WWW.DISUS.RU

БЕСПЛАТНАЯ НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Авторефераты, диссертации, методички

 


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО АНТРОПОСОЦИАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ Сборник статей Выпуск 5 Под общей редакцией доктора философских наук Э.С. Демиденко Брянск Издательство БГТУ 2007 ББК 87.6 П 78 Проблемы современного антропосоциального ...»

-- [ Страница 3 ] --

- Знаешь, дядю Гошу недавно убили, папку Никиты. Ты случайно никого чужого возле их дома не видела? – спросили опера девочку, не надеясь на успех.

- Чужого не видела, - серьезно кивнула малышка «дядям ментам». – А убили дядю Гошу мы с Никиткой.

- Дяди милиционеры, Никитка на дядю Гошу очень обиделся за то, что тот его поколотил, - объясняла на допросе рассудительная Юляша. – И поэтому он решил его убивать, понимаете? А тут я вошла. И мы решили убивать его вместе. Сначала мы его думали отравить «Белизной» для стирки, но он не отравился. Тогда Никита стал его зарезывать. Он его долго зарезывал – и по животу, и по шее, но дядя Гоша так и не проснулся. Наверное, он уже умер. А потом я обложила его газетами, чтобы поджечь весь дом и никаких следов не осталось. Это была такая интересная игра… «…С каждым годом, - объясняет корреспондент статьи, безжалостных детей-преступников, как Никита, становится все больше. Это не распущенность, не отсутствие воспитания и даже не вина общества. Вернее не прямая его вина».

В своем интервью для книги «Дети индиго» Нэнси Энн Тэпп пишет: «…Все дети, убивавшие своих школьных товарищей или родителей, которых я … наблюдала, - были из числа «индиго»» [Цит.

по: 14, с.8]. Вполне возможно, что Энн Тэпп встретилась с таким явлением, когда в одних и тех же детях сошлись черты «индиго» и «исчадия ада», но все-таки наши наблюдения показывают: среди детей существует огромная дистанция между сверхспособными детьми и детьми, находящимися на другом полюсе способностей.

Вполне возможно, когда те и другие обладают психической неустойчивостью, ранимостью, то в какой-то момент могут совершить необдуманные поступки под воздействием стресса или других причин. А в целом между теми и другими детьми – огромная пропасть. Среди самих детей «индиго» (не будем отрицать раннего развития таких детей) мы встречаем детей как воспитанных и в силу воспитания остро реагирующих на несправедливость, зло и ложь, так и детей без «нравственных тормозов». Почему же детей «индиго», «исчадие ада», физически и психически больных, инвалидов становится все больше и больше?

Затронутый в статье вопрос - вопрос о трансформациях человека и, естественно, детей в эпоху техногенного развития. Стремительные научно-технические открытия и их массовое использование для удовлетворения не только крайне необходимых, разумных потребностей, но и «потребительских» прихотей спровоцировали нарастающее вмешательство как в механизмы биоприродного развития, так и человеческого. Диктуемое будто бы гуманностью, стремлением обеспечить человечество неограниченными богатствами, максимально продлить человеческую жизнь, такое вмешательство в итоге приводит к иным последствиям - разрушает нашу жизнь, устоявшуюся за тысячелетия, противоречиво трансформируя и самого человека.

На потерю природных свойств человека под воздействием промышленного развития, пожалуй, впервые обращает серьёзное внимание еще в 80-е годы ХХ века американский ученый Д. Вайнер.

В своей книге «Модель природы: экология, охрана природы и культурная революция в советской России» он пишет о том, что человечество все дальше отрывается от природы, разрушает ее и тем самым разрушает и собственную природу. Он отмечает, что индустриальный человек утрачивает свои природные свойства [23, с.289-306]. Становясь носителями культуры, гоминиды все в меньшей мере оставались природными существами, отмечают, А.П. Назаретян и И.А. Лисица [16, с.149-158], то есть каждая ступень человеческой эволюции не приближала человека к природе, а удаляла от нее. А.П.

Назаретян в ряде своих философских работ обращает внимание на открытый им закон современного развития человека – «удаления от естества». «Стежневая тенденция изменений, пронизывающая историю и предысторию общества, состояла в последовательных переходах от более естественных к менее естественным состояниям» [17, с.128]. И действительно, человек не столько адаптировался к переменам, хотя степень адаптации у него самая высокая из высших животных, сколько социализировал окружающий мир и приспосабливал его к своим возрастающим потребностям и интересам.

Пожалуй, наиболее цельную картину человеческих изменений в техногенном обществе (и мире) даёт социолог-урбанист, доктор философских наук Э.С.Демиденко, выступивший в 1993 году с докладом на XIХ Всемирном философском конгрессе с проблематикой экотехнологической трансформации человека [11]. В его многочисленных научных публикациях не только раскрывается картина формирования техногенного земного мира, но и раскрывается противоречивая картина стремительного развития ряда социальных качеств человека (сознания, образования, профессионализма, роста потребностей и интересов) и такой же нарастающей деградации его природных свойств [8, с.23-42]. В то же время он формулирует основные принципы, предлагает меры по спасению биосферы и биосферного человека [5, с.29-43].

С одной стороны, в техногенном обществе идут ускоренные процессы социализации человека, биологического развития растений и животных, а с другой – техносфера и техногенность развития отрицательно воздействуют на состояние здоровья человека, разрушают его природные качества и функциональные системы – сердечно-сосудистую, репродуктивно-половую, эндокринную, иммунную и другие. Как отмечают многие исследователи, за два последних столетия физическая нагрузка на человека снизилась примерно в 10 раз, в результате чего в наиболее развитых странах сердечно-сосудистые и связанные с ними болезни составляют 50 – %. Население наиболее развитых стран не только само страдает от так называемых «цивилизационных болезней» (сердечно-сосудистых, аллергических, генетических, психических, бронхоспазматических), но от десятилетия к десятилетию здесь рождается все более и более «хилое» поколение. Особенно это касается тех развитых стран, которые оказались в кризисном состоянии. Так, по заявлению первого вице-премьера России С. Иванова в теленовостях, за последние 15 лет состояние здоровья молодого поколения нашей страны ухудшилось примерно на 60 %. По исследованиям академика РАН и РАМН Н.А.Агаджаняна, только за последние 30 лет ХХ века иммунная система ухудшилась в 2-2,5 раза [1, с.92-93]. Это означает, что ребенок, родившийся в 2000 году, имеет иммунную систему в раза слабее, чем родившийся 30 лет до этого.

Каким же коренным изменениям подвергается человек в условиях техногенного развития? Каковы основные причины этого?

Анализируя труды современных видных философов, социологов и мыслителей, исследующих в комплексе проблематику человека - И.А.

Анчурина, В.С. Барулина, Е.Н. Гнатик, П.С. Гуревича, Э.С.

Демиденко, В.А. Кутырева, А. Печчеи, К. Уорвика, Ф. Фукуямы и многих других, мы можем отметить следующее.

Во-первых, как подчеркивалось выше, десятикратное снижение физической нагрузки на человека за два столетия привело к гиподинамии и нарастанию разрушения сердечно-сосудистой системы, что потребует сейчас физической компенсации за уже пределами трудовой деятельности. Пока что гиподинамия человечества лишь в незначительной мере компенсируется спортом, физическими упражнениями, огородничеством, не решая самой проблемы.

Во-вторых, человек выходит из сферы естественного отбора.

Если, по переписи населения в 1897 году в России умирало 43 % детей в возрасте до 5 лет, то сейчас - в пределах 2 % [16, с.136], что приводит к воспроизводству не только генетически наследуемых болезней, но и слабого от природы человеческого тела.

В-третьих, с изменением экологического состояния природной среды и биосферы в целом, особенно загрязнениями искусственными химическими веществами, стремительно ухудшаются фундаментальные условия природной жизни – почва, воздух и вода.

Человек как биологический вид (кроманьонец) и как составная часть биосферы, разрушает биосферу и тем самым разрушает свой организм, выпестованный биосферой и повседневным напряжённым физическим трудом.

В-четвертых, изменения в человеке происходят и в связи с изменением его экологии. Особенно тревожной становится экология городского человека. Если раньше экология человека совпадала с экологией биосферы, то в условиях техногенного развития экология человека и окружающей среды расходятся. Все большую роль в биосфере играют искусственные химические вещества, что и изменяет внутреннюю экологию человека и состояние здоровья человека.

В-пятых, человек переходит из биосферных условий жизнедеятельности в техногенные, по своей сути, что меняет весь характер его жизнедеятельности и образа жизни. Техносфера как искусственный неживой мир, с одной стороны, создает весьма благоприятные условия для социализации человека, ускоренного развития его сознания, высокого уровня образования и профессионализма, а с другой стороны, приводит к деградационным процессам. Травматизм и онкология занимают в структуре смертности второе и третье места после сердечно-сосудистых болезней.

В-шестых, значительная группа проблем развития человека связана с так называемыми вредными привычками: курением, употреблением алкоголя и наркотиков. Опасность курения повышается с каждым годом в результате усиления загрязнения окружающей среды, ослабления иммунной системы человека и коммулятивного воздействия никотина во взаимосвязи с химическим небиосферным окружением. Так, с 1960 по 1980 годы в индустриально развитых странах смертность от рака легких выросла у женщин более чем в 200 раз, тогда как у некурящих примерно в раз [18, с.340]. Курящие женщины сейчас в 9 раз меньше рожают детей, у них вообще нет шансов родить здорового ребенка. Алкоголь и наркотики подтачивают генетический фонд человечества.

В-седьмых, трансформационные процессы связаны со стремительным сокращением сферы физического труда и нарастанием умственного труда. Высокий уровень образования и знаний является залогом социального успеха человека и благосостояния нации. Однако при этом многократно возрастает нагрузка на психику человека, что ведет к психическим и психологическим проблемам человека.

Перенапряжение психики человека (деятельностное, учебное, информационное, шумовое, эмоциональное) стало явлением повседневным. В США от всех болезней, которые связаны с мозговой патологией, страдает примерно 50 млн человек, т.е. каждый пятыйшестой, в России – каждый десятый, что из года в год вызывает потребность в новых рабочих местах психологов и психиатров. Рынок психотропных лекарств за последние полвека увеличился в 4 раза, а разработка таких лекарств становится одним из основных направлений развития фармацевтики в развитых странах. Так, продажа «психотропников» занимает второе место после сердечно-сосудистых препаратов.

