WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«УДК 343.13(075) ББК 67.629.3я73 У26 Авторы: А. С. Барабаш, Л. В. Майорова, А. Д. Назаров, Н. Г. Стойко, А. С. Шагинян, И. А. Шевченко Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине Уголовнопроцессуальное право ...»

-- [ Страница 3 ] --

Суд может допустить в качестве защитника и лицо, не являющееся адвокатом, – одного из близких родственников, перечень которых указан в п. ст. 5 УПК РФ, а также любое лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Указанные лица допускаются к участию в качестве защитников в суде наряду с адвокатом. При производстве у мирового судьи в качестве защитника может участвовать любое лицо. Об этом судья выносит постановление. Судья должен учесть, в какой мере данное лицо действительно может осуществлять защиту, обладает ли оно для этого необходимыми знаниями.

УПК РФ устанавливает общее правило – участие защитника по всем делам, если подозреваемый, обвиняемый сам не отказался от защитника. Если защитник не приглашен подозреваемым, обвиняемым или иными лицами по их просьбе, дознаватель, следователь, прокурор, судья (суд) осведомляются у него о желании иметь защитника и при необходимости принимают меры к его назначению.

Закон, устанавливая случаи обязательного участия защитника в деле, обеспечивает дополнительными гарантиями право на защиту тех лиц, которые в большей степени в этом нуждаются: лиц, которым в силу различных причин затруднительно самостоятельно осуществлять свою защиту, и лиц, которым грозит самое суровое наказание из предусмотренных уголовным законом. Кроме того, обязательное участие защитника выравнивает в судебном разбирательстве возможности обвинения и защиты. Если в указанных случаях производство по делу осуществляется без участия защитника, то это рассматривается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

Защитник – самостоятельный субъект процессуальных отношений. Он не зависит от незаконных и необоснованных притязаний обвиняемого, подозреваемого. Отрицание обвиняемым предъявленного обвинения не порождает обязанность защитника доказывать его невиновность, если защитник считает, что такая позиция явно противоречит обстоятельствам дела, установленным при полном, всестороннем, объективном их исследовании. ОднаУголовно-процессуальное право. Учеб. пособие

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем ко в этой ситуации защитник не вправе признать вину обвиняемого, подозреваемого доказанной.

Защитник обязан использовать в соответствии со своей функцией все указанные в законе средства и способы защиты, активно защищать права и законные интересы обвиняемого, подозреваемого, но он не собирает доказательства.

Уголовный процесс учитывает не только интересы обвиняемых в совершении преступления, но в не меньшей мере и достаточно серьезно должен учитывать интересы пострадавших от преступления. Более того, законодатель провозгласил назначением всего уголовного судопроизводства защиту лиц и организаций, потерпевших от преступления, наряду с защитой личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч.1 ст. 6 УПК РФ).

Причем права и свободы потерпевшего (как и обвиняемого) не только защищаются в результате процесса, но и охраняются во все время его течения путем разъяснения судом, прокурором, следователем, дознавателем его прав, обязанностей и ответственности, а также обеспечивается возможность осуществления этих прав (ч.1 ст. 11 УПК). К тому же ряд положений уголовного судопроизводства, закрепленных в гл. 2 УПК, имеют прямое гарантирующее значение и для пострадавшего (обращены к нему): уважение чести и достоинства личности (ст. 9), неприкосновенность личности (ст. 10), неприкосновенность жилища (ст. 12), тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13), язык уголовного судопроизводства (ст. 18), право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19).

Право потерпевшего на участие в деле (ст. 22 УПК) признается существенным и конкретизируется в непосредственных правах, позволяющих реально влиять на ход и результаты производства по делу (ч. 2 ст. 42 УПК), в том числе и через примирение с обвиняемым (ч. 2 ст. 20, ст. 25 УПК).

Одновременно с этим пострадавшему гарантируется возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, по иску (ч. 3 ст. 42; ч. ст. 44 УПК). Допускается также заявление гражданского иска в целях компенсации морального вреда (ч. 4 ст. 42, ч. 1 ст. 44 УПК).

Таким образом, законодатель задает правоприменителю цели, совокупность которых образует область уголовной политики, именуемую нередко стратегией участия жертвы преступления в деле или ориентации правосудия на ее нужды. Речь идет о следующих нуждах:

– гуманном обращении со стороны органов уголовной юстиции;

– социальной и психологической поддержке;

– государственной или общественной компенсации вреда, причиненного преступлением;

– непосредственном взыскании (получении) ущерба с (от) обвиняемого (преступника);

– наказании причинителя вреда;

– достижении примирения с обвиняемым (преступником);

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем – процессуальной активности и равноправии.

Отношение к институту потерпевшего неоднозначно и в науке, и на практике. В числе основных проблем можно назвать следующие:

– к потерпевшему относятся как к объекту для выявления истины в уголовном деле, а к его интересам – как к второстепенным при принятии процессуальных решений;



– органы уголовной юстиции «крадут» права потерпевшего, реально замещая его в процессе;

– отношение процессуальных властей к потерпевшему характеризуется равнодушием, недоверием, сомнением и ведет к его вторичной виктимизации, причиняя ему психологический, моральный, социальный вред;

– возмещение ущерба, причиненного преступлением, рассматривается органами уголовной юстиции лишь в плане карательного воздействия на обвиняемого, оставляя без внимания притязания потерпевших на компенсацию и примирение.

Разделяете ли вы указанное выше? Объясните свою позицию.

Согласно ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред.

Детальная регламентация в законе всех вопросов, касающихся потерпевшего, в частности, – кто, при каких условиях и в каком порядке должен признаваться потерпевшим, имеет огромное значение не только для науки уголовного процесса, но и для практики. Лицо, уполномоченное законом выносить постановление (определение) о признании лица потерпевшим, не должно теряться в догадках: следует ли признавать данное лицо потерпевшим или нет. А ведь неправильное решение этого вопроса приводит к негативным последствиям: если потерпевшим признано лицо, которое в действительности не было жертвой преступления, то в процессе появляется ненадлежащий субъект. С другой стороны, если лицо, пострадавшее от преступления, не будет признано потерпевшим, то оно лишается возможности защищать свои нарушенные права и законные интересы, поскольку не может воспользоваться теми правами, которые закон предоставляет потерпевшему как участнику уголовного процесса. В результате таких неправильных решений возникают большие затруднения в выполнении задач, возложенных на уголовное судопроизводство.

Обратите внимание на редакцию ст. 42. Она достаточно категорична.

Потерпевшим признается лицо, которому причинен один из видов вреда. Такая категоричность может дать основание для вывода, что лицо может быть признано потерпевшим только в том случае, когда вред установлен, а о том, что он установлен можно говорить только тогда, когда закончено судебное разбирательство и постановлен приговор. Правилен ли такой вывод? Если вы так не считаете – предложите иную редакцию ст. 42. Работая над ней, кроме того, ответьте на следующие вопросы: как быть в ситуации, когда в силу разных причин вред реально не причинен, но законные интересы лица были реально поставлены под угрозу причинения вреда; кем должны признаваться в

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем процессе родственники погибшего в результате преступных действий, если им реально не причинен вред.

Работая над этим материалом, обратите внимание на то, что в настоящее время потерпевшим может быть признано и юридическое лицо.

Разновидностью потерпевшего как процессуальной фигуры является частный обвинитель. Частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, ч. ст. 129 и ст. 130 УК (дела частного обвинения), и поддерживающее обвинение в суде (ч. 1 ст. 43 УПК). Частным обвинителем может быть потерпевший или его законный представитель, а также представитель.

Лицо становится частным обвинителем с момента принятия судом заявления к своему производству.

Частный обвинитель в судебном разбирательстве обладает почти тем же объемом прав, что и потерпевший, но в то же время у него есть и специфичные (по содержанию или последствиям реализации) права:

– представлять доказательства, участвовать в их исследовании, излагать свое мнение суду по существу обвинения, о применении уголовного закона к подсудимому и назначении ему наказания;

– изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту;

– отказаться от обвинения. В этом случае уголовное дело прекращается.

Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного или морального вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ч. 1 ст. 44 УПК).

Гражданский иск – это заявленное в ходе досудебного производства по уголовному делу требование физического или юридического лица о возмещении ему имущественного вреда, причиненного преступлением, или об имущественной компенсации морального вреда к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за его действия. Значение гражданского иска заключается в том, что данный институт позволяет незамедлительно, без направления материалов в суд, осуществляющий гражданское или арбитражное производство, в ходе уголовного процесса принять судебное решение о возмещении причиненного преступлением вреда, изложить его в приговоре и требовать от органов расследования и суда обеспечения заявленного иска, а при возможности – немедленного возмещения причиненного вреда. Основанием для гражданского иска является факт причинения преступлением имущественного вреда. Имущественная компенсация морального вреда исчисляется и осуществляется в денежном выражении. Иск считается заявленным правомерно лишь при наличии прямой причинной связи между вредом и событием преступления.

Гражданский иск выражается в исковом заявлении лица, которому причинен имущественный или моральный вред. При этом исковые требования о возмещении различных видов вреда могут быть представлены как совместно, так и раздельно. Физические и юридические лица в равной степени

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем имеют право заявить иск и быть признанными гражданскими истцами. Потерпевший, признанный гражданским истцом, совмещает два процессуальных положения и использует процессуальные права как первого, так и второго. Форма и содержание искового заявления регламентируются гражданскопроцессуальным законодательством.

Закон устанавливает временные пределы для заявления иска – он может быть подан с момента возбуждения уголовного дела до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 44 УПК). Это обусловлено необходимостью установления оснований и размеров вреда и суммы возмещения, в том числе путем проведения следственных, судебных и процессуальных действий. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Гражданский иск, если этого требует охрана интересов несовершеннолетних, недееспособных (вследствие душевной болезни или слабоумия) и ограниченно дееспособных лиц (вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами), а также лиц, которые по иным причинам не могут защитить свои права и законные интересы, могут заявить их законные представители или прокурор, а в защиту общественных или государственных интересов – прокурор (ч. 3 ст. 44, ч. 6 ст. 246 УПК).

Гражданский истец наделен практически теми же правами, что и потерпевший (ч. 4 ст. 44 УПК). Закон ограничивает гражданскому истцу возможность ознакомления с материалами дела при окончании расследования только тем объемом документов, которые имеют отношение к предъявленному иску (п. 12 ч. 4 ст. 44 УПК). Отказ от гражданского иска может быть заявлен гражданским истцом в любой момент производства по уголовному делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 5 ст. 44 УПК).

