WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«социологическая ауторефлексия (1999-2001) = Послесловие: Из автопрезентации тома 1 ТОМ 2/1 Глава без №. АВТОПРЕЗЕНТАЦИЯ ТОМА 1 = От автора – сегодня. Предуведомление к главам 15-17 15. ЗАСЛУЖЕННЫЕ СОБЕСЕДНИКИ (начало) 16 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Ваше письмо и все содержимое бандероли произвели на меня и моих родственников глубокое впечатление. Кроме человеческих (личных) чувств благодарности, примите еще мою высочайшую профессиональную оценку Вашего труда — 2-х томной «Златоустовской энциклопедии», аналогов которой я не знаю (хотя, может быть, и есть). Это сделано не только с любовью к своему городу, с уважительной памятью о земляках и т. д., но это также и высококультурная, оригинальная, в определенном смысле исчерпывающая свой предмет (в рамках поставленной задачи) работа, которой могут позавидовать краеведы России. Ограничусь здесь этим замечанием, поскольку тема письма — другая.

Также и записки краеведа «Золотые россыпи былого» Николая Александровича Косикова — подвижнический труд, внушающий высочайшее уважение. Передайте, пожалуйста, Н.А. мой поклон и пожелания доброго здоровья и благополучия.

Моя претензия на профессиональную оценку вызвана тем, что мы отчасти — коллеги. Я, как Вы знаете, социолог и в некотором смысле — тоже историк, а в прошлом — журналист. Вы поймете это по некоторым посылаемым мною Вам материалам.

Теперь — по сути Вашего запроса. Я внимательно ознакомился с брошюройкаталогом — «Павел Петрович Аносов. Родственные связи и родословная», составленной Александром Вениаминовичем (тоже замечательный труд). Понятно, что вариант — «рабочий», но и «сырой» продукт должен делаться качественно, и это как раз тот случай.

Удивительно, сколько же Вы уже успели разыскать!

Я рад, что могу внести в Ваше дело свою и, отчасти, моих родственников лепту.

Тем более, что интерес к нашим семейным «корням» не так давно побудил и нас самих к некоторым разысканиям, независимо от Ваших. И как раз эта независимость позволяет реконструировать родственные связи П.П. Аносова в большей полноте и достоверности.

Короче: Вы не знали того, что знаем мы, и наоборот. Вот теперь давайте совмещать и исправлять, как наши, так и Ваши наброски.

Теперь можно уже считать надежно установленным, что я сам, а также мой двоюродный брат Владимир Владимирович Абрашкевич (петербуржец, проживающий в настоящее время преимущественно в Сочи) и мой троюродный брат Игорь Данилович Пивен (проживающий в Санкт-Петербурге) являются праправнуками Павла Петровича Аносова (соответственно — прапрапраправнуками Льва Федоровича Сабакина). Однако нашим прадедом является не Алексей Павлович Аносов (младший сын П.П. Аносова), как Вы предположили (возможно, потому, что он учился в Санкт-Петербурге), а, в частности, моей и В.В. Абрашкевича бабушкой является вовсе не Ада Алексеевна Аносова (одна из дочерей Алексея Павловича).

Мы все происходим от одной из дочерей Павла Петровича Аносова. От которой из четырех? Тут надо действовать методом исключения. Не вторая дочь — Лариса Павловна, поскольку она, как Вы установили, в замужестве — Аболтина. Не третья дочь — Анна Павловна, поскольку она в замужестве — Эксеблад. Стало быть, либо старшая — Мария Павловна, либо младшая — Наталья Павловна, по поводу которых и у Вас сомнения — которая из них в замужестве Яновская? (См. Вашу генеалогическую схему).

Так вот, если одна из них двоих Яновская, то другая стала в замужестве Пузановой (это фамилия нашего с В.В. Абрашкевичем деда — Петра Михайловича и деда И. Д. Пивена Павла Михайловича). Но кто же все-таки наша прабабушка (мать Петра и Павла Пузановых) — Мария Павловна или Наталья Павловна Аносова?

Тут я предоставляю слово моей дочери Ольге Андреевне Новиковской (Алексеевой), которая обратила внимание на даты рождения дочерей П.П. Аносова, из Вашей брошюры-каталога, и сопоставила их с известной нам датой рождения моего деда (а ее прадеда) Петра Михайловича Пузанова:

«Скорее всего, нашим предком была старшая из дочерей Павла Петровича Аносова — Мария Павловна (Аносова) Пузанова, родившаяся 1.09.1832. Тогда, своего сына Петра Михайловича Пузанова ( 1862 г. рожд., июнь) она родила в 29 лет. У М.П.

Пузановой был еще один сын — возможно, старше Петра Михайловича (в действительности, как выяснилось буквально вчера — уже после того, как моя дочь писала эту заметку — не один, а два сына, о чем скажу ниже. — А.А.). В противном случае матерью Петра Михайловича должна быть младшая дочь П.П. Аносова — Наталья Павловна, родившаяся 14.03.1845; но тогда получается, что она родила Петра Михайловича в 17 лет, что мало вероятно [тем более, что Петр Михайлович, как будет показано ниже, вовсе не старший из сыновей дочери П.П. Аносова. – А. А.]. Средние сестры известны. Это: Аболтина (Аносова) Лариса Павловна (1840-1917) и Эксеблад (Аносова) Анна Павловна (1843-?). Если Наталья не мать Петра Михайловича, что всего вероятнее, то именно она стала женой Яновского А., матерью Яновского Н.А.»

(Ксерокопию этой записки моей дочери, равно как и составленную ею, с учетом новой информации из Вашего письма, генеалогическую схему прилагаю. Мне показалось интересным приложить также схему, составлявшуюся моей дочерью несколько лет назад, когда информации от Вас еще не было. Эта более ранняя схема теперь представляет лишь "исторический" интерес: вот так движутся к истине разные искатели, с разных концов).

Итак: генеалогическая схема, составленная прапраправнучкой П. П. Аносова (моей дочерью), исправляет Вашу — в той части, которая имеет к нам отношение. Отсюда, возникает новое направление для разысканий и уточнений. С чем я поздравляю и Вас, и мою дочь, обратившую внимание именно на даты рождения своих предков. Возможно, что и ветвь Аносовых-Яновских Вы теперь сумеете проследить лучше, если примете гипотезу о том, что именно Наталья Павловна Аносова (а не Мария Павловна) стала в замужестве Яновской.

Ну и, разумеется, всякие дополнительные (независимые) подтверждения того, что именно Мария Павловна Аносова является нашей прабабушкой, будут для меня и моих родственников чрезвычайно ценны. (Должен сказать, что с детства у меня «Мария Павловна» ассоциируется с какими-то родственными связями. Может, ее упоминала моя покойная мать Варвара Петровна Пузанова? Но это, разумеется, не доказательство).

Итак, в той ветви генеалогического дерева, которая касается младшего сына Павла Петровича Аносова — Алексея Павловича — и его дочери Ады Алексеевны, Ваша схема неверна (хоть и логически непротиворечива). И мой отец Николай Николаевич Алексеев, фигурирующий в Вашей генеалогической схеме, на самом деле вовсе не правнук П. П. Аносова, а женился на его правнучке — Варваре Петровне Пузановой, моей матери. А вот Пузановых-то в Вашей схеме родственных связей П.П. Аносова и вообще нет. Но теперь, полагаю, появятся.

Интересно, что все это я пишу сегодня утром, 12.05.1999, когда вечером этого же дня предстоит встреча троих потомков П.П. Аносова, "моего" поколения. Кроме меня, это — упоминавшиеся выше мой младший двоюродный брат Владимир Абрашкевич (приехавший в СПб из Сочи на несколько дней) и мой старший троюродный брат — Игорь Пивен (живущий в СПб, но мы с ним давно не встречались; и раньше как-то не обсуждали генеалогические вопросы). Эта встреча — результат счастливого стечения обстоятельств, среди которых не сбросим со счетов и Ваше письмо-запрос. Во всяком случае, «тему» нашей родственной встречи Вы своей краеведческой и генеалогической активностью нам задали.

Дописывать это письмо я буду уже после этой встречи, т. к. Игорь Данилович Пивен (старше меня на 10 лет), наверняка сможет дополнить сказанное — новой информацией). Не удивлюсь, если он и нашу прабабушку (Марию Павловну Аносову?) идентифицирует с большей надежностью, чем это смогли сделать моя дочь и я.

Сейчас же ограничусь «описью» того, что я подготовил к отправке Вам (как обещал телеграммой), и теперь передам Никите Тарынину, столь кстати объявившемуся в СПб. [Здесь опущен список отправляемых документов. — А. А.]. Всего, таким образом, 15 нумерованных и 3 не нумерованных приложения.

Как Вы можете заключить, с этим праправнуком П.П. Аносова Вам, пожалуй, «повезло», ибо круг моих профессиональных (научных) интересов достаточно близок к Вашим интересам, а тут еще — и «фамильный» интерес...

Я сознательно ограничиваю себя в круге документов, посылаемых Вам сейчас. Так, здесь нет ксерокопий фотографических материалов, упоминаемых, в частности, в моей семейной хронике. Изготовление этих ксерокопий потребует некоторого времени. Если Вы в этом заинтересованы, дайте знать. В той мере, в какой у Вас возникнет такая потребность, я мог бы также расширить документальную информацию о жизни и деятельности моей матери, правнучки П.П. Аносова — инженере-технологе Варваре Петровне Пузановой (1899-1963). Это — интереснейший историко-культурный и фамильный пласт.

Не рассказываю сейчас более подробно о потомках П.П. Аносова "моего" поколения (их место на Вашей схеме — на уровне "Ж"), с которыми встречусь сегодня, и, после встречи, допишу это письмо. Пока только сообщаю их почтовые адреса и телефоны.

Коротко о них рассказывается в моей семейной хронике (которой Вы теперь располагаете). Что знала — указала моя дочь в своей генеалогической схеме. А если захотите узнать подробнее, то можете запросить их самих, по этим адресам.

Заодно уж и адрес моей дочери. (Кстати, она — не преподаватель вуза, как Вы указываете в своей брошюре-каталоге, а педагог-логопед, работает в детском саду).

Вообще, со всеми вопросами, что и ко мне, Вы можете обращаться к моей дочери, поскольку она «в курсе дела» сейчас уже не меньше, а, пожалуй, даже побольше меня.

Как видите, круг возможных контактов с потомками П.П. Аносова у Вас теперь существенно расширяется.

После встречи с Владимиром Абрашкевичем и Игорем Пивеном сегодня вечером я добавлю в это письмо некоторый минимум генеалогической информации (которую рассчитываю получить главным образом от своего старшего троюродного брата) и, может быть, укажу фактические ошибки в своей семейной хронике (если обнаружатся). Вы же сможете сами дорисовать генеалогическое дерево, составленное моей дочерью, которая только обозначила, что у Петра Михайловича Пузанова был старший брат, не зная тогда наверняка, что Вера Павловна Пивен — его дочь, а Игорь Данилович Пивен — его внук.

Еще одно частное примечание к схеме, составленной моей дочерью. Там на "поколенческом" уровне, соответствующем Вашему "З", указана не представленная в моей семейной хронике Анна Владимировна Крупко (род. 30.08.1981) — внебрачная дочь Владимира Владимировича Абрашкевича (ее мать — Нина Александровна Крупко), ныне — студентка экономического факультета Санкт-Петербургского университета. Будете составлять именной указатель потомков П.П. Аносова — не упустите ее из виду. Она — наша родственница и, понятно, прапраправнучка Павла Петровича Аносова.

Вообще, буду признателен, если Вы пришлете мне или моей дочери новый, «исправленный и дополненный», но, разумеется, тоже пока "рабочий", вариант Вашей брошюры о родственных связях и родословной Аносова. Ведь мы для Вас — информанты только по Аносовско-Пузановской (петербургской) ветви. Вам как будто удалось проследить до наших дней ветвь, идущую от сына П.П. Аносова — Алексея Павловича, вплоть до моего «много-много-юродного» брата, тоже праправнука П.П.

Аносова — Бориса Павловича Аносова (проживающего в Новокузнецке, как Вы пишете).

Как я уже говорил, это — не наша ветвь. Но было бы интересно узнать побольше и о ней, и об остальных ветвях «аносовского древа». Увы, тут я и мои близкие родственники помочь Вам не сможем.

И вообще, здесь надо скорее рассчитывать на случайность, вроде случайного упоминания моего родства с П.П. Аносовым в журнале «Огонек» 10-летней давности, случайно запомнившегося сотруднику Златоустовского краеведческого музея. Не говоря уж о том, что на заводе «Полиграфмаш», где я работал в 80-х гг., хоть меня, похоже, и помнят, чисто случайно сумели разыскать мои новые координаты (исключительно по неформальным каналам).