Наконец, происходят серьезные генетические изменения на клеточном и генетическом уровне человека, и в первую очередь рождаемых детей в неблагоприятных экологических условиях. Так, в поселениях вокруг химических предприятий до 35-40 % рождается детей с генетическими нарушениями. Высока аномалия, и она постоянно увеличивается в мегаполисах и промышленно загрязненных регионах. По данным академика Н.П.Дубинина, в начале 50-х годов ХХ века в промышленно загрязненных районах 4- % детей появлялись на свет с наследственными физическими и психическими аномалиями, в конце 70-х годов в СССР таковых было 11 %, а в 1986 году на конференции в Пущино называли уже новые данные - 16-17 %. При этом настораживает динамика нарастания генетической, психической и иной патологии. Так, по свидетельству Ю.Горного, проводившего массовые гипнозы до середины 70-х годов, гипнозу тогда легко поддавалось 7-8 %, а в конце ХХ века – 22-23 % [19, с.13-21,3]. Особенно тревожным в начале XXI века является то, что необратимый характер приобрела тенденция омоложения болезней: цивилизационные болезни нарастающее охватывают и детей.

Если проанализировать тенденции в развитии современных детей, то общество и родители всю свою основную энергию направляют на получение высокого уровня и качества образования, а в конечном итоге - высокого социального и служебного статуса своего, уже в подавляющей степени единственного в семье чада. Еще бы! В ХХ веке 80-85 % богатых семей планеты получили свои богатства не по наследству, а благодаря своему образованию и другим высоким социальным качествам. И естественно, на укрепление своего организма не хватает времени и организованности. В свете сказанного нужен такой подход к системе образования, который был бы нацелен на обеспечение физического и психического здоровья развивающегося человека. «Длительное время проблема здоровья, - отмечает А.В.

Шувалов, - не являлась приоритетом психологической науки.

Психология ХХ столетия по большей части была сосредоточена на аномалиях человеческой природы, в то время как душевное здоровье реже становилось предметом основательного изучения (Б.Г.Ананьев).

Только во второй половине прошлого века, главным образом в рамках гуманистической психологии, крупнейших ученых (Э.Фромм, Г.Олпорт, А.Маслоу, К.Роджерс, В.Франкл и другие) вдохновила проблематика здоровой личности. Появляются первые разработки психологических концепций здоровья» [23, с.21]. Более того, проблематика природно здорового человека становится актуальной как никогда за всю историю развития homo sapiens, поскольку, судя по нарастающей деградации, речь идет не просто о ликвидации дисгармоничного развития, а о спасении человека как биосферного существа и всего человеческого рода.

Именно философия, опираясь на современные достижения науки и социальной практики человечества, способна и может составить прогноз техногенного развития жизни на планете Земля, дать обоснованные рекомендации по выходу из создавшейся критической экологической ситуации, и мы не можем согласиться с некоторыми высказываниями Г.Г. Аракелова, что философы и методологи наук поддерживают мифы, возникшие в давние времена.

В то же время он прав, что у психологии другие задачи, чем у философов, и она должна «дрейфовать в сторону конкретных наук», «экспериментально исследовать конкретные факты» [23, с.89-90], не только не отказываясь от социальной философии и социальнофилософской антропологии, но и опираясь на их обобщающие достижения и выводы.

В условиях, когда разрушается прямо-таки по десятилетиям человеческий организм, слабеет физическое и психическое здоровье каждого последующего поколения людей и идет жесткая дифференциация между теми, кто приобрел высокие и многообразные качества, и теми, кто их не в состоянии приобрести в силу недостаточных финансовых возможностей или же стартовых физических и психических человеческих качеств. Обществу, и в том числе психологической науке, предстоит огромная исследовательская работа: определить, какие первоочередные меры необходимо предпринимать, чтобы сберечь человека и человечество от начинающейся психической деградации. Ведь только в США ежегодно рождается свыше 100 тысяч психически ущербных детей, и их количество из года в год возрастает. Психически ущербный от рождения человек не может сформировать полноценное самосознание, которое, как подчеркивает А.К. Болотова, «функционирует не только как самопознание, со временем оно развивается в определенную систему переживаний, эмоционального отношения к самому себе» [Цит. по: 15, с.120]. Поскольку «в структуре самосознания личности развиваются и функционируют три образования – образ себя, самооценка и самоотношение» [Цит. по: 15, с.121] и они, безусловно, развиваются с самого детства в органическом сочетании с общественным самосознанием, то психически ущербные дети не в состоянии интуитивно осмыслить, на наш взгляд, всю целостность этого коллективного самосознания, соотнести его со своим индивидуальным поведением, выстроить соответствующий образ жизни на продолжительное время.

Что касается Никиты, этого «исчадия ада», то Евгений Шапошников, профессор нейропсихотерапии, сделал следующее заключение: «…Алкоголизм матери в течение всей беременности привел к тому, что у новорожденного оказались повреждены тонкие мозговые центры, отвечающие за моральные критерии поведения человека… Как обычно бывает у гибоидных социопатов, относительный интеллект у этого мальчика, как мы видим, сохранился. Но я бы сказал, что это оперативный интеллект, который отвечал у него за то, чтобы планировать и осуществлять преступные акции. Такие люди всю жизнь открыто или завуалировано противопоставляют себя социальным нормам общества, нарушают его гармонию. У них начисто отсутствуют мораль, нравственность.

Лечению подобное состояние практически не поддается» [20, с.6].

Дети «индиго» и «исчадие ада» - лишь небольшие группы детей из того многообразия детских типов, которые порождаются техногенным социоприродным развитием. Разрастание факторов, травмирующих и трансформирующих человека и детей, преподнесет еще немало проблем как физического, так и психического плана.

Социально-философская антропология дает психологической науке пока только эскизные наброски трансформационных изменений в обществе и человеке, но уже и этого достаточно, чтобы заняться серьезными междисциплинарными исследованиями, в которых психологии отводится одно из важнейших мест.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агаджанян, Н.А. Болезни цивилизации / Н.А. Агаджанян // Глобалистика:

Энциклопедия. – М., 2003.

2. Аракелов, Г.Г. Нейронауки – основа развития психологии / Г.Г. Аракелов // Вопросы психологии. – 2004. - № 5.

3. Болотова, А.К. Развитие самосознания личности: временный аспект / А.К.

Болотова // Вопросы психологии. – 2006. - № 2.

4. Девятова, С.В. Большая наука / С.В.Девятова, В.И. Купцов // Философия и методология науки. – М., 1996.

5. Демиденко, Э.С. Конец биосферы и биосферной жизни на планете Земля? / Э.С. Демиденко // Вестник МГУ. Философия. – 2002. - № 6.

6. Демиденко, Э.С. Формирование метаобщества и посбиосферной земной жизни / Э.С.Демиденко. – М.-Брянск, 2006.

7. Демиденко, Э.С. Ноосферное восхождение земной жизни / Э.С.Демиденко. – М.: МАОР, 2003.

8. Демиденко, Э.С. Обострение противоречивости биосоциальной природы человека в техногенном обществе / Э.С. Демиденко // Труды членов РФО.– М., 2006. - Вып. 11.

9. Демиденко, Э.С. Перспективы образования в меняющемся мире / Э.С.

Демиденко // Социс. – 2005. - № 2.

10. Демиденко, Э.С. Философское осмысление здоровья человека в техногенном мире / Э.С. Демиденко // Философия здоровья. – М.: ИФ РАН, 2001.

11. Демиденко, Э.С. Экотехнологический Апокалипсис, или «конец света»

природного человека (Доклад XIХ Всемирному Философскому Конгрессу) / Э.С.Демиденко. – Брянск: Очаг, 1993.

12. Историческая поступь культуры: земледельческая, урбанистическая, ноосферная. – Брянск: БГУ, 1994.

13. Купцов В.И. Образование // Глобалистика: Энциклопедия. – М., 2003.

14. Кэрролл, Л. Дети «Индиго» / Л.Кэррол, Дж.Тоубер / пер. с англ. – М.: ООО Издательский дом «София», 2005.

15. Люц, Ю. Дети индиго. В поисках нового человека / Ю.Люц, В. Карелин // Человек без границ. – 2006. № 5.

16. Назаретян, А.П. Критический гуманизм versus биоцентризм / А.П.Назаретян, И.А. Лисица // Общественные науки и современность. – 1997.

17. Назаретян, А.П. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории: Синергетика, психология и футурология / А.П.Назаретян. – М., 2001.

18. Семья: 500 вопросов и ответов. – М.: «Мысль», 1992.

19. Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции). – М., 1998.

20. Чадо из ада // Московский комсомолец. – 27.06.2006.

21. Человек техногенной цивилизации на рубеже двух тысячелетий. – Калининград, 2000.

22. Шувалов, А.В. Гуманитарно-антропологические основы теории психологического здоровья / А.В.Шувалов // Вопросы психологии. – 2004. - № 23. Weiner D.R. Models of Nature: ecology, conservation, a cultural revolution in sov. Russia. – Bloomington: Indiana univ. press, 1988.

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА В ТЕХНОГЕННУЮ ЭПОХУ

Человек – продукт, прежде всего, длительной биологической эволюции. Если сам человеческий организм сформирован был биосферой, подобно высшим обезьянам (от шимпанзе генотип человека отличается примерно на 1%, а по физическому строению на 5-6%), то его мозг и сознание, его рука, его телесность, его поведенческое амплуа, его образ жизнедеятельности представляют собой итог длительного социального развития. Центральным для всей антропологической проблематики встал вопрос об основном отличии людей от высокоорганизованных животных и о научном объяснении этого отличия. Поведение животного представляет собой одну из форм функционирования его организма. Именно структура организма детерминирует потребности животных и программы их поведения.

Животные генетически приурочены к видовым «поведенческим амплуа».

Иначе обстоит дело с кроманьонцем, к этому биологическому виду относятся все люди на земле, живущие по крайней мере 50 тыс.лет, хотя современные ученые на основе генетических исследований генезис кроманьонца относят к периоду примерно тысяч лет назад, но врожденное «поведенческое амплуа» этого вида никому не удалось отыскать. И самым существенным является то, что наблюдаются глубокие различия в поведении людей, принадлежащих исторически различным обществам или группам.

этнографических и социальных теориях принято, что специфичное для человека нормативно-преемственное формирование поведения определяется культурой [3, с.406-407].

