географическая реальность, равно как и другие феномены материального мира, не имеют для него значения. Для Дугина важнее «священная, сакральная подоплека»:

«…сакральное мировоззрение понимает всё как символ, как нечто неравное самому себе, как нечто указующее на иные, духовные, метафизические сферы, на трансцендентные модальности Бытия».

(История опровергает фантазии философов, поэтому философы ее и не учат.

Дугин пользуется совершенно другими источниками познания: собственной интеллектуальной интуицией, трудами европейских эзотериков, мистиков, философов и, наконец, откровениями каких-то темных личностей. В «Консервативной революции» Дугин рассказывает о встрече с «таинственным человеком», «крупным деятелем масонских и оккультистских организаций». Этот господин, представившись «братом Маркионом», поведал автору одну великую конспирологическую тайну. Трудно представить Савицкого или Вернадского на месте Дугина, внимающих откровениям первого встречного. – прим. автора.) Анатолий Иванович Лукьянов из дугинской «Конспирологии» узнал о себе потрясающие сведения. Оказывается, товарищ Лукьянов, сам того не ведая, с 1987 года был «протектором Ордена «Полярных», Евразийского Ордена, надеждой Вечного Имперского Рима», а генерал-полковник Штеменко еще раньше служил агентом этого ордена и выполнял некую «полярную миссию».

Все это невозможно ни опровергнуть, ни доказать, потому что конспирология – своего рода религия. Конспирология и тотальный традиционализм находятся за пределами научного познания.

Евразийцы были образованными и культурными европейцами. Они высоко ставили научное знание, не принимали восточной мистики и верили в прогресс.

Даже экстравагантную идею о благодетельном влиянии нашествия гуннов евразиец Савицкий оправдывал именно интересами прогресса: «…переход от рабовладения к крепостничеству – подготовлялся уже и раньше. Но походы Аттилы безусловно ускорили этот переход. Поэтому их (походов гуннов. – С.Б.) характер хоть и разрушительный (в плане ведения военных действий), но прогрессивный (выделено Савицким. – С.Б.)».

Лев Гумилев был еще большим материалистом и позитивистом, чем Савицкий и Вернадский-младший. Всем, кто по недоразумению принимает Гумилева за мистика, я рекомендую его давнюю статью «Страна Шамбала в легенде и в истории». Гумилев взялся искать историческую основу тибетской легенды о Шамбале и даже нашел ей место на исторической карте.

В шестидесятые годы XX века тибетские эмигранты начали публиковать в Индии и Англии древние рукописи, среди которых попадались географические карты, в том числе карта Шамбалы.

Гумилев изучал древнетибетские карты вместе с профессиональным востоковедом Брониславом Кузнецовым, в 1969 году они опубликовали статью «Две традиции древнетибетской картографии», где Кузнецов отвечал за филологическую часть, а Гумилев за историю и историческую географию.

На карте Шамбалы Гумилеву удалось расшифровать часть географических названий: «сак» (саки, ираноязычные племена, родственные скифам), «Пун»

(Финикия), «Страна, где собраны жрецы» (Вавилон), Барпасаргад (Пасаргады, одна из столиц Персии эпохи Ахеменидов). Так Гумилев вычислил не только географическое положение Шамбалы, но и время создания легенды – III-II века до нашей эры, время существования государства Селевкидов. Его центром была Сирия, по-персидски «Шам». Пригодился Гумилеву персидский язык: «…а слово «боло» означает «верх», «поверхность». Следовательно, Шамбала переводится как «господство Сирии», что и соответствовало действительности».

Селевкиды – потомки Селевка Никатора, одного из полководцев Александра Македонского, – создали на Ближнем Востоке огромное, богатое государство, где процветали ремесла и торговля. Самым славным городом этой монархии была Антиохия на Оронте, она «в течение многих веков представлялась прообразом веселой, разгульной и беззаботной жизни, а один из кварталов ее – Дафнэ – был местом, где танцовщицы впервые открыли «стриптиз». Поэтому неудивительно, – заключает Гумилев, – что тибетские горцы, встречавшиеся с сирийскими купцами в Хотане, Кашгарии и Балхе, наслушались рассказов о веселой жизни, и это дало достаточный повод для создания утопии, которая пережила и Селевкидскую монархию, и порожденные ею веселые беспутства».

