WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, методички

 

УДК 343

ББК67.52.Б.73

Б15

БАЕВ О.Я.

Б15 Основы криминалистики: курс лекций.— М: Экзамен

2001.-288 с.

ISBN 5-8212-0190-Х

В курсе лекций рассматриваются семь тем, составляю­

щие основу науки и учебной дисциплины криминалистики:

введение в криминалистику, учение о следах, криминали­

стическое распознавание (диагностика и идентификация),

версии и планирование уголовно-процессуального исследо­

вания преступлений, основы криминалистической техники, тактики и методики расследования преступлений.

Для студентов, аспирантов юридических вузов и факуль­ тетов и работников органов уголовной юстиции.

УДК 343 ББК 67.52.Б.73. — — • ISBN 5-8212-0190-Х ©Баев О.Я, О Издательство «ЭКЗАМЕН^ЩЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Тема 1. ВВЕДЕНИЕ В КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ Краткий экскурс в историю возникновения и становления науки криминалистики Современные воззрения на предмет науки криминалистики Система, основные понятия и методы криминалистики Направления развития науки криминалистики Тема 2. СЛЕДЫ В КРИМИНАЛИСТИКЕ ':-.. Сущность, понятие и классификации следов в криминалистике Краткие сведения об отдельных видах материальных следов преступлений и возможностях их криминалистического исследования

Тема 3. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ РАСПОЗНАВАНИЕ

(ДИАГНОСТИКА И ИДЕНТИФИКАЦИЯ) теории криминалистического распознавания Криминалистическая диагностика • Криминалистическая идентификация Тема 4. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЕРСИИ

И ПЛАНИРОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Ш

Природа, понятие и классификации криминалистических версий Принципы построения и проверки криминалистических версий Основы планирования процессуального исследования преступлений Тема 5. ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ Понятие и система криминалистической техники Основные технико-криминалистические средства и методы Дискуссионные проблемы криминалистической техники Тема 6. ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ Понятие криминалистической тактики, ее научные основы и система Тактический прием как основа криминалистической тактики и проблемы его допустимости; тактическая операция Тема 7. ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МЕТОДИКИ Сущность методических основ расследования преступлений Обязательные тактические операции при расследовании преступлений Краткие сведения об основоположниках и ведущих представителях мирововой и отечественной криминалистики Олег Яковлевич Баев родился в 1941 г. в Воронеже.

Ему рано пришлось начать свою трудовую деятельность:

пошел рабочим на завод, заинтересовался юриспруденци­ ей, поступил на вечернее отделение юридического фа­ культета Воронежского университета и уже за два года до его окончания стал работать следователем прокуратуры в Калужской и Воронежской областях. Университет окон­ чил в 1964 г., а следователем проработал целых 11 лет — до 1973 г. Тянуло в науку, и в 1973 г. он переходит на рабо­ ту младшим научным сотрудником лаборатории при ка­ федре уголовного процесса и криминалистики юридичес­ кого факультета Воронежского университета; став препо­ давателем этой кафедры, защитил очень интересную кандидатскую диссертацию «Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный закон» (Минск, 1975), стал доцентом.

В начале 80-х гг. Олег Яковлевич всерьез заинтересо­ вался проблематикой конфликтов на предварительном следствии. Этой проблематике он посвящает две очень со­ держательных монографии: «Конфликты в деятельности следователя. Вопросы теории» (Воронеж, 1981) и «Конф­ ликтные ситуации на предварительном следствии. Основы предупреждения и разрешения» (Воронеж, 1984). На вско­ ре на их основе завершает докторскую диссертацию онфликтные ситуации на предварительном следствии и Риминалистические средства их предупреждения и разРешения» (Л., 1985). В 1987 г. Баеву присваивают звание

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЕРСИИ

И ПЛАНИРОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Вопросы:

Природа, понятие и классификации криминалистических версий.

Принципы построения и проверки криминалистических версий.

Основы планирования процессуального исследования преступлений.

Литература:

Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планиро­ вание, организация. М., 1970.

Ларин А. М. От следственной версии к истине. М., 1976.

Пещак Ян. Следственные версии. М., 1976.

Природа, понятие и классификации криминалистических версий Проблемы, рассмотренные в предыдущих лекциях, их возможные предложенные решения, дают осно­ вания для следующих выводов. Во-первых, предметной областью криминалистики является процессуальное исследование преступлений субъектами такой деятель­ ности, каждым в рамках своей компетенции и в соот­ ветствии со своей уголовно-процессуальной функцией.

Во-вторых, служебная задача науки криминалистики — оптимизация информационно-познавательного аспекта этой деятельности. В-третьих, материалом для информационно-познавательной деятельности субъектов процессуального исследования преступлений являются следы, объективно возникающе в результате соверше­ ния преступлений и в целом от преступной деятельно­ сти. В-четвертых, информационно-познавательная дея­ тельность субъектов процессуального исследования преступлений в сущности своей носит идентификаци­ онный и диагностический характер и направлена на установление тождества и групповой принадлежности:

какое событие имело место, кто и при каких обстоя­ тельствах это событие учинил, имеет ли деяние, учи­ ненное конкретным лицом (лицами) и в том иденти­ фицированное, все необходимые элементы состава преступления, предусмотренного той или иной статьей уголовного закона, и т. п. Иными словами, криминали­ стическое распознавание — один из основных интел­ лектуальных инструментов этой деятельности.

Вопрос о криминалистических версиях это в сущно­ сти вопрос о том, как думает субъект процессуального исследования преступлений криминалистическими сред­ ствами при осуществлении этой своей деятельности.

Поскольку субъектами такого исследования являются не только следователь, но и другие профессиональные его участники (в частности, прокурор — государствен­ ный обвинитель и адвокат-защитник обвиняемого) го­ ворить надо не только о следственных версиях, как это полагают многие авторы, а в более широком смысле — именно о версиях криминалистических.

Не будем касаться сейчас весьма дискуссионного и очень интересного вопроса о том, существует ли криминалистическое, в частности, следственное мы­ шление? Положительно на него отвечает А. Р. Ратинов;

Р. С. Белкин же полагает вообще неправомерной поста­ новку такого вопроса. Процессуальное исследование преступлений всегда обращено в прошлое, это всегда познание события, имевшего уже место быть год назад, сутки назад, час назад... Видимо, единственным доступным человеку образом: на основании возникшей информации об исследуемом факте выдвигаются пред­ положения о его существовании и сущности, о его связях с иными фактами и обстоятельствами. А затем собирается система прямых и косвенных фактов и об­ стоятельств, подтверждающих или опровергающих су­ ществование исследуемого события, факта, явления.

Эти предположения именуются гипотезами. В логике различают гипотезы двух видов: общенаучные — объ­ ясняющие сущность наиболее общих явлений природы и общества, и частные, формулируемые в отношении фактов и их происхождения по поводу отдельно эле­ ментов жизни природы и общества. Так как в уго­ ловном судопроизводство идет познание частных фак­ тов, то относительно них выдвигаются частные гипоте­ зы, именуемые криминалистическими (следственными) версиями.

