WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 || 3 |

«Серия ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ Т.П. Войтенко Другой я и Программа подготовки молодежи к семейной жизни Методическое пособие Калуга 2010 1 ББК 74.268.771 В 65 Работа выполнена при финансовой ...»

-- [ Страница 2 ] --

Кругом обставшие меня Всегда безмолвные предметы, Лучами тайного огня Вы осиянны и согреты...

И мог закончить свою жизнь словами глубокомысленного созерцателя Баратынского:

Велик Господь! Он милосерд, но прав, Нет на земле ничтожного мгновенья...

Духовно живой человек всегда внемлет Духу — и в событиях дня, и в невиданной грозе, и в мучительном недуге, и в крушении народа. И, вняв, отзывается не пассивно созерцательным пиетизмом, но и сердцем, и волею, и делом.

Итак, самое важное в воспитании — это духовно пробудить ребенка и указать ему перед лицом грядущих трудностей, а может быть, уже подстерегающих его опасностей и искушений жизни — источник силы и утешения в его собственной душе. Надо воспитать в его душе будущего победителя, который умел бы внутренне уважать самого себя и утверждать свое духовное достоинство и свою свободу — духовную личность, перед которой были бы бессильны все соблазны и искушения современного сатанизма.

Как бы странно и сомнительно ни прозвучало это указание для педагогически неискушенного человека, но по существу оно остается непоколебимым: самое большое значение имеют первые пять-шесть лет детской жизни; а в следующее за ним десятилетие (с шестого по шестнадцатый год жизни) многое, слишком многое, завершается в человеке чуть ли не на всю жизнь. В первые годы детской жизни душа ребенка так нежна, так впечатлительна и беспомощна... Он как бы плывет в потоке наивной, непосредственной доверчивости и нашей бессознательной сферы, еще не создался в процессе вытеснения. Этот свод, который будет потом всю жизнь обуздывать кипение страстей и замыкать томление аффектов, подчиняя их творческой жизненной целесообразности, находится еще в стадии возникновения. В этот период жизни — впечатлениям открыта последняя глубина души;

она вся всему доступна и не защищена никакой защитной броней; все может стать или уже становится ее судьбой, все может повредить ребенку или, как говорит народ, испортить ребенка. И действительно, все вредное, дурное, злобное, потрясающее или мучительное, что ребенок воспринимает в этот первый, роковой период своей жизни, — все причиняет ему душевную рану («травму»), последствия которой он потом влачит в себе через всю жизнь то в виде нервного подергивания, то в виде истерических припадков, то в виде уродливой склонности, извращения или прямой болезни. И обратно, все то светлое, духовное и любовное, что детская душа получает в эту первую эпоху, приносит потом, в течение всей жизни, обильный плод. В эти годы ребенка надо беречь, не терзать его никакими страхами и наказаниями, не будить в нем преждевременно элементарные и дурные инстинкты. Однако упускать эти годы в смысле духовного воспитания было бы столь же недопустимо и непростительно. Надо сделать так, чтобы в душу ребенка проникало как можно больше лучей любви, радости и Божией благодати.

Здесь надо не баловать ребенка, не потакать его капризам, не изнеживать его и не топить его в физических ласках, но заботиться о том, чтобы ему нравилось, чтобы его умиляло и радовало все то, что есть в жизни божественного,— от солнечного луча до нежной мелодии, от жалости, сжимающей сердце, до прелестной бабочки, от первой, лепетом сказанной молитвы до героической сказки и легенды... Родители могут быть твердо уверены: здесь ничто не пропадет, ничто не канет бесследно; все даст плоды, все принесет хвалу и совершение. Но пусть никогда ребенок не будет для родителей игрушкой и забавой; пусть он будет для них нежным цветком, который нуждается в солнце, но который так легко может быть незаметно надломлен. Именно в эти первые годы детства, когда ребенок считается «несмышленышем», родители должны помнить при всяком обхождении с ним, что дело не в их родительских восторгах, наслаждениях и забавах, а в состоянии детской души, абсолютно впечатлительной и (именно вследствие «несмыслия»

своего) абсолютно беспомощной...

Итак, до пяти–шести лет, т. е. до самого «вытесняющего» перелома в детской душе, ребенка нужно душевно беречь, как нежный цветок, с тем, чтобы затем постепенно изменить весь тон воспитания: ибо после периода душевной теплицы должен наступить период душевного закала; ребенок должен приучаться внутренне к самообладанию и к высоким требованиям; и этот процесс дастся ему тем легче, чем меньше «травм» он вынесет из первого периода. В нежнейшую эпоху своей жизни ребенок должен привыкнуть к семье — к любви, а не к ненависти и зависти; к спокойному мужеству и самодисциплине, а не к страху, унижениям, доносам и предательству. Ибо воистину — мир можно пересоздать, перевоспитать из детской, но в детской же можно его и погубить.

Духовная атмосфера здоровой семьи призвана привить ребенку потребность в чистой любви, склонить к мужественной искренности и способность к спокойной и достойной дисциплине.

Чистота любви, о которой здесь идет речь, имеет в виду эротическую сторону жизни.

Вряд ли есть что-нибудь более вредное для жизни и для всей судьбы ребенка, как слишком раннее эротическое пробуждение его души, в особенности, если это пробуждение происходит в той форме, что ребенок начинает воспринимать жизнь пола как что-то низменное и грязное, как предмет тайных мечтаний и постыдных забав, или еще — если это пробуждение вызывается неосторожностями или прямыми грубостями со стороны нянек, воспитателей или родителей...

Вредность преждевременного эротического пробуждения состоит в том, что на юную душу возлагается непосильная задача, которую она не может ни разрешить, ни изжить, ни достойно понести или устранить. Тогда ребенок оказывается без вины виноватым и безысходно обремененным; начинается бесплодная и нечистая работа воображения, сопровождающаяся судорожными попытками вытеснить весь этот непосильный заряд и в то же время — болезненными напряжениями нервной системы. Начинаются внутренние конфликты и страдания, с которыми ребенок не может справиться; ему приходится отвечать за невольные настроения и поступки; и ответственность эта превышает его душевные силы; в последней родовой глубине инстинкта начинается болезненное смятение, о котором ребенок не может даже совсем высказаться,— и весь организм души и тела оказывается выведенным из равновесия. Большинство так называемых «дефективных»



детей проходит этот страдальческий путь без всякой вины и очень редко встречает со стороны взрослых чуткое понимание и помощь...

Нередко бывает и хуже, именно, когда кто-нибудь из «товарищей» или взрослых, испорченных дурным опытом, начинает «просвещать» (т. е. портить) ребенка в вопросах половой жизни. Там, где для чистой и целомудренной души, собственно говоря, нет ничего «грязного» («ибо всякое творение Божие хорошо». Тимофею. I. 4. 4), несмотря на все человеческие несовершенства, заблуждения и болезни,— потому что «грязное», чисто воспринятое, есть уже не «грязное», а больное или трагическое — там, в душе такого несчастного ребенка, искажается жизнь воображения и развращается жизнь чувства, причем это искажение и развращение может излиться и в настоящее неисцелимое душевное уродство. Душевное восприятие такого ребенка становится пошлым или полуслепым — он как бы не видит чистого в жизни, а видит во всем двусмысленное и грязное; с этой точки зрения он начинает воспринимать всю человеческую любовь, и притом не только ее чувственную сторону, но и духовную. Чистое осмеивается;

интимное и нежное забрасывается уличной грязью; здоровый половой инстинкт начинает тянуть к извращениям; все священное в любви, в браке и в семье оказывается вывернутым, оскверненным и утраченным. Там, где уместно благоговейное молчание, шепот или молитва, водворяется атмосфера двусмысленных улыбок и плоского подмигивания. Душевное целомудрие гибнет; воцаряется бесстыдство и бесцеремонность; все священные удержи и запреты души колеблются; ребенок оказывается душевно растленным и как бы проституированным. Человек переживает целое духовное опустошение: в его «любви» отмирает все священное и поэтическое, чем живет и строится человеческая культура; начинается разложение семьи. Можно было бы прямо сказать, что в процессе современного разложения семьи и связанной с ним большевизации нравов — вреднейшее и разрушительное значение принадлежит непристойному анекдоту, внесенному в детскую. Порнография есть одно из величайших зол в деле воспитания; и чем скорее родители, воспитатели и духовники объединятся между собою для того, чтобы повести против нее решительную и неутомимую борьбу, полную осторожного такта и психологического искусства, тем лучше будет для всего человечества.

Еще одна серьезная опасность грозит эротически чистой любви ребенка — от неосторожных или грубых родительских проявлений.

При этом я имею в виду прежде всего так называемую «обезьянью» любовь родителей, т. е. слишком чувственную влюбленность их в ребенка, которого они то и дело волнуют всевозможными и неумеренными физическими ласками, заигрываниями щекоткой, возней, не постигая безрассудства и вредоносности всего этого; этим они, с одной стороны, вызывают в душе ребенка целый поток напрасного и неутолимого возбуждения и причиняют ему ненужные душевные «травмы», с другой стороны — избаловывают и изнеживают его, подрывая его способность к выдержке и самообладанию.

Наряду с этим надо поставить и всевозможные неумеренные проявления взаимной любви родителей в присутствии детей. Супружеское ложе родителей должно быть прикрыто для детей целомудренной тайной, хранимой естественно и неподчеркнуто; пренебрежение этим вызывает в душах детей самые нежелательные последствия, о которых следовало бы написать целое научное исследование... Во всем и всегда есть некая правильная и драгоценная мера, которую люди должны блюсти, а в данном случае эта мера может быть предсказана только живым чувством такта и в особенности врожденным женщине естественным и мудрым целомудрием.

Помимо всего этого, должны быть особо упомянуты те разрушительные для семейной жизни взаимные «супружеские измены» со стороны родителей, которые дети подмечают с таким ужасом и переживают так болезненно; иногда такие события переживаются детьми как настоящие душевные катастрофы. Родители всегда должны помнить о том, что дети не просто «воспринимают» отца и мать или «подмечают» за ними, но что они в глубине души идеализируют их, мечтают о них и втайне жаждут видеть в них идеал совершенства. Конечно, с самого начала ясно, что каждому ребенку предстоит пережить в этом вопросе некоторое разочарование, ибо совершенных людей нет, совершенство принадлежит одному Богу. Но это неизбежное разочарование не должно приходить слишком рано, оно не должно быть слишком острым и глубоким, оно не должно обрушиваться на ребенка в виде катастрофы. Тот час, когда ребенок утрачивает уважение к отцу или матери, — хотя бы никто не заметил этого крушения, хотя бы и сам ребенок пережил его в молчаливом разочаровании или даже отчаянии,— этот час обозначает собою духовную катастрофу семьи; и редкой семье удается оправиться впоследствии от этой катастрофы.

Словом, счастливый ребенок наслаждается в счастливой семье эротически чистой атмосферой. Для этого родителям необходимо искусство духовноцеломудренной любви.

Второй особенностью здоровой семьи является атмосфера искренности.

Родители и воспитатели не должны лгать детям ни в каких важных, значительных обстоятельствах жизни. Всякую ложь, всякий обман, всякую симуляцию или диссимуляцию ребенок подмечает с чрезвычайной остротой и быстротой: и, подметив, впадает в смущение, соблазн и подозрительность. Если ребенку нельзя сообщить что-нибудь, то всегда лучше честно и прямо отказать ему в ответ или провести определенную границу в осведомлении, чем выдумывать вздор и потом запутываться в нем или чем лгать и обманывать, и потом быть изобличенным детской проницательностью. И не следует говорить так: «это тебе рано знать» или «этого ты все равно не поймешь»; такие ответы только раздражают в душе ребенка любопытство и самолюбие. Лучше отвечать так: «я не имею права сказать тебе это;

каждый человек обязан хранить известные секреты, а допытываться о чужих секретах неделикатно и нескромно». Этим не нарушается прямота и искренность и дается конкретный урок долга, дисциплины и деликатности...

Родителям и воспитателям совершенно необходимо понять, что переживает ребенок, встречая с их стороны ложь или обман. Ребенок прежде всего теряет непосредственное доверие к родителям; он наталкивается на стену неправды в них, и чем холоднее, изворотливее, циничнее преподносится ему эта неправда, тем ядовитее она оказывается для детской души. Поколебавшись в доверии, ребенок становится подозрителен и ждет новой лжи и обмана; он колеблется и в своем уважении к родителям. В силу естественной подражательности он начинает отвечать им тем же, постепенно замыкается от них и приучается сам лгать и обманывать. Это переносится и на других людей; у ребенка появляется склонность к хитрости и неверности вообще.