И последнее, совсем мелкое замечание. Как отмечается в моей семейной хронике, в 1990 г. мне довелось, будучи в Златоусте, общаться с сотрудниками музея, по-видимому, Златоустовского металлургического завода (вряд ли — вашего краеведческого). Я им сообщил о своем родстве с П.П. Аносовым, как о некоем «семейном предании» (тогда я не был в этом вполне уверен). Вот им-то я и передал, «на временное хранение» старинную серебряную ложечку с вензелем «А» (понятно — не «Алексеев», а «Аносов», предположительно). Условия нашей договоренности на этот счет описаны в семейной хронике. Где-то у меня даже хранится квитанция из того музея. Можно бы и найти, да лень искать.

Информации из музея, действительно ли вензель — Аносовский, я за эти 10 лет так и не получил. Бог с ними! Но теперь, когда я уже не сомневаюсь, что та ложечка — «аносовская», я хотел бы заменить «временное хранение» на «вечное» (каковым де-факто оно уже стало, если, конечно, ложечка цела). Так вот, рассматривайте это мое письмо, как неформальный акт дарения этой фамильной (аносовской) реликвии Златоустовскому краеведческому музею. (Если я отдавал ее в краеведческий музей, то — без проблем; а если в заводской — то, думаю, Вы найдете правильное решение вопроса).

На этом основной текст настоящего письма завершен. Будет еще P.S. — после вечерней встречи с В.В. Абрашкевичем и И.Д. Пивеном.

С уважением и благодарностью Ваш Андрей Алексеев СПб. 12.05. P. S. Как я и предполагал, после вчерашней встречи дома у Игоря Пивена, мне есть что добавить к сообщенному в этом письме и прилагаемых к нему документах.

Вырисовывается следующая уточненная генеалогическая картина.

В середине 50-х гг. прошлого (XIX. – А. А.) века в Санкт-Петербурге Михаил Пузанов женился на дочери П.П. Аносова, имени которой И.Д. Пивен (которому она приходится, как и мне, прабабушкой) тоже не знает.

Но, с высокой вероятностью (как установила моя дочь) это была Мария Павловна, старшая дочь П. П. Аносова. Кстати, как сообщается в Вашей брошюрекаталоге, она училась «в одном из женских институтов ведомства императрицы Марии в Петербурге». Это еще один аргумент в пользу предлагаемой здесь генеалогической гипотезы.

У Михаила Пузанова и дочери П.П. Аносова (Марии Павловны?) было четверо детей (в последовательности рождения): Павел Михайлович, Петр Михайлович, Сергей Михайлович и Мария Михайловна..

О моем деде Петре Михайловиче Пузанове (1862-1935) есть целая глава в моей семейной хронике. Добавить к сказанному там можно то, что он окончил Институт путей сообщения и был не только «железнодорожным служащим», но и машиностроителем, инженером-проектировщиком паровозов, которые тогда производились на Путиловском заводе. Долгое время, как сообщил И.Д. Пивен, Петр Михайлович Пузанов возглавлял КБ паровозостроения Путиловского завода. Дом Петра Михайловича в Дачном, о котором я писал в семейной хронике, был его собственный, построенный по его проекту. Этот дом, с большим «приусадебным участком» (на котором «можно было собирать грибы»), стоял на углу ул. 3-го Интернационала и Тихой ул. в прежнем Дачном, которое тогда находилось за городской чертой. В 20-е гг., в этом доме жили также все три сестры, дочери Петра Михайловича Пузанова: Варвара Петровна — моя мать (1899-1963), Елизавета Петровна (1903-1970) и Мария Петровна (1905-1973).

Старший сын Михаила Пузанова и дочери П.П. Аносова — Павел Михайлович — тоже окончил Институт путей сообщения. Как будто, в романе Гарина-Михайловского «Студенты» он фигурирует, под вымышленным именем, как «любивший готовить еду и покушать» и будто бы даже как-то обыгрывается фамилия «Пузанов» (сейчас нет времени сверяться с этим литературным источником). Павел Михайлович был, как и ГаринМихайловский, инженером-путейщиком, проектировщиком и строителем железных дорог. Судя по сохранившемуся в семейном архиве И.Д. Пивена документу, в 1900 г. он имел чин надворного советника. Павел Михайлович умер в 1920 г.

Младший сын Михаила Пузанова и дочери П. П. Аносова — Сергей Михайлович — окончил горный институт. Кажется, в период революции (или до?) он эмигрировал за границу; о нем не принято было вспоминать в семьях Пузановых, и так опасавшихся за свою судьбу из-за дворянского происхождения.

Младшая из детей и единственная дочь Михаила Пузанова и дочери П.П. Аносова Мария Михайловна — та самая, упоминаемая в моей семейной хронике "бабушка Машура", которая была замужем за представителем древнего ирландского рода, составителем таблиц умножения многозначных чисел О'Рурком, а после его смерти жила в Дачном в семье брата Петра Михайловича Пузанова. Детей у Марии Михайловны, кажется, не было. Она умерла в 1941 г.

Спускаемся на поколение ниже.

О потомках Петра Михайловича Пузанова достаточно подробно — см. мою семейную хронику.

У Павла Михайловича Пузанова от брака с Марией Эрастовной Мельгуновой было четверо детей (в последовательности рождения): Ксения Павловна (умерла в 19 лет от чахотки), Вера Павловна (1895-1957), Нина Павловна (1897-1981) и Николай Павлович (1900-1967). Мария Эрастовна умерла рано (1904 или 1906 г.). Из детей Павла Петровича все кроме Веры Павловны были бездетными. О них может больше рассказать сын Веры Павловны И.Д. Пивен.

Правнучка П.П. Аносова Вера Павловна Пузанова вышла замуж за матроса (старшину) Балтийского флота Даниила Яковлевича Пивена. Он потом стал крупным хозяйственным руководителем, а после войны, кажется, начальником Ленинградского контрольно-ревизионного управления. Даниил Яковлевич скончался в 1956 г. Опускаю подробности, поскольку это лучше может рассказать их сын И.Д. Пивен Следующее поколение — уже "мое".

Сын Веры Павловны Пивен (Пузановой) и Даниила Яковлевича Пивена — Игорь Данилович Пивен родился 14.08.1924 г. Он — известный корабел, доктор технических наук, профессор, заслуженный изобретатель РСФСР, недавно стал лауреатом Государственной премии. Капитан первого ранга в отставке. В свои 75 лет продолжает работать в 1-м Центральном НИИ Министерства обороны РФ (кораблестроение, вооружение и эксплуатация).

Первый брак Игоря Даниловича с Натальей Раль давно распался. От этого брака Игорь Данилович Пивен имеет сына — Сергея Игоревича Пивена (прапраправнук П. П.

Аносова). Я не уточнил год рождения (середина 50-х гг.). Ныне женой И.Д. Пивена является Анна Михайловна Пивен, которая имеет сына от первого брака — Михаила, работающего там же, где его отчим. Недавно защитил кандидатскую диссертацию, капитан 1-го ранга. (Но эта информация, кажется, уже выходит за рамки генеалогического древа Аносовых) И.Д. Пивен вспоминает, что его мать Вера Павловна Пивен (Пузанова) рассказывала ему, что в начале века «мы, дети, собирались у бабушки Аносовой» (т. е. у дочери П.П. Аносова). Похоже, что та жила отдельно от своих детей (Павла Михайловича и других). А на той фотографии 1901 г. с трехколесным автомобилем, о которой я писал в семейной хронике, вероятно, все-таки не она, а мать моей бабушки Ольги Николаевны Пузановой. (Между нею и Ольгой Николаевной как будто есть черты фамильного сходства).

О сыне Марии Петровны Пузановой — Владимире Владимировиче Абрашкевиче, экологисте и инженере высочайшего класса, а также о его потомках — я рассказывал в своей семейной хронике. У В. В. Абрашкевича есть квартира в СанктПетербурге, но живет и работает он сейчас, вместе с женой Ириной Михайловной Яковлевой и сыном Андреем Владимировичем Абрашкевичем, в основном на юге (Сочи, Краснодар, Сухум).

Собственно, это все, что я имею добавить к сказанному ранее.

Итак, старшими среди потомков П.П. Аносова (праправнуки) в Пузановской ветви (Санкт-Петербург) ныне являются: Игорь Данилович Пивен, (которому 14.08. исполнится 75); я (которому скоро 65); Владимир Владимирович Абрашкевич (которому 18.08.1999 исполнится 60).

В следующем поколении потомками П.П. Аносова (прапраправнуки) являются:

Сергей Игоревич Пивен (род. в 1959 г.), Ольга Андреевна (Алексеева) Новиковская (род.

21.09.1961), Андрей Владимирович Абрашкевич (род. 1.02.1963) и Анна Владимировна Крупко (род. 30.08.1981).

Самое младшее поколение (прапрапраправнуки П.П. Аносова): Иван Александрович Новиковский (род. 30.05.1983), Егор Александрович Новиковский (род.

11.08.1986) — это мои внуки; Евгения Андреевна Абрашкевич (род. 25.08.1989) и Ирина Андреевна Абрашкевич (род. 12.07.1991) — это внуки В.В. Абрашкевича.

Ваш Андрей Алексеев 20.2.5. Историко-генеалогические раскопки [Ниже – извлечения из переписки автора с А.В. Козловым (май-июль 1999). – А. А.] = А. Козлов – А. Алексееву Уважаемый Андрей Николаевич!

Первое. Ольга Андреевна совершенно права, высказывая предположение, что Ваша линия идет от Марии Павловны Аносовой. Это можно взять за рабочую гипотезу.

Тогда Яновские идут от Наталии Павловны. Таким образом, несколько уменьшается неопределенность по дочерям Павла Петровича. Надеюсь, что в будущем удастся здесь прояснить картину больше. Но вот по сыновьям Аносова у меня (за исключением Алексея) полный мрак. А это целых четыре линии. Но, вероятно, если хорошо покопаться, то и здесь что-то да разыщется.

Вчера был в краеведческом музее вместе с Ник. Ал-дровичем Косиковым. Он, по просьбе Тарынина, ищет следы Вашей ложечки. В 1990 г. Вы были в музее завода «Булат»

(информацию о нем см. в т. 2 «Златоустовской энциклопедии»). Сейчас его фонды переданы краеведческому музею, но детально пока еще не разобраны. Но вот что попутно выяснилось. В музейном архиве мы вчера нашли акт передачи в фонды музея чернильницы, принадлежавшей Павлу Петровичу (сейчас она находится в экспозиции). К акту приложена справка, подписанная Павлом Алексеевичем Аносовым. Вот текст этой справки:

«...В 1916 г. наша семья Аносовых (имеется в виду семья внука Павла Петровча — Алексея Алексеевича Аносова. — А. К.) проживала в Петербурге, Литейный пр., 31. По этому же адресу была прописана проживавшая у нас дочь Павла Петровича Аносова Лариса Павловна Аболтина (по мужу). Она была моей бабушкой (двоюродной. — А. К.) и ей было тогда 76 лет. (Согласуется с имеющейся у нас датой рождения Л. П. — 1840 г.

— А. К.). У нее было ряд семейных вещей Павла Петровича. В 1916 г., после смерти отца, мы вынуждены были уехать в г. Енисейск. Перед отъездом Лариса Павловна оставила нам прибор латунный письменный Павла Петровича, который хранился в нашей семье и передан Златоустовскому музею.

Аносов Павел Алексеевич 10 апреля 1959 г. г. Сталино (ныне Новокузнецк. — А.

К.), ул. Суворова, 4, кв. 15».

Такой вот любопытный документ. Появляется еще один петербургский аносовский адрес — Литейный, 31. Я вчера посмотрел по плану СПб, который есть у меня в новой энциклопедии "Города России" (1994). Литейный пр. идет перпендикулярно Невскому. То есть, как я понимаю, это центральная часть города. Видимо, и дом мог сохранить старую нумерацию.

Николай Александрович Косиков просил передать Вам привет, что я и делаю, и сказал, что по преданию в семье П.П. Аносова хранилась икона Петра и Павла. Слышали ли Вы об этом? Кстати, эти имена по аносовским линиям, как Вы, возможно, обратили внимание, очень часто повторяются.

Удалось чуточку прояснить еще линию младшей дочери Петра Васильевича Аносова, сестры Павла Петровича — Марии Петровны. Меня занимало, каким образом она вышла замуж за Фердинанда Грасгофа. Оказывается, тот учился с Аносовым в Горном кадетском корпусе, но окончил его годом позже, в 1818 г. и получил назначение тоже на Златоустовский завод. Теперь надо в нашем городском архиве поискать его формулярный список.