Следует отметить, что основной чертой идеалистического истолкования общественной жизни в ХХ столетии считалось стремление объяснить общество как прямое следствие развития культуры. Материалистическое же истолкование отталкивается от способности человека производить необходимые жизненные средства, что является отличительным и основополагающим признаком Homo sapiens. Материальное производство есть преобразование природных объектов, определенное материальное творчество и обозначается понятием «предметно-практическая деятельность» [3, с.408]. Именно в предметно-практической деятельности происходит развитие, то есть социализация и воспитание (в том числе обучение и формирование качеств личности) человека.

В вопросе о происхождении человека антропологи ищут обезьяноподобного предка человека к Homo sapiens; философы стремятся выявить и обрисовать сам «прерыв постепенности» – революционный скачок, который произошел в процессе человеческого становления.

Превращение животных (гоминидов) в людей не могло быть мгновенным, однократным событием. С неизбежностью должен существовать длительный период становления человека (антропогенеза) и становления общества (социогенеза). Это две неразрывно связанные стороны единого по своей природе процесса – антропосоциогенеза, длившегося в течение 3-3,5 млн лет, т.е. почти в тысячу раз дольше, чем вся «писаная история» человечества.

Важную роль в объяснении общего смысла антропосоциогенеза играла и играет трудовая гипотеза, представленная Ф.Энгельсом в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека».

Вместе с тем, важнейшая черта антропосоциогенеза – его комплексный характер, поэтому принципиально неверно утверждать, что «сначала» возник труд, а «потом» – общество, а «еще позднее» – язык, мышление, сознание [3, с.408-409]. Вообще основными и ведущими видами деятельности человека в его возрастном развитии являются общение, игра, обучение, труд. Труд же сам имеет генезис, превращаясь в полноценную предметно-практическую деятельность лишь во взаимодействии с такими факторами социализации, как язык, сознание, нравственность, мифологическая культура, ритуальная практика и т.п.

Развитие человека есть закономерные последовательные изменения в разнообразных человеческих системах жизни:

морфологической, физиологической, психической, социальной и др., которые проявляются в качественных, количественных и структурных изменениях, в движении от низших уровней к высшим, от простого к сложному. Количественные и качественные изменения человеческого индивида не сводятся к механическому прибавлению или уменьшению их, а представляют собой возникновение новых качественных образований, рождение нового и отмирание старого [2, с.49], с чем нельзя не согласиться.

Развитие, как философское понятие, раскрывает характер происходящих в мире изменений: предметы и явления не существуют в неизменных, раз и навсегда данных, равных самим себе состояниях, а переживают действительную историю, проходят через ряд состояний от возникновения до исчезновения. Понятие развития выражает необратимый характер всех этих изменений. Любой предмет, явление, система, как и весь мир вообще, не просто изменяются, а всегда переходят в новые состояния. Состояние любого предмета, процесса, простой или сложной системы определяется не только их внутренними, но и внешними связями.

Существуют две различные тенденции развития: одна – восходящая, прогрессивная линия; и вторая – нисходящая, регрессивная линия.

Для любого конкретного объекта характерно последовательное сочетание обеих линий развития. Так, организмы возникают, растут, совершенствуются, но затем неизбежно стареют и гибнут [10, с. 283Диалектика, часто определяемая как учение о развитии, характеризует развитие рядом фундаментальных черт, прежде всего это всеобщность, означающая, что на всех уровнях бытия наблюдается развитие. Необратимость понимается «как возникновение качественно новых возможностей, не существовавших ранее» [1, с.449]. И, наконец, направленность изменений означает, что любые, даже кажущиеся случайными, изменения возникают как результат определенных взаимодействий и порождают в свою очередь другие изменения [11, с.178]. Развитие, как направленное изменение, обеспечивает преемственность «между качественными изменениями на уровне системы, аккумулятивную связь последующего с предыдущим, определенную тенденцию в изменениях и именно на этой основе появление у системы новых возможностей» [1, с.450]. Таким образом, можно сказать, что развитие – это упорядоченное и закономерное необратимое изменение объекта, связанное с возникновением новых тенденций существования системы.

Согласно принципам комплексного подхода к человеку, сформулированным Б.Г.Ананьевым, индивидуальное развитие человека выступает в трех планах: 1) онтопсихологическая эволюция психофизиологических функций – характеристика человека как индивида; 2) становление деятельности и истории развития человека как субъекта труда – характеристика человека как субъекта деятельности; 3) жизненный путь человека – характеристика человека как личности [13, с.758-759]. При этом следует, на наш взгляд, отметить, что Б.Г.Ананьев в своем подходе к человеку не учитывает зависимость качества его развития от условий жизни, среды обитания, социальной среды, исторической эпохи, уровня развития или деградации цивилизации, экологических условий и др.

Результат объединения всех свойств индивида, личности и субъекта деятельности образует психологическую неповторимость человека, его индивидуальность. Развитие человека рассматривается прежде всего с точки зрения формирования его как индивидуального целого, как конечный результат такого взаимодействия «натурального» и «культурного» рядов, онтогенеза и биографии, характер которой обусловлен в первую очередь конкретноисторическими условиями общественной жизни человека, когда структура социальных связей, реализующихся в совместной деятельности и общении с другими людьми, переходит во внутреннюю структуру самой личности. Таким образом, и психическое, и социально-психологическое развитие мы можем рассматривать как процесс, развертывающийся во времени и характеризующийся как количественными, так и качественными изменениями [14, с.213].

В психологии человека обычно выделяют, как отмечает О.А.Шаграева, такие проблемные вопросы, как вопрос о движущих силах психического развития, проблема соотношения обучения, научения и развития, проблема возрастной периодизации, зависимость от среды обитания [15, с.47-48].

Движущими силами развития человека, как личности и как субъекта деятельности, являются противоречия между новыми потребностями и старыми возможностями их удовлетворения, противоречия между целями, задачами и наличными для их достижения средствами, между стремлениями и возможностями для их удовлетворения, между тенденциями к изменчивости и к стереотипам, между старым и новым и т.д. Эти противоречия обычно разрешаются посредством деятельности и активности личности в условиях конкретной общественной системы, уступая место новым зарождающимся и развивающимся противоречиям.

От рассмотрения вопроса движущих сил психического развития зависит разработка частных методологических вопросов в возрастной психологии. Решение этого вопроса сводится к проблеме соотношения биологического и социального. Однако практика Х1ХХХ1 столетий показывает, что нарастающую роль играет фактор техногенности, технического общественного развития и формирования техногенного мира на планете. В понимании этого вопроса наука психология имеет несколько направлений.

Биогенетическое направление. Представители этого направления утверждают, что развитие определяется врожденными особенностями человека, оно представляет собой процесс вызревания психических качеств и многих других черт, заложенных в наследственной основе и обусловленных природой индивида.

Авторами таких концепций развития человека являются С.Холл, К.Бюлер, Э.Клапаред, Э.Торндайк, З.Фрейд, А.Адлер, Г.Юнг.

Социогенетическое направление. У представителей этого направления противоположная точка зрения на развитие человека.

Оно рассматривается как результат воздействия окружающей среды и прежде всего социального окружения, его цивилизационной социальной развитости. Среди авторов подобных концепций развития выделяются прежде всего зарубежные психологи и философы:

Дж.Локк, К.А.Гельвеций, Э.Дюркгейм, П.Жане, Э.Эриксон, Э.Фромм, К.Хорни, А.Бандура, Д.Роттер; а также отечественные психологи: Л.С.Выготский, Д.И.Фельдштейн, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьев, Д.Б.Эльконин, С.Л.Рубинштейн и др.

Согласно теории конвергенции развития человека процесс развития психики человека определяется взаимодействием двух факторов - наследственности и среды, включая социальную, что нашло отражение у таких авторов как Г.Олпорт, Р.Кеттел, Г.Айзенк, Б.Ф.Скиннер, А.Маслоу, К.Роджерс; К.Д.Ушинский, И.М.Сеченов, П.П.Блонский.

Человечество в эпоху НТР весьма преуспело в создании многообразных условий жизни и средств, не только подавляющих, но и калечащих, деформирующих биологические основы человеческого существа. Это и нервно-психические стрессы, развивающиеся под воздействием усложнения социального развития, и многократное снижение физических нагрузок на человека, и массовое увеличение работников умственного труда с соответствующими нагрузками на мозг и психику человека, и невиданное доселе производство и употребление химических веществ, загрязняющих атмосферу, воду, почву и самого человека через них. Не случайно в наши дни одной из глобальных проблем стала проблема сохранения человека как биологического вида, поскольку весьма стремительно и нарастающе стало падать здоровье населения, разрушаться его психика. Это заставляет во многом переосмыслить проблему соотношения биологического и социального в человеке, учитывать появление и воздействие на организм человека техногенного фактора.

Во взаимодействии биологического, социального и техногенного биологическое как продукт длительной эволюции и нарастающих условий современной высокоразвитой технической цивилизации теряет возможности адаптации человеческого организма к динамично меняющемуся окружению. Адаптация близка к исчерпанию не только по физическим параметрам, но и по психологическим факторам [3, с.246-247].

Как известно, факторами психического развития человека выступают его условия и источники, что нашло отражение в концепциях А.В.Запорожца, Г.С.Костюка, Г.Крайг, Ж.Годфруа, В.С.Мухиной и других. К условиям психического развития относятся а)наследственность; б)анатомо-физиологические свойства, приобретаемые индивидом во время пренатального развития и во время физического развития после рождения. К источникам психического развития относят факторы, под действием которых накапливается содержание психики, представляющее собой материал для формирования психических свойств, качеств личности: а) среда:

природная, социальная, источники культуры и НТП; б) обучение, научение, воспитание - как целенаправленное воздействие со стороны общества, стихийное обучение в социальной среде; в) активность личности [15, с.47-63].

«Уже в клетке, образовавшейся при слиянии яйца и сперматозоида, - отмечает Ж.Годфруа, - намечается траектория жизни человека, состоящая из множества форм поведения - результатов непрерывного взаимодействия трех факторов: генетического наследства, культурной среды и, в особенности, обстоятельств жизни, определяющие уникальность человека еще в большей степени, чем два первых фактора» [4, с.7]. Таким образом, по мнению Ж.Годфруа, неповторимость человека формируется в особенностях его жизненного пути и определяется во взаимодействии двух факторов наследственности и культурной среды. Однако Ж.Годфруа отмечает роль культурной среды, но проблема техногенности развития общеста и земного мира остается для него «за семью печатями».