В нем исчезает ясность и прозрачность души; он начинает жить сначала мелкими, а потом и крупными самообманами. Кризис доверия вызывает (рано или поздно) и кризис веры, ибо вера требует душевной цельности и искренности. Итак, все основы духовного характера приходят у ребенка в состояние кризиса или оказываются просто подорванными. В душе водворяется та атмосфера лукавства, притворства и малодушия, к которой человек постепенно привыкает настолько, что перестает замечать ее, а из этой атмосферы и вырастают потом все большие интриги и предательства.

Никогда из лживой, пролганной семьи не выйдет искренний, верный и мужественный человек; разве только в порядке отвращения к своей семье и духовного преодоления ее наследия. Ибо ложь растлевает человека незаметно, незаметно проникая из невинных пустяков в глубину священных обстояний; и удержать ее действие на поверхности житейских пустяков могут только люди с уже сложившимся духовным характером, люди, уже утвердившиеся в Боге. И если в современном мире все кишит открытой ложью, обманом, неверностью, интригой, предательством и изменой своей родине, то это несчастье имеет свои корни в двух явлениях: во всеобщем религиозном кризисе и в атмосфере семейной лживости. Из семьи, где все построено на фальши и трусости, где сердце утратило искренность и мужество, в общество и в мир вступают только фальшивые люди. Но там, где в семье царит и ведет дух прямоты и искренности, там дети оказываются предрасположенными к честности и верности. Лживость в детской ядовита тем, что она приучает человека к нечестности наедине с собою и к подлости с другими.

Есть особое искусство правдивости и искренности, которое нередко требует от человека больших совестных напряжений внутри и большого такта в обхождении с людьми и, сверх того, всегда — мужества. Это искусство дается нелегко, но в здоровых и счастливых семьях оно процветает всегда.

Наконец, особенностью здоровой и счастливой семьи является спокойная, достойная дисциплина.

Такая дисциплина не может возникнуть из атмосферы родительского террора, от кого бы он ни исходил — от отца или от матери. Такая система террора, поддерживаемая криками и угрозами, моральным гнетом или телесными наказаниями, вызывает у здорового ребенка чувство возмущения, легко переходящее в отвращение, ненависть и презрение. Ребенок чувствует себя унижаемым и не может не возмущаться; эта система изливает на него поток оскорблений, и он не может не противостать им. Эти унижения и оскорбления он может, что называется, «проглатывать» и сносить молча; но его бессознательное никогда не изживет этих травм и не простит их родителям. Там, где семейная власть осуществляется угрозами и страхом, там на каждом шагу ощущается враждебная напряженность; там воцаряется система «защитного обмана» и лукавства; там оба поколения остаются, быть может, еще в состоянии пространственного рядом-жительства, но семья как живое, органическое единство, держащееся силою взаимной любви и доверия, оказывается разрушенной.

Дети, униженные угрозами, наказаниями и вечным страхом, защищаются всеми средствами и постепенно приучаются, иногда сами того не замечая, к внутренней вседозволенности. И если эта атмосфера вседозволенности устанавливается в их отношении к родителям, то что же можно будет ждать от них в их отношении к другим, посторонним людям? Восстание против родителей перевертывает в человеческом сердце все нормальные основы общежития — чувство ранга, идею свободно признанного авторитета, начала лояльности, верности, дисциплины, чувство долга и правосознания; и семейный террор оказывается одним из главных источников общественной деморализации и политической революционности. Семья становится школой вечного, несытого бунтарства; и проявления его могут стать фатальными в жизни народа и государства.

Настоящая, подлинная дисциплина есть по существу своему не что иное, как внутреннее самообладание, присущее самому дисциплинированному человеку. Она не есть ни душевный «механизм», ни так называемый «условный рефлекс». Она присуща человеку изнутри, душевно, органически; так что если в ней есть элемент «механизма»

или «механичности», то дисциплина все-таки органически предписывается человеком самому себе. Поэтому настоящая дисциплина есть прежде всего проявление внутренней свободы, т. е. духовного самообладания и самоуправления. Она принимается и поддерживается добровольно и сознательно. Труднейшая часть воспитания и состоит в том, чтобы укрепить в ребенке волю, способную к автономному самообладанию.

Способность эту надо понимать не только в том смысле, чтобы душа умела сдерживать и понуждать себя, но и в том смысле, чтобы это было ей нетрудно. Разнузданному человеку всякий запрет труден; дисциплинированному человеку всякая дисциплина легка: ибо, владея собой, он может уложить себя в любую, благую и осмысленную форму. И тогда владеющий собою способен повелевать и другими. Вот почему русская пословица говорит: «превысокое владетельство — собою владеть»...

Однако эта способность владеть собою, которая дается человеку тем труднее, чем страстнее и разностороннее его душа, не должна превращать внутреннюю жизнь в какое-то подобие тюрьмы или каторги. Поистине настоящая дисциплина и организация имеются лишь там, где, образно выражаясь, последняя капля пота, вызванная дисциплинирующим и организующим усилием и напряжением, стерта с чела или, еще лучше — где усилие было легко и напряжение совсем не вызвало ее.

Дисциплина не должна становиться высшей или самодовлеющей целью: она не должна развиваться в ущерб свободе и искренности в семейной жизни; она должна быть духовным умением или даже искусством и не должна превращаться в тягостный догмат или в душевное каменение; она не должна парализовывать любовь и духовное общение в семейной жизни. Словом, чем незаметнее прививается детям дисциплина и чем менее она при соблюдении ее бросается в глаза, тем удачнее протекает воспитание. И если это достигнуто, то дисциплина удалась и задача разрешена. И, может быть, для ее удачного разрешения лучше всего положить в основу самообладания свободный совестный акт.

Итак, есть особое искусство повеления и запрета, оно дается не легко. Но в здоровых и счастливых семьях оно цветет всегда.

Однажды Кант высказал о воспитании простое, но верное слово: «Воспитание есть величайшая и труднейшая проблема, которая может быть поставлена человеку». И вот эта проблема, действительно, раз навсегда поставлена огромному большинству людей.

Разрешение этой проблемы, от которой всегда зависит будущность человечества, начинается в лоне семьи, и заменить семью в этом деле ничто не может: ибо только в семье природа дарует необходимую для воспитания любовь, и притом с такою щедростью, как нигде более. Никакие «детские сады», «детские дома», «приюты» и тому подобные фальшивые замены семьи никогда не дадут ребенку необходимого: ибо главной силой воспитания является то взаимное чувство личной незаменимости, которое связывает родителей с ребенком и ребенка с родителями связью единственной в своем роде — таинственной связью кровной любви. В семье и только в семье ребенок чувствует себя единственным и незаменимым, выстраданным и неотрывным, кровью от крови и костью от кости — существом, возникшим в сокровенной совместности двух других существ и обязанным им своей жизнью, личностью, раз навсегда приятною и милою во всем ее телесном — душевном — духовном своеобразии. Это не может быть ничем заменено; и как бы трогательно ни воспитывался иной приемыш, он всегда будет вздыхать про себя о своем кровном отце и о своей кровной матери...

Именно семья дарит человеку два священных, первообраза, которые он носит в себе всю жизнь и в живом отношении к которым растет его душа и крепнет его дух:

первообраз чистой матери, несущей любовь, милость и защиту, и первообраз благого отца, дарующего питание, справедливость и разумение. Горе человеку, у которого в душе нет места для этих зиждительных и ведущих первообразов, этих живых символов и в то же время творческих источников духовной любви и духовной веры!

Ибо поддонные силы его души, не пробужденные и не взлелеянные этими благими, ангелоподобными образами, могут остаться в пожизненной скованности и мертвости.

Суровой и мрачной стала бы судьба человечества, если бы однажды в душах людей до конца иссякли эти священные источники. Тогда жизнь превратилась бы в пустыню, деяния людей стали бы злодеяниями, а культура погибла бы в океане нового варварства.

Эту таинственную связь человека со священными силами, или «прообразами», которые открываются ему в недрах его семьи и рода, с дивною силою почуял и выговорил Пушкин: один раз, в язычески-мифологической форме, именуя эти прообразы «пенатами», или «домашними божествами»; другой раз — в обращении к тому, что знаменует жилище семьи и священный прах предков.

...Еще единый гимн — Внемлите мне, пенаты! вам пою Ответный гимн. Советники Зевеса...

Примите гимн, таинственные силы!..

Так, я любил вас долго! Вас зову В свидетели, с каким святым волненьем Оставил я людское стадо наше, Дабы стеречь ваш огнь уединенный, Беседуя один с самим собою.

Часы неизъяснимых наслаждений!

Они дают нам знать сердечну глубь, В могуществе и в немощах сердечных Они любить, лелеять научают Не смертные, таинственные чувства, И нас они науке первой учат:

Чтить самого себя. О, нет, вовек Не преставал молить благоговейно Вас, божества домашние.

Так, из духа семьи и рода, из духовного и религиозно осмысленного приятия своих родителей и предков родится и утверждается в человеке чувство собственного духовного достоинства, эта первая основа внутренней свободы, духовного характера и здоровой гражданственности. Напротив, презрение к прошлому, к своим предкам и, следовательно, к истории своего народа, порождает в человеке безродную, безотечественную, рабскую психологию. А это означает, что семья есть первооснова родины.

Во втором отрывке Пушкин выражает эту мысль с еще большею точностью и страстностью.

Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века По воле Бога самого Самостоянье человека,— Залог величия его.

Животворящая святыня!

Земля была б без них мертва, Без них наш тесный мир — пустыня, Душа — алтарь без божества.

Так, семья есть первичное лоно человеческой духовности, а потому и всей духовной культуры, и прежде всего — родины.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ И УПРАЖНЕНИЯ

Упражнения, способствующие запуску групповой динамики Упражнение «Самопрезентация»

Участники группы садятся в круг и по очереди рассказывают о себе. Для облегчения процедуры можно использовать какой-либо небольшой предмет (умещающийся в ладони:

маленький мячик, шарик, ракушку и т. п.), передаваемый по кругу вместе с предоставлением слова для самопрезентации.

Время рассказа о себе — от одной до трех минут, форма рассказа — свободная.

Упражнение «Мое имя»

Участникам группы дается задание подготовить рассказ о своем имени.

Ориентировочный план рассказа может быть следующим:

— почему родители дали такое имя;

— каково значение, происхождение имени; известны ли легенды, связанные с ним;

— кто из выдающихся личностей имел такое имя и является ли для участника группы эта личность значимой;

— каково отношение участника группы к своему имени; как к имени относятся окружающие.

Рассказ об имени каждый готовит самостоятельно в течение 5–7 минут. После презентации имен может быть проведено обсуждение услышанного.

В процессе обсуждения часто оказывается, что участники группы «открыли» для себя не только другие имена, рассказы о которых услышали на занятии, но и свое собственное имя. Многие просто не задумывались о своих именах, об их содержании и звучании.

Упражнение «Личный герб и девиз»

Герб и девиз являются такими символами, которые предоставляют человеку возможность в предельно лаконичной форме отразить жизненную философию и свое кредо. Это один из способов заставить человека задуматься, сформулировать, описать и представить другим главнейшие стержни своих мировоззренческих позиций.

Разработаны И.В. Вачковым; подробно приводятся в книге: Вачков, И.В. Психология тренинговой работы:

Содержательные, организационные и методические аспекты ведения тренинговой группы / И.В. Вачков. — М., 2007. — С. 166–191.

Потомки дворянских родов получали герб и девиз в наследство. И должны были свято хранить честь рода, его жизненные ценности.

Может быть, среди участников группы тоже окажутся потомки русских дворян. Они могут изобразить герб своего рода.

Всем участникам предлагается создать свой личный герб, снабженный девизом. Если в группе есть пары, собирающиеся в ближайшее время заключить брак, можно предложить им создать герб своей будущей семьи.

Герб, снабженный девизом, изображается с помощью красок или фломастеров на листах ватмана форматом А3. Герб должен иметь характерную форму. Контур делится на четыре области: горизонтальная линия отделяет нижнюю треть, в верхней части герба выделяется три области (левая и правая — равные прямоугольные трапеции основанием вверх, средняя — равнобедренная трапеция основанием вниз). Каждая область герба имеет свое назначение и символически передает необходимую информацию:

— левая часть отражает прошлое человека (то, что он уже сделал, чего достиг);

— средняя часть — его настоящее (как он себя воспринимает);

— правая часть — будущее: главную цель человека в жизни.

Нижняя часть (нижняя треть герба) содержит жизненное кредо (главный девиз), которым человек считает нужным руководствоваться в течение всей своей жизни.

