WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

«ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: новое измерение социально экономического прогресса Программа развития ООН Экономический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: новое измерение социально экономического прогресса ...»

-- [ Страница 4 ] --

Экономические цели предприятия по фактору труда в условиях рыночной экономики, как известно, состоят в оптимизации издержек и повышении их отдачи, рациональном покрытии потребности в пер сонале, в минимизации транзакционных издержек на мероприятия, осуществляемые в области экономической и социальной политики, в поддержании и развитии производительного потенциала работни ков, посредством инвестиций только в специфический человеческий капитал и высвобождении персонала при снижении спроса и т. д.

В то же время современная философия хозяйствования предполагает необходимость социальной ориентации и социальной ответственнос ти бизнеса. В этом контексте экономические цели политики предприя тия должны соответствовать целям индивидов, то есть – быть социаль ными. Карл Хакс [Hax, 1961: 721–723] еще в 1961 году внес предложе ние объединить (привести в соответствие) основные задачи и цели в области экономической политики с экономическими целями пред приятия и целями индивидов. В этой связи К. Хакс называет такие це ли, как децентрализация в принятии решений и развитие систем учас тия в принятии решений, улучшение социальных отношений и эко номического положения, а также укрепление «эмоциональных свя зей» с предприятием без ущерба привязанности к другим группам, та ким как семья и т. п. Контекст этого утверждения по существу означа ет, что экономическая и социальная эффективность, лежащие в осно ве развития социально ориентированной экономики, предопределя ются главным образом поведением людей.

Экономическое поведение людей является формой социального по ведения, имеет сложную структуру, определяется сложным взаимодей ствием сознания и объективной действительности, которая влияет на формирование ценностей. И наоборот, уже сформировавшись, цен ности и экономическое сознание в целом во многом обусловливают восприятие реальности и выбор экономическими субъектами конкрет ного набора действий, моделей и стратегий социального поведения. Со циальная ориентированность рыночной экономики, связанная, прежде всего, с человеческим развитием, ставит его в центр экономического развития и должна найти реальное воплощение в экономической поли тике в целом, в экономических и социальных программах государства, регионов, предприятий и организаций.

Существование разницы в подходах к человеческому фактору эко номистов и политиков, социологов и психологов во многом объясняет ся известными современными теориями. На это, к примеру, обратил

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

внимание в своих работах «Экономика персонала» и «Экономика персо нала для менеджеров» Э. Лазер [Lazear, 1995]: «...У экономистов есть сравнительные преимущества в предоставлении решений, и отставание в постановке вопросов. Экономическая теория следует научным мето дам, подобно физике или биологии. Но слабость экономической теории заключается в том, что для строгости нужны упрощения, которые огра ничивают анализ и сужают фокус исследователя. По этой причине более широко мыслящие промышленные психологи и социологи лучше иден тифицируют вопросы, но хуже дают ответы».

Подход экономистов позволяет им предоставить конкретное реше ние, но иногда это мешает подумать о более крупных или более важных сторонах проблемы. Экономист рассматривает обобщение как цель. Об общения скорее применимы к человеческим ресурсам, чем к более обез личенным рыночным структурам, работники индивидуальны, в отличие от единиц капитала, у них идиосинкратические основы и модели пове дения. Экономические теории являются успешными, только если их применение широко, а содержание важно. Задача экономистов по труду, на практике решающих проблемы человеческого развития, найти простые модели, которые хорошо описывают важные компонен ты поведения работника.

Достоверные предпосылки экономической модели зависят от того, в какой степени человек независим в своих экономических предпочте ниях. Это происходит тогда, когда, во первых, человек не включен в систему персональных отношений (родственных, дружеских, партнер ских); во вторых – он также не включен в систему более общего соци ального порядка, выражающего этнические, религиозные, политичес кие элементы данной культуры. А это совершенно нереально, так как человеческие отношения всегда погружены в контекст культуры в са мом широком смысле этого слова, при этом – конкретной националь ной культуры, имеющей свои нормы, кодексы поведения в семье, труде, группе и т. д.

Таким образом, для объяснения процессов, определяющих взаимодей ствие работников и работодателей в контексте целей и инструментов чело веческого развития, необходимо опираться на две относительно не зависи мые друг от друга целевые компоненты: экономическую и социальную эф фективность. Принцип решения этой сложнейшей задачи в социально экономическом развитии ведущие исследователи видят следующим об разом. Концептуальные предпосылки преодоления противоречия между экономической и социальной эффективностью представляются в качес тве факторов взаимодополняемости [Управление персоналом в услови ях социальной рыночной экономики, 1997: 95–99]: социальная эффек тивность, то есть условия для человеческого развития, может быть обес печена только на прибыльном предприятии, а экономическая эффек тивность требует от работников таких усилий, которые они готовы при Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие ложить, только начиная с определенного уровня человеческого разви тия, как следствия социальной эффективности.

Новые формы занятости и человеческое развитие С позиций концепции человеческого развития представляет интерес не только количественный анализ тенденций занятости и ее альтерна тив – незанятости и безработицы. Принципиальным становится качест венный анализ возникающих в настоящее время новых форм и видов за нятости, коренным образом меняющих содержание труда и формы тру довых отношений. В какой мере эти новые формы трудовой деятельнос ти приближаются к понятию достойного труда, способствуют ли они ре ализации целей концепции человеческого развития – это предмет буду щих фундаментальных исследований. Вместе с тем, сегодня на основе работ отечественных экономистов уже можно делать выводы о состоя нии и тенденциях развития занятости в России (авторы сочли необходи мым обобщить в данной работе результаты проведенных ими в 2000–2006 гг. исследований российского рынка труда и новых форм занятости).



Исследование процессов формирования и проявления объективной зависимости концепции достойного труда и человеческого развития применительно к занятости населения в реалиях современной России предполагает следующую логику: оценка масштабов распространения новых форм занятости в России с акцентом на нестандартную, дистанци онную, вторичную занятость, заемный труд, а также выявление причин возникновения, преимуществ и проблемных полей этих видов занятос ти. В современной российской экономике объективная потребность преодоления разрыва хозяйственных связей, формирования новых форм экономической деятельности с учетом главного рыночного крите рия – экономической эффективности – привели к возникновению и широкому распространению таких новых форм занятости и, соответ ственно, трудовых отношений, как неформальная занятость, дистанци онная занятость, заемный труд, вторичная занятость и др., при этом со отношение «экономического» и «социального» аспектов трудовых отно шений остаются практически не исследованными.

Для каждого из перечисленных новых видов занятости существует целый комплекс причин и предпосылок, подчас весьма разнообразных.

Например, неформальные трудовые отношения нередко объясняют стремлением уклониться от уплаты налогов, для возникновения дистан ционных форм занятости необходимы информационные технологии, а вторичная занятость требует, чтобы на основной работе у работника оставались время и силы на дополнительную занятость и т. д. Однако в целом развитие данных гибких форм занятости имеет единое фунда

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

ментальное теоретическое объяснение – гибкость режимов труда, форм вовлечения в трудовые отношения, нестандартные рабочие места изна чально выступают как экономически выгодные как для работника, так и для работодателя. Работнику предоставляется возможность более ра ционального сочетания работы по найму с другими видами деятельнос ти – учебой, работой в домашнем хозяйстве, досугом. Работодатель в новых условиях может гибко регулировать численность работников, интенсивность нагрузки, расходы на рабочую силу. В этом смысле мож но предположить, что и возможности человеческого развития с приме нением новых форм занятости получают новый импульс для своей реа лизации.

Вместе с тем практика показывает, что гибкие формы занятости и трудовых отношений объективно создают предпосылки для сниже ния социальной защищенности работников и провала социальной эффек тивности. Особенно остро эта проблема возникает в условиях отстава ния институциональной инфраструктуры рынка труда (законов и норм) от реального состояния и движения социально трудовых от ношений, а также неразвитости социальной ответственности бизнеса как характерной черты зрелой социальной рыночной экономики. Та ким образом, могут возникнуть препятствия для перспектив челове ческого развития.

Исследования новых, нестандартных видов занятости осложняются отсутствием или неполнотой официальных статистических данных о не постоянно занятых, занятых неполное рабочее время, занятых на ди станционных рабочих местах, недозанятых по времени, вторично заня тых, неоплачиваемых работниках семейных предприятий, занятых в личных подсобных хозяйствах, а также временно уволенных работни ках, работниках в вынужденных отпусках по инициативе работодателей, отчаявшихся работниках, и так называемых прочих групп, «слабо свя занных с рынком труда». Проблемы, связанные с классификацией всех многообразных форм и проявлений занятости, а также сложности со статистическим учетом нестандартных видов занятости вызвали по явление множества альтернативных оценок уровня занятости, расширя ющих и обогащающих современные представления о состоянии россий ского рынка труда.

Различные виды нестандартной занятости был представлены в ис следовании [Гимпельсон В. и др., 2005: 25–27], которое показало, что переходная российская экономика стартовала с очень низкого уровня непостоянной занятости, однако затем количество временных работников быстро росло и сейчас на их долю приходится свыше 10 % от общей чис ленности занятых. Резкий скачок, произошедший в 2003–2004 гг., авто ры связывают с принятием нового Трудового кодекса, расширившего возможности использования срочного найма. Уровень неполной заня тости в российской экономике, по их мнению, был и остается более чем скромным – менее 2 %. Не намного больше насчитывается в ней и «ма Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие лозанятых» работников (с обычной продолжительностью рабочего вре мени менее 30 часов в неделю) – 3 %. Интересно, что с началом подъема и неполная занятость, и «малозанятость» стали быстро сокращаться, что свидетельствует об их преимущественно вынужденном характере.

Сверхзанятыми называют работников, которые трудятся свыше стандар тных 40 часов в неделю. Исходя из данных ОНПЗ о продолжительности обычной недели можно сделать вывод, что уровень сверхзанятости в российской экономике является чрезвычайно низким – около 1,5 %.

Однако данные о продолжительности фактической рабочей недели не подтверждают этого: из них следует, что в настоящее время к сверхза нятым можно отнести примерно каждого десятого российского работ ника.

Отдельные исследования позволяют на базе данных РМЭЗ и ряда других источников проследить динамику таких видов занятости, как, на пример, случайная занятость. Случайные работники [Бандюкова Т.С., 2004: 9–10] составляют довольно значимую долю занятых в России.

В 1994 г. доля лиц, которые занимались разовыми подработками или оказывали временные услуги, составляла 12,7 %, а в 2001 г. она достигла 15,2 %. Доля тех, для кого случайная работа была единственной, возрос ла с 5,3 % в 1994 г. до 9,7 % в 2001 г. В России доля случайно занятых в исследуемом нами периоде постепенно росла, причем как в период экономического кризиса, на фоне сокращения постоянной занятости до 1998 г., так и в период улучшения экономического положения, когда наблюдалось повышение постоянной занятости, рост случайной заня тости не прекращался (до 2002 г.). В ноябре 2005 г., по данным ОНПЗ, среди работающих по найму доля тех, кто выполнял временную или слу чайную работу составила 12 %, а тех, для кого случайная занятость была основной – 3,9 %. Временная и случайная занятость, инициируемая ра ботодателем, безусловно направлена на повышение экономической эф фективности, например, за счет оптимизации численности работников.

Вместе с тем вопросы социальной защиты временных или случайных ра ботников остаются нерешенными в силу ряда причин, среди которых ведущее место занимают несовершенство законодательства и отсутствие контроля его выполнения. Как правило, при данных видах занятости за работки снижаются непропорционально отработанному времени, так как работники лишаются традиционных для России дополнительных выплат в конце квартала, полугодия, года, на таких работников не рас пространяются надбавки, премии, бонусы, опционы. Кроме того, такие работники не участвуют в программах профессионального развития, повышения квалификации, им не предоставляются дополнительные страховые отчисления и т. д.