По мнению Г.Крайг, термин «развитие» указывает на изменения, которые со временем происходят в строении тела, мышлении или поведении человека в результате биологических процессов в организме и воздействий окружающей среды [9, с.15]. Обычно эти изменения прогрессируют и накапливаются, приводя к усилению организации и усложнению функций. Некоторые процессы развития (такие, как пренатальный рост плода) носят преимущественно биологический характер, в то время как другие происходят главным образом под влиянием окружающей среды. Яркими примерами такого влияния могут служить изучение чужого языка во время проживания за рубежом или усвоение речевой манеры и артикуляции членов семьи, в которой живет человек. Еще в большей степени эти изменения происходят под воздействием техногенного общественного развития, о чем уже говорилось, и чего еще не замечают как наша российская, так и зарубежная психология. То есть развитие современного человека большей частью не укладывается ни в одну из отмеченных ранее этих двух категорий, поскольку предполагает только взаимодействие биологического и социального начал. Кроме того, окружающая человека среда состоит из множества конкретных сред (семейной, школьной, рабочей и т.д.), которые постоянно взаимодействуют между собой и влияют на развитие через это взаимодействие [9, с.16]. Развитие, как это отмечают обычно психологи, происходит в трех областях: физической, когнитивной и психосоциальной. Отдельное внимание, по нашему мнению, следует уделить рассмотрению развития человека в условиях формирования техногенного общества и в созданной им техногенной среде; именно в этих условиях происходит невиданная ранее позитивная и негативная трансформация человека, деградация его как биологического вида.

М.Коул, исследуя культурные механизмы развития, пишет:

«Обращаясь к теме, центральной для творчества Л.С.Выготского – роли культуры в развитии человека, я хотел бы осторожно проиллюстрировать сродство между российскими идеями о роли культуры в развитии и идеями, выдвинутыми американскими и европейскими учеными, особенно антропологами, для которых культура является центральным теоретическим понятием...

Центральной посылкой культурно-исторической психологии является утверждение о существовании глубинной связи между конкретным окружением, в котором существует человек, и фундаментальными, отличительными качествами человеческого разума: окружение человека наполнено приспособлениями, орудиями (адаптациями) поведения предыдущих поколений в овеществленной внешней форме». «Эти представления, - отмечает он далее, - можно найти еще у Гегеля и Маркса, они также нашли отражение в работах по культурно-исторической психологии многих национальных традиций (Дж.Дьюи, Г.Бергсон, З.Дюркгейм, Е.Штерн, Л.Выготский » [8, с.5].

Следуя этой традиции, М.Коул представляет культурную среду как окружение, состоящее из целого множества преобразований, накопленных человечеством в ходе своего исторического развития.

Безусловно, сюда же можно включить и техносферу, и техногенность общественного развития, но это остается за пределами исследований М.Коула. Эти новые явления нарастающей искусственности жизни существуют сегодня в виде артефактов, аспектов физического окружения, которые были модифицированы путем их включения в прежние исторические формы целесообразной человеческой деятельности. Такой взгляд на культуру в значительной степени основывается на предположении о том, что артефакты одновременно идеальны (символичны) и материальны. Молоток, например, материальный объект, но молотки и все остальные артефакты символичны постольку, поскольку в них в идеальной форме воплощены существенные ограничения тех взаимодействий, частью которых они являлись ранее и которые они опосредствуют в настоящем. Не существует слов вне их материального представления (например, конфигурации звуковых волн, движений руки, письменного текста или нейронной активности), тогда как в каждом слове воплощен определенный порядок, навязанный мышлением человека. На это указывал американский антрополог Р.Д'Андрад, когда писал, что «материальная культура - столы и стулья, здания и города - суть человеческих идей, овеществленных в материальной форме» [8, с.6].

В данном случае речь должна идти не просто об объектах культуры – зданиях и городах, а как об отвлеченных овеществленных идеях человека и человечества. Эти крупные объекты представляют собой не отвлеченные артефакты, которые только поражают наше воображение, а они играют ключевую роль в человеческой жизнедеятельности и даже в изменении тела и телесности человека, его психики и психологии поведения, они делают людей совершенно иными в этих новых зданиях и городах. Так, социолог-урбанист Э.С.Демиденко отмечает: «…если раньше экология человека совпадала с экологией природы и они составляли единой целое, то в условиях «урбанистического комфорта» экология человека стала не только расходиться с экологией окружающей среды, но и вошла с ней в серьезные противоречия. Под влиянием искусственных условий жизни человек стал в значительной мере терять свои природные качества, становиться все более пленником «каменных джунглей» [5, с.156]. И далее он отмечает, что меняется не только экология человека, но даже и экология животных в искусственной среде, а изменение биологических характеристик человека осуществляется не только под воздействием биотехносферы, в которой уже живет городское население, но и под влиянием социальных факторов [5, с.156-157]. В своем докладе на Х1Х Всемирном философском конгрессе в 1993 году Э.С.Демиденко обращает внимание на трансформационные и деградационные процессы в человеке, на необратимые процессы и потери не только в физическом, но и психическом здоровье человека, на устойчивый рост рождаемости умственно отсталых и психически неполноценных детей.

«Нарушения в психике, - отмечает он, - связаны как с непомерной психической нагрузкой, разрушениями природных условий жизни, загрязнениями, так и с изменениями на клеточном уровне, в генах, в наследственном коде человека» [6, с.20].

«Следует также отметить, - пишет М.Коул, - что первые русские теоретики культурно-исторического направления в психологии сформулировали принцип опосредованного артефактом действия и привели многие убедительные иллюстрации роли процессов опосредования в развитии (А.Р.Лурия, Л.С.Выготский).

Очевидно, что культура - это больше, чем простое случайное собрание артефактов и связанных с ними действий. Культурная среда обладает структурой».

Для психологов, исследующих влияние культуры на разум, также важен спор по поводу онтологического статуса культуры.

Антропологи различают материальную культуру и культуру как совокупность знаний и спорят между собой о том, какая из них важнее. М.Коул полагает, что здесь реальную помощь может оказать подход, основанный на двойственной сущности артефакта, поскольку он устраняет указанное противоречие. Он ссылается на К.Гирца, который в своей работе «Интерпритация культуры», характеризуя эффективные единицы культуры, предположил что «культуру лучше всего рассматривать не как совокупность конкретных паттернов поведения - обычаев, традиций, привычек… но как набор управляющих механизмов - планов, «рецептов», правил, инструкций, управляющих поведением (то, что инженеры по компьютерам называют программами)» [8, с. 7].

Объектом интенсивных исследований в конце ХХ – начале ХХ веков стал один особенно важный вид культурных схем, которые называются сценариями: это схемы событий, воплощенные в повествованиях как основных элементах организации и культуры познания. Согласно К.Нельсон, сценарии - это «обобщенные репрезентации событий», которые определяют людей, участвующих в том или ином событии, исполняемые ими социальные роли, объекты, вовлеченные в это событие, последовательность требуемых действий, намечаемые цели и т.д. Дж.Брунер продолжает эту мысль, предполагая, что в сердцевине человеческой мысли лежит повествование. Опыт, отображенный в повествованиях («народная психология»), задает рамки для интерпретации своего опыта. Вне таких повествовательных рамок, пишет он, «мы бы затерялись во мраке хаотического опыта и, возможно, вообще не выжили бы как вид» [8, с.8]. Такие формулировки легко приемлются в идеалистической концепции культуры. Вместо этого можно связать культурные схемы с понятием артефакта и получить синтетический подход к этой давней проблеме. Такие артефакты, как культурные схемы и сценарии, являются существенными компонентами «комплекта культурных инструментов». В них есть как идеальное, так и материальное; они овеществлены в артефактах, которые опосредуют деятельность людей. В силу самого этого факта овеществления они присутствуют в виде ресурсов для той совершенно особой интерпретации, которая возникает у каждого участника совместной деятельности [8, с.8].

Действительно, огромный мир артефактов, который создается человечеством, не только воздействует на физическое здоровье посредством несовместимости многих искусственных предметов и процессов, особенно искусственно созданных химических веществ с биологией человеческого тела, но и на человеческое сознание, воображение, трансформируя в значительной мере психику человека, изменяя его образ жизни и поведение. Город, особенно крупнопромышленный, уничтожает деревенскую общину, весь строй и психологию её жизнедеятельности, порождает не только динамичного и деятельного человека, но и в значительной мере индивидуалиста и эгоиста (или эгоцентриста). Само общество приобретает, как отмечал испанский философ Ортега-и-Гассет, новые черты, определяемые либерализмом и техникой, что порождает и нового человека, человека с массовой культурой.

С развитием «промышленного мира» человечество начало расставаться с прекрасным природно-земледельческим миром, промышленное развитие создало не только особый мир техники, но и «городской мир» [6, с.6-7]. Если в 1800 г. на планете проживало менее 50 млн горожан (5% населения мира), то сейчас 3, млрд (51%). И хотя города, их промышленость и искусственная среда в целом занимают 0,5% земной суши, они оказывают губительное воздействие на природу [6, с. 6-7].

Современный переход человечества сравнивают с неолитом, имеющим такое же огромное значение для становления «нового человечества». И если в годы десятитысячелетней давности родилось «земледельческое человечество», то сейчас рождается «планетарноинтеллектуальное», ноосферное, развивающееся, как отмечает Э.С. Демиденко, на «Каркасе городских поселений и агломераций»

[6, с.8], что не может не сказаться на изменениях социальнопсихологического плана, о чем уже говорилось. К городам и коммуникациям, соединяющихся между собой высокоскоростными транспортными и другими коммуникативными системами, «подтягиваются» сельские поселения и сельское население, привязываясь к новой реальности – промышленно-городской, постиндустриальном обличье. Разрастающийся «городской мир»

составляет костяк создаваемой человечеством планетарной техносферы. Техносфера современного человечества развивается прежде всего как инфраиндустрия, технологически объединяющая не только разнородные отрасли человеческой деятельности, науку и технику, производство товаров и услуг, но и также сферу быта (урбанистическая доместикация производства), технологические системы человеческой деятельности и социально-культурной жизни.

Инфраиндустрия, ломающая национальные границы, перегородки между различными сферами жизнедеятельности, о чем пишет в своих работах Э.С.Демиденко, создается благодаря индустриализации, научно-технической революции, урбанизации и техносферизации. Концентрация людей и их деятельности, изменившаяся общественно-производственная технология приводят к серьезным социокультурным переменам в обществе урбанистическипереходного типа. При переходе от земледельческих к индустриальным, а затем планетарной информационно-ноосферной цивилизации коренным образом меняется качество населения, тип и размеры семьи, потребности и интересы, культура, образ жизни, общественные отношения, общественное сознание и т.п. И если в ходе неолита происходили качественные изменения в обществе, то сейчас коренным образом меняется не только само общество, но и человек, взаимоотношения общества и природы, происходят изменения в самой природе – она социализируется, накапливая в себе «разум человека», «ноосферные явления», и технизируется под влиянием техники и её последствий.