В сути своей версия выступает как предполагаемая с той или иной степенью вероятности (обоснованности) причина известных на момент ее выдвижения след­ ствий — результатов преступления, других материаль­ ных и идеальных следов от него. «Человек не удовлет­ воряется одним лишь знакомством с явлением... он хо­ чет знать, что скрывается за последним, что оно собой представляет, хочет его постигнуть. Мы поэтому раз­ мышляем, стремимся узнать причину... Мы, таким об­ разом, удвояем явление, ломаем его надвое: на внут­ реннее и внешнее, на силу и проявление, на причину и следствие» (Энциклопедия философских наук. М., 1974. Т. 1.С. 117). Следователь, столкнувшись с проявле­ нием силы в виде результатов и других следов преступ­ ления, размышляет, стремится познать эту силу, уста­ новить кто и при каких обстоятельствах его совершилИными словами, выдвигая и формулируя версию, сле­ дователь (и другой субъект процессуального исследования преступлений) конструирует цели причинности между известными ему следствиями преступления и предполагаемой их причиной.

^Следствия — это результаты; материальные и иде­ альные следы преступления выступают в качестве ос­ нования, причины "выдвижения соответствующей вер­ сии Подобные причины в философии именуются спе­ цифическими, которые при наличии многих других обстоятельств, имевшихся в данной ситуации до нас­ тупления следствий (что образует собой условия дей­ ствия причины) ведут к появлению следствий.

Поскольку следствия в виде результатов и иных сле­ дов преступления на момент выдвижения версий обыч­ но выявлены, установлены и исследованы далеко не полностью позволяют весьма различную их интерпре­ тацию. По одним и тем же следствиям и на их основе могут быть (и должны быть!) выдвинуты и сформули­ рованы все возможные различные вызвавшие их появ­ ление предполагаемые причины-версии.

Как сообщает Р. С. Белкин, термин «версия» в рас­ сматриваемом контексте в нашей литературе впервые употребил С. А. Голунский в первом отечественном учебнике «Криминалистика» в 1935 г. Определение это­ го понятия впервые сформулировал в 1940 г. Б. М. Шавер следующим образом: «Под версией понимается ос­ нованное на материалах дела предположение следова­ теля о характере расследуемого события, мотивах, в силу которых оно совершено, и лицах, которые могли совершить преступление» (Р. С. Белкин Криминалисти­ ческая энциклопедия. С. 30).

В современной специальной литературе понятие и содержание следственных версий в силу очевидной значимости связанных с ними проблем постоянно и несомненно плодотворно исследуется Р. С. Белкиным, Л. Р. Драпкиным, А. М. Лариным, Яном Пещаком и др.

Двум последним из названных выше ученых принадлежат интересные монографические работы по данной проблематике (А. М.Ларин. От следственной версии к истине. М., 1976; Пещак Ян. Следственные версии. М., 1970).

Отдельные ученые следующим образом формулиру­ ют свое видение следственной версии.

Р. С. Белкин: «Криминалистическая версия — это обоснованное предположение относительно отдельного факта или группы фактов, имеющих или могущих иметь значение для дела, указывающее на наличие и объясняющее происхождение этих фактов, их связь между собой и содержание и служащее целям установ­ ления объективной истины» (там же).

Ян Пещак: «Следственная версия — это обоснован­ ное собранным материалом предположение следовате­ ля о формах связи и причине отдельных явлений рас­ следуемого события (или его в целом) как одно из возможных объяснений установленных к этому време­ ни фактов и обстоятельств дела» (Пещак Ян. Указ. соч.

С. 132).

Л. Я. Драпкин: «Следственная версия — это обосно­ ванное предположение следователя, дающее одно из возможных и допустимых объяснений уже выявленных исходных данных (фактической базы), позволяющее на их основе, во взаимодействии с теоретической ба­ зой, вероятно (неоднозначно) установить еще недока­ занные (неизвестные) обстоятельства, имеющие зна­ чение для дела» (Драпкин Л. Я. Основы теории след­ ственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 89). Наиболее сложное определение следственной версии сформули­ ровано А. М. Лариным: «Следственная версия — это строящаяся в целях установления объективной истины по делу интегральная идея, образ, несущий функции модели исследуемых обстоятельств, созданный вообра­ жением (фантазией), содержащий предположительную оценку наличных данных, служащий объяснением этих данных и выраженный в форме гипотезы» (Ларин А. М.

Указ. соч. С. 23).

Не вдаваясь в анализ приведенных выше и других определений криминалистической версии, отметим их следующие отличия от других разновидностей частных гипотез, выдвигаемых и проверяемых во всех иных ис­ следованиях (как социальных, так естественно — тех­ нических и т. п.).

Во-первых, криминалистические версии формулиру­ ются лишь применительно к фактам, обстоятельствам, их связям между собой, их совокупностям лежащим в области уголовно-процессуального исследования пре­ ступлений. Во-вторых, формулируются и проверяются они лишь профессиональными участниками уголовнопроцессуального исследования преступлений. В-третьих, проверка таких гипотез осуществляется посредством направленной на то информационно-познавательной деятельности, осуществляемой в рамках правоотноше­ ний и институтов, установленных уголовно-процессу­ альной формой таковой деятельности для каждого про­ фессионального субъекта ее, и средствами либо прямо предусмотренными либо не противоречащим дейст­ вующему уголовно-процессуальному законодательству.

В-четвертых, проверка сформулированной версии, как правило, осуществляется в условиях противодействия такой проверки со стороны лии, имеющих иные инте­ ресы в исследовании преступления, чем интересы лица, сформулировавшего и проверяющего данную версию.

Таким образом, криминалистическая версия есть обоснованное предположение профессионального участ­ ника процессуального исследования преступлений о сути и значении отдельных фактов, обстоятельств, их связях между собой и совокупностях, лежащих в области и пределах такового исследования, формулируемое в це­ лях объективизации и оптимизации достижения резуль­ татов последнего и проверяемое в рамках уголовного су­ допроизводства.