В удовлетворении гражданского иска отказывается при постановлении оправдательного приговора (при этом все меры обеспечения иска отменяются); при прекращении уголовного дела и уголовного преследования по основаниям, предусмотренным ст. 24 и ст. 27 УПК. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (ст. УПК).

В качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое несет ответственность за вред, причиненный преступлением.

Обвиняемый лично несет имущественную ответственность за свои действия и гражданским ответчиком не признается. Физическое или юридическое лицо может быть привлечено в качестве гражданского ответчика лишь после привлечения непосредственного причинителя вреда в качестве обвиняемого. Решение о привлечении лица в качестве гражданского ответчика оформляется мотивированным постановлением органа, ведущего процесс.

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем Гражданский ответчик может допрашиваться не только по существу предъявленного иска, но также и о любых иных обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела. Например, являясь наряду с гражданским ответчиком законным представителем несовершеннолетнего обвиняемого, он может быть допрошен об условиях жизни и воспитания несовершеннолетнего обвиняемого, за действия которого он несет ответственность, о наличии или отсутствии у последнего имущества, средств к существованию, заработка. При этом (исходя из содержания УПК) он будет допрашиваться по правилам допроса свидетеля, с тем исключением, что в силу ст. 54 УПК на него не возлагается обязанность давать полные и правдивые показания и не предусматривается ответственность за дачу ложных показаний (ст. 307 УК) и отказ от дачи показаний (ст. 308 УК).

2. В гл. 8 УПК в качестве иных участников уголовного судопроизводства названы: свидетель (ст. 56), эксперт (ст. 57), специалист (ст. 58), переводчик (ст. 59), понятой (ст. 60). «Иные участники процесса» – это не второстепенные, а неизменные и постоянные участники. Без них невозможно доказывание по уголовным делам. К ним как к средствам доказывания (показания свидетеля, заключение и показания эксперта, специалиста) или как к лицам, оказывающим содействие в доказывании (специалист, переводчик, понятой), обращаются стороны и суд. Секретарь судебного заседания (ст. 245 УПК) также оказывает содействие доказыванию, фиксируя в протоколе судебного заседания действия и решения, осуществляемые в ходе судебного следствия;

он подлежит отводу, если установлена его заинтересованность в деле (ст. УПК); но в гл. 8 УПК он не назван; представляется, что это обусловлено все же спецификой его правового статуса – помощник судьи.

Общим для этих лиц является то, что они не имеют собственного интереса в деле и поэтому должны быть незаинтересованными в нем. При установлении, что эксперт, специалист, переводчик заинтересованы в деле, согласно ч. 1 ст. 62 УПК, они обязаны отстраниться от участия. Если же они не заявят самоотвод, то отвод им может быть заявлен представителями, субъектами и участниками процесса (ч. 2 ст. 62 УПК). Согласно ч. 1 ст. 60 УПК понятым также должно быть лицо, не заинтересованное в деле. В связи с этим понятыми не могут быть: участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники, работники, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность и (или) предварительное расследование. Из названных правил об отводе есть исключение, которое относится к свидетелю. Свидетель «создается» событием преступления, он незаменим и поэтому не подлежит отводу.

Основное назначение иных участников уголовного судопроизводства состоит в том, что они привлекаются к участию в доказывании. В стадиях досудебного производства их участие в деле осуществляется прежде всего в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Наиболее очевидно такое назначение свидетеля, эксперта и специалиста. Показания свидетеля, заключение и показания эксперта, специалиста, согласно ч. 2 ст. УПК, являются доказательствами. Подлежат удовлетворению обоснованные

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем ходатайства о вызове и допросе свидетеля, назначении и производстве экспертизы, заявленные кем-либо из участников процесса или же их представителями.

3. Уголовно-процессуальный институт отводов является гарантией независимого и беспристрастного правосудия, необходимой предпосылкой соблюдения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и представляет собой устранение из процесса того субъекта, объективность которого по тем или иным причинам вызывает сомнения.

Чаще всего такие сомнения возникают в ходе участия дознавателя, следователя, прокурора, судьи, других лиц в расследовании или рассмотрении конкретного уголовного дела, хотя не исключено появление сомнений и по причине ненадлежащего поведения этих должностных лиц во внеслужебных отношениях. Так, в ходе судебного разбирательства судьи обязаны воздерживаться от высказывания любых оценок и выводов по существу рассматриваемого дела вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, исключив любые проявления предвзятости и необъективности.

Отводы обеспечивают осуществление уголовного судопроизводства должностным лицом, уполномоченным на то законом, что выступает непременным условием законности производимых процессуальных действий и принимаемых процессуальных решений. Так, доказательства, полученные ненадлежащим лицом (например, следователем, подлежащим отводу), признаются недопустимыми; производство предварительного расследования лицом, не уполномоченным на то или подлежащим отводу в соответствии со ст. 61 УПК, является основанием возвращения судьей уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом; постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей указано в п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК как нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену судебного решения.

В качестве общего критерия, ставящего под сомнение объективность и беспристрастность судьи, прокурора, следователя, дознавателя и делающего невозможным их участие в производстве по делу, ч. 2 ст. 61 УПК предусмотрены обстоятельства, дающие основание полагать, что названные должностные лица лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного уголовного дела. При этом понятие «исход уголовного дела» охватывает не только результаты предварительного расследования и судебного разбирательства, но и все другие моменты (к примеру, решение вопроса о мере пресечения).

Эти обстоятельства конкретизированы в п. п. 1–3 ч. 1 ст. 61 УПК: судья, прокурор, следователь, дознаватель не могут участвовать в производстве по уголовному делу, если они: 1) являются потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовали в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) являются близким родственником или родственником любого из участников производства по уголовному делу.

В п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 61 УПК указана недопустимость совмещения в одном лице функций должностного лица, осуществляющего уголовное судопроизводство, и какого-либо иного участвующего в деле лица, как имеющего, так и не имеющего самостоятельного процессуального интереса. Так, в силу незаменимости свидетеля в уголовном процессе устраняется из производства по уголовному делу лицо, допрошенное в качестве свидетеля (как на предварительном расследовании, так и в судебном разбирательстве), или если имеются данные, в силу которых оно может быть по закону вызвано для допроса в качестве свидетеля.

Основанием для сомнений в объективности должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, являются их родственные отношения с кем-либо из участников производства по уголовному делу. Исходя из понятий «близкие родственники» и «родственники», определенных в п. 4 и п. 37 ст. 5 УПК, основанием для отвода служит любая степень родства.

Пункт 3 ст. 5 УПК предусматривает еще одну категорию – «близкие лица», однако установление факта подобных отношений не подпадает под действие п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК, но может расцениваться как иное обстоятельство, указанное в ч. 2 этой статьи.

Перечень обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, не является исчерпывающим: к иным обстоятельствам, исключающим участие в судопроизводстве, в конкретной ситуации относятся любые факты, свидетельствующие о личной заинтересованности судьи, прокурора, следователя, дознавателя в исходе дела и вызывающие сомнения в их беспристрастности. Так, признано нарушением закона участие судьи в рассмотрении дела, по которому ее супруг проводил оперативно-розыскные мероприятия; незаконно также рассмотрение дела судьей, ранее по другому делу являвшейся защитником подсудимого, который был по тому делу признан виновным и осужден.

Обстоятельства, перечисленные в ст. 61 УПК, устраняют из судопроизводства не только судью, прокурора, следователя, дознавателя, но также лиц, чья беспристрастность служит условием принятия законного и обоснованного решения по уголовному делу: присяжного заседателя, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста (ч. 1 ст. 62 УПК).

Кроме того, по тем же основаниям отводу подлежат должностные лица, осуществляющие полномочия органа дознания (ст. 40 УПК), должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, привлеченного следователем к участию в следственном действии (ч. 7 ст. 164 УПК).

Наряду с общими основаниями для отвода (ст. 61 УПК), применительно к отдельным субъектам (судье, переводчику, эксперту, специалисту) законом установлены дополнительные основания.

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем В отношении судьи ст. 63 УПК предусмотрена недопустимость повторного участия в рассмотрении уголовного дела. Приняв то или иное процессуальное решение, судья уже высказал мнение по поводу обстоятельств рассмотренного им уголовного дела. Это ставит под сомнение объективность и беспристрастность проверки тем же судьей того же решения в суде второй инстанции или в порядке надзора, либо вынесения с его участием законного и обоснованного решения в суде первой или второй инстанций, либо в порядке надзора после отмены первоначально принятого.

Участие судьи в досудебном производстве по общему правилу не является основанием для его отвода при разбирательстве дела по существу, поскольку при рассмотрении жалоб или ходатайств о производстве процессуальных действий не затрагивается существо дела и не оценивается содержание доказательств, которые будут получены в результате проведения этих процессуальных действий.

Данное правило действует и в отношении принятия судьей решения о применении заключения под стражу либо о продлении его срока, а также решения по результатам проверки правомерности задержания, заключения под стражу и продления его срока. Закон не запрещает судье, разрешившему ходатайство о применении заключения под стражу или продлении его срока, рассматривать по тому же делу жалобы на действия и решения дознавателя, следователя и прокурора.

В отличие от судьи, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист не подлежат отводу из дальнейшего производства, если они в таком же качестве участвовали в предварительном расследовании или судебном рассмотрении этого дела. Так, участие прокурора в производстве предварительного расследования, а равно его участие в судебном разбирательстве не является препятствием для дальнейшего участия прокурора в производстве по данному уголовному делу (ч. 2 ст. 66 УПК). Также допускается совмещение процессуальных функций эксперта и специалиста, в том числе в ходе производства по одному уголовному делу. Если лицо участвовало в деле в качестве специалиста, то это не является препятствием для последующего выполнения им в данном уголовном деле обязанностей эксперта (п. 1 ч. 2 ст. 70 УПК).

Как вы считаете, что является основанием для столь различного отношения законодателя к основаниям отвода судьи и других государственных органов?

Дополнительным основанием для отвода дознавателя является проведение им по данному уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2 ст. 41 УПК).

Дополнительное основание для отвода переводчика, установленное ч. ст. 69 УПК, – его некомпетентность, которая может заключаться в несвободном владении языком, на котором ведется процесс, языком вообще или диалектом, на котором говорит лицо, участвующее в деле, либо на котором составлен тот или иной документ.