Значительным и качественным изменениям подвергается сам человек. Если раньше, как отмечает Ж.Д.Маркович, «человек принадлежал природному порядку», не был отделен от природы и не был поставлен выше её [12, с.87], то сейчас положение меняется:

человек отделяется от природы и становится надприродным существом.

К закономерностям психического развития обычно относят:

неравномерность и гетерохронию; наличие возрастных, качественно своеобразных периодов; интеграцию отдельных психических функций в единое целое; пластичность и компенсацию.

Неравномерность возрастного развития выражается в том, что отдельные психические функции и личностные качества человека имеют определенную траекторию изменений во времени, которая может иметь как простой, так и сложный, криволинейный характер.

Иначе говоря, рост и старение психических функций происходят неравномерно, разными темпами, что осложняет определение различных периодов возрастного развития человека. На неравномерность развития человека оказывает влияние историческое время [14, с.213] и многие другие факторы, среди которых сейчас особенно выделяются факторы научно-технологического и техногенного характера. Гетерохронность возрастного развития выражается в том, что при сопоставлении между собой темпов изменчивости психических функций и свойств выявляется разновременность в прохождении ими фаз возрастного развития, роста, достижения зрелости и эволюции, что свидетельствует о сложности и противоречивости возрастного развития. При внутрифункциональной гетерохронности отдельные стороны психической функции развиваются разновременно; при межфункциональной гетерохронности различные функции проходят фазы своего развития в разное время. В период развития быстрее всего развиваются именно те функции, которые имеют первостепенное значение для становления других форм психики [14, с.213-214].

О нарастающей неравномерности развития человека особенно ярко свидетельствуют факторы акселерации и ретардации, заметного интеллектуального подъема значительной части населения, рост интеллигенции, интеллектуалов, технократов в развитых странах на фоне застойных явлений интеллектуализации людей в развивающихся странах. Да и сам разброс диаметрально противоположных полюсов наблюдается и в индустриально развитых странах, особенно в ранних возрастах, когда, с одной стороны, идет заметное распространение детей «индиго» с высокоразвитым сознанием и творческим потенциалом, а с другой стороны, детей «из ада», получивших раннюю негативную социализацию, не способных из-за генетически нарушенной психики выработать гуманное сознание и вобравшие в себя «эгоистические начало» и социальные пороки современного общественного развития. В связи с этим в психологии развития в настоящее время стоит вопрос соотношения хронологического (паспортного) и биологического и психологического возрастов, так как часть детской популяции развивается ускоренно, а часть, наоборот, характеризуется задержками психического развития (ретардацией), процессов роста, созревания и развития организма.

В современных периодизациях возрастного развития используются метрическая (временная, измеряется временными интервалами) и топологическая (определенность того или иного состояния, фаза или период становления индивида) характеристики.

Возраст характеризует период (продолжительность) жизни живого существа, а также стадии его жизни. Выделяются биологический, паспортный, психологический возрасты. В пределах каждого психологического возраста наблюдаются значительные индивидуальные отличия и разделяются так называемыми кризисными периодами – переходами от одного возрастного периода к другому и соответствуют 0, 1, 3, 7, 13-14, 23, 31, 40, 55-60, 75, годам. В нормативе кризисные периоды проходят благоприятно для человека и не оставляют черт распада личности. Однако за последние десятилетия техногенной эпохи при явлениях повышенной неравномерности биологического и психологического развития, информационной загруженности и массовых истериях наблюдается проблемное прохождение индивидами кризисных возрастов с формированием черт распада личности, с избирательно или недостаточно сформированной картиной мира, с недоразвитой эмоционально-волевой сферой личности, с нарушением мыслительных процессов и черт характера и другими явлениями.

Интеграция представляет собой связывание отдельных психических функций в единое целое. Развитие психики проходит в направлении от малосистематизированного соединения различных фрагментарных психических состояний к перерастанию их в четко обозначенные психические процессы, состояния или качества личности.

По мере развития человека его психика в нормативе приобретает все больше целостности и устойчивости. В настоящее время у большого количества взрослых людей наблюдается недоразвитие различных психических функций: например, воли, что особенно наблюдается среди людей, попавших под влияние тоталитарных сект, разрекламированных так называемых финансовых пирамид и сетевых маркетингов, сред и наркоманов, алкоголиков, маргиналов. Или, например, ведущим видом деятельности у зрелых людей остается не продуктивный труд, а общение со сверстниками, как в подростковом возрасте, и такое общение является решающим фактором при выборах социальной линии поведения, семейных взаимоотношений, отношения к собственным детям, при выборе места работы, при формировании картины мира, при отношении к окружающим людям, при выборе собственной позиции, что является одним из показателей распада структуры личности у взрослой популяции.

Пластичность и компенсация имеют свою физиологическую основу в пластичности нервной системы, на которую указывал И.С.Павлов, последняя состоит в целенаправленном изменении психики индивида средствами обучения, воспитания, социализации путем замены одной функции другой, слабой - более сильной по своему развитию. Так, осведомленность, словарный запас человека могут увеличиваться, в то время как психомоторика и сенсорноперцептивные функции, особенно пожилого человека, ухудшаются.

Однако в условиях сложного и усложняющегося далее техногенного общественного развития неимоверно возрастает количество факторов, способных повлиять на психику человека как в условиях пассивной его социализации, так и в процессе воспитания, что требует особого отношения к формированию развивающегося человека и его психики.

Так, в условиях технократического умонастроения происходит интеллектуализация любого труда при использовании новых технических средств. Это требует от людей обладания не только практическими, но и теоретическими способностями одновременно, что является редким сочетанием и граничит с гениальностью. Таким образом, для человечества в условиях техногенной эпохи уже встала дилемма одновременного развития соответствующих способностей у человека, формирования «сверхчеловека» или сохранения его естественного биологического начала. Пластичности и компенсации в условиях стремительной интеллектуализации в развитых странах не достаточно для реализации новых психических потребностей человечества. Вместе с развитым человеком новой техногенной эпохи начинает ярко выявляться и ретардирующий человек, маргинальный, извращенный социальными пороками современного общественного развития.

В жизни каждого человека рано или поздно наступит момент, когда он задается вопросом о конечности своего индивидуального существования. Человек – единственное существо, которое осознает свою смертность и может делать её предметом размышления. Однако неизбежность собственной смерти воспринимается человеком отнюдь не как отвлеченная истина, а вызывает сильнейшее эмоциональное потрясение, затрагивает самые глубины его внутреннего мира.

В наши дни социально-этические и нравственногуманистические аспекты проблемы смерти привлекают к себе возрастающее внимание в связи не только со все более широко осознаваемыми и обострившимися личностными дилеммами и альтернативами бытия, но и с успехами биомедицинских исследований, в частности реаниматологии, способствующей возвращению к жизни людей, в том числе даже находившихся в состоянии клинической смерти [3, с.424].

Возникает множество нравственно-гуманистических дилемм.

Обсуждаются такие вопросы, как право или обязанность на жизнь, право на смерть, эфтаназия. При этом добровольный уход из жизни – самоубийство или суицид - обществом осуждался не менее 2-х тысячелетий, с тех пор как существует христианство.

Жизненный путь человека и его развитие формируются в социоприродной среде, окружающей этого самого человека и непосредственно зависят от исторического периода, в котором находится человек. Уровень возрастного развития можно рассмотреть как показатель нормативности психического состояния индивида и личности на определенных этапах жизненного пути человека и качество его адаптации в условиях исторического времени. В условиях современной техногенной эпохи наблюдаются тенденция к инфантилизации, увеличение периода детскости; сдвиг периода родительства с периода молодости (18-28 лет) на период зрелости (28-40), несмотря на то, что по физиологическим показателям для рождения детей наиболее оптимальным является период молодости.

Мы встречаемся с массовым увеличением нарушений в гендерных ориентациях, появляются страны, в которых регистрируются акты браков между однополыми партнерами, не несущие никакого смысла в плане развития человека как вида. Кроме того, в большом количестве наблюдаются отклонения по нормативам общего биофизиологического, психического состояния у людей. Если в VIIXIX веках в религиях мира и существующем социуме такие явления как «бесовство», «одолевание различными демонами и бесами», «крикун» (внезапные истерические крики при появлении человека в людном месте, в частности в церкви) было делом не частым у людей и проявлялось различными неадекватными состояниями, выражаясь на современном языке психологии, такими как потеря памяти (амнезия), рычанье по типу звериного, крики, самоистязания, боязнь окружающих людей и выхода на улицу, крики и истерики в людных местах, боязнь находиться в людных местах и в религиозных храмах, чувство «смертной тоски», страха, печали, надвигающейся беды, появление различных видений было делом не столь частым и обозначалось как «бесовство», связанное прежде всего с нарушением религиозной морали, что можно понять на языке современных терминов как маргинальность в обществе. В современном мире на языке психиатрии и психологии подобные явления обозначены терминами галлюцинации и галлюцинаторные состояния, истерия, неврастения, фобии, тревожность, психопатия, акцентуация черт характера, задержки психического развития, суицид, депрессия, стресс и постстрессовое состояние, маргинальность, наркомания, являются делом повседневным и в практике пихологического консультирования те или иные ненормативные состояния консультируемого выявляются в большинстве случаев. Все эти отклонения от психического и психологического норматива связаны с влиянием окружающей среды, как природной, так и социальной, что обусловлено техносферизацией общества, повышенной информатизацией населения, оторванностью человека от природы, особенно в мегаполисах, где неадекватные психические состояния и поведения, несамостоятельность мышления, отсутствие устойчивых интересов у людей становятся почти делом нормативным. Это можно рассматривать как вид психологической защиты в традициях классического психоанализа или отклонение от поведенческого норматива в границах социальной психологии, что, как и любая болезнь в запущенных случаях, коррекции и терапии не поддается.