Все вышесказанное еще раз подтверждает, что с точки зрения чело веческого развития, данные виды занятости не могут быть однозначно оценены без дополнительного фундаментального исследования.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Вторичная занятость [Рощин С.Ю., Разумова Т.О., 2002] (moonlight ing) представляет собой дополнительную наряду с основной работу на еще одном или нескольких рабочих местах или так называемые при работки. Разброс имеющихся в литературе оценок масштабов вторичной занятости на российском рынке труда весьма существенен. Оценки мас штабов вторичной занятости, построенные на основе данных опросов ВЦИОМ на протяжении 1994–1998 годов, укладываются в интервал 10–20 % взрослого населения, участвовавшего в опросах. С этой оцен кой совпадают данные и других исследований, полученные в основном для городского населения и фиксирующие количество имеющих вто ричную занятость, близкое к 20 % занятого населения. Данные обследо ваний Госкомстата РФ дают более низкую оценку – от 1 % до 4 % эко номически активного населения. Расчеты, проведенные по данным РМЭЗ, определяют интервал распространения вторичной занятости от 4 до 11 % занятых в зависимости от определения видов деятельности, включаемых в понятие «вторичная занятость». Расхождения в оценках в основном возникают из за различий в понимании термина «вторичная занятость», применения его не только к имеющим основную работу, но и к пенсионерам, учащимся, безработным. На оценки оказывает влияние также выбор периода, в течение которого оценивается наличие второй работы, и учет различной степени регулярности дополнительных работ.

Причины вторичной занятости в первую очередь связывают с по требностью в дополнительных заработках, однако важно при этом, что человек не может или не хочет получить дополнительный доход на ос новной работе. Следовательно, речь может идти либо об ограничении времени на основной работе, либо о качественной разнородности рабо чих мест.

Если мы исходим из добровольного характера вторичной занятости, и она устойчиво существует, то тем работникам, которые имеют вторич ную занятость, она приносит дополнительные выгоды или полезность, по сравнению с ситуацией, если бы они дополнительно не работали.

Дополнительная полезность выступает в форме заработков, статуса, воз можности самореализации, но вторичная занятость не становится ос новной и единственной, потому что либо носит временный и случайный характер, либо требует сохранения основной работы в качестве статус ного базиса для доступа к дополнительной. Вторичная занятость эконо мически выгодна и работодателю, позволяя, как и в случае временной или случайной занятости, оптимизировать численность работников с учетом колебаний спроса на производимые товары или услуги. Таким образом, экономическая эффективность снова достигается в ущерб соци альной эффективности, поскольку вторично занятые работники, будучи в целом чрезмерно занятыми, в социальном отношении, как правило, оказываются ущемленными аналогично временным или случайным ра ботникам.

Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие Для России в современных условиях базовой, исходной социально экономической предпосылкой дистанционной занятости [Колосова Р.П., Василюк Т.Н., Луданик М.В., 2006] стали формационные, структурные и технологически информационные преобразования, в результате ко торых сформировалась возможность полноценной интеграции россий ской экономики в мировое рыночное хозяйство, повышение степени ее открытости. Россия находится в стадии вступления во Всемирную торговую организацию, и требуется глубокий анализ всех возможных последствий этого ответственного шага и особенно влияния этого про цесса на рынок труда, занятость и трудовые отношения. Дистанционная занятость в силу ее технологической специфики, на наш взгляд, должна стать одним из первых объектов подобного анализа. Развитие дистанци онных форм занятости могло бы способствовать не только расширению российского рынка труда, но и позволило бы отечественной экономике активнее участвовать в международном разделении труда. А соответст вующие институциональные механизмы регулирования дистанционной занятости могут дать необходимые возможности для обеспечения теле работников достойными рабочими местами в развивающейся экономи ке России.

Различные виды телеработы в России уже реально существуют и раз виваются с середины 90 х годов прошлого века, и с этого периода начи нается их научное исследование. По экспертным данным, в 2001 году в России примерно 2,6 млн. человек работало дистанционно. Отечест венные исследования дистанционной занятости проводились, как пока зал наш анализ, по небольшому числу параметров и выборке. С одной стороны, эти исследования проводились для того, чтобы получить оцен ку дистанционной занятости со стороны работодателей по самым укрупненным позициям (исследовательская функция), а с другой сторо ны – с тем, чтобы помочь компаниям пользоваться приемом удаленной работы как можно эффективнее, изучая при этом поведение телеработ ников (консалтинговая услуга).

На развитие дистанционной занятости в России положительно влияли такие технологические факторы, как позитивная динамика развития сетевой и информационной инфраструктуры, в том числе Интернета, начало процесса укрупнения Интернет провайдеров, по вышение качества мониторинга Интернет аудитории, позволяющее получать более достоверную информацию для специальных исследо ваний, в том числе и телеработы. К отрицательно влияющим на раз витие дистанционной занятости факторам можно отнести такие, как слабая развитость индустрии предоставления доступа в Интернет с использованием более дешевых «оконечных» устройств, недостаточ ная подготовка и информационная культура российского бизнеса для применения Интернета, низкий уровень платежеспособности населе ния для выхода во «всемирную паутину», высокая стоимость персо нальных компьютеров и др.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Важным социально экономическим фактором формирования ди станционной занятости стала демократизация общественной жизни, воз можность открыто использовать зарубежные потоки информации, пере нимать опыт в области управления, организации бизнеса, информацион ных технологий. Последние, в свою очередь, обусловливают процесс ин форматизации экономики в целом, захватывая в сферу своего влияния «традиционные» отрасли промышленности в области управления, про изводства и распределения выпускаемой продукции, развития новых форм занятости и рынка труда. Принципиальным моментом явилось также наличие в нашей стране высокого интеллектуального потенциала, способного не только перенимать зарубежный опыт, но и вносить свой вклад в развитие новой экономики на национальном уровне.

На телеработы в России стали переходить и вполне традиционные предприятия: агентства недвижимости, страховые, юридические, пере водческие, финансово аналитические и исследовательские компании.

Основной круг профессий, которые уже адаптированы в настоящий мо мент к дистанционной среде на российском рынке труда, – это диспет черы на домашнем телефоне (часто риэлторы), журналисты, переводчи ки, редакторы, модераторы, администраторы, бухгалтеры, инженеры, аналитики, деловые и технические исследователи и т. д. Появились та кие новые отрасли и профессии, которые непосредственно связаны с IT технологиями, к ним можно отнести разработчиков программного обеспечения, веб мастеров, компьютерных программистов, персонал ввода данных, персонал обработки информации и текстов, специалис тов по компьютерной графике (дизайнеров) и др.

Еще один аспект проблемы развития дистанционных форм заня тости в России имеет очень большое значение: по оценкам Всемирно го Банка и ЮНЕСКО, научными исследованиями и разработками на экспорт у нас в стране могут заниматься свыше 1 млн. человек (то есть в 30 раз больше, чем сейчас). Таким образом, Россия может полу чить этот важнейший сегмент рынка труда – дистанционной занятос ти, отличающийся рабочими местами высокой образовательной ем кости. По своим характеристикам это, несомненно – первичный ры нок труда, создающий широкие перспективы для человеческого раз вития, однако для реализации данного потенциала, по мнению специ алистов, необходимы укрупнение и консолидация компаний для по вышения их конкурентоспособности на рынке крупных по объему и трудоемкости заказов.

Электронный рынок труда появился в России относительно не давно и продолжает активно формироваться; и поэтому его важней ший сегмент – дистанционная занятость не приобрел пока официаль ного институционального статуса и общественного признания. Высо кая динамика развития дистанционной занятости, неопределенность статуса телеработников, неявность и сложность оценки транзакцион ных издержек, отсутствие представлений о технологии выявления Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие специфики в организации труда и его оплате, социальной защите, за щите от рисков и т. д. – все это представляет собой неполный пере чень причин, указывающих на необходимость системной и полноцен ной разработки мер по регулированию сферы дистанционной заня тости с точки зрения трудовой компоненты и тем более компоненты человеческого развития.

Круг проблем в сфере дистанционной занятости, который здесь обо значен, предполагает использование политических, законодательных, нормативных инструментов и формирования соответствующих инсти тутов для решения вопросов по следующим основным направлениям:

создание условий для формирования легитимности дистанционной за нятости; определение статуса и закрепление прав дистанционно заня тых работников; модификация принципов социального партнерства в соответствии со спецификой организации труда телеработников; ста тистический мониторинг и контроль деятельности в этой сфере заня тости; ответственность работодателей за условия и безопасность труда;

выработка государственной, региональной, муниципальной политики на данном сегменте рынке труда. Особая сложность решения институ циональных проблем предопределяется тем, что дистанционная заня тость формируется как на внутринациональном, так и межнациональ ном рынке труда, а в разных странах и на национальном и внутрифир менном уровнях действуют различные правила и процедуры, регулиру ющие трудовые отношения, различная финансовая отчетность, различ ные законодательные нормы и т. д. Поэтому взаимоотношения между субъектами дистанционных трудовых отношений, при наличии откры тости экономики, требуют социальной защиты их интересов, построен ной на учете критериев концепции человеческого развития.

Заемный труд [Смирных Л.И., Колосова Р.П., 2006], как и дистанци онная занятость, является относительно новым для России феноменом.

Классический механизм заемного труда выглядит технологически следу ющим образом: специализированная коммерческая фирма (агентство занятости) принимает в свой штат работников для выполнения заказов на услуги этих работников, поступающих от предприятий заказчиков и иногда физических лиц. Это так называемая форма использования за емного труда, именуемая лизингом рабочей силы. Агентства занятости, предоставляющие услуги заемного труда, передают заемных работников предприятиям заказчикам в аренду, «напрокат» на определенное время.

Для агентства занятости оказание услуг по сдаче персонала в аренду или лизинг рабочей силы – это вид предпринимательской деятельности, приносящий доход.

Другие технологии использования заемного труда (аутстаффинг, аут сорсинг, временный найм) представляют собой модификации этих отно шений, но между теми же тремя участниками (агентство занятости, пред приятие заказчик, работник) рынка заемного труда. Иногда в схему от ношений заемного труда включают государство. Однако государство

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

нельзя считать полноправным участником этих отношений. Оно скорее задает правила игры для трех участников заемного труда, использует тех нологии заемного труда для реализации политики занятости, решения проблем безработицы и др. Следует отметить, что данная форма занятос ти, с точки зрения формирования экономических основ реализации принципов концепции человеческого развития, в части расширения воз можностей человека за счет образовательно квалификационного потен циала, демократического участия в управлении производством, гарантий социальной защищенности, представляется весьма противоречивой.

Спрос на заемных работников начал формироваться на российском рынке труда в основном за счет деятельности компаний с участием ино странного капитала, а потом эту форму найма взяли на вооружение и оте чественные предприятия (ОАО «Новомосковскбытхим», торговая сеть «ИКЕА», компания «Ренессанс Капитал», нефтяная компания «СИДАНКО» и др.). Таким образом, первыми потребителями данной услуги на российском рынке труда в начале 1990 х годов стали иностран ные компании. Услуги заемного труда приобрели массовый характер в России после кризиса 1998 года. Начиная с 2001 г. спрос на заемных ра ботников на российском рынке труда вырос приблизительно на 50–70 %.

Сегодняшний объем услуг по предоставлению заемного труда на россий ском рынке оценивается рядом экспертов в размере 80 млн долл.

В целом количество агентств занятости, предоставляющих услуги за емного труда на российском рынке, невелико. Так, например, из 203 ве дущих агентств занятости г. Москвы только 7–8 % в 2005 году оказыва ли услуги по предоставлению заемного труда. Лидерами, предоставляю щими услуги заемного труда в России, в последние годы являются «KELLY SERVICES», «Анкор», «MANPOWER CIS», «Контакт», «COLE MAN SERVICES» и др.