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем Специфика процессуального положения эксперта обусловливает его устранение из уголовного судопроизводства не только в случаях, предусмотренных ст. 61 УПК, но также а) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей; б) если обнаружится его некомпетентность (п. п. 2, 3 ч.2 ст.70 УПК). Указанные обстоятельства служат основаниями и для отвода специалиста (ч. 2 ст. 71 УПК).

Кроме того, в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь, что распространяется также на судебномедицинскую или судебно-психиатрическую экспертизы, осуществляемые без непосредственного обследования лица.

Отвод может быть заявлен экспертному учреждению в целом, если обнаружится заинтересованность в исходе дела руководителя этого учреждения.

Осуществление при производстве по уголовному делу защиты подозреваемого, обвиняемого или представительства прав и интересов потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика обусловило появление самостоятельного, отличного от закрепленного в ст. 61 УПК, перечня обстоятельств, исключающих участие в деле защитника и представителя. Согласно ст. 72 УПК защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он 1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого; 2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя или секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты; 3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Запрет выполнения одним лицом обязанностей защитника, представителя и судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, переводчика, понятого ограничен лишь рамками данного уголовного дела. Если адвокат ранее работал судьей и несколько лет назад принимал участие в рассмотрении дела по обвинению подсудимого в совершении другого преступления, то это основанием для отвода не является.

Защитник, представитель подлежат отводу, если состоят в родственных отношениях не только с участниками процесса, но и с любым другим лицом, интересы которого противоречат интересам их клиента. Поскольку одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого (ч. 6 ст. УПК), то основанием для отвода защитника, представителя является оказание ими по данному делу или ранее юридической помощи лицам, интересы которых противоречат интересам их клиента.

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем Незнание защитником языка, на котором ведется судопроизводство, не может служить основанием для отстранения его от участия в деле.

Не является основанием для устранения защитника из производства по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, отсутствие у него допуска к государственной тайне.

Обязанность заявить самоотвод при наличии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, предусмотрена законом не только для должностных лиц, осуществляющих судопроизводство (судьи, прокурора, следователя, дознавателя), а также для иных участников (секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста), но и для лиц, защищающих или представляющих интересы подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика (ч. 1 ст. УПК).

Если самоотвода не последовало, то отвод может быть заявлен другими участвующими в деле лицами. Закон устанавливает неодинаковый перечень лиц, наделенных правом заявлять отводы. Так, отвод прокурору, следователю, дознавателю, секретарю судебного заседания, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику, представителю потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями (ч. 2 ст. 62 УПК).

Согласно ч. 2 ст. 69 УПК перечень участников процесса, имеющих право заявить отвод переводчику в связи с его некомпетентностью, шире, чем по обстоятельствам, указанным в ст. 61 УПК, и включает помимо сторон свидетеля, эксперта и специалиста.

Обоснованный отвод, заявленный кем-либо из участников уголовного судопроизводства, подлежит удовлетворению. В целях сохранения личного и профессионального авторитета судья, прокурор, следователь, дознаватель, другие лица, в силу обстоятельств оказавшиеся в ситуации, ставящей под сомнение их объективность, должны сами, не дожидаясь заявления отвода, устраниться от участия в деле, изложив мотивы самоотвода.

В чем суть обязанностей защитника?

В каком смысле закон говорит об обязательности участия защитника в случаях, им предусмотренных?

Почему участие защитника обязательно по групповым делам, когда один из обвиняемых имеет защитника, а их интересы противоречивы?

Почему закон не допускает защиты одним лицом двух и более обвиняемых, если их интересы противоречивы?

Каково соотношение понятий «обвиняемый» и «виновный»?

РАЗДЕЛ 3. СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Лекция 9. Участники уголовного процесса и лица, участвующие в нем С какого момента и в связи с чем лицо становится обвиняемым?

С какого момента и сколько времени лицо может считаться подозреваемым?

Какое лицо (физическое, юридическое) может быть признано потерпевшим С какого момента лицо становится потерпевшим?

Что служит основанием признания лица потерпевшим (что необходимо для вынесения постановления об этом)?

Как решают вопрос о потерпевшем по делам об убийствах?

Что представляет собой моральный вред как основание признания лица потерпевшим?

Как решается вопрос о потерпевшем при покушении на преступление, когда последствия не наступили?

Как решается вопрос о потерпевшем по делам о преступлениях против малолетних?

Как следует мотивировать признание потерпевшим близкого родственника погибшего от преступления?

Что может быть предметом гражданского иска в уголовном процессе?

Что дает совместное разрешение уголовного дела и гражданского иска?

Каково соотношение понятий «потерпевший» и «гражданский истец»?

Кто, когда и в связи с чем может быть признан гражданским истцом в уголовном процессе?

Какие привилегии приобретает гражданский истец в уголовном деле?

Кто и на каком основании может быть привлечен в качестве гражданского Кто может и кто не может быть свидетелем?

Каковы процессуальные права и обязанности свидетеля?

Кем может быть разрешен отвод следователю, прокурору, дознавателю?

Допустимо ли повторное участие в том же деле следователя, прокурора?

Почему следователю, прокурору и судье нельзя осуществлять свои функции, если они могут быть свидетелями по делу?

Могут ли в состав суда входить супруги или лица, находящиеся в родстве между собой? Почему?

Допустимо ли супругам или родственникам быть в одном деле: судьей и прокурором, судьей и защитником, прокурором и защитником? Почему?

Кто и в каком порядке разрешает вопрос об отводе, заявленном всему составу суда?

Кем и в связи с чем может быть заявлен отвод защитнику и кто его разрешает?

МОДУЛЬ 2. СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ

И ПРИНУЖДЕНИЯ, ИНЫЕ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ

ПРОЦЕССЕ

Лекционных часов – 10. Самостоятельная работа – 24 часа Лекция 10. Общая характеристика доказывания 1. Понятие уголовно-процессуального доказывания. Уголовно-процессуальное доказывание и познание. Сущность и особенности уголовно-процессуального доказывания.

Процесс доказывания и его элементы.

2. Доказывание с точки зрения достижения истины. Цель доказывания.

1. Уголовно-процессуальное доказывание, по справедливому замечанию М. Н. Меликяна, является сутью, основой уголовно-процессуальной деятельности, только в его рамках достигаются цели уголовного процесса, только его результат дает возможность для применения норм материального права. Переходя к изучению темы «Доказывание в уголовном процессе», вам следует окончательно определиться в том, какое начало лежит в основе уголовно-процессуальной деятельности – публичное или состязательное. Важность этого обусловлена тем, что начало уголовного процесса предполагает свойственный только ему особый способ организации познавательной деятельности. Именно в этом моменте наблюдается существенное отличие форм процессов, основанных на разных началах. Если это не учитывать и допустить в познавательную схему, реализующую одно начало, элементы другого, как это в отдельных случаях делает законодатель, то последствия будут негативными. Правильное понимание начала российского уголовного процесса, организация на этой основе познавательной деятельности в соответствии с законами диалектической и формальной логик – залог успеха при установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Доказывание по уголовному делу в процессуальной литературе характеризуют по-разному, в зависимости от стороны, аспекта, уровня, на котором оно рассматривается.

Одни авторы, например В. С. Курылев, полагали, что суть уголовнопроцессуального доказывания – практическая деятельность. Именно в этом

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам отличие уголовно-процессуального доказывания от других видов познавательной деятельности. Данная позиция не нашла широкой поддержки в отличие от той, где в доказывании выделяют познавательную и удостоверительную стороны. Считается, что познавательная деятельность направлена на достижение истины, а удостоверительная – на ее обоснование, получение достоверного знания. Наиболее последовательны в этом отношении работы Р. Г. Домбровского. В одной из своих работ он разграничил две стороны процесса доказывания, что привело его к убеждению: уголовнопроцессуальное доказывание – это доказывание определенного тезиса. Субъектом доказывания при этом выступает тот участник уголовного судопроизводства, который не только выдвигает тезис, но и обосновывает его известными фактами. Такие утверждения высказаны им в начале и середине 80-х годов прошлого века, но это не значит, что данная позиция ушла в историю. С попытками разграничения понятий «познание» и «доказывания», правда, на несколько иной основе, можно встретиться и в настоящее время.

Например, определяя соотношение понятий «познание» и «доказывание», Л. В. Клейман приходит к выводу, что доказывание шире познания и, кроме последнего, включает в себя удостоверение и обоснование, и эта триада, составляющая содержание понятия, рассматривается как уровни доказывания.

То есть в обоих случаях подчеркивают, что доказывание – это логическая деятельность по обоснованию определенного тезиса.

Концепция, в силу которой уголовно-процессуальное доказывание – это познание + удостоверение (обоснование), сложилась, как нам кажется, в силу того, что уголовно-процессуальное доказывание в теоретической литературе обычно определяют как разновидность процесса познания. Исходя из этого считается, что оно подчинено общим гносеологическим закономерностям и, как любая область познавательной деятельности, осуществляется по законам материалистической теории отражения. В основном поиски общего на этом и ограничиваются, а так как было заявлено, что уголовно-процессуальное доказывание есть разновидность процесса познания, то специфика состоит в том, что уголовно-процессуальное доказывание шире познания и включает в себя (кроме познания) еще и обоснование познанного.

Несколько иначе, хотя и в рамках рассматриваемой концепции, решает проблему о соотношении познания и доказывания А. А. Давлетов. По его мнению, эти понятия отличаются друг от друга по субъекту-адресату знания.

Если выясняем для себя, то это «познание», но если знание необходимо довести до других, то «доказывание». Это чисто внешнее, а есть ли внутреннее отличие данных процессов? Есть – при доказывании доказывающий оперирует уже готовым знанием и за пределами доказывания остается та часть познавательной деятельности субъекта, которая заключается в получении исходного знания, которое используется затем в качестве оснований, доводов при доказывании.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам В последнее время появилась концепция, авторы которой оставили в стороне вопрос о соотношении познания и доказывания. Рассматривая содержание процесса доказывания, они в качестве отдельного элемента включают в него использование доказательств. Таким образом, получается, что процесс доказывания состоит из собирания, проверки, оценки доказательств и их использования (Н. П. Кузнецов, Е. А. Карякин и др). Именно в этой последовательности. А в чем суть использования в обосновании тех выводов, которые вытекают из установленных обстоятельств? Несложно заметить, что отличие рассматриваемой точки зрения от изложенных выше в одном – обоснование (использование) связывается с иным элементом процесса доказывания и поэтому исчезает основание для разграничения уголовнопроцессуального познания и доказывания. Нет и основы для утверждения о том, что уголовно-процессуальное доказывание шире познания. Уголовнопроцессуальное доказывание предстает перед нами как единый процесс, и это безусловная заслуга авторов рассматриваемой концепции, но она умаляется ими же. Обоснование-то никуда не делось. Раньше оно выносилось за скобки, чем подчеркивалось различие между познанием и доказыванием.