Возможно, именно этим явлением можно объяснить интерес во всех высокоразвитых цивилизованных странах к подготовке квалифицированных специалистов в гуманитарных областях за последние десятилетия. На взгляд автора статьи, в отдельную проблему следует выделить и такое явление в современном мире, как потеря чувства дома и стремление замены дома в местах массовых скоплений людей банальным, ни к чему не обязывающим, общением или чем-то вроде дома без обязательств в клубах, барах, ресторанах, гостиницах, коттеджах для отдыха, парках и подобных местах у современных людей, что показывает факт утраты изначального инстинкта жить индивидуально, нести ответственность как за себя, так и за своих кровных и не кровных родственников и может явиться одним из показателей перехода человека в новую среду обитания в условиях техногенного общества, причем не в лучшем своем качестве. Остается лишь предполагать, насколько может быть опасен сам для себя человек без ответственности и обязательств, без устойчивой психической структуры личности, без крепкого биофизического потенциала в условиях техногенного развития земного мира и возможных экологических катастроф.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев, П.В. Философия: учеб. пособие / П.В.Алексеев. – М., 1997.

2. Алехина, И.В. Психология: учеб. пособие / И.В.Алехина.– Брянск, 1999. - Ч. 2.

3. Введение в философию / сост. И.Г. Фролов. – М., 2005.

4. Годфруа, Ж. Что такое психология / Ж.Годфруа.– М, 1992. - Т. 2.

5. Демиденко, Э.С. Урбанизация: концепция и политика городского развития / Э.С.Демиденко. – М., 1999.

6. Демиденко, Э.С. Экотехнологический апокалипсис, или «конец света»

природного человека / Э.С.Демиденко. – Брянск, 1993.

7. Калитина, С.В. О некоторых аспектах деятельности практического психолога / С.В. Калитина // Проектирование и формирование развивающих образовательных сред. – Брянск, 2001.

8. Коул, М. Культурные механизмы развития / М. Коул // Вопросы психологии. – 1995. - № 3.

9. Крайг, Г. Психология развития / Г.Крайг. – СПб., 2003.

10. Краткий словарь по философии / ред. И.В.Блауберг. – М., 1982.

11. Кузнецов, В.Г. Философия / В.Г.Кузнецов. – М., 1999.

12. Маркович, Ж.Д. Социальная экология / Ж.Д.Маркович. – М., 1991.

13. Психологический словарь / ред. В.П.Зинченко. – М., 1997.

14. Психология: уч. пособие / ред. А.А.Крылов. – М., 1998.

15. Шаграева, О.А. Детская психология / О.А. Шаграева. – М., 2001.

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ И ТЕХНОГЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И

ТРАНСФОРМАЦИИ ЧЕЛОВЕКА

В настоящее время техносфера как искусственная среда, созданная людьми для улучшения своей жизни и деятельности, получила в техногенном обществе особую доминанту развития: она стала, коренным образом менять облик человеческого общества и планеты из естественного в надприродно-искусственый. Коренные социоприродные эволюционные изменения и сопутствующие этим изменениям трансформации в итоге осуществляются в направлении постепенной замены естественных, природных форм жизни искусственными, сконструированными человеком пока на базе биосферных форм с использованием достижений наукотехники.

При помощи последней трансформируются не только отдельные стороны общественной жизни, но и сам человек, его биосоциальная природа, психика, духовность. В современном техногенном обществе серьёзные изменения происходят не только в образе жизни людей, но и в человеческом организме, изменения не каких-то отдельных атрибутов, а целостная экотехнологическая трансформация человека:

изменение его биосоциальной природы и даже его интеграция с техникой и техносферой в целом под воздействием многих факторов, и в первую очередь – наукотехники. Человеческий организм становится техногенным, пропитанным искусственными веществами, в нём нередко находятся сотни и даже тысячи созданных промышленностью веществ, он пребывает также постоянно и в искусственных электромагнитных полях.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что трансформация человека имеет противоречивую природу. С одной стороны, достигнутое на определённом историческом отрезке времени улучшение качества питания, условий жизни, медицинского обслуживания напрямую влияет на процессы акселерации и неуклонное увеличение средней продолжительности жизни. Так, если в Римской империи 2 тыс. лет назад последняя составляла примерно 20 лет, в XVI-XVIII веках в развитых странах - 25-30 лет, то к 90-м годам XX века в СССР - 70, на Западе в это же время - 75-77, в Японии - 80 лет. Если в России ещё столетие назад 43% детей умирало в возрасте до 5 лет, то современное развитое общество снизило этот показатель до 2-3% [4, с. 20; 5, с.34В то же время состояние здоровья людей современного развитого общества от десятилетия к десятилетию нарастающе ухудшается.

Медицина концентрирует свои усилия на лечении больных, она не формирует здоровый организм, а поддерживает его здоровье, которое к тому же уже не является истинно природным, а образовано совокупностью в большинстве своём технологических и техногенных условий человеческого существования, действующих на человеческое здоровье весьма противоречиво. “На одно из центральных мест в повестке дня современного человечества выходит тематика индивидуального и общественного здоровья, проблема сохранения человеческой личности, сохранения человека как биосоциальной структуры… Речь идёт об угрозе существования человеческой телесности, которая является результатом миллионов лет биоэволюции и которую начинает активно деформировать современный техногенный мир”, - вполне обоснованно отмечает в своей монографии Е.Н.Гнатик [2, с.3].

Исходя из приведённых фактов и высказываний видных специалистов, напрашивается вывод о необходимости изучения тенденций в изменениях человека на протяжении развития всей его истории, особенно сейчас, во взаимосвязи с грандиозными социальными и техногенными преобразованиями в современном мире.

Чтобы раскрыть особенности развития человека под воздействием общественно-исторического развития необходимо дать определение следующим понятиям: “эволюционные изменения человека”, ”эволюционные трансформации человека”, ”экотехнологическая трансформация человека”.

Следует отметить, что речь идёт не о выявлении семантических различий в терминах “эволюция”, “изменение” и ”трансформация”, которые в трудах философов и учёных обычно выступают синонимичными, а о вкладываемом нами в эти понятия смысле в связи с проблемами исследования характероа изменений человека в ходе эволюции. Мы не ставим перед собой цели разграничить области применения в социальной философии понятий “эволюционные изменения” и ”эволюционные трансформации”, провести анализ употребления их различными учёными, поскольку это относится к специфической области исследования в социальной философии; наша же цель – обосновать саму сущность и содержание процессов, обозначаемых понятиями “эволюционные изменения человека”, ”эволюционные трансформации человека”, ”экотехнологическая трансформация человека”.

На наш взгляд, эти процессы можно разграничить по нескольким параметрам: относительная длительность; подчинённость природным либо социальным законам; подчинённость объективным или субъективным факторам; направленность и тенденции развития человека в целом.

Так, эволюционные изменения человека – это медленные, происходившие на протяжении миллионов лет и подчинённые в основном природным законам перемены, в ходе которых человек интегрировался с окружающей средой, приспосабливался к ней и результатом которых явилось возникновение человека современного биологического типа – кроманьонца. При эволюционных изменениях, прежде всего, характерны исторически длительные периоды перехода от одного качественного состояния к другому, человек по своему происхождению интегрирован с природой, является её неотъемлемой частью, и изменения носят в большей степени приспособительный характер к медленно эволюционирующей биосфере, то есть человек изменяется, но изменяется в соответствии с фундаментальными изменениями в биосфере и определённой географической среде, в которой он живёт и развивается.

В условиях изменяемой внешней среды интенсивная реализация факторов эволюции приводила к появлению всё новых и новых форм жизни, приспособленных к тем или иным средам, то есть условиям обитания. При этом наряду с освоением новых экологических ниш мы наблюдаем и совершенствование биологических форм в пределах этих ниш. Наиболее зримое воплощение эволюционного процесса имеет совершенствование нервной системы биологических существ за счёт увеличения объёма и совершенствования структур мозга.

Именно путем усложнения, качественных изменений нервной системы биологические существа на поздних стадиях эволюции оказались способными быстрее и адекватнее реагировать на изменения внешней среды, что выделило их в разряд животных, именуемых высшими; при этом резкий спад воспроизводства таких существ компенсировался большей выживаемостью потомства.

Характерные особенности наших предков и их изменения во времени достаточно известны, и, хотя неполнота исходных археологических и иных материалов приводит к различному пониманию места какого-либо из найденных останков в родословной человека, что составляет суть многих расхождений в антропологии, общая картина эволюции человека представляется достаточно ясной.

Первые гоминиды, перешедшие к хождению на двух конечностях, были довольно беззащитными в стычках с наземными врагами.

приспособительные признаки, сохранившиеся от их древесной стадии существования, такие как ловкость и гибкость передних конечностей, способных к разнообразным движениям, привычка манипулировать различными предметами. Быстрый прогресс в использовании передних конечностей сначала для манипуляций, затем для бросания предметов – камней и палок, а также для их обработки, хотя бы самой грубой, стал насущной необходимостью. Важным стимулом для использования и изготовления примитивных орудий явился и неизбежный в новых условиях переход к мясной, то есть добываемой охотой пище, тем более что гоминиды в отличие от павианов и горилл не были вооружены большими клыками.

Успеху гоминид во многом способствовали также другие навыки и элементы поведения, унаследованные ими от предков, живших на деревьях. Способность к совместной деятельности и организации в устойчивые семьи, стада и еще более крупные сообщества, эффективные системы взаимной связи и передачи информации, наличие весьма длительного периода обучения и воспитания потомства – все эти особенности поведения, которые мы в зародыше находим еще на предшествующих стадиях, несомненно, сыграли значительную роль в эволюционном становлении человека, когда заметные изменения происходят только на протяжении сотен тысяч и даже миллионов лет.

Однако следует понимать, что в итоге на протяжении более короткого промежутка времени, количественные изменения переходят в качественные, как это произошло, например, с появлением двух известных нам типов homo sapiens – неандертальца и кроманьонца.

Эти качественные изменения являются итогом длительных “эволюционных накоплений” в организмах предшествующих им человекоподобных существ, либо результатом весьма резких изменений на планете и появлением существенных факторов, воздействующих на человеческий организм в относительно сжатые временные сроки. Примером различной деятельности эволюционных изменений у гоминид является факт “отрыва” Южной и Северной Америк от Африки и Европы: как известно, существующий в Африке более высокий уровень радиационных воздействий привёл к более быстрым мутациям в гоминидах, что позволило не только развиться высокоорганизованным обезьянам – гориллам и шимпанзе, но и привело к появлению более сложной структуры биологического организма – человека. Этого не произошло в Америке, а существующие там люди до европрейского открытия «нового света»

переселились туда из “старого света” [7, с.35].

