WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, методички

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«4-е и з д а н и е, исправленное и дополненное СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЯЗЫКИ МОСКВА 2005 ББК81 А 45 Алпатов В. М. А 45 История лингвистических учений: Учеб. пособие. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Языки славянской культуры, ...»

-- [ Страница 1 ] --

В. М. Алпатов

ИСТОРИЯ

ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ

УЧЕНИЙ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

4-е и з д а н и е,

исправленное и дополненное

СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

ЯЗЫКИ

МОСКВА 2005

ББК81

А 45

Алпатов В. М.

А 45 История лингвистических учений: Учеб. пособие. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — 368 с.

ISBN 5-9551-0077-6 Книга представляет собой учебное пособие по курсу «История лингвистических уче­ ний», входящему в учебную программу филологических факультетов университетов. В ней рассказывается о возникновении знаний о языке у различных народов, о складывании и развитии основных лингвистических традиций: античной и средневековой европейской, индийской, китайской, арабской, японской. Описано превращение европейской традиции в науку о языке, накопление знаний и формирование научных методов в XVI—XVIII веках.

Рассмотрены основные школы и направления языкознания X I X — X X веков, развитие лин­ гвистических исследований в странах Европы, США, Японии и в нашей стране.

Пособие рассчитано на студентов-филологов, но предназначено также для всех чита­ телей, интересующихся тем, как люди в различные эпохи познавали язык.

В четвертом издании исправлены замеченные опечатки и ошибки и внесены неболь­ шие дополнения в ряд разделов.

ББК ISBN 5 - 9 5 5 1 - 0 0 7 7 - •С В. М. Алпатов. О С. А. Крылов. Указатели. О Языки славянской культуры,

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие Лингвистические традиции Европейская лингвистика XVI—XVII веков.

Грамматика Пор-Рояля Л и н г в и с т и к а XVIII века и первой половины XIX века.

Становление сравнительно-исторического метода Вильгельм фон Гумбольдт Август Шлейхер Развитие гумбольдтовской традиции Младограмматизм «Диссиденты индоевропеизма» Н. В. К р у ш е в с к и й и И. А. Бодуэн де Куртенэ Ф е р д и н а н д де Соссюр Антуан Мейе и Ж о з е ф Вандриес Р а з в и т и е к о н ц е п ц и и Ф. де С о с с ю р а.

В. Брёндаль. А. Гардинер. К. Бюлер •••• 1 Женевская школа Глоссематика Пражский лингвистический кружок Дескриптивизм Эдвард Сепир Гипотеза языковой относительности Бенджамена Уорфа Советское я з ы к о з н а н и е 2 0 — 5 0 - х годов Критика лингвистического структурализма Ф р а н ц у з с к а я л и н г в и с т и к а 40—60-х годов.

Л. Т е н ь е р. Э. Б е н в е н и с т. А. М а р т и н е Ежи Курилович Роман Якобсон Ноам Хомский Библиография У к а з а т е л и (С. А. Крылов)

ПРЕДИСЛОВИЕ

В учебную программу филологических факультетов университе­ тов входит курс «История л и н г в и с т и ч е с к и х у ч е н и й », в котором студен­ ты знакомятся с историей мировой науки о я з ы к е, с различными линг­ вистическими ш к о л а м и и направлениями. Однако на русском я з ы к е, в о т л и ч и е от основных з а п а д н ы х я з ы к о в, по существу нет не только спе­ циального учебного пособия по данному курсу, но вообще сколько-ни­ будь полного описания истории я з ы к о з н а н и я. То, что есть, либо написа­ но очень давно и у ж е явно устарело (например, переведенная на русский часть истории лингвистики. Например, ленинградский многотомник него средневековья; две к н и г и Ф. М. Б е р е з и н а к а с а ю т с я л и ш ь отече­ ственной науки.

ний» известный труд В. А. Звегинцева «История я з ы к о з н а н и я XIX— X X веков в очерках и извлечениях», в ы д е р ж а в ш и й три и з д а н и я. Его н ы х лингвистов, в целом удачно подобранные и очень представитель­ н ы е. Тексты занимают основную часть к н и г и, а «очерки» В. А. Звегин­ цева, безусловно, серьезные и в большинстве случаев точные по своим оценкам, в основном играют роль предисловий к этим текстам. Требуется того, последнее издание труда В. А. Звегинцева в ы ш л о в 1 9 6 4 — 1 9 6 5 гг.

З а прошедшее время, во-первых, л и н г в и с т и к а развивалась, что т о ж е както д о л ж н о быть учтено, во-вторых, с течением времени некоторые оцен­ к и В. А. Звегинцева стали требовать корректив и уточнений, выявились некоторые пробелы в произведенном и м подборе авторов. И еще одно:

на н а у к е двух последних веков; я з ы к о з н а н и ю более раннего времени п о с в я щ е н л и ш ь к р а т к и й очерк, у ж е не соответствующий современному состоянию истории лингвистики.

И с х о д я и з всего этого, автор данного учебного пособия р е ш и л пред­ следует рассматривать к а к замену труда В. А. З в е г и н ц е в а. Автор ста­ рался по возможности в максимальной степени ориентироваться на корпус л и н г в и с т и ч е с к и х текстов, собранный его п о к о й н ы м учителем В. А. З в е г и н ц е в ы м. П о к а что трудно надеяться на новое издание столь ж е полного и представительного корпуса. Поэтому «Историю языко­ части следует рассматривать к а к дополнение к пособию.

В то ж е время автор, разумеется, не мог ц е л и к о м исходить из того, что было сделано несколько десятилетий назад. Некоторые авторы, рас­ рассмотрены л и ш ь суммарно; н а п р и м е р, это относится к о с н о в а т е л я м сравнительно-исторического я з ы к о з н а н и я Ф. Боппу, Р. Раску, Я. Гримму, A. X. Востокову, труды которых почти не содержат общелингвистиче­ сейчас у ж е очевидна необходимость рассмотрения р я д а работ, о к а з а в ­ ш и х значительное в л и я н и е на развитие мирового я з ы к о з н а н и я, но не турализма и предлагать альтернативы ему.





гинцева, читателю необходимо в ы й т и за р а м к и опубликованных в хре­ стоматии текстов. Надо учитывать два обстоятельства. Во-первых, есть лингвисты, оставившие концентрированное в ы р а ж е н и е своих теоретичес­ м а м. К и х ч и с л у относятся, н а п р и м е р, И. А. Бодуэн де Куртенэ, Э. Бенвенист, у В. А. Звегинцева. Список основных изданий, у ч т е н н ы х п р и составле­ нии пособия, приводится в библиографии.

В отношении лингвистики X I X — X X вв. автор в основном ориен­ издавались на русском я з ы к е. Такое ограничение сделано, чтобы не Предисловие создавать дополнительных трудностей для студентов, хотя в некоторых русских переводах.

Один из спорных вопросов, вставших перед автором, — хронологи­ ческие р а м к и того, что излагается. Сейчас у ж е ясно, к а к о е значение име­ ла для развития мировой лингвистики «хомскианская революция» кон­ истории лингвистических учений идеи Н. Хомского, в концентрирован­ вершенно необходимым. С другой стороны, итоги того периода в р а з в и т и и водить е щ е рано. Многое е щ е не устоялось. П ы т а т ь с я довести и з л о ж е н и е ж е очерк лингвистики последних двух десятилетий — особая задача, тре­ б у ю щ а я не столько исторического, с к о л ь к о логического подхода. Поэто­ му автор все-таки р е ш и л з а в е р ш и т ь свой и с т о р и ч е с к и й очерк «хомски­ работы Н. Хомского.

Безусловно, спорен и вопрос о г р а н и ц а х проблематики. В. А. Звегин­ блемы лингвистики: проблема предмета н а у к и о я з ы к е и проблема метода научного исследования. В данном пособии автор хотел рассмотреть исто­ рию языкознания несколько шире, как-то упоминая и важнейшие конк­ в и т и я. Однако пособие не надо рассматривать к а к историю всей ронне описать изучение конкретных языков и я з ы к о в ы х семей в миро­ вой н а у к е : объем учебного пособия не безграничен. П р е ж д е всего д л я нас в а ж н о развитие лингвистических теорий и методов. А насколько автор смог охватить действительно самое существенное, судить ч и т а т е л ю.

Д л я нового и з д а н и я заново написан раздел о Н. В. К р у ш е в с к о м, внесены дополнения в разделы, посвященные А. Гардинеру и В. Н. Волошинову, М. М. Б а х т и н у. Кроме того, исправлены замеченные неточности и опечат­ ки, а также учтен ряд замечаний, высказанных П. А. Клубковым и Т. М, Клубковой, которым автор очень благодарен.

правлены замеченные неточности и дополнены списки литературы в конце глав.

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

ОСНОВНЫХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ

Л ю д и с самых древних времен в том или ином контексте задумыва­ ют я з ы к а, на котором говорят, однако на я з ы к о в ы е проблемы п р и х о д и ­ лось обращать внимание при я в н ы х речевых ошибках, при том или ином во, превращаемое в дело: к л я т в ы, обеты, п р о к л я т и я, магические ф о р м у л ы играли заметную роль в ж и з н и древнего человека. Представления о силе слова, о его обрядовом и м а г и ч е с к о м з н а ч е н и и, о соответствии м е ж д у словом и обозначенным им человеком или предметом весьма в а ж н ы для многих традиционных культур.

народа. Многие к у л ь т у р ы, д а ж е обладавшие письмом, не создали сколь­ ко-нибудь развернутых концепций и описаний я з ы к а ; по крайней мере, м ы про них ничего не знаем. Н а п р и м е р, очень трудно сказать, что дума­ л и о вопросах я з ы к а в Древнем Египте, хотя там, безусловно, у ч и л и, чте­ нию и письму. Ничего нам не известно о формировании лингвистических традиций у хеттов, жителей Урарту, в ц и в и л и з а ц и я х А м е р и к и и у многих других народов.

ки слов и даже первые известные в истории парадигмы словоизмене­ по совпадающим к о р н я м и л и а ф ф и к с а м. Вероятно, эти с п и с к и исполь­ зовались при обучении грамоте. Однако в Вавилоне ограничивались тем щ и х идей до нас не дошло, и неизвестно, были л и они.

Древнейшие из известных нам лингвистических традиций — ин­ д и й с к а я, европейская (античная) и к и т а й с к а я — сформировались неза­ По-видимому, исторически первой из традиций была индийская.

летописей. Любые датировки древнеиндийских текстов крайне затрудВ. М. Алпатов нительны, например грамматику П а н и н и разные ученые относили к пери­ т о л ь к о один п а м я т н и к п р я м о не ссылается на другой. Особенно трудно что-то с к а з а т ь о периоде создания т р а д и ц и и, поскольку наиболее р а н н и е вернемся) и л и ш ь спустя несколько веков была записана. Такова была особенность и н д и й с к о й к у л ь т у р ы : к а к истинное з н а н и е рассматривалось Другим великим лингвистом Древней Индии был Яска, знамени­ тый к а к этимолог и создатель первой известной нам к л а с с и ф и к а ц и и эпоху. Двумя другими к р у п н е й ш и м и представителями индийской тра­ вую очередь комментаторский характер. Во-первых, комментировали свя­ щ е н н ы е п а м я т н и к и, в первую очередь веды. Во-вторых, комментировали саму грамматику П а н и н и, а позднее и грамматики К а т ь я я н ы и Патанд­ жали. Писали комментарии, комментарии к комментариям, коммента­ ществует она даже в современной Индии параллельно с лингвистикой европейского типа.

ния я з ы к а в античном мире. В Древней Греции довольно долго я з ы к о ­ философии. Философы классического периода высказывали немало интересных догадок о природе и ф у н к ц и о н и р о в а н и и я з ы к а. Особенно и определения имени и глагола.

Становление греческой лингвистической традиции в собственном смысле начинается в т а к н а з ы в а е м ы й период э л л и н и з м а, когда после рас­ пада империи Александра Македонского греческий язык и греческая стала актуальной задача обучения греческому я з ы к у носителей иных д е н и ю. Основные п о н я т и я античной т р а д и ц и и, многие из которых д о ж и ­ частности они уточнили и расширили к л а с с и ф и к а ц и ю части речи и впервые ввели понятие п а д е ж а и систему п а д е ж е й. Затем центром изу­ чения греческого я з ы к а стала на несколько веков Александрия в Египте, крупнейший центр эллинистической культуры и учености, знаменитая окончательно сформировались основные п о н я т и я г р а м м а т и к и (так тогда называлась наука о языке в целом, термин «лингвистика» позднейшего происхождения).

До нас дошло л и ш ь немногое из того, что было написано в Алексан­ состав Р и м с к о й империи. По мнению некоторых современных коммента­ римского времени.

образцовыми, и греческие грамматики позднеантичного и византийского времени в основном сочинялись на и х основе.

Идеи александрийцев достаточно быстро проникли и в Р и м. У ж е в Т е р е н ц и й Варрон ( 1 1 6 — 2 7 гг. до н. э.), и с к л ю ч и т е л ь н о разносторонний автор, п и с а в ш и й сочинения по с а м ы м разнообразным проблемам; до нас ке. Варрон и другие римские ученые достаточно легко и л и ш ь с мини­ м а л ь н ы м и и з м е н е н и я м и приспособили греческие с х е м ы описания к ла­ Окончательно античная традиция была зафиксирована в двух позднеант и ч н ы х л а т и н с к и х г р а м м а т и к а х : г р а м м а т и к е Доната (III—IV вв. н. э.), в наиболее полной и з всех а н т и ч н ы х г р а м м а т и к, многотомной г р а м м а т и ­ ке Присциана, относящейся уже к ранневизантийскому времени — к ки служили образцами.