Сейчас оно включено в процесс доказывания, правда, под другим обозначением – использование. В этом вся разница, и она не очень существенна.

Настойчивость, с которой обоснование предлагается как нечто отдельное от процесса познания или как то, без чего невозможен процесс доказывания, побуждает сформулировать вопрос о том, насколько оправдано его выделение и в чем разница между обоснованием и оценкой как элементом процесса доказывания.

Не все авторы, выделяя такой элемент, как использование, сводят его содержание к обоснованию решений. А. В. Кудрявцева полагает, что под использованием доказательств следует понимать не только обоснование решений и выводов по делу как логические операции, но также и оперирование доказательствами стороной обвинения и стороной защиты в судебном разбирательстве. А что значит «оперирование»? Проигрывая различные варианты наполнения этого понятия смыслом, можно прийти к предположению, что имеется в виду деятельность определенного участника судебного разбирательства, реализуемая им в рамках выработанной стратегии. Исходя из нее, автор, например, предлагает свой порядок исследования доказательств в суде.

Ряд авторов считает, что процесс познания универсален, как универсальны объективные законы, лежащие в его основании (Р. С. Белкин, А. И. Винберг и др.). В этом смысле у них понятие «познание» не связано с конкретным актом познания, все конкретные акты познания отличаются друг от друга по определенным параметрам, что не мешает говорить о каждом из них как об акте познания. Сказанное позволяет им утверждать, что уголовнопроцессуальное доказывание – такой же познавательный процесс, как любой другой, только имеющий свои специфические объекты и цели, познаваемые в особой процессуальной форме, и сущность уголовно-процессуального доказывания в том, что это единство мыслительной и практической деятельности.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам Следовательно, на уровне понятия уголовно-процессуальное доказывание ничем не отличается от познания и не является его разновидностью (А. Р. Белкин). Уголовно-процессуальное доказывание – это познание с указанием сферы его применения. Все общие признаки познания свойственны уголовно-процессуальному доказыванию. Делается это утверждение на основе того, что понятие – мысленное образование, результат обобщения предметов некоторого класса и мысленного выделения этого класса по определенной совокупности общих признаков.

Отрицание универсальности процесса познания, разграничение познания на стороны, а тем более на уровни позволяет некоторым авторам обосновывать необходимость существования двух теорий для описания изучаемой деятельности – теории доказательств и теории доказывания (Л. В. Клейман).

Основанием для разграничения этих теорий являются разные предметы познания. В первом случае – свойства доказательств и свойства системы доказательств. Во втором – закономерности процесса доказывания. В настоящее время для подобного предложения существует и формальное основание – в разделе 3 действующего кодекса две главы, в одной говорится о доказательствах (гл. 10), в другой – о доказывании (гл. 11).

Можно ли рассматривать доказательства вне рамок процесса доказывания, а доказывание – без доказательств? Ответьте на этот вопрос.

Излагая материал о сущности уголовно-процессуального доказывания, мы не могли обойтись без представления информации о том, какие элементы выделяют различные авторы в процессе доказывания. Это не значит, что сущность доказывания и процесс доказывания можно рассматривать как одно и то же. Связь этих понятий в том, что правильное понимание сущности доказывания позволяет точно определить, из каких элементов состоит процесс доказывания. Выше были приведены различные позиции по поводу включения в процесс доказывания таких элементов, как обоснование и использование доказательств. Нет необходимости их снова повторять. Но что нужно сделать с самого начала, так это определиться, о чем должна идти речь применительно к процессу доказывания – об этапах или элементах. Потребность в этом обусловлена тем, что, как уже говорилось, многие авторы при рассмотрении собирания, проверки, оценки, обоснования, использования выстраивают их именно в этой последовательности. И тогда они приходят к выводу о том, что речь должна идти не об элементах процесса доказывания, а об этапах. В то время как элемент – составная часть сложного целого, и не о какой периодизации здесь не может быть и речи.

Информация об элементах (этапах) будет неполной без упоминания позиции, в силу которой в качестве первого элемента процесса доказывания следует выделять версию (Ф. М. Фаткуллин). И здесь мы видим нечто напоминающее очередность – первый элемент. Но не это привлекает внимание в данном предложении. Возникают вопросы – в каком соотношении находятся цели доказывания и версии, позволяет ли это соотношение включать версию

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам в содержание процесса доказывания? Ответить можно по-разному, но любой ответ предполагает обоснование.

В последующем изложении остановимся на трех элементах (этапах) процесса доказывания – собирании, проверке и оценке. Они традиционны для уголовно-процессуальной литературы, не склонен выделять больше и законодатель.

В ст. 86 УПК РФ говорится о том, каким образом и кто осуществляет собирание: собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий. В рамках изложения этого вопроса важна последняя часть приведенного содержания – собирание осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. О том, что именно это является определяющим, когда речь идет о процессуальном собирании, в свое время писали А. М. Ларин, Ю. К. Орлов и др. Они считали, что собирание доказательств имеет основным компонентом «порядок совершения действий». На что следовало возражение. Суть его в том, что собирание доказательств – это реализуемая в предусмотренных процессуальным законом действиях следователя, суда и других, управомоченных на то лиц и органов, система приемов и операций, предназначенных для поиска, обнаружения, получения, закрепления, исследования фактических данных (информации) определенного вида1. Приведенное понимание собирания шире того, которое отстаивали А. М. Ларин и Ю. К. Орлов. Шире за счет включения в его содержание системы приемов и операций, предназначенных для поиска, обнаружения информации. В силу этого возникает вопрос, какая из приведенных позиций отражает более правильно предмет уголовно-процессуального регулирования?

В вопросе о том, что такое проверка доказательств законодатель повторил превалирующую в теории точку зрения. В ст. 87 УПК РФ записано, что проверка доказательств проводится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Законодатель, как и ученые, включающие в проверку сопоставление доказательств, не дает ответа на вопрос, можно ли в рамках сопоставления подтвердить или опровергнуть проверяемое доказательство. При таком понимании проверки возникает проблема отграничения проверки и оценки доказательств. Следует заметить, что теоретики и законодатель постарались снять проблему в разграничении указанных понятий. Они отказались от раскрытия понятия оценки, что, по крайней мере, не логично, поскольку с собиранием и проверкой поступили иначе. Указывается, что оценка это мыслительная деятельность, которая осуществляется для выяснения относимости, допустимости, достоверности, достаточности. Суть Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам мыслительной деятельности не раскрывается, а делается упор на то, с какой целью она осуществляется.

2. Несмотря но то, что человеческая деятельность без цели перестает быть таковой, а уголовный процесс и его основа (доказывание) – это прежде всего деятельность уполномоченных государственных органов, в законе мы не найдем формулировки целей. В силу каких причин законодатель отказался от их обозначения, остается только догадываться. Возможно потому, что не смог решить для себя спор о наполнении содержанием понятий «цель» и «задача»

уголовного процесса. Ведь в законе сейчас не упоминаются не только цели, но и задачи. Если эти понятия не используются, то это обедняет и правоприменительную деятельность, и теорию. Поэтому необходимо определиться в вопросе о том, что следует понимать под целями деятельности и задачами.

Можно выделить подход, в силу которого цель и задача в уголовном процессе не разграничивались и рассматривались как равноценные (Г. Ф. Горский, Л. Д. Кокорев, П. С. Элькинд и др.). В рамках другого – между ними проводилось четкое различие (Л. М. Володина и др.). Самым же интересным является то, что, несмотря на разницу в позициях, которых придерживались авторы, они исходят из одной методологической базы, из тех определений целей и задач, которые находят в философских, психологических и лингвистических источниках. В обобщенном виде главные моменты этих определений можно представить следующим образом: цель – это предвосхищение в сознании результата определенной деятельности. Применительно к этой стороне цели Гегель писал, что в лице цели мы имеем содержание, которое известно уже заранее. Цель – это предмет устремлений, то, что является желаемым для субъекта деятельности. При определении понятия «задача» используются в основном словари русского языка, в которых она раскрывается как «проблема, требующая исполнения, разрешения, исследования». Приведенное понимание целей и задач формирует в уголовнопроцессуальной литературе следующее утверждение: задача – это то, что требует исполнения, разрешения, а цель – это то, к чему стремятся, что надо осуществить.

Указанное соотношение не позволяет увидеть содержательного различия этих понятий. Ведь цель – это не только то, к чему стремятся, но также и то, что требует исполнения, решения или, иными словами, воплощения. Теперь становится понятным, что отождествление в уголовно-процессуальной литературе понятий «цель» и «задача» своим основанием имеет «ненаполненность» понятия «задача» свойственным только ему содержанием.

Развести эти понятия по содержанию, возможно, удастся при понимании их места в программировании и реализации деятельности.

В уголовно-процессуальной литературе очень многие исследователи утверждают, что целью уголовного процесса или уголовно-процессуального доказывания является достижение истины (М. С. Строгович, С. В. Курылев, Ф. Н. Фаткуллин, В. И. Басков, С. Д. Оспанов и др.). Под истиной в большинУголовно-процессуальное право. Учеб. пособие

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам стве случаев понимают точное соответствие наших знаний действительности.

Именно этот момент подчеркивал М. С. Строгович, который считал, что истина состоит в полном и точном соответствии действительности выводов следствия и суда об обстоятельствах рассматриваемого уголовного дела, о виновности или невиновности привлеченных к уголовной ответственности лиц. Он, как и другие теоретики, давая понятие истины в уголовном процессе, отталкивался от того, какое содержание в нее вкладывалось в марксистско-ленинской философии. Это содержание переносилось в процесс адекватно. За примером далеко ходить не надо, достаточно обратиться к тексту фундаментальной работы по теории доказательств. Вот что мы здесь находим: «Под объективной истиной марксистская философия понимает такое содержание человеческих знаний, которое правильно отражает объективную действительность и не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества»1. В прежние времена (с учетом специфики уголовно-процессуальной деятельности) содержание истины расширялось за счет включения политической и юридической оценки и наказания (П. Ф. Пашкевич). Авторы, придерживающиеся такой трактовки цели уголовно-процессуального доказывания, понимают истину как характеристику знания. Некоторые из них считают, что понятие истины совпадает с понятием достоверности (Р. С. Белкин, Т. Т. Алиев, Н. А. Громов, Л. М. Зейналова, Н. А. Лукичев и др.) О. В. Левченко рассматривает истину как свойство знания. Отличие этой точки зрения в том, что когда говорится об истине как характеристике знаний, то подчеркивается отношение к знаниям извне, их оценке с определенных позиций. Когда же говорится об истине как свойстве знаний, то ее делают частью результата, правда, непонятно, какой частью и что из себя представляют остальные, или же отождествляют полностью с результатом, используя как синонимы понятия «истина» и «знания» (О. В. Петрова, В. П. Проценко). И это при том, что истину в то же время рассматривают в качестве цели доказывания.