Эволюционные изменения шли сравнительно медленно (миллионы лет), они плавно накапливались, сменившись затем эволюционными трансформациями, то есть качественными переходами на основе накоплений внутренних изменений, особенно веса и структуры мозга. Эту закономерность очень ярко можно проследить на примере биологической эволюции человека, основанной на естественном отборе. Как отмечает Ю.И.Семёнов, “в течение всего раннего палеолита шел процесс эволюции человека как биологического вида. Между архантропами, палеоантропами и неоантропами существуют значительные морфофизиологические различия, которые, во всяком случае, не могут быть оценены ниже, чем видовые. Процесс трансформации архантропов в палеоантропов и последних в неоантропов с точки зрения биологии не может рассматриваться иначе, как процесс видообразования, возникновения новых биологических видов.

С появлением неоантропа развитие человека как биологического вида прекратилось. Это отнюдь не значит, что человек вообще перестал развиваться. Наоборот, только с появлением неоантропа началось стремительное, непрерывно убыстряющееся развитие человечества” [8, с.17].

Подобную точку зрения можно встретить и у других авторов, считающих, что “вытеснение естественного отбора происходило очень медленно и постепенно и закончилось, по-видимому, лишь с появлением человека современного вида. Об этом свидетельствуют, в частности, значительное изменение физического типа человека на протяжении нижнего палеолита при малом прогрессе в технике и культуре и постоянство типа современного человека, несмотря на грандиозные изменения в производстве и технике. По-видимому, начиная с эпохи позднего палеолита, прекратилась физическая реакция человека на изменения в производстве, сменившись более сложной зависимостью, опосредствованной в процессе производства.

Иными словами, только в эпоху позднего палеолита произошла замена естественного отбора социальными закономерностями, и с этой эпохи прогресс в области производства не зависит от каких-то морфологических преобразований, а определяется только развитием человеческого сознания” [7, с.40].

В то же время следует отметить, что в своих исследованиях указанные выше авторы не правы, во-первых, в том, что произошла замена естественного отбора социальными закономерностями и, вовторых, что утвердилось определённое постоянство типа современного человека.

Естественный отбор человека наблюдается на всём протяжении двухсоттысячелетней истории кроманьонца и собственно преимущественно социальные закономерности стали проявляться только в эпоху техногенного развития – индустриального и постиндустриального, тогда как в период собирательства и земледелия человек находился “в плену” природно-социальных закономерностей, где незначительная социальная составляющая не играла своей решающей жизненной роли. О социальных закономерностях развития человечества обычно говорят довольно условно: раз человек живёт в социуме, то и подвергается социальной эволюции. На самом же деле, человек, как биосоциальное существо, находится во власти двух групп закономерностей – природнобиосферных и социальных. И до появления и развития промышленного производства (с промышленной революции конца XVIII века) природно-биосферные закономерности всецело определяли жизнь человека; и только в условиях техногенного развития социальная составляющая существенно возросла – и мы сейчас можем говорить о том, что человечество развивается на основе социально-природных закономерностей. Так, за всю историю развития кроманьонца (150-200 тысяч лет) средняя продолжительность жизни возросла с 12-13 лет до 20 лет в XV веке, что определялось в основном высокой детской смертностью [5, с.38В годы предындустриального развития (XVI-XVIII века) она возрастает до 30-35 лет, а за два столетия индустриального развития (XIX-XX века) она достигает уже 75-80 лет в наиболее развитых странах [5, с.40-53]. О поспешности выводов об определённости постоянства типа современного человека свидетельствуют и процессы акселерации, когда только в XX веке население промышленных стран подросло на 10-15 см, и многие другие данные.

Кроманьонец, проживший на планете без существенных физических изменений последние 50 тысяч лет, в эпоху постземледельческого развития стал стремительно видоизменяться и терять свои былые природно-функциональные качества, приобретая социальные и социально-техногеные.

Человек был порожден биосферой и до определенного времени развивался преимущественно как природное существо, в котором природные задатки превалировали над социальными способностями. И несмотря на все трудности жизни и выживания в биосферно-природной среде, человек соответствовал этой среде, в которой проходила его жизнь и естественный отбор. Заметные изменения социального порядка в человеке стали происходить, начиная с эпохи неолита, аграрных революций. Именно в этот период начали не только развиваться многие стороны социальной жизни и соответственно социальные качества людей, но и снижаться давление естественного отбора. “Сам человек в его социальной истории, – пишет В.П. Казначеев, – в растущей степени управляемый целевыми факторами, опосредованными элементами культуры, социальными потребностями, выскользнул из сфер естественного отбора и вошел в зону культурного биосоциального эволюционного процесса. Советский биолог Н.К. Кольцов ещё в 20е годы нашего столетия показал, что приблизительно за последние 8-10 тыс. лет давление естественного отбора снизилось в тысячу раз. В отношении наших дней давление естественного отбора на человека, вероятно, снизилось ещё на два порядка” [6, с. 222-223].

Здесь мы можем говорить об эволюционных трансформациях человека, которые шли уже не по чисто природным, а преимущественно по природно-социальным законам. Происходили они, по сравнению с предыдущими эволюционными изменениями, с относительно большой скоростью: если первые длились миллионы лет и завершились появлением кроманьонца – человека современного биологического типа, то вторые происходили всего лишь несколько десятков тысяч лет: с 40-50 тысяч лет до нашей эры и до 1800-х годов.

К эволюционным трансформациям в обществе собирательства и охоты мы можем отнести в основном такие социальные явления как появление и закрепление мифологического сознания, мифологического мировоззрения, культуры и основных (первичных) норм нравственности. Однако стоит отметить и то, что параллельно с этим шло и облагораживание телесности человека – становились более изящными, интеллектуальными черты лица и т.п. На базе развития социальной культуры становился и совершенствовался человек современного типа.

постиндустриальной, а в итоге техногенной цивилизации является самым мощным фактором изменения человеческой жизнедеятельности и человека. Но большинству исследователей видятся изменения в человеке только положительного характера, и мало кто обращает внимание на его кризисное состояние. Обеспокоенный ростом и давлением техники на общество и природу, Н.Бердяев одним из первых высказал предположения об изменении и кризисе рода человеческого. Он отмечал, что с концом Ренессанса и переходом к машинному производству “обнаруживается новое отношение человека к природе. Завоевывается и покоряется человеку сама внешняя природа, и от этого меняется сама человеческая природа...

Если предшествующая стадия ознаменовалась органическим отношением человека к природе и ритм человеческой жизни соответствовал ритму жизни природной... то, с известного момента истории, происходит радикальный сдвиг и переворот: переход к механическому и машинному складу жизни... По моему глубокому убеждению, произошла величайшая революция, какую только знала история, - кризис рода человеческого... Я думаю, что победоносное появление машины есть одна из самых больших революций в человеческой судьбе” [1, с.117].

Новая реальность, техногенный мир, а не природа, во многом уже определяют жизнедеятельность человека. В ходе развития техносферы и ноосферы происходит интеграция социальноприродного человека с техникой и связанный с этим эволюционный кризис человека.

Это ставит перед человечеством вопрос: насколько значительны эти изменения в человеческом роде, и в каком направлении они трансформируют социально-природную сущность человека.

Ускоряющееся формирование техно-ноосферы во второй половине XX века характеризуется не только снижением давления естественного отбора, но и ускорением трансформации и даже деградации современного человека, особенно в урбанизированной, предельно техногенной среде.

Биосферный человек в условиях бурного промышленного развития, урбанизации жизнедеятельности и разрушения биосферы подвергается деструктивным процессам и, пожалуй, уже необратимой деградации природных его свойств. Все усилия медицины, как уже подчеркивалось нами, направлены не на сохранение и развитие природных качеств людей, а на лечение болезней, соответствующую разработку лекарств и различных технологий и методов лечения от болезней, не обращая внимания на заметное усиливающееся разрушение физического и психического здоровья человека техногенной цивилизации, в результате чего и появляются болезни. Современные условия жизни землян изменяются настолько сильно, что это вызывает трансформацию человеческого организма. Стремительные индустриализация и урбанизация создали совершенно иные условия существования не только человека, но и всей биосферы и биоприроды, когда осуществляется переход от мира естественного к миру социальноискусственному, где рационально организованное общество, техника и технологии создают и поддерживают новую жизнедеятельность и экологию человека. Эти и многие другие подобные явления как положительного, так и отрицательного характера в диссертации будут рассматриваться нами в рамках процесса, который мы определили как “экотехнологическая трансформация человека”.

Экотехнологическая трансформация человека – это подчинённое социальным и социоприродным законам коренное изменение биосоциальной природы человека и его интеграция с техникой и техносферой в целом под воздействием ряда социальных факторов, и в первую очередь – стремительно восходящей наукотехники, с помощью которой человек изменяет самого себя и строит искусственную среду своего обитания. Можно сказать, что человек влияет на самого себя и изменяет самого себя при помощи созданного им инструмента – техники и искусственной среды обитания, которые через сложную систему воздействий и трансформируют его. К трактовке экотехнологической трансформации человека нельзя отнестись однозначно. Говоря о ней, можно говорить не только об интеграции современного человека с техникой, интеграции с искусственным миром, который развивается в зависимости от техники, наполняя ею быт человека, не только об изменении мировоззрения под влиянием техники.

К экотехнологической трансформации человека можно отнести также и изменение образа жизни под воздействием техники, и возникновение потребностей технико-технического характера, нередко – чисто психологических, формирование нового разумного существа, в организм которого уже могут быть включены чипы и иные технические средства. Как отмечает Э.С.Демиденко, “до сих пор на Земле осуществлялась биогенетическая смена биосферных существ, приведшая к появлению человека… сейчас же на смену биосферному, биосоциальному существу грозит прийти существо постчеловеческое: вначале биотехносоциальное, затем и технобиосоциальное и, наконец, как венец творения homo sapiens – киборг…” [3, с.140].

Основными проявлениями экотехнологической трансформации человека, которая неразрывным образом связана с разрушением и деградацией биосферы, интенсивным загрязнением природной среды, с коренными техно-биологичес-кими изменениями в ней являются проблемы экологии человека, выход его из сферы физического труда, что ведет к изменению его образа жизни и потере им былых природных свойств, органов и функциональных систем, особенно сердечно-сосудистой, половой, эндокринной и др., проблемы, связанные с употреблением алкоголя, наркотиков, психосоциальные перегрузки и т.п.

Новые потребности и интересы, которые овладевают человеческими умами и душами, связаны все больше и больше со стремительно развивающимися техникой и технологиями, искусственностью социоприродного развития.