Чтобы активизировать работу участников группы, ведущему можно принести на занятие изображения гербов старинных родов, рассказать об их символике, прокомментировать девизы.

На работу выделяется не менее получаса. Неплохо, если рисование сопровождается спокойной музыкой.

По окончании работы участники группы представляют свои гербы и девизы. Во время презентации можно задавать уточняющие вопросы друг другу. После презентации проводится обсуждение. Участники отмечают гербы и девизы, схожие с их собственными.

Упражнения для использования в основном блоке занятий Упражнение «Благородные имена»

Цель: актуализировать умение выделять хорошие стороны в личности другого человека.

Каждый из участников приносит фотографии 2–3 хорошо знакомых людей (взрослых и детей) и рассказывает о них всей группе. Слушатели могут задавать вопросы. Затем фотографии «идут по кругу», и каждый из участников придумывает прилагательное (или существительное), которое добавляется к имени данного человека и отражает уважение к нему, симпатию. В итоге должно получиться «благородное имя» — например, «Ярослав Мудрый», «Марья-искусница».

Упражнение «Благодарю тебя…»

Цель: научиться замечать помощь Другого, его вклад в нашу собственную жизнь и быть благодарным.

Участникам группы предлагается подумать, за что они могут быть благодарными близким людям. Рекомендуется не останавливаться только на внешних моментах, типа «чистых рубашек» и «вкусных обедов».

Затем — по кругу — высказать слова благодарности и признательности каждому из участников группы.

В ходе последующего обсуждения ведущий предлагает взять каждому за правило:

быть благодарным Другому. Не стесняться отмечать глазами, улыбкой и обязательно словами все, что нравится в действиях и поступках другого человека, благодарить его за помощь и участие в вашей жизни. И делать это искренне!

Упражнение «Симпатии-антипатии»

Цель: осмысление особенностей восприятия представителей противоположного пола.

Участники делятся на группы юношей и девушек. Каждой группе предлагается список заданий.

Задания для юношей:

1. Назовите пять причин, почему девушки могут не вызывать симпатии (не нравиться).

2. Назовите пять причин (качеств), по которым девушка всегда будет симпатична, интересна, привлекательна.

3. Девушки не правы, когда думают… 4. Мы бы хотели пожелать девушкам… Задания для девушек:

1. Назовите пять причин, почему юноши могут не вызывать симпатии (не нравиться).

2. Назовите пять причин (качеств), по которым юноша всегда будет интересен, привлекателен.

3. Юноши не правы, когда думают… 4. Мы бы хотели пожелать юношам… Участники каждой команды после коллективного обсуждения записывают ответы на данные вопросы на листах ватмана и передают результаты своих групповых наработок другой команде (юноши — девушкам, а девушки — юношам). Каждая группа знакомится с наработками другой команды, коллективно их обсуждает. Как правило, ответы представителей противоположного пола вызывают яркую эмоциональную реакцию, желание что-то прояснить, спросить. Для этого ведущий предоставляет право каждой команде продумать вопросы на уточнение и задать их команде представителей противоположного пола или высказать аргументированные возражения, если они имеются.

Упражнение «Ты-осуждения — в Я-высказывания»

Цель: продемонстрировать неэффективность авторитарного стиля взаимодействия и настроить на диалоговое общение с Другим.

Проводится в форме ролевой игры. Участникам предлагается, разбившись на пары, придумать (вспомнить) те или иные конфликтные ситуации, возникающие в общении между молодыми людьми (супругами, родителем и ребенком), и проиграть их сначала в форме «Ты-осуждений», а потом — переделав в «Я-высказывания».

Упражнение «Удержи свою позицию»

Цель: освободиться от чрезмерной зависимости от окружающих людей (боязни их неодобрительных оценок, стремления постоянно соответствовать их ожиданиям), научиться спокойно и уверенно говорить «нет».

Участники вспоминают ситуации, в которых они не сумели сказать «нет» из-за боязни потерять доброе расположение собеседника (вызвать у него обиду или рассердить). Ситуации анализируются, вырабатывается линия поведения, удерживающая собственную позицию, которая затем отыгрывается в парах.

Усложненный вариант упражнения: «Нет! — в ответ на улыбку».

Улыбка — это прекрасно, она всегда красит человека. Но на улыбку и «ловят».

Человек улыбнулся в ответ — значит, сказал «Да». А это не всегда самый правильный ответ. Чтобы стать более свободным, нужно научиться говорить «нет» даже в ответ на улыбку.

Упражнение «Как пережить неудачу»

Анализируя прошедшее, попробуйте отделить то, что, в принципе, зависело от ваших усилий, и то, что от вас не зависело. Эти две стороны могут быть выделены в каждом событии. Разделив их, можно достойно принять неизбежное и совершенствовать то, что возможно. При этом разумно учесть мнения близких, товарищей и даже недругов, если научиться воспринимать их слова не как укол, а извлекать из этого информацию.

Подводя итог, определите, что невозможно изменить и стоит лишь учитывать в будущем. Например, особенности характера другого человека или его состояние здоровья.

Помните, что неудача сама по себе не может унизить человека, если ему удалось достойно встретить неприятное событие — он победил.

Упражнение «Отказ от манипуляции»

Цель: побудить участников группы к мужественному узнаванию в себе склонности к манипулированию и к желанию выработать более гармоничные формы отношений с Другим.

Предварительно участники должны познакомиться с основными манипулятивными типами (по Э. Шострому24).

На занятии группа разделяется на подгруппы. Каждая подгруппа представляет ситуации (реальные или вымышленные), где фигурируют манипуляторы: «Диктатор», «Тряпка», «Калькулятор», «Прилипала», «Хулиган», «Славный парень», «Судья», «Защитник». Обсуждаются способы противодействия манипуляциям, а также преодоления в себе установок на манипулятивное общение.

Упражнение «Решение как ценностный выбор»

Цель: осознать, что в основе принятия решения всегда лежит [неосознанный, интуитивный] ценностный выбор.

1. Участники вспоминают трудные для себя жизненные ситуации, в которых они находились ранее, а может быть, и переживают их сейчас. Обращаясь к этим ситуациям, они должны постараться отказаться от рационального взвешивания аргументов («за» и «против»), но постараться внимательно прислушаться к своему внутреннему «Я».

Попробовать принять решение, доверяя интуиции. Выбор в своей сокровенной части — это не рассудочно-сознательная самоуверенность («Я рассудил и решил»), а доверие к интуиции.

Шостром, Э. Анти-Карнеги, или Человек-манипулятор / Э. Шостром; пер. с англ. — М., 1994.

2. После принятия решения проанализировать, какие ценности лежали в основе альтернатив и какой ценностью был продиктован сделанный выбор.

В ходе процедуры анализа может возникнуть множество вопросов, от которых не следует уклоняться, но, наоборот, сознательно фиксировать их. Например, ответить на такие вопросы: «Мои ли это ценности? Хочу ли я им следовать? Могу ли я поступиться своими привычками, чтобы следовать данным ценностям? И т. д.». Ответы на вопросы желательно давать письменно. Критерием здесь является ощущение «жизненности»

выбора, его органичности, соответствия силам, возможностям, устремлениям.

Упражнение «Развитие решительности»

Цель: оценить свою стратегию принятия решений, осознать необходимость принятия последствий выбора (несения ответственности за принятое решение).

Упражнение начинается с того, что каждый из участников пытается отрефлексировать (подкрепляя примерами) свою личную стратегию принятия решений.

Обобщая высказывания участников, ведущий обозначает 3 типа стратегий принятия решений:

— рациональную (опирающуюся на рассудительность: стремление взвесить все «за»

и «против»);

— интуитивную (опирающуюся на интуицию, голос внутреннего «Я»);

— импульсивную (исходящую из внешних обстоятельств, а не из данных собственной внутренней активности — рассудка или интуиции).

Обсуждается непродуктивность рациональной и импульсивной стратегий:

представители первой — исходя из нереалистичного желания получить гарантии, исключающие какой-либо риск — часто «застревают», так и не приняв никакого решения;

представители второй действуют торопливо и, в случаях неудачи, всю вину перекладывают на окружающих. Показывается, что в основе как рациональной, так и импульсивной стратегий лежит стремление уйти от ответственности за принимаемое решение, нежелание жертвовать чем-то ради выбираемой альтернативы.

Ведущий должен показать участникам группы, что выбор всегда сопряжен с жертвой, раскрыть экзистенциальную ценность акта жертвы.

Для этого может быть использована психотехника «Актуализация ценности».

Участники группы в чувственно-символической форме должны представить ту ценность, ради которой осуществляется жертва (выбор). Постараться ощутить непосредственную связь с этой ценностью.

Если возникает ощущение непереносимости утраты, следует воспользоваться техникой «расслоения утрачиваемого отношения». Попытаться расслоить жизненное отношение, вызывающее ощущение непереносимой утраты, на ценностно-смысловую сущность и операциональный состав жертвуемого жизненного отношения. Затем включить этот операциональный состав в другой жизненный контекст, не противоречащий сделанному выбору. В результате — жертвуемое жизненное отношение не «выбрасывается», а, расслаиваясь, включается в новую жизненную ситуацию.

Упражнение «Ребенок в моей жизни»

Цели: снять эгоцентричную установку по отношению к ребенку, сформировать представление о ребенке как продолжателе рода, обозначить родительскую задачу:

вырастить из ребенка взрослого человека.

Участники группы размышляют о том, какие чувства и настроения у них возникают при мысли о ребенке, какой образ обычно их сопровождает.

Проводится групповое обсуждение высказанных мнений.

Обсуждение может быть дополнено следующими заданиями:

1. Рисование на тему «Мой будущий ребенок в образе растения».

Рисование может быть мысленным, с последующим обсуждением возникших образов.

Желательно, чтобы у ведущего предварительно были заготовлены такие варианты рисунков:

— молодой дубок посреди зеленой лужайки;

— красивый цветок в центре клумбы;

— красивый цветок в красивой вазе;

— маленький цветок под сенью дерева (деревьев);

— молодой побег на ветке большого дерева.

Наличие рисунков позволит дать косвенную оценку установкам по отношению к ребенку. Ведущий должен прокомментировать каждый из рисунков с точки зрения основной родительской задачи: вырастить из ребенка взрослого человека.

2. Завершение предложений:

— «Я хочу дать ребенку…»;

— «С появлением ребенка со мной произойдут изменения…»;

— «Я жду от ребенка…».

Упражнения, предлагаемые как домашние задания Упражнение «Письмо психологической поддержки»

Цель: освоение технологии психологической поддержки.

Написать близкому человеку (взрослому или ребенку) письмо в 1–2 страницы.

Письмо может быть приурочено к какому-либо событию. Это письмо должно актуализировать творческий потенциал адресата, стимулировать его активность, воодушевлять энергией и волей к жизни.

На занятиях в группе проводится обсуждение процесса выполнения задания (какие трудности возникали, как преодолевались); можно предложить участникам зачитать свои письма. В процессе групповой работы вырабатываются рекомендации по написанию таких писем.

Упражнение «Мир тебе»

Цель: формировать внутреннюю установку на общение с человеком как «Мир тебе!»

В процессе спора или выяснения отношений каждые три минуты вспоминайте и повторяйте: «Мир тебе!» Это поможет не «перегнуть палку».

Упражнение «Приятный разговор»

Цель: научиться делать разговор приятным. Прав собеседник или нет, сделайте так, чтобы ему было с вами хорошо. Старайтесь говорить меньше, мягче, тише, соглашаться, а не возражать. Чаще говорите «да», а не «нет». Избегайте категоричных фраз и интонаций.

Упражнение «Гроза отменяется»

Цель: научиться сдерживать свои отрицательные эмоции. Окружающим очень тяжело их переносить. Попробуйте целую неделю всем все прощать, принимать с пониманием, не критиковать, не делать замечаний и не осуждать.

Упражнение «Мудрец»

Цель: учиться созерцательному взгляду на жизнь и умению проигрывать. Любой проигрыш — это всегда новый опыт и возможность извлечь из этого урок. Что бы ни произошло, прежде чем негодовать или расстраиваться, спросите себя: «А как бы к этому отнесся мудрый человек?»

МАТЕРИАЛЫ И СЮЖЕТЫ В ПОМОЩЬ ОРГАНИЗАЦИИ ДИСКУССИЙ

К теме «Счастье»

Бог слепил человека из глины, и остался у него неиспользованный кусок.

— Что еще слепить тебе? — спросил Бог.

— Слепи мне счастье, — попросил человек.

Ничего не ответил Бог, и только положил человеку в ладонь оставшийся кусочек глины.

Мы постоянно, из часа в час, проходим мимо людей — не видим их, не слышим их.