После распада Р и м с к о й империи европейская традиция окончатель­ с к и й, которые у ж е развивались вне всякой связи друг с другом. В течение нескольких веков средневековая лингвистика к а к на Востоке, так и на европейской лингвистики начался с появлением в XII—XIII вв. философ­ языковые явления. Первую философскую грамматику в виде коммента­ знаменитый из модистов — Томас Эрфуртский, написавший свой труд в мыслей. Модисты впервые пытались установить связь между граммати­ ческими категориями я з ы к а и глубинными свойствами вещей. Модисты внесли т а к ж е вклад в изучение синтаксиса, недостаточно разработанного в античной науке.

Первые китайские источники, в которых речь идет о вопросах я з ы ­ текстах, создаются концепции о связи между словом и свойствами того, и м е н », то есть п р а в и л ь н о г о подбора и м е н и, которое бы соответствовало обозначаемому. Однако говорить о становлении лингвистической тради­ иероглифический словарь. В дальнейшем словарная традиция стала ведущей в китайской науке о языке. Первым классиком китайского было воспринято и европейской китаистикой.

Первоначально китайская традиция занималась лишь графикой и толкованием п а м я т н и к о в. Однако с первых веков новой эры в ней появ­ ляется и фонетика; многие предполагают, что интерес к звуковой стороне я з ы к а пришел в Китай из Индии в период распространения в Китае буддизма. В III—VI вв. п о я в л я ю т с я словари омофонов, начинают описы­ финалью (гласный плюс последующая часть слога).

4 7. 0 3 5 и е р о г л и ф о в и 1.995 их вариантов. У ж е на позднем этапе, с XIV в., гих грамматических элементов я з ы к а. Словари рифм и фонетические таблицы постепенно обновлялись, отражая изменения в произношении.

Четвертая из наиболее в а ж н ы х лингвистических традиций, арабская, о я з ы к е становятся Басра и Куфа в Месопотамии (современный Ирак). В 7 3 5 — 7 3 6 гг. появилась первая известная нам а р а б с к а я г р а м м а т и к а. У ж е саны фонетика, морфология и синтаксис классического арабского я з ы к а.

Грамматика Сибавейхи впоследствии считалась образцовой, и большин­ просуществовали несколько столетий, другой в а ж н ы й центр науки о язы­ ке с л о ж и л с я на противоположном конце арабского мира — в арабской Д ж и н н и (конец X — н а ч а л о X I в.), с ы н грека-раба. Он интересен рассужВ. М. Алпатов гией и семантикой.

После распада халифата, монгольских, а затем турецких завоеваний арабская т р а д и ц и я постепенно п р и ш л а в состояние упадка, ограничиваясь, к а к и индийская, эпигонством и самовоспроизведением. К а к и в Индии, в арабских странах и в мусульманском мире в целом и сейчас продолжает существовать традиционная наука о я з ы к е, основанная на идеях Сибавейх и и д р у г и х авторов. Эта н а у к а существует п а р а л л е л ь н о с е в р о п е и з и р о ­ том числе Л. Б л у м ф и л д а, арабская наука оказала определенное в л и я н и е на европейскую н а у к у о я з ы к е.

р и т ь с я, — я п о н с к а я. Она сформировалась совсем поздно, н а п р о т я ж е н и и трех с небольшим последних веков. Первоначально в Я п о н и ю вместе с китайской письменностью и китайской культурой проникла и китай­ ская лингвистическая традиция, влияние которой в ряде областей, преж­ принадлежавшие к школе кокугакуся («национальные ученые»), заня­ лись изучением национальных ценностей и национальной религии и к у л ь т у р ы. Одним из компонентов «национальной науки» стало изуче­ ным достижением деятельности кокугакуся было создание грамматики китайские образцы. Кокугакуся также изучали фонетику и этимоло­ (1730—1801), теоретик ш к о л ы к о к у г а к у с я, и Тодзё Гимон (1786—1843), окончательно сформировавший традиционную японскую систему час­ тей речи и глагольносо с п р я ж е н и я.

традиций я п о н с к а я не успела окончательно сформироваться к моменту п р о и с ш е д ш е й после «открытия» Я п о н и и (1854) интенсивной европеи­ заимствованных с Запада подходов, в результате чего при полном обладает рядом оригинальных и своеобразных черт; см. в главе «Кри­ т и к а лингвистического структурализма» раздел о японском лингвисте тия лингвистических представлений в мире. Одни народы имели шан­ п р и ч и н а м их не реализовали. Так получилось с т ю р к с к и м и н а р о д а м и, диалектов с элементами грамматики и фонетики, созданный Махмудом К а ш г а р с к и м (Махмуд аль К а ш г а р и ) в р а м к а х арабских моделей, но с явилась собственная фонетика, описывавшая структуру, резко отлич­ л и н г в и с т и к и здесь ничего оригинального создано не б ы л о. Н е к о т о р ы е тибетская, затем превратившаяся в тибетско-монгольскую. Анализ этих д а л ь н е й ш е м м ы в основном будем сопоставлять п я т ь т р а д и ц и й, крат­ ко описанных выше: индийскую, европейскую, китайскую, арабскую и японскую.

ПРИЧИНЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТРАДИЦИЙ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

ных практических задач. Чисто абстрактные рассуждения философов Древней Греции и л и Древнего К и т а я не вели к разработке л и н г в и с т и ­ тарных задач (философские, «спекулятивные») сочинения появляются л и ш ь в Европе в эпоху схоластов ( п р е ж д е всего т р у д ы модистов); в это время «спекулятивные» г р а м м а т и к и могли появиться у ж е на достаточ­ но высоком уровне описания я з ы к а, позволявшем им опираться на конкретные описания предшественников, в первую очередь Присциана.

Всегда перед создателями т р а д и ц и й стояли п р а к т и ч е с к и е задачи, глав­ ной из которых была задача обучения.

П р и этом задача научиться читать и писать на материнском я з ы ­ ке обычно не вела к созданию лингвистической т р а д и ц и и : эта задача не требовала изучения системы я з ы к а в целом, а основанный на интуи­ ц и и первичный фонетический (точнее, неосознанно фонологический) а н а л и з обычно не проводился в я в н о м виде. В о з м о ж н о, поэтому не сло­ жились развитые традиции ни в Вавилоне, ни в классической Греции, хотя письменность там существовала. В Греции до эпохи эллинизма грамматиком называли просто учителя чтения и письма.

сложилась, пока по-гречески говорили л и ш ь греки, а арабская — пока арабский я з ы к з н а л и л и ш ь арабы. Но когда в эпоху эллинизма греческий ды, возникла потребность в обучении чужому я з ы к у и в связи с этим в ш л ы м населением; точно так ж е арабская традиция развивалась не в арабского и персидского мира. И очень многие из видных представителей этих двух т р а д и ц и й не могли считать соответственно греческий и араб­ с к и й я з ы к материнскими, у них было иное происхождение.

Другая ситуация была в Индии и Японии. Санскрит для индийца низма или классического арабского в годы, когда ж и л Сибавейхи, эти я з ы к и не б ы л и м а т е р и н с к и м и вообще ни д л я кого. Санскрит и бунго, на изучении которых основывались соответственно и н д и й с к а я и я п о н с к а я традициях. Латынь и древнегреческий я з ы к в средневековой Европе, древнекитайский (вэньянь) в последние два тысячелетия, к л а с с и ч е с к и й арабский в последние века т а к ж е стали я з ы к а м и, требующими специ­ ального обучения для каждого.

изучения. Если немногочисленные буквы греческого или арабского письма иероглифов и их сложной структуре необходимо было их расклассифици­ строится большинство иероглифов. В помощь изучающим иероглифику и Итак, в а ж н е й ш е й целью создания и развития лингвистических тра­ диций была задача обучения я з ы к у культуры, не я в л я в ш е м у с я материн­ с к и м либо д л я всех, либо д л я части людей, н а х о д и в ш и х с я в сфере данной культуры.

я з ы к расходился с разговорным. Поэтому толковательская деятельность т р а д и ц и я с самого начала была комментаторской, и задачи толкований чем задачи обучения бунго. Впрочем, и александрийцы толковали поэмы Гомера, я з ы к которых к тому времени у ж е был архаичен; в л и я н и е этой работы видят в некоторых элементах античных грамматик, например в учении о просодии. Однако основным объектом деятельности александ­ в Средние века) роль комментаторской деятельности повысилась; в част­ ности, европейские словари долго и м е л и х а р а к т е р глосс, то есть толкова­ комментированием п а м я т н и к о в, наоборот, сами их тексты потом стали предметом комментирования и толкования. Из отдельных лингвистичес­ на фонетику, поскольку часто требовалась р е к о н с т р у к ц и я древнего («пра­ рождения — и в Европе.

ственно связано с толкованием. Например, в арабской традиции очень скоро б ы л и составлены словари к К о р а н у, где отмечалось у п о м и н а н и е того и л и иного слова в его тексте.

Е щ е одной областью п р а к т и к и, стимулировавшей изучение я з ы к а, др.), первое описание сочетаемости звуков в средневековой Исландии в целях определения рифм и аллитераций, китайские словари рифм. Еще л ю б о п ы т н ы й пример — поэтический ж а н р рэнга в Я п о н и и. С т и х и этого ж а н р а строятся из двух частей, сочиняемых разными авторами: один задает тему, другой к а к бы отвечает. В старояпонском я з ы к е имелось возникло изучение глагольного спряжения.

Могли быть и другие практические задачи. В европейской традиции п о м и м о г р а м м а т и к и существовала особая н а у к а о п р а в и л а х построения текстов — риторика. По мнению историков языкознания, понятие накло­ н е н и я в античной грамматике было создано в связи с выделением различ­ ных типов предложения д л я риторических целей. В других традициях многие традиции, было создание национальных письменностей. Однако линии развития науки о я з ы к е. Позднее система письма воспринима­ у ж е при сформировавшейся традиции данного культурного ареала. Тако­ мость латинского письма к исландскому я з ы к у и в связи с этим весьма точно описывается и с л а н д с к а я ф о н е т и к а того времени.

Я З Ы К О В А Я ОСНОВА И О Т Н О Ш Е Н И Е К ДРУГИМ Я З Ы К А М

К а ж д а я т р а д и ц и я была связана с изучением какого-то одного опре­ деленного я з ы к а : санскрита, вэньяня, классического арабского, бунго;

античная т р а д и ц и я рано разделилась на два варианта, к а ж д ы й из кото­ древнегреческий, в другом — латинский. Идея сравнения и сопоставле­ ния я з ы к о в в собственном смысле в целом была ч у ж д а т р а д и ц и я м за единичными исключениями: в позднеантичное время была осуществле­ на единственная п о п ы т к а систематического с р а в н е н и я л а т и н с к о г о с гре­ ческим, а в средневековой Испании появилась сопоставительная грам­ матика древнееврейского и испанского я з ы к о в. Несколько своеобразно в рамках индийской традиции описывали другой священный я з ы к — различия.

ной языковой интуиции, из о щ у щ е н и й носителя я з ы к а. П о з и ц и я лингви­ ные позиции, названный современной польско-австралийской лингвист­ изучали или изучали л и ш ь эпизодически. Такой подход восходит к глубокой древности. На р а н н и х этапах р а з в и т и я к а ж д о м у народу свой­ ственно представление о своем я з ы к е к а к единственном человеческом, ч у щ и е ). Культурное превосходство данного народа над соседями перво­ начально могло л и ш ь усиливать такие представления. Древние греки приравнивали бормотание варваров к мычанию быков. Долго сохраня­ лась подобная т р а д и ц и я и в И н д и и, а в Китае она была несколько поколеб­ лена л и ш ь в период появления буддизма, заставившего обратить внима­ ние на санскрит; однако в целом китайской цивилизации представление о китайском к а к единственном полноценном я з ы к е было свойственно почти до последнего времени.

замечаться языковые различия между своими. Древние греки, игнори­ руя варварские я з ы к и, были весьма внимательны к р а з л и ч и я м в язы­ получили название диалектов. Термин «диалект» сохранился в науке о одна из весьма с л о ж н ы х проблем лингвистики; большинство ученых самосознание самих носителей: как диалектные оцениваются языко­ ход отражает исконное понимание диалекта в античной традиции.

гие я з ы к и, в частности такие, к а к персидский или греческий. Однако создание на арабском я з ы к е священной книги мусульман — Корана — давало возможность не считать другие я з ы к и достойным объектом ис­ следования.

Несколько иная ситуация сложилась в Древнем Р и м е, а позднее в там не могли. Д л я р и м л я н помимо латинского я з ы к а существовал еще греческий, а д л я японцев XVII—XVIII вв. — д а ж е по крайней мере два, п о м и м о своего: к и т а й с к и й и санскрит. Так ж е и д л я Махмуда К а ш г а р ского помимо своих, тюркских, языков, явно понимавшихся им как д и а л е к т ы, был и арабский. Однако такое знание не вело к сопоставле­ других, признаваемых за настоящие я з ы к и. Так, упомянутый в ы ш е Мотоори Норинага доказывал, что наличие небольшого числа слогов (точнее, мор, см. н и ж е ) в я п о н с к о м я з ы к е — свидетельство его совер­ шенства, а многочисленные слоги китайского я з ы к а и санскрита непра­ вильны и похожи на звуки ж и в о т н ы х. Становление национальной тра­ степени, когда у ж е м о ж н о было не обращать в н и м а н и я на соответствен­ Итак, к а ж д а я традиция в древности и средневековье стремилась к обособлению, полностью и л и частично игнорируя я з ы к и и н ы х этносов и к у л ь т у р. Изменение такого подхода произошло л и ш ь в Европе п р и пере­ следующей главе.