По итогам данной статьи можно отметить следующее:

Во-первых, исследуемые в ней такие процессы как эволюционные изменения человека, эволюционные трансформации человека, экотехнологическая трансформация человека ещё не вполне изучены, упоминания о них довольно редко встречаются в научной литературе. Чтобы избежать методологической путаницы и сложностей, связанных с большим объёмом явлений и законов, входящих в данные процессы, их можно разграничивать по следующим параметрам: относительная длительность, подчинённость природным либо социальным законам, характер интеграции человека с окружающей средой, прогрессирование либо деградация определённых качеств человека, направленность развития человека в целом.

Изучение данных процессов, сопоставление их временных рамок позволяет нам более отчётливо представить динамику изменений, прежде всего, в человеке: от его становления и до современности. Мы видим, что с развитием общества эта динамика всё более и более ускоряется, человек развивается всё быстрее, и данную тенденцию нельзя оставлять без внимания. В то же время с рубежа промышленной революции начинаются процессы деградационного плана, особенно касающиеся природных качеств человека, возникают серьёзные противоречия между биологической природой человека и требованиями, которое предъявляет к нему общественное развитие, построенное на увеличении роли социального и технико-технологического фактора. Постоянно ускоряющийся процесс изменений и трансформаций в человеке (как положительных, так и отрицательных) есть прямое следствие взаимодействия природных и общественных законов развития людей.

Во-вторых, под эволюционными изменениями человека мы понимаем медленные, происходившие на протяжении миллионов лет и подчинённые в основном природным законам перемены, в ходе которых человек интегрировался с окружающей средой, приспосабливался к ней, и результатом которых явилось возникновение человека современного биологического типа – кроманьонца. Эволюционные изменения формировали преимущественно тело и телесность человека, влияли на биологические параметры, которые отличают человека от животных:

прямохождение, объём мозга, развитая кисть руки, способность к членораздельной речи и пр. Преобладающие при этом законы естественного отбора работали во благо человеческому здоровью;

человек не противопоставлял себя природе, а просто пытался выжить в ней.

В третьих, эволюционные трансформации человека, шли уже не по чисто природным, а преимущественно по природносоциальным законам, происходили всего лишь несколько десятков тысяч лет: с 40-50 тысяч лет до нашей эры и до 1800-х годов. Начало эволюционных трансформации ознаменовалось такими социальными явлениями как появление и закрепление мифологического сознания, мифологического мировоззрения, культуры и основных (первичных) норм нравственности. С ходом дальнейшего прогрессивного развития общества и способов производства общественной жизни – от собирательного через земледельческий к промышленному – усложнялась структура человеческой жизнедеятельности, улучшался уровень жизни, и росла её средняя продолжительность. Это было связано с ростом благосостояния людей, улучшением медицинской помощи, питания и т.п. Человечество в целом прогрессировало, избавилось от многих болезней (оспа, чума и пр.); ускоренными темпами стали развиваться наука и техника, подготовив тем самым переход к научно-технологи-ческому способу производства общественной жизни.

В четвёртых, экотехнологическая трансформация человека, происходящая в последние десятилетия подчинена социальным и социоприродным законам, связана, в первую очередь, с глубинными экотехнологическим переменами в мире под воздействием достижений научно-технической революции, и является коренным изменением биосоциальной природы человека и его интеграцией с техникой и техносферой в целом. Это явление необходимо осознать, чтобы понять суть современной экологической ситуации, суть изменений в человеческом здоровье и его природных качествах, осмыслить проблематику трансформации человека в динамично изменяющемся техногенном мире.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бердяев, Н.А. Смысл истории / Н.А.Бердяев. – М., 1991.

2. Гнатик, Е.Н. Человек и его перспективы в свете антропогенетики:

философский анализ / Е.Н.Гнатик. – М., 2005.

3. Демиденко, Э.С. Формирование метасоциума и постбиосферной земной жизни / Э.С.Демиденко. – М. – Брянск, 2006.

4. Демиденко, Э.С. Экотехнологический апокалипсис или “конец света” природного человека / Э.С.Демиденко. – Брянск, 1993.

5. Журов, Ю.В. Проблемы методологии истории / Ю.В.Журов. – Брянск, 1996.

6. Казначеев, В.П. Учение В.И.Вернадского о ноосфере в связи с современными проблемами экологии человека / В.П.Казначеев // Учение В.И.Вернадского о переходе биосферы в ноосферу, его философское и общенаучное значение. – М., 1990. – Т.1.

7. Першиц,А.И. История первобытного общества / А.И.Першиц, А.Л.Монгайт, В.П.Алексеев. - М., 1982.

8. Семёнов, Ю.И. На заре человеческой истории / Ю.И.Семёнов. - М., 1989.

ХАРАКТЕР СОЦИАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ

ТЕХНОГЕННОГО ОБЩЕСТВА

Сущность молодежи как социальной группы раскрывается в процессе реализации ею функции воспроизводства социальной структуры общественного организма. Наследуя и воспроизводя сложившиеся общественные отношения, каждое новое поколение обеспечивает сохранение целостности социума, участвует в его совершенствовании, в преобразовании многих сторон жизнедеятельности людей на основе своего инновационного потенциала, тем самым осуществляется как развитие молодежи, так и общества в целом.

Современные национальные и интернациональные общества это динамично развивающиеся и усложняющиеся системы, проходящие один за другим этапы модернизации в производстве и других сферах жизни. Происходящие в них фундаментальные социально-экономические и социокультурные изменения направлены сторону усиления неопределенности, неоднозначности очень многих явлений и процессов. Исчерпывающее познание действительности становится невозможным. Снижается возможность прогнозирования не только отдаленного, но и ближайшего будущего, что привносит неопределенность и нестабильность в жизнедеятельность. Вместе с тем мы можем говорить об общем векторе развития общества и земного мира – переходе от естественных биосферных форм жизни к искусственным, техно-ноосферным [1, с. 43].

Человек на разных ступенях своего развития усваивает развёрнутый перед ним мир человеческой культуры, воплощенный в предметах производственной и иной деятельности людей, в разнообразных формах их социального общения. Данное «развитие в процессе усвоения человеком накопленного человечеством социального опыта, воплощенного в различных проявлениях культуры и цивилизации, называют социализацией» [3, с. 256].

В результате социализации у человека развиваются соответствующие способности, позволяющие ему не только приспосабливаться к условиям внешней среды и деятельности, но и активно утверждать себя в этой среде, проявлять творчество и изменять условия своей жизни в собственных интересах.

Стремление человека изменить условия своей жизни в лучшую сторону привело к появлению множества незаменимых, казалось бы, вещей, созданных человечеством: промышленных автоматов, автомобилей, разнообразной бытовой техники, средств бытовой химии и многого другого. Сегодня трудно себе представить нашу жизнь без этих «незаменимых» помощников.

В итоге – человек в процессе современной жизнедеятельности затрачивает очень мало мускульной энергии и достаточно широко использует свой умственный и, по сути, онаученный потенциал.

Благодаря автоматизации многих сторон быта, у современного человека появляется много свободного времени, которое он тратит на приобретение новых профессий, получение новой информации, общение, то есть на развитие социальных качеств, соответствующих нынешнему цивилизационному развитию. Это, в свою очередь, отдаляет его от природы, в мире утверждается преимущественно социальный человек, приходящий на смену биосферному, сформированному вековой биосферной природой.

Изначально человек как биологический вид выполнял функции продолжения рода. Сегодняшний homo sapiens – человек разумный – не торопится обзаводиться потомством; на первом месте как у мужчин, так и у женщин – самовыражение, карьера, повышение социальной значимости. Теперь можно говорить о homo fuber – человеке производящем - и homo communicans – человеке общающемся. В конечном счете, большинство детей появляется, когда родителям уже за 30, что не может не сказаться на здоровье потомства. Конечно же, ребенок выживет благодаря усилиям современной медицины, но какой генный заряд он будет в себе нести, как скажется сложившаяся ситуация на будущих поколениях?

Развиваются все сферы жизнедеятельности человека, совершенствуется техника и облегчает человеку жизнь, способствуя его социальному развитию. Средства массовой информации доносят до нас шедевры мировой культуры, рассказывают о достижениях науки и техники, об истории жизни отдельных людей, которые добились значимости, славы, тем самым рекламируя нам определенный образ жизни. И люди стремятся в города, где, кажется, все возможно, все доступно.

Процесс урбанизации в современном обществе приобрел поистине грандиозный размах. По данным, приводимым Э.С.

Демиденко, в 1800 году на планете проживало 45 млн городского населения, или 5 % от населения планеты, в 2000 году горожан стало около 3 млрд, или около 50%, в 2007 г. – уже 3,3 млрд, или 50 % населения планеты. Урбанизация характеризуется не просто ростом количества городов и увеличением численности их населения.

Наблюдается и повышение роли города в общественной жизни, и распространение городского образа жизни по всей планете [1, с. 44Таким образом, современная «урбанизация как мировое явление представляет собой процесс интенсивной территориально-городской концентрации несельскохозяйственных видов деятельности и населения, социальный механизм развития исторической промышленно-городской формы жизнедеятельности людей и перехода традиционного общества к качественно новому типу – техногенному. Урбанизация характеризуется также нарастающим социальным развитием человека, ростом городов и городского населения и усилением их роли в общественно-историческом прогрессе, повсеместным распространением промышленногородских отношений, типичных элементов культуры и черт образа жизни крупнейших городов, становлением новых городских форм расселения и связанных с ними принципов материальнопространственной организации общества» [1, с. 43].

Иными словами, «урбанизация есть социальный процесс формирования техносферы, поскольку, возникнув из производственной потребности, города создали ситуацию постоянного и тесного общения людей и тем самым положили начало новому витку социального, политического и культурного прогресса.

Города стали основой формирования индустриальной, а теперь и постиндустриальной культуры. Создана искусственная окружающая среда, имеющая резко выраженные отличия от сельской местности, характеризующаяся невиданным ранее разнообразием функций и потребностей. Город, становясь самодостаточным организмом, все больше изолирует горожан от естественной, природной среды, ее ритмов и ее ценностей, приводит их в замкнутую искусственную среду, оторванную от биосферной жизни. Именно жизнь в городе, как отмечает С.Н. Чувин, порождает «техносферного» человека, для которого искусственная окружающая среда становится преобладающей. Она отделяет человека от природы и навязывает новую форму жизни - техносферную» [4, с.9-10].

В таких условиях изменяется и психика молодого человека.

Конкуренция на уровне массового сознания «старых» и «новых»



Pages:     | 1 | 2 || 4 |











 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.