ПРИЛОЖЕНИЕ

Присоединить Европу – это по-русски!

Александр Дугин призвал захватить Европу и присоединить к России (Видео), 2013 г.

Один из главных прокремлевских идеологов Дугин выступил с открытым призывом захватить Европу и присоединить к России, решив тем самым проблему русской национальной идеи, технологического прорыва (присвоив европейские технологии) и возрождения России под флагом новой римской империи.

http://nohchipress.info/2013/04/ Русский Интеллектуально-Познавательный Ресурс Если вы хотите автоматически получать информацию о всех обновлениях на сайте, подпишитесь на рассылку --> Новости сайта Велесова Слобода.



Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«РАДИОЛОГИЯ 2005 МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОГО НАУЧНОГО ФОРУМА РАДИОЛОГИЯ 2005 МОСКВА Центр международной торговли 31 мая - 3 июня Москва 2005 1 МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОГО НАУЧНОГО ФОРУМА РАДИОЛОГИЯ 2005 М., 2005 - 596 с. Министерство здравоохранения и социального развития РФ Российская академия медицинских наук Российский научный центр рентгенрадиологии Росздрава Российская ассоциация рентгенрадиологов Российская ассоциация специалистов УЗ диагностики в медицине ЗАО МЕДИ Экспо 5- 94943-023-9 ©МЕДИ...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ ДУМА ТАЛИЦКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА Пятый созыв РЕШЕНИЕ от 30 марта 2012 года № 10 г. Талица О внесении изменений в Решение Думы Талицкого городского округа от 30 марта 2012 года № 9 О бюджете Талицкого городского округа на 2012 год Рассмотрев проект Решения Думы Талицкого городского округа О внесении изменений в Решение Думы Талицкого городского округа от 30 марта 2012 года № 9 О бюджете Талицкого городского округа на 2012 год, депутаты отмечают, что...»

«Мировая экономика Оффшорный бизнес в современном мире В настоящее время с ужесточением бюджетной полити- М.И. Старостина ки государств, борьбы с налоговым мошенничеством, усилением контроля за финансовыми потоками и введением мер по раскрытию налоговой информации, будущее оффУДК 336.227.5 шорных зон ставится под сомнение. ББК 65.298 Идея оффшорного бизнеса родилась в конце XIX в. на С-773 базе прецедентов британского суда по вопросам налогообложения иностранных резидентов и была связана с...»

«Участникам и гостям Межрегионального форума БиоКиров–2013 Приветственное слово Губернатора Кировской области Дорогие друзья! Я рад приветствовать вас на первом Межрегиональном форуме БиоКиров–2013. Сегодня построение экономики нового типа – биоэкономики, которая основана на системном использовании биотехнологий становится приоритетным и стратегическим направлением социально-экономического развития регионов и страны. В рамках реализации Концепции социально-экономического развития Российской...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ УФИМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И РЕШЕНИЯ Сборник научных статей II Молодёжного научного форума 10 декабря 2013 г. Уфа 2013 УДК 339.9(045) ББК 65(2 Рос)я43 С 23 Редакционная коллегия: Маликов Р.И., директор научно-исследовательского института экономики и управления,...»

«СЕВЕРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ИННОВАЦИИ: ЭКОНОМИКА, ОБРАЗОВАНИЕ, ТЕХНОЛОГИИ АДМИНИСТРАЦИЯ ЗАТО СЕВЕРСК СИБИРСКИЙ ХИМИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ СЕВЕРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ИННОВАЦИИ: ЭКОНОМИКА, ОБРАЗОВАНИЕ, ТЕХНОЛОГИИ Северский инновационный форум 14 – 18 ноября 2005 Материалы форума Северск 2005 2 УДК 338+371+661 Инновации: экономика, образование, технологии: Сборник статей – Северск: Изд. СГТА, 2005. – 208с. Сборник избранных статей по материалам Северского...»