Из многочисленных оснований имеющихся раз­ личных классификаций криминалистических версий наибольшую теоретическую и практическую значи­ мость имеют те, которые проводятся по субъекту, объему, степени определенности, отношения к пре­ дмету доказывания. (Их рассмотрение поможет глуб­ же понять и само содержание криминалистических версий.) По с у б ъ е к т у выдвижения криминалистические версии можно классифицировать на:

• следственные, т. е. выдвигаемые и формулируе­ мые следователем; теория и практика этого вида вер­ сий наиболее разработаны, что вполне правомерно, ибо вся криминалистика — это наука о расследовании преступлений (большинство криминалистов расследо­ ванием преступлений вообще ограничивает предмет­ ную область криминалистики);

• прокурорские — выдвигаемые и формулируемые прокурором, как лицом, осуществляющим прокурорс­ кий надзор за органами и лицами, производящими предварительное расследование преступлений, так и лицом, формулирующим государственное обвинение и представляющего его в судебных инстанциях (в пер­ вой, кассационной, надзорной). В первом случае версионная деятельность прокурора наиболее отчетливо про­ является при изучении им материалов расследуемых конкретных уголовных дел и дачи по его результатам указаний на необходимость проверки в сущности формулируемых в них версий (типа: «необходимо объективно проверить возможность совершения пре­ ступления Н., для чего следует...»).Таким же образом она осуществляется прокурором при отмене им нео­ боснованных, на его взгляд, постановлений о прекра­ щении или приостановлении по различным ос­ нованиям уголовных дел, а также постановлений об отказе в их возбуждении. Во втором случае версии прокурором могут формулироваться при возвращении им уголовного дела, поступившего к нему с обвинитель­ ным заключением для производства дополнительного расследования (что по сути свидетельствует о его отка­ зе по представленным следователем материалам в дан­ ный момент возбудить государственное обвинение про­ тив лица (лиц), указанного в обвинительном заклю­ чении, составленном по данному делу следователем (см.: Баев М. О. О стадии возбуждения государственного обвинения / / Воронежские криминалистические чтения.

Вып. 1. Воронеж, 2000). Отказ государственного обви­ нителя (прокурора) в суде от поддержания госу­ дарственного обвинения по делу в целом, либо в части обвинения, сформулированного на стадии его возбуж­ дения (при утверждении прокурором обвинительного заключения) или ходатайство о переквалификации действий подсудимого, ходатайство о возращения уго­ ловного дела для производства дополнительного рас­ следования есть ничто иное как результаты проверки в судебном заседании сформулированных им (или пред­ ложенных защитой)и подтвердившихся версий.

• защитные версии — выдвигаемые и формули­ руемые соответственно субъектом профессиональной зашиты от обвинения по уголовному делу. В сути сво­ ей защитные версии — контрследственно — прокурорс­ кие версии. В силу своей процессуальной функции и специфики деятельности адвокат, основываясь на из­ вестной ему информации по делу (на различных этапах его участия в деле объем и значимость ее различны) просто обязан выдвигать, формулировать и проверять (а также добиваться проверки) версии о том, что его подзащитный, воспользуюсь известным выражением А- Ф. Кони, либо не виновен вовсе, либо виновен вов­ се не в том и (или) не так, как то полагают лица и органы, осуществляющие уголовное его преследо­ вание.

• версии судебные, т. е. формулируемые и исследуе­ мые судом. Отнесение суда к числу субъектов выдвиже­ ния криминалистических версий не входит в противо­ речие с ранее высказанной нами позицией о месте суда в уголовно-процессуальном исследовании пре­ ступлений. Суд лишь в редких случаях сам формулирует версии относительно фактов и обстоятельств, входя­ щих в предмет его исследования. Как правило, он при­ нимает для проверки версии, выдвинутые и сформу­ лированные следователем и защитой в процессе и по результатам предварительного расследования преступ­ ления, прокурором при возбуждении им государствен­ ного обвинения, их модификациями в хиде судебного разбирательства, присутствуя и направляя их разработ­ ку сторонами. Чаще всего, если в результате судебного исследования преступления меняется его квалифика­ ция, исключаются отдельные эпизоды обвинения и даже постановляется оправдательный приговор, это не результат самостоятельного судебного версификационного мышления суда, а, результаты проверки им вер­ сий, сформулированных сторонами в судебном про­ цессе.

Самим судом версии выдвигаются при возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования и излагаются чаще всего в такой редак­ ции: «при производстве дополнительного расследова­ ния следует проверить следующие факты...», либо «не­ обходимо тщательно проверить утверждение подсуди­ мого и его защитника о...». Напомним, что права суда на возвращение уголовных дел для дополнительного расследования по собственной инициативе в настоя­ щее время существенно ограничены. Для этого необхо­ димы основания, трактовка которых содержится в ранее уже приводимом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, посвященного этой проблеме (см.: Бюллетень Верховного суда Российской Федерации, 2000, № 2).

•Еще одна ситуация, в которой суд выдвигает и форму­ лирует версию — предположение, требующее своей Проверки, высказывается в суде заинтересованным ли­ цом, не являющимся профессиональным участником уголовно-процессуальной деятельности: подсудимым, потерпевшим, их законными представителями, а в ряде случаев и иными лицами, в том числе и свидетелями.

Дело в том, что непрофессиональные участники уголовного судопроизводства как таковые, в рассмат­ риваемом значении криминалистической версии, их формулировать не могут. Они лишь высказывают пред­ положения, которые могут быть, а в отдельных слу­ чаях, когда они обоснованно высказываются лицами, заинтересованными в исходе дела,— подлежат форму­ лированию в качестве версии соответствующим про­ фессиональным субъектом (следователем, адвокатом) обязательной для проверки по принципам такой дея­ тельности, о которой речь пойдет несколько позднее.

Считать субъектом выдвижения криминалистичес­ ких версий, как это делается большинством ученых, экспертов, неверно: эксперты не имеют своего процес­ суального интереса в уголовном деле. Они осуществля­ ют научное исследование предоставленных им субъек­ тами уголовно-процессуальной деятельности (в частно­ сти, следователем, судом) объектов. В ходе такового эксперты несомненно формулируют и проверяют соот­ ветствующие частные гипотезы, но они остаются такощ^ выми, а не криминалистическими версиями. Именно это имел в виду один из пионеров судебной медицины Поль Броурдель, когда напоминал экспертам: «Если закон сделал вас свидетелем (экспертом в нашем по­ нимании.— О. Б.), оставайтесь человеком науки: для вас нет жертвы, мести, виновного или невиновного.

Вы должны свидетельствовать только в рамках науки (цит. по кн.: Гарднер Эрл Стенили. Дело о пленитель­ ном призраке//Клоун: сборник. М., 1995. С. 6).

Большинство ученых по рассматриваемому основа­ нию выделяют оперативно-розыскные версии. Такие безусловно есть. Но относить их к числу криминалисти­ ческих нельзя, поскольку вся оперативно-розыскная деятельность, следовательно, и методы ее осуществле­ ния, в том числе и версионное мышление, есть пред­ метная область не криминалистики, а теории опера­ тивно-розыскной деятельности.

По о б ъ е м у, т. е. кругу объясняемых фактов и об­ стоятельств, криминалистические версии обычно клас­ сифицируют на общие и частные. Общие версии пред­ положительно объясняют наиболее важные факты ис­ следуемого события: носит ли исследуемое событие криминальный характер и какой именно, кто учинил данные деяние и т. д. В целом общие версии — это те, которые выдвигаются и проверяются по обстоя­ тельствам, перечисленным в пп. 1, 2 ст. 58 УПК, а именно: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления.

Частные версии касаются иных обстоятельств, под­ лежащих установлению по уголовному делу и имеющих для данного значение так называемых промежуточных фактов.