Я вообще хочу предложить нашему гор. архиву выделить специальный аносовский фонд, где сосредоточить все новые и имеющиеся у них материалы. Вообще-то, откровенно говоря, все биографы П.П. Аносова очень скупо рассказывают о нем, делая в основном упор на открытии тайны булата. Почти нет никакой информации о семейных и дружеских связях и т. п. А это в жизни человека играет очень большую роль. К примеру, Аносов учился и дружил во время учебы с Ильей Петровичем Чайковским (отцом Петра Ильича). Причем эта дружба продолжалась и в последующие годы. Наверняка они и переписывались. Известно, что архив, в частности, письма И.П. Чайковского хранятся в доме-музее П. И. Чайковского в Клину (возможно, там есть и письма Аносова, адресованные своему другу).

В связи с этим возникает и такой вопрос — где искать следы личного архива Аносова? Вероятнее всего он в значительной мере рассеялся по родным. Разумеется, чтото могло затеряться, но что-то сохранилось ведь?!

Да, чуть не забыл. В одном из недавно вышедших словарей (Всемирный биографический энциклопедический словарь, 1998) я нашел справку об Аносове Дмитрии Викторовиче (род. 1936, математик, академик РАН с 1992 г., Лауреат Гос. премии — г., труды по дифференциальным уравнениям, геометрии и топологии). Возможно, что это потомок кого-то из сыновей П. П. Аносова. Дело в том, что фамилия Аносовых достаточно редкая, не то, что, скажем, моя, у меня даже в Златоусте добрая сотня однофамильцев, нередко и к тому же тезок (хорошо, что отчество не очень распространенное).

С искренним уважением Ал. Козлов, 1.05. = А. Козлов – А. Алексееву Уважаемый Андрей Николаевич!

Посылаю Вам ксерокопию статьи Л. Сонина о Николае Павловиче Аносове, а также копию моей статьи "Аносов и Пушкин".

Недавно удалось все-таки связаться с новокузнецким потомком П.П. Аносова. Это Вячеслав Павлович Аносов, Ваш четвероюродный брат (так получается, по моим расчетам). Единственное, что удалось узнать в кратком телефонном разговоре (разговаривал М.А. Тарынин), что брат Вячеслава Павловича — Борис Павлович Аносов умер совсем молодым в 1964 г. Сын же Бориса Павловича живет на Украине, но В.П.

Аносов с ним связи не поддерживает. Придется все равно писать подробное письмо Вячеславу Павловичу, может быть что-то удастся разузнать.

Совсем недавно наметился еще один след для поисков. 2 июня в передаче Челябинского телевидения "8-й канал" прошло короткое интервью с преподавателем истории одного из челябинских вузов — Анной Петровной Аносовой, которая утверждает, что ее предок по семейному преданию был металлург П.П. Аносов. Она сейчас живет в Челябинске, но родом из Курской области. Сам я, к сожалению, передачу не видел, поэтому всех подробностей не знаю. Правда, здесь уточнить особого труда не составит: в Челябинске у нас много знакомых, через которых можно будет связаться с Анной Петровной. Если окажется, что она права, появится ниточка от еще одного из сыновей П. П. Аносова.

А 25 мая по Челябинскому же телевидению прошел фильм о П.П. Аносове, снятый в 1962 г. режиссером Л. Оболенским. Я его записал на видеопленку. Если Вас заинтересует, то могу выслать видеозапись для Вашего архива, дополнив ее кое-какими своими видеосъемками. Правда, на это потребуется некоторое время.

Еще одна небольшая новость — в Екатеринбурге готовится книга о П.П. Аносове («Генерал от металлургии — Павел Аносов»). Один из ее составителей — профессор М.Е.

Гловацкий был недавно в Златоусте.. [Об этой книге см. подробнее ниже. – А. А.].

В ближайшее время собираюсь поработать в нашем архиве. Тут кое-что наметилось. Предположительно, в Златоусте в 1960-х гг. работал племянник П.П. Аносова (сын его сестры Марии) Н.Ф. Грасгоф, Но это надо проверить поточнее. Постараюсь в июле сделать второй вариант по генеалогии, тогда и Вам его вышлю.

Ал. Козлов, 10.06. [Три месяца спустя в газете «Златоустовский рабочий» (8.09.1999) был опубликован очерк А.В. Козлова «Девять поколений Аносовых. Родственные связи и родословная великого русского металлурга». Среди прочего в нем нашла свое место и информация о пузановской ветви потомков П. П. Аносова, предоставленная автором этих строк. Как писал А.В. Козлов уже в 2000 г., к тому времени удалось установить имена 46 прямых потомков П. П. Аносова: 9 детей, 8 внуков, 10 праправнуков, праправнуков, 7 прапраправнуков и 4 прапрапраправнуков.

Примечательно, что четверо из пяти сыновей П.П. Аносова – Александр Павлович, Николай Павлович, Павел Павлович и Алексей Павлович — были горными инженерами. В частности, Н.П. Аносов (которого упоминает А.В. Козлов в своем письме) вместе с младшим братом П.П. Аносовым, занимался поисками золота в Восточной Сибири и Амурском крае. Ими были открыты богатые месторождения, на базе которых в 1860х гг. были основаны (Н.П. Аносов) Верхнеамурская, Среднеамурская и Ниманская компании по разработке золота. – А. А.] = А. Алексеев – А. Козлову Дорогой Александр Вениаминович!

Я получил Ваше письмо от 21.05.1999, на которое не успел ответить, как пришло второе — от 10.06.1999. Оба — очень содержательны, информативны, и я благодарен Вам.

Во-первых — за обязательность, не столь частую в наше время. Во-вторых — за Вашу «золотоискательскую» деятельность (чем не промывка ста пудов песка для извлечения двух золотников?). В-третьих — от души поздравляю Вас с Вашим эссе о Пушкине и Аносове (ровесниках). Оно, я думаю, могло бы украсить страницы любого издания — не только местной газеты.

Я воспринимал эту Вашу работу уже не как «потомок Аносова», а просто как читатель отличной историко-культурной публицистики, где дотошность разысканий сочетается с полетом «исторического воображения».

Знаете что: а не послать ли Вам такую же ксерокопию в любой из двух "толстых" петербургских журналов: «Звезда» или «Нева»? [Здесь опущены конкретные рекомендации. – А. А.].

С интересом прочитал в Вашем письме еще об одной "петербургской" ветви Аносовых, переместившейся потом в Сибирь. Вообще, Аносовых (хоть фамилия, как Вы замечаете, и редкая), как явствует из электронной базы данных, в нашем городе около 200.

Кто уж из них потомки П.П. Аносова — Бог весть. Пришлось мне тут недавно принимать зачеты в Университете — оказалась студентка с этой фамилией... Но при весьма скудных познаниях в предмете зачета, о своем именитом однофамильце (надеюсь, что так!) она просто никогда не слыхала (я не удержался — задал такой вопрос "вне программы"). Однако сообщила, что дед ее вроде был... тоже горным инженером.

Возможно, моя дочь когда-нибудь продолжит свои разыскания, опираясь на Ваше сообщение о «Литейном проспекте, 31» и т.д.. Пока же она нарисовала очередную версию «генеалогического древа» (с учетом специально собранной ею информации, а также сведений из Вашей брошюры). Я посылаю эту уточненную родословную Вам.

А тут еще — моему внуку Ивану ( 1983 г.р.) случилось сочинять свою семейную историю (конкурс в колледже, где он учится, и т. п.). Ну, мама ему, понятно, изрядно помогла... Прослежен там, разумеется, и аносовский корень. Такая вот «генеалогическая лихорадка» охватила петербургскую аносовскую ветвь, отчасти — с Вашей «легкой руки». К сочинению моего внука прилагались ксерокопии фотографий. Сейчас уже не успею до отпуска подготовить соответствующую «брошюру», с изобразительным материалом. Отложим до осени.

А вот — информация, которая заслуживает немедленного учета в Вашей собственной брошюре и схеме родственных связей П.П. Аносова и его потомков. Эта информация происходит от Игоря Даниловича Пивена, с которым мы успели встретиться еще раз.

Во-первых, выяснилось, что Михаил Пузанов, женившийся на старшей дочери П.П.

Аносова Марии Павловне (в чем теперь уже, пожалуй, нет сомнений) "был утвержден в потомственном дворянстве указом Правительствующего Сената по Департаменту Герольдии от 28 ноября 1852 года за № 10619" (из свидетельства выданного его внучке Нине Павловне Пузановой 16.01.1911, подлинник которого имеется у И.Д. Пивена, ее племянника; у него вообще много документов сохранилось). Т. е. дворянский род Пузановых «помоложе» Аносовского. 53 (Кстати, и известная ложечка с аносовским вензелем, однотипная с той, где вензель пузановский, — скорее из второй половины XIX века, чем из первой; ну, да это нетрудно установить специалистам).

Во-вторых, уточнились годы жизни Павла Михайловича Пузанова (деда И.Д.

Пивена) — старшего сына Михаила Пузанова и Марии Пузановой (Аносовой): 1858-1920.

Отсюда следует, что Мария Павловна, дочь П. П. Аносова, родила первенца в 26 лет.

Уточнились также годы жизни супруги Павла Михайловича Пузанова — Марии Эрастовны (Мельгуновой) Пузановой: 1868-14.10.1905. (Здесь и далее — информация, пока не отраженная в генеалогической схеме, выполненной моей дочерью, или уточняющая ее). Кстати, братом Марии Эрастовны Мельгуновой был генерал Мельгунов (кажется, Сергей), участвовавший в Брусиловском прорыве (но это уже — за пределами собственной родословной Аносовых-Пузановых).

А вот дальше — генеалогическая "сенсация"!.. Рано овдовевший (в 1905 г.) Павел Михайлович Пузанов незадолго до революции женится вторично, на 18-летней Марии Александровне Карамзиной (как говорит И.Д. Пивен — ее предком был великий русский историк). Вскоре после этого Павел Михайлович умирает ( 1920 г.), а Мария Михайловна Пузанова (Карамзина) повторно выходит замуж — за кого бы Вы думали? За внучатого племянника П.П. Аносова [внука его сестры Марии Петровны (Аносовой) Грасгоф. – А.

А.], а именно — Михаила Петровича Карпинского, родного брата Александра Петровича Карпинского (геолога, первого советского президента Академии наук)! (Оба фигурируют в Вашей генеалогической схеме; о М. П. Карпинском Вы сообщаете только, что он тоже был "горным инженером").

Итак, две ветви аносовского генеалогического древа, сто лет произраставшие "отдельно" друг от друга, вдруг "срослись", благодаря повторному замужеству Марии Михайловны Карамзиной (Пузановой, Карпинской) на троюродном брате своего первого мужа.

Правда, детей у нее с Михаилом Петровичем, как и с Павлом Михайловичем, не было.

После смерти М.П. Карпинского (по-видимому, в 30-х гг.) Мария Михайловна жила в Москве. У нее была открытая форма туберкулеза, как рассказывает И.Д. Пивен, за ней нужен был уход, и родственники (Пузановы-Пивены) помогли ей перебраться в Ленинград, где как-то опекали ее. А когда во время блокады был разбомблен их дом, какое-то время жили с нею вместе, в одной квартире (в районе ул. Некрасова). М.М.

Карпинская (Пузанова, Карамзина) умерла 13.02.1942, в возрасте 47 лет, как указано в свидетельстве о смерти, сохранившемся у И.Д. Пивена. (Подробнее все это лучше узнать у него самого, если Вы захотите; его адрес я сообщал).

Ставшие нам известными уже позднее документы, в частности поколнная роспись рода Пузановых, составленная геологом и историком, исследователем «горных династий» России Е.М.

Заблоцким (см. ниже: раздел 18.2.8) свидетельствует о значительно более раннем дворянском статусе этого рода. Строго говоря, и здесь речь идет об установлении Михаила Пузанова в ПОТОМСТВЕННОМ дворянстве, стало быть – мой прадед по этой фамильной линии ббыл не первым дворянином в роду. (А. А.

Июль 2013) Во всяком случае, Вам «придется» проводить горизонтальную двойную черту [принятое обозначение отношений брака в генеалогических схемах. — А. А.] между ветвями Аносовых-Пузановых и Грасгоф-Карпинских на Вашей схеме.

Здесь замечу, что мой троюродный брат Игорь Данилович Пивен — старший из известных мне потомков П.П. Аносова — владеет бОльшим объемом фамильной информации, чем я и, тем более, мой младший двоюродный брат Владимир Владимирович Абрашкевич (чей адрес я также сообщал).

Впрочем, мы от Вас узнаем не меньше, чем Вы от нас... В частности, очерк Л.

Сонина «Аносов — сын Аносова», оказывается, десять лет назад печатавшийся в журнале "Вокруг света" [1989, № 10. – А. А.], а ныне, в связи с аносовским юбилеем, перепечатанный «Златоустовским рабочим» [10.03.1999. — А. А.], оживил для меня «лица» младших братьев Марии Павловны (Аносовой) Пузановой, моей прабабушки, — Николая и Павла, выдающихся геологоразведчиков и организаторов промышленности, достойных сыновей своего знаменитого отца. Хранящаяся в нашем доме гравюра, с надписью «П.П. Аносова. Усть-Норский склад Среднеамурской золотопромышленной кампании на р. Силиндже. 1873 г.» обрела для меня теперь историко-биографический контекст и новый смысл.