Международные эксперты по вопросам занятости относятся к уве личению масштабов заемного труда неоднозначно. Выступающие в его защиту отмечают, что заемный труд позволяет предприятиям быстро за менять отсутствующих по той или иной причине работников (болезнь, отпуск командировка и т. п.), гибко менять количественный состав ра бочей силы при колебаниях экономической конъюнктуры (например, пик продаж), получать в свое распоряжение необходимое число сотруд ников для оперативного выполнения конкретных производственных за дач (срочных и неожиданных заказов, сезонной работы), оптимизиро вать затраты на персонал и др. В случае необходимости предприятия мо гут выводить часть своих сотрудников «за штат» и передавать их агентст ву занятости, которое берет на себя функции работодателя.

Вместе с тем, существуют и противоречия, которые неизбежны при таком виде занятости. По признанию экспертов использование заемной рабочей силы может стать для работодателей средством экономии издер жек по заработной плате и иным социальным выплатам, инструментом разделения персонала, усиления эксплуатации работников, способом Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие уклонения от обязательств, налагаемых на работодателей трудовым зако нодательством и коллективными договорами и др. Главный аргумент противников заемного труда состоит в том, что заемные работники могут подвергаться дискриминации и оказываются полностью или частично лишенными социальной защиты. При этом сторонники данной точки зрения ссылаются на нарушения, которые встречаются в сфере заемного труда в развитых странах Запада, несмотря на то, что эти страны распола гают солидной юридической и контрольно ревизионной базой, отрабо танными в течение десятилетий социально трудовыми отношениями.

Наконец, особую проблему с позиций принципов человеческого развития представляет занятость в неформальном секторе экономики, оценки которой приводятся в целом ряде исследований. Сравнение ди намики занятости в неформальном секторе экономики по данным ба ланса трудовых ресурсов и по данным ОНПЗ за период 1994–2003 гг.

[Попов А.Д., 2005: 36–40] показывает, что в условиях экономического кризиса 1990 х годов на фоне общего сокращения затрат труда, выража емых среднегодовой численностью занятых, наблюдалось систематичес кое их увеличение в неформальном секторе. В результате за четыре года (1998 г. по сравнению с 1994 г.) при уменьшении среднегодовой числен ности занятых в экономике России на 4,7 млн человек в неформальном секторе ее стало на 5,9 млн больше. С переходом к подъему экономики стала расти общая занятость, но при продолжающемся и опережающем ее увеличении в неформальном секторе. В целом за пять лет (2003 г.

по отношению к 1998 г.) среднегодовая численность занятых во всей экономике повысилась на 1,9 млн человек, а в неформальном ее секто ре – на 2,4 млн. Оценки неформальной занятости на основе данных ОНПЗ проводились для периода 1999–2000 г. и были представлены в [Обзор занятости в России. 2002]. В зависимости от использованных методик оценки колебались от 5,2 млн чел. (8,5 % всех занятых) до 8,8 млн чел. (15 % в общей численности занятых).

Анализ масштабов и структуры занятости в неформальном секторе в 2001 г. показал, что общая численность занятых в неформальном сек торе составляла 9190 тыс. чел. Из них 7136 тыс. чел., или 11,1 % всех за нятых в экономике, имели здесь свою основную или единственную ра боту. Свыше 2 млн чел. свою дополнительную работу нашли именно в неформальном секторе. В целом же неформально занятые составляют более 70 % среди всех имеющих вторую работу, что авторы связывают с особой гибкостью правил, фактически действующих в неформальном секторе. Для 2002 г. аналогичные показатели составили: общая числен ность занятых в неформальном секторе (усредненная по итогам четырех кварталов) 9829 тыс. чел.; основную или единственную работу в нефор мальном секторе имели 7415 тыс. чел., или 11,2 % всех занятых в эконо мике; дополнительную работу в неформальном секторе нашли свыше 2,4 млн чел.; среди всех работников, имеющих вторичную занятость, за нятые в неформальном секторе составили 84,4 % [Вопросы количест

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

венной оценки показателей ненаблюдаемой экономики в России. 2003.

С. 96]. В 2003 г. занятость в неформальном секторе достигла 8,7 млн чел., или 13,3 % всех занятых в экономике.

Безусловно, занятость в неформальном секторе для миллионов ра ботников является источником основного или дополнительного дохода, единственным или вторичным способом включения в трудовые отноше ния, возможностью избежать риска безработицы и бедности. В этом смысле, такого рода трудовые отношения можно рассматривать как не обходимость и неизбежность на данном этапе социально экономичес кого развития. Однако, если руководствоваться принципами концепций человеческого развития и достойного труда, становится очевидным, что соблюдение нормативно правовых основ трудовой деятельности, фор мализация трудовых отношений и приверженность легитимности в тру довой сфере не только снижает различного рода риски на рабочих мес тах, включая риск потери работы, неполучения заработанных денег, травмы, потери здоровья и даже жизни, но и создает более прочные предпосылки для человеческого развития в долгосрочной перспективе, например, за счет полноценного формирования страховых фондов и полнообъемного перечисления налогов, направленных на реализацию общегосударственных программ социального развития.

В свете вышесказанного, представляется чрезвычайно актуальным разработать комплекс мер по сглаживанию обострившихся с появлени ем новых форм занятости противоречий между экономической и соци альной эффективностью. К таким мерам мы относим совершенствова ние нормативно законодательной базы трудовых отношений, устраняю щее ее отставание от реальных потребностей рынка труда; усиление контроля выполнения законов и норм, улучшение учетно статистичес кой работы в отношении новых видов занятости, укрепление взаимо действия субъектов трудовых отношений в рамках трипартизма, направ ленного, в частности, на идентификацию новых видов занятости, фор мализацию статуса работников, занятых новыми видами труда, обеспе чение их условиями для высокоэффективного и социально защищенно го труда. Реализация данных мер направлена не только на повышение экономической эффективности труда в условиях разнообразия форм за нятости, но и на упрочение социального единства общества, что, в ко нечном счете, и определит экономический рост, повышение благосос тояния и возможности человеческого развития российских граждан.

Выводы Экономический рост не включен в число приоритетных направлений развития мирового сообщества в качестве Целей ООН в области развития на пороге тысячелетия, поскольку с позиций концепции человеческого Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие развития экономический рост выступает не как конечная цель развития человека, а как условие или фактор достижения основных целей.

Экономический рост является результатом трудовой деятельности человека и сам создает основы для расширения возможностей занятости либо в виде дополнительных рабочих мест, либо в виде принципиально новых видов работ. Таким образом, экономический рост и занятость вы ступают одновременно как источник и как результат друг для друга.

Эффективная, продуктивная, достойная по оплате и условиям тру да, занятость может служить не только источником дохода, достаточно го для качественной жизни работника и его семьи, но и важнейшей формой реализации творческих возможностей человека, способом его социализации, самовыражения, сферой признания и коммуникации, т. е. человеческого развития в самом полном смысле этого слова.

Достойный труд в понимании Международной организации труда означает:

– высокоэффективный труд в хороших производственных и без опасных условиях;

– труд свободной и передовой организации труда, доставляющий каждому работнику удовлетворение, возможность в полной мере про явить свои способности, навыки и мастерство;

– труд с достойной оплатой при справедливом распределении пло дов прогресса;

– труд, при котором права трудящихся защищены и при котором они активно участвуют в деятельности организации и могут внести наи больший вклад в общее благополучие.

Очевидно, что и предпосылки, и факторы, и условия для человечес кого развития в концепции «достойного труда» представлены в полном объеме.

Развитие новых гибких форм занятости имеет единое фундаменталь ное теоретическое объяснение – гибкость режимов труда, форм вовлече ния в трудовые отношения, нестандартные рабочие места изначально выступают как экономически выгодные как для работника, так и для ра ботодателя. Работнику предоставляется возможность более рациональ ного сочетания работы по найму с другими видами деятельности – уче бой, работой в домашнем хозяйстве, досугом. Работодатель в новых усло виях может гибко регулировать численность работников, интенсивность нагрузки, расходы на рабочую силу. С точки зрения концепции челове ческого развития новые формы занятости предоставляют возможности получения дохода, трудовой социализации и реализации своих творчес ких и карьерных устремлений тем категориям работников, которые ранее рассматривались как неконкурентоспособные на рынке труда.

Реализация основополагающих принципов концепции человеческо го развития в социально трудовой сфере зависит от того, насколько эти принципы будут учтены при формировании политики занятости и соци ально трудовых отношений.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Вопросы:

1. Охарактеризуйте известные Вам методы оценки экономического роста. В чем заключается единство и противоречие принципов дос тижения высокого экономического роста и основных концептуаль ных положений теории человеческого развития?

2. Дайте характеристику значения занятости для социального и эконо мического положения человека.

3. Какие требования к труду и рабочим местам, предъявляемые Между народной организацией труда, соответствуют, на Ваш взгляд, кон цепции человеческого развития?

4. Как отражены проблемы занятости в системе индикаторов челове ческого развития?

5. Предложите и обоснуйте индикаторы достойного труда. Оцените со ответствие этих индикаторов положениям концепции человеческого развития.

6. Дайте характеристику новым формам занятости с позиций достиже ния более высоких показателей экономического роста и с позиции концепции человеческого развития.

7. Оцените на основе доступных Вам данных масштабы распростране ния новых форм занятости в России.

8. Какие меры государственного регулирования необходимо предпри нять, на Ваш взгляд, для того, чтобы развитие рынка труда и социаль но трудовых отношений в России в большей мере соответствовало концепции человеческого развития?

Литература Бандюкова Т.С. 2004. Случайная занятость в России: численность, состав, мо бильность // Препринт WP3/2004/05. Серия WP3 // Проблемы рынка труда.

М.: ГУ ВШЭ. 36 с. Адрес в Интернете: http://new.hse.ru/sites/infospace/ podrazd/uvp/id/preprints/DocLib/WP3_2004_05.pdf Барсукова С.Ю. 2004. Неформальная экономика: экономико социологический анализ. М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ.

Вопросы количественной оценки показателей ненаблюдаемой экономики в России. 2003. Под ред. А.Е. Косарева. М.: ТЕИС.

Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И. 2005. Нестандартная занятость и россий ский рынок труда // WP3/2005/05. М.: ГУ ВШЭ. 36 с. Адрес в Интернете:

http://new.hse.ru/sites/infospace/podrazd/uvp/id/preprints/DocLib/WP3_2005_ 05.pdf Доклад о развитии человека. 2004. М.: Весь Мир.

Достойный труд: Доклад Генерального директора. 1999. Женева: МБТ.

Глава 6. Экономический рост, занятость и человеческое развитие Достойный труд – высшая цель и жизненная необходимость. 2005. Под ред. Р.П.

Колосовой // Материалы круглого стола «Достойный труд в 21 веке», посвя щенный 250 летию МГУ. Экономический факультет МГУ, Москва, ноябрь 2004 г. М.: ТЕИС. 422 с.

Достойный труд и неформальная экономика. 2002. Женева: МБТ.

Дракер Питер. 2003. Современные тенденции изменения статуса наемного пер сонала: Harward Business Review, февраль 2002. (Справочник по управлению персоналом № 8б 2003).

Европа в процессе глобализации. Достойный труд в информационной экономи ке. Доклад Генерального директора МБТ. Женева. 6 е Европейское регио нальное совещание, декабрь 2000 г. Т. I. С. xi.

Занятость, рынок труда и социально трудовые отношения. 2004. Под ред. Коло совой Р.П., Меликьяна Г.Г. М.: ТЕИС.

Кабалина В., Рыжикова З. 1998. Неполная занятость в России. В: Вопросы эко номики. № 2. С. 131–143. Адрес в Интернете: http://www.warwick.ac.uk/ fac/soc/complabstuds/russia/esrcemppubs.htm Капелюшников Р.С. 2001. Российский рынок труда: адаптация без реструктури зации. М.: ГУ ВШЭ.

Кастельс М. 2000. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / под науч. ред. О.И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ. С. 262–263..