СИНХРОНИЯ — ДИАХРОНИЯ

н и н и, просто не предусматривают выход за пределы одной системы. Но нении я з ы к а не было свойственно ни одной из т р а д и ц и й. Я з ы к понимает­ ся к а к нечто существующее изначально, обычно к а к дар в ы с ш и х существ.

С к а ж е м, д л я арабов Коран не сотворен, а существует извечно; М у х а м м е д существовали предания о творении я з ы к а, иногда с участием человека, расхождения между языковым идеалом и реальной языковой практи­ и з м е н и т ь и л и усовершенствовать б о ж и й дар, но м о ж е т полностью и л и этимологии. Вообще, любовь к этимологизированию была свойственна очень многим народам на р а н н и х этапах р а з в и т и я, однако н а у ч н а я эти­ происхождения слова. Задача ученого состояла в том, чтобы очистить л ю д ь м и ; цель этимолога — восстановить его.

стадия р а з в и т и я которого употреблялась в быту. Однако л а т ы н ь и средне­ вековые романские я з ы к и, классический арабский и арабские диалекты, я з ы к проникновения элементов «вульгарного» я з ы к а. Л и ш ь немногие и допускали возможность создания новых слов. Однако и Ибн Д ж и н н и этапе, чем даже идея о сравнении языков. Еще «Грамматика Пор-Рояля»

ющим.

ОТНОШЕНИЕ К НОРМЕ

вают здесь большое сходство при отдельных р а з л и ч и я х, обусловленных ях.

На ранних стадиях развития некоторых традиций (античность, ный) я з ы к, вопросы нормы, хотя, безусловно, и б ы л и а к т у а л ь н ы м и, реша­ нормативных текстов. Филологическая деятельность т а к ж е могла пря­ отступать, В европейской т р а д и ц и и оно п о я в л я е т с я в поздней а н т и ч н о ­ лотого века» времен императора Августа, а я з ы к более поздних авторов т а к считали с первых веков новой эры, В других т р а д и ц и я х такой подход расхождением письменного и разговорного я з ы к а к XVII в., у арабов — сакральностыо я з ы к а Корана, который надо было распространять среди будет сказано н и ж е.

существовавшие нормативные тексты, для большинства традиций, кро­ ме индийской, п и с ь м е н н ы е (Коран был создан устно не з н а в ш и м грамо­ ты Мухаммедом, но у ж е через несколько десятилетий записан). В ряде ческая и латинская Библия. Однако в Китае, Японии и в поздней антич­ считался неиспорченным или минимально испорченным. Например, в ра, с л о ж н у ю в случае их светского ха ра к т е р а, но создавала проблему, сакральных текстов.

Вторым источником нормы могли быть сами грамматики: Панини, Сибавейхи, Присциан и др. — правильным считалось то, что либо полу­ чается в результате применения х р а н я щ и х с я там правил (Панини), либо зафиксировано в грамматике (Сибавейхи, Присциан). П р и этом могли возникать противоречия между первым и вторым источниками норм, например между латынью перевода Библии и латынью, отраженной у Присциана.

цифику, связанную с общей спецификой индийской традиции. Хотя ко времени создания этой г р а м м а т и к и существовали Веды и другие с в я щ е н ­ п р е д м е т о м споров среди индологов; нет н и одного текста, к о т о р ы й абсо­ т и к а была п о р о ж д а ю щ е й по характеру (см. н и ж е ), нормативность о к а з ы ­ автоматически отбрасывались. Такой подход исключал обсуждение воп­ особенно в европейской и арабской.

Наконец, третий источник нормы мог заключаться в выведении нор­ мы из реального функционирования языка. Так можно было, конечно, и у арабов, а затем вновь в Европе с XIV—XV вв. данные проблемы стано­ вились актуальными.

там неизбежно отсутствовало; помимо отсутствия тех или иных н у ж н ы х кого к Корану) я з ы к а считались кочевые (бедуинские) племена, меньше щие в тексте Корана слова и формы могли включаться в норму из речи здний автор, к а к Ибн Д ж и н н и, у которого существовала целая методика бегали и в античности.

мог выступать и сам грамматист, который мог конструировать недостаю­ щ и е ф о р м ы и д а ж е слова сам (конечно, это п о н и м а л о с ь не к а к создание известного). Г л а в н ы м способом такого к о н с т р у и р о в а н и я с л у ж и л а ана­ л о г и я, и л и установление п р о п о р ц и и. В Греции этот метод был заим­ ш л и несколько веков, и в них участвовали многие авторы (даже Юлий тических концепций. Аналогисты основывались на представлении о большинство александрийских грамматиков и Варрон были аналогис­ подчиняется никаким правилам. Аналогичные дискуссии были и в арабском мире, причем басрийская школа, в к л ю ч а я Сибавейхи, сходи­ лась с аналогистами, а куфийская — с аномалистами. Иногда, как у Ибн причем учет речевого обихода хороших информантов ставился на пер­ вое место.

над обиходом и сознательное конструирование н о р м ы по а н а л о г и и — исчезли в Европе в раннее средневековье и возродились в эпоху создаВ. М. Алпатов ния национальных литературных языков, также нередко конфликтуя друг с другом.

Нормативная деятельность стремилась сохранять я з ы к неизмен­ н ы м, хотя на деле это не всегда бывало так. Н а п р и м е р, в Я п о н и и строго говорного я з ы к а, однако реально м н о г и е грамматические ф о р м ы бунго, сохранявшиеся в грамматиках, исчезали из языка; в текстах на бунго, окончаний старого я з ы к а, что вело и к изменению значения оставшихся показателей. Преобладающим порядком слов в классической л а т ы н и, к а к и в других древних индоевропейских я з ы к а х, был порядок «подле­ ж а щ е е — дополнение — сказуемое», однако позднесредневековые схола­ сты, в том числе модисты, считали «естественным» и «логическим»

преобладающим в разговорных я з ы к а х Европы того времени и, безуслов­ но, и в той л а т ы н и, на которой говорили и писали схоласты.

тельности отношения к норме играл ведущую роль в любой традиции.

Исключение, может быть, составляли греческие ученые раннего перио­ более из естественного любопытства, чем из ж е л а н и я н о р м и р о в а т ь ственно практических целей философские грамматики позднего средне­ вековья исходили из представлений о «правильном», соответствующем логике, и «неправильном» языке. Точка зрения, полностью отвлекаю­ щ а я с я от п р о б л е м ы н о р м ы, была окончательно выработана л и ш ь нау­ скому языкознанию).

ТРЕБОВАНИЯ К ОПИСАНИЮ ЯЗЫКА

прямо формулируемых, к а к принцип простоты в индийской традиции, но часто д а ж е не осознаваемых. В этом п л а в е самая с п е ц и ф и ч н а я из эпоху создания и расцвета традиции) имели дело с устной речью и создавали труды в устной форме, тогда к а к д л я других народов основу я з ы к а составляли письменные тексты, а сами традиции имели пись­ менный характер.

Грамматика Панини имела порождающий характер, ориентирован­ н ы й на синтез текстов, на преобразование смысла и исходных единиц в текст. Конечно, П а н и н и ориентировался на какие-то тексты, наблюдая набор исходных единиц — корней и аффиксов; отдельно предлагались и фонетические правила построения этих единиц из единиц фонетики — разного типа, в соответствии с которыми на выходе получались канони­ ческие тексты.

Другим ж е традициям был свойствен аналитический подход, достаточно естественный, если перед исследователем не текучее мно­ бор текстов, которые у ж е записаны. В таком случае текст — исходная данность. Задача языковеда — проанализировать эти тексты, разбить их на единицы, в ы я в и т ь значения этих единиц, их взаимоотношения и т. д. При таком подходе задача построения текстов или каких-то их фрагментов либо не ставится, либо ставится л и ш ь к а к дополнительная (создание форм по аналогии в европейской и арабской т р а д и ц и я м и ).

В Европе т а к а я задача в ы д е л я л а с ь н а ч и н а я с античности в особую дисциплину — риторику — с и н ы м и, гораздо менее ж е с т к и м и прави­ или менее строго определенный набор исходных текстов. В Европе ц и п а х. П о р о ж д а ю щ и й характер правил тесно связан с представлением о оно б ы л о на много веков р а н ь ш е. У П а н и н и очевидно стремление к з а к р ы ­ Тем самым и з л и ш н е и обсуждение проблем нормы. Если ж е исходен в которой всегда м о ж е т найтись что-то неучтенное. Д а ж е если имеется к е есть только те слова, которые там з а ф и к с и р о в а н ы. З а к р ы т о с т ь перечня чая целые иероглифы) приводятся в виде открытых списков. Если Пани­ арабский и л и к и т а й с к и й словарь не претендовал на охват всех слов я з ы ­ ка. Т а к ж е при описании грамматических парадигм речь шла л и ш ь о выделении всех типов с к л о н е н и я и л и с п р я ж е н и я, но не о перечислении но велик).

Открытость описываемой системы и ориентация на анализ ведут к тому, что для описываемых явлений необходимо и л и, по крайней мере, ж е л а т е л ь н о текстуальное подтверждение, свидетельствующее о соответ­ европейским ученым прошлого века казалось недостатком. Однако если тексты — не исходная данность, а итог применения правил, то подтверж­ П о р о ж д а ю щ и й характер индийских грамматик вел и к упорядоче­ вило имело смысл л и ш ь на определенном этапе синтеза, до и л и после Только в индийской т р а д и ц и и наблюдалось стремление к простоте связано с устной формой существования лингвистических текстов: чем правила короче и к о м п а к т н е е, тем легче их в ы у ч и т ь наизусть. В совре­ менных изданиях грамматика Панини занимает несколько десятков страниц. Е с л и ж е л и н г в и с т и ч е с к и й труд п и ш е т с я, то, наоборот, его боль­ ш о й объем обычно считается достоинством: ср. состоящую из 18 томов грамматику Присциана и столь ж е пространные труды я п о н с к и х фило­ ходимости приводить большое количество подтверждающих примеров.

ОХВАТ СИСТЕМЫ Я З Ы К А

В традициях разным может быть к а к охват письменной и устной форм языка, так и охват разных ярусов языка: фонетики, грамматики, лексики.

буквы. В столь р а з н ы х и связанных с непохожими друг на друга письмен­ ностями традициях, к а к европейская и китайская, одинаково именова­ лись первичная фонетическая единица и письменный знак. Однако л и ш ь традициях, кроме китайской, фонетика была развита сильнее, чем грамма­ тология (раздел лингвистики, и з у ч а ю щ и й письменные знаки). Какие-то знаки алфавитного письма функционируют в сознании к а к единое целое, и выделение и х компонентов, теоретически возможное, не имеет практи­ ческого смысла. Иное дело — п р и з н а к и звуков вроде звонкости-глухости, Д р у г а я ситуация л и ш ь в китайской традиции, единственной из раз­ с к и х у ч е н ы х интересовали л и ш ь значение и написание иероглифов, но не явился раньше, чем первые описания фонетики. Безусловно, сложность составлять и з частей. Соответствующее учение в готовом виде вошло и в японскую традицию.

Рассмотрение устного я з ы к а сквозь призму письменного проявляет­ ся в ряде традиций (европейская, арабская, японская) на другом уров­ не: могли ф и к с и р о в а т ь с я чисто орфографические р а з л и ч и я, не связан­ ные с произношением, но игнорировались не отраженные на письме произносительные различия. Д л я многих культур письменный текст казался наиболее в а ж н ы м и значимым.

т и я был различным. Наиболее развита она была в Индии и в арабском м и р е, где она имела наибольшее п р а к т и ч е с к о е значение. Там и там надо было сохранять каноническое произношение. К а ж д о й из тради­ ц и й были п р и с у щ и свои особенности: у П а н и н и и других и н д и й с к и х ской ж е традиции (как и в античной) фонетика объединялась с мор­ бов. В Европе приоритетной была задача обучения чтению и письму, а щ и е д л я всего мусульманского мира т р а д и ц и и произнесения вслух ш е н и я д л я текста Б и б л и и никогда не существовало. Поэтому описа­ ние ф о н е т и к и в Европе вплоть до к о н ц а X I X в. было не столь деталь­ ным, как в арабской и индийской традициях. Недостаточно развитой ся характер письменности. Фонетические изыскания в этих странах, развивавшиеся в разное время, были направлены на выяснение фоне­ т и ч е с к и х сходств и р а з л и ч и й, существовавших во в р е м я создания пре­ с т и ж н ы х памятников. Сами ж е фонетические свойства, кроме рифм и особого интереса.

кроме китайской, связаны с я з ы к а м и, и м е ю щ и м и богатую морфологию.