Вообще, Аносовский (Сабакинский) «генофонд» дал, по крайней мере в первых поколениях, «элитные» всходы; дай Бог таковым проклюнуться и в будущем (хоть сейчас вроде и не видно — в ком, где и когда).

Александр Вениаминович! Мне очень приятно, что именно Вам случилось раскапывать эти генеалогические пласты. То, с чем мне довелось познакомиться из Ваших трудов (будь то «Златоустовская энциклопедия», будь то Ваши очерки, будь то «просто»

письма), позволяет утверждать, что аносовским «корням и ветвям» в Вашем лице очень повезло.

Чем могу, готов и впредь всячески содействовать Вам в Вашем благородном и благодарном деле.

Высылаю Вам, пока: 1) последнюю версию (уже требует дополнений и поправок, с учетом сообщенного в этом письме!) Аносовско-Пузановской родословной, составленной моей дочерью Ольгой Новиковской; 2) ксерокопию гравюры с Усть-Норским складом Среднеамурской золотопромышленной кампании, 1873 г.; 3) самодельную брошюру "Павел Петрович Аносов и его потомки. Пузановская (петербургская) ветвь" (май 1999 г.), куда вошли, среди прочего, посланные ранее мною Вам (равно как и адаптированные мною, посланные Вами мне) материалы.

("Тираж" последней — 5 экз. Есть — у меня, у моей дочери, у В. В. Абрашкевича, у И. Д. Пивена; и вот теперь — у Вас); Я вернусь из отпуска в середине августа. Всего Вам доброго!

Ваш Андрей Алексеев P. S. Об аносовской иконе Петра и Павла — не слыхал. А имена — действительно фамильные. Сожалею, что моих внуков назвали Иваном и Егором, а не Петром и Павлом.

Не досмотрел...

И еще одна характерная «фамильная черта»: мужчины в нашем роду — кто горный инженер, кто геолог, кто металлург. (В Вашем письме — еще и новые примеры...). По мере «удаления» от Аносовского «корня», появляются инженеры-механики, создатели всяких машин (хоть паровозов, хоть кораблей) — это, пожалуй, уже изобретателя «огненных машин» Л. Ф. Сабакина (деда П. П. Аносова) «гены». Мой двоюродный брат — инженер-экологист (своего рода «гибрид»). Я сам — «мутант», с моим филологическим образованием и т. д. (Но даже мне случилось, в молодости, иметь отношение к металлургии — электролизник на Волховском алюминиевом заводе).

Впрочем, профессиональная «целеустремленность» не сужает круга «посторонних» интересов и склонностей в аносовском роду. Моя мать Варвара Петровна Пузанова, например, соединяла инженерную профессию с отчетливыми гуманитарными задатками и направленностью личности. Вот, Вы усматриваете у Аносова общность с Пушкиным... Не только гений, но и талант обычно универсален. Но, похоже, есть и какаято "родовая" предрасположенность к определенному способу, "каналу" жизнепроявления, самоосуществления творческой личности... (Предрасположенность — «генетическая» или «культурная»? Это уж другой вопрос. Но эмпирические свидетельства родового «профессионального вектора» налицо).

...Однако, как же подтверждается мое предположение о роли случайности в историко-биографических изысканиях! Ваш пример с А.П. Аносовой на Челябинском ТВ почти повторяет мой. Правда, «случайные» удачи сопутствуют обычно тому, кто настойчиво ищет (хоть в геологии, хоть в генеалогии).

Мои приветы Н.А. Косикову и М.А. Тарынину! А. А. 12.07.1999.

[Год спустя А.В. Козлов прислал моему внуку Ивану Новиковскому (тогда – уже 17-летнему), в Санкт-Петербург книгу: Генерал от металлургии Павел Аносов. К 200летию со дня рождения / Под ред. М.Е. Главацкого. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1999., — с развернутым посвящением:

«Благодаря любезности Вашего дедушки Андрея Николаевича Алексеева, я с интересом прочел Ваш реферат «Мои семейные корни», написанный, как мне кажется, с большой любовью к своим родным. Было очень приятно… что и, теперь уже далекие, потомки Павла Петровича Аносова вполне достойны имени и дел своего великого предка.

Посылаю Вам в подарок, Ваня, … эту книгу, в создании которой я принимал кое-какое участие. Надеюсь, что она будет для Вас интересной, поскольку основана на достаточно редких и интересных документах… Желаю Вам всяческих успехов во всех Ваших делах! Передавайте мой привет и самые добрые пожелания Вашей маме Ольге Андреевне и брату Егору… С уважением, Ал. Козлов. Златоуст, 11 июня 2000 г.»

Книга эта очень интересна, среди прочего, своим жанром. Том, объемом 300 стр., включает около 100 документов (архивных и перепечаток из газет, журналов, книжных публикаций за два века), выстроенных логически и хронологически так, что больше не понадобилось никаких комментариев, кроме послесловия редактора-составителя – проф.

М.Е. Главацкого. В известном смысле, это образец «биографии в документах» — жанр, весьма близкий одному из аносовских потомков, автору «Драматической социологии…».

Приведу здесь только оглавление этой книги: 1. Воспитанник Горного кадетского корпуса; 2. О службе и достоинстве; 3. Геология в жизни Аносова; 4. Загадка булата; 5.

Золотая Одиссея; 6. Косы Аносова; 7. Памяти Аносова. Ниже будет приведен один из документов из этой книги. – А. А. 2000] [Ниже — одноименный очерк А.В. Козлова, опубликованный, с подзаголовком "Заметки на полях биографий", в газете "Златоустовский рабочий", 1-5.06.1999. – А. А.] = Очерк А. Козлова (1999) Статья эта не готовилась специально. случилось так, что в начале этого года я заинтересовался установлением точной даты рождения П.П. Аносова. Внимательно посмотрев все доступные мне материалы о Павле Петровиче, я с удивлением обнаружил, что об Аносове как человеке мы знаем до обидного мало, хотя роль его в истории Златоуста трудно переоценить. Говорить об их итоге пока еще рано, хотя уже сейчас прояснились некоторые малоизвестные страницы биографии Аносова, удалось разыскать и связаться с ныне здравствующими потомками великого металлурга, живущими в Петербурге и Новокузнецке..

Обосновав предположение о том, что П.П. Аносов родился во второй половине мая — июне 1799-го, я удивился — ведь и А.С. Пушкин в этот промежуток времени родился (26 мая 1799 г.). С этого момента два имени — Пушкин и Аносов невольно связались в моем сознании. Мысль об этой связи все не давала мне покоя, заставляя время от времени заглядывать то в одну, то в другую книгу. Кончилось это тем, что я не выдержал и написал нечто вроде небольших заметок на полях биографий А.С. Пушкина и П.П.

Аносова.

Двести лет назад, 26 мая 1799 года (здесь и далее все даты даются по юлианскому календарю, так назыв. старому стилю. — А. К.), в Москве в семье отставного майора лейб-гвардии Егерского полка Сергея Львовича Пушкина родился сын Александр. В том же году в начале лета (конец мая — июнь) в Петербурге у секретаря Бергколлегии коллежского асессора Петра Васильевича Аносова появился на свет сын Павел. Судьбы новорожденных сложились так, что первый мальчик стал великим русским поэтом, а второй — прославленным русским металлургом, разгадавшим тайну булата.

Казалось бы, что между ними можно найти общего. Между тем, в жизни этих славных сынов русского народа при детальном рассмотрении встречаются такие любопытные параллели, что поневоле в удивлении разводишь руками.

Начнем с любопытного совпадения имен предков. Дед Пушкина по отцу — Лев Александрович Пушкин, артиллерийский подполковник. Дед Аносова по матери — Лев Федорович Сабакин, надворный советник (чин по тогдашней Табели о рангах соответствовавший подполковнику). Правда, судьбы двух Львов сложились чуть ли не диаметрально противоположно. Л.А. Пушкин во время дворцового переворота 1762 года остался верен низложенному императору Петру III, посему и попал в опалу во время царствования Екатерины II.

Напротив, талантливый механик-самоучка из Твери Л.Ф. Сабакин вызван был в Петербург и представлен императрице, от которой получил за сконструированные им астрономические часы немалую по тем временам награду в 1000 рублей. Позднее Л.Ф.

Сабакина послали на учебу в Англию, где познакомился он с видными английскими механиками того времени, в числе которых был и знаменитый изобретатель паровой машины Джеймс Уатт. В Англии Лев Федорович сконструировал и весьма оригинальную свою паровую машину, а по возвращении в Россию перевел и издал на русском языке избранные лекции английского механика Дж. Фергюсона о машинах, дополнив их собственноручно написанной «Лекцией об огненных машинах», где впервые на русском языке было дано описание паровой машины Уатта.

Блистательный Петербург Вернемся, однако, к нашим героям — Александру и Павлу. Наверное, можно с полным основанием утверждать, что оба мальчика в детстве в значительной степени обделены были родительской лаской. Родители Пушкина, по свидетельству современников, воспитанием сына практически не занимались. А Павел Аносов уже в раннем возрасте, семи лет от роду, остался круглым сиротой — вскоре после переезда на Урал его родители умерли.

Почти в одном возрасте оба мальчика были определены на учебу в престижные по тем временам учебные заведения. В 1810 году Лев Федорович Сабакин отвез своего внука Павла в Горный кадетский корпус в Петербурге, а год спустя и Василий Львович Пушкин доставил своего племянника Александра во вновь открывшийся Царскосельский лицей.

Во время учебы наши герои быстро обратили на себя внимание своими успехами, хотя и учились весьма неровно, что характерно для натур увлеченных. Начиная с 1814 года, в российских литературных журналах появляются первые стихи Александра Пушкина, а в год окончания лицея он уже начинает свою первую поэму «Руслан и Людмила». Павел Аносов «за успехи в науках, оказанные им при испытаниях, награжден был книгами, эстампами, большою золотою и серебряною медалями».

Не будет преувеличением сказать, что петербургская духовная атмосфера начала XIX века, события Отечественной войны 1812 года несомненно заложили и сформировали какие-то сходные черты в наших героях.

К тому же и образование в те годы давалось весьма широкое. К примеру, в Царскосельском лицее изучались математика, успехи Пушкина в которой блистательными не назовешь, статистика, география. А в Горном кадетском корпусе наряду с естественными и техническими науками преподавались древние языки, поэзия и мифология. Не думаю, что Александр Пушкин и Павел Аносов могли в годы юности встречаться в Петербурге, но вот, что один человек точно встречался в это время с нашими героями, это факт. Человек этот — Василий Андреевич Жуковский. То, что он был старшим другом Пушкина и, по сути дела, ввел его в литературу, общеизвестно. Но и юного Павла Аносова Василий Андреевич в те годы видел.

Случилось это так. Как-то приятель Жуковского Дмитрий Иванович Соколов, бывший профессор и университета, и Горного кадетского корпуса, пригласил Василия Андреевича на публичные испытания в корпус. Поэт согласился, и, что любопытно, именно в этот день среди других воспитанников читал свое сочинение и Павел Аносов.

Замечу, что это была первая, но не последняя встреча Жуковского и Аносова.

Но годы учебы пролетели, и летом 1817-го Александр Пушкин «был определен в Государственную Коллегию Иностранных дел с чином коллежского секретаря», а Павел Аносов направлен практикантом на Златоустовские заводы. Любопытно, как описывает отъезд молодого горного инженера Аносова к месту будущей службы один из позднейших биографов (И. Пешкин): «В почтовую карету погружен сундук с вещами, ящик с драгоценным микроскопом, книги по горному делу и металлургии, дневники и списки ранних стихов Пушкина». За абсолютную достоверность этого описания, конечно, ручаться трудно, но о молодом и талантливом поэте Пушкине в Петербурге в эти времена известно было уже достаточно широко, так что вполне вероятно, что его стихи читал и переписывал для себя Аносов.

Кстати, к дню окончания лицея у Пушкина было в различных изданиях опубликовано 28 стихов, а многие, видимо, гуляли в рукописных списках.

Царские гнев и милость Прослеживая судьбы наших героев, с удивлением наблюдаешь, как они то расходятся в пространстве, то вновь сближаются, как жизненные обстоятельства то повторяются с удивительной точностью, то не имеют ничего общего.

Коснемся еще одной детали — отношения императора Александра I к нашим героям. 1824-й — Пушкин в Одессе. Его, мягко говоря, натянутые отношения с генералгубернатором Новороссии графом М.С. Воронцовым в июле этого года выливаются в отставку и ссылку поэта в село Михайловское. Восьмого июля 1824-го министр иностранных дел граф К. Нессельроде уведомляет Воронцова: «Высочайше повелено находящегося в Ведомстве Государственной Коллегии Иностранных дел Колл. Секр.