Сейчас появились исследования, в которых такое понимание истины отвергается зачастую в силу того, что оно базируется на неприемлемой в настоящее время идеологии. Так, например, А. Ф. Лубин, вероятно, с целью сохранения психического здоровья, не призывает сразу отбросить «сформировавшуюся в прошлые годы фразеологию», а предлагает плавно дрейфовать от одной истины к другой. К чему же это должно привести? Он считает, что теоретические и практические представления должны дрейфовать от абсолютной и объективной истины к истине относительной и субъективной, далее вообще – к прагматическому умолчанию цели доказывания или к тому, что называется здравым смыслом. Результат дрейфа – прагматическое умолчание цели. Вероятно, по мнению автора, в умолчании цели и есть здравый смысл.

Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 10. Общая характеристика доказывания по уголовным делам Кардинально поступают с истиной как целью те авторы, которые ратуют за состязательность российского уголовного процесса. Одни из них, рассматривая объективную истину как цель уголовного процесса, в то же время считают, что она требует отражать в принимаемых решениях обстоятельства дела такими, какими они установлены в ходе следствия или судебного разбирательства, то есть речь идет совсем не об установлении действительных обстоятельств по делу (Л. М. Батычко).

Более последовательны в своем отношении к требованию достижения материальной (объективной) истины те исследователи, кто считал и считает, что состязательная форма уголовного процесса не совместима с этой целью, так как последняя есть проявление в процессе публичности. Дореволюционный автор И. В. Михайловский считал, что задачей всякого, в том числе уголовного суда, должно быть не стремление к отысканию безусловной материальной истины, а стремление к истине юридической, которую в настоящее время обозначают как процессуальную или формальную. Процессуальная истина соответствует уже не объективной действительности, а каким-то, вероятно, заранее заданным условиям, правилам, истинность которых постулируется; необходимо соответствие судебного процесса требованиям процессуального закона. Постулируется истинность этих условий и правил на основе договоренности (конвенциальная концепция истины) (Е. А. Карякин).

Существует в литературе и позиция, в силу которой необходимо оставить бесплодные попытки доказать, что истина является целью доказывания.

Цель доказывания определена в ст. 73 УПК РФ, которая называется «Обстоятельства, подлежащие доказыванию».

Какая из изложенных позиций представляется вам наиболее убедительной и почему?

Каково содержание понятия процессуального доказывания (а не процесса Каковы особенности уголовно-процессуального доказывания?

Может ли уголовно-процессуальное доказывание осуществляться без доказательств?

Можно ли о собирании, проверке и оценке доказательств говорить как об Что подразумевает законодатель под собиранием, проверкой и оценкой доказательств – элементы или этапы доказывания?

Что следует считать целью, а что задачей (ами) доказывания? Почему?

Можно ли осуществлять доказывание, не ориентируясь на достижение истины?

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства 1. Объект, предмет и пределы доказывания.

2. Понятие доказательств. Доказательственные факты и средства доказывания. Источники доказательств. Свойства и характеристики доказательств.

3. Классификация доказательств. Основание выделения групп, их практическое значение.

1. Уголовный процесс как наука должен описывать технологию мышления и деятельности в сфере расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Проблема заключается в том, чтобы на основе выявления связи двух логик, логики мышления и деятельности, дать схему их реализации в практической деятельности, схему мыследеятельности. Взаимодействие логик – это ключевые узлы технологии. Более или менее четкого, завершенного описания этого в науке уголовного процесса еще нет, и не будет до тех пор, пока мы не добьемся ясности в исходных понятиях, которые используются при конструировании схемы. Общих знаний о познавательной деятельности для создания конкретной уголовно-процессуальной технологии будет недостаточно. Специфика применения логик во многом зависит от характера используемых в деятельности объектов. Объект (в силу своей структурированности) объединяет разные виды деятельности. Прежде чем описывать то, каким образом это происходит, необходимо определиться, что следует под ним понимать. Для формирования понимания прежде всего обратимся к тому, как трактуется данное понятие в философской литературе.

Под объектом в философии принято понимать то, что противостоит субъекту в познавательной и практической деятельности, или в качестве его рассматривается часть объективной действительности, с которой взаимодействует субъект в процессе познания. К этой объективной действительности субъект обращается для реализации стоящих перед ним целей. Именно цель заставляет человека обратиться к действительности, именно она позволяет ориентироваться в ней, отыскивая то, что удовлетворяет назревшие потребности. Объекта познания не существует для субъекта до тех пор, пока у него не сформировались познавательные цели и он не обратился для удовлетворения их к действительности. Вещи, процессы объективной реальности становятся объектами познания постольку, поскольку они вступают во взаимодействие с субъектом познавательного процесса, выделяются, познаются и преобразуются им (С. Л. Рубенштейн). В ходе работы с объектом познающий субъект получает знания о нем, и здесь следует избегать опасности подмены объекта знанием. Сама постановка вопроса о том, что есть объект, как указывал на это Г. П. Щедровицкий, создает возможности развести объект и знание. Ставя этот вопрос, не следует забывать, что любое знание условно, приУголовно-процессуальное право. Учеб. пособие

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам годность его в определенных отношениях не означает, что оно может использоваться везде, где производятся операции с объектом.

В философской литературе подчеркивается еще один важный момент, который необходимо использовать в теории процесса при определении объекта. Объект познания не может быть в прошлом, поскольку явление, ставшее прошлым, перестает обладать наличным бытием и не может быть объектом непосредственного, чувственного наблюдения, какой бы уровень развития общественно-исторической практики не существовал (Н. Г. Козин).

Прошлое познается через объекты настоящего.

Следовательно, объект познания формулируется как часть объективной действительности. Действительность же как категория включает в себя и реальное, и идеальное. Под идеальным объектом понимается то, что в мышлении противостоит самому мышлению. Идеальное, считал Э. В. Ильенков, противостоит индивиду как особая объективная действительность. В процессе деятельности осуществляется вычленение объективных внутренних и внешних отношений вещи, и тем самым происходит своеобразное моделирование объекта. Завершающим этапом данного процесса является осуществляемый с помощью языко-знаковых средств перенос снятой с объективного мира модели во внутренний план, превращение ее в идеальный образ. С теоретическим объектом работают в мышлении и при помощи мышления, получая новое знание в относительной независимости от опыта, извлекая из идеальных объектов потенциально заключенное в них знание.

Наряду с понятием «объект» при описании познавательной деятельности используется понятие «предмет». Если в общем плане объект понимают как часть объективного мира, находящегося во взаимодействии с субъектом, то предмет – это наиболее значимые свойства, связи и отношения, которые выделяет субъект в объекте, исходя из своих целей. В отличие от объекта, в предмете предлагается видеть не только объективное, но и субъективное. С одной стороны, при правильном выделении – это часть объекта, и в этом смысле в предмете нет ничего, что не содержит в себе объект. С другой – предмет субъективен, не тождествен, не равнозначен объекту, так как, выделяя его, познающий исходит из своих целей, абстрагируясь от многого, не представляющего для него интереса в объекте, определяя только существенное.

При сопоставлении понятий «объект» и «предмет» обращает на себя внимание следующее: и объект, и предмет рассматриваются с позиций и объективного, и субъективного. Но если в случае с объектом объективное и субъективное разводится и говорят об объектах реальных и идеальных, то в случае с предметом они непонятным образом объединяются. Еще одно очень важное обстоятельство: если предмет – это наиболее значимые свойства, связи и отношения, то в чем тогда отличие по содержанию предмета и знаний об объекте?

В теории уголовного процесса иногда складывается ситуация, которую трудно понять, а уж тем более объяснить. С ней вы столкнетесь, когда обратитесь к выяснению того, каким содержанием наполняются понятия «объект»

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам и «предмет» в науке. С одной стороны, признается, что деятельность по установлению обстоятельств совершенного осуществляется с использованием категорий гносеологии, раздела философии о закономерностях познания, с другой – при перенесении отдельных понятий в ткань уголовнопроцессуальных исследований их наполняют содержанием, которое в философии в них не вкладывается. Так, например, Л. И. Малахова считает, что объектом доказывания выступает прошлое преступное деяние. В конечном счете она отождествляет объект и предмет. Н. П. Кузнецов не отождествляет эти понятия. Он не рассматривает предмет как часть объекта, объект для него в прошлом, а предмет он понимает как объективную реальность. Таким образом, содержание этих понятий оказывается полностью оторванным друг от друга. Мало того, дальше из его рассуждений следует, что предмет – это и не объективная реальность, а обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, в качестве предмета доказывания, рассматривали и рассматривают подавляющее большинство исследователей. А. М. Ларин называет обстоятельства, перечисленные в ст. УПК РСФСР (в настоящее время об этих обстоятельствах говорит ст. 73 УПК РФ), одним из легальных определений предмета доказывания. Получается, что предмет доказывания – это уже не часть действительности, которая познается, а цель, на реализацию которой направлена познавательная деятельность, ведь именно в рамках доказывания должны быть установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию (С. А. Осипов).

К меньшинству следует отнести тех авторов, которые, разводя понятия «объект», «предмет», «цель», считают, что под объектами нужно понимать следы, оставленные событием прошлого, их позволяет выделить в окружающей действительности цель. Взаимодействие с реальными объектами дает возможность при снятии с них информации перейти на логический уровень, где работа будет проводиться с идеальными объектами. При установлении связей между всеми объектами познающий получает знание, которое и является для него предметом.

Вам предстоит определиться в содержании и соотношении этих понятий.