Иногда мы можем их описать, но только внешность; мы воспринимаем физическую оболочку — и только; мы ею часто дорожим — и только. А того, чем светится человек, мы даже не замечаем… Большей частью мы относимся друг к другу, к тем, кто нас окружает, как к обстоятельствам нашей собственной жизни. Мы — в центре, и вокруг нас движутся — или не движутся — явления; предметы не движутся, а звери и люди движутся — вот часто и вся разница. Мы знаем, что такой-то человек нам пригоден, а такой-то Евтихов, О.В. Грааль мудрости. Кн. 2 / О.В. Евтихов, Т.В. Трепашко. — СПб.: Речь, 2005.

Антоний, митрополит Сурожский. Встреча / Антоний, митрополит Сурожский. — М.: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского», 2010. — С. 132–143.

непригоден, от такого-то бывают неприятности, а от такого-то их не бывает; если хочется получить тепло или дружбу, я к этому пойду, так же как я иду к печке, чтобы согреться, или в булочную за хлебом, — и все, и ничего другого. Таково постоянное отношение каждого из нас к большинству людей. Значит, объективного существования мы за ними не признаем.

По отношению к какому-то числу людей мы бываем милостивы, милосердны, дружелюбны. Но обычно наше внимание к этим людям тоже не намного отличается от заботы о дорогих для нас вещах: как мы их чистим или натираем воском, также одариваем и улыбкой или добрым словом. Однако дело не в том, как мы обращаемся с предметами вокруг нас, а в том, чтобы признать за каждым человеком право быть самим собой, а не частью нашей жизни. И это настолько трудно, что приходится специально учиться. Чтобы каждого человека, с которым пересекается наша жизнь — встретить, надо развивать в себе способность каждого человека увидеть, каждого человека услышать и, кроме того, признать, что он имеет право на существование… Мы часто говорим, что справедливость заключается в том, чтобы уделять другому человеку то или иное. Справедливость начинается не тут, справедливость начинается там, где мы говорим, что этот человек существует совершенно вне меня, что он имеет право существовать совершенно вне меня и даже против меня, он имеет право быть самим собой, как бы это ни оказалось неудобным, мучительным, убийственным для меня. Если эту меру справедливости мы не применяем, тогда все остальное — подачки, а не справедливость. Это раздача каких-то наград, каких-то благ, но не отношения с человеком. И вот, значит, первое: признать за человеком его право на собственное существование, развить в себе способность отстраниться и посмотреть на человека — не по отношению к самому себе, а увидеть человека в нем самом: каков он? что он? — и сообразить (чего мы не любим делать), что если бы нас вообще и на свете не было, он бы все равно существовал… Во вторых, надо уметь смотреть, чего мы тоже не умеем. Мы все умеем глядеть перед собой и что-то воспринимать, но что мы видим? Мы видим два рода вещей: те, которые нам сродни, которые нам подходят, и те, которые нас отталкивают; человек нам или симпатичен, или нет. Но эти две крайности, или два аспекта человека его отнюдь не исчерпывают. Он не сводится к тому, что в нем есть вещи, которые нам нравятся и которые не нравятся, вещи, для нас опасные или благотворные. Но чтобы видеть человека безотносительно к себе самому, надо уметь отрешиться от себя… Надо научиться и слушать. Это тоже трудно, потому что слушать — значит согласиться на то, чтобы содержание другого человека стало нашим достоянием без процеживания. Слушать человека, не откидывая то, что тебе не сродни, что тебе оскорбительно, отвратительно, что для тебя неприемлемо. Слушать по-настоящему — это значит приобщиться, принять в себя все, что этот человек изольет, и это пережить именно в какой-то тайне приобщенности, общности жизни. Так, например, те люди, которые любят музыку, — отдают себя ей, открываются ей, чтобы потоки чужого опыта стали через музыку их достоянием. Но это гораздо труднее делать, когда человек говорит прозой и говорит о вещах, которые сами по себе совсем неприглядны или ранят. Для этого надо согласиться — сначала на какую-то долю, а потом на окончательную, полную приобщенность этому человеку.

И вот из этого получаются встречи. Встречи могут быть очень разными. Есть встречи животворные, есть встречи терзающие, драматические. Но как бы то ни было, в каждой настоящей встрече нам дано прозреть что-то в человеке.

Есть встречи особо рода — Богоданные встречи. Богоданность открывается в знаке, который никто не может ни с чем перепутать, — в любви. Любовь сказывается вот в чем:

в человеке мы вдруг прозреваем что-то, чего никто не видел; человек, который проходил незамеченный, оставленный, отброшенный, чужой, человек, который был просто в массе человечества, вдруг нами замечается, делается значительным, единственным — и приобретает в этом смысле окончательное значение… Часто бывает, что мы на человека посмотрели и прозрели вечное сияние в нем; а потом вглядываемся больше, больше, больше — и видим все более, и более, и более поверхностные его слои; и, начав с видения внутреннего человека, мы кончаем видением его физического «я», умственных способностей, сердечных или других дарований, и нам это закрывает то, что в глубине есть, было и всегда будет. Идет время; многое проходит мимо: другие встречи, другие обстоятельства — все это может заставить потускнеть то ясное и яркое видение, которое случилось, когда два человека друг на друга посмотрели через свет любви.

И вот тут человек доложен сказать: нет, то, что когда-то я увидел, более истинно, более несомненно, чем тот факт, что сейчас я этого не вижу… И это очень важно. Потому что единственность встречи-любви абсолютна, и ее надо защищать от слепоты, от опьянения, которое нас охватывает, от неспособности воспринимать снова и вновь человека с изначальной, первичной яркостью этого видения… И тут вопрос не в том, чтобы стиснуть зубы и сказать: умру, но останусь верен своей первой любви, а в том, что человек должен сказать: я живу верой; то, что когда-то было мне показано, это видение вечное, и я не дам ничему себя обмануть, я никого и ничего не поставлю на один уровень с этим: это — единственный, все остальные – другие.

Уникальность встречи-любви — в ее способности разрушать замкнутость человека на самом себе. Любить — значит перестать видеть в себе самом центр и цель существования.

Любить — значит увидеть другого человека и сказать: для меня он драгоценнее меня самого. Это означает: постольку, поскольку нужно, я готов не быть, чтобы он был. В конечном итоге, полюбить — значит умереть для себя самого совершенно, так, что и не вспомнишь о себе самом, — существует только другой, по отношению к которому мы живем. Тогда уже нет самоутверждения, нет желания заявить о своих правах, нет желания существовать рядом и помимо другого, а есть только устремленность к тому, чтобы он был, чтобы он был во всей полноте своего бытия.

Пока человек не отмечен чьей-то любовью, он существует ограниченно, т. е. в самом себе, и утверждает себя по контрасту с другими – против другого или по различию: я – не ты, и я есмь. Но в тот момент, когда человек оказывается найденным чьей-то любовью, ему уже не нужно утверждать свое бытие, ему уже не нужно противопоставлять себя другим, потому что он стал единственным; а единственный — вне сравнения, он просто неповторим, он — без-подобен. К этому и должны вести наши встречи.

К теме «Любовь»

Является ли любовь искусством? Если да, то она требует знания и усилия. Или, может быть, любовь — это приятное чувство, испытать которое дело случая, нечто такое, что выпадает человеку в случае удачи.

Большинство людей сегодня, несомненно, исходят из второй посылки… Не то чтобы люди считали любовь делом неважным. Они ее жаждут, они смотрят бессчетное количество фильмов о счастливых и несчастливых любовных историях, они слушают сотни глупых песенок о любви, но едва ли кто-нибудь действительно думает, что существует какая-то необходимость учиться любви. Эта особая установка основывается на нескольких предпосылках, которые порознь и в сочетании имеют тенденцию способствовать ее сохранению.

Для большинства людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимым, а не в том, чтоб любить, уметь любить. Значит, сущность проблемы для них в том, чтобы их любили, чтобы они возбуждали чувство любви к себе. К достижению этой цели они идут несколькими путями. Первый, которым обычно пользуются мужчины, заключается в том, чтобы стать удачливым, стать сильным и богатым настолько, насколько позволяет социальная ситуация. Другой путь, используемый обычно женщинами, состоит в том, чтобы сделать себя привлекательной, тщательно следя за своим телом, одеждой и т. д.

Вторая предпосылка отношения к любви как к чему-то, не требующему обучения, состоит в допущении, что проблема любви — это проблема объекта, а не проблема способности. Люди думают, что любить просто, а вот найти подлинный объект любви или оказаться любимым этим объектом, трудно.

Третье заблуждение, ведущее к убежденности, что в любви ничему не надо учиться, состоит в смешении первоначального чувства влюбленности с перманентным состоянием пребывания в любви.

Эта установка, что ничего нет легче, чем любить, продолжает оставаться преобладающей идеей относительно любви вопреки подавляющей очевидности противного. Едва ли существует какая-то деятельность, какое-то занятие, которое начиналось бы с таких огромных надежд и ожиданий и которое все же терпело бы крах с такой неизменностью, как любовь. Если бы это касалось какой-либо иной деятельности, люди сделали бы все возможное, чтобы понять причины неудачи, и научились бы поступать наилучшим для данного дела образом или отказались бы от этой деятельности.

Поскольку последнее в отношении любви невозможно, то единственно адекватный способ избежать неудачи в любви — исследовать причины этой неудачи и перейти к изучению смысла любви.

Первый шаг, который необходимо сделать, — это осознать, что любовь — это искусство, такое же, как искусство жить: если мы хотим научиться любить, мы должны поступать точно так же, как нам предстоит поступать, когда мы хотим научиться любому Фромм, Э. Искусство любить / Э. Фромм. — М., 2000. — С. 5–7.

другому искусству, скажем, музыке, живописи, столярному делу, врачебному или инженерному искусству.

Во-вторых, важно понять, что любовь — это не обязательно отношение к определенному человеку; это установка, ориентация характера, которая задает отношения человека к миру вообще, а не только к одному «объекту» любви. Если человек любит только какого-то одного человека и безразличен к остальным ближним, его любовь — это не любовь, а симбиотическая зависимость или преувеличенный эгоизм. Большинство людей все же уверены, что любовь зависит от объекта, а не способности. Они даже уверены, что это доказывает силу их любви, раз они не любят никого, кроме «любимого»

человека. Здесь то же заблуждение, о котором уже упоминалось выше. Поскольку они не понимают, что любовь — это активность, сила духа, они думают, что главное — это найти правильный объект, а дальше все пойдет само собой. Эту установку можно сравнивать с установкой человека, который хочет рисовать, но вместо того, чтобы учиться живописи, твердит, что он просто должен дождаться правильного объекта; и когда найдет его, то будет рисовать великолепно. Но если я действительно люблю какого-то человека, я люблю всех людей, я люблю мир, я люблю жизнь. Если я могу сказать кому-то «я люблю тебя», я должен быть способен сказать «я люблю в тебе все», «я люблю благодаря тебе весь мир, я люблю в тебе самого себя».

По: Митрополит Антоний (Сурожский). Таинство любви Любовь — yдивительное чyвство, но оно не только чyвство, оно — состояние всего сyщества. Любовь начинается в тот момент, когда я вижy пеpед собой человека и пpозpеваю его глyбины, когда вдpyг я вижy его сyщность. Конечно, когда я говоpю: «Я вижy», я не хочy сказать «постигаю yмом» или «вижy глазами», но — «постигаю всем своим сyществом». Если можно дать сpавнение, то так же я постигаю кpасотy, напpимеp, кpасотy мyзыки, кpасотy пpиpоды, кpасотy пpоизведения искyсства, когда стою пеpед ним в изyмлении, в безмолвии, только воспpинимая то, что пеpедо мной находится, не бyдyчи в состоянии выpазить это никаким словом, кpоме как восклицанием: «Боже мой! До чего это пpекpасно!..» Тайна любви к человекy начинается в тот момент, когда мы на него смотpим без желания им обладать, без желания над ним властвовать, без желания каким бы то ни было обpазом воспользоваться его даpами или его личностью, — только глядим и изyмляемся той кpасоте, что нам откpылась.

Когда я нахожyсь лицом к лицy с человеком, котоpого вижy глазами любви, не глазами безpазличия или ненависти, а именно любви, то я пpиобщаюсь этомy человекy, y нас начинается нечто общее, общая жизнь. Воспpиятие человека пpоисходит на глyбине, котоpая за пpеделами слов, за пpеделами эмоций. Веpyющий сказал бы: когда я вижy человека в этом свете, в свете чистой любви, то я вижy в нем обpаз Божий, иконy. Знаете, каждый из нас пpедставляет собой иконy, обpаз Божий, но мы не yмеем соответственно относиться дpyг к дpyгy. Если бы только мы могли вспомнить, что пеpед нами икона, святыня!..