Сама м о р ф о л о г и я м о г л а п о н и м а т ь с я по-разному, но всегда требовала под­ робной ф и к с а ц и и. Поэтому центральное место г р а м м а т и к и, п р е ж д е всего морфологии, в самых разных традициях закономерно. Именно поэтому в Европе термин «грамматика» поначалу означал изучение я з ы к а вообще, а позднее приобрел современное значение. Столь ж е в а ж н а м о р ф о л о г и я у мостоятельная именно потому, что там была разработана собственная морфология.

П р и н ц и п и а л ь н о иное положение в Китае. Здесь не было необходимо­ описания. В к и т а й с к о м я з ы к е нет словоизменения и грамматической аффиксации, а грамматические исследования помимо синтаксиса сводят­ ся к изучению служебных («пустых») слов. К а к у ж е упоминалось в ы ш е, такие элементы изучались в Китае в рамках лексикографии и составля­ л и с ь их особые словари. Впрочем, в к л ю ч е н и е предлогов, союзов, ч а с т и ц в словарь вполне традиционно и в Европе; д а ж е в составе г р а м м а т и к тради­ валась вся грамматика (кроме оставшегося не описанным синтаксиса).

Первая написанная в Китае грамматика китайского я з ы к а появилась л и ш ь Неравноценное место занимают в т р а д и ц и я х и исследования лек­ сики. Исключительно велика роль словарей в Китае. Большое число иероглифов, превосходящее возможности человеческой п а м я т и, требова­ ло еще в древности создания иероглифических словарей, а х а р а к т е р письменности требовал толкования иероглифов. К и т а й с к и е способы описания л е к с и к и господствовали и в Японии. И з народов, применяв­ ших фонетическое письмо, очень интенсивно изучали лексику арабы.

в первые века существования традиции полностью каталогизированы.

В Индии словарная традиция сложилась позже, чем грамматическая редачи), однако на более поздних этапах р а з в и т и я т р а д и ц и и лексиког­ рафическая работа интенсивно развивалась. Наконец, в европейской традиции также грамматики появились раньше, чем словари, а лексико­ графическая деятельность весьма долго была недостаточно развита. Ан­ т и ч н ы е и средневековые филологи составляли глоссы, то есть толкова­ н и я непонятных слов в п а м я т н и к а х. Идея ж е словаря к а к полного описания ц и я х поразительно сходно.

Во-вторых, многие традиции искали п р и ч и н н ы е связи в процессе именования, пытались в ы я в и т ь природные свойства предмета или явле­ вать в слове с соответствующим з н а ч е н и е м те, а не другие з в у к и. К а к и э т и м о л о г и я, т а к и е исследования б ы л и тесно с в я з а н ы с представлением о своем я з ы к е как единственном правильно о т р а ж а ю щ е м природу вещей.

ства. Разные участники диалога высказывают к а к точку зрения о при­ родной с в я з и м е ж д у н а з в а н и е м и сущностью обозначаемого, т а к и обрат­ ние самого П л а т о н а на этот счет остается из диалога н е я с н ы м, и исследо­ ватели спорят в связи с этим. Другой ж е крупнейший философ Древней Греции — Аристотель прямо говорил о произвольности связи между ственной» связи (так называемая платоновская) существовала в Европе очень долго.

Подобные идеи существовали и в других традициях. На них были основаны упомянутые в ы ш е «исправления имен» в Китае (например, если правление императора было несчастливым, девиз правления объяв­ лялся «неправильным» и изменялся). Самая изощренная методика вы­ я в л е н и я т а к и х связей существовала у арабов, особенно у Ибн Д ж и н н и.

Он исходил из того, что исконную связь с теми или и н ы м и п о н я т и я м и имеют не отдельные звуки, а комбинации из двух или трех согласных те ж е корневые согласные. Японские ж е этимологи пытались в ы я в и т ь общее значение у каждой моры.

познать качества того, что и м и обозначено. Такие исследования, иногда именуемые «большой семантикой», могли дополняться «малой семанти­ кой»: изучением синонимии, перифразирования, отношений слов в словообразовательном гнезде и т. д.; тот ж е Ибн Д ж и н н и п а р а л л е л ь н о з а н и м а л с я «большой» и «малой» семантикой. Позднее «малая» семантиВ. М. Алпатов мологией была отвергнута как ненаучная.

ФОНЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Помимо уровня развития фонетики в разных традициях имелись р а з л и ч и я в плане общего подхода к фонетическому исследованию, в частности, выделения главных и второстепенных фонетических единиц.

Европейская традиция начиная с глубокой древности исходила из вы­ деления в качестве первичных единиц очень небольшого количества м и н и м а л ь н ы х элементарных звуков (или, по первоначальной термино­ логии, букв). Эти буквы т а к ж е издавна д е л и л и с ь на согласные и глас­ к временам значительно более р а н н и м, чем п о я в л е н и е а н т и ч н о й тради­ ц и и. Однако описание слогов не было столь ж е и с ч е р п ы в а ю щ и м, к а к перечисляются, количество их неизвестно и нет правил, о т д е л я ю щ и х гласные, т а к ж е была выделена промежуточная между звуком и слогом е д и н и ц а — мора: слог с д о л г и м г л а с н ы м состоит и з двух мор, слог с сальным, к а к понятия звука и слога, и применяется в основном к древ­ негреческому и латинскому я з ы к а м.

ш и х дней. Современное понятие фонемы обобщает и уточняет традици­ становление было тесно связано с т и п о л о г и ч е с к и м и особенностями древ­ негреческого и латинского я з ы к о в. Здесь сочетаемость фонем сравни­ тельно свободна, структура слога разнообразна и в связи с этим количе­ в структуре слова. Поэтому здесь использование звуков (фонем) в каче­ стве исходных единиц описания, рассмотрение гласных и согласных на одном уровне исследования и отсутствие попыток пересчитать возмож­ ные и л и реальные слоги было вполне естественным. Сравнительно похо­ численные в ы ш е свойства древнегреческого и латинского я з ы к о в прису­ щ и и санскриту.

и здесь исходная единица б л и з к а к фонеме. В арабском я з ы к е суще­ слова: корень состоит из согласных, п р е р ы в а е м ы х г л а с н ы м и, а вставляе­ м ы е в корень гласные (огласовка) имеют грамматическое значение. Т а к а я с к о й письменности, где к о р н и всегда ф и к с и р у ю т с я, а огласовка обычно учитываются гласные и согласные), привела к принципиально разной оценке согласных и гласных (точнее, к р а т к и х гласных). В соответствии с арабской традицией элементарные и первичные для анализа едини­ ц ы — не з в у к и вообще, а л и ш ь согласные, а т а к ж е долгие гласные.

е д и н и ц а — слог, который образуется из одного, р е ж е двух согласных применением операции введения огласовки, при этом слог и огласовка д и ц и и не фиксировалось.

однако такое членение с л и ш к о м сложно для обычного носителя я з ы к а н а ш и х я з ы к о в ы х представлениях носителей японского я з ы к а. Из при­ веденного примера может показаться, что элементарные е д и н и ц ы д л я ветствует море.

Такие единицы (моры) обозначаются отдельными з н а к а м и и в упот­ формирования к а н ы, в I X — X вв. н. э. существовало взаимно однознач­ ное соответствие м е ж д у з н а к а м и к а н ы и морами, несколько н а р у ш е н н о е лась только морами: п о н я т и я, соответствующие фонеме и слогу, сфор­ Количество мор в японском я з ы к е несколько больше, чем количество ном я з ы к е не более двухсот, в древнем е щ е меньше), что они могут быть заданы списком. Рассмотрение моры в качестве элементарной единицы могло давать с а м ы е разнообразные следствия вплоть до п о п ы т о к выде­ лить общее значение для каждой моры, из которых якобы могут выво­ зировать значение каждого звука было бы затруднительно. Т а к а я наоборот — сохранилась д а ж е в н а ш и дни, несмотря на освоение евро­ менее свободна, чем в греческом, санскрите и арабском, а структура слога подчинена весьма ж е с т к и м правилам.

Иной подход обнаруживаем в китайской традиции. В ней имелось единое базовое понятие «цзы», одновременно соответствующее письмен­ ному з н а к у, тонированному слогу и единице л е к с и к и (см. н и ж е ). Слого­ первичной е д и н и ц ы ф о н е т и к и рассматривался слог в целом, а не звук и ском тексте, имеет для носителей китайского я з ы к а психолингвисти­ ческую значимость.

Первоначально, пока в основном изучалась иероглифика, «цзы»

рассматривалась к а к неделимая единица. Позднее, когда в Китае стала лось за вычетом тона, д е л и л и на две части, которые в отечественной китаистике принято именовать «инициаль» и «финаль». Инициаль — н ы й гласный плюс конечнослоговые согласные и сонанты, если они есть;

финаль составляет рифму. Как уже упоминалось, в китайской тради­ задача исчисления к и т а й с к и х слогов, которых, конечно, много больше, чем мор в я п о н с к о м я з ы к е и тем более звуков (фонем) в греческом, зации. Такой подход т а к ж е безусловно связан с ж е с т к о й структурой китайского слога.

ГРАММАТИКА В ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЯХ

ставление о некоторой первичной значимой единице, помещаемой в слова­ ском я з ы к е соответствующая единица называется словом. К а к отмечал у других народов соответствующее слову понятие появляется очень рано, таны не т о л ь к о в античной и средневековой европейской т р а д и ц и и, но и для александрийцев и для их продолжателей было заранее известной странах поставили сразу несколько языковедов.

единственной единицей анализа. Н и к а к и х корней и аффиксов для ан­ временные определения морфемы: слово считалось м е л ь ч а й ш е й з н а ч и м о й единицей. Этим определениям, правда, несколько противоречила трактов­ работана модель, н а ш е д ш а я окончательное завершение у Присциана. В соответствии с ней слово к а к таковое — л и ш ь и с х о д н а я словоформа, д л я нитив). Остальное — л и ш ь «отклонения», «падежи» исходного слова (име­ нительный п а д е ж при таком подходе падежом не считался). Предполага­ лось, ч т о «падежи» слов образуются з а м е н о й части (обычно к о н е ч н о й ) слова на некоторую другую часть, при этом н и одной и з частей не п р и п и ­ сывалось н и к а к о е значение. То есть склонение и с п р я ж е н и е о п и с ы в а л и с ь чередование звуков в нечленимом слове. П р и этом не нарушается пониВ. М. Алпатов ной модели, просуществовавшей почти два тысячелетия, сохранились до встречающиеся в наиболее традиционных грамматиках формулировки о (даже в н а ш и дни могут писать о том, что в т а к о м слове лексическое и грамматическое значения «неразрывно связаны», хотя корень и оконча­ ние очевидно выделяются). Более привычное д л я нас выделение корней и а ф ф и к с о в появилось в европейской науке л и ш ь в XVI—XVII вв., по мне­ рейским и арабским языкознанием, а обобщающее понятие морфемы л и ш ь вполне сопоставимое с европейской словоформой, т а к ж е воспринима­ нечленимой е д и н и ц е й. Слово разлагалось на к о м п о н е н т ы к а к по форме, так и по значению, исключение составляли л и ш ь н е и з м е н я е м ы е части­ ч е с к и м и з н а ч е н и я м и, а остальное делилось на трехсогласный (изредка двухсогласный) корень и огласовку из гласных внутри корня и перед ним (как у ж е говорилось, понятия изолированного гласного в арабской т р а д и ц и и не было). К а к корень, так и огласовка рассматривались к а к нечто единое. Корню приписывалось определенное лексическое значе­ ние, а огласовка рассматривалась к а к операция над корнем, м о д и ф и ц и ­ применимы к особенностям структуры арабского и других семитских языков.

Грамматическая структура санскрита достаточна близка к струк­ т р а д и ц и и, сильно отличается от античного и д а ж е б л и ж е к арабскому, не мог в И н д и и пониматься к а к последовательность согласных). Пер­ вичная грамматическая единица — пада — могла соответствовать к а к различие м е ж д у корнем и словом проводилось, что отражалось в проти­ н е н и я к о р н е й и аффиксов внутри слова и п р а в и л соединения слов в выс­ слов оказывались существенно р а з н ы м и, поэтому правила задавались на р а з н ы х уровнях. П р и последовательно синтетическом подходе у Пан и н и исходной единицей о к а з ы в а л с я корень, из которого по п р а в и л а м лам внешних сандхи — предложения и высказывания. Тем самым к а к бы слово оказывалось не столь з н а ч и м о й е д и н и ц е й, к а к в других т р а д и ц и я х, а определяющим и достаточно четким критерием для вы­ д е л е н и я слов — различие внутренних и в н е ш н и х сандхи, что т а к ж е не б ы л о свойственно другим т р а д и ц и я м, где т а к и е к р и т е р и и вообще не ропе самостоятельно. В то ж е время немалое место в и н д и й с к и х грам­ Достаточно своеобразен подход к морфологии и в японской тради­ в понимании первичной единицы. Такая единица, получившая уже в не было, существовало два термина д л я з н а м е н а т е л ь н ы х и с л у ж е б н ы х для европейца понимании. Парадигма японского глагольного спряжения не исчерпывается приведенными в ы ш е ф о р м а м и, существуют и другие а ф ф и к с ы, у ж е состоящие из целой моры или нескольких мор. Однако такого рода единицы не признаются частью «го», они трактуются как лее и л и менее соответствует тому, что принято называть основой слова (иногда с добавлением нескольких самых простых аффиксов, упомяну­ морфемы и короче слова.