Понимая под предметом цель уголовно-процессуальной деятельности, с ним связывают понятие «пределы доказывания». Причем пределы доказывания – средство ее достижения. Отправляясь от этого, дают следующее определение пределов доказывания – пределы доказывания есть совокупность доказательств, достаточная для всестороннего, полного и объективного установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Функциональное значение пределов доказывание видят в том, что с их помощью следователь и суд определяют границы исследования по конкретному делу или определяют объем доказательственного материала, необходимого для исчерпывающего ответа на все вопросы, имеющие значение для правильного решения дела. В теории уголовного процесса существует разновидность приведенного определения пределов доказывания. Так, П. С. Элькинд под пределами доказывания понимала объем доказательств и необходимых для их получения следственных и судебных действий, которые бы обеспечили полное, всестороннее и

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам объективное установление всех компонентов предмета доказывания по каждому конкретному уголовному делу. Обращает на себя внимание то, что при этом в пределы доказывания включаются следственные действия, необходимые для получения доказательств, то есть вместе с результатом следственного действия – доказательством – в понятие пределов доказывания включается средство получения доказательств. На этом основании можно прийти к выводу о том, что наряду с доказательствами предмет доказывания устанавливается следственными действиями.

Проанализировав предлагаемые определения пределов доказывания, В. А. Банин пришел к выводу о том, что они не имеют собственного содержания: часть берут из учения о предмете доказывания, другую часть привносят из учения о доказательствах. Также явно переоценивается их практическая значимость. Ни определять границы исследования, ни объем доказательственного материала, необходимого для исчерпывающего ответа на все вопросы, имеющие значение для правильного решения дела, они не могут, так как границы исследования, по его мнению, задает предмет доказывания, а объем доказательственного материала определяется необходимостью всестороннего, полного и объективного исследования или установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, достаточностью собранных доказательств для обоснования окончательного вывода по делу.

В силу неопределенности понятия «пределы доказывания» В. А. Банин предлагал отказаться от его разработки и заняться более перспективным в этом плане понятием – «достаточность доказательств».

С категоричностью приведенного предложения не согласились другие исследователи. Они исходили из того, что неудачные попытки в прошлом не свидетельствуют о завершении исследования проблемы, а могут говорить только о неправильном подходе к ее решению. Для того чтобы наполнить понятие пределов доказывания собственным содержанием предлагалось рассматривать его в связке с такими, как «достаточность» и «обстоятельства, подлежащие доказыванию». Понятие «пределы доказывания» обозначает совокупность достаточных, с точки зрения субъекта доказывания, доказательств. Эта совокупность была положена субъектом доказывания в основание своего вывода об установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию (цели доказательной деятельности).

Один субъект считает, что есть совокупность доказательств, устанавливающих обстоятельства ст. 73 УПК, с позиций другого ее может и не быть, а в данной ситуации предметом спора является достаточность собранных доказательств для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Иными словами, не всякие пределы достаточны для этого. Пределы характеризует существующее наличие доказательств, достаточность характеризует их с позиции возможности получения знания. Пределы доказывания – количественная характеристика, достаточность – качественная. Или точнее, пределы доказывания превращаются в новое качество, в знание, при их достаточности. Достаточность характеризует скачок – переход количества в качество.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам Как считают авторы, отстаивающие данный подход, предложенное понимание пределов доказывания имеет и практическое значение, оно очерчивает границы, указывая на ту информацию, которая привлекается для обоснования выводов, отграничивает ее от всего объема доказательственного материала, собранного по делу. Субъекты, производящие оценку качества проведенного расследования, должны изучить и изучают доказательства, входящие в пределы, с помощью которых следователь обосновывает обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Какая из предложенных позиций наиболее соответствует вашему представлению и почему?

2. Решение вопроса об объектах доказывания позволяет оценить, насколько правильно законодатель определился в вопросе о том, что является доказательством.

В действующем УПК он понимает под доказательствами «любые сведения», с помощью которых суд, прокурор, следователь и дознаватель устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию. Ответ на вопрос о том, что нужно понимать под «любыми сведениями», мы находим в комментарии, авторы которого являются «родителями» этого УПК (Д. Н. Козак, Е. Б. Мизулина и др.). В п. 2 комментария к ст. 74 мы читаем: «Слова «любые сведения» в ч. 1 комментируемой статьи означают, что содержание сведений может быть «любым» (например, сведения о месте, где обнаружен труп, об отношениях между обвиняемым и убитым, о взаимоотношениях между обвиняемым и свидетелем); 2) речь не идет о фактах, то есть о сведениях, достоверность которых уже установлена…; 3) главным является то, кем и как получены эти сведения». Как явственно следует из приведенного, «любые сведения» – это информация. Возникает вопрос – в чем смысл содержания ч.

2 ст. 74, где приводятся виды доказательств, которые по сути являются «любыми сведениями»? Но в данном случае это уже не просто «любые сведения», а только те, которые получены в установленном законом порядке.

Возвращаясь к содержанию ч. 1 ст. 74 УПК, необходимо обратить внимание на то, что законодатель предлагает с помощью любых сведений устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Если рассматривать в качестве доказательств только любые сведения, то можно ли указанную цель реализовать в большинстве случаев?

Статья 69 УПК РСФСР 1960 года, решая ту же задачу, что и ст. 74 УПК РФ, в качестве доказательств рассматривала не только то, о чем речь идет в ч. 2 ст. 74, но и любые фактические данные, полученные в результате использования показаний различных участников уголовного процесса, заключений экспертов и т. д. Эти фактические данные, в свою очередь, предлагалось использовать для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Содержательное и структурное отличие двух статей, говорящих о доказательствах, порождает вопрос – какая редакция более точно отражает суть доказательств и структуру доказывания. Однозначного ответа в литературе на поставленные вопросы мы не найдем.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам Негативное отношение к редакции ст. 74 высказал В. С. Балакшин. По его мнению, в теории уголовно-процессуального доказывания и законе правильнее использовать понятие «фактические данные», но не «любые сведения». Свое утверждение он основывает на том, что понятие «фактические данные» соответствует смысловому значению этих слов, принятому в русском литературном языке, и формулирует предложение законодателю, в силу которого содержание ст. 74 УПК РФ нужно изложить в следующей редакции:

«Фактическими данными признаются любые сведения информационного характера об обстоятельствах, подлежащих установлению и доказыванию по уголовному делу с целью его правильного разрешения».

Если в русском литературном языке дается эта интерпретация факта, то на языке науки под фактом понимается не только действительное событие, явление, но и знание о нем как в целом, так и о фрагменте, детали этого целого (А. Ф. Черданцев). Знание о последнем приобретается на основе установления логической связи между различными сведениями (информацией).

В более поздней работе В. С. Балакшин пишет, что аргументы-факты – это не доказательства в уголовно-процессуальном смысле, а просто логические приемы, логические способы выведения знаний из других знаний. Непонятно, почему факт – это прием или способ, факт используется в рамках определенных приемов или способов. Но не это главное. Такое отношение к логическим доказательствам проистекает из бытующего мнения, основанного на представлении о том, что доказательство – единство сведений и процессуальной формы. И это правильно, но правилен ли вывод, который делается из этой посылки: аргументы – не доказательства, так как форма законом для них не предусмотрена?

Есть позиция, в силу которой в содержание доказательств включают способы и порядок их собирания, закрепления и проверки, то есьт следственные действия, то, в результате чего в деле появляются информационные доказательства. Следственные действия – основной способ получения доказательств, они для этого пригодны, но не они используются нами для получения знаний об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Последние устанавливаются с помощью доказательств, полученных в результате следственных действий. При работе с ними мы не можем обойтись без анализа способов собирания и проверки доказательств. Анализ этот производится для выявления допустимости. Данное свойство, безусловно, значимо, когда речь идет о форме доказательств, поскольку если она не соответствует требованиям закона, то у нас нет доказательства. Здесь мы наблюдаем непосредственную связь между формой и допустимостью доказательств. Реализация допустимости дает приемлемую форму, единство содержания и формы – доказательство. Подчеркнем, дает, но не является ею, находится за рамками системы «доказательства».

При решении вопроса о содержании понятия «доказательства» нельзя обойти молчанием его соотношение с понятием «источник доказательства».

Хотелось бы обратить внимание читающего, что устоявшееся словосочетание «источник доказательств» неверно по сути. Более правильно – «источник

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам информации» в силу того, что в природе не существует готовых доказательств, источники их не производят. Они являются результатом работы органа, уполномоченного на собирание информации, при контакте его с источником.

Обращаясь к этому вопросу, в отдельных случаях информационное доказательство рассматривают как единство фактических данных и объектаносителя следов. Или же, уточняя, пишут, что доказательствами выступают сами лица и вещи с исходящими от них фактическими данными (А. А. Давлетов). Трудно себе представить, как в обоснование выводов по делу можно положить человека или вещь, но в чем безусловно прав А. А. Давлетов, так это в том, что в рамках расследования изучается и источник (носитель) информации.

Верховный Суд РФ (Постановление от 5 марта 2004 года), а также ряд авторов (Ю. К. Орлов, П. А. Лупинская и др.) склонны рассматривать в качестве источника показания различных лиц, заключения эксперта и специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы. Давая рекомендации по изложению содержания обвинительного заключения, Пленум Верховного Суда предлагает под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимать не только ссылку в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств. Подобный подход, как уже раньше было отмечено в литературе (Р. С. Белкин, Г. Ф. Горский, Л. Д. Кокорев, П. С. Элькинд, А. А.

Эйсман и др.), приводит к выводу, что источниками вещественных доказательств являются сами вещественные доказательства.

С иных позиций решает этот вопрос О. В. Левченко. Она пишет, что получение доказательств из незаконного источника делает их непригодными для установления фактических данных. При этом под источником она понимает физическое лицо или объект материального мира. Источник (носитель) информации должен быть изучен, но это не делает его составной частью информации, используемой при доказывании обстоятельств, подлежащих установлению. Оценивается источник (носитель) для того, чтобы понять, какие искажения он мог внести в передаваемую информацию. Работа, проводимая с источниками (носителями) в рамках уголовно-процессуального доказывания, не делает их частью доказательств. Доказательство станет таковым лишь в том случае, если суду будет представлен для восприятия и исследования тот объект внешнего мира, который служит материальным субстратом, как иногда говорят, «носителем» или источником явления – доказательства, будь то предмет неодушевленной природы или наделенный сознанием человек (С. В. Курылев).

Выясните соотношение анализируемых выше понятий, вкладывая в содержание каждого из них соответствующее содержание.