Колосова Р.П., Василюк Т.Н., Луданик М.В. 2006. Дистанционная занятость в России. М.: Экономический факультет МГУ; ТЕИС.

Колосова Р.П., Камалова Ю.Ф. 2003. Государство как субъект электронного рынка труда. Вестник Воронежского государственного университета // Сер.

Экономика и управление, № 1.

Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации. 2007. Отв. ред. А.М.

Куренной, С.П. Маврин, Е.Б. Хохлов. 2 е изд., доп. М.: Изд. дом «Городец».

Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный, науч но практический). 2002. Под ред. К.Я. Ананьевой. Вступ. ст. В.А. Рыбакова.

М.: ТОН ИКФ ОМЕГА Л. 512 л.

Коровкин А.Г. Динамика занятости и рынка труда: вопросы макроэкономичес кого анализа и прогнозирования. М.: МАКС Пресс, 2001. – 320 с.

Костин Л.А. 1998. Российский рынок труда: вопросы теории, истории, практики.

М.: Изд во Академии труда и социальных отношений.

Курс экономической теории: Общие основы экономической теории. Микроэко номика. Макроэкономика. Основы национальной экономики: Учебное по собие. 2001. Под ред. д.э.н., проф. А.В. Сидоровича; МГУ им. М.В. Ломоно сова. М.: Дело и Сервис.

Малоун Т.У. 2006. Труд в новом столетии. Как новые формы бизнеса влияют на организацию, стиль управления и вашу жизнь. М.: Олимп Бизнес..

Нестандартная занятость в российской экономике/ под ред. Гимпельсона В.Е., Капелюшникова Р.И. М.: Изд.дом ГУ ВШЭ, 2006. 400 с.

Никифорова А.А. 1999. Нестандартные формы занятости и режимы рабочего времени (опыт стран с рыночной экономикой). В: Труд за рубежом, № 1.

Обзор занятости в России. 2002. Вып. 1 (1991–2000). М.: ТЕИС.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Обследование населения по проблемам занятости. 2004. М.: Госкомстат России.

Попов А.Д. 2005. Неформальный сектор в аспекте затрат труда в экономике Рос сии. В: Вопросы статистики, № 7. С. 36–40.

Рощин С.Ю., Разумова Т.О. 2002. Вторичная занятость в России: моделирование предложения труда. М.: EERC (Консорциум экономических исследований и образования) // Сер. «Научные доклады» // Научный доклад № 02/07. До клад публикуется в рамках направления «Рынок труда и социальная полити ка». 72 с. Адрес в Интернете: http://www.eerc.ru/details/download.aspx?

file_id= Смирных Л.И., Колосова Р.П. 2006. Заемный труд: вопросы теории, междуна родный и российский опыт: учебное пособие. Воронеж: Воронежский госу дарственный университет. 99 с.

Сократить дефицит достойного труда. Глобальный вызов: Доклад Генерального директора МБТ. 2001. Женева.

Сотрудничество в условиях перемен. Деятельность МОТ в 2001–2004 гг. 2005.

Доклад Генерального директора Международной организации труда на Седьмом Европейском региональном совещание, Будапешт, февраль 2005. Первое издание. Т. 1. Женева: Изд во МБТ. С. 6–7.

Управление персоналом в условиях социальной рыночной экономики. 1997.

Под науч. ред. проф., д ра Р. Марра, д ра Г. Шмидта. М.: Изд во МГУ.

Фан Тхай, Эллен Хансен. 2001. Государственная служба занятости в условиях меняющегося рынка труда. МБТ.

Человеческое развитие: новое измерение социально экономического прогресса, 2000.

Чернина Н.В. 1996. Социальный феномен занятости в неформальной экономи ке. Новосибирск: РАН; Сибирское отделение, ИЭ и ОПП.

Экономика знаний. Под ред. Колесова В.П. М. ИНФРА М, 2008.

Экономика труда и социально трудовые отношения. 1996. Под ред. Колосовой Р.П., Меликьяна Г.Г. М.: Изд во МГУ.

Эренберг Р., Смит Р. 1996. Современная экономика труда. Теория и государст венная политика. М.: Изд во МГУ.

Информация о РМЭЗ на официальном сайте: http://www.cpc.unc.edu/projects/ rlms/project/study.html Статистические данные с сайта: http://www.gks.ru (Федеральная служба государ ственной статистики).

Труд и занятость в России 2003. 2005. Стат. сб. М.: Госкомстат России.

Karl, Hax. 1961. Grundfragen der betrieblichen Personalpolitik. S. 721–723.

Lazear, Edward P. 1995. «Personnel economics.» Massachusetts Institute of Technology; «Personnel economics for Managers.» Copyright 1998 John Wiley & Sons, Inc. All rights reserved.

OECD Employment Outlook. 1999, 2002, 2004. Paris: OECD.

ГЛАВА

УРОВЕНЬ ЖИЗНИ, НЕРАВЕНСТВО

И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Понятие благосостояния в концепции человеческого развития Рост уровня доходов рассматривается в концепции человеческого разви тия в качестве одного из основных средств, способствующих расшире нию возможностей человека и повышения уровня благосостояния.

Но сам по себе доход, измеряемый величиной ВВП, не является мери лом человеческих судеб. История демонстрирует немало примеров, когда увеличение ВВП не сопровождалось в должной мере расширени ем человеческой свободы, укреплением здоровья людей или степенью безопасности их жизни. Подобная картина была характерна для бывше го СССР и стран Восточной Европы в 1960–1980 х гг. Более того, нерав номерное распределение национального дохода часто приводило к тому, что экономический рост сопровождался увеличением уровня бедности в той или иной стране. Например, в США, Великобритании, Новой Зеландии в 1975–1995 гг. наблюдались устойчивые темпы роста ВВП на душу населения при одновременном повышении доли бедного насе ления. Кроме того, ВВП измеряется без учета целого ряда аспектов, важ ных для развития человека: разрушение природной среды, изменение климата, политическая организация общества и пр.

Между человеческим благополучием и материальным благосостоя нием нельзя поставить знак равенства, поскольку многие насущные потребности людей простираются за границы материального. Как отме чал Аристотель, «…богатство – это конечно искомое благо, ибо оно существует ради чего то другого». По мнению авторов концепции чело веческого развития, этим «чем то другим» для человека является воз можность раскрыть свой потенциал. Существование такой возможности проявляется в наличии реальной свободы выбора, для возникновения которой человеку необходим не только достаточный доход, но и опреде ленный уровень образования, хорошее здоровье, отсутствие преступно сти и политических ограничений в стране, где он живет.

Определяющим в отношениях между накоплением богатства и челове ческим развитием является не только скорость прироста богатства, но и то,

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

как оно используется людьми. Общество может расходовать существенную часть имеющихся ресурсов на вооружение, а может направлять больше средств на развитие образования (таблица 7.1). Малочисленная группа богатых людей может потреблять непропорционально большую часть национального дохода, обрекая значительную часть населения на нищету.

Отдельный человек может истратить часть своего дохода на наркотики, а может купить основные продукты питания. Значение имеет не сам про цесс накопления богатства, а тот выбор, который делают люди и общество, распределяя его. Это простая истина, о которой часто забывают.

Таблица 7.1. ВВП на душу населения и расходы на образование, здравоохранение и оборону (в процентах от ВВП), Источник: Human Development Database. 2006.

Здоровье и долголетие, а также образование сами по себе являются целями развития человека, а также важнейшими характеристиками его возможностей. В то же время доход в концепции человеческого разви тия рассматривается как мера «контроля над ресурсами», как инстру мент для реализации целей развития. Вместе с тем, как показывают все «Доклады о развитии человека», значения индексов человеческого развития (ИРЧП) в среднем изменяются вместе с доходом, измеряемым ВВП на душу населения. Так, в странах с низким уровнем доходов наблюдается высоких уровень бедности, что лишает людей возможности полноценно питаться, получать адекватную медицинскую помощь, учится в школе. У жителей богатых стран лучше состояние здоровья и больше возможностей для получения образования. Таким образом, существует зависимость показателей здоровья и смертности (рисунок 7.1), а также уровня образования от величины ВВП на душу населения.

Рисунок 7.1. Зависимость между ВВП на душу населения и ожидаемой продолжительностью жизни при рождении, страны мира, продолжительность жизни при Ожидаемая Кроме того, величина доходов в общем и целом отражает возможности людей в тех сферах жизни, которые непосредственно не связаны с другими компонентами человеческого развития: здоровьем и образованием. Среди них следует отметить, например, возможность путешествовать и отдыхать, общаться с родными и друзьями, приобретать и обустраивать жилье, посе щать театры и музеи, жить в безопасной среде. Жители богатых стран обла

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

дают более широким доступом к современным средствам коммуникации, в частности, к мобильной телефонной связи, Интернету (рисунок 7.3).

Высокий уровень ВВП, с одной стороны, способствует вхождению в пов седневную жизнь людей новых технологий, но с другой – расширение воз можностей индивида в области получения информации и использования современной техники ускоряют экономический рост.

Рисунок 7.2. Зависимость между ВВП на душу населения и числом Число пользователей Интернетом 1000 1000 населения) Выбор показателей доходов в качестве меры контроля над ресурсами основан также на том обстоятельстве, что в отличие от других экономи ческих параметров благосостояния, информация о доходах государства и его гражданах тем или иным образом собиралась и собирается всегда и везде. При анализе особенностей человеческого развития на межна циональном уровне используется валовой внутренний продукт на душу населения с учетом паритета покупательной способности валюты каж дой страны, выраженный в долларах США. Особенности развития чело веческого потенциала в отдельных странах изучаются с помощью используемых в национальном масштабе показателей личных доходов или, как например, в Российской Федерации, показателя валового регионального продукта в расчете на душу населения (ВРП).

Но мы можем говорить только об общей зависимости между уровнем благосостояния и возможностями развития человека. Так, из за разли чий в приоритетах использования национального дохода одни страны лучше, чем другие используют свои материальные ресурсы для сохране Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие ния здоровья, развития образования, создания безопасных условий жизни населения и т.д. Существует множество примеров, когда страны, у которых доход на душу населения выше, имеют низкие показатели про должительности жизни, уровня образования и рейтинг в ИРЧП, по срав нению со странами с более низким среднедушевым ВВП. Так, показате ли уровня образования, здоровья и долголетия, а следовательно, и ин декс развития человеческого потенциала у кубинцев, чилийцев, филип пинцев выше, чем во многих странах с существенно более высокими среднедушевыми доходами. Можно найти немало других примеров, как страны или регионы с относительно невысоким уровнем доходов эффек тивно используют доступные им ресурсы для развития систем здравоох ранения и образования, развития человеческих возможностей в целом.

Обратная ситуация наблюдается, например, в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ), Омане и Иране (таблица 8.2). Здесь сравнительно высо кий уровень ВВП не воплощается в должной мере в расширение возмож ностей человека прожить долгую и здоровую жизнь, приобрести знания, иметь доступ к ресурсам, обеспечивающим достойную жизнь.

Таблица 7.2. Рейтинг некоторых стран по уровню ИРЧП и ВВП населения Рейтинг Величина Рейтинг шу населе Источник: Human Development Database. 2006.

В «Докладах о развитии человека» отмечается, что ИРЧП является не столь эффективным измерителем результатов человеческой деятель ности в высокоразвитых странах [UNDP, 2005, 2006]. Почти всеобщий охват грамотностью и образованием в сочетании с высокой продолжи тельностью жизни нейтрализует различия между ними. Но даже в этом случае выявляется ряд различий между рейтингами по уровню доходов и ИРЧП. Например, США занимают второе место по уровню ВВП на душу населения, но только восьмое место по уровню развития человече

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

ского потенциала. Это объясняется главным образом тем, что продолжи тельность жизни в США на 3–5 лет меньше, чем в Исландии, Австралии, Швеции, Канаде, Японии, Франции.