Это совсем не значит, что такая икона во всех отношениях пpекpасна. Мы все знаем, что поpой слyчается с каpтиной великого мастеpа, или с иконой, или с любым пpоизведением искyсства, с любой фоpмой кpасоты: любая кpасота может быть изypодована — небpежность, обстоятельства, злоба могyт изypодовать самый пpекpасный пpедмет. Hо когда пеpед нами пpоизведение великого мастеpа, каpтина, котоpая была Митрополит Антоний Сурожский. Таинство любви / Митрополит Антоний Сурожский. — Клин, 2004.

— С. 5–9, 26–31.

отчасти изypодована, осквеpнена, мы можем в ней yвидеть либо испоpченность, либо сохpанившyюся кpасотy. Если мы смотpим на этy каpтинy, на любое пpоизведение искyсства глазами изyмленной любви, то видим пpекpасное, а об остальном можем гоpевать, плакать. И мы можем pешить, поpой, всю жизнь отдать на то, чтобы все повpежденное в этом обpазе, в этой каpтине, в этом пpоизведении искyсства — восстановить. Это дело любви: посмотpеть на человека и одновpеменно yвидеть в нем его неотъемлемyю кpасотy — и yжаснyться томy, что жизнь сделала из него, совеpшила над ним. Любовь — это именно и есть кpайнее, пpедельное стpадание, боль о том, что человек несовеpшенен, и одновpеменно ликование о том, что он так изyмительно, неповтоpимо пpекpасен. Вот если так посмотpеть на человека хоть один pаз, можно его полюбить, несмотpя ни на что, вопpеки всемy, что бpосается в глаза дpyгим людям.

Как часто бывает, что любящемy дpyгого кто-нибyдь скажет: «Что ты в нем нашел?

Что ты в ней нашел?» — и человек дает совеpшенно бpедовый ответ: «Да pазве ты не видишь, до чего она пpекpасна, до чего он кpасив?..» И оказывается: да, так оно и есть, этот человек пpекpасен, потомy что любящий видит кpасотy, а нелюбящий или безpазличный, или ненавидящий видит только pаненность. Вот об этом очень важно не забывать. Чpезвычайно важно помнить, что любовь pеалистична до конца, что она объемлет человека всецело и что она видит, она зpяча, но вместо того, чтобы осyждать, вместо того, чтобы отpекаться от человека, она плачет над изypодованностью и готова жизнь положить на то, чтобы все болезненное, испоpченное было испpавлено и исцелено ‹…› Мы все дyмаем, бyдто знаем, что такое любовь, и yмеем любить. Hа самом деле очень часто мы yмеем только лакомиться человеческими отношениями. Мы дyмаем, что любим человека, потомy что y нас к немy ласковое чyвство, потомy что нам с ним хоpошо; но любовь — нечто гоpаздо большее, более тpебовательное, и, поpой, тpагичное.

В любви есть тpи стоpоны. Во-пеpвых, человек любящий дает, хочет давать. Hо для того, чтобы давать, для того, чтобы давать совеpшенно, давать, не делая полyчающемy больно, нyжно yметь давать. Как часто бывает, что мы даем не по любви, настоящей, самоотвеpженной, щедpой любви, а потомy, что, когда мы даем, в нас наpастает чyвство своей значительности, своего величия. Hам кажется, что давать — это один из способов yтвеpдить себя, показать себе самомy и дpyгим свою значительность. Hо полyчать от человека на этих yсловиях — очень больно. Любовь только тогда может давать, когда она забывает о себе; когда человек дает, как один из немецких писателей сказал, как птица поет, от избытка своего: не потомy, что тpебyется, вынyждается y него даp, а потомy, что давать — это песнь дyши, это pадость, в котоpой можно себя забыть для pадости дpyгого человека. Такая любовь, котоpая yмеет давать, гоpаздо более pедка, чем мы вообpажаем.

С дpyгой стоpоны, в любви надо yметь полyчать; но полyчать, поpой, гоpаздо тpyднее, чем давать. Мы все знаем, как мyчительно бывает полyчить что-нибyдь, испытать благодеяние от человека, котоpого мы или не любим, или не yважаем; это yнизительно, оскоpбительно. Мы это видим в детях: когда кто-нибyдь, ими не любимый, кто-нибyдь, в чью любовь они не веpят, дает им подаpок, им хочется pастоптать подаpок, потомy что он оскоpбляет самyю глyбинy их дyши. И вот для того, чтобы yметь давать и yметь полyчать, нyжно, чтобы любовь дающего была самозабвенной, а полyчающий любил дающего и веpил безyсловно в его любовь. Западный подвижник Венсан де Поль, посылая однy из своих монахинь помогать бедным, сказал: «Помни — тебе нyжна бyдет вся любовь, на котоpyю способно твое сеpдце, для того, чтобы люди могли тебе пpостить твои благодеяния...» Если бы мы чаще это помнили, мы меньше yдивлялись бы, что окpyжающие без pадости, иногда со сжимающимся сеpдцем обpащаются к нам за помощью.

Hо даже там, где и давать, и полyчать — пpаздник, pадость, есть еще одна стоpона любви, котоpyю мы забываем. Это — жеpтвенность. Hе в том смысле, в котоpом мы обычно о ней дyмаем; напpимеp, что человек, котоpый любит дpyгого, готов на него pаботать, лишать себя чего-нибyдь, чтобы тот полyчил нyжное; что pодители могyт себя лишать необходимого pади того, чтобы дети были сыты и одеты и иногда полyчали pадость от подаpка. Hет, та жеpтвенность, о котоpой я говоpю, более стpога, она относится к чемy-то более внyтpеннемy. Она заключается в том, что человек готов по любви к дpyгомy отойти в стоpонy. И это очень важно. Ведь поpой бывает так междy мyжем и женой: они дpyг дpyга любят сильно, кpепко, ласково, pадостно. И один из них pевнyет мyжа или женy — не по отношению к комy-нибyдь, котоpый вот тyт, тепеpь может поставить под вопpос их любовь, а по отношению к пpошломy. Hапpимеp, отстpаняются дpyзья или подpyги детства; отталкиваются кyда-то вглyбь воспоминаний пеpеживания пpошлого. Томy, кто так безyмно, неyмно любит, хотелось бы, чтобы жизнь началась только с момента из встpечи. А все то, что пpедшествyет этомy, все богатство жизни, дyши, отношений кажется емy опасностью; это что-то, что живет в дyше любимого человека помимо него.

Но человек не может начать жить с какого-то, даже самого светлого дня встpечи с любимым, доpогим человеком. Он должен жить с самого начала своей жизни. И любящий должен пpинять тайнy пpошлого как тайнy и ее yбеpечь, ее сохpанить, должен допyстить, что в пpошлом были такие отношения любимого человека с pодителями, с дpyзьями, с подpyгами, такие события жизни, к котоpым он не бyдет пpичастен, иначе как обеpегающей, ласковой, почтительной любовью.

К теме «Брак»

В Цеpкви сyществyют два инститyта, котоpые кажyтся пpотивоположными дpyг дpyгy: это бpак и монашество. Вместе с тем для всякого человека, котоpый пpинадлежит Цеpкви, является ее членом, живет ее жизнью, совеpшенно ясно, что пpотивоpечий в ее жизни быть не может. И на самом деле, если пpодyмать вопpос о бpаке и монашестве в их сyществе, делается ясно, что бpак и монашество — как бы два лика одной и той же Цеpкви.

В бpаке единство бpосается в глаза: двое соединяют свою сyдьбy так, чтобы весь свой земной пyть пpойти вместе. В монашестве человек отходит от той личной человеческой близости, котоpая составляет pадость и полнотy бpака, как бы в пpедвкyшении того вpемени, когда Бог победит, когда победит все, что есть лyчшего в человеке. Да, монах отказывается от личной человеческой близости, но он не отказывается от любви: во-пеpвых, от любви к Богy, во-втоpых, от любви к человекy.

Монахом может стать только такой человек, котоpый осознал и воспpинял достаточно глyбоко тpагизм миpа; для котоpого стpадание миpа настолько значительны, что он готов о себе позабыть совеpшенно для того, чтобы помнить о миpе, находящемся в стpадании, в отоpванности от Бога, в боpении; и для того, чтобы помнить о Самом Боге, pаспятом по любви к миpy. И поэтомy yход в монашество далеко не означает бегства из миpа.

Мне вспоминается послyшник Валаамского монастыpя, о котоpом pассказывал мой дyховник. Он пятьдесят лет пpобыл в монастыpе, но так и не согласился на постpиг. Он пpошел целyю жизнь подвига, но считал себя не готовым к монашествy. Мой дyховный отец, тогда еще миpянин, искавший свой пyть, спpосил его: «Что же такое монашество, кто такой монах, что ты не можешь стать им, хотя ведешь монастыpскyю жизнь?» И тот ответил: «Монах — это человек, котоpый всем сеpдцем скоpбит и плачет над гоpем миpа, и к этомy я еще не пpишел».

И в монашестве, и в бpаке коpень всего — в любви… Если вдуматься в основные черты взаимного отношения брака и монашества, то легко увидеть в них много сходного. Первый обет, который дает монах при пострижении, первый ответ на вопрос постригающего: «Обязуешься ли ты пребывать в этом братстве до твоей смерти?» — воспринимается обычно, согласно практике и опыту Церкви, как обязательство, вступив в братство, его не покидать, вступив в монастырь, из него не выходить. Но за этим стоит, конечно, гораздо больше; за этим стоит верность и устойчивость: верность первой или окончательной своей любви и устойчивость, то есть готовность, каковы бы ни были обстоятельства, остаться лицом к лицу с теми, кого выбрала наше любовь. Эта устойчивость для монаха значит, что он будет стоять перед лицом Божиим, каково бы ни было его настроение, каковы бы ни были обстоятельства.

В брачной жизни мы говорим о верности брачной, и это, в сущности, тоже обет такой устойчивости ‹…› Митрополит Антоний Сурожский. Таинство любви / Митрополит Антоний Сурожский. — Клин, 2004.

— С. 16–19; Митрополит Антоний Сурожский. Человек перед Богом / Митрополит Антоний Сурожский.

— М.: Паломник, 2000. — С. 224–231.

… Мы говорим о монашеских обетах бедности, послушания, целомудрия. Но ведь они так же реальны в брачной жизни, как они реальны в жизни монашеской! Бедность как материальное состояние — только один из аспектов подлинной бедности. Иоанн Златоуст говорит, что беден тот, кто вожделевает того, чего у него нет. Человек может быть бесконечно богатым, но если ему страстно хочется того, чего у него нет, все имеющееся богатство в его глазах — ничто, он бедняк. С другой стороны, человек, который даже очень беден материально, но не ищет ничего, может чувствовать себя богатым ‹…› Следующий обет монашества — о послушании. Послушание мы всегда понимаем как подчиненность, подвластность… Но послушание есть в своей основе что-то совершенно иное. Послушание — это то состояние человека, который слушает, прислушивается, который склоняет свой слух, с тем, чтобы услышать… Послушание — это живое, стремительное желание человека все воспринять: не только услышать слова, но уловить мысль; не только уловить мысль, но понять, почему эта мысль родилась и нашла себе выражение, из каких глубин опыта человека идут эти слова.

Так относится послушник, молодой монах к своему старцу, но так относится и старец к своему послушнику и к своему наставнику, потому что только тот может учить другого и вести, кто сам является учеником и послушником. В конечном итоге, послушание человеку должно пойти гораздо дальше, чем этот человек; вслушиваясь в то, что говорит старец, послушник должен услышать то, что Бог через этого старца ему говорит. Не случайно в Евангелие говорится: «Один у вас Наставник — Христос» (Мф.