Характерно, что у ж е в период европеизации японской л и н г в и с т и к и, белы бывают (например, в учебниках для начальной школы), выделяют жебными словами в стандартном варианте японской лингвистики даже в Наконец, в Китае единственной единицей грамматики и лексики (корнеслог). Современная китаистика обычно признает существование в китайском я з ы к е к а к минимум сложных слов, состоящих из несколь­ ные между корнеслогом и предложением, а существование с л о ж н ы х слов в современном с м ы с л е если и з а м е ч а л о с ь, то л и ш ь на том ж е уровне, на котором в л и н г в и с т и к е ф и к с и р у ю т с я устойчивые словосочетания (фра­ зеологизмы).

(кроме И н д и и ) с н е о п р е д е л я е м ы м и свойствами, рассматриваемую к а к за­ не всегда сопоставимы по своим свойствам: в к и т а й с к о й т р а д и ц и и слово обычно соответствует морфеме, в японской — находится м е ж д у морфе­ мой и словоформой, в европейской, индийской и арабской соответствует воначально Я п о н и я и Европа), иногда выделялись и другие единицы:

более п р о т я ж е н н ы е (бунсэцу в поздней японской традиции) или ч а щ е этапе в Европе).

Высказанные выше умозрительные предположения подтверждаются дельных блоков; при афазиях, связанных с повреждением тех или иных участков мозга, одни блоки сохраняются, а другие выходят из строя, а при дение высказываний.

сители такого я з ы к а, к а к русский (типологически довольно близкого к кие эксперименты с к и т а й ц а м и т а к ж е скорее свидетельствуют о первич­ единиц, которые хранились в мозгу носителей описываемых я з ы к о в. Этим объясняется и отсутствие в большинстве традиций критериев д л я выде­ ности этих классов. Безусловно, психолингвистические основы имело и интуиции носителя, с к а ж е м, русского я з ы к а.

ций. Если в ряде других отношений европейская традиция была менее частей речи в античной науке оказалась самой детальной. У ж е Аристо­ тель выделил имена, глаголы и частицы, стоики сделали классифика­ греческой науке в ы д е л я л и восемь частей речи: и м я, глагол, причастие, наречие, местоимение, предлог, а р т и к л ь и союз. Р и м л я н е, п е р е н и м а я эту а р т и к л я. Однако д л я них было в а ж н о, что частей речи д о л ж н о быть именно восемь, поэтому вместо а р т и к л я они в к л ю ч и л и в систему междо­ метие (хотя т а к у ю часть речи м о ж н о было бы выделить и в греческом языке).

Главным критерием при выделении античных частей речи был, безусловно, морфологический. Показательно, в частности, что существи­ тельное и прилагательное долго рассматривались к а к подклассы единой части речи — имени: их морфология, исключая степени сравнения у прилагательных, в древнегреческом или латинском я з ы к е очень сходна при явном р а з л и ч и и с и н т а к с и ч е с к и х и семантических сходств. Встре­ морфологическим, а по семантическим и синтаксическим п р и з н а к а м ;

неоднородные ф а к т о р ы л е ж а л и и в основе в ы д е л е н и я местоимений.

ле чего подверглась некоторым м о д и ф и к а ц и я м. Выделению прилагатель­ ного в особую часть р е ч и способствовало н а ч а л о и з у ч е н и я н о в ы х европей­ тем не менее старая т о ч к а з р е н и я существовала е щ е долго (см. н и ж е о противоречивой трактовке прилагательных в «Грамматике Пор-Рояля») и б ы л а окончательно оставлена л и ш ь в XVIII в. Достаточно поздно б ы л и выделены в качестве частей речи т а к ж е числительные и частицы, а прича­ стие, наоборот, стало обычно исключаться из числа особых частей речи, хотя в русистике, например, старая точка зрения иногда высказывалась и В арабской грамматике в противоположность европейской выде­ н и я напоминала классификацию Аристотеля и иногда принималась как з а и м с т в о в а н н а я у него. Однако доказательств этого нет, а т а к а я класси­ ф и к а ц и я могла выработаться и на арабской почве. Более бедная к л а с ­ с и ф и к а ц и я арабов была по сравнению с европейской и более последова­ тельно морфологической. Действительно, морфология классического арабского я з ы к а позволяет выделить три основных морфологических гих отношениях неоднородный (хотя классам давали и семантические интерпретации).

граничивал и м я и глагол, противопоставляя эти классы служебным элементам. Однако последние, нечленимые у арабов, разделялись у Яски на две части речи, которые п р и н я т о переводить т е р м и н а м и «предлог» и «частица»; ч а с т и ц ы и м е л и некоторое собственное значение, а предлоги понимались как единицы, л и ш ь определяющие значение имен и глаго­ ные и арабская.

В Японии первичным издавна было разграничение знаменательных речи, основанная в отношении з н а м е н а т е л ь н ы х е д и н и ц п р е ж д е всего на противопоставлении и м е н и и глагола; глагол в свою очередь делился на сических свойствах). К л а с с и ф и к а ц и я т а к ж е была менее детальна, чем лись к а к бы одновременно, а в Японии сначала выделялись знаменатель­ г л а г о л ы, затем глаголы — на собственно глаголы и « п р е д и к а т и в н ы е при­ многоуровневость, сохранились.

частям речи не было, за исключением выделения «полных» и «пустых»

м ы х р а з л и ч н ы х п о з и ц и я х. Вопрос о частях речи представляет огром­ ные трудности и для европейских китаистов, подходящих к этому я з ы к у с привычными критериями.

обращая в той и л и иной степени в н и м а н и е на два базовых р а з л и ч и я :

знаменательных и служебных слов, а среди з н а м е н а т е л ь н ы х слов — и м е н и и глагола. Выделение ж е т а к и х сейчас д л я нас п р и в ы ч н ы х час­ тей речи, к а к п р и л а г а т е л ь н о е, наречие, местоимение, — особенность ев­ ропейской традиции, в некоторых случаях весьма поздняя.

Наконец, кратко надо сказать о синтаксических исследованиях.

логические. В частности, в Европе, хотя еще в античности появилась гласования и управления в связи с о ш и б к а м и в употреблении тех и л и ской традиции, хотя границы между синтаксисом и морфологией там синтаксису относили и изучение окончаний слов (морфология ограни­ чивалась корнем и огласовками). В основном арабский синтаксис изу­ частности форм падежей и н а к л о н е н и й. Здесь была выработана достаточ­

ЗАКЛЮЧЕНИЕ К ГЛАВЕ

Говоря о лингвистических т р а д и ц и я х в целом, следует сказать, что в что существует в современной науке о я з ы к е, прямо восходит к традици­ н и я в л и я л а европейская традиция, из которой непосредственно выросло научное языкознание. Однако и другие традиции оказали на лингвистику некоторое воздействие, а многое из их арсенала е щ е м о ж е т быть использо­ вано л и н г в и с т и к о й в будущем. Кроме того, изучение общего и различного ч и в а л а то и другое, что м о ж е т приводить к неадекватности в о п и с а н и и щ и е на развитие лингвистической теории, становятся яснее, если наблю­ дать за тем, к а к описывают я з ы к и иные традиции.

ЛИТЕРАТУРА

История лингвистических учений. Древний мир. Л., 1980.

История лингвистических учений. Средневековая Европа. Л., 1986.

История лингвистических учений. Позднее средневековье. Л., 1 9 9 1.

ЕВРОПЕЙСКАЯ ЛИНГВИСТИКА XVI—XVII ВВ.

ГРАММАТИКА ПОР-РОЯЛЯ

После Томаса Эрфуртского в течение примерно двух столетий теоре­ тический подход к я з ы к у не получил значительного р а з в и т и я. Однако который в конечном итоге выделил европейскую лингвистическую тра­ возможности их сопоставления.

ные попытки сопоставления языков. Однако, как выше уже отмечалось, к а ж д а я из лингвистических традиций явно или неявно основывалась на ветствующей культурной традиции. Можно было переориентироваться с особенно на р а н н е м этапе р а з в и т и я т р а д и ц и и, переносить на я з ы к своей изучении одного я з ы к а. В средневековой Европе греческий и л а т и н с к и й еще считалась л а т ы н ь. Отдельные и с к л ю ч е н и я вроде и с л а н д с к и х фонети­ ческих трактатов были редки.

К этому времени в ряде государств завершился период феодальной раз­ дробленности, ш л о становление централизованных государств. На многих я з ы к а х уже с XII—XIV вв. активно развивалась письменность, п о я в л я л и с ь как деловые, так и художественные тексты, в том числе произведения является единственным языком культуры.

Национальная и языковая ситуация в позднесредневековой Европе ставлений о я з ы к е. Во-первых, З а п а д н а я Европа не с о с т а в л я л а единого дарств не было ни одного, которое бы могло претендовать на господство (как в прошлом Р и м с к а я и м п е р и я и недолго существовавшая и м п е р и я подствующего государства и л и более в ы с о к о й к у л ь т у р ы. Д а ж е в А н г л и и, ких заимствований.

родственны, принадлежа к двум группам индоевропейской семьи — роман­ ской и германской, и типологически достаточно б л и з к и, обладая, в частно­ идеи о латыни как о единственном я з ы к е культуры возникала идея о ках: французском, испанском, итальянском, немецком, английском и др.

в Средние века понаслышке знали о существовании, помимо латыни, еще двух в е л и к и х я з ы к о в : древнегреческого и древнееврейского, но реально л и. Теперь ж е в эпоху гуманизма два этих я з ы к а начали активно изучать­ с я, а их особенности — у ч и т ы в а т ь с я, п р и ч е м довольно б о л ь ш и е типологи­ представления ученых о том, к а к и м и бывают я з ы к и. Другим фактором я з ы к а м и других народов, о существовании к о т о р ы х они не подозревали.

г р а м м а т и к и «экзотических» я з ы к о в, в том числе и н д е й с к и х. В то время, о д н а к о, европейская н а у ч н а я м ы с л ь е щ е не б ы л а готова к адекватному п о н и м а н и ю особенностей строя т а к и х я з ы к о в. Миссионерские г р а м м а т и ­ языков.

Гораздо большее значение д л я развития европейской традиции и Поначалу некоторые из них писались на л а т ы н и, но постепенно в таких грамматиках описываемые я з ы к и одновременно становились и я з ы к а м и, на к о т о р ы х они написаны. Эти г р а м м а т и к и и м е л и учебную направлен­ ность. Стояла задача формирования и закрепления нормы этих я з ы к о в, особенно в а ж н а я после изобретения в XV в. к н и г о п е ч а т а н и я. В грамма­ ный материал, позволяющий выучить эти правила. В это же время полу­ чила активное развитие лексикография, ранее составлявшая отсталую часть европейской традиции. Если раньше преобладали глоссы, то те­ перь в связи с задачей создания норм новых языков создаются достаточ­ но полные нормативные словари. В связи с подготовкой такого словаря для французского языка в 1634 г. была создана Французская академия, существующая до настоящего времени; она стала центром нормализа­ ции языка в стране.

Ранее единая западноевропейская традиция стала разделяться на национальные ветви. Поначалу, примерно до конца XVII в., исследования языков наиболее активно развивались в романских странах. В XVI в.

после некоторого перерыва вновь начинает развиваться теория языка. Вы­ дающийся французский ученый Пьер де ла Раме (Рамус) (1515—1672, убит в Варфоломеевскую ночь) завершил создание понятийного аппарата и терминологии синтаксиса, начатое модистами; именно ему принадлежит дожившая до наших дней система членов предложения. Теоретическую грамматику, написанную еще на латыни, но уже учитывающую материал различных языков, создал Ф. Санчес (Санкциус) (1550—1610) в Испании в конце XVI в. У него уже содержатся многие идеи, потом отразившиеся в грамматике Пор-Рояля.

В XVII в. еще более активно ведутся поиски универсальных свойств языка, тем более что расширение межгосударственных связей и трудно­ сти, связанные с процессом перевода, оживляли идеи о создании «всемир­ ного языка», общего для всех, а чтобы создать его, надо было выявить свой­ ства, которыми обладают реальные языки. На развитие универсальных грамматик влиял и интеллектуальный климат эпохи, в частности попу­ лярность рационалистической философии Рене Декарта (Картезия) (1596— 1650), хотя известное благодаря Н. Хомскому наименование «картезианс­ кие грамматики» в отношении грамматики Пор-Рояля и подобных ей не вполне точно, поскольку многие «картезианские» идеи присутствовали у Ф. Санчеса и др. еще до Р. Декарта.

Языкознание XVII в. в основном шло в области теории двумя путя­ ми: дедуктивным (построение искусственных языков, о котором речь будет идти ниже) и индуктивным, связанным с попыткой выявить общие свойства реально существующих языков. Не первым, но самым извест­ ным и популярным образцом индуктивного подхода стала так называ­ емая грамматика Пор-Рояля, впервые изданная в 1660 г. без указания имен ее авторов Антуана Арно (1612—1694) и Клода Лансло (1615— 1695). Эта грамматика неоднократно переиздавалась и переводилась на разные языки. В нашей стране несколько лет назад почти одновременно вышли два ее издания: Грамматика общая и рациональная Пор-Рояля.

М., 1990; Грамматика Пор-Рояля. Л., 1991 (ниже цитаты приводятся по московскому изданию).