Различия между регионами России по уровню развития человеческого потенциала во многом определяются величиной среднедушевых доходов, измеряемых валовым региональным продуктом (ВРП) в расчете на одного жителя в долларах ППС США (рисунок 7.4). Однако, можно привести целый ряд примеров, когда регионы с более низкой величиной ВРП на ду шу населения по величине ИРЧП обгоняют более богатые регионы.

Например, в 2001 году, Липецкая область со среднедушевым доходом 7605 долларов находилась впереди Красноярского края (10 278 долл.), Бел городская область (6153) обгоняла республику Коми (8913), Воронежская область (4166) – Сахалинскую область (6629) и т.д. [ПРООН, 2004]. Глав ная причина подобной инверсии кроется в различиях между регионами по продолжительности предстоящей жизни. В условиях всеобщей грамот ности и относительно незначительной вариации по охвату обучением вклад территориальной дифференциации по уровню образования в регио нальные различия индекса развития человеческого потенциала не велик.

Рисунок 7.3. Зависимость между ВРП на душу населения и ИРЧП, Индекс развития человеческого потенциала Природа показателей доходов и недостатки их учета могут приво дить к существенным расхождениям их друг с другом, а также другими индикаторами материального обеспечения и потребления. Это противо речие наблюдается в российских статистических данных.

Экономический рост, несомненно, является главной предпосылкой увеличения ИРЧП, Именно таким образом создаются дополнительные ресурсы для дальнейшего расширения возможностей человека. Вместе с тем, практика последних двух десятилетий показывает, что прогресс в области человеческого развития может быть приостановлен за счет резко го изменения ситуации в области охраны здоровья и долголетия. Именно эта причина, наравне с падением ВВП на душу населения, явилась осно вой снижения ИРЧП в странах Центральной и Восточной Европы в пер вой половине 1990 х гг. В большинстве африканских странах к югу от Са хары ИРЧП за последние двадцать лет даже сократился. Частично это объясняется результатом провалов экономической политики. Но главной причиной сокращения возможностей для нормального человеческого развития является высокий уровень распространенности ВИЧ/СПИД и его прямые последствия – сокращение продолжительности предстоя щей жизни.

Рисунок 7.4. Динамика ВВП на душу населения и ИРЧП, Россия, ВВП на душу населения (ППС в долл. США) Доходная компонента была значимым, но не единственным факто ром, определяющим динамику индекса развития человеческого потен циала Российской Федерации в переходный период. С 1990 по 1995 гг.

ИРЧП уменьшился с 0,818 до 0,771 не только в результате падения уровня доходов россиян, но в результате резкого сокращения ожида емой продолжительности жизни. При этом уровень образования населе

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

ния (индекс образованности) повышался. После 1998 года ВВП на душу населения в России устойчиво увеличивался, и в 2003 г., по оценкам Всемирного Банка, он превысил уровень 1990 г. Благодаря экономиче скому росту, проходящего на фоне дальнейшего повышения индекса образованности, ИРЧП в России начал повышаться (рисунок 7.4).

Сохранение или ускорение темпов роста ВВП означает, что расширяет ся объем ресурсов, которые могут быть направлены на развитие челове ческого потенциала, и в частности, на увеличение продолжительности жизни и улучшение здоровья населения, безопасности среды прожива ния человека. Все это формирует хорошие предпосылки для дальнейше го роста ИРЧП в Российской Федерации.

Экономическое неравенство и человеческое развитие Категория неравенства Равенство и его противоположность – неравенство, являются слож ными многомерными категориями [Sen, 1992]. Можно говорить о нера венстве (и, соответственно, о равенстве) в доходах и благосостоянии, в получаемой полезности от одних и тех же благ, политических свободах и правах, о неравенстве перед лицом смерти и т.д. Для понимания всей системы неравенства в обществе необходимо изучать различия между отдельными социальными и демографическими группами, между стра нами и регионами этих стран.

Особое место среди различных видов неравенства занимает экономи ческое неравенство, под которым в первую очередь понимают различия между людьми и отдельными группами людей по величинам получаемых ими доходов и накопленному богатству. Естественным продолжением неравенства в доходах являются различия в уровне расходов и потребле ния. Доход дает людям возможность покупать более разнообразные и пи тательные продукты, пользоваться более совершенными предметами и качественными услугами, которые нельзя создать в условиях домашне го хозяйства. Монетаризация общества ведет к тому, что потребление все большей части населения мира зависит от личного денежного дохода.

В том, что экономическое неравенство постоянно оказывается в центре внимания самых широких кругов, нет ничего удивительного.

«Для любого человеческого общества неравный доступ к ресурсам и воз награждениям является фундаментальным фактом» [Радаев, 1998: 225].

Богатство и бедность являются теми полюсами, между которыми разво рачивается целая гамма экономических действий, социальных кон фликтов и проблем. В то же время, экономическое неравенство в боль шей степени поддается измерению, чем, например, неравенство в обла сти продолжительности жизни и здоровья.

Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие Природа экономического неравенства также достаточно многооб разна. Но в целом причины, которыми оно вызывается, можно разде лить на две группы. Первая группа представляет собой целый ряд лич ностных характеристик людей, которые влияют на возможности получе ния того или иного уровня дохода и особенности потребления человека.

Среди них отметим пол и возраст, семейное состояние и стадию разви тия семьи, специфику потребностей и вкусов, способности и психоло гические черты, образование и т.д. Ко второй группе причин относятся особенности механизма распределения национального или мирового дохода и богатства, или прямая дискриминация, которые в неравной мере открывают доступ к ресурсам для различных групп населения. Поэ тому для того, чтобы установить истинные причины экономического неравенства, следует сравнить людей или их группы не только по пока зателям дохода или богатства, но и по самому широкому кругу социаль ных, демографических, географических и других характеристик.

Чрезмерные различия в материальных условиях и жизненных воз можностях оказывают прямое воздействие на то, кем люди могут стать и что они могут совершить, иными словами, на потенциал человека.

Экономическое неравенство неизбежная сторона общественной жизни, поскольку люди отличаются друг от друга по своим личностным харак теристикам и условиям жизнедеятельности. Но высокий уровень эконо мического неравенства, обусловленный несовершенством распредели тельных механизмов или дискриминацией, влечет за собой неравный доступ к ресурсам. В результате создаются разные возможности для развития у различных групп населения. «Беспрецедентному по своим масштабам и широте росту потребления в ХХ веке свойственна нерав номерность в распределении с массой недостатков и вопиющей неспра ведливостью» [UNDP, 1998a: 1]. Бедность – одна из ключевых проблем современности – приходится родной дочерью неравенству в доходах.

При крайних степенях неравенства может сложиться такая ситуация, что плоды экономического роста будут потребляться меньшей частью насе ления, в то время как уровень жизни большей части будет снижаться.

С точки зрения теории человеческого развития существует совокуп ность взаимосвязанных факторов, которые объясняют, почему понятие «неравенство» имеет большое значение для общества, а само явление вызывает негативные последствия. В Докладе за 2005 г. эти факторы были сведены в пять направлений [UNDP, 2005: 61–62]:

1. Социальная справедливость и мораль. Понятие о пределах человече ской обездоленности носит фундаментальный характер в большин стве обществ и систем общественных ценностей. Более двух столетий назад суть этих представлений была ярко выражена Адамом Смитом:

«Ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счаст ливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна».

2. Интересы бедных. Сама экономическая наука порождает сильные аргументы в пользу перераспределения доходов. В частности,

class='zagtext'> ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

закон убывающей полезности дохода объясняет, почему более эга литарное распределение дает больший эффект для человеческого развития. В этом случае при прочих равных условиях ускоренно прогрессируют бедные группы населения. Дополнительный дол лар в руках безземельного труженика Южной Азии или жителя трущоб Латинской Америки создает больший объем благосостоя ния, чем эквивалентная сумма в руках миллионера. Отдача от при роста дохода для здоровья, младенческой смертности и образова ния у богатых ниже, чем у бедных.

3. Рост и эффективность. Более равномерное распределение богат ства скорее ускоряет человеческое развитие, чем замедляет его.

Эта позиция обосновывается как эмпирическими свидетельства ми из опыта целого ряда стран (Япония, Тайвань, Швеция, Коста Рика и др.), так и теоретическими соображениями. Например, известный американский экономист Роберт Барро на основе ана лиза эмпирических данных по 98 странам мира за 1960–1985 гг.

показал, что в современном мире экономический рост зависит в первую очередь от накопленного человеческого капитала [Barro, 1997]. В эгалитарном обществе люди обладают бльшими образо вательными возможностями, и, следовательно, каждый из них обладает бльшим человеческим капиталом и вносит бльший вклад в экономическое развитие по сравнению с обществом с вы соким уровнем экономического неравенства. С другой стороны, сильное имущественное неравенство предполагает, что при любом данном уровне дохода бльшая часть трудоспособного населения не будет иметь доступа к кредиту, что ограничит в первую очередь развитие частной инициативы в мелком и среднем бизнесе. Опыт многих стран мира свидетельствует, что равенство в контексте справедливости и равенства возможностей содействует развитию человеческого капитала и экономическому росту.

4. Политическая легитимность. Крайние формы неравенства приво дят к ослаблению политической легитимности и коррозии институ тов власти. Когда политические институты рассматриваются в каче стве механизмов увековечивания несправедливых различий или выражения интересов элит, то это подрывает развитие демократии и создает условия для коллапса государства. Примеров этому имеет ся немало, например, в новейшей истории Латинской Америки.

5. Цели государственной политики. Большинство обществ рассматри вают сокращение бедности и устранение несправедливого нера венства в качестве важнейших целей государственной политики.

Неравенство в доходах и потреблении – мир в целом В качестве индикатора прогресса развития человека часто использу ются примеры сближения уровня социально экономических и демогра Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие фических показателей развитых и развивающихся стран. И действитель но, мир за последние три десятилетия сделал явный шаг вперед в обла сти развития человеческого потенциала в бедной части мира. Родив шийся сегодня в какой либо развивающейся стране ребенок может про жить на 20 лет дольше, чем ребенок, который родился в 1970 г. При этом в ряде развитых стран продолжительность жизни при рождении, хотя и увеличилась на меньшую величину, чем в бедных странах, но достигла фантастической отметки – 80 лет. Каждый год в течение последних двадцати лет, благодаря успехам в области иммунизации, удается спасти жизни более 3 миллионов детей в Африке, Азии и Латинской Америке.

На четверть сократилось число голодающих детей. Доля семей, прожи вающих в сельской местности и имеющих доступ к безопасной воде, увеличилась с 10 % почти до 60 %. Совокупный показатель охвата обуче нием в начальной и средней школе в развивающемся мире увеличился более чем в два раза.

Однако, масштабы достигнутых успехов сводит на нет сохранение зна чительного разрыва по уровню экономического развития между развива ющимися и развитыми странами. За период с 1970 по 2000 гг. темпы при роста и уровень доходов в большинстве развивающихся стран, несмотря на ускоренные темпы роста доходов в Китае и Индии, отставали от стран ОЭСР (таблица 8). Самые богатые государства продолжают оставаться глав ным сосредоточием мировой экономической активности. В начале XXI века на их долю приходилось примерно 80 % общемирового ВВП, мировой торговли, мировых внутренних сбережений и капиталовложений, конечно го потребления всех домашних хозяйств. Доля наиболее обездоленных 20 % населения мира составляет в общемировом валовом внутреннем продукте около 1,5 %, а по таким позициям, как мировая торговля, внутренние капи таловложения и сбережения по прежнему не превышает 1 %.

Таблица 7.3. Среднедушевой доход в основных регионах мира Источник: Dikhanov.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Глубину экономического неравенства в современном мире показы вает глобальная модель распределения доходов [Dikhanov, 2005]. Так, в 2000 г. среднедушевой доход в мире составил 5533 тыс. долларов США (с учетом ППС), медианный доход – 1700 долларов. Разница между ними указывает на концентрацию доходов на вершине пирамиды распределения благ: 80 % населения мира имеет доход ниже среднего.