23:10)… Но этот закон послушания, это прислушивание, внимание к другому человеку является также законом всех человеческих отношений, и особенно брачных. Если два человека, вступившие в брак, через пристрастие, через ослепленность друг другом не превратят один другого в идола, закрывающего им Бога, если оба будут одновременно прислушиваться друг к другу и вслушиваться в Бога, становиться прозрачными Божиему воздействию, так чтобы свет Божий мог пролиться на возлюбленного, тогда осуществляется та же самая заповедь послушания… И, наконец, одно слово о целомудрии. О целомудрии мы всегда думаем в телесных категориях. Мы говорим часто о грехах плоти, и забываем слово, еще в Y веке сказанное одним подвижником: «Грехи плоти — это те грехи, которые совершает наш совратившийся дух против нашей невинной плоти»… Целомудрия нельзя достичь одной сдержанностью или дисциплиной тела. Можно достичь его только особым подходом, когда мы в другом — верой и любовью — прозреваем человека, возлюбленного Богом, сотворенного для вечной жизни, искупленного жизнью, страданиями и смертью Христа, человека, которого Бог нам поручил, чтобы мы ему открыли путь вечной жизни. В момент, когда мы на человека так можем смотреть, мы делаемся целомудренными и в мыслях, и в плоти; и это единственный способ, который может до конца нас уцеломудрить. Но это отношение — не физическое, это отношение духовное; и оно имеет место не только в монашестве, но и в браке, потому что в браке муж и жена должны осознавать, что они друг другу даны Богом, Который их взаимно друг другу поручил, чтобы они друг друга оберегли, сохранили, освятили, открыли друг другу путь вечной жизни… К теме «Гражданский брак»

Идеологические предпосылки идеи «гражданского брака»

Без любви человечество чувствует себя обокраденным, обделенным, нищим. Нет никакого сомнения, что любовь станет культом будущего человечества. И сейчас, чтобы бороться, жить, трудиться и творить, человек должен чувствовать себя «утвержденным», «признанным». «Кто себя чувствует любимым, тот себя чувствует и признанным; из этого сознания рождается высшая жизнерадостность». Но именно этого признания своего Я не знает современное человечество, переживающее острый любовный кризис.

Любовный кризис тем острее, чем меньше запас любовной потенции, заложенной в человеческих душах, чем ограниченнее социальные скрепы, чем беднее психика человека переживаниями солидарного свойства.

Причина любовного кризиса — в современной форме брака. Современная форма брака беднит душу и никоим образом не способствует накоплению запасов «великой любви» в человечестве.

Каковы главные несовершенства современного брака? В его основу положены два одинаково ложных принципа: нерасторжимость, с одной стороны, представление о «собственности», о безраздельной принадлежности друг другу супругов — с другой.

Необходимы новые формы брачных отношений, повышающие сумму «любовной потенции» человечества...

«Большая любовь» — редкий дар судьбы, выпадающий на долю немногих избранников. Великая волшебница «большая любовь», расписывающая чарующими солнечными красками нашу серую жизнь, лишь скупо касается сердец своим зачаровывающим жезлом; миллионы людей никогда не знавали всесилия ее колдующих чар. Что делать этим обездоленным, обойденным? Обречь их на холодные супружеские объятия без Эроса? На пользование проституцией? Ставить перед ними, как это делает современное общество, жестокую дилемму: либо «большая любовь», либо «эротический голод»?

Есть другой путь: там, где отсутствует «большая любовь», там ее заменяет «любовьигра». Чтобы «большая любовь» стала достоянием всего человечества, необходимо пройти трудную, облагораживающую душу «школу любви». Такой школой является «любовь-игра». «Любовь-игра» — это способ накопления в человеческой психике «любовной потенции».

«Любовь-игра» в различных своих проявлениях встречалась на всем протяжении человеческой истории. В общении между древней гетерой и ее «другом», в «галантной любви» между куртизанкой эпохи Возрождения и ее «покровителем-любовником», в эротической дружбе между вольной и беззаботной, как птица, гризеткой и ее «товарищем»-студентом нетрудно отыскать основные элементы этого чувства.

«Любовь-игра» предъявляет высокие требования к партнерам. Люди, сошедшиеся исключительно на почве обоюдной симпатии, ждущие друг от друга лишь улыбок жизни, Коллонтай, А.М. Любовь и новая мораль / А.М. Коллонтай //Философия любви: сб. — Ч. 2. — М., 1990.

не позволят безнаказанно терзать свои души, не пожелают мириться с небрежным отношением к своей личности, игнорировать свой внутренний мир. «Любовь-игра», не исходя из принципа «безраздельного» обладания, приучает людей отдавать лишь малую частицу своего «я», она способствует, как никакая другая форма любви, самосохранению индивидуума.

…Наше время отличается отсутствием «искусства любви»; люди абсолютно не умеют поддерживать светлые, ясные, окрыленные отношения, не знают всей цены «эротической дружбы». Любовь — либо трагедия, раздирающая душу, либо пошлый водевиль. Надо вывести человечество из этого тупика, надо выучить людей ясным и необременяющим переживаниям. Только пройдя школу «любви-игры», сделается психика человека способной воспринять «великую любовь», очищенную от ее темных сторон...

…Общество должно научиться признавать все формы брачного общения, какие бы непривычные контуры они ни имели, при двух условиях: чтобы они не наносили ущерба расе и не определялись гнетом экономического фактора. Как идеал остается моногамный союз, основанный на «большой любви». Но «не бессменный» и застывший. Чем сложнее психика человека, тем неизбежнее «смены». «Конкубинат», или «последовательная моногамия» — такова основная форма брака. Но рядом — целая гамма различных видов любовного общения полов в пределах «эротической дружбы».

Второе требование — признание не на словах только, но и на деле «святости»

материнства. Общество обязано во всех формах и видах расставить на пути женщины «спасательные станции», чтобы поддержать ее морально и материально в наиболее ответственный период ее жизни.

Наконец, чтобы более свободные отношения не несли за собою «ужаса опустошения»

для женщины, необходимо пересмотреть весь моральный багаж, каким снабжают девушку, вступающую на жизненный путь.

Все современное воспитание женщины направлено на то, чтобы замкнуть ее жизнь в кругу семьи. Надо распахнуть перед женщиной широкие врата всесторонней жизни, надо закалить ее сердце, надо бронировать ее волю. Пора научить женщину брать любовь не как основу жизни, а лишь как ступень, как способ выявить свое истинное Я. Пусть и она, подобно мужчине, научится выходить из любовного конфликта не с помятыми крыльями, а с закаленной душою. Уже брезжит свет, уже намечаются новые женские типы — так называемых «холостых женщин», для которых сокровища жизни не исчерпываются любовью. В области любовных переживаний они не позволяют жизненным волнам управлять их челноком; у руля опытный кормчий — их закаленная в жизненной борьбе воля. И обывательское восклицание «У нее есть прошлое!» перефразируется холостой женщиной: «У нее нет прошлого — какая чудовищная судьба!»

Пусть не скоро еще станут эти женщины явлением обычным, пусть не сразу прекратится затяжной кризис пола, уступая место «морали будущего», дорога найдена, вдали заманчиво светлеет широко раскрытая заповедная дверь...

Примеры реализации на практике принципа А.М. Коллонтай:

«Женщина должна служить интересам класса, а не семье»

Из декрета Саратовского Губсовнаркома об отмене частного владения женщинами:

«Бракъ является продуктом соцiального неравенства, которое должно быть с корнем вырвано.

Сайт Вениамина Башлачева. «Демография для всех» (август 2009). Глава 11: Начало поражений в сдвиге морали.

Саратовский Губернскiй Совет постановил:

1. Съ 1 января 1918 года отменяется право постоянного владения женщинами, достигшими 17 лет и до 30 лет.

2. Действiе настоящего декрета не распространяется на замужнихъ женщин, имеющих пятерых или более детей.

3. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право въ неочередное пользование женой.

4. Отчуждаемые женщины под настоящий декретъ изъемаются изъ частного постоянного владенiя и объявляются достоянием всего трудового народа.

5. Распределенiе заведованiя отчужденныхъ женщинъ предоставляется Губернскому, Уезднымъ и Сельскимъ Сов. Раб. Солд. и Крест. Депутатовъ по принадлежности.

6. Граждане мущины имеютъ право пользоваться женщиной не чаще четырех разъ в неделю и не более 3-хъ часов.

7. Каждый мущина, желающий воспользоваться экземпляром народного достояния, должен представить отъ рабочезаводского комитета или профессiонального союза удостоверение о принадлежности своей къ трудовому классу».

К теме «Род. Родня. Родословная»

Идея новой научной области — философии генеалогии Выдающийся мыслитель, ученый-энциклопедист Павел Александрович Флоренский (раскрывший в своих гениальных работах «Столп и утверждение истины», «Мнимости в геометрии» — для сомневающегося ума современного человека — религиозные постулаты о существовании «того света», о бессмертии человеческой души как убедительные научные гипотезы) наметил пути и к новой научной области — философии генеалогии.

В монографии «Анализ пространственности и времени в художественноизобразительных произведениях» П.А. Флоренский вводит понятие духовного генетика и определяет законы его бытия: «Род есть единый организм и имеет единый целостный образ. Он начинается во времени и кончается. У него есть свои расцветы и свои упадки.

Каждое время жизни ценно по-своему, однако род стремится к некоторому определенному, особенно полному выражению своей идеи, пред ним стоит заданная ему историческая задача, которую он призван решить».

Интерес к своим предкам, к истории своего рода философ считал жизненной задачей всякого человека, стремящегося постигнуть свою роль и место в истории сменяющихся поколений и смысл появления на свет Божий: «Только при родовом самопознании возможно сознательное отношение к жизни своего народа и к истории человечества, но обычно не понимают этого и родовым самопознанием пренебрегают, почитая его в худшем случае — за предмет пустого тщеславия, а в лучшем случае за законный, исторически заработанный повод к гордости».

П.А. Флоренский был одним из лучших генеологов-исследователей, являя собой редкий образец собирателя истории своего рода. По его мнению, семейный быт нашего народа отличался особенной цепкостью по отношению к родовым преданиям, крепкой родословной традицией. Философ считал, что история рода должна давать нравственные уроки и задачи. Определить свое место и задачу в роде, преумножить достижения рода — обязанность каждого человека.

По: Ничипоров Б.В. Архетипическая структура семьи Октябрьский переворот и последующие события деформировали у многих из нас родовое чувство. Родовое чувство, как известно, было всегда сильно, но известные исторические катаклизмы — уничтожение сословий, искусственное прерывание российской истории (осознание нашей истории после 17 года как чего-то совершенно Ничипоров, Б.В. Таинство брака и семьи: космология домостроительства / Б.В. Ничипоров // Введение в христианскую психологию. — М., 1994. — С. 112–113.

нового — «отречемся от старого мира») и, кроме того, возникшие во множестве нравственные и идеологические противоречия между отцом и детьми, не говоря уж о развале российской семейственности, — все это вкупе ослабило родовое чувство. А это вроде бы плохо, так как род — это всегда фундамент, это психо-биологический, культурный, экономический капитал для каждого сына в его становлении как отца.

Однако давайте вспомним родословную Иисуса Христа у евангелиста Луки. Иисус, начиная Свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, сын Иосифов, Илиев… Иосиев, Симеонов…Аврамов… Еносов, Сифов, Адамов, Божий (Лк. 3, 23–38). Эта родословная говорит нам о том, что в духовном смысле род только тогда имеет корень, когда он обожен, одухотворен. Отсутствие или снижение духовности рода ведет к снижению энергетики рода. Это выражается, скажем, буквально в том, что у нас сейчас нет ни духовных, ни физических, ни душевных сил рождать много детей. Часто это один ребенок в семье.

Отсутствие чувства рода, «зова предков» вовсе не должно повергать нас в уныние.

Животворную энергию и духовные силы можно и нужно черпать прямо в Церкви Божией: подлинный род, очищенный веками, — это для нас род Христов. В одном из песнопений, прославляющих Божию Матерь, поется: Ты бо ecu спасение рода христианского.

По: Валентина Пономарева. Кем приходится жена мужниной родне?

Вступление в брак — в старинной отечественной традиции — означало расширение родственных связей: к кровному родству добавлялось родство по браку. Какой статус получала молодая жена, становясь членом семьи своего мужа, и кем приходились ей ее новые родственники?

Согласно большинству источников, вступая в дом супруга, недавняя невеста превращалась в невестку. Таковой она становилась для родителей мужа, и для его сестербратьев. Жены братьев — между собой — также были невестками.

Слово «невестка» очень близко к слову «невеста». По ряду версий, в основе своей это связано с обычаями, зародившимися еще при родовом строе, когда в жены брали девушек из дальних поселений. Известно об избраннице было мало, потому и звалась она «невесть кто» (т. е. неведомая), и это понятие стало прототипом более позднего наречения просватанной девушки «невестой». Входя в дом мужа, молодая жена не могла не раскрыть свой характер в ходе совместной жизни, что и нашло отражение в добавлении суффикса «к» (имеющего пренебрежительный оттенок) к слову «невеста». Получилось — «невестка».

Кем же приходились невестке ее новые родственники?

Ключевые фигуры — родители супруга — становились свекрами (свекром и свекровью).

Происхождение понятий «свекра» и «свекрови» трактуется по-разному. Самой убедительной является точка зрения, согласно которой обобщенное понятие свекров (как матери, так и отца мужа) возникло из выражения «свед-кровь», сведнная (соединенная) кровь, в смысле — породнившаяся. Свекрам отводилась особая роль в брачных ритуалах.