Понимание объектов доказывания, доказательств очень важно, но понастоящему понять процесс доказывания можно только в случае уяснения

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам механизма, в ходе которого устанавливается относимость, допустимость и достоверность. Задача состоит в том, чтобы показать, на каком этапе и как должно устанавливаться то или иное свойство доказательств, что и почему можно рассматривать как свойства доказательств, а что является их характеристикой. Данная задача сформулирована относительно недавно. Есть пионерские разработки, основная суть которых будет сформулирована ниже, но прежде следует определить, что такое свойство и характеристика. В теории процесса эти понятия не различают (например, В. С. Балакшин), в то время как в философии им придают различное значение. Свойство – это философская категория, выражающая такую сторону предмета, которая обусловливает его различие или общность с другими предметами и обнаруживается в его отношении к ним, пишут авторы философского энциклопедического словаря 1983 года. Свойство – это то, что присуще самому предмету, без чего предмета не существует. Характеристика же – это описание характерных, отличительных качеств, черт чего-нибудь (словарь С. И. Ожегова 1995 года). Описание и то, что описывают, отличаются друг от друга как причина и следствие: причина – свойство, его понимание нами – описание (следствие).

Обычно, когда пишут об относимости, указывают, что это свойство доказательств, которое имеется у них в силу наличия связи между ними и обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Следовательно, вводя в процесс доказывания информацию как доказательство, мы должны уже на тот момент установить эти связь. Всегда ли такое возможно? Установление относимости можно рассматривать как одномоментный акт только тогда, когда мы имеем дело с прямыми доказательствами. В этом случае вопрос об относимости решается по закону. При косвенном способе доказывания она устанавливается в рамках процесса доказывания: вначале информация вводится в процесс доказывания на основе предположения об ее относимости (Л. В. Клейман), это предположение перерастает в уверенность в конце процесса доказывания, только тогда становится очевидной связь по содержанию между доказательством и обстоятельством, подлежащим доказыванию. Предположения в силу того, что на этапе работы по получению информационных доказательств у нас нет возможности говорить о связи их с обстоятельствами совершения конкретного преступления. Собирая информацию, мы ориентируемся на те общие версии, которые можно выдвинуть на первоначальном этапе расследования.

Выдвигаются они на основе предположения о возможной связи между следами. Сортировка информационных доказательств на основе выявляемой между ними связи позволяет получить логическое доказательство. Такое возможно только при наличии достаточных оснований. Установление достаточности доказательств, необходимых для получения любых фактических данных, в то же время фиксирует относимость используемых для этого информационных доказательств. Подобный алгоритм работы реализуется и при установлении обстоятельства, подлежащего доказыванию.

В отличие от законодателя, который считает, что достаточность должна устанавливаться в конце процесса доказывания при оценке всех доказательств в совокупности (ст. 88 УПК РФ), можно сделать иной вывод – достаУголовно-процессуальное право. Учеб. пособие

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам точность должна устанавливаться как при получении информационного, так и логического доказательства, а потом как характеристика всей совокупности этих доказательств. Еще один вывод: установление относимости тесно связано с определением достаточности, но в то же время относимость – это связь по вертикали, достаточность – установленная связь по горизонтали.

Неотъемлемым свойством доказательств является допустимость. Определение этапов, на которых решается вопрос о допустимости, не вызывает затруднений. На первом она реализуется при работе с источником информации и с информацией. Результатом работы является получение информации, которая станет доказательством только тогда, когда она допустима. Допустимость доказательств в этом случае – емкое понятие, оно связано не только с самим доказательством. В узком смысле – доказательство допустимо, когда информация закреплена в соответствии с требованиями закона, но закон кроме этого определяет источники информации, уполномочивает только определенных субъектов на получение ее и позволяет это делать строго определенными способами. Следовательно, из всех критериев допустимости к доказательствам относится только один и нужно говорить отдельно о допустимости источников, субъектов получения и способов получения информации.

Последняя триада – предпосылка допустимости доказательств, необходимое условие, но это не то же самое, что допустимость доказательства.

Вопрос о допустимости должен решаться не только в отношении информационных доказательств, но и логических, у которых также есть своя процессуальная форма. Эта форма – постановление, обвинительное заключение, обвинительный акт, приговор, определение.

Если существует взаимозависимость между относимостью и достаточностью, то в случае, когда речь идет об относимости и допустимости, такой связи не усматривается, наличие одного не обусловливает наличие другого:

вопрос об относимости решается применительно к получаемому или полученному, независимо от способа получения.

Успех доказывания во многом определяется тем, как соответствуют действительности информационные и логические доказательства. Для выявления этого необходимо установить возможность источника (носителя) воспринимать (отражать), запоминать (сохранять), воспроизводить (снять) информацию. Полученную в ходе следственного действия информацию, значимую для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, необходимо проверить с помощью других следственных действий или получить к существующей информации новую из другого источника. Далее требуется сопоставить имеющуюся информацию по поводу выявления логической связи и взаимодополняемости. Результат – получение логического доказательства, при отсутствии последнего – новый виток обращения к поиску информации.

Таким образом эта деятельность захватывает своим содержанием два элемента – на основе анализа имеющейся информации (элемент оценки) получение новой (проверка), синтез имеющейся информации (элемент оценки). Это путь перехода в работе от отдельно взятого доказательства к их совокупности. Реализация такого алгоритма дает возможность сделать вывод о соответУголовно-процессуальное право. Учеб. пособие

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам ствии информационных доказательств и логических («любых фактических данных») действительности. Установление соответствия – это цель, которая достигается в основном на первом и втором этапах уголовнопроцессуального доказывания. Можно было бы сказать, что здесь должен быть решен вопрос о достоверности, но процесс доказывания еще не закончен, с уровня любых фактических данных, работая уже с логическими доказательствами, мы должны получить знание о прошлом. Если соответствие устанавливается на первых двух уровнях, то вывод о достоверности является результатом реализации всего доказательственного процесса.

Ранее была определена точка пересечения относимости с достаточностью, сейчас это необходимо сделать в отношении достоверности. Последняя, как было показано, выясняется через выявление соответствия. На логическом уровне соответствие позволяет оценить совокупность имеющихся информационных доказательств с позиций их достаточности для получения любых фактических данных. Отсутствие его может свидетельствовать о том, что определенный блок информации, используемой для получения любых фактических данных, не соответствует действительности или не хватает информации для получения вывода. Как бы то ни было, в этих случаях мы обращаемся к действительности и тогда, когда получаемая информация выдерживает проверку практикой, вводим ее в доказывание как предположительно достоверную. Таким образом, достаточность связана с достоверностью. Вопрос о достоверности стоит перед исследователем на каждом уровне, но разрешается только на первом, при работе со следами и их носителем.

Разберитесь в соотношении свойств и характеристик доказательств, поймите, как устанавливается каждое. Понятое используйте для построения схемы доказывания, на которой отразите переход от информационных доказательств к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, единство которых дает знание о прошлом. По схеме определите то свойство, которое является центральным узлом, получение которого позволяет при доказывании переходить от одного уровня доказывания к другому.

3. Из сказанного в рамках данной лекции уже можно сделать вывод о том, что в процессе доказывания используются различные доказательства, которые можно делить не только на виды, как это делает законодатель в ч. ст. 74 УПК РФ, но и группировать с учетом их глубинной специфики. Нет науки, которая могла бы обойтись без классификаций, не обходится без нее и наука уголовного процесса. Накопление эмпирической базы в определенный момент ставит перед исследователем вопрос о том, что с этим делать. Попытка найти ответ и приводит к необходимости классификации имеющихся данных по определенным основаниям. Основание, если оно выявлено правильно, характеризует определенную грань, сторону изучаемых объектов, то, что их объединяет. Любой изучаемый объект многогранен, не исключение и доказательство, что позволяет одно и то же доказательство классифицировать по разным основаниям.

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам В науке уголовного процесса традиционно выделяют следующие классификации: деление доказательств на прямые и косвенные, первоначальные и производные, личные и вещественные, обвинительные (уличающие) и оправдательные. В последнее время к ним стали добавлять деление доказательств на доказательства стороны обвинения и доказательства стороны защиты. Какую классификацию, основываясь на ранее изученном материале, вы можете дополнительно предложить?

Обратимся к делению доказательств на обвинительные и оправдательные и сравним с предложением делить доказательства на доказательства стороны обвинения и стороны защиты. Под обвинительными доказательствами понимают те, с помощью которых устанавливаются обстоятельства, позволяющие говорить о причастности лица к совершению преступления, его виновности, обстоятельства, отягчающие его виновность. Оправдательные – указывают на наличие доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих наказание. Появление предложения делить доказательства на доказательства стороны обвинения и стороны защиты возникло в силу понимания российского процесса как процесса, основанного на состязательном начале. Содержательно нового оно в теорию доказывания не вносит, так как по сути речь идет о тех же самых обвинительных и оправдательных доказательствах. Если в этом случае все понятно, то сложнее определиться со значением этой квалификации в процессе доказывания. Есть ли практический смысл в делении доказательств на обвинительные и оправдательные в том случае, когда процесс доказывания еще не закончен? Или же эта классификация пригодна, когда возникает необходимость в рамках принятого решения систематизировать доказательства, обосновывающие его правильность?

Такие вопросы не возникают в отношении других классификаций.

Значимость для процесса доказывания деления доказательств на прямые и косвенные ни у кого не вызывает сомнений. Считается, что прямые доказательства сразу указывают на обстоятельства, подлежащие доказыванию, косвенные – через промежуточные (доказательственные) факты. То есть в данном случае в основу классификации положена природа доказательств – способно оно или нет устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию. Но в процессе доказывания такой способностью обладает любое доказательство, если между ним и другими есть связь. Возможно, основание этой классификации кроется не в природе доказательств, а в способе доказывания?

В зависимости от количества промежуточных звеньев между интересующим событием и следами, отражающими его, доказательства делят на первоначальные и производные. Первоначальные – доказательства, полученные от источника (носителя), который отразил интересующее расследование событие. В этом случае между источником (носителем) и тем событием, о котором мы получаем от него информацию, нет промежуточного звена. При наличии этих промежуточных звеньев речь идет о производных доказательствах. Например, следователь получает показания от свидетеля, который сам не видел интересующего следствие события, но слышал о нем рассказ очевидца. Степень информационной насыщенности первоначальных и произУголовно-процессуальное право. Учеб. пособие

РАЗДЕЛ 4. ДОКАЗЫВАНИЕ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Лекция 11. Доказывание и доказательства по уголовным делам водных доказательств разная, но это не свидетельствует о большей достоверности одних перед другими. Производные доказательства мы не можем принять только в том случае, когда, например, свидетель не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

В коллективной монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе», изданной в 1973 году, указываются ситуации, в которых необходимо прибегать к производным доказательствам. Эта необходимость обусловлена:

1) поиском первоисточника;

2) проверкой его показаний;

3) замещением части утраченной первоисточником информации;

4) смертью (утратой) первоисточника.