разделяются на конкретные и типичные. Конкретные версии основаны на информации, содержащейся к мо­ менту их выдвижения в материалах конкретного уго­ ловного дела и (или) относящихся к расследуемому преступлению сведениях оперативно розыскного ха­ рактера.

Более сложно понятие типичных версий. Под ними понимают предположения, объясняющие событие или наиболее важные его обстоятельства «при мини­ мальных исходных данных с точки зрения соответствующей отрасли научного знания или обобщенной прак­ тики судебного исследования (оперативно-розыскной, следственной, судебной, экспертной)» (Белкин Р. С.

Указ. соч. С. 364).

А. М. Ларин отрицает за такими предположениями характер криминалистических версий. Они, по его мне­ нию, представляют «не предположительное, а положи­ тельное знание, отражающее не конкретную ситуа­ цию, а все известные, обобщенные предыдущей прак­ тикой ситуации данного рода» (Ларин А. М. Указ. соч.

С. 7—9). Обоснованная критика этого положения при­ ведена в той же работе Р. С. Белкина, с позицией кото­ рого по этому вопросу мы полностью согласны. Более того, на первоначальном этапе расследования пре­ ступления при наличии лишь минимальной информа­ ции по конкретному делу, объективность его может быть обеспечена лишь исследованием события именно в разрезе соответствующих типичных версий. Поясним это положение следующими гипотетическими при­ мерами.

Факт смерти человека можно объяснить с позиции логики и криминалистики несколькими причинами:

убийством, самоубийством, несчастным случаем, не­ насильственной смертью — иное исключено. Это дей­ ствительно исчерпывающее положительное знание по данному вопросу (конечно же, под углом криминалис­ тики). Но именно эти возможные предположения ле­ жат в основе осмотра места обнаружения трупа, назна­ чения судебно-медицинской его экспертизы. Они формулируются следователем в качестве версий для производства данных следственных действий. Так, при осмотре места происшествия следователь, в первую очередь, пытается ответить на вопрос, имело ли место убийство, самоубийство, несчастный случай или нена­ сильственная смерть. С целью получения ответа на этот вопрос, исследуя все, что свидетельствует в пользу той или иной из перечисленных версий, он и производит осмотр места происшествия. Предположив в результате исследования этой версии с той или иной долей веро­ ятности, что в данном случае имеет место убийство, следователь формулирует для себя такие же типичные версии относительно мотивов его совершения: убит из корыстных мотивов, хулиганских, сексуальных, на почве личных неприязненных отношений и т. п. Весь дальнейший осмотр места происшествия следователь проводит в разрезе обнаружения фактов, свидетель­ ствующих в пользу того или иного типичного мотива, по которым, как показывает практика, совершаются убийства.

Второй пример. Факт выявления у материально-от­ ветственного лица недостачи материальных ценностей можно объяснить «положительными знаниями» о при­ чинах возникновения недостач ценностей: халатность, злоупотребление служебным положением; кража, со­ вершенная посторонними лицами; счетная ошибка;

хищение, совершенное лицом, у которого выявлена недостача. Но именно эти типичные версии неукосни­ тельно должны лежать в основе допроса данного мате­ риально-ответственного лица. Без этого допрос и пер­ воначальный этап расследования в принципе будет беспредметен, пока то или иное из возможных типич­ ных объяснений факта возникновения недостачи не получит подтверждения данными конкретного рассле­ дования.

Третий пример. В результате совершения преступле­ ния того или иного определенного вида возникают ти­ повые следы на типовых для данного вида преступле­ ний объектах (скажем, в результате изнасилования, в первую очередь, на теле и в организме потерпевшей, на ее одежде и т. д.). Именно знание этого механизма следообразования обусловливает все действия следова­ теля по обнаружению, изъятию, исследованию и использованию следов конкретного преступления данно­ го вида (об этом достаточно подробно говорится в зак­ лючительной теме данной работы).

Именно на основе типичных версий криминалисты создают системы типовых версий по расследованию преступлений отдельных видов — умышленных неоче­ видных убийств, убийств, совершаемых по сексуаль­ ным мотивам и других отдельных видов преступлений.

И как бы не относиться к их созданию (например, А. М. Ларин подверг резкой и, на наш взгляд, необос­ нованной критике отдельные из них — см.: Ларин А. М.

Криминалистика и паракриминалистика. С. 116—127), следственная практика показала достаточную их ра­ ботоспособность (о типовых версиях подробнее см.:

Л. Г. Бидонов. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершив­ ших убийство без очевидцев. Горький, 1978).

Смысл и задача создания систем типовых версий — это оптимизация следственного поиска на основе сво­ евременного выдвижения версий по фактам и обстоя­ тельствам, которые, как показывает корреляционный анализ обобщенных материалов следственной и судеб­ ной практики, наиболее вероятны для вида преступле­ ний, к которому относится и расследуемое деяние.

н и я криминалистические версии могут быть подраз­ делены на обвинительные и оправдательные. Такая их классификация, предложенная в свое время И. М. Лузгиным (см. Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования М., 1973. С. 138) вызвала критику Белкина Р. С. по двум причинам. Во-первых, на его взгляд, она носит чисто процессуальный, формаль­ ный характер. Во-вторых, «практически оправдатель­ ные и обвинительные версии самостоятельно и изоли­ рованно существовать не могут, ибо в противном слу­ чае мы вынуждены будем признать правомерность оправдательного или обвинительного уклона в рассле­ довании» (Р. С. Белкин, там же. С. 372—373).

В данном случае Р. С. Белкин не прав. Дело в том, что отработка этих версий сама по себе требует различ­ ной направленности информационно-познавательной деятельности: одной обвинительной, другой — оправ­ дательной. И потому эти версии носят не только, а мо­ жет быть, и не столько процессуальный, но именно криминалистический характер. Нельзя не сказать, что и психологически их выдвижение формулирование и проверка различны, особенно когда у следователя уже сложилось внутреннее убеждение о виновности при­ влекаемого им или уже привлеченного к уголовной ответственности лица. Объективность расследования отнюдь не означает, что следователь выполняет две противоположные функции — обвинения и защиты.

Функция следователя — обвинение, и если он даже прекращает расследуемое им уголовное дело в отноше­ нии конкретного лица по реабилитирующим основа­ ниям, это не означает, что он выполняет функцию за­ щиты. Он просто объективно не находит доказательств для обвинения этого человека. Так же обстоит дело и с государственным обвинителем — лицом, формулирую­ щим и поддерживающим обвинение лица от имени го­ сударства.

Об этом со всей определенностью сказано в Опре­ делении Конституционного Суда Российской Федера­ ции от 7 октября 1997 г.: «Функция осуществления публичного обвинения (но не защиты.— О. Б.) незави­ симо от различия в установленных законом процессу­ альных формах возлагается на органы дознания, пред­ варительного следствия и прокуратуры» (Российская газета, 1997, 17 окт.).