Либо отец, либо мать жениха участвовали в обряде «покрывания» невесты, точнее в снятии с нее покрывала в присутствии всех родственников, символизировавшим новое рождение молодой женщины: переход ее из одного социального статуса в другой, прием Валентина Пономарева. Школа Жизни РУ — Познавательный журнал.

новобрачной в семью мужа и приобщение ее к новому дому. После снятия покрывала (фаты), косы прятали под головной убор (косник), подобающий замужней женщине.

Родители супруга считались для жены богоданным отцом и богоданной матушкой.

Их слово должно было быть для нее законом. Перечить им, разумеется, не дозволялось, — только почитать, величая со всевозможной кротостью и благодушием: «Свекор-батюшка, мой застоюшка, свекровь-матушка, заборонушка».

В свадебной песне невесту наставляли:

Назови золовушек всех по имени, Назови деверьев всех по отчеству, Назови свекровушку «Свекры-матушка», Назови свекра «Свекор-батюшка», Назови ты мужа «Милый мой дружок».

Хотя по пословице: «первая зазнобушка — свекор да свекровушка, другая зазнобушка — деверь да золовушка», заметим, что начинается перебор новых родственников с сестер и братьев новобрачного. Это не удивительно — именно с ними молодухе придется проводить больше всего времени в новой семье, прежде всего, в хозяйственных делах и заботах.

Как свекор и свекровь считались для молодой жены их сына богоданными родителями, так золовки и деверья становились богоданными сестрицами и братцами.

«Золовкой» сестру мужа назвали по обряду «золования», когда она осыпала новобрачную золой из родной печки. Отношения молодухи с мужниной сестрой частенько не складывались; по этому поводу народ сочинил: «Невестка и золовка живут неловко». А почему? Одно из расхожих объяснений: золовка наделялась правом командовать молодой и, пользуясь им, могла выставить ее в неприглядном свете. В народе говорили: «Золовка хитра на уловки», однако при этом добавляли: «Каковы золовки, таковы и невестки».

Семейный чин деверя имеет санскритское происхождение. На взгляд невестки, мужнин брат — в сравнении с сестрой — выигрывал: «Лучше восемь деверей, чем одна золовушка!» Сама она, однако, частенько пользовалась простодушием деверя, не проявляя о нем должной заботы. Жесткосердным молодухам приписывали: «Нет нужды невестке, что деверь не ел: хоть ешь, хоть сохни, хоть так издохни».

Вхождение в семью мужа для молодой жены часто было непростым делом. В рязанских краях невестку, с трудом отрывавшуюся от родительского дома, называли «двухвосткой».

О доле невестки в народном фольклоре сказано немало. Вот, к примеру, наиболее характерные пословицы: «Кошку бьют — невестке наветки дают» (т. е. намекают на вполне определенное ее место в новом доме), «Чай устала моловши, невестушка, поди-ка, потолки!» (мол, лучший отдых — это смена вида деятельности), «Пусть бы невестка и дура, только бы огонь пораньше дула» (главное, чтоб была работящая, хозяйственная, домовитая).

Несмотря на трудности вхождения в новый дом, роль невестки была очень важной.

Молодая женщина воспринималась как символ будущего обильного плодородия, что нашло отражение среди календарных обрядов земледельческого цикла. Когда невестка впервые отправлялась на жатву, то первый сноп заворачивала в полотенце и передавала матери мужа. Его торжественно вносили в дом, украшали венками, а после обмолачивания освящали зерна и смешивали с теми, что приготавливались на посев в будущем году.

Некоторые источники считают понятие «невестка» полным аналогом понятию «сноха». Согласно словарю В. Даля: «сноха» — сыноха, сынова жена.

Однако более интересным представляется мнение о том, что невестка — это молодая жена, а сноха — жена «со стажем» (родившая ребенка). В пользу версии о том, что сноха, в отличие от невестки, более опытная жена (в первую очередь, потому, что производит на свет дитя), говорят этимологические связи слова «сноха». В том же словаре В. Даля одно из значений понятия «сносить» — терпеть. В семье мужа молодая жена действительно должна была «выдержать экзамен» на умение терпеть. Кроме того, широко известен оборот «быть на сносях» — т. е. скоро родить.

Более высокий статус снохи по сравнению с невесткой нашел свое отражение и в народных присловьях: «Сноха щедрее щедрого» (так как дарит семейству продолжение рода), «Первого сына женят отец да мать, а второго — сноха» (имеется в виду, что ее отзыв о родителях мужа воспринимается со всем вниманием).

Я за то, что сноха — это повзрослевшая невестка. А вы как считаете?

К теме «Семья: воспитание детей»

По: Б.В.Ничипоров. О христианской педагогике в России Воспитание мальчиков в любой стране являет собой краеугольный камень педагогики.

Результаты воспитания мальчиков определяют не только их личное благополучие и судьбу будущей семьи, но и судьбу всего рода, а также судьбу страны, Родины.

В воспитании мальчиков должны быть отчетливо выведены две основные линии:

— воспитание воинской доблести и чести;

— воспитание интеллигентности.

Воспитание воинской доблести и чести — это укрепление в мальчиках «воинского духа», фундаментом которого выступает мужество. Важным здесь является развитие в мальчиках таких качеств как дисциплинированность, собранность, умение терпеть и преодолевать трудности (холод, голод, усталость, неудобства и т. п.), — другими словами, преодолевать себя (свое желание телесного комфорта). Поэтому с мужеством всегда было сопряжено еще одно важнейшее личностное качество — это жертвенность.

Презрение смерти (готовность положить жизнь свою «за други своя») начинается со способности преодолевать себя, свои телесные нужды.

Формы обучения, воспитывающие воинский дух, могут быть различными: начиная от спортивных секций и кончая туристическими походами и летними трудовыми лагерями.

Немалую роль играет здесь и добрый пример взрослых, а также знакомство с идеалами отечественных героев-воинов: святым благоверным князем Александром Невским, А.В.

Суворовым. М.И. Кутузовым и другими.

Русское воинство исторически всегда было добропобедным: победы, которые доставляла русская армия своему народу были победами добра над злом. Это пошло еще со времен равноапостольного князя Владимира, который завещал своей дружине никогда не нападать, вести только оборонительные войны. Идеалом русского воинства также являлась — исходящая из Евангельских заповедей — жалость к врагам.

Ничипоров, Б.В. О христианской педагогике в России / Б.В. Ничипоров // Введение в христианскую психологию — М., 1994. — С. 155–165.

В понятие «интеллигентность» включается несколько составляющих.

Первой является патриотизм, любовь к Родине. Патриотизм — это, прежде всего, осознание русской земли как своей, это осознание себя ответственным за эту землю, за ее благосостояние, это осознание себя в диалоге с живой историей земли. Это, наконец, и осознание себя в ряду поколений, населявших эту землю. А именно: формирование ответственности за прямое наследование хозяйствования на земле, а также готовности простить (не осудить) ошибки отцам и дедам и искупить их своей жизнью. Последнее можно назвать выпрямлением пути рода (семьи) и народа в целом.

Интеллигентность включает также и близость с природой, чувство своей природы, любовь к ней — как созерцательную, так и деятельную.

Вместе с тем понятно, что интеллигентность — это вовлечение и освоение европейской и мировой культуры в целом. Путь к этому лежит, в том числе, через хорошее знание языка, туризм, знание мировой музыкальной культуры, литературы и истории мировых религий.

Особенность русского интеллигента часто связывают с разного рода сомнениями. Это нормально! И это не потому, что он безосновен, и не потому, что он сделал сомнение способом жизни. А потому, что сомнение для него — это повод обретения Истины. Он сомневается потому, что пока не видит Истины в полноте. Однако если сомнение стало способом мышления, то это приводит неизбежно к вырождению личности. А именно: к цинизму, унынию и отчаянию.

Интеллигентность часто отождествляют с соблюдением «правил приличия». Но это лишь внешние признаки интеллигентности. Разумеется, внешнее и внутреннее между собой тесно взаимосвязаны. Однако абсолютизация внешнего — т. е. эстетство — представляет собой серьезную опасность для гармоничного формирования внутреннего мира юноши.

Нередко родители стремятся «облагородить душу» ребенка занятиями искусством или наукой. Такие упования, как правило, оказываются тщетными. Успехи в искусстве формируют своеобразную утонченность, ведущую к депрессивности, нервности, демонстративности, тщеславию. А начитанность, многознание и осведомленность, к сожалению, не рождают светлого ума; не подкрепленные духовностью, они вырождаются в надменность, сарказм и нередко цинизм.

Во внутреннем мире человека важно выделять два уровня — душевный и духовный;

соответственно, нужно говорить и о двух уровнях воспитательных задач: воспитание душевности и воспитание духовности, одухотворение.

Одухотворение приходит только через веру и религиозность. У мальчика с детства должна формироваться и укрепляться способность «глядения в себя», которое должно быть не просто самонаблюдением, но «самонаблюдением в Боге», склоняющим, с одной стороны, к покаянию, видению своего несовершенства, а с другой — не дающим унывать.

Если мальчик занимается искусством или наукой, то эти занятия обязательно должны быть сопряжены с познанием Евангельских заповедей. Подлинные искусство и наука — произведения всех великих писателей, художников, ученых — родом из Евангелия. Если убрать эту основу и оставить только «верхушки» — великие произведения искусства и науки — вне ее основной Жизни, Энергетики и Фундамента, то человек не устаивает в чистоте, даже и посвящаясь в классику.

Воспитание духовности — укрепление в ребенке веры и религиозного чувства — чрезвычайно тонкое дело. Взрослый здесь обязательно должен давать личный пример.

При этом проявляя стержневую черту интеллигентности: терпимость к любой мировоззренческой позиции на фоне спокойного и глубокого осознания своей.

Отсутствие духовного воспитания рождает праздность души. Праздность, пустота, невостребованность души возникает даже и при формальной загруженности детей в различных школах, секциях и кружках. Но свято место никогда не бывает пусто. Чисто энергетически душа ребенка постепенно заполняется энергиями, имеющими безблагодатную, а часто и откровенно демоническую природу.

С этим связаны излишняя мечтательность и романтизм, сопряженные нередко с частичной потерей чувства реальности. Нереалистичные мечты ведут к депрессиям.

Глубина депрессивности у многих сегодняшних детей все чаще сочетается с суицидальными тенденциями… И священникам приходится очень часто выслушивать горькую исповедь матери о той или иной трагедии в жизни сына и восклицания типа: «За что, ведь я все ему дала».

По: Б.В.Ничипоров. О христианской педагогике в России У современных девочек так же, как и у мальчиков, есть общий нравственный порок — праздность души. И просто механическая занятость в кружках и секциях, к сожалению, не решает проблему праздности, т. е. некоей пустоты души.

Чрезвычайно важным является восстановление подлинных идеалов русской девушки. Сегодня эта сфера смещена и доведена до абсурда.

Идеалы, которые культивирует общественное сознание, следующие. Первый расхожий идеал — девушка как фотомодель. Требуются хорошие внешность и фигура, белозубость, внешняя нахватанность и пр. Вообще, как бы исходной точкой всего является не сердце или ум, а бедро. Все должно быть от бедра и не выше бедра, и мысли, и желания, и чувства.

Второй идеал, который завоевывает сегодня огромную популярность, несмотря на очевидную его безнравственность — девушка как блудница. Само это занятие все менее и менее порицается в обществе. О печальных последствиях этого стиля жизни говорить не приходится. Любому педагогу и психологу они очевидны. И прежде всего — это потеря первоосновы, того главного, зачем девочка появляется на Свет Божий.

Православная Церковь искренне жалеет таких девушек. Среди них попадаются натуры страдающие и глубокие. И в Евангелии мы видим образы кающихся блудниц. А пример преподобной Марии Египетской — сначала блудницы, а затем великой святой, — лег в основу христианской нравственности как пример одновременно и милости Божией, и огромных возможностей человеческого духа, стремящегося к возрождению.

Основополагающим и положительным нравственным идеалом для русской девушки должен быть идеал добропорядочной жены и заботливой матери.

Безусловно, путь всякого человека полон тайн. И девушка может не выйти замуж или, будучи в замужестве, не иметь детей. Но по вере каждого человека Господь даст и сил понести свой крест.

Это не меняет главного направления нашей заботы. Именно такая, старая, как мир, установка на замужество и рождение детей и есть нравственно осмысленный подход в деле воспитания девочки.

В связи с этим главным охранительным нравственным чувством, которое всегда формировало облик русской девушки, было (и есть сегодня и будет всегда) целомудрие.