Пушкина уволить вовсе от службы». Спустя три недели одесский градоначальник доносит графу Воронцову: "Пушкин завтрашний день (30 июля. — А. К.) отправляется отсюда в город Псков по данному от меня маршруту через Николаев, Елизаветград, Кременчуг, Чернигов и Витебск". Добавлю, что вернулся из ссылки в Михайловское Пушкин лишь два года спустя уже в царствование Николая I.

Осенью того же 1824 года император Александр I во время путешествия по России посетил и Златоустовский завод. Случилось это 21-22 сентября. Во время пребывания императора в Златоусте с помощником управителя Оружейной фабрики Павлом Аносовым случился неприятный инцидент. Кто-то из немецких мастеров подал на Аносова жалобу, что, мол, тот не озаботился дать распоряжение вставить на квартире мастера зимние рамы. Выслушав это, император заметил Аносову, что «нехорошо притеснять иностранцев». Правда, вскоре августейшему гостю было доложено о том, что устройство бытовых нужд иностранных мастеров не входит в круг обязанностей Аносова.

Разобравшись в сути конфликта, Александр I, оставшись довольным осмотром Оружейной фабрики, наградил молодого горного инженера Аносова «за отличный порядок и устройство» орденом Св. Анны III степени. Поневоле на ум русская пословица придет: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Удивительные совпадения Последующие семь лет в жизни Пушкина и Аносова были заполнены неустанной работой. Чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы штрих-пуктиром очертить все сделанное ими за это время. Пушкин: трагедия «Борис Годунов», роман в стихах «Евгений Онегин», «Повести Белкина», поэма «Полтава», множество стихов. Аносов: геологические исследования гор Южного Урала, успешные опыты по выплавке литой стали, применение впервые в мире микроскопа для исследования структуры металла, наконец, успешная служебная карьера — от помощника управителя Оружейной фабрики до начальника Златоустовского горного округа, одного из крупнейших горнозаводских казенных округов Урала.

А начиная с 1931 года в судьбах наших героев следуют друг за другом совпадения, которые впору назвать чуть ли не мистическими. 18 февраля 1831-го Пушкин женится на Наталье Николаевне Гончаровой. И в этом же году (судя по косвенным данным — во второй половине года Аносов ведет к алтарю Анну Кононовну Нестеровскую. При этом невесты наших героев практически тоже ровесницы Наталья Гончарова родилась в году, Анна Нестеровская — в 1811-м. В четверг, 19 мая 1832 года, у Пушкиных появляется на свет первая дочь Мария, а спустя три с половиной месяца — в четверг, сентября 1832 года у Аносовых тоже рождается первая дочь... Мария! В следующем году счастливые отцы уже держат на руках первых сыновей... Александров. Да-да, именно так и случилось, что Александр Александрович Пушкин родился 6 июля, а Александр Павлович Аносов — 23 октября одного и того же 1833 года. И еще два любопытных совпадения. Самыми младшими детьми и у Пушкиных, и у Аносовых были дочери. А звали их Натальями, с тою лишь разницей, что Наташа Пушкина родилась в 1836-м, а Наташа Аносова — в 1845-м. К тому же в обеих семьях были сыновья, названные именами отцов. Это уже упоминавшийся Александр Александрович Пушкин и Павел Павлович Аносов (родился в 1838-м).

Не знаю, заметил ли уже внимательный читатель, что очень часто похожие события в жизни Пушкина и Аносова немного сдвинуты во времени — так и ловишь себя на мысли, что Пушкин торопится жить.

Пушкин на Южном Урале Не лишним будет заметить, что во временном интервале между рождением первых сыновей судьбы наших героев вновь сближаются в пространстве. В сентябре 1833-го Пушкин, работавший с начала года над «Историей Пугачева», совершает поездку в Оренбуржье, маршрут его путешествия пролегает через Нижний Новгород, Казань, Симбирск, Оренбург, Уральск. Во время этой поездки поэт записывает в свою дорожную книжку рассказы и предания о Пугачеве, роется в провинциальных архивах. Можно с полным основанием сказать, что, занимаясь изучением событий 1773-1775 годов на Южном Урале, Пушкин знакомился с какими-то сведениями, касающимися и Златоустовского завода. Во всяком случае, в его «Истории Пугачева» есть и такие строки:

«Таким образом, преследование Пугачева предоставлено было одному Михельсону. Он пошел к Златоустовскому заводу, услышав, что там находились несколько яицких бунтовщиков: но они бежали, узнав о его приближении. След их, чем далее шел, тем более рассыпался, и наконец совсем пропал".

Надо сказать о том, что в 1833 году оренбургским военным генерал-губернатором стал Василий Алексеевич Перовский, старый петербургский приятель Василия Андреевича Жуковского. Хорошо знал этого человека и Пушкин. Судя по всему, когда Пушкин был в Оренбурге, он был приветливо встречен Перовским. Об этом свидетельствует и письмо Александра Сергеевича, посланное Перовскому чуть позже — весной 1835 года. Пушкин писал: «Посылаю тебе Историю Пугачева в память прогулки нашей в Берды; и еще 3 экземпляра Далю, Покатилову и тому охотнику, что вальдшнепов сравнивает с Валлештейном или с Кесарем. Жалею, что в Петербурге удалось нам встретиться только на бале. До свидания, в степях или над Уралом. А. П.". Весьма дружеское послание, не находите?

Кстати, о поездке в деревню Берды Пушкин упоминает в письме жене, датированном 03.10.1833 г. и посланном из Болдина после возвращения с Оренбуржья.

Даль, о котором упоминается в письме к Перовскому, — это известный Владимир Иванович Даль (Словарь великорусского языка), служивший тогда чиновником особых поручений при оренбургском генерал-губернаторе.

Но самое интересное, что с Перовским встречался и хорошо его знал и Павел Петрович Аносов. В своей книге «О булатах» Аносов в примечании к главе второй пишет:

«Образцами древних булатов я имел случаи пользоваться от Оренбургского военного г.губернатора, генерал-адъютанта Василия Алексеевича Перовского, обладающего богатым собранием азиатского оружия, который по любви к наукам и искусствам принимал особое участие в моих изысканиях и способствовал к приобретению сведений о булатах».

Получается, что, с одной стороны, Перовский помог Пушкину в поисках материалов для «Истории Пугачева», а с другой — Аносову — в его исследованиях по булатам. Вот вам и еще одна связующая нить в судьбах Аносова и Пушкина.

Жуковский и Аносов Не берусь утверждать с абсолютной уверенностью, но почему-то мне кажется, что Павел Петрович Аносов был хорошо знаком с творчеством своего великого современника Александра Сергеевича Пушкина, а в его личной библиотеке наряду с сочинениями по горному делу и металлургии стояли и книги Пушкина.

И здесь уместно будет рассказать еще об одном событии, еще об одной связующей ниточке в судьбах наших героев.

Печальный январь 1837-го. Василий Андреевич Жуковский, так и не сумевший предостеречь своего младшего друга от трагической дуэли, находится у постели смертельно раненного Пушкина, а после его кончины деятельно занимается улаживанием пушкинских дел. А спустя четыре месяца, Жуковский сопровождает наследника престола великого князя Александра Николаевича в путешествии по России.

География этой поездки была весьма обширной. В числе прочих мест путешественники посетили и Златоуст. Прибыли они сюда вечером 7 июня, а отправились дальше ранним утром 9 июня. Во время путешествия Василий Андреевич делал краткие записи в своем дневнике и зарисовки в альбоме. Вот, что он писал в эти дни:

"7 июня, понедельник. (...). Проезд через Миасский завод. Прибытие на Златоустовский. Меншенин. Аносов. Ахматов.

8 июня. Осмотр при всходе на гору. Осмотр производств. После обеда у пастора и одного из колонистов. Чай у Ахматова. Стрельба в карты. Письмо к государю.

9 июня, среда. Переезд из Златоуста в Верхнеуральск. (...) С Аносовым и Меншениным в тарантасе по россыпям..."

Если внимательно вчитаться в эти краткие записи, то можно с достаточно большим основанием предположить, что обстоятельный разговор П.П. Аносова с В.А. Жуковским мог состояться именно 9 июня. Вполне естественно, что в первые два дня визита все внимание горного начальника полковника Аносова было приковано к великому князю Александру Николаевичу. А вот в день отъезда высоких гостей Аносов, как мне кажется, совсем не случайно садится в тарантас вместе с Жуковским. Да и Василий Андреевич почему-то в записи этого дня ставит Аносова на первое место. А ведь в день приезда Жуковский выстраивает фамилии как бы по служебному положению — "Меншенин.

Аносов. Ахматов" (Дм. Степ. Меншенин — горный инспектор Уральского горного правления, Пав. Петр. Аносов — горный начальник Златоустовских заводов, Пав. Ефим.

Ахматов — помощник горного начальника).

Путь от златоустовского завода до Миасских приисков (россыпей по Жуковскому) по тем временам не такой уж и близкий — 37 верст. Поездка в тарантасе должна была занять не меньше 2-2,5 часа, то есть времени для обстоятельной беседы вполне достаточно, ну, не ехали же они всю дорогу в полном молчании, в самом деле! И думается мне, что пушкинская тема в этом разговоре обязательно затрагивалась. Ведь события на Черной речке к этому времени не успели подернуться пеплом забвения и продолжали волновать умы, а трагическая гибель поэта стала в полном смысле общенациональным событием.

Чуть выше я высказывал предположение, что, вероятно, Аносов хорошо знал творчество Пушкина. И представьте себе, что подтверждение этому нашлось! Натолкнул меня на это зав. отделом истории нашего краеведческого музея Юрий Петрович Окунцов.

Прочитав первый вариант этой статьи, он заметил, что, как ему помнится, Аносов упоминает Пушкина в одной из своих работ. И действительно, во втором абзаце книги Аносова «О булатах» ( 1841 г.) есть такие строки:

«Наши поэты, и древние и новейшие, нередко вооружают своих героев мечами булатными: в песне о полку Игореве, сочиненной еще в XII веке, видим, что воины Всеволода с булатными мечами поражают половцев; кому неизвестно также поэтическое сравнение золота с булатом Пушкина» (Выделено мной — А. К.).

А теперь заглянем в томик стихов Пушкина. Есть у него четверостишие "Золото и булат":

"Все мое", — сказало злато;

"Все мое", — сказал булат.

"Все куплю", — сказало злато;

"Все возьму", — сказал булат.

Оно было впервые опубликовано в "Московском вестнике" (1827, № 2). По всей видимости, именно там и прочел его Аносов.

И еще. Есть и у Аносова, и у Пушкина, на мой взгляд, несколько схожих черт, главная из которых — своеобразная широта, если хотите — полифоничность, в восприятии мира. Поэт Пушкин иной раз предстает перед нами скрупулезным ученымисториком, старающимся прояснить все детали минувших событий. В эти моменты даже пушкинский язык становится по-научному суховатым и лаконичным — перелистайте-ка его "Историю Пугачева".

А у геолога и металлурга Аносова вдруг в сугубо научных трудах появляются поэтически образные описания:

«Увидев в первый раз всю картину Таганая, я долго оставался неподвижным или, лучше сказать, не чувствовал моего движения; я смотрел и удивлялся образованию Таганая и разрушительной силе Природы, давшей ему настоящий вид». А вот аносовское описание восхода на Юрме: «Восток начинал заниматься. Легкие облака, приятно оттененные яркими цветами, тянулись над ним в виде длинных полос. Формы их были легки и приятны; они уподоблялись тонкой дымке, искусно раскинутой и еще искуснее освещенной. Свет умножался постепенно, предметы начинали обозначаться явственными чертами, и пурпуровые тени, обхватывая их, казалось, вызывали из сладостного забвения.

Бледные звезды исчезали на тверди небесной, и только одна из них горела еще на Западе, подобно рубину в венце убегающей ночи».

К этому можно добавить и широту чисто профессиональных интересов. У Пушкина ведь не только стихи, но и проза, исторические записки, драматургия, наконец, он был издателем и редактором журнала «Современник». Аносов — не только металлург, но и геолог, изобретатель-механик, организатор производства, талантливый и крупный администратор — к концу его работы на Южном Урале Златоуст вошел в пятерку крупнейших центров Урала (после Нижнего Тагила, Екатеринбурга, Тюмени и Перми).

И Аносов, и Пушкин еще в юности проявили способности и в изобразительном искусстве, хотя и не стали профессиональными художниками. Пушкинские рукописи пестрят многочисленными рисунками, аносовские труды проиллюстрированы рисунками и чертежами, сделанными с таким изяществом и тонкостью, что можно только позавидовать.

Да и во внешнем облике было у них несомненное сходство — оба были невысокого роста, сухощавы, порывисты в движениях. А если внимательно вглядеться в портреты, кажется, что и черты лица Пушкина и Аносова в чем-то неуловимо схожи.