Кроме того, такой субъект криминалистической версионной деятельности, как адвокат-защитник обви­ няемого по определению своей уголовно-процессуальной функции выдвигает и обосновывает версии только одного типа из данной классификации — версии оп­ равдательные, и критически проверяет обоснованность противоположных обвинительных версий. И соответ­ ственно этому сами версии формулируются различно, в обвинительном либо в оправдательном виде, типа:

«Убийство совершил Иванов» — обвинительная версия;

«Иванов убийства не совершал, а свидетельствующие о том факты либо случайны, либо искусственно созданы заинтересованными лицами, либо недостаточны для обвинения» — версия оправдательная.

Принципы построения и проверки криминалистических версий Итак, познание, в том числе и уголовно-процес­ суальное, а также уголовно-процессуальное исследо­ вание преступлений, которое невозможно без выдви­ жения криминалистических версий его субъектами, требуется там, где есть неопределенность в доказатель­ ственной информации, обусловливающая возможность неоднозначного и различного ее объяснения. В против­ ном случае — очевидность, которую требуется не по­ знавать, а оценивать и использовать. Нельзя, к приме­ ру, выдвигать предположение о том, какого числа ме­ сяца августа православные христиане отмечают яблочный или медовый Спас, католики — Рождество Христово, какой день недели приходится на данное число данного месяца, и т. п.

Следовательно, в основе выдвижения предположе­ ния, криминалистической версии лежит информация (но информация недостаточная для однозначного по ней вывода), объем и предмет которой позволяет и обусловливает необходимость выдвижения криминали­ стической версии, относящейся к тому или иному виду из рассмотренной выше их возможных классифи­ каций. Накопление н осмысливание такой информации п е р в ы й о с н о в н о й э т а п версионной деятель­ ности субъекта процессуального исследования преступ­ ления.

Несколько проблем, связанных с сформулирован­ ным положением об информации как основе выдвиже­ ния криминалистических версий. Первая из них следу­ ющая: какая информация имеется в виду. Иными сло­ вами, из какого (каких) источника она должна быть получена, чтобы стать основой выдвижения версии?

Суть проблемы в том, что отдельными криминалиста­ ми по этому поводу высказывается мнение, что версии могут выдвигаться лишь на основе информации, полу­ ченной процессуальным путем, т. е. на основе инфор­ мации доказательственной. Это, по нашему убежде­ нию, положение ошибочное. Выдвижение версий — средство и способ мышления, а потому не может зависеть от того, каким образом, процессуальным или непроцессуальным, получена информация для про­ цесса мышления. Версии могут вытекать как из дока­ зательственной информации, так из информации, полученной в результате оперативно-розыскной дея­ тельности, а также полученной из любых иных источ­ ников — от сообщений средств массовой информации до анонимных писем.

Вторая проблема: может ли лежать в основе выдви­ жения версии не собственно информация как таковая, а... интуиция соответствующего субъекта версионной де­ ятельности в процессе процессуального исследования преступления. Проблема эта связана, в первую очередь, с определением понятия и сущности интуиции.

Интуиция, образно говоря, есть предвосхищение, чувство истины. Или, как более изящно и точно сфор­ мулировал фантаст Айзик Азимов, «это свойственное человеческому разуму умение находить ответ в ситуации, когда у него недостает точной информации, а та, что есть, порой противоречива» (Азимов А. На пути к Академии. М., 1999. С. 76—77). Есть ли интуиция крими­ налистическая? Одни авторы отрицают ее существова­ ние, другие решают этот вопрос для себя утвердитель­ но. Так, по мнению Яна Пещака «следственная интуи­ ция (вся проблематика криминалистических версий и место в них интуиции, наиболее разработаны именно применительно к деятельности следователя.— О. Б.) — это способность следователя основанная его опытности и знаниях, непосредственно, прямо, как бы внезапно находить в сложной ситуации путь к правильному ре­ шению задач, возникающих в ходе расследования»

(Пешак Ян. Указ. соч. С. 98; в этой же работе Пешак приводит ряд интересных примеров выдвижения в по­ следствии подтвердившихся следственных версий на основе того, что им понимается под следственной ин­ туицией).

Мы полагаем, что то, что понимается в данном контексте под интуицией, в том числе следственной, есть ничто иное, как обычный логический процесс. Но проходящий с такой быстротой, иногда чуть ли не на подсознательной уровне, что его субъект сам не может на вербальном уровне воспроизвести его этапы. По сути логический процесс конструирования интуитив­ ного предположения представляет собой так называе­ мый «черный ящик»: известно, что лежит на входе и известно, что сложилось на выходе, но неизвестно, неосознанно как сложилось. Таким образом, в первый этап построения криминалистической версии входит и логическое осмысливание лежащей в ее основе инфор­ мации. Ряд ученых выделяет этот процесс в отдельный этап версионной деятельности. Однако нам такой под­ ход представляется несколько искусственным. Психо­ логически невозможно накапливать информацию без непрерывного осмысливания, без ее анализа. МетоОсновы криминалистики ды такого анализа известны — дедукция и индукция.

«Дедукция — выведение частного из общего; путь мышления, который ведет от общего к частному, от общего положения к особенному. Общей формой де­ дукции является при этом силлогизм, посылки которо­ го образуют указанное общее положение, а выводы — соответствующее частное суждение». «Индукция — ме­ тод движения знания от отдельного, особенного к всеобщему, закономерному. Индукция из наблюдений и опытов выводит принципы и общие положения»

(Философский энциклопедический словарь М., 1999.

С. 125, 179). В результате такого логического осмысли­ вания имеющейся информации у субъекта исследова­ ния преступления возникают соответствующие логи­ ческие предположения. Эта проблема достаточно под­ робно и интересно исследована А. А. Эйсманом в монографии «Логика доказывания» (М., 1997). Но для того, чтобы они приняли вид версии, эти предположе­ ния должны быть сформулированы в виде, позволяю­ щем дальнейшую с ними работу.

Следовательно, в т о р ы м э т а п о м построения криминалистической версии является ее формулирова­ ние. Версия должна формулироваться в категорически однозначной форме, примерно в таком виде: «Пре­ ступление совершил Н.», «Преступление Н. совершил с целью за владения имуществом потерпевшего», «Преступление совершено при превышении пределов необходимой обороны» и т. п. Необходимость именно такого формулирования криминалистических версий вытекает из логических правил построения любых ги­ потез, что позволяет получить в результате их провер­ ки однозначный вывод — «да» или «нет»: «Преступле­ ние совершил Н.», «Преступление Н. совершено не по корыстным мотивам» и т. д.

Т р е т и й э т а п версионного процесса — этот вы­ ведение из сформулированной версии следствий.

Дело в том, что сама по себе версия, являясь ре­ зультатом логического рассуждения, идеальна, не ося­ заема. Проверяемыми практически являются следствия, вытекавшие из данного логического рассуждения, из определенной версии.