Доход 10 % богатейшего населения в более чем 100 раз превышал дохо ды 10 % беднейшей части мирового населения. Это соотношение пре восходит аналогичные показатели в странах с большим уровнем эконо мического неравенства. Например, в Бразилии доходы 10 % богатых превосходят доходы 10 % бедных в 94 раза. Как видно из таблицы 7.4, уровень неравенства в мире за последние тридцать лет как минимум не сократился. Но, что примечательно, уровень неравенства в мире, измеренный с помощью коэффициента Джини, получается бльшим, чем в любой отдельно взятой стране, за исключением Намибии.

Таблица 7.4. Показатели глобального неравенства по доходам Медианный доход (ППС в долл. США) 1061 1144 1418 1700 Доля беднейших 20 % мирового на селения в ВВП мира Доля богатейших 20 % мирового на селения в ВВП мира Источник: Dikhanov. 2005.

Еще одной характеристикой масштабов неравенства в мире являют ся соотношение между среднедушевыми доходами различных социаль но экономических групп населения разных стран мира. Например, в США в качестве порога бедности домохозяйств, состоящих из одного человека, в 2004 году использовалась величина в 9645 долларов. Это число превышает среднедушевые доходы более чем 120 государств мира, включая Россию и другие республики бывшего СССР. Уровень доходов бедных в Японии – стране с эгалитарным распределением благ, по срав нению с США, – соответствует уровню доходов стран, входящих в тре тий десяток по показателю ВВП на душу населения (Южная Корея, Чили, Греция). Доход на душу населения беднейших 20 % населения в Японии в 130 раз превышает аналогичный показатель уровня жизни в Танзании.

Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие По существующим оценкам, почти 70 % неравенства в мировом мас штабе объясняется неравенством между странами, и только 30 % – нера венством внутри стран [Dikhanov, 2005: 34]. Воспроизведенный в мас штабах страны глобальный разрыв между бедными и богатыми был бы социально неприемлемым, политически неустойчивым и экономи чески неэффективным даже в таких отмеченных глубоким неравенством регионах, как Латинская Америка [UNDP, 2005: 44]. Обратной стороной столь значительного в мировом масштабе неравенства в доходах являет ся столь же высокий уровень неравенства в распределении богатства и потреблении. Богатые страны представляют собой общества изоби лия, в то время как на долю населения бедных стран приходятся в ос новном связанные с этим издержки.

Уровень неравенства по богатству выше, чем по доходам. В начале XXI века 2 % населения земли принадлежала более половины богатства всех домохозяйств мира1. В то же время половина жителей Земли не обла дает и 1 % богатства. Коэффициент Джини по богатству для стран мира был равен 0,89 и превышал соответствующий показатель по доходам при мерно на 25 %. Почти 90 % мирового богатства было сосредоточено в Ев ропе, Северной Америке и высокоразвитых странах Юго Восточной Азии. В Северной Америке 6 % мирового населения владеют 34 % богат ства всех домохозяйств мира. Среднестатистический взрослый америка нец обладает богатством, величина которого в денежном исчислении (с учетом ППС) равна 144 тыс. долларов США. Жители Японии в среднем даже богаче американцев: денежный эквивалент их богатства равен 181 тыс. долларов США. В то же время размер богатства у индийца более, чем в 100 раз меньше, и равен всего 1,1 тыс. долларов [Davies et al., 2006].

По данным журнала «Форбс» в феврале 2007 года верхушку мировой иерархии в распределении доходов и богатства возглавляли 746 имен с совокупным состоянием каждого от 1 млрд долларов и выше. Если предположить, что они имеют доходы на уровне 5 % от их активов, то их совокупный годовой доход составит 132 млрд долларов США, что пре вышает доход 500 млн беднейших людей на Земле.

На промышленно развитые страны, где проживает 20 % населе ния Земли, приходится 76 % мирового потребления. Сегодня чело век, родившийся в развитой стране, потребляет товаров и услуг, загрязняет окружающую среду в том же объеме, сколько это делают 30–50 человек из развивающихся стран. С 1950 года на долю промы шленно развитых стран приходится более половины прироста использования ресурсов, в то время как их доля в приросте мирового Речь идет об оценках богатства, накопленного в домохозяйствах в виде недвижимости, товаров длительного пользования, финансовых активов (банковские депозиты, ценные бумаги, пенсионные вклады, страховые по лисы и др.) за вычетом долговых обязательств.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

населения чуть превысила 10 %. Пятая часть населения мира, прожи вающая в странах с самым высоким уровнем дохода, или «золотой миллиард» потребляет 58 % мировых энергоресурсов, 65 % электро энергии, 87 % автомашин, 74 % телефонов, 46 % мяса и 84 % бумаги.

В то же время на ее долю приходится более 53 % общего объема выбросов углекислого газа, а на долю беднейшей пятой части миро вого населения – лишь 3 %.

В результате неравномерного распределения доходов и богатства, на фоне существования необычайно высокого уровня потребления в ря де стран неудовлетворенными оказываются базовые нужды значитель ной части населения мира, преимущественно из третьих стран. Около 850 миллионов человек страдают из за недостаточного питания, 880 миллионов лишены медицинской помощи, 885 миллионов взрослых людей неграмотны, а более 100 миллионов детей не посещают школу.

Таким образом, экономическое неравенство между странами сдержива ет развитие человеческого потенциала во всем мире.

Экономическое неравенство внутри стран Неравенство по уровню доходов и материальному благосостоянию внутри стран является первостепенным фактором в существовании глу боких диспропорций в человеческом развитии между богатыми и бед ными, мужчинами и женщинами, городом и деревней, между различны ми регионами и группами населения. В свою очередь экономическое неравенство не существует изолированно. Оно усиливается неравен ством в социально политической сфере: в доступе к образованию, к системе здравоохранения, к политическим институтам и др. В итоге складываются социальные механизмы и структуры, которые консерви руют сложившуюся систему распределения благ на протяжении жизни нескольких поколений.

Уровень экономического неравенства, согласно официальным дан ным, заметно варьируется при переходе от одного от региона мира к другому (таблица 8.5). Наиболее остро проблема неравенства стоит в странах Латинской Америки и ряде стран в Африке к югу от Сахары.

Так, в подавляющем большинстве латиноамериканских стран, коэффи циент Джини превышает 50 %, а в крупнейших из них – Мексике и Бра зилии – достигает соответственно 54,5 % и 58,5 %. Доля беднейших 10 % населения в национальном доходе в латиноамериканских странах в 40–70 раз меньше, чем богатейших 10 %. Намибия, Центрально Африканская республика и ряд других африканских стран по уровню неравенства превосходят латиноамериканский континент.

В Южной Азии и странах – членах Организации экономического сотрудничества и развития показатели неравенства намного ниже, чем в других регионах мира. В таких многонаселенных странах с невысоки среднедушевым доходом, как Индия, Пакистан, Бангладеш (более 20 % Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие мирового населения), коэффициент Джини на рубеже XX и XXI вв.

не превышал 33 %. Более равномерное распределение доходов приводит к тому, что бедная часть общества этих стран получает по величине те же или даже более высокие доходы, чем, например, бедняки в Бразилии.

При этом среднедушевой доход в Бразилии в 2,6 раза выше, чем в Ин дии и в 3,6 раза выше, чем в Пакистане.

Таблица 7.5. Неравенство по доходам в некоторых странах мира, Страны Джини фициент Нижние Второй Третий Четвертый Верхние Источник: World Bank Development Indicators. 2004.

Наиболее эгалитарными в смысле распределения доходов и богат ства являются скандинавские страны и страны Западной Европы (Австрия, Бельгия, Германия, Люксембург, Нидерланды). Коэффици ент Джини здесь меньше 30 %. Совокупный доход богатейших 10 % населения превышает аналогичный показатель беднейших 10 % не бо лее, чем в 8 раз. Когда то подобная «социалистическая» степень нера венства наблюдалась в странах Восточной Европы и СССР. Однако

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

в Западных странах, в отличие от СССР, население имело более высо кий уровень доходов, которые в условиях отсутствия товарного дефици та обеспечивали и более высокий уровень потребления. В этих условиях эгалитарная модель распределения свидетельствует о силе и многочи сленности среднего класса, который выступает в качестве оплота поли тической и экономической стабильности общества.

Более высокие показатели уровня неравенства зафиксированы нацио нальной статистикой в странах Южной Европы и англо саксонских стра нах (таблица 7.5). Однако, следует заметить, что государственная стати стика любого государства отличаются своими подходами к измерению величины доходов и неравенства. Если обратиться к результатам между народной системы обследований Люксембургского изучения доходов, которое проводится по единой методологии и репрезентативным выбор кам в 30 развитых странах мира, то разрыв по уровню неравенства между ними будет меньшим. Так, по результатам обследования в 2000 г., коэф фициент Джини в США и Великобритании был ниже, чем в официаль ной статистике – соответственно 36,8 % и 33,6 %, в то время как в Шве ции оценки из этих двух источников были практически равны [LIS, 2007].

Процесс перехода от плановой экономики к рыночному хозяйству вызвал существенные изменения в механизмах распределения доходов и богатства в бывшем социалистическом лагере. При этом в наиболее благополучных странах (Словения, Словакия, Чехия, Венгрия) уровень неравенства не изменился или повысился незначительно (рисунок 7.4).

Экономическое неравенство заметно увеличилось в других странах Вос точной Европы, в Китае, Монголии, Вьетнаме и в большинстве бывших советских республиках. В результате значительная часть населения этих стран оказалась за чертой бедности, в то время как ежегодные доходы другой, немногочисленной, части (по разным оценкам – от 1 % до 10 % населения, в зависимости от страны) сопоставимы со среднедушевыми доходами наиболее богатых странах мира.

Более того, в 2006 году среди 746 богатейших людей мира 53 челове ка – из бывшего соцлагеря, в том числе 4 представляли Казахстан, 3 – Украину, 3 – Польшу, 1 – Чехию, 8 – Китай, остальные 34 – Россию.

По оценкам журнала «Форбс», совокупный объем их богатства был равен 200 миллиардам долларов. Эта величина превышает совокупную величину валового внутреннего продукта, производимого ежегодно во всех республиках бывшего СССР, за исключением России в первой половине 2000 х гг. При этом следует заметить, что рост неравенства является обратной стороной глубокого экономического кризиса, пора зившего эти государства. Наиболее высокие темпы прироста ВВП в странах с переходной экономикой наблюдались именно там, где уро вень неравенства был ниже – в Чехии, Словакии, Словении.

Однако, в терминах богатства масштабы экономического неравен ства становятся значимыми и в странах с эгалитарным распределением доходов. Так, 10 % домохозяйств владеет в Германии 44,4 % богатства всего населения страны, в Канаде и в Индии – 53 %, в Швеции – почти 60 %. В странах с менее эгалитарным распределением, таких как США и Китай, на долю 10 % населения приходится соответственно 69,8 % и 41,4 % совокупного богатства домохозяйств [Davies et al., 2006].

Неравенство и индекс развития человеческого потенциала ИРЧП измеряет уровень благополучия «среднего» человека в каждой стране. Но он не отражает одного очевидного факта – наличия неравен ства. Достижения в области контроля над ресурсами, долголетия и обра зования в любой стране должны быть отличными в различных группах населения, в зависимости от уровня их материального благосостояния, расовой, этнической и половой принадлежности, месте проживания и других факторах, определяющих уровень социального и экономическо го неравенства в стране. Причем, чем выше уровень неравенства в стране, тем менее информативным оказывается общий показатель ИРЧП.

Рисунок 7.4. Коэффициент Джини в странах Восточной Европы 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Источник: UNICEF. TransMONEE Database. 2006; для России – данные Росстата.