Златоуст, май 1999.

1. Аносов П. П. Собрание сочинений. М.: Изд-во АН СССР, 1954.

2. Златоустовская энциклопедия. Том 2. Златоуст: Изд-во "Газета", 1997.

3. Курочкин Ю. М. Уральский вояж поэта. Челябинск: Юж.-Ур. книжн. изд-во, 1987.

4. Пешкин И. Аносов. Челябинск: Юж.-Ур. книжн. изд-во, 1987.

5. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений в 10 т. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949Пушкин и его время: М.: "Терра", 1997.

[Ниже – некролог П.П. Аносова, опубликованный в журнале «Сын Отечества»

(1851). Здесь цитируется по: Генерал от металлургии Павел Аносов. К 200-летию со дня рождения. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1999. – А. А.] = Некролог Павла Петровича Аносова (1851) Известный наш горный инженер Павел Петрович Аносов, скончавшийся недавно, на 52 году своей деятельной и полезной жизни, родился в С.-Петербурге, где отец его сперва был секретарем берг-коллегии, а по упразднении ее в 1806 году, он определен советником пермского горного управления (что ныне уральское), и переехал туда с семейством. Вскоре почтенный отец и добрая мать Павла Петровича скончались, оставя четырех малолетних детей: двух старших братьев, Петра [так в тексте. Брата Аносова звали Василий. Примечание редактора-составителя книги «Генерал от металлургии Павел Аносов». – А. А.] и Павла, и двух младших сестер; этих сестер призрел дед их (по матери), горный чиновник Сабакин, служивший механиком на Камских заводах (Ижевском и Воткинском), где он и взял их себе на воспитание. В 1810 году он определил двух внуков своих, Петра и Павла в горный кадетский корпус: старший Петр вскоре умер.

В корпусе сказались необыкновенные способности младшего брата Павла, и особая его склонность к математике, в которой он сделал отличные успехи, равно как и в прочих высших науках. В 1817 году он выпущен из горного корпуса практикантом на Златоустовские казенные заводы (в Оренбургской губернии), и взял на свое попечение меньших сестер, двух девиц, из которых одну, младшую, вскоре отдал замуж, а другая остается еще и доныне девицею, в болезненном состоянии у своих родных, на уральских заводах.

В Златоустовских заводах Аносов прослужил более 25 лет, проходя там все практические должности – от смотрителя до управителя заводом и, наконец, был горным начальником тех же заводов более 15 лет, заслужив там особенное внимание, не только высшего начальства, но и высочайших особ императорского дома. Заслуги его по Златоустовским заводам состоят, кроме разных других улучшений по технической части, в усовершенствовании выделки рафинированной и в особенности литой стали, но важнее всего открытие удобнейшего способа приготовления булата. Столь деятельная и полезная служба Аносова была достойно вознаграждаема в Златоусте, с небольшим чрез 20 лет, дослужился он из практиканта (подпоручика) до генеральского чина, получив между тем разные другие награды: ордена, сперва св. Анны 3-й степени, лично от покойного императора (1824 года), а потом Станислава 2-й, св. Анны 2-й и Владимира 3-й степени, кроме денежных наград. Златоустовские заводы, или собственно Златоустье (главный завод) составляли как бы родину Аносова: он был весьма к нему привязан, равно как и все тамошние коренные жители, особливо немцы-колонисты, привыкли к своему Павлу Петровичу чрезвычайно также, и весь Урал очень любил его за примерную доброту души и отличное служение.

В 1847 году Аносов назначен главным начальником Алтайских заводов и Томским гражданским губернатором, и в короткое время всевозможно улучшил состояние Алтайского края, особенно по части железного производства, и благоразумно распоряжался по гражданским делам, причем неоднократно исправлял должность генерал-губернатора Западной Сибири; заслуженные им награды были: орден Станислава 1-й степени и монаршие благословения. Алтай, подобно Уралу, искренне привязался к нему; но внезапная смерть разрушила все надежды.

Аносов оставил по себе девять человек детей, большею частью малолетних. Только одна старшая дочь Мария Павловна Аносова, род. 1832., моя прабабушка. – А. А.] успела закончить воспитание в Смольном монастыре, но большая часть прочих детей еще при жизни отца были уже пристроены или отданы для образования в разные столичные заведения, а мальчики преимущественно в горный институт, которому и сам Павел Петрович обязан своим образованием. Впрочем, при занятиях служебных, он мало имел времени особенно заниматься своими детьми, предоставляя ближайшее о них попечение нежной супруге Анны Коновновны, можно сказать, примерной, единственной матери семейства. Зимою прошлого 1850 г., она со всеми оставшимися дома детьми ездила в С.-Петербург, чтобы увидеться с прочими, находящимися на воспитании в столице. Павел Петрович, занятый в то время исправлением должности генералгубернатора в областном городе Омске, предполагал, по освобождении от этого временного занятия, сам отправиться в отпуск, с тем, чтобы посетить Лондонскую всемирную выставку. Но в Омске у него открылась внезапная грудная болезнь, вскоре обратившаяся в чахотку, которая и свела его в гроб. Кончина постигла незабвенного Аносова 13 мая 1851 года, в совершенном одиночестве – в удалении от семейства и родных, хотя в кругу добрых и почтенных его сослуживцев (по главному управлению Западной Сибири), которые распорядились похоронами его с подобающею честию; но при этом не было ни одного родственника покойного – никого из его товарищей по воспитанию. Мир праху твоему, достойнейший товарищ.

Покойный Аносов отличался живым и веселым характером, проницательным умом, острою памятью, редкою сметливостью, кротостью, большою сострадательностью и склонностью к благотворению, дружелюбием и любезностью в обращении, примерным бескорыстием и щедростью, точностью в служебных занятиях и изобретательностью, которая по врожденной его пылкости, завлекала его иногда в некоторые ошибки, свойственные каждому смертному. Одним словом Аносов был редкий по душе человек:

попечительный брат, верный супруг, чадолюбивый отец, добрый товарищ, единственный начальник, истинный друг человечества.

Неутешная супруга генерала Аносова, оставшись с 9-ю сиротами почти без всякого состояния, желает сохранить достойную память своего примерного мужа, поставив на могиле его (в Омске) приличный надгробный памятник, для чего назначила от себя посильную сумму, чтобы изготовить этот памятник на Екатеринбургской гранильной фабрике, управляемой одним из ближайших товарищей Аносова И. И. В. Но все прочие товарищи и знакомцы согласились немедленно сделать пожертвование на сооружение покойнику наилучшего памятника, исполнение чего приняли на себя некоторые из его близких товарищей.

Между тем высшее начальство, всегда признательное к заслугам, уже исходатайствовало пособие осиротевшему семейству Аносова, умершего на службе почти в канцелярии генерал-губернатора, куда и за несколько минут до кончины своей он еще кое-как приходил, чтобы отдать нужные приказания, составлявшие последние слова его.

(Сын Отечества. 1851. Т. XII. Декабрь. С. 38-42) = Из генеалогического очерка И. Яковлевой «О моих родных - потомках знаменитого русского металлурга Павла Петровича Аносова» …Бабушка Марии Петровны Пузановоц, моей свекрови, - Мария Павловна Пузанова, в девичестве - Аносова - старшая дочь, первый ребенок в семье знаменитого русского металлурга Павла Петровича Аносова… В брошюре А.В. Козлова "Павел Петрович Аносов. Родственные связи и родословная" (Златоуст, 1999) отмечено, что она родилась в Златоусте 1 сентября 1832 г. Училась в одном из женских институтов ведомства императрицы Марии в Петербурге. Далее автор отмечает, что "о дальнейшей судьбе Марии Павловны ничего неизвестно".

Моя свекровь - Мария Петровна считала, что её бабушка Мария Павловна Пузанова (Аносова) была замужем за Михаилом Ивановичем Пузановым. Показывая мне оставшиеся ей по наследству от предков стеклянные бокалы екатерининских времен (они целы и, надеюсь, наследники будут их беречь. Ведь для моих внучек, как выяснилось совсем недавно, это наследство от предков V или VI поколения известных Пузановых (тогда как сами они - XIII поколение) - две пары разных по форме, но с одинаковыми вензелями), она говорила, что этот вензель расшифровывается - Жан (Иван) Пузанов (с французским прононсом). А бокалы оказались на целое столетие старше, чем думала Мария Петровна.

И вышло, что (ее. – А. А.) деда звали НЕ Михаилом Ивановичем, а Михаилом Михайловичем. Узнала я это совсем недавно. Нашла в интернете очень интересный сайт «Горное профессиональное сообщество дореволюционной России» -. Удалось связаться с Материалы этого и последующего (18.2.9) разделов в рукопись книги «Драматическая социология и социологическая ауторефлексия» (1999-2001) не входили.

его создателем - геологом и историком Евгением Михайловичем Заблоцким. Он написал, что клан Аносовых - предмет его занятий на протяжении многих лет.

На сайте Е.М. Заблоцкого приведён перечень «горных династий», составленный по материалам архива центральных учреждений горного ведомства, хранящегося в РГИА (Российский государственный исторический архив). Использованы ежегодные издания, – «Список Генералам, штаб- и обер-офицерам Корпуса горных инженеров» (с 1835 по 1865 гг.), «Список горным инженерам» (с 1868 по 1915 гг.) и Адрес-календарь, а также «Список лиц, окончивших курс в Горном институте с 1773 по 1923 год», опубликованный в Горном журнале, № 11, 1923, и различные публикации биографического содержания.

Там же приведён и перечень «горных кланов». В частности, клан Аносовых сложный клан (суперклан). В него входит много династий – династии Аболтиных, Аносовых, Лисенко, Нестеровских, Пузановых, Сабакиных; породнённые кланы:

Грасгофов, Качек, Кулибиных. Там же у Е.М. Заблоцкого на сайте помещена его статья: «Горная династия Аносовых: генеалогический контекст». В ней представлена поколенная роспись Аносовых… Ремарка: родосоловная (поколенная роспись) Аносовых I (известное) поколение 1. Василий (ок.1740?–?).

II поколение 2/1. Петр (1766–1809).

Жена; А.Львовна, ур. Сабакина.

3/1. Афанасий (1771–?).

4/1. Василий (1773–?).

III поколение 5/2. Василий (1795–1811).

6/2. Павел (1796–1851).

Жена: Анна Кононовна, ур. Нестеровская.

7/2. Лев (ок.1800?–1802(1803).

8/2. Мария (1803–?).

Муж: Фердинанд Богданович Грасгоф.

9/2. Александра (1806–?).

IV поколение 10/6. Мария (1832–?).

Муж: Михаил Михайлович Пузанов.

11/6. Александр (1833–не ранее 1880).

Жена: Капитолина Михайловна, ур. Крюкова.

12/6. Николай (1834–1890).

Жена: Софья Александровна, ур. Панфилова.

См. http://sundry.wmsite.ru/predki-muzha/rod-puzanovyh/ См.: http://russmin.narod.ru/Clan01.html.

См. также у Е. Заблоцкого:

«…В числе этих документов находятся архивные дела, касающиеся родни и потомков Аносовых по женской линии, принадлежащих к другим горным династиям – Сабакиных, Нестеровских, Аболтиных, Грасгофов, Пузановых, Таскиных. Есть материалы и по другим горным фамилиям, состоявшим с Аносовыми в более отдаленном родстве (через Грасгофов и Нестеровских), – Воронцовым, Грамматчиковым, Карпинским, Москвиным, Мостовенко, Планерам и Цитовичам, ДавидовичамНащинским и Лисенко». (http://russmin.narod.ru/anosov03.html) См. http://russmin.narod.ru/anosov01.html 13/6. Петр (1836–?).

14/6. Павел (1838–1888).

15/6. Лариса (1840–1917).

Муж: Михаил Ипполитович Аболтин.

16/6. Алексей (1841–1897).

Жена: Софья Александровна (Алексеевна?).

17/6. Анна (1843–?).

Мужья: 1. Степан Александрович Иванов; 2. Экеблад.

18/6. Наталья (1845–?).

Муж: Яновский.

V поколение 19/11. Елизавета (1865?–?).

Муж: Труть.

20/12. Елизавета (1870?–не ранее 1917).

Муж: барон Николай Аркадьевич Штемпель.

21/12. Зинаида (1873?–?).

Муж: маркиз Спинола.

22/12. Людмила (1874?–?).

23/12. Николай (1880?–не ранее 1908).

24/12. Александра (1883?–?).

25/12. Ольга (1885?–?).

26/16. Алексей (1871–1916).

Жена: Галина Константиновна, ур. Пестякова.

27/16. Елена (ок.1874?–?).

Муж: Николай Владимирович Таскин.

28/16. Ада (ок.1880?–?).

Муж: Борис Митрофанович Алексеев.