Выделить основание для деления доказательств на личные и вещественные не представляет труда, как не представляет труда и понимание значения данной классификации. Проделайте эту работу.

Как соотносятся понятия объекта и предмета доказывания?

В чем состоит смысл выделения понятия «объект доказывания» наряду с понятием «предмет доказывания»? Является ли такое выделение теоретически и/или практически оправданным?

Как соотносятся понятия «пределы доказывания» и «достаточность доказательств»?

Что представляет собой доказательственный факт и каково его значение?

Что принято обозначать термином «средства доказывания»?

Что принято называть источником доказательств?

Каково содержание понятия «сведения»?



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |


Похожие работы:

«Указатель литературы, поступившей в библиотеку Муромского института в 2005 году Библиотека МИ Муром 2006 г. СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАНИЕ. СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ИСТОРИЯ. КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ. ПСИХОЛОГИЯ.. 4 ЭКОНОМИКА. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПРОИЗВОДСТВО И ПЛАНИРОВАНИЕ. ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ЯЗЫКОЗНАНИЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ. МАТЕМАТИКА. ФИЗИКА. ХИМИЯ. БИОЛОГИЯ. ЭКОЛОГИЯ АВТОМАТИКА. КИБЕРНЕТИКА. ИНФОРМАТИКА. ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОУ ВПО МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА Воронежский филиал Кафедра общегуманитарных и естественнонаучных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Директор Воронежского филиала д.т.н., профессор Заряев А.В.. 2013 г. Кафедра общегуманитарных и естественнонаучных дисциплин УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по учебной дисциплине ДЕЛОВАЯ ЭТИКА по направлениям: 080100.62 – Экономика Воронеж СОДЕРЖАНИЕ I. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ. 1.1. Цели и задачи...»

«ГОУ ВПО Воронежская государственная медицинская академия имени Н.Н. Бурденко Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Гладышев В.Ю., Гаранина Н.В. ОПЕРАТИВНАЯ ЛАПАРОСКОПИЯ В ГИНЕКОЛОГИИ Учебное пособие для врачей-курсантов Воронеж 2006 УДК Гладышев В.Ю., Гаранина Н.В. Оперативная лапароскопия в гинекологии. – Воронеж: Издательство., 2006. – 86с. Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургии №2 с ортопедией и травматологией, Воронежской...»

«1 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа линии УМК Биология - Сферы (5—9 классы) для общеобразовательных учреждений составлена на основе Федерального государственного образовательного стандарта общего образования, Требований к результатам освоения основной образовательной программы основного общего образования, Фундаментального ядра содержания общего образования, Примерной программы по биологии. В рабочей программе учтены идеи и положения Концепции духовно-нравственного развития и воспитания...»

«Министерство образования Российской Федерации Московский государственный гуманитарный университет имени М.А.Шолохова МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ по направлению подготовки 031300 Политическая журналистика Методические рекомендации по написанию и оформлению Автор-составитель: доктор исторических наук Н.С. КИРМЕЛЬ Москва-2012 1 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Квалификация магистр и его научный статус Магистерская подготовка на факультете журналистики МГГУ им. М.А.Шолохова Магистерская диссертация как вид...»

«Федеральное агентство по образованию Дальневосточный государственный технический университет (ДВПИ имени В.В. Куйбышева) АКУСТИКА СТУДИЙ ЗВУКОВОГО И ТЕЛЕВИЗИОННОГОВЕЩАНИЯ. СИСТЕМЫ ОЗВУЧИВАНИЯ Учебно-методическое пособие по дисциплине Электроакустика и звуковое вещание Владивосток 2006 Одобрено научно-методическим советом ДВГТУ УДК 621.396 А 44 Акустика студий звукового и телевизионного вещания. Системы озвучивания: учебно-методическое пособие/сост. Л.Г. Стаценко, Ю.В. Паскаль. – Владивосток:...»

«ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ О КАЧЕСТВЕ И ГАРАНТИЯХ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАНИЯ ОСНОВНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 230101 Вычислительные машины, комплексы, системы и сети (230111 Компьютерные сети (230113 Компьютерные системы и комплексы) ГБОУ СПО города Москвы Политехнический колледж №19 РЕЗЮМЕ Реализация основной профессиональной образовательной программы 230101 Вычислительные машины, комплексы, системы и сети (230111 Компьютерные сети (230113 Компьютерные системы и...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральный научный клинико-экспериментальный центр традиционных методов диагностики и лечения ФИТОТЕРАПИЯ Методические рекомендации № 2000/63 Москва 2006 Фитотерапия: Методические рекомендации МЗ РФ 2000/63/ Карпеев А.А., Киселева Т.Л., Коршикова Ю.И., Лесиовская Е.Е., Саканян Е.И.// В кн.: Фитотерапия: нормативные документы/ Под общ. ред. А.А. Карпеева, Т.Л. Киселевой - М.: Изд-во ФНКЭЦ ТМДЛ Росздрава, 2006.- С. 9-42....»

«Новые книги (математика, дизайн, программирование) Аполлонский, С. М. Дифференциальные уравнения математической физики в электротехнике : для студентов вузов / С. М. Аполлонский. - Санкт-Петербург [и др.] : Питер, 2012. - 352 с. Учебное пособие соответствует требованиям государственных образовательных стандартов ВПО по направлениям подготовки дипломированных специалистов: по специальностям Электроэнергетика, Электромеханика, Электрические и электронные аппараты, Промышленная электроника. Книга...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ КАФЕДРА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА № 3 А.Н. ИЛЬИНА, С.Г. КИБАСОВА СЛОВООБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ Учебное пособие для студентов экономических специальностей 2 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА...»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Самарской области основная общеобразовательная школа с. Тяглое Озеро муниципального района Пестравский Самарской области (ГБОУ ООШ с. Тяглое Озеро) Приказ Об утверждении учебно – методических комплексов и рабочих программ 01 сентября 2013 г. № 44\4 - о\д На основании Закона РФ Об образовании и в соответствии с Уставом ГБОУ ООШ с. Тяглое Озеро в целях реализации основных образовательных задач ПРИКАЗЫВАЮ: Утвердить следующие...»

«Федеральное государственное учреждение Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВЫСОКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УРОВНЯ РАЗРАБОТОК И СОЗДАНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОЙ ПРОДУКЦИИ В ОБЛАСТИ НАНОИНДУСТРИИ НА ОСНОВЕ ПАТЕНТНОЙ ИНФОРМАЦИИ (проект) Fips. Внимание: Работа выполнена по государственному контракту Координация работ по методическому, технологическому и организационному...»

«Отдел образования администрации Лихославльского района Тверской области Муниципальное общеобразовательное учреждение Станская средняя общеобразовательная школа Согласовано Утверждаю На Совете школы Директор МОУ ССОШ Протокол № от _/Смирнова Г.Н. _Иванова А.Ю. Приказ №_ от _ Основная образовательная программа среднего (полного)общего образования Станской средней общеобразовательной школы 2013г Содержание разделы страницы I. Краткие сведения о составе и структуре образовательного учреждения, 2...»

«СМОЛЕНСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.В. Селиванов Общая психотерапия Учебно-методическое пособие (для студентов заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030301.65 (020400)-Психология) Смоленск, 2008 1. ТРЕБОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО СТАНДАРТА ДС.06 Общая психотерапия. Дисциплина общая психотерапия относится к циклу специальных дисциплин стандарта, устанавливаемых вузом. Ее содержание призвано ознакомить будущих психологов с основными направлениями современной...»

«ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ КОРЕННЫМ МАЛОЧИСЛЕННЫМ НАРОДАМ СЕВЕРА Н.В. Моралева, Е.Ю. Ледовских, Т. Келер, Д.В. Киричевский, М.Ю. Рубцова, В.П. Чижова АБОРИГЕННЫЙ ЭКОТУРИЗМ МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ Россия 2008 Ассоциация коренных малочисленных народов Центр содействия Севера, Сибири и Дальнего Востока коренным малочисленным народам Севера Российской Федерации ЦС КМНС АКМНССДВ РФ 119415, Москва, а/я 119415, Москва, а/я mail@csipn.ru raipon@raipon.org www.csipn.ru www.raipon.org Моралева Н.В., Ледовских Е.Ю.,...»

«Уважаемые выпускники! В перечисленных ниже изданиях содержатся методические рекомендации, которые помогут должным образом подготовить, оформить и успешно защитить выпускную квалификационную работу. Рыжков, И. Б. Основы научных исследований и изобретательства [Электронный ресурс] : [учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки (специальностям) 280400 — Природообустройство, 280300 — Водные ресурсы и водопользование] / И. Б. Рыжков.— Санкт-Петербург [и др.] : Лань,...»

«Министерство образования Российской Федерации Южно-Уральский государственный университет Кафедра автоматизации механосборочного производства 681.5(07) O – 363 Огарков С.Ю., Виноградова Н.В. ОФОРМЛЕНИЕ КУРСОВЫХ И ДИПЛОМНЫХ ПРОЕКТОВ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 210200 АВТОМАТИЗАЦИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ПРОИЗВОДСТВ Учебное пособие Челябинск Издательство ЮУрГУ 2003 УДК 681.51.001.2(076.5) Огарков С.Ю., Виноградова Н.В. Оформление курсовых и дипломных проектов по специальности 210200 “Автоматизация...»

«Уважаемые выпускники! В перечисленных ниже изданиях содержатся методические рекомендации, которые помогут должным образом подготовить, оформить и успешно защитить выпускную квалификационную работу. Рыжков, И. Б. Основы научных исследований и изобретательства [Электронный ресурс] : [учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки (специальностям) 280400 — Природообустройство, 280300 — Водные ресурсы и водопользование] / И. Б. Рыжков.— СанктПетербург [и др.] : Лань,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уфимский государственный авиационный технический университет АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ В ЭКОНОМИКЕ УФА 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уфимский государственный авиационный технический университет...»

«Сведения об учебно-методической, методической и иной документации, разработанной образовательной организацией для обеспечения образовательного процесса по направлению подготовки 030900.62 Юриспруденция Наименование учебно-методических, методических и иных материалов (автор, место № Наименование дисциплины по учебному издания, год издания, тираж) п/п плану Философия 1) Учебно-методический комплекс по дисциплине Философия 1 2) Данилова М.И., Скляр В.В., Ембулаева Л.С. (и др.) Сборник вопросов и...»






 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.