В 2006 году группа исследователей предприняла попытку оценить национальные значения ИРЧП по квантилям доходных групп населе ния [Grimm et al., 2006]. Для этого были выбраны 13 развивающихся и 2 развитые страны, в которых доступна необходимая информация для оценки всех компонент индекса для каждой квантили. Полученные результаты показали наличие существенных различий в области разви

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

тия человеческого потенциала в разных доходных группах населения развивающихся стран (таблица 7.6). В Гвинеи, Буркина Фасо, Замбии и на Мадагаскаре ИРЧП у 20 % самых богатых в 2 раза выше, чем у 20 % самых бедных; в Боливии, Камеруне, Никарагуа, Кот Д’Ивуаре, Мозам бике и Южной Африке – на 50–65 %. В Индонезии, Колумбии и Вьет наме эта разница заключена в интервале от 30 % до 50 %. В развитых странах (Финляндия и США) ИРЧП бедных отличается от ИРЧП бога тых не столь значительно. Частично это объясняется тем, что дифферен циация по доходам там проявляется столь существенно, как в развиваю щихся странах, в различиях по продолжительности жизни и уровню образования квинтильных групп.

Таблица 7.6. Места беднейшего и самого богатого квинтилей некоторых

ИРЧП ИРЧП

(1998/2000) Источник: Grimm M., Harttgen K., Klasen S., Misselhorn M. A human development index by income group. Human Development Report Office. Occasional Paper. 2006/7.

Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие Наглядно оценить разрыв в уровне ИРЧП внутри стран позволяет определение рейтинга каждой из выделенных групп населения в гло бальной иерархии индекса развития человеческого потенциала. Так например, в США богатейшие 20 % населения находятся на вершине достижения развития человека, в то время как в рейтинге ИРЧП 2005 г. беднейшая квантиль находилась на 48 м месте рядом с Коста Рикой, Латвией и Кубой. В Южной Африке показатель развития самой богатой квантили населения находится на 30 м месте мировой класси фикации между Южной Кореей и Чехией, в то время как беднейшая часть общества опустилась на 100 е место до уровня Ботсваны, Лаоса и Пакистана.

Неравенство в России Россия очень быстро – фактически за три года отказалась от эгали тарной «советской» модели распределения доходов. Формирование новой модели распределения, сопровождавшееся быстрым имуществен ным расслоением общества, произошло, как и в других бывших союз ных республиках, в 1991–1994 годах. По оценкам Росстата, за этот период коэффициент концентрации доходов (индекс Джини) вырос с 28,9 % до 41,2 %. Разрыв в денежных доходах между крайними дециль ными группами увеличился с 7,5 до 21,5 раз. В последующие годы, согласно данным государственной статистики, уровень неравенства ста билизировался (рисунок 7.4). Однако, согласно некоторым альтернатив ным оценкам – Левада Центр (до 2003 г. ВЦИОМ), Российского мони торинга экономического положения и здоровья (RLSM), Всемирного Банка и др. – имущественное расслоение стало нарастать в последние годы существования Советского Союза. Уже в 1992 г. коэффициент Джини приблизился к 40 %. В последующие два года он устремился к отметке 50 %, а коэффициент фондов превысил величину 20 (таблица 7.7).2 Но, несмотря на расхождения, все имеющиеся оценки показыва ют, что в настоящее время по уровню неравенства Россия (наряду с большинством других восточноевропейских стран и бывших союзных республик) заняла промежуточное место между индустриально развиты ми и латиноамериканскими странами.

Различия в имеющихся оценках объясняются (1) разными источника ми данных; (2) определениями доходов; (3) методами оценки уровня дохо дов (с использованием разных шкал или эквивалентности или без них).

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Таблица 7.7. Степень неравенства в распределении доходов, согласно данным Росстата и альтернативным оценкам, Россия население Первые (с наи ходами) 20% Третьи 20% 17,6 15,2 15,1 15,2 14,6 15,2 13,5 18.5 14,9 14, Четвертые 20% 26,5 23 21,9 22,7 21,2 22,3 21,6 23.3 22,2 20, Пятые (с наи большими до 38,3 46,3 46,7 46,4 49,3 48,1 48,0 33.6 48,7 51, ходами) 20% Коэффициент 28,9 41,2 39,5 40,5 39,5 44,7 43,4 23.8 43,6 45, Джини фондов Источники: Росстат; LIS; Winder; World Bank.

Рост уровня экономического неравенства в России, как и в других странах с переходной экономикой, обусловлен действием двух групп фак торов [Суринов, 2002: 188]. Первая группа факторов связана с созданием новых рыночных механизмов и функционированием новых социальных институтов, которые в корне изменили распределительные отношения в обществе. Среди этих факторов следует выделить приватизацию и развитие частного сектора экономики, либерализацию цен, зарплаты, торговли, либерализацию финансовых рынков, изменения в налоговой системе и системе социальной защиты населения. Но сверхбыстрый рост дифференциации доходов и богатства в первые годы реформ является скорее результатом ошибок в процессе приватизации бывшей государ ственной собственности и либерализации экономики, главная из кото рых состояла в том, что не учитывалась социальная составляющая этих преобразований. Один из известных отечественных экономистов назвал эти годы «периодом полного хаоса в распределении доходов» [Можина, 2001: 87]. Социальной безыдейности в распределении благ удалось избе жать в Чехии, Словакии, Словении, отчасти в Венгрии. Вплоть до начала 2000 х гг. перераспределению богатства в пользу высокодоходных групп населения России способствовали инфляция и рост цен. Им же достава лась и бльшая часть рентных доходов. В немалой степени росту неравен ства способствовали развитие теневого сектора экономики и коррупция, которая проникла практически во все эшелоны власти.

Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие Одним из факторов усиления имущественного расслоения в пере ходный период является привилегированное по величине доходов поло жение занятых в быстро распространившемся частном секторе. Даже по достаточно сдержанным оценкам ВЦИОМ, других социологических служб и экспертов, за 1990 е гг. уровень оплаты труда в нем превышал заработки занятых в государственном секторе как минимум в 1,5–2 ра за. И это притом, что часть заработков в частном секторе вручалась «в конвертах» и не попадала в статистическую отчетность. По данным RLSM, в 1996 году уровень доходов от предпринимательской деятельно сти был в среднем в 2,2 раза выше зарплаты работающих по найму.

В те же годы социальные трансферты, вопреки требованиям социаль ной справедливости, распределялись относительно равномерно, а не ад ресовались неимущим слоям населения. Эта ситуация была исправлена в 2000 х гг. Однако, в отличие от развитых стран, сложившаяся в России налоговая система с единой ставкой подоходного налога 13 % не выпол няет прогрессивных функций, т.е. не перераспределяет часть доходов богатых в пользу бедных. Она является, по сути, примером регрессивной налоговой системы. Необходимо отметить, что и в советский период налоговую систему нельзя было назвать прогрессивной [Milanovich, 1997].

Вторая группа включает факторы, которые определяют существова ние экономического неравенства в любом современном обществе.

Но в переходный период действие этих факторов было усилено действи ем факторов первой группы. В результате реструктуризации экономики и ослабления роли государства в сфере распределительных отношений, демографических изменений (увеличение доли пожилого населения) усилилась дифференциация доходов по отраслям, субъектам Россий ской Федерации, между квалифицированными и неквалифицирован ными работниками, городской и сельской местностью, между полами и между различными типами домохозяйств.

Важнейшим фактором роста экономического неравенства является увеличение дифференциации заработной платы и предпринимательско го дохода по отраслям экономики. Коэффициент Джини по оплате труда вырос за переходный период на бльшую величину, чем по денеж ным доходам. По данным выборочных обследований Росстата, его вели чина в 2001 г. достигла максимума в 50,8 %. Коэффициент фондов при этом приблизился к 40. По оценкам Б. Милановича, рост уровня нера венства по доходам в России за 1989–1994 гг. на 75 % объяснялся ростом неравенства по оплате труда [Milanovich, 1997: 48]. Наряду с ро стом различий в оплате труда между частным и государственным секто ром заметно усилились различия между отраслями. Вместе с тем, меж отраслевые различия в оплате труда унаследовали в себе некоторые черты советского прошлого. В частности, заметную часть малообеспе ченного населения страны составляют работники социальной сферы (здравоохранение, образование, наука, легкая промышленность, сель ское хозяйство). Так, если в 1985 г. уровень оплаты труда работников

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

сельского хозяйства составлял 92 % от средней по народному хозяйству, работников образования – 78 %, работников финансовой системы – 96 %, работников топливной промышленности – 159 %, то в 2005 г. эти цифры соответственно были равны 42,6 %, 63,6 %, 262 % и 274,2 %.

Свой вклад в увеличение неравенства вносит усиление внутриотра слевой дифференциации оплаты труда. Причем здесь наибольшие раз личия наблюдаются внутри финансовой сферы, где в 1997 г. средняя заработная плата 10 % наиболее оплачиваемых работников превышала зарплату 10 % наименее оплачиваемых работников почти в 28 раз, а в 2005 г. – в 33 раза. Чуть ниже уровень внутриотраслевой дифференци ации оплаты труда в оптовой и розничной торговле, топливной промы шленности, электроэнергетике, металлургии. В то же время, к позитив ным переменам следует отнести отход от уравнительной модели оплаты труда советского периода. Ныне специалисты высшей квалификации в своей отрасли (на своем предприятии) получают в среднем в 1,5–3 ра за бльшую зарплату, чем работники низкой квалификации.

Изменения на рынке труда по разному отразились на заработках отдельных половозрастных групп населения. В дореформенные годы наи более высоким уровень зарплаты был в возрастах старше 40 лет, что отража ло зависимость уровня оплаты труда от приобретенного опыта и квалифи кации. Новые экономические реалии поставили поколения «отцов и детей»

в разные условия. Быстроразвивающийся частный сектор в новых условиях хозяйствования, а также сравнительно новые и быстро модернизирующие ся отрасли экономики и предприятия в 1990 х гг. привлекали к себе в боль шей степени молодое трудоспособное население. Все это обусловило отно сительное улучшение в сфере доходов положения лиц в возрасте 25–39 лет с высоким образовательным статусом. Эти поколения, постарев на 10 лет, остаются лидерами по доходам и богатству во второй половине 2000 х гг.

В ходе рыночных преобразований не произошло существенных изменений в соотношении между доходами и заработками мужчин и женщин. В 1989 г. зарплата женщин составляла примерно 70 % от зар платы мужчин [Госкомстат СССР, 1990], по данным микропереписи населения 1994 г. – порядка 65 %. В начале XX века, по данным RLMS и Росстата, эта величина составляла 60–65 %. Рост гендерных различий в области оплаты труда обусловлен, в частности, растущей межотрасле вой дифференциацией в пользу «мужских» отраслей, более интенсив ным перемещением мужчин в частный сектор экономики. Разница в за работках мужчин и женщин, как правило, объясняется неравенством в распределении мужчин и женщин по отдельным профессиям и отра слям (горизонтальной сегрегацией), неравенством в заработной плате в рамках профессий и видов деятельности (вертикальной сегрегацией) и низкой оценкой той работы, которой занимаются женщины [Рощин, 2003]. При оценке гендерного разрыва по доходам следует учитывать, что, во первых, мужчины в большей степени имеют вторую работу, и при прочих равных условиях получают там бльшую заработную плату, чем женщины [Рощин, Разумова, 2002]. Во вторых, уровень пен сий в старших возрастах, как показывают результаты различных обсле дований, у мужчин выше, чем у женщин [Денисенко, 2003].

Прямым следствием увеличения неравенства в доходах и располага емых ресурсах является увеличение неравенства в возможностях. В 2005 г.

доля беднейшего квинтиля в расходах на конечное потребление населе ния в 6 раз меньше богатейших 20 %. Особенно значительны различия – в 19 раз – по расходам на непродовольственные товары (таблица 7.8).