длинного подлинного названия). Ж е н с к и й монастырь Пор-Рояль в те годы был центром передовой мысли, с ним был связан к р у ж о к ученых, в кото­ рый входили и авторы грамматики. Книга была результатом содруже­ ства двух специалистов разных профессий. А. Арно б ы л логиком и фило­ софом, соавтором известной к н и г и по логике, а К. Л а н с л о — одним из к о в и автором г р а м м а т и к ; в частности, он п е р в ы м во Ф р а н ц и и преподавал латинский я з ы к как иностранный, с объяснениями на французском язы­ к е. Такое сочетание дало возможность объединить в ы с о к у ю д л я того вре­ мени теоретичность с достаточно хорошим знанием материала несколь­ ких языков.

Авторы грамматики считали недостаточным чисто описательный подход к я з ы к у и стремились создать объяснительную грамматику. В присущих л и ш ь некоторым из них». В целом в книге объяснительный подход преобладает и над описательным, и над нормативным. Однако ряд разделов, посвященных французскому языку, содержит и нормативные мендовать к употреблению». Однако значение «Грамматики Пор-Рояля»

явлений языка.

Авторы грамматики исходили из существования общей логической что не требовала особых доказательств. Н а п р и м е р, в г р а м м а т и к е гово­ ственным» для них, к а к и для модистов, был порядок «подлежащее — сказуемое — дополнение»).

ответствие между поверхностными и глубинными структурами оказыва­ лось взаимно однозначным и л и по крайней мере очень б л и з к и м к нему.

Они старались каждому явлению, зафиксированному в грамматике Присциана, приписать философский смысл. В данной г р а м м а т и к е этого у ж е и с х о д и л и из одной л а т ы н и, то здесь почти в к а ж д о й главе рассматрива­ ются два я з ы к а : латынь и французский, достаточно часто упоминаются т а к ж е испанский, итальянский, древнегреческий и древнееврейский, а и з р е д к а речь идет и о «северных», то есть г е р м а н с к и х, и о «восточных»

я з ы к а х ; что имеется в виду в последнем случае, не вполне ясно. С совре­ Ориентация на л а т и н с к и й эталон была еще не вполне преодолена в г р а м м а т и к е, что особенно заметно в разделе о п а д е ж а х и предлогах. Х о т я и сказано, что «из всех я з ы к о в только греческий и л а т ы н ь имеют п а д е ж и имен в полном смысле этого слова», но за эталон принимается л а т и н с к а я падежная система, именно она признается «логической». В древнегречес­ ние тех или и н ы х «глубинных» падежей видится в употреблении пред­ логов или опущении а р т и к л я. Более с л о ж н ы й случай составляют для А. Арно и К. Лансло прилагательные. В латинских грамматиках было принято считать существительные и прилагательные одной частью речи — именем, но д л я французского и других новых я з ы к о в Европы данные два класса необходимо было различать. В грамматике принят к о м п р о м и с с н ы й подход: выделяется одна часть речи — и м я — с д в у м я подклассами. Такая трактовка проецируется и на семантику: у слов выделяются «ясные» значения, разъединяющие существительные и при­ товка, согласно которой выделение двух видов значений имеет глубокий философский смысл).

Однако в ряде других пунктов авторы грамматики решительно отсутствие а р т и к л я и заставило утверждать... что эта частица была бесполезной, хотя, думается, она б ы л а бы весьма полезной д л я того, что­ бы сделать речь более ясной и и з б е ж а т ь многочисленных двусмыслен­ ностей». И далее: «Обиход не всегда согласуется с р а з у м о м. Поэтому в греческом я з ы к е артикль часто употребляется с именами собственны­ ми, даже с именами людей... У итальянцев ж е такое употребление стало о б ы ч н ы м... М ы не ставим никогда а р т и к л я перед и м е н а м и собственны­ ми, обозначающими людей». Итак, оказывается, что у «нас», французов, в данном случае «обиход согласуется с разумом», а у других народов которых других случаях.

Эталонные, соответствующие «разуму» структуры в большинстве гательными, из контаминации структур двух языков).

р и ф е р и й н ы м вопросам: относительным местоимениям, наречиям, эллип­ составные части; при этом первое предложение составляет часть субъек­ та, а последнее — часть атрибута этого п р е д л о ж е н и я. И т а к, подобные в ы р а ж е н ы словами, как в предложенном примере. Но часто мы в ы р а ж а ­ ем эти п р е д л о ж е н и я в речи. Д л я этого и используется относительное местоимение».

дение», такое в ы с к а з ы в а н и е к а ж е т с я очень современным. Авторы «Грам­ ко, к а к у ж е говорилось, ч а щ е в грамматике «логическая», а ф а к т и ч е с к и семантическая структура соответствует некоторой поверхностной струк­ туре того и л и иного я з ы к а.

В некоторых других местах книги говорится о синонимии языко­ в ы х в ы р а ж е н и й, из к о т о р ы х одно признается более соответствующим логике (хотя не всегда ясно, идет л и речь о полном соответствии), а другое м о ж е т употребляться вместо него ради « ж е л а н и я людей сокра­ т и т ь речь» или «для и з я щ е с т в а речи». Ч а щ е в этих случаях за эталон принимаются явления французского языка. В подобных случаях Н. Хомский находил аналог трансформационных правил, что я в н а я м о д е р н и з а ц и я, но некоторое сходство здесь бесспорно есть. В п р о ч е м, о синонимии некоторых исходных и неисходных в ы р а ж е н и й говори­ сматривавшееся так еще с античности.

Безусловно, у А. Арно и К. Лансло не было четкого представления о том, откуда берется их «рациональная основа г р а м м а т и к и * всех я з ы к о в.

основанная на п р и н ц и п и а л ь н о м их равноправии (пусть реально т а к и е в а ж н у ю веху в развитии лингвистических идей.

ца XVIII — начала XIX в., известна она была и за пределами Ф р а н ц и и.

Авторы последующих «логических» и «рациональных» грамматик ей п о д р а ж а л и. Однако после становления новой, сравнительно-историчес­ кой н а у ч н о й п а р а д и г м ы и м е н н о из-за своей известности она с т а л а вос­ приниматься к а к образец «умствующего, априористического, ребяческо­ языкознании, втискивающего язык в логические схемы; часто ей п р и п и с ы в а л и и то, против чего она была направлена: ж е с т к о е следо­ ней из вторых рук. К этому времени эмпирическая база общего я з ы ­ приниматься к а к с л и ш к о м явно с м е ш и в а ю щ а я универсальные свой­ лингвистике (см. соответствующую главу). Однако возрождение интереса к «Грамматике Пор-Рояля» нельзя сводить только к авторитетету Н. Хомс к о г о. В с е р е д и н е 6 0 - х г г. ее а н а л и з о м и к о м м е н т и р о в а н и е м н е з а в и с и м о Отметим еще одну черту «Грамматики Пор-Рояля», т а к ж е повлияв­ предшествующего времени, она была чисто синхронной. « Р а ц и о н а л ь н а я язык-предок и язык-потомок (впрочем, происхождение французского я з ы ­ п о п ы т к а х конструирования искусственного «идеального» я з ы к а, долгое время лители этого века: Ф. Бэкон, Р. Декарт, Я. А. Коменский, позже Г. В. Л е й б н и ц.

Особенно а к т и в н о этим з а н и м а л и с ь в А н г л и и. Много работал в этой обла­ сти п е р в ы й председатель Лондонского Королевского общества Д ж. У и л к и н с (Вилкинс) (1614—1672), а одно из сочинений такого рода п р и н а д л е ж и т Исааку Н ь ю т о н у, к о т о р ы й написал его в 1661 г. в возрасте 18 лет; труд И. Ньютона господствовало представление о том, что б и б л е й с к а я легенда о вавилон­ ском смешении я з ы к о в отражала реальность. Поэтому открыто стави­ б ы л и с в я з а н ы с поисками единой связующей мировой гармонии, часто ж е н и я весьма архаических целей.

Это происходило и в подходе к я з ы к у. Д л я создания «идеального я з ы ­ к а », понимаемого п р е ж д е всего к а к « я з ы к смыслов», необходимо было опи­ сать эти с м ы с л ы. Интерес к описанию с е м а н т и к и имеется и в «Грамматике ее а в т о р а м я з ы к о в. Здесь ж е в с и л у самой общей з а д а ч и требовалось от­ влечься от с т р у к т у р н ы х особенностей р е а л ь н ы х я з ы к о в и достичь глубинно­ И. Ньютон писал: «Диалекты отдельных языков так сильно различают­ м е н т у с п и с к а д о л ж е н б ы т ь п о с т а в л е н в соответствие элемент универсального я з ы к а. Тем самым универсальный я з ы к просто отражал лексическую структуру исходного естественного я з ы к а (у И. Ньютона р е а л ь н о г о в о р и т с я об а н г л и й с ­ Помимо простых понятий бывают сложные. В естественных я з ы к а х произ­ д., которые в универсальном я з ы к е должны были получать универсальное в ы р а ж е н и е. П р и этом устанавливались семантические о т н о ш е н и я м е ж д у сло­ той и л и и н о й степени з а н и м а л и с ь тем, что в современной л и н г в и с т и к е полу­ В искусственных я з ы к а х должна была существовать и грамматика, в В плане в ы р а ж е н и я конструкторы языков ориентировались скорее ж е б н ы м и б у к в а м и ». Сама ж е система «первоэлементов» (скорее б у к в, чем я з ы к, известный им л и ш ь понаслышке: иероглифическая система пись­ прообразом семантического я з ы к а.

л и ш ь с о з д а н и е « и д е а л ь н ы х я з ы к о в » к а к т а к о в ы х. А з а д а ч а «девавилонизации» языкового мира была слишком явно утопической. Сами проекты м и р о в о й г а р м о н и и, либо с п о п ы т к а м и переустройства общества на утопи­ труды Д ж. Уилкинса, И. Ньютона и др. начали привлекать внимание, и

ЛИТЕРАТУРА

ЛИНГВИСТИКА XVIII ВЕКА

И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА.

СТАНОВЛЕНИЕ СРАВНИТЕЛЬНОИСТОРИЧЕСКОГО МЕТОДА

каких-либо новых развернутых лингвистических теорий. В основном ш л о накопление фактов и рабочих приемов описания в рамках старых идей, а некоторые ученые (больше ф и л о с о ф ы, чем собственно л и н г в и с т ы ) выска­ з ы в а л и п р и н ц и п и а л ь н о новые теоретические п о л о ж е н и я, постепенно ме­ нявшие общие представления о языке.

В течение века увеличилось количество известных в Европе я з ы к о в, составлялись г р а м м а т и к и миссионерского типа. В течение всего в е к а и в старались включить информацию о к а к можно большем числе языков. В 1 7 8 6 — 1 7 9 1 гг. в Петербурге в ы ш е л ч е т ы р е х т о м н ы й словарь русско-не­ сведения о нескольких сотнях известных к тому времени я з ы к о в ; к нему разработанная литературная норма. П р и этом сами я з ы к и описывались Активно велась словарная работа. Огромное значение д л я окончательного установления норм английского я з ы к а имела деятельность выдающегося лексикографа Сэмюэля Джонсона (1709—1784).

более осознанно, р а з в и в а т ь с я процесс ф о р м и р о в а н и я норм русского ского я з ы к а. Затем появляется «Российская грамматика» великого рус­ ского ученого М. В. Ломоносова (1711—1765). В этой г р а м м а т и к е, еще не в п о л н е свободной от л а т и н с к о г о эталона, дается подробное и точное вается и русская лексикография. В течение века благодаря активной теоретической и практической деятельности В. К. Тредиаковского, нормы русского языка.

грамматики в духе «Грамматики Пор-Рояля», из Ф р а н ц и и традиция их постепенно перестает быть популярной.

мам я з ы к а обращались ученые, не создавшие каких-либо строгих мето­ дов языкового описания и обычно не бывшие профессиональными линг­ вистами. К их числу принадлежали в Германии Готфрид Вильгельм н и я х появляется р я д новых идей, главной из которых стала идея истори­ ческого развития языка.

ме и Вавилонской башне. Теперь им на смену п р и ш л и п о п ы т к и рациона­ листических объяснений того, к а к и м образом люди начали говорить.

основе з в у к о п о д р а ж а н и й, развитии я з ы к а из непроизвольных в ы к р и к о в человека, а т а к ж е развивавшаяся Ж. - Ж. Руссо идея о «коллективном том, что к а к называть. Наиболее разработанную теорию происхождения тельному их использованию, а получив контроль над звуками, человек изошла и идея о первичности я з ы к а жестов, который поначалу л и ш ь дополнялся звуковым, а звуковые знаки возникали по аналогии с жеста­ ми. Французский философ развил и концепцию о едином пути разви­ му одни я з ы к и совершеннее других. Здесь м ы у ж е видим первый вариант к о н ц е п ц и и стадий, позднее развитой братьями Шлегель и В. фон Гум­ больдтом.

н у в ш и й развернутую концепцию исторического развития человечества, в которой важное место отводилось развитию я з ы к а. По м н е н и ю К. Маркса, у Д ж. Вико в зародыше у ж е содержались основы сравнительно-историчес­ кого метода. И. Г. Гердер выдвинул п о л о ж е н и я о «духе народа», повлияв­ ш и е на В. фон Гумбольдта.

объясняется общностью происхождения. Появляется идея о я з ы к о в ы х римляне, а галлы; во-вторых, в латыни сложное склонение и с п р я ж е н и е, а в л а т ы н и ; отсюда вывод: ф р а н ц у з с к и й я з ы к — потомок кельтского (галль­ мулированию основных положений сравнительно-исторического метода.