Ничипоров, Б.В. О христианской педагогике в России / Б.В. Ничипоров // Введение в христианскую психологию. — М., 1994. — С. 165–169.

Понятно и ясно, что нерелигиозной девушке практически невозможно сегодня устоять в целомудрии. Так как при ярой экспансии разврата, буквально отовсюду, стыдливость будет восприниматься ею как невроз, закомплексованность и глупость. И лишь христианское братство успешно противостоит этому напору. Опыт показывает, что девушки и парни, воспитанные Церковью в воскресных школах, способны на чистую, романтическую любовь, у них сохранились стыдливость и стойкость по отношению к современному агрессивному и блудливому миру.

Кроме главного и фундаментального нравственного чувства у девочек — целомудрия, можно говорить и о других. Это терпеливость, жалость и милосердие. Это и хозяйственность, т. е. особая домашность девушки — будущей жены и хозяйки. Не углубляясь в многообразие характеров и типов, надо отметить, что одной из характернейших отрицательных черт сегодняшней женщины является психологическая бездомность. Сразу надо серьезно оговориться, что исключений здесь много. Известны женщины, которые любят, чувствуют и ведут свой дом. Ибо женщина и уют — это синонимы!

Поэтому речь здесь идет, скорее, о таинстве устроения самой души той или иной девушки или женщины. Та женщина, которая «сама не в себе» — именно она и не может, по-видимому, иметь дома. И обретение дома для женщины приходит параллельно с возвращением к себе, к святыне своей души… Православная Церковь является кладезем великих примеров и идеалов для подражания. И для наших сегодняшних девочек и девушек таковым прежде всего является житие Самой Божией Матери. Ибо Пречистая Дева и есть Кладезь целомудрия и чистоты. Это также и святые образы жен-мироносиц, святых мучениц и преподобных.

Назидает девушку-христианку жизнь и подвиг той святой, именем которой она наречена при крещении.

ХРИСТИАНСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЛЮБВИ И СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

Калужским Научным Центром и КГУ им. К.Э.Циолковского проводится изучение восприятия современной молодежью христианских представлений о семейной жизни.

Представления оформлены в виде 40 тезисов и заключены в анкету. 36 Несмотря на то, что эти представления являются традиционными для отечественной культуры, о многих из них Вы, возможно, впервые узнаете. Выразите, пожалуйста, свое отношение к этим представлениям, исходя из следующей системы оценок:

— 4 балла — «Я полностью разделяю данные представления. Об этом нужно обязательно знать всем молодым людям»;

— 3 балла — «Данные представления кажутся мне интересными и не лишенными оснований»;

— 2 балла — «Данные представления вызывают у меня большие сомнения»;

— 1 балл — «С данными представлениями я категорически не согласен/согласна».



Pages:     | 1 || 3 |


Похожие работы:

«ПЕРЕЧЕНЬ основных законодательных и иных нормативных правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда (стандарты безопасности труда, правила и типовые инструкции по охране труда; государственные санитарноэпидемиологические правила и нормативы; межотраслевые и отраслевые правила; своды правил промышленной безопасности и другие), действующих (утративших силу) в Российской Федерации. (по состоянию на 28.02.2013г.) Примечания: Охрана труда, как и любая сложная...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пермский государственный национальный исследовательский университет Федеральной бюджетное учреждение науки Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения Н.А. Лебедева-Несевря, С.С. Гордеева СОЦИОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ Допущено методическим советом Пермского государственного национального...»

«Методическое объединение вузовских библиотек Алтайского края Вузовские библиотеки Алтайского края Сборник Выпуск 5 Барнаул 2005 ББК 78.34 (253.7)657.1 В 883 Редакционная коллегия: Л.В. БобрицкаяЮ И.Н. Кипа, Л.П. Левант, Т.А. Мозес, З.Г. Флат, Н.Г. Шелайкина. Гл. редактор: Н.Г. Шелайкина Ответственная за выпуск: М.А. Куверина Компьютерный набор: Л.Н. Вагина Вузовские библиотеки Алтайского края. Сборник. Вып. 5. /Метод. объединение вуз. библиотек Алт. края. – Барнаул: АлтГТУ, 2005. - с. Пятый...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ульяновский государственный технический университет И. П. ЛАВРЕНТЬЕВА В. В. КУЗНЕЦОВ В. В.ГРИГОРЬЕВ УПРАВЛЕНИЕ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ Учебное пособие Ульяновск 2009 2 УДК 316.33 (075) ББК 66.2 Л 13 Рецензенты: директор Ульяновского филиала ПАКС им. П.А. Столыпина, к. э. н. В. В. Ваховский, к. э. н., доцент В. А. Шалаева. Утверждено редакционно-издательским советом университета в...»

«Данные об обеспеченности учебно-методической документацией Направление (специальность): 070501.65 Режиссура театра Обеспечен ность студентов учебной Наименование № Наименование Количество литератур учебников, учебно-методических, методических пособий, разработок и п/п дисциплины экземпляров ой рекомендаций (экземпля ров на одного студента) 1. Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. История России. Учебное пособие для 1. История 10 1, ВУЗов- М.: Проспект,2009-332 с. 2. Дворниченко А.Ю., Тот Ю.В., Ходяков...»

«М.Н. Нечай ЛАТИНСКИЙ ЯЗЫК ДЛЯ ПЕДИАТРИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТОВ Рекомендовано УМО по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по специальности 060103.65 Педиатрия КНОРУС • МОСКВА • 2013 УДК 811.124:616-053.2(075.8) ББК 81.2Латин-923 Н59 Рецензенты: А.М. Ивахнова-Гордеева, заведующая кафедрой латинского языка Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета, доц., Я.В. Гирш, проф. кафедры педиатрии...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Оренбургский государственный университет Е.В. Дырдина, В.В. Запорожко, А.В. Кирьякова ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В КОМПЕТЕНТНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОМ ОБРАЗОВАНИИ Учебно-методическое пособие Рекомендовано Ученым советом федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования...»

«Юрий Петрович Подолян Тематическое и поурочное планирование по ОБЖ. 10 класс Тематическое и поурочное планирование по ОБЖ: 10-й класс: к учебнику М.П. Фролова, Е.Н. Литвинова и др. Основы безопасности жизнедеятельности. 10 класс под ред. Ю.Л. Воробьева: АСТ, Астрель; Москва; 2008 ISBN 978-5-17-0466993, 978-5-271-18240-2 Аннотация Пособие содержит подробное планирование уроков ОБЖ в 10 классе к учебнику М.П. Фролова, Е.Н. Литвинова, А.Т. Смирнова и др. Основы безопасности жизнедеятельности. 10...»

«УДК 669:519.216 ББК 34.3-02 Я60 Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине Моделирование процессов и объектов в металлургии подготовлен в рамках инновационной образовательной программы Многоуровневая подготовка специалистов и инновационное обеспечение горно-металлургических предприятий по сертификации, управлению качеством, технологической и экономической оценке минерального, вторичного и техногенного сырья, реализованной в ФГОУ ВПО СФУ в 2007 г. Рецензенты: Красноярский краевой...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное агентство по образованию САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, МЕХАНИКИ И ОПТИКИ А.А. Горбачёв, В.В. Коротаев, В.Л. Мусяков, А.Н. Тимофеев УЧЕБНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА СТУДЕНТОВ Методические указания по содержанию, оформлению и защите Санкт-Петербург 2008 УДК 621.383 + 681.7.013.6 + 681.586.5 Горбачёв А.А., Коротаев В.В., Мусяков В.Л., Тимофеев А.Н. Учебно-исследовательская работа студентов...»

«Министерство образования Российской Федерации Кемеровский технологический институт пищевой промышленности Э.Г. Винограй ФИЛОСОФИЯ СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ КУРС Учебное пособие Часть I Кемерово - 2003 ББК 71.0 2 М25 УДК: 101 (075) Печатается по решению редакционно-издательского совета Кемеровского технологического института пищевой промышленности. Рецензенты: доктор философских наук, профессор П.И. Балабанов (Кемеровская государственная Академия культуры и искусств); доктор философских наук И.Ф. Петров...»

«Оглавление Затраты времени обучающегося на изучение дисциплины Введение..3 1. Цель и задачи дисциплины..3 2. Место дисциплины в учебном процессе специальности.4 3. Перечень и содержание дисциплины. Лекционный курс.5 4. Перечень практических занятий.10 5. Перечень лабораторных работ..10 6. Учебно-методические материалы по дисциплине.11 7. Карта обеспеченности учебно-методической литературой.12 Приложение 1 Экзаменационные вопросы Приложение 2 Задание на курсовую работу Приложение 3 Методические...»

«Березовское муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Детская школа искусств № 2 ПРОГРАММА по учебному предмету БЕСЕДЫ ОБ ИСКУССТВЕ (4 года обучения) ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ОБЩЕРАЗВИВАЮЩАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА Березовский, 2013 г. Разработчик: Кузнецова Т.Я., преподаватель первой категории Березовского муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей Детская школа искусств...»

«Филиал Российского Государственного университета физической культуры, спорта и туризма в г. Иркутске Кафедра Спортивных игр СПОРТИВНЫЕ ИГРЫ В ШКОЛЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ 4 КУРСА ЗАОЧНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ Утверждено: На заседании кафедры Протокол № _2_ От 26_ _октября_ 20_11 г. Зав. кафедрой Преподаватель _ ИРКУТСК Оглавление Цель преподавания дисциплины 1 Задачи изучения дисциплины 2 Требования к уровню освоения дисциплины 3 Содержание дисциплины 4 Зачетные требования 5 Вопросы...»

«А. Р. ГОРОНОВСКИЙ, В. Н. ЛОЙ, С. П. МОХОВ ЛЕСОТРАНСПОРТНЫЕ МАШИНЫ Учебно-методическое пособие по курсовому и дипломному проектированию для студентов специальностей 1-46 01 01 Лесоинженерное дело, 1-36 05 01 Машины и оборудование лесного комплекса специализации 1-36 05 01 01 Машины и механизмы лесной промышленности Минск БГТУ 2006 Учреждение образования БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ А. Р. ГОРОНОВСКИЙ, В. Н. ЛОЙ, С. П. МОХОВ ЛЕСОТРАНСПОРТНЫЕ МАШИНЫ Учебно-методическое...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Юридический институт Кафедра теории и истории государства и права ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА учебно-методическое пособие Направление 030900.62 Юриспруденция квалификация Бакалавр юриспруденции Разработчик: кандидат юридических наук, доцент Романов Игорь Евгеньевич Санкт-Петербург 2012 Учебно-методическое пособие по дисциплине История отечественного государства и права составлено в соответствии с...»

«Российский государственный университет нефти и газа имени И.М. Губкина КАФЕДРА ВЫСШЕЙ МАТЕМАТИКИ Г.Г. Литова, Д.Ю. Ханукаева Основы векторной алгебры Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов Москва 2009 УДК 512.6 Л33 Литова Г.Г., Ханукаева Д.Ю. Л33 Основы векторной алгебры. Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов. М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2009. 90с. Пособие предназначено для студентов, изучающих векторную алгебру в курсе высшей...»

«Обновление 27.11.2012 А.Л. Маркевич Основы экономики менеджмента и маркетинга Книга охватывает широкий круг вопросов, позволяющих дать целостное представление о принципах и закономерностях функционирования рыночной экономики, особенностях рыбохозяйственного комплекса России, основных постулатах менеджмента и маркетинга. Для студентов рыбопромышленных учебных заведений и специалистов в области экономики, менеджмента и маркетинга рыбохозяйственного комплекса. Рекомендовано уполномоченным...»

«Учреждение образования БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра лесозащиты и древесиноведения ФИЗИОЛОГИЯ РАСТЕНИЙ С ОСНОВАМИ МИКРОБИОЛОГИИ Программа, методические указания и контрольные задания для студентов заочной формы обучения специальности 1-75 01 01 Лесное хозяйство Минск 2011 УДК [581+579](073) ББК 28.55я73 Ф50 Рассмотрены и рекомендованы к изданию редакционно-издательским советом университета. Составители: Н. П. Ковбаса, М. И. Баранов Рецензент кандидат...»

«ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: новое измерение социально экономического прогресса Программа развития ООН Экономический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: новое измерение социально экономического прогресса Учебное пособие Второе издание, дополненное и переработанное МОСКВА Издательство ПРАВА ЧЕЛОВЕКА 2008 ББК 67.91 4 39 Ч 39 Содержание данной книги не обязательно отражает точку зрения Программы развития Организации Объединенных Наций или какой либо иной организации, с которой...»






 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.