В структуре расходов беднейшей части населения примерно 65 % занима ют траты на продукты питания и жилье, в то время как у богатейших 20 % – порядка 34 %. Бльшая часть всех ежегодно откладываемых сбере жений – 60 % – принадлежит богатейшей квинтили, и только 2,5 % – бед нейшей пятой части российского общества. Все выше приведенные раз личия выражаются в разной имущественной обеспеченности децильных групп населения (таблица 7.9). Преимущество богатых слоев проявляется, прежде всего, в наличие автомобилей, персональных компьютеров.

Таблица 7.8. Распределение расходов на конечное потребление по 20 % ным группам населения, 2005 г. (в процентах) хозяйства В том числе по 20 процентным группам обследуемого населения:

Первая (с наименьши ресурсами) Пятая (с наибольши ресурсами) раз Источник: Росстат. Социальное положение и уровень жизни населения России 2006. М., 2006.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Низкие доходы, недостаточное бюджетное финансирование систем здравоохранения и образования с их одновременной, порой вынужден ной, коммерциализацией приводит к неравенству в количестве и каче стве получаемых услуг в этих важнейших для человека сферах жиз необеспечения. Выбор школы, вуза, врача, лекарств, методов и места лечения часто определяется уровнем дохода пациента.

Таблица 7.9. Наличие предметов длительного пользования в домашних хозяйствах различных доходных групп, 2005 г.

(по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств, на 100 домохозяйств, штук) хозяйства Домашние хозяйства по 10 процентным группам обследуемого населения:

Первая (с наимень мыми ресурсами) Десятая (с наиболь мыми ресурсами) Источник: Росстат / Социальное положение и уровень жизни населения России 2006. М., 2006.

Одним из главных результатов развития России в 1990 е гг. – период жестокого экономического спада – явилось появление значительной прослойки бедного населения, в которую вошла часть среднего класса (учителя, врачи, ученые). И если потребительские стандарты богатых соответствуют потребительским стандартам средних и высших классов развитых стран, то бедные и средние слои общества далеки от потреби тельских стандартов аналогичных групп населения в этих странах. Борь ба с бедностью – одна из главных задач российского общества.

Глава 7. Уровень жизни, неравенство и человеческое развитие Бедность Бедность – одна из главных глобальных проблем, которая продол жает оставаться нерешенной, несмотря на значительные успехи в эко номическом развитии за последние десятилетия. Бедность является одним из главных препятствий на пути расширения возможностей чело века. В настоящее время около миллиарда человек из разных стран мира страдают от нищеты и недоедания. Поэтому не случайно борьба с край ними формами бедности названа первой в списке главных целей разви тия, сформулированных в Декларации тысячелетия, принятой 189 госу дарствами – членами Организации Объединенных Наций на Cаммите тысячелетия в сентябре 2000 года.

В 1960–1970 х гг. широко была распространена точка зрения, что бурный экономический роста автоматически решит проблему бедности.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |


Похожие работы:

«А.И. Шершевская Ижевск 2010 Федеральное агентство по образованию ГОУВПО Удмуртский государственный университет Институт искусств и дизайна. А.И. Шершевская Перспектива Учебно-методическое пособие Ижевск 2010 УДК ББК А.И. Шершевская. Перспектива: Учебно-методическое пособие. Ижевск: Рекомендовано к изданию учебно-методическим советом УдГУ.: Издательство Удмуртский университет, 2010. 50 с., ил. УДК ББК Учебно-методическое пособие предназначено для студентов специальности 0308- Изобразительное...»

«ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ДИСЦИПЛИНА 14.01.20 – анестезиология и реаниматология (Медицинские науки) Цикл дисциплин (по учебному плану) ОД.А.03 – Специальные дисциплины отрасли науки и научной специальности Курс 2 Трудоемкость в ЗЕТ 2 Трудоемкость в часах 72 Количество аудиторных часов на 30 дисциплину В том числе: Лекции (часов) 12 Практические занятия (часов) 18 Количество часов на 42 самостоятельную работу Рабочая программа дисциплины анестезиология и реаниматология (ОД.А.03) составлена на основании...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИТЕКТУРНОСТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Г.М. ЗАГИДУЛЛИНА, М.Ш. ХУСНУЛЛИН, Л.Р. МУСТАФИНА, Е.В. ГАЗИЗУЛЛИНА ПРАКТИКУМ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ Допущено УМО по образованию в области производственного менеджмента в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 080502 Экономика и управление на предприятии строительства КАЗАНЬ УДК ББК 65.31;65.9(2)...»

«Стр 1 из 255 7 апреля 2013 г. Форма 4 заполняется на каждую образовательную программу Сведения об обеспеченности образовательного процесса учебной литературой по блоку общепрофессиональных и специальных дисциплин Иркутский государственный технический университет 130201 Геофизические методы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых Наименование дисциплин, входящих в Количество заявленную образовательную программу обучающихся, Автор, название, место издания, издательство, год издания...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Основная образовательная программа бакалавриата, реализуемая вузом по направлению подготовки 140800 Ядерные физика и технологии и профилю подготовки Радиационная безопасность человека и окружающей среды 1.2. Нормативные документы для разработки ООП бакалавриата по направлению подготовки 140800 Ядерные физика и технологии. 1.3. Общая характеристика вузовской основной образовательной программы высшего профессионального образования (бакалавриат) по направлению...»

«ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОЙ МАТЕМАТИКИ И МЕХАНИКИ CАНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИПММ — УЧЕБНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ИНСТИТУТ ОБРАЗОВАН НА БАЗЕ МЕХАНИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИХ КАФЕДР ФИЗИКО-МЕХАНИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА. 2 Институт прикладной математики и механики ОГЛАВЛЕНИЕ Приветствие директора Общая информация об Институте ГОД ОСНОВАНИЯ Структура и подразделения Института Образовательные программы ПРЕЕМНИК ФИЗМЕХА,...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №28 УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПРЕПОДАВАНИЕ КУРСА ОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕХНОЛОГИИ МОДУЛЬНО-РЕЙТИНГОВОГО ОБУЧЕНИЯ Автор работы: Зиновьева Татьяна Владимировна, учитель высшей категории г. Кемерово Кемерово 2010 Содержание Введение... 3 Теоретические подходы к организации модульно-рейтингового обучения. 7 Использование модульно – рейтингового технологии на базе профильного обучения.. Преподавание...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ 1. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ, ЕЕ МЕСТО В СТРУКТУРЕ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ 2. КОМПЕТЕНЦИИ ОБУЧАЮЩЕГОСЯ ФОРМИРУЕМЫЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ – ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ 3. ОБЪЕМ ДИСЦИПЛИНЫ И ВИДЫ УЧЕБНОЙ РАБОТЫ 4. СОДЕРЖАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ 4.1. Лекционный курс 4.2. Практические занятия 4.3. Самостоятельная внеаудиторная работа студентов 5. МАТРИЦА РАЗДЕЛОВ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ И ФОРМИРУЕМЫХ В НИХ ОБЩЕКУЛЬТУРНЫХ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ 5.1. Разделы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный минерально-сырьевой университет Горный УТВЕРЖДАЮ Ректор профессор В.С. Литвиненко ПРОГРАММА вступительного испытания при поступлении в магистратуру по направлению подготовки 18.04.01 ХИМИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ по магистерской программе Химическая технология природных энергоносителей и углеродных материалов Санкт-Петербург Программа...»

«Терапевтическая стоматология: учебник. В 3 ч. Часть 1. Болезни зубов, 168 страниц, Под ред. Е.А. Волкова, О.О. Янушевича, 597042286X, 9785970422861, ГЭОТАР-Медиа. Учебник предназначен студентам стоматологических факультетов медицинских вузов, а также будет полезен врачам-стоматологам, слушателям факультетов последипломного образования. Опубликовано: 2nd July 2008 Терапевтическая стоматология: учебник. В 3 ч. Часть 1. Болезни зубов СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cpsxIX Реабилитация после переломов и...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный технический университет – УПИ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина Нижнетагильский технологический институт (филиал) ЭКОНОМИКА ПРЕДПРИЯТИЯ СБОРНИК ЗАДАЧ Нижний Тагил 2010 УДК 331 ББК У9(2)290-21 Э40 Составитель О. Н. Баркова Научный редактор: доцент, канд. экон. наук М. М. Щербинин Экономика предприятия [Электронный ресурс] : сб. задач / сост. О. Н. Баркова. – Нижний Тагил : НТИ (ф)...»

«1 Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Горно-Алтайский государственный университет Юридический факультет Учебная, производственная и предквалификационная практика студентов экономико-юридического факультета (Уголовно-правовой профиль) Методические рекомендации Горно-Алтайск 2014 г. 2 Содержание 1. Положение о практике студентов..3 2. Пояснительная записка..11 3. Цели, задачи и место прохождения учебной (ознакомительной),...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ ЗАОЧНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Институт коммерции, менеджмента и инновационных технологий Кафедра Менеджмента ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ИЗУЧЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ КУРСОВОЙ РАБОТЫ 4 и 4* курса заочной формы обучения специальностей 080507– Менеджмент организации Москва 2010 г. 2 Составители: доцент Гужин А.А., доцент Гужина Г.Н., доц. Кораблина Л.Е. Организационное поведение: Методические рекомендации по выполнению курсовой работы /...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Смоленский государственный университет Факультет управления Кафедра социологии Фоменков А.И. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ОЧНОЙ И ЗАОЧНОЙ ФОРМ ДБУЧЕНИЯ Смоленск 2007 ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Выписка из Государственного образовательного стандарта профессионального высшего образования. 2. Пояснительная...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тихоокеанский государственный университет Институт экономики и управления Кафедра Экономической кибернетики Методические указания к выполнению контрольных, курсовых работ По дисциплине Базы данных Для специальности 080801.65 Прикладная информатика в экономике очной и заочной форм обучения Методические указания разработаны в соответствии с составом УМКД Методические указания...»

«№ Предмет Название Аннотация Год Издательство Кол-во п/п издания экземпляров 1 алгебра Алгебра 7-11 кл. Электронный учебник-справочник поможет: 2000 Дрофа 1 - разобраться в основных алгебраических понятиях; - научиться строить графики функций, выполнять алгебраические преобразования и уверенно решать задачи. Издание адресованно учащимся старших (7-11) классов и абитуриентов 2 алгебра Алгебра и начала Система пошагового интерактивного решения задач. 2003 Просвещение анализа. 10-11 кл. Редактор...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ПИРОГОВА МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава России) УТВЕРЖДАЮ Декан медико-биологического факультета, профессор _ Ю.В.Балякин 2013г. ПРОГРАММА ЭЛЕКТИВНОГО КУРСА ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЙ ТЕРАПИИ ЛЕЙКОЗОВ – ПУТЬ К...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тихоокеанский государственный университет ТЕХНОЛОГИЯ СТРОИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И ПОЛОЖЕНИЯ Методические указания к практическим занятиям для студентов строительных специальностей специалитета направлений 271101.65 Строительство уникальных зданий и сооружений, 151701.65 Проектирование технологических машин и комплексов и...»

«УДК 338 Кадровый инновационный потенциал в системе инновационного потенциала организации Д-р экон. наук Макарченко М.А., Лопатин Д.А. lopatin@front.ru Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет ИТМО Институт холода и биотехнологий В статье рассматривается структура инновационного потенциала организации. Авторы вводят понятие кадрового инновационного потенциала, определяют его структуру и взаимосвязь с инновационным потенциалом. Ключевые слова: инновационный потенциал,...»

«Березовское муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Детская школа искусств № 2 Предметная область ПО.02. ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ИСКУССТВ ПРОГРАММА по учебному предмету ПО.02.УП.03. ИСТОРИЯ ХОРЕОГРАФИЧЕСКОГО ИСКУССТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ ХОРЕОГРАФИЧЕСКОГО ИСКУССТВА ХОРЕОГРАФИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО г. Березовский, 2014 г. 1 Разработчик: Вахрушева О.А., заведующая хореографическим отделением Березовского...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.