Как говорилось выше, материальные и идеальные следы-следствия преступления выступают, с одной стороны, в качестве основания, информационной базы выдвижения соответствующей криминалистичес­ кой версии, предположительно объясняющей одну из возможных причин возникновения этих следов. С дру­ гой стороны, следствия действия причины неизбежно должны нести на себе отпечатки (следы) причины. Это положение — перенос структуры от причины к след­ ствию, т. е. отображение первой во второй, является фундаментальной чертой динамики процесса причине­ ния, лежит в основе свойства отражения: «Возникно­ вение у следствия отпечатков причины означает уста­ новление между обоими членами причинной пары особого объективного отношения, благодаря которому любой из них делается представителем другого, т. е.

превращается в носителя информации о нем. Цепи причинения, по которым совершается перенос структуры, оказываются вместе с тем и цепями пере­ дачи информации» (Философская энциклопедия. М., 1967. Т. 4. С. 370).

Из этого методологического положения следует, что причина ведет к своему исчерпывающему отраже­ нию в следствиях своего действия. А потому, если предполагаемая причина (версия) — истина, она долж­ на быть с исчерпывающей полнотой представлена в необходимых следствиях (следах) своего действия (подчеркнем здесь: «в необходимых следствиях», так как помимо них причина влечет возникновение и след­ ствий возможных).

Рассмотрим их сущность и принципиальнейшую важность на небольшом гипотетическом примере. Об­ наружен труп Иванова, смерть которого последовала от ударов ножом. На основании определенной инфор­ мации (доказательственной и (или) оперативной), со­ ответствующего ее осмысливания и логического рассуждения сформулирована версия: «Убийство Ива­ нова совершено Петровым».

Какие необходимые следствия вытекают из этой версии? Их, как минимум, три: 1) Петров в момент нанесения Иванову ножевых ударов находился на мес­ те убийства; 2) у Петрова, на момент убийства Ивано­ ва был нож, которым потерпевшему наносились уда­ ры; 3) Петров имел мотив для убийства Иванова. Та­ кие же необходимые следствия должны быть выведены из частых версий, связанных с версией общей о совер­ шения убийства потерпевшего Петровым: о форме вины, мотивах преступления и т. д. Например, если ча­ стная версия гласит, что Петров завладел имуществом, бывшем у потерпевшего, то из этого с необходимос­ тью следует, что эти ценности находятся у Петрова либо после совершения преступления он как-то иначе распорядился им по собственному усмотрению.

Эти выводы из версий (необходимые следствия) можно объективно проверить, подтвердить или опро­ вергнуть. К примеру, по первому из них — установить лиц, которые видели Петрова в данный момент на ме­ сте или непосредственно у места происшествия, о чем их, естественно, допросить; произвести идентифика­ ционные исследования следов обуви, отпечатков паль­ цев, обнаруженных на месте происшествия, с обувью, изъятой для этой цели у Петрова и образцов отпечат­ ков его пальцев и т. д. По второму — принять меры к обнаружению у Петрова ножа и последующих его экс­ пертных исследований (судебно-медицинских, физи­ ко-технических и др.), установить лиц, которые ви­ дели у Петрова подобное оружие, и т. д. По третьему — установить путем допроса свидетелей и самого Петрова его взаимоотношения с потерпевшим, объективно ус­ тановить наличие у Петрова именно того мотива, по которому совершено расследуемое преступление, ис­ пользуя для этого все имеющиеся процессуальные и криминалистические возможности: обнаружение похи­ щенных ценностей у Петрова или лиц, которым он их передал, в случае совершения преступления по корыс­ тным мотивам; исследуя биологические объекты, если убийство совершенно по сексуальным мотивам, в виде соответствующих следов на теле и одежде как погиб­ шего Иванова, так и Петрова, чья причастность к со­ вершению убийства потерпевшего по этому мотиву проверяется.

Но помимо следствий необходимых, причина (вер­ сия) обусловливает проявление следствий возможных.

В нашем гипотетическом примере такими возможными следствиями являются: возможно кто-то видел Петрова на месте преступления; возможно Петров рассказывал кому-либо о совершении им убийства Иванова; воз­ можно Иванов подозревал Петрова в готовности со­ вершить его убийство; возможно на теле и одежде Петрова остались следы от совершенного им убийства, и т. д. Эти возможные следствия также поддаются прак­ тической проверке соответствующими оперативно-ро­ зыскными и, главным образом, следственными дей­ ствиями.

В сущности, именно логически точно выдвинутая и сформулированная система необходимых и возможных следствий из общей и частных версий предопределяет планирование их проверки и практическую реализа­ цию плана расследования уголовного дела. Практичес­ кая их проверка и составляют сущность ч е т в е р т о г о э т а п а версионной деятельности субъекта исследова­ ния преступления. Она должна привести к одному из следующих результатов:

а) к подтверждению версии т. е. к положительному ответу на сформулированное в версии предположе­ ние — к достоверному знанию о факте или обстоятель­ стве, относительно которого она выдвинута («Да, убийство совершил Петров», «Да, убийство совершено Петровым по такому-то мотиву»);

б) к опровержению версии, к ответу на нее отрица­ тельно: «Нет, Петров убийства не совершал», «Нет, убийство не совершено по корыстному мотиву». Пока достоверного — или положительного, или отрицатель­ ного — знания по версии не получено, проверка ее продолжается.

Очевидно, что если получено положительное дос­ товерное знание, то версионная деятельность субъек­ та исследования преступлений по факту или обстоя­ тельству, относительно которого она производилась, завершается. Отрицательный достоверный ответ на версию означает окончание ее проверки, но обуслов­ ливает необходимость нового витка версионной дея­ тельности: снова осмысливание информации, но ин­ формации вновь полученной или модифицированной в результате проверки не подтвердившейся версии и в целом по исследуемому делу, снова логическое рас­ суждение по ее поводу, снова формулирование вер­ сий (уже иных), выведение из них систем необхо­ димых и возможных следствий, их практическая про­ верка...

Лишь когда и только когда практическая проверка докажет существование — и докажет достоверно, одно­ значно — существование всех необходимых следствий, вытекавших, из общей и частных версий, они переста­ нут быть версиями, а превратятся в истину.

Если продолжить наш гипотетический пример, то для обоснованного привлечения Петрова к уголовной ответственности за совершение им убийства Иванова, необходимо, чтобы (если говорить лишь о самом факте совершения им этого преступления, условно абстрагируясь от формы вины, мотиве, и других компонентов, входящих в предмет доказывания по уголовному делу):

а) экспертными исследованиями следов на месте происшествия, показаниями свидетелей и другими до­ казательствами было доказано, что Петров на момент убийства Иванова был на месте происшествия;

б) при обыске в его доме или в другом месте или у иных людей обнаружен принадлежащий Петрову нож, которым согласно заключения судебно-медицинской и физико-технической экспертиз нанесены ранения по­ терпевшему Иванову;

в) у Петрова или у людей, которым он их передал обнаружены ценности, опознанные свидетелями как принадлежащие Иванову и находившиеся при нем в момент его гибели.