Так, выдающийся немецкий историк и филолог Август Людвиг Ш л ё ц е р (1735—1809) в своей «Русской грамматике» (1763—1764) писал о регу­ лярности звуковых соответствий между я з ы к а м и к а к признаке родства эти идеи е щ е не сопровождались о с н о в а н н ы м и на н и х м а с с о в ы м и сопос­ тавлениями конкретного языкового материала.

метод «витал в воздухе». Но н у ж е н был некоторый толчок, который стал бы отправной точкой для кристаллизации метода. Т а к и м толчком стало в к о н ц е века о т к р ы т и е санскрита, ранее почти не известного в Европе.

ж и л в И н д и и, тогда б ы в ш е й английской колонией, и з а н и м а л с я изучением и н д и й с к о й к у л ь т у р ы под руководством местных учителей, с о х р а н я в ш и х к л а с с и к о в п р о д о л ж а л о передаваться из поколения в поколение. У. Д ж о н с ство санскрита с этими я з ы к а м и было очевидным, и У. Д ж о н с в ы д в и н у л предка. Одновременно английский ученый положил начало знакомству европейского я з ы к о з н а н и я с индийской традицией, оказавшей некоторое Открытие санскрита стало тем недостающим звеном, после появле­ н и я которого началось бурное развитие исследований в области сопостав­ л е н и я европейских я з ы к о в с санскритом и м е ж д у собой. Х о т я о т к р ы л и т и л с я в Германию, в то время страну с наиболее с и л ь н ы м и н а у ч н ы м и цен­ и л и компаративистики. Помимо Германии ряд к р у п н ы х ученых дала близ­ Христофорович Востоков (Остенек) ( 1 7 8 1 — 1 8 6 4 ).

Поначалу сопоставления я з ы к о в еще были очень несовершенными.

стеме с п р я ж е н и я санскритского я з ы к а в сравнении с таковым греческого, к н и г а другого крупного ученого, датчанина Расмуса Раска (1787—1832), «Исследование в области древнесеверного я з ы к а, и л и П р о и с х о ж д е н и е ис­ ке» А. X. Востокова. За исключением рано умершего Р. Раска, эти ученые немало сочинений. В этих сочинениях впервые формировался сравнитель­ но-исторический метод.

Н и к т о из перечисленных ученых не стремился к общетеоретическим и XVIII вв. У них редко можно найти какие-либо в ы с к а з ы в а н и я о природе и сущности языка. Они впервые в мировой науке, работая с конкретным следования.

Р. Раек и Я. Гримм занимались германскими я з ы к а м и, А. X. Востоков — с л а в я н с к и м и. Однако подход у них имел общие черты.

винули ряд методических принципов, которые, будучи развиты компара­ тивистами последующих поколений, сохраняются в компаративистике и мер А. Л. Шлёцером, однако впервые они были подкреплены основанным на них анализом большого фактического материала.

слова известных я з ы к о в, которые могут состоять из компонентов разного происхождения, а их составные части: корни, окончания. Понятие к о р н я к о м п л е к с, которому в более поздних я з ы к а х могут соответствовать и аф­ возвести а ф ф и к с ы современных и древних я з ы к о в Европы к п е р в и ч н ы м, древнейшим корням. И Ф. Бопп, и Р. Раек считали лексические паралле­ л и менее н а д е ж н ы м и, чем грамматические, поэтому на первых порах, что ческое исследование строилось к а к сравнительная г р а м м а т и к а родствен­ в я з ы к е, сохраняется и в современной науке (другой вопрос, что д л я р я д а я з ы к о в, п р е ж д е всего и з о л и р у ю щ и х, т а к и е сопоставления вообще невоз­ м о ж н ы и родство м о ж е т устанавливаться л и ш ь через а н а л и з л е к с и к и ).

Другой п р и н ц и п — регулярности соответствий — впервые наиболее значимость для компаративистики классы л е к с и к и. Слова, связанные с наиболее показательные д л я установления родства, поскольку они очень ные, имена родства и др. Данное разграничение проводится сравнительноисторическим языкознанием и сейчас.

соответствия именно в словах такого рода и в таком количестве, что ственные связи». Далее Р. Раек приводит таблицу соответствий гречес­ к и х и л а т и н с к и х слов и заключает: «Известно, что, сравнивая множество слов, можно вывести большое число правил перехода, а так к а к в данном случае имеются большие соответствия т а к ж е в г р а м м а т и к е обоих я з ы ­ и г р е ч е с к и м я з ы к а м и имеют место тесные родственные с в я з и ». Если отвлечься от я в н о устаревшего представления о з в у к о в ы х переходах к а к нашего времени тоже.

реконструкцией праязыка, в лучшем случае реконструируя отдельные и л и тезиса Р. Р а с к а о выведении греческого, латинского и германских ма, исследовалось историческое развитие отдельных я з ы к о в и я з ы к о в ы х групп. В частности, в книге Я. Гримма описывалась история германских я з ы к о в и диалектов начиная с самых древних засвидетельствованных форм.

выдающиеся собиратели немецкого фольклора). Изучение исторического развития германских я з ы к о в дало возможность Я. Гримму выявить зако­ никам принадлежат первые формулировки конкретных законов звуко­ паративистов. Изучение исторических изменений и сопоставление язы­ ков д а в а л и возможность восстанавливать то, что исчезло из п а м я т и носителей компаративистикой. Параллельно развивались философские теории языВ. М. Алпатов ка, с которыми было связано и зарождение типологии. В начале XIX ю щ и м и ), агглютинативных и ф л е к т и в н ы х я з ы к а х, различие в строе которых они трактовали к а к различие стадий человеческого м ы ш л е ­ тический, философский подход к я з ы к у в первой половине X I X в.

достиг наивысшего развитие в теории В. фон Гумбольдта, которую необходимо рассмотреть отдельно в особой главе. Г у м б о л ь д т и а н с к а я т р а д и ц и я п р о д о л ж а л а развиваться в той и л и иной степени в течение Как традиция, заложенная Ф. Боппом, Р. Раском и др., так и тра­ д и ц и я В. фон Гумбольдта были связаны с историческим подходом к языку. Описания современных языков и синхронные общетеоретиче­ ские работы, хотя и продолжали писаться, у ш л и на периферию науки.

Л и ш ь и з р е д к а профессиональные ученые обращались к подобной проб­ Б ё т л и н г к а (1815—1901), долго работавшего в России; г р а м м а т и к а в ы ш л а ным я з ы к а м. В основном ж е изучение современных я з ы к о в у ш л о из университетской н а у к и. Европейскими я з ы к а м и з а н и м а л и с ь в основ­ ном педагоги, методисты, авторы гимназических учебников, норматив­ ных грамматик и словарей. «Экзотические» я з ы к и, к а к и раньше, ч а щ е гические», «рациональные» грамматики, продолжавшие традиции «Грам­ самой грамматикой А. Арно и К. Лансло прочно установилась репута­ ция безнадежно устаревших.

состояний было прароманское, представленное так называемой народной (вульгарной) латынью, мало отраженной в письменных п а м я т н и к а х (клас­ Сопоставление романских я з ы к о в, проводимое последователем Ф. Боппа употреблялись эти формы! Так сравнительно-исторический метод еще дежность. Другие области я з ы к о з н а н и я тогда были развиты гораздо слабее.

ЛИТЕРАТУРА

ВИЛЬГЕЛЬМ ФОН ГУМБОЛЬДТ

Вильгельм фон Гумбольдт (1767—1835) был одним из к р у п н е й ш и х лингвистов-теоретиков в м и р о в о й н а у к е. П о поводу его роли в я з ы к о з н а ­ нии В. А. Звегинцев писал: «Выдвинув оригинальную концепцию приро­ ды я з ы к а и подняв ряд фундаментальных проблем, которые и в настоящее ной горной вершине, возвышается над теми высотами, к о т о р ы х удалось достичь другим исследователям».

В. фон Гумбольдт был многосторонним человеком с разнообраз­ ломатом, занимал министерские посты, играл значительную роль на Венском конгрессе, определившем устройство Европы после разгрома литературоведению, ю р и д и ч е с к и м н а у к а м и др. Его работы по л и н г в и ­ стике не столь у ж в е л и к и по объему, однако в историю н а у к и он в о ш е л в первую очередь к а к языковед-теоретик.

Время, когда работал В. фон Гумбольдт, было периодом расцвета кие мыслители, как старший современник В. фон Гумбольдта И. Кант и п р и н а д л е ж а в ш и й к одному с В. фон Гумбольдтом п о к о л е н и ю Г. Гегель.

Вопрос о связи гумбольдтовской теории с теми и л и и н ы м и философски­ ми концепциями, в частности И. Канта, по-разному трактуется историка­ м и н а у к и. Однако несомненно одно: в л и я н и е на ученого общей философс­ кой атмосферы эпохи, способствовавшее рассмотрению к р у п н ы х, научном стиле ученого: перед н и м не стояла задача строить л о г и ч е с к и такого рода требования появились в лингвистике позже. Зачастую фило­ софская манера рассуждений В. фон Гумбольдта кажется современно­ доказанными рассуждениями скрывается глубокое содержание, часто очень актуальное д л я современной н а у к и. Н а р я д у с несомненно уста­ ревшими положениями м ы видим у В. фон Гумбольдта постановку и решение, пусть в зачаточном виде, многих проблем, к которым впослед­ ствии вновь приходила наука о я з ы к е.

Л и н г в и с т и к о й В. фон Гумбольдт в основном занимался в послед­ л и ч н ы м эпохам их развития», прочитанный в Берлинской академии наук н и и г р а м м а т и ч е с к и х форм и их в л и я н и и на развитие идей». В последние н ы й лингвистический труд В. фон Гумбольдта, в котором наиболее полно б ы в ш и й достаточно адекватным. В хрестоматию В. А. Звегинцева вклю­ н ы х лингвистических работ.

хам их развития», ученый высказывает идеи, связанные с так называе­ л и з е значительного д л я того времени количества я з ы к о в ; в частности, ведов-теоретиков стал изучать я з ы к и американских индейцев.

Сравнительное изучение я з ы к о в было н у ж н о В. фон Гумбольдту просто д л я в ы я в л е н и я общего и различного в я з ы к о в ы х структурах, выявить общие закономерности исторического развития языков мира.

с к у ю н а у к у, но история я з ы к о в не сводилась д л я него к истории я з ы к о ­ вых семей.

П е р в ы й этап — период происхождения языков. Владевший материалом многих я з ы к о в так называемых примитивных народов ученый четко осознавал, что «еще не было обнаружено ни одного я з ы к а, н а х о д я щ е г о ­ ся н и ж е предельной г р а н и ц ы с л о ж и в ш е г о с я грамматического строе­ к а. В. фон Гумбольдт о т к а з ы в а л с я от сколько-нибудь р а з в е р н у т ы х гипо­ тез в духе XVIII в. о происхождении я з ы к а, предполагая л и ш ь, что х о ж д е н и е я з ы к а из чего-то ему предшествовавшего — с к а ч к о о б р а з н ы й переход из одного состояния в другое. Н а первом этапе происходит «первичное, но полное образование органического строения я з ы к а ».

ступен п р я м о м у наблюдению, однако д а н н ы е о нем м о ж н о п о л у ч и т ь, ис­ ходя из различий структур тех или иных я з ы к о в. Становление я з ы к о в которого принципиальное изменение языкового строя у ж е невозможно:

того, к а к м о р я, горы и р е к и обрели свой н а с т о я щ и й рельеф, но внутренне знает р а з л и ч и й в роде, п а д е ж е, страдательном и л и среднем залоге, этих пробелов у ж е не восполнит».

р а з н ы х этапах. Здесь он развил существовавшие и до него идеи о с т а д и я х развития я з ы к о в, о т р а ж а ю щ и х разные уровни развития тех или и н ы х народов. Здесь позиция ученого оказывается несколько противоречивой.

С одной стороны, он предостерегает против установления п р и н ц и п и а л ь ­ ной пропасти между уровнями развития языков «культурных» и «при­ митивных» народов: «Даже так называемые грубые и варварские диа­ л е к т ы обладают всем необходимым д л я совершенного у п о т р е б л е н и я » ;

«Опыт перевода с р а з л и ч н ы х я з ы к о в, а т а к ж е использование самого при­ митивного и неразвитого я з ы к а при посвящении в самые тайные религи­ озные откровения показывают, что, пусть даже с различной точностью, к а ж д а я мысль может быть выражена в любом я з ы к е ». С другой стороны, витие идей», откуда взята последняя цитата, В. фон Гумбольдт стремится ность того, что некоторые я з ы к и е щ е развиваются и «состояния стабиль­ ности» не д о с т и г л и и достигнут л и ш ь в будущем).

В этом пункте В. фон Гумбольдт развил идеи, в ы с к а з а н н ы е неза­ ш и м и к тому ж е поколению, — братьями Августом и Фридрихом Шлегель. Они ввели понятия а м о р ф н ы х (позднее переименованных в изолирующие), агглютинативных и флективных языков; эти понятия, позднее ставшие чисто лингвистическими, связывались братьями Шлег е л ь и з а т е м В. ф о н Г у м б о л ь д т о м со с т а д и я м и р а з в и т и я я з ы к о в и народов.