…Евгений Михайлович прислал мне бесценные документы. В частности, составленную им по материалам Российского государственного исторического архива (РГИА) поколенную роспись Пузановых. «Родословная (поколенная роспись) Пузановых I (известное – А. А.) поколение:

1. Никита Пузанов II поколение:

2/1. Мирон Никитич; (РГИА: 229-19-2213 – из определения Правительствующего Сената, 1760 г.: “Мирон Никитин сын Пузанов состоял по спискам 195 года в числе городовых дворян и детей боярских, верстанных поместными и денежными окладами в 129 году …”;

129, или 7129 год от сотворения мира соответствует 1621 году).

"В 1686 году, по случаю заключения вечного мира с Польшею, значительное число дворян Курского края получило такие грамоты на вотчины. В грамотах, жалованных по этому поводу, писалось так: "для того вечного мира и святого покоя пожаловали его... за службы предков и отца его, которые службы ратоборство и храбрость и мужественное ополчение и крови и смерти предки и отец его и сродники и он показали в прешедшую войну в Коруне Польской и в Княжестве Литовском, похваляя милостиво тое их службу и промыслы и храбрость в роды и роды с поместного его оклада... из его поместья... в вотчину". В числе названных нами дворян Белгородско-Курского края был Мирон Никитич Пузанов. Он состоял в числе городовых дворян и См. http://sundry.wmsite.ru/predki-muzha/rod-puzanovyh/ детей боярских, верстанных поместными и денежными окладами, был подьячим Курской приказной избы. В 1689 году за свои службы М.Н. Пузанов был написан в дворовые дворяне служить с Курчаны в завоеводчиках, а для вечного миру с Польским королем в 1686 году велено "учинить ему придачи 85 четвертей и денег с городом 20 рублёв".

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛЕТОПИСЬ КУРСКОГО ДВОРЯНСТВА. Составил член ИМПЕРАТОРСКОГО С.Петербургского Археологического Института Анатолий Алексеевич Танков. ИЗДАНИЕ КУРСКОГО ДВОРЯНСТВА Том первый. Москва 1913.

Глава двадцать вторая ПРАВЛЕНИЕ ЦАРЕВНЫ СОФЬИ АЛЕКСЕЕВНЫ III поколение:

3/2. Родион Миронович IV поколение:

4/3. Мирон Родионович V поколение:

5/4. Иван Миронович; поручик (1763).

6/4. Василий Миронович.

VI поколение:

7/5. Анна Ивановна.

8/5. Александр Иванович; ка, курский помещик.

Жена – Надежда Семеновна.

9/5. Алексей Иванович; в сл. с 1769, сс (1802), председатель Курской палаты Гражданского суда (Список состоящим в гражданской службе чинам первых пяти классов на 1806 год), курский помещик.

Жена – Федосья Стефановна.

10/5. Иван Иванович.

11/5. Василий Иванович.

12/5. Николай Иванович.

VII поколение:

13/8. Петр Александрович; плк.

14/8. Михаил Александрович (1794–не ранее 1857); сс, камергер, помещик Щигровского у. Курской губ.

15/9. Николай Алексеевич; нс, помещик Курского у., село Александровское.

16/12. Константин Николаевич; помещик Щигровского у. Курской губ.

17/12. Владимир Николаевич; ка (1843), уполномоченный от казны по полюбовному специальному размежеванию земель Фатежского уезда Курской губ. (Список гражданским чинам 8 класса на 20.08.1854.-СПб.,1854), курский помещик, комиссар Выставки с.-х. произведений и автор ее описания (Курск,1852).

VIII поколение:

18/14. Ульяна Михайловна (23 февр. 1823 - ?) 19/14*. Александр Михайлович (3 авг. 1825–1885); (МН). (Адрес-календарь. Общая роспись….. на 1865-1866 год. (Ч. 2) Курская губерния, ттс., депутат Дворянского собрания (стр. 136) Жена - Брусенцова Анна Егоровна 20/14. Платон Михайлович (3 авг. 1825 - ?) 21/14. Пётр Михайлович (11 сент 1826 - ?) 22/14. Михаил Михайлович (12 март. 1828–ок.1886); из дв. Курской губ., г.и. (ИКГИ, 1847).

Жена – Мария Павловна (ур. Аносова) 1832–?.

23/14*. Николай Михайлович; сс (АК-1867) в сл. по МФ, МЮ (АК-1872 и позднее, предс.

Курского окружного суда), стат. Сов., председатель Курского окружного суда АК 1874дсс (АК-1887,1892), член СПб-судебной палаты.

24/15*. Михаил Николаевич; ка, тов. председателя Курской уголовной палаты (АК-1862).

IX поколение:

25/21*. Ольга Александровна (1873–1891); (МН).

26/22. Софья Михайловна (1855–?).

27/22. Михаил Михайлович (1857-1915); г.и. (ГИ, 1882).

Жены: I брак – Вера Карловна, дочь дсс Жолнеркевича; II брак – Инна Яковлевна, дочь плк Пакидова.

28/22. Павел Михайлович (1858–?); кандидат (физико-математический факультет СПбуниверситета, 1880), и.п.с. (ИИПС, 1886).

Жены: I брак – Мария Эрастовна Мельгунова (?–ок.1905), дв.; II брак – Мария Александровна Карамзина (?, дочь г.и.).

29/22. Владимир Михайлович (1860–?).

30/22. Петр Михайлович (1862 Барнаул –1935 СПб); технолог (СПб-практический технологический институт, 1889), инженер-технолог (1904).

Жена: Ольга Николаевна (1864–1930); вдова дв. Еропкина.

31/22. Мария Михайловна 1864–?; в замужестве – графиня О’Рурк.

32/22. Сергей Михайлович (1869 Оренбург–?); и.п.с. (ИИПС, 1892).

Жена: Антонина Александровна Ставровская.

33/23*. Андрей Николаевич (1869–не ранее 1924); кс (ВП-1910, доктор медицины, мл.

врач, сс (ВП-1915,1917), врач 1-го участка Октябрьской ж.д., Ленинград (Список медицинских врачей СССР на 1.01.1924. – М., 1925).

Жена: Мария Михайловна.

34/23*. Александр Николаевич (1869 Курск – не ранее 1923); дворянин (ВП-1913,1915), в 1923 (НРП) – преподаватель, ассистент клиники Института усоверш. врачей (внутренние болезни), в 1923 проживал по тому же адресу, что и А.Н. (33/23) в 1917.

X поколение:

35/27. Владимир Михайлович (1893–?) (от I брака).

36/27. Михаил Михайлович (1894–?) (от I брака).

37/27. Ольга Михайловна (1896–?) (от I брака).

38/27. Ия Михайловна (1899–?) (от II брака).

39/27. Сергей Михайлович (1902–?); (от II брака).

40/27. Наталья Михайловна (1903–?); (от II брака).

41/28. Ксения Павловна.

42/28. Вера Павловна (1895–1957); в замужестве Пивен (муж – Пивен Даниил Яковлевич).

43/28. Нина Павловна 1897–1981.

44/28. Николай Павлович 1900–1967.

45/30. Варвара Петровна 1899–1963; (муж – Алексеев Николай Николаевич).

46/30. Елизавета Петровна (1901(по ф.с.)–ок. 1970); в замужестве Брусенцова (муж – Брусенцов Георгий Николаевич).

47/30. Мария Петровна (1905–1973); (муж – Абрашкевич Владимир Васильевич).

48/32. Ольга Сергеевна 1893–?; (есть в ВП-1917).

49/32. Георгий Сергеевич 1895–?.

50/32. Мария Сергеевна1897–?; (есть в ВП-1914).

51/32. Николай Сергеевич 1899–?.

Примечания: * – предположительно.

Источники: МН – Московский некрополь; ВП – Весь Петербург; НРП – Научные работники Петрограда. – М.-Пг.; 1923, ИКГИ – Институт Корпуса горных инженеров;

ГИ – Горный институт;ИИПС – Институт инженеров путей сообщения.

Другие Пузановы Варвара Михайловна – вдова ка (ВП-1914–1917);

Евдокия Ивановна (ВП-1917);

Елена Львовна – вдова ген-л (ВП-1914-1917);

Люция Васильевна (ВП-1917);

Олимпиада Андреевна – вдова кс;

Наталья Ильнична;

Мария Николаевна – жена пплк(ВП-1910–1915);

Мария Иосифовна – жена плк (ВП-1911–1914);

Григорий Николаевич (ВП-1910–1915);

Евгений Дмитриевич (ВП-1913);

Иван Васильевич (ВП-1913);

Николай Николаевич (ВП-1910,1913);

Петр Павлович, священник (ВП-1910)».

А дальше - о Пузановых из вышеупомянутой статьи Е.М.Заблоцкого об Аносовых на сайте и некоторых других источников… (Яковлева И. О моих родных - потомках знаменитого русского металлурга Павла Петровича Аносова / Сайт «ИМЯ. Капризы памяти»).

Мария Павловна Аносова и Михаил Михайлович Пузанов.

[Каковы были основания у Е.М. Заблоцкого говорить о «горной династии»

Пузановых? Прежде всего - профессиональная преемственность между Михаилом Михайловичем Пузановым, который из того же поколения, что и дети П.П.

Аносова, и его (М.М. Пузановым) старшим сыном – тоже Михаилом Михайловичем Пузановым (из поколения моего деда).

Обратимся к биографическим справкам из сайта «Горное профессиональное сообщество дореволюционной России». В отношении старшего Пузанова этих справок даже две – в разных местах сайта Е.М. Заблоцкого. – А. А. Июль 2913] = Из «Биографического словаря деятелей горной службы дореволюционной России» Е. Заблоцкого ПУЗАНОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ст. (1828–1884), из дв. Курской губ., сын камергера, по окончании ИКГИ (1847) назначен в службу в Алтайские заводы, командирован на поиски зол. россыпей по системе р. Усы (1848,1849), пристав зол.

промыслов (1850), Николаевского и Таловского рудников (1853), порводил разведку месторождений серебряных руд в окрестностях Локтевского завода (1852), в 1862 – механик Алтайских заводов, управл. казенными зол. промыслами, состоял по Гл.

управлению Алтайских заводов (1864,1865), по Гл. управлению КГИ с назначением в распоряжение Оренбургского генерал-губернатора (1868), сс (1870); был женат на дочери П.П. Аносова (см.) Марии Павловне.

См. также: материалы И.Г. Лильп. (Примечание И.М. Яковлевой):

См. http://russmin.narod.ru/D17.html = Из работы Е. Заблоцкого «Личный состав Уральских горных заводов.

Классные чины» ПУЗАНОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ * 1828–1884 * ГИ-1847 * из дв. Курской губ., сын камергера; в сл. назначен в Алтайские з-ды, командирован на поиски зол.

россыпей по системе р. Усы (1848,1849), пристав зол. промыслов (С-50), Николаевского и Таловского рудников (1853), прводил разведку месторождений серебряных руд в окрестностях Локтевского з-да (1852), в 1862 механик Алтайских з-дов, управл.

казенными зол. промыслами, состоял по Гл. управлению Алтайских з-дов (1864,С-65), по Гл. управлению КГИ с назначением в распоряжение Оренбургского генерал-губернатора (1868), сс (1870) * Мария Павловна (Аносов Павел Петрович, г.и. - см.) * Софья 1855, Михаил 1857, Павел 1858 (инженер путей сообщения), Владимир 1860, Петр (инженер-технолог) (мой дед. – А. А.), Мария 1864, Сергей 1869 (инженер путей сообщения) = Из «Биографического словаря деятелей горной службы дореволюционной России» Е. Заблоцкого ПУЗАНОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ. 1857–1915. По окончании ГИ (1882) состоял по ГГУ с откомандированием на золотые прииски Н.П.Аносова, первооткрыватель зол. россыпей по р. Верхний Мын (Верхняя Стойба, Приамурье), определен в службу в Алтайский г.о. (1886), чин. разных поручений, составил обзор золотоносности Салаирского края, проводил разведки на золото по р. Катуни и в др.

местностях, и.д. управл. казенными зол. промыслами в Алтайском округе, переведен в Нерчинский г.о. (1889), в золотоискательской партии (1889), мл. управл. Ононским зол.

промыслом (1890), зачислен по ГГУ (1890) с откомандированием на зол. прииски В.И.

Базилевского в Амурской и Приморской областях (1892), откомандирован к графу О''Рурк на месторождения железных руд в Курской губ. (1894), в распоряжение Верхне-Амурской компании (1894), в золотопромышленное товарищество "М.М.Пузанов и Ко" в Приморской обл. (1896), техник по горной части при Гл. нач. Квантунской обл. (1899сс (1900), в отст. (1905).