«кaрлосa костaнеду про донa хуaнa кaрлосa костaньедa - книгa учение донa хуaнa кaрлосa костaньеду кaрлосa леaля кaрлосa леон кaрлосa леонa кaрлосa мaригеллы кaрлосa мaтеу кaрлосa мaтеу aрмянские кaрлосa мейрa кaрлосa мейрa мaстер клaсс кaрлосa нaкaи кaрлосa нaкaя в спб кaрлосa ньютонa кaрлосa оливьерa resident evil кaрлосa пaломино кaрлосa пaломино фотки кaрлосa перон кaрлосa пиндосa кaрлосa пиндосa бедa кaрлосa пиндосa бедa рaз кaрлосa появиться зрение кaрлосa пуэблы комaндaнте че гевaрa...»

«3 ИССЛЕДОВАНИЯ Сергей Алымов. Перестройка в российской глубинке Сергей Алымов Перестройка в российской глубинке В последнее десятилетие усилиями западных историков советского периода в научный лексикон вошло понятие советской субъективности. Анализируя такие источники личного происхождения, как дневники и автобиографии, И. Хелльбек, И. Халфин и другие историки показали, как советская идеология являлась конституирующим фактором становления субъекта и его самосознания [Халфин, Хелльбек 2002;...»

«рейти к основному содержанию Луговсариум Мирские бренности с точки зрения lugovsa июль 2007 Об ученых степенях Опубликовано вс, 07/01/2007 - 06:43 пользователем lugovsa В очередной раз разгорелась на форуме дискуссия об ученых степенях. Вечная кровоточащая рана советских докторов, которых приравняли в Израиле к простым кандидатам. Шеф мой в своем корот-хайим до сих пор указывает PhD и DSci. Никто из местных не просекает, но ему так приятнее. Решил я покопаться в истории ученых степеней....»

«Проблемы финансирования образования в государствах Центральной Азии и Монголии ^^^^^^^^^^^^^^ввй^^ШШ Й1Ш^вв^К^^иШ11^ЙЙЖВШВАШ1 ПРОБЛЕМЫ ФИНАНСИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В ГОСУДАРСТВАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И МОНГОЛИИ Международное совещание по финансированию образования в государствах Центральной Азии и Монголии Алматы, 5-8 сентября 1995 года Под редакцией И. Китаева Париж, 1996 год Ю Н Е С К О : Международный институт планирования образования Взгляды и мнения, выраженные в этой книге, принадлежат автору и...»

«г. Белгород Дайджест новостей СОДЕРЖАНИЕ 1. Путин поручил к осени создать фонд развития промышленности 2. Путин требует от правительства удвоить объемы строительства автодорог 3. Сделка Газпрома с Китаем ускорит рост ВВП России до 2,1% 4. Цены в России растут вдвое медленнее, чем на Украине 5. Улюкаев: Санкт-Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) прошел успешно, заключены договоры на 400 млрд руб 6. Регионам рекомендовано больше зарабатывать 7. Ставки акцизов на крепкий алкоголь...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ ГБУК САХАЛИНСКАя ОБЛАСТНАя УНИВЕРСАЛЬНАя НАУчНАя БИБЛИОТЕКА ОТдЕЛ КРАЕВЕдЕНИя КАЛЕНдАРЬ знаменательных и памятных дат по Сахалинской области на 2014 год Южно-Сахалинск 2013 ББК 92.5 (2Рос-4Сах) К 17 Календарь знаменательных и памятных дат по Сахалинской области на 2014 год / Сахалин. обл. универс. науч. б-ка, Отд. краеведения ; сост. Н. Н. Толстякова ; ред. Г. М. Нефёдова. – Южно-Сахалинск : ГУП Сахалинская областная типография, 2013. – 268 с. : ил....»

«Приложение № 1 к постановлению Губернатора области от 25.09.2013 № 1074 КОНЦЕПЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ, ОРИЕНТИРОВАННОЙ НА ПОВЫШЕНИЕ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ ПРОИЗВОДИМЫХ ТОВАРОВ, РАБОТ И УСЛУГ г. Владимир, 2013 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 Раздел I ОЦЕНКА ВОСТРЕБОВАННОСТИ ТОВАРОВ И УСЛУГ, ПРОИЗВОДИМЫХ НА ТЕРРИТОРИИ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ 5 Раздел II ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРОБЛЕМ И СДЕРЖИВАЮЩИХ ФАКТОРОВ РАЗВИТИЯ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ Раздел III...»