По нашему глубокому убеждению (есть мнения и другие), не установление хотя бы одного (и «всего лишь» одного) необходимого следствия, вытекающего из версии о виновности обвиняемого в совершении преступления, влечет неполноту и необъективность расследования, делает необоснованным привлечение лица к уголовной ответственности, влечет следствен­ ную, (а затем, зачастую, к сожалению, и судебную сшибку) в установлении виновности обвиняемого.

Именно этим можно объяснить следственную и су­ дебную сшибки в деле «отцеубийцы» Дмитрия Кара­ мазова в «Братьях Карамазовых» Ф. М. Достоевского.

Как помним, казалось бы, нашли подтверждения все необходимые следствия, вытекающие из версии о его виновности: и присутствие Дмитрия на месте проис­ шествия, и наличие у него орудия убийства (пести­ ка), и несомненное и всем очевидное наличие моти­ ва, и т. д. И всего лишь одно необходимое следствие е было подтверждено. Его можно сформулировать ак: «Если Дмитрий Карамазов убил отца и завладел Ри этом тремя тысячами рублей, следовательно, эти Деньги либо находятся у него, либо он их растратил, либо кому передал». Показания же Карамазова, что израсходовал он в Мокром не более полутора тысяч из «ладанки» и других денег у него нет и не было, ни следствием, ни судом опровергнуты не были; следова­ тельно, необходимое следствие из версии установлено не было, но, как нередко бывает, «мужички за себя постояли» (Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: в 30 т.

М, 1973. Т. 15. С. 173).

В связи с принципиальнейшим характером этого положения нами посвящены его обоснованию не­ сколько публикаций (см. вводную главу в работе «Так­ тика следственных действий». Воронеж, 1992, 1995;

статью «Ошибки следователя в логике доказывания ви­ новности обвиняемого» / / Уголовная ответственность:

основания и порядок реализации. Самара, 1991).

Еще несколько необходимых положений, связанных с принципами построения и проверки криминалисти­ ческих версий.

1. По каждому факту и обстоятельству, требующе­ му объяснения, в процессе исследования преступлений надлежит выдвигать, формулировать и проверять все возможные, имеющие хотя бы какое информационное основание, версии, насколько бы маловероятными они не представлялись на первый взгляд. Ограничение здесь единственное: версии не должны быть, как гово­ рят следователи, «лунными», т. е. не должны противо­ речить научно обоснованным фактам или строиться на основе предположений, не имеющих под собой науч­ ного теоретического подтверждения. Нельзя, напри­ мер, в настоящее время всерьез выдвинуть и попытать­ ся проверить версию о том, что расследуемое убийство совершено инопланетянами или зомби. По поводу пос­ леднего предположения — о возможности совершения преступления замбированным человеком не все так уж очевидно: оно высказывается не только в детективах, но и обсуждается в достаточно серьезных научных пуб­ ликациях.

2. Даже самая, казалось бы, наиболее вероятная версия, может оказаться ошибочной, а кажущаяся ма­ ловероятной, подтвердиться. Два при мера этому из следственной и судебной практики правоохранитель­ ных органов Воронежской области.

После обнаружения трупа изнасилованной и убитой Ивановой в ее доме изъяли ее дневник. Последняя за­ пись в нем была о том, что ее накануне пытался изна­ силовать ранее судимый за изнасилование и убийство Н. и что когда друзья ее от Н. «отбили», он сказал, что все равно она от него на уйдет, что он ее все равно «достанет». Эта запись, данные о том, что Н. действи­ тельно ранее судим за указанные в ней преступления, а также, что Н. видели с Ивановой в день ее исчезно­ вения, очевидно делали наиболее вероятной версию о совершении данного преступления именно Н. Он был задержан, дал «признательные» показания и несмотря на то, что спустя несколько дней от них отказался, за­ явил себе алиби (кстати подтвержденное несколькими лицами). Н. был осужден за изнасилование и убийство Ивановой к 14 годам лишения свободы. Более того, в отношении лиц, подтверждавших в суде алиби Н., воз­ будили уголовные дела о лжесвидетельстве. Спустя не­ сколько лет было объективно установлено, что изнаси­ лование и убийство Ивановой совершил серийный сексуальный убийца Р. А ведь действительно, на пер­ вый взгляд, версия об убийстве Ивановой Н. не только имела фактическую основу но и представлялась наибо­ лее вероятной.

Утром в дверь квартиры директора одного из круп­ ных воронежских заводов Л. позвонил мужчина. От­ крывшей ему дверь жене Л. он назвал свою фамилию (как впоследствии выяснилось, вымышленную) и по­ просил позвать мужа «по срочному служебному делу».

Когда Л. вышел на лестничную площадку к незнаком­ цу, тот произвел в него выстрел в живот из, как потом было установлено, мелкокалиберного оружия и скрылранения тут же скончался. Из Р0Ятн И° РУЖиа ( П 0 В е д е н и е пРестУпника, использованеиМо азной ад ° И М е н н о ЭТУ версию. Убийство носило ° Рки н Швин У ТЬ1е версии подлежат параллельной перВу10°ЖН0) с Различной ступенью интенсивноТ



Похожие работы:

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования Екатеринбургский радиотехнический техникум им. А.С.Попова ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА Учебное пособие 2006 Составлено в соответствии с Государственными требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки выпускников по специальности Зам. директора по НМР ЕРТТ им. А.С.Попова Н.В. Ветлужских _ 2006 год Одобрено Цикловой методической комиссией иностранных языков Протокол №...»

«Б А К А Л А В Р И А Т К 95-летию Финансового университета при Правительстве Российской Федерации БУХГАЛТЕРСКИЙ ФИНАНСОВЫЙ УЧЕТ Под общей редакцией О.Е. Качковой Рекомендовано УМО по образованию в области финансов, учета и мировой экономики в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению Экономика (степень — бакалавр) и специальности/профилю Бухгалтерский учет, анализ и аудит КНОРУС • МОСКВА • 2014 УДК 657(075.8) ББК 65.052я73 Б94 Рецензенты: Н.В. Бондарчук, заведующая...»

«Методические указания студентам Рекомендуется изучить материал каждого занятия с использованием учебной литературы, проверить полученные знания по предлагаемым к каждому занятию вопросам для самоконтроля. ЛАБОРАТОРНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАНЯТИЕ № 1. Основные положения теории строения органических соединений. Тема: Классификация, номенклатура, пространственное строение органических соединений. Изомерия. Содержание занятия: 1. СЕМИНАР. 1.1 Теория строения органических соединений А. М. Бутлерова и ее...»