В. фон Гумбольдт выделяет четыре ступени (стадии) развития я з ы ­ ков: «На н и з ш е й ступени грамматическое обозначение осуществляется при п о м о щ и оборотов речи, ф р а з и п р е д л о ж е н и й... На второй ступени грамматическое обозначение осуществляется при помощи устойчивого м а л ь н ы м значением... На третьей ступени грамматическое обозначе­ ние осуществляется при помощи аналогов форм... На высшей ступени грамматическое обозначение осуществляется при помощи подлинных форм, ф л е к с и й и чисто грамматических форм». Нетрудно видеть, что три последние ступени соответствуют изолирующему, агглютинативно­ форм» тем, что в первых «связь... компонентов еще недостаточно проч­ ние, а четкое разграничение вещи и формы, предмета и отношения...

Однако такое р а з г р а н и ч е н и е происходит только при образовании под­ л и н н ы х грамматических форм путем флексии или грамматических слов... при последовательном обозначении грамматических форм. В каждом языке, располагающем только аналогами форм, в грамматиче­ ском обозначении, которое должно быть чисто ф о р м а л ь н ы м, остается материальный компонент».

данную схему с трудом укладывается китайский я з ы к, составляющий, необычных народа были в состоянии достигнуть высокой ступени ин­ теллектуального развития, обладая я з ы к а м и совершенно или большей частью л и ш е н н ы м и грамматических форм». Однако В. фон Гумбольдт достигает цели, пусть д а ж е пройдя к ней т р у д н ы м и долгим путем.

преодолевать». Все-таки к я з ы к а м, «обладающим истинным строем г р а м м а т и ч е с к и х форм», относятся, согласно В. фон Гумбольдту, санскрит, семитские я з ы к и и, наконец, классические я з ы к и Европы с греческим на вершине.

ности проблему описания «экзотических» я з ы к о в в их собственных ка­ к а подходят с п о з и ц и и более известного родного я з ы к а и л и л а т ы н и, то значается к а ж д о е грамматическое отношение». В этой связи он разби­ рает некоторые испанские и португальские грамматики индейских я з ы ­ открытия санскрита такое ж е совершенство стали видеть и в древнеин­ д и й с к о й к у л ь т у р е. Имелось и объективное «доказательство» такого под­ хода: м а к с и м а л ь н а я морфологическая сложность, действительно свой­ ственная санскриту или древнегреческому по сравнению с большинством языков мира.

Типологическими проблемами В. фон Гумбольдт занимался и в глав­ языковой тип — инкорпорирующий. Стадиальная типологическая кон­ я з ы к о м «предела законченности организации» (аналогия с земным ша­ ром, соответствовавшая представлениям времен В. фон Гумбольдта, так­ возрождения Н. Я. Марром. И в то ж е время кое-что осталось. Сами корпорирующих языков, так же как и сопряженные с ними понятия а г г л ю т и н а ц и и, и н к о р п о р а ц и и и др., несмотря ни на что всегда остава­ лись в арсенале науки о языке. Братья Шлегель и Гумбольдт сумели открыть некоторые существенные черты я з ы к о в ы х структур. Вопрос о закономерностях развития языкового строя, впервые поставленный В. фон Гумбольдтом, остается в а ж н ы м и серьезным и сейчас, хотя совреВильгельм фон Гумбольдт лингвистической типологии.

языков применительно к различным эпохам их развития». Третий и последний этап я з ы к о в о й истории начинается с момента, когда я з ы к дос­ тий, сложением, внутренней перестройкой структуры слов, их осмыслен­ ным соединением, прихотливым использованием первоначального значе­ ния слов, точно схваченным выделением отдельных форм, искоренением стный ему блеск к р а с н о р е ч и я ». Н а этом этапе истории н а х о д я т с я, в част­ ности, современные я з ы к и Европы.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«ЦЕНТР ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ Основные требования к оформлению методической продукции МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ Самара 2013 Основные требования к оформлению методической продукции [Текст] : Методические рекомендации – Самара : ЦПО, 2013. – 25 с. Со ставитель: Пасечникова Т.В., методист ЦПО Самарской области Редакто р: Елькина С.В., заместитель директора ЦПО Самарской области Рецензент: Ефимова С.А., к.п.н., директор ЦПО Самарской области Методические рекомендации...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан факультета ПМиК _А.В.Язенин 2006 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине МИКРОЭКОНОМИКА для студентов 2 курса очной формы обучения специальность 080116 – Математические методы в экономике специальность 080801 – Прикладная информатика (в экономике) Обсуждено на заседании кафедры Составитель: экономики Д.э.н., профессор 23...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ивановский государственный энергетический университет имени В.И. Ленина А.Е. Аржанникова, Т.Ю. Мингалва ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ СЕТИ Учебное пособие к выполнению курсовой работы Иваново 2014 УДК 621.311 АРЖАННИКОВА А.Е., МИНГАЛЁВА Т.Ю. Проектирование электрической сети: Учеб. пособие / ФГБОУВПО Ивановский государственный энергетический...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ГБОУ ДПО СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ, ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКИ РАБОТНИКОВ ОБРАЗОВАНИЯ Государственно-общественное управление как стратегическое направление развития современной школы (методические материалы) Ставрополь 2012 Печатается по решению УДК371.215(072) редакционно - издательского совета ББК 74.24я7 ГБОУ ДПО СКИРО ПК И ПРО Г 72 Рецензенты: Т.В. Солодилова, кандидат педагогических наук, заведующая...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский государственный экономический университет Е.П. Дятел, Н.В. Голомолзина МАКРОЭКОНОМИКА (основные понятия, взаимосвязи, графические модели) МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Уральский государственный экономический университет Е.П. Дятел, Н.В. Голомолзина МАКРОЭКОНОМИКА (основные понятия, взаимосвязи, графические модели) Рекомендовано Учебно-методическим советом Уральского государственного экономического университета в качестве...»

«У9(2Рос) Б744 Богомолов, В.А. Введение в специальность Экономическая безопасность: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности Экономическая безопасность / В.А. Богомолов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013. - 279 с. ISBN 978-5-238-02308-3 Раскрыты сущность и значение теоретических основ экономической безопасности, определены национальные интересы страны в области экономики, особенности и характер действия угроз экономической безопасности в различных сферах экономики, освещены проблемы...»

«ГОУ ВПО БАШКИРСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН Кафедра гражданского права М. Л. Шакирова Защита прав потребителей Учебно-методический комплекс для студентов специальностей 080503 Антикризисное управление, 080507 Менеджмент организации Уфа - 2008 2 УДК 347 ББК 67.404 Ш 17 Рецензент: Нуркаева Т. Н., д-р юрид. наук Ш 17 Шакирова М. Л. Защита прав потребителей: учеб.-метод. комплекс для студентов специальностей 080503 Антикризисное управление...»

«Разработка технологии выработки пряжи для заданного артикула ткани Методические указания для выполнения курсовой работы студентами 3-его курса бакалавриата по направлению 551200 по дисциплине МТТМ (прядение) Иваново 2006 Курсовая работа по разработке технологии выработки пряжи для заданного артикула ткани является первым этапом на пути выполнения квалификационной работы студентами бакалавриата по направлению 551200. В настоящих методических указаниях приводятся содержание и объём, краткие...»

«УДК 669:519.216 ББК 34.3-02 Я60 Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине Моделирование процессов и объектов в металлургии подготовлен в рамках инновационной образовательной программы Многоуровневая подготовка специалистов и инновационное обеспечение горно-металлургических предприятий по сертификации, управлению качеством, технологической и экономической оценке минерального, вторичного и техногенного сырья, реализованной в ФГОУ ВПО СФУ в 2007 г. Рецензенты: Красноярский краевой...»

«Р О С С И Й С К О- А Р М Я Н С К И Й ( С Л А В Я Н С К И Й) Г О С УД А Р С Т В Е Н Н Ы Й У Н И В Е Р С И Т Е Т УТВ Е РЖД А Ю: Состав ле на в соотв етств ии с государ ств ен ным и требов ания ми к ми ни му му содержа ния и уров ню подг отов к и Ректор А. Р. Д арби н ян в ыпус кн иков по указ анн ым напр ав лен ия м и Положе ние м РАУ О поря дке раз работки и “ _ _ _ ” _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ 2 0 1 _ г. утв ержде ния учеб ных прогр ам м. И н ст и ту т: Эк о н о ми к и и Б и зн е са Ка ф ед р а...»

«Министерство здравоохранения Республики Беларусь Республиканский научно-практический центр Кардиология Белорусское научное общество кардиологов Национальные рекомендации РЕАБИЛИТАЦИЯ БОЛЬНЫХ КАРДИОЛОГИЧЕСКОГО И КАРДИОХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ (КАРДИОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ) Настоящие рекомендации подготовлены сотрудниками лаборатории реабилитации больных кардиологического и кардиохирургического профиля РНПЦ Кардиология МЗ Республики Беларусь доктором мед. наук, профессором С.Г. Суджаевой, канд....»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов № 176 городского округа Самара ПРИНЯТО на Педагогическом совете школы Протокол № 1 от 29 августа 2013 г. ПОЛОЖЕНИЕ о порядке выбора комплекта учебников, учебных пособий, учебнометодических материалов, обеспечивающих преподавание учебного предмета, курса, дисциплины ПОЛОЖЕНИЕ о порядке выбора комплекта учебников, учебных пособий, учебнометодических материалов,...»

«Издательство норматИвно-правовой лИтературы представляет Учебно-методическое издание для врачей-педиатров Визуальная педиатрия унИкальное учебно-методИческое ИзданИе для участковых врачей-педИатров вИзуальная педИатрИя ребенок работа Врачебный контроль роВый Вы и Ваш здо желанный в москве ребенок за здороВьем ребенка АктуАльные вАкАнсии Учебно-методическое издание За последнее десятилетие произошло значительное развитие медицинской науки, что привело для врачей-педиатров к новым открытиям,...»

«УДК 802 ОСОБЕННОСТИ УЧЕБНОГО ПОСОБИЯ ПО ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ СПЕЦИАЛЬНОСТИ © 2010 А.В. Переверзев доц. каф. теории языка канд. пед. наук, e-mail: pereversev@mail333.com Курский государственный университет Автор рассматривает проблемы методических и содержательных особенностей учебных пособий по иностранному языку как дополнительной специальности, проводит сравнительный анализ отдельных аспектов учебников иностранного языка. Даются рекомендации по оптимизации обучения...»

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА АРК РВУЗ КРЫМСКИЙ ИНЖЕНЕРНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Экономический факультет Кафедра учета и аудита МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по подготовке и защите выпускной квалификационной работы студентами специальности 6.050309 Учет и аудит Симферополь, 2011 ББК 65. М Рассмотрено на заседании Ученого совета экономического факультета РВУЗ КИПУ и рекомендовано к изданию. Протокол №2 от...»

«Вебинары издательства Просвещение в мае 2014 года Уважаемые коллеги! Методический отдел ГАОУ ДПО СарИПКиПРО информирует педагогическое сообщество Саратовской области о проведении вебинаров по актуальным вопросам образования и учебной продукции Издательства Просвещение. Приглашаем к участию в интернет-мероприятиях издательства руководителей и методистов муниципальных методических служб, руководителей образовательных организаций, педагогов, воспитателей, библиотекарей, специалистов предметных...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ISSN 2078-3906 ВЕСТНИК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНАЛЬНОГО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОГО ЦЕНТРА № 18/2009 Владивосток • 2009 Министерство образования и науки Российской Федерации ВЕСТНИК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНАЛЬНОГО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОГО ЦЕНТРА № 18/2009 Владивосток • 2009 1 УДК 378.12 В 38 Серия основана в 1994 году Редакционная коллегия: А.А. Фаткулин (отв. редактор), А.А. Белоусов, А.А. Бочарова, И.Г. Петряева В 38 Вестник Дальневосточного...»

«Предисловие Пособие адресовано учителям физики, работающим по авторской программе Н. С. Пурышевой, Н. Е. Важеевской и соответственно использующих в работе учебники этих же авторов. Поскольку построение курса отличается от традиционного, данное пособие начинается с раздела, в котором рассмотрена концепция курса. В нем изложены идеи, положенные в основу отбора содержания курса физики и его структурирования; показана реализация этих идей в курсе; приведена его структура. Затем даны рекомендации по...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ОДЕССКИЙ НАЦИОЛНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И. И. МЕЧНИКОВА Биологический факультет КАФЕДРА ЗООЛОГИИ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ к выполнению контрольных работ по курсу Антропогенез/Эволюция человека студентами заочной формы обучения биологического ф-та Одесса - 2012 2 Методические рекомендации по выполнению контрольных работ по специальному курсу „ Антропогенез/Эволюция человека ” Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова, 2012. Составитель:...»

«КОМИТЕТ ТПП РФ ПО ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО РАЗРАБОТКЕ БИЗНЕС-ПЛАНОВ Рекомендации для торгово-промышленных палат 2010 Рекомендации по разработке бизнес-планов Содержание ВВЕДЕНИЕ ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ АНАЛИЗА И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЕКТА СТРУКТУРА БИЗНЕС-ПЛАНА РЕЗЮМЕ ИНИЦИАТОР ПРОЕКТА ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПРОЕКТА (ПРОДУКТА) МАРКЕТИНГ АНАЛИЗ РЫНОЧНОЙ СИТУАЦИИ СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ПРОДАЖ ПРОГНОЗ ПРОДАЖ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ И ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ТЕХНОЛОГИЯ МЕСТОРАСПОЛОЖЕНИЕ СТРОИТЕЛЬСТВО...»










 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.