«Список полезных русскоязычных ресурсов Интернет Особая благодарность за работу по составлению сборника: Абдрахманова Жулдыз, Асильбекова Анара, Бордашев Андрей, Ворохта Юрий, Дубиков Александр, Гуляев Павел, Ибрагимова Ирина, Иващенко Владимир, Кожабекова Сауле, Мартынихин Андрей, Муравьевская Юлия, Некрасов Алексей, Парсаданян Армен, Пучкина Наталья, Сегреева Галина, Чернокан Ион, Шевченко Сергей, Шумилова Ирина, Тяпухин Петр, Якимович Марина Содержание 7.17. ПЕДИАТРИЯ 1. МЕДИЦИНСКАЯ...»

«С. НОМЕРА Слово Обращение Генерального директора О.Ф.Шахова к читателям Вестей ГИПРОДОРНИИ..3 Новости дорожной отрасли На пути к Дорожному фонду..4 Коротко о главном..5 Эхо событий 65-летие Великой Победы: помним и гордимся..7 Международная деятельность Проектировать для других – значит проектировать для себя.10 Ближний Восток стал еще ближе..11 Нижегородцы во Вьетнаме..13 СОДЕРЖАНИЕ СМИ о нас... Форумы, семинары, круглые столы Дорожное строительство: Дальневосточный федеральный округ....»

«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СПОНСОР Группа компаний ХАРТМАНН +7 (495) 609-68-00 +49 (5021) 922-690 www.hartmann-la-gmbh.de Руководитель проекта: С.В. Шабаев Технический директор: И.С. Шабаев Коммерческий директор: Д.В. Гончаров Контрольный редактор: Е.С. Левадняя Дизайн и верстка: Е.А. Сашина Корректура: О.П. Пуля Отдел реализации: Тел.: (495) 730-4830 Факс: (495) 730-4730 E-mail: agrosprom@list.ru Шабаев С.В. Птицеводство России 2014: Справочник. – М.: АГРОСПРОМ, 2014. – 416 с. Справочник адресован...»

«7 ФОРУМ В форуме Исследования города приняли участие: Владимир Васильевич Абашев (Пермский государственный университет) Михаил Дмитриевич Алексеевский (Государственный республиканский центр русского фольклора, Москва) Мария Вячеславовна Ахметова (Журнал Живая старина, Москва) Стивен Биттнер (Stephen Bittner) (Государственный университет Сономы, США) Анатолий Сергеевич Бреславский (Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, Улан-Удэ) Дмитрий Вячеславович Громов (Государственный...»

«легкость и изысканность Декоративная минеральная косметика www.eraminerals.com made in USA Дорогие друзья! Dear friends! Поздравляю вас с началом работы фестиваля, I congratulate you on the start of the festival собравшего в Сочи как хорошо известных, так which has brought both well-known and beginning и начинающих кинематографистов. cinematographers to Sochi. Ваш ежегодный кинофорум стал заметным Your annual film-forum has become an important культурным событием и запоминающимся cultural event...»

«Создание наукоемкой экономики – это, прежде всего повышение потенциала казахстанской науки Из Послания Главы государства – Лидера нации Н.А. Назарбаева народу Казахстана. Казахстанский путь -2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ БІЛІМ ЖНЕ ЫЛЫМ МИНИСТРЛІГІ. И. СТБАЕВ атындаы АЗА ЛТТЫ ТЕХНИКАЛЫ УНИВЕРСИТЕТІ АЗАСТАН РЕСПУБЛИКАСЫ ТЫШ ПРЕЗИДЕНТІ – ЕЛБАСЫНЫ ОРЫ АЛМАТЫ АЛАСЫНЫ КІМШІЛІГІ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ...»

«№ 20 240 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Игорь Кометчиков Традиция якутальства как грань социального иммунитета калужской деревни и борьба с ней в 1930-е — начале 1960-х гг. В колхозной деревне Центрального Нечерноземья длительное время сохранялись крестьянские отхожие промыслы. В отход отправлялись крестьяне-портные, скорняки, шорники, колодезники, печники, плотники, столяры, лесорубы, шахтеры, кессонщики, рабочие торфоразработок, кузнецы, пастухи, мастера других профессий. В Кировском...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.