«Рабочая программа по химии 10 класс 2013 год Пояснительная записка Рабочая программа по учебному предмету Химия, 10 класс составлена в соответствии требованиями федерального компонента государственного стандарта общего образования, примерной программы среднего (полного) общего образования по химии, 10 класс, М.: Просвещение, 2008г., учебно – методического комплекса учебного предмета Химия, 10 класс: учебник для общеобразовательных учебных заведений О.С.Габриелян, Ф.Н.Маскаев, С.Ю. Пономарёв, В....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Программа вступительного испытания на обучение по программам подготовки научно - педагогических кадров в аспирантуре ПГУ по дисциплине Философия Пенза- 2014 Программа составлена в соответствии с государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования по соответствующим направлениям I.ЦЕЛЕВАЯ УСТАНОВКА И ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ Цель изучения дисциплины - формирование...»

«ФГБУ Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Министерства здравоохранения Российской Федерации] www.mednet.ru Принципы кодирования состояний у лиц, страдающих сахарным диабетом Методические рекомендации Москва, 2013 г. УТВЕРЖДАЮ: Директор ФГБУ ЦНИИОИЗ Министерства здравоохранения Российской Федерации Доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН, вице-президент РАМН _ В.И. Стародубов _ 2013 г. Принципы кодирования состояний у лиц,...»

«Учреждение образования БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ Программа, методические указания и контрольные задания для студентов экономических специальностей заочной формы обучения Минск 2008 УДК 316.334.2 (073+076) ББК 60.561.2я73 Э 40 Рассмотрены и рекомендованы к изданию редакционноиздательским советом университета. Составитель В. П. Демидовец Рецензент доцент кафедры экономики и управления на предприятиях химиколесного комплекса БГТУ, кандидат...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет БИЗНЕС-ПЛАН ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ ДИПЛОМНЫХ ПРОЕКТОВ Методические указания по технико-экономическим расчетам 2006 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Казанский государственный технологический университет БИЗНЕС-ПЛАН ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО...»

«Под общей редакцией В.И. Савельева Допущено Научно-методическим советом по физике Министерства образования и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по техническим направлениям и специальностям Второе издание, стереотипное УДК 53(075.8) ББК 22.3я73 С12 Савельев И.В. Курс общей физики : в 4 т. — Т. 1. Механика. Молекулярная физика С12 и термодинамика : учебное пособие / И.В. Савельев ; под общ. ред. В.И. Савельева. — 2-е изд.,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ АКАДЕМИЯ АРХИТЕКТУРЫ И ИСКУССТВ ЮЖНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА Лишневский А.А. календарь...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КОЛЛЕДЖ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Методические рекомендации для выполнения контрольной работы для студентов всех специальностей заочной формы обучения Екатеринбург 2011 Методические рекомендации составлены в соответствии с Государственными требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки выпускников экономических специальностей...»

«Тамбовское областное государственное бюджетное образовательное учреждение УПРАВЛЕНИЕ среднего профессионального ОБРАЗОВАНИЯ И образования ТАМБОВСКИЙ НАУКИ ТАМБОВСКОЙ БИЗНЕС-КОЛЛЕДЖ ОБЛАСТИ 392001, г.Тамбов, ул. Гастелло 32а тел.: 44–46–09 (факс), 44–47-69 E-mail: bcollege@yandex.ru Тамбовский бизнес-колледж – это учебное заведение нового типа, обеспечивающее подготовку специалистов коммерческой деятельности в условиях рыночной экономики Отчет по научно-методической работе за 2012-2013 учебный...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С.М. Кирова (СЛИ) Кафедра Машины и оборудование лесного комплекса ТЕХНОЛОГИЯ И ОБОРУДОВАНИЕ ЛЕСОЗАГОТОВОК Учебно-методический комплекс по дисциплине для студентов направления бакалавриата 250100.62 Лесное дело и специальности...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени академика Д.Н. Прянишникова Кафедра агрохимии Воспроизводство и оптимизация плодородия почв при возделывании с. х. культур в севооборотах и выводных полях Методическое пособие к практическим занятиям по системе удобрения Составители: Т.А. Кротких, Л.А. Михайлова Пермь 2009 УДК...»

«СЕМИНАР 2 Модели роста популяций: модель Ферхюльста (логистический рост), модель с наименьшей критической численностью. ЛОГИСТИЧЕСКИЙ РОСТ (УРАВНЕНИЕ ФЕРХЮЛЬСТА) Частым явлением в природе является ограниченность ресурсов (пищевых, территориальных) и, как следствие, внутривидовая конкуренция. Как правило, если численность популяции очень мала, то конкуренция не влияет на удельную скорость роста популяции r. Когда же численность возрастает и приближается к некоторому предельному значению K,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Оренбургский государственный университет В. В. БОБРОВА Ю.И. КАЛЬВИНА МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА Рекомендовано к изданию Редакционно-издательским советом государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Оренбургский государственный университет Оренбург 2005 3 УДК 339.9 (07) ББК 65.5 я 7 Б 72 Рецензент...»

«Учреждение образования БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра деревообрабатывающих станков и инструментов КОНСТРУКЦИИ МАШИН И МЕХАНИЗМОВ ПЛИТНЫХ ПРОИЗВОДСТВ Программа, методические указания и контрольные задания для студентов специальности 1-36 05 01 Машины и оборудование лесного комплекса специализации 1-36 05 01 03 Машины и оборудование деревообрабатывающей промышленности заочной формы обучения Минск 2011 УДК 674-8(073) ББК 37.133я73 К65 Рассмотрены и рекомендованы к...»

«Федеральное агентство по образованию Нижегородский государственный педагогический университет Кафедра неорганической химии и методики обучения химии ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ ХИМИИ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Специальность 050101- Химия с дополнительной специальностью Биология Нижний Новгород 2008 Печатается по решению редакционно-издательского совета Нижегородского государственного педагогического университета Теория и методика обучения химии: Учебно-методический комплекс /Авт.-сост. Т.В....»

«Согласовано Согласовано Утверждаю Начальник Начальник Директор МОУ ТСШ № 1 управления Территориального отдела Е.П.Кротовская образования Роспотребнадзора в Пр. № 263 от 30.08.2011 г. _Т.Г.Конухо Тяжинском районе ва П.Э.Вильмсен _ 2011 _ 2011 г. г. Учебный план Муниципального общеобразовательного учреждения Тяжинской средней общеобразовательной школы № 1 на 2011-2012 учебный год 2-11 классы Пояснительная записка к учебному плану Муниципального общеобразовательного учреждения Тяжинской средней...»

«УДК 656.7(075.8) ББК 39.511я73 А44 ISBN 978-601-7086-59-6 АВИАЦИОННАЯ КЛИМАТОЛОГИЯ (глобальная, региональная и маршрутная) АКЫЛБАЕВА К.И. АЛМАТЫ 2011 АКЫЛБАЕВА К.И. АЛМАТЫ 2011 Акылбаева К.И. Авиационная Климатология (глобальная, региональная и маршрутная). Алматы, 2011, 399стр., 156рис., 35 табл., 1график. Работа сделана по результатам анализа зарубежных учебников. В работе кратко представлена глобальная, региональная и маршрутная Авиационная Климатология Земного шара, дана краткая...»










 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.