= Из работы Е. Заблоцкого «Горная династия Аносовых: генеалогический контекст» …Известны также потомки Павла Петровича Аносова от брака его дочери Марии Павловны с горным инженером Михаилом Михайловичем Пузановым (1828–1886?). У Пузановых было 7 детей, – Софья (1855), Михаил (1857–1915), Павел (1858–1920), Владимир (1860), Петр (1862), Мария (1864, в замужестве – графиня О’Рурк), Сергей (1869–1916?). Михаил Михайлович Пузанов младший, как и отец, был горным инженером (окончил Горный институт в 1882). От первого брака с Верой Карловной, дочерью действительного статского советника Жолнеркевича, у него были дети – Владимир (1893), Михаил (1894) и Ольга (1896); от второго брака, с Инной Яковлевной, дочерью полковника Пакидова, – Ия (1899), Сергей (1902) и Наталья (1903). Павел Михайлович Пузанов, инженер путей сообщения (окончил Петербургский университет в 1880, а затем – Институт путей сообщения в 1886) был женат дважды (Мария Эрастовна Мельгунова, Мария Александровна Карамзина ?). Его дети – Ксения, Вера (муж - Пивен Даниил Яковлевич, сын -Игорь 1924), Нина и Николай. Петр Михайлович Пузанов окончил См. http://russmin.narod.ru/bioUral26.html См. http://russmin.narod.ru/D17.html См. http://russmin.narod.ru/anosov02.html Технологический институт (1889), до 1910 года работал на Путиловском.заводе, затем – на Санкт-Петербургско-Варшавской ж.д., в 1901 построил автомобиль собственной модели, – «Трикар Пузанов-Bolle». В браке с Ольгой Николаевной, вдовой дворянина Еропкина, имел детей – Варвару (1899), Елизавету (1901) и Марию. Варвара Петровна, в замужестве Алексеева 64, – кандидат технических наук, ее сын Андрей Николаевич – журналист и социолог [22]. Сергей Михайлович Пузанов окончил Институт путей сообщения (1892), был женат на Антонине Александровне (ур. Ставровской); их дети – Ольга (1893), Георгий (1895), Мария (1897) и Николай (1899) [23]». [Ниже – одноименный очерк С.В. Кирильца и И.М. Яковлевой, посвященный Петру Михайловичу Пузанову (1862-1935), внуку П.П. Аносова и деду автора настоящей книги. Опубликован в 2008 году на сайте Царскосельского автомобильно-спортивного клуба. – А. А. Июль 2013] = Очерк С. Кирильца и И. Яковлевой (2008) Автомобильная история России существует немногим более 100 лет. Это по историческим меркам совсем мало. Сколько в ней белых пятен и загадок! Сколько интересных подробностей стёрты временем! Данные из автомобильной прессы Российской Империи и работ советских публицистов, на которые опираются историки отечественного автомобилизма, очень скупы и часто просто не точны. Всего одно столетие, но уже многое забыто... Так хочется сохранить для потомков всё, что возможно, всё, что достойно памяти.

Восстанавливая российскую автоисторию, исследователи вынуждены по крупицам собирать материал, используя иногда самые разные источники, зачастую далекие на первый взгляд от автомобилизма. Иногда такие неожиданные свидетельства дают интересные результаты. Не редко помощь в изучении автоистории нашей Родины оказывают исследователи российской генеалогии, среди которых встречаются и прямые потомки пионеров российского автомобилизма.

Этот краткий очерк о Петре Михайловиче Пузанове является также совместной работой любителя автомобильной истории и генеалога-любителя.

Волею судьбы авторы этих строк С.В. Кирилец и И.М. Яковлева оказались земляками. Когда-то тот и другая жили за Нарвской заставой города Ленинграда, а сейчас их разделяют тысячи километров от Германии до Абхазии.

Там, за Нарвской заставой... Там был построен знаменитый Путиловский завод, там были пригородные поселки, давно уже ставшие городскими районами Санкт-Петербурга Автово, Дачное, Лигово... Оттуда рукой подать до Стрельни и Красного Села, рядом находится знаменитое Волхонское шоссе, где проходили самые первые в России автомобильные гонки, там жили многие пионеры русского автомобилизма... Там, за Нарвской заставой зарождалась автомобильная слава Российской Империи!

До сих пор автомобильная история нашей страны имела очень мало фактов об одном из пионеров российского автомобилизма - Петре Михайловиче Пузанове. "Капризы памяти" - так Ирина Михайловна Яковлева, соавтор этих строк и супруга Владимира Здесь неточность: моя мать – Варвара Петровна Пузанова – не меняла фамилию при замужестве.

Примечание 23 Е. Заблоцкого: Пузановы по РГИА:.37, оп.40, д.833 (1888 г.); оп.46, д.1171( г.); Ф.37, оп.48, д.2268(1896-1915 гг.); ф.44, оп.1, дд.526 (1847 г.), 569 (1848 г.), 817 (1853 г.); ф. 229, оп.19, дд.2212 (1886–1892 гг.), 2213 (1896–1910 гг.), 2214(1892–1916 г.); ф. 468, оп. 21, д. 1668( 1865 г.); оп. 22, дд.

392 (1886 г.), 907 (1889 г.); оп.23, д. 172 (1864 г.). См. http://russmin.narod.ru/anosov03.html Владимировича Абрашкевича, внука П.М. Пузанова, назвала серию своих очерков о предках своего мужа. Ее "капризы" открыли нам еще одну страницу автомобильной истории Отечества.

Имя знаменитого русского металлурга - "отца русского булата" Павла Петровича Аносова (1797-1851) золотыми буквами вписано в историю России. Мы хотим туда же вписать и имя одного из его внуков!

У Павла Петровича Аносова от брака его дочери Марии Павловны с горным инженером Михаилом Михайловичем Пузановым (1828–1886?) было 7 внуков – Софья (1855), Михаил (1857–1915), Павел (1858–1920), Владимир (1860), Пётр (1862–1935), Мария (1864, в замужестве – графиня О’Рурк), Сергей (1869–1916?).

Один из них - Пётр Михайлович Пузанов, потомственный дворянин, в самом начале своей карьеры - титулярный советник, окончил Санкт-Петербургский практический технологический институт в 1889 году. С 1894 года служил инженеромтехнологом на Санкт-Петербургско-Варшавской ж.д., был помощником начальника, а вскоре и начальником 1-го участка службы подвижного состава и тяги Варшавской ж.д.

Затем Пётр Михайлович поступил на должность инженера-проектировщика паровозов на Путиловский завод и долгое время возглавлял там КБ паровозостроения. В браке с Ольгой Николаевной, вдовой дворянина Еропкина, имел дочерей – Варвару (1899), Елизавету (1901) и Марию (1905).

По словам младшей дочери Петра Михайловича - Марии Петровны Пузановой (01.08.1905 - 18.08.1973), ее отец был "инженером милостью Божьей". Он был одним из первых автомобилистов Российской Империи.

При своем доме в Дачном Пётр Михайлович Пузанов имел небольшую мастерскую. В конце 90-х годов ХIХ века Пузанов приобрел у известного петербургского "моториста" А.А. Абрикосова французский трикар (трехколесный автомобиль) марки "Леон Боллее" (Leon Bollee) с 1-цилиндровым мотором мощностью 3 л.с., вероятно выпуска 1895 года. Эту машину Пётр Михайлович подверг кардинальной модернизации.

Собственными руками им были сделаны следующие изменения: увеличение диаметра и ширины заднего колеса, установка эластичных рессор на всех колёсах, переделка сиденья, увеличение передачи и диаметра цилиндра двигателя. Это повысило мощность с 3 до л.с. Было внесено и много мелких усовершенствований. Это по существу был первый в России засвидетельствованный факт специальной подготовки (переделки) автомобиля для участия в спортивных соревнованиях. П.М. Пузанов участвовал на своей машине в июле 1901 года в гонках по маршруту Луга - Петербург, а 25 августа 1902 года, выступая на состязаниях, организованных петербургским журналом "Самокат" по маршруту Стрельна - Красное Село – Стрельна на дистанции 28 вёрст, он стал призером этой гонки, заняв второе место. Его трикар был записан в стартовом протоколе под маркой "БоллеПузанов".

Постоянно принимая активное участие в автомобильной жизни столицы, Пётр Михайлович Пузанов в 1902 году стал одним из членов-учредителей СанктПетербургского Автомобиль-Клуба (СПАК).

Свою вторую машину - 4-х колесный автомобиль с открытым кузовом дубльфаэтон, 2-цилиндровым двигателем мощностью 5 л.с. Пузанов собрал в своей мастерской из импортных частей французской фирмы "Гоброн-Брийе" (Gobron-Brillie) уже в году. На этой машине так же нашли место многочисленные усовершенствования конструкции. Тогда же Пузанов пытался продать свой трикар, о чем свидетельствует объявление в петербургском журнале "Самокат", но автомобиль не был продан. K тому времени он устарел и, очевидно, не нашёл своего покупателя… А может быть Пётр Михайлович раздумал продавать своё первое детище… Второй автомобиль Пётр Михайлович использовал очень долго. В "Автомобильном справочнике Санкт-Петербурга 1913/14 гг." инженера Пашкевича этот "Гоброн" был зарегистрирован на имя П.М. Пузанова под номером 1029. По свидетельствам потомков Петра Михайловича, эта машина эксплуатировалась вплоть до конца его жизни, середины 30-х годов XX века. Видимо, золотые руки мастера позволяли держать автомобиль так долго на ходу.

После октябрьской революции Петр Михайлович Пузанов продолжал работать на Путиловском (позже Кировском) заводе. В 1933 (возможно 1934) году он был арестован оргнами НКВД. Разумеется, кроме дворянского происхождения, никакой вины за ним не было. В 1935 году, после многочисленных ходатайств родственников тяжело больной Петр Михайлович был отпущен на свободу и вскоре скончался. Он похоронен на Красненьком кладбище в Автово.

А семья Петра Михайловича после его смерти продолжала жить в Дачном на улице III-го Интернационала. 10 июля 1941 года дом Пузановых был разрушен прямым попаданием немецкого снаряда. Уезжавшая в эвакуацию последней, младшая дочь Петра Михайловича, Мария Петровна Пузанова с двухлетним сыном Владимиром на руках, после очередного взрыва, обернувшись, увидела на месте их дома взметнувшуюся тучу пыли и огня... К началу Великой Отечественной войны в гараже Пузановых еще стояли оба автомобиля. После войны рама одного из них (вероятно, трикара) валялась в развалинах гаража, а руль второго торчал в пруду перед Меньшиковским дворцом (на развилке Петергофского и Таллинского шоссе. Место это называлось Привал).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«ТЕХНИЧЕСКИЙ КОДЕКС ТКП 003–2005 (02140) УСТАНОВИВШЕЙСЯ ПРАКТИКИ ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТ ПО ОХРАНЕ ТРУДА В ОТРАСЛИ СВЯЗЬ АРГАНIЗАЦЫЯ РАБОТ ПА АХОВЕ ПРАЦЫ Ў ГАЛIНЕ СУВЯЗЬ Издание официальное Минсвязи Минск ТКП 003-2005 УДК 621.39:658.345 МКС 13.100 КП 02 Ключевые слова: охрана труда, безопасные условия труда, инструктаж по охране труда, контроль условий труда, организация работы по охране труда, санитарногигиенические условия работы Предисловие Цели, основные принципы, положения по государственному...»

«АНАЛИЗ ПОДЗАКОННЫХ АКТОВ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН В ОБЛАСТИ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ 20 июня 2008 г. Данный анализ опубликован благодаря помощи американского народа, предоставленной Агентством США по международному развитию (USAID). Анализ был подготовлен Нигиной Салибаевой, кандидатом юридических наук, доцентом кафедры международного права ТГНУ и Проектом USAID по улучшению бизнес среды. АНАЛИЗ ПОДЗАКОННЫХ АКТОВ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН В ОБЛАСТИ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ ОГОВОРКА Мнение автора, высказанное в данной...»

«А. Г. ДуГин Те о р и я многополярного мира Евразийское движение Москва 2013 ББК 66.4 Печатается по решению Д 80 кафедры социологии международных отношений социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Рецензенты: Т. В. Верещагина, д. филос. н. Э. А. Попов, д. филос. н. Н ау ч н а я р ед а к ц и я Н. В. Мелентьева, к. филос. н. Редактор-составитель, оформление Н. В. Сперанская При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Фондом...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И СЕРВИСА Факультет Сервиса Кафедра Сервиса ДИПЛОМНЫЙ ПРОЕКТ на тему: Исследование характеристик композиционных полимерных составов и перспективы их использования при устранении отказов транспортных средств по специальности: 100101.65 Сервис Константин Михайлович Студенты Тимошенко Доктор...»

«БРЯНСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ФИЛОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА БРЯНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО АНТРОПОСОЦИАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ Сборник статей Выпуск 5 Под общей редакцией доктора философских наук Э.С. Демиденко Брянск Издательство БГТУ 2007 ББК 87.6 П 78 Проблемы современного антропосоциального познания: сб. ст. / под общей ред. Э.С. Демиденко. – Брянск: БГТУ, 2007. – Вып. 5. – 275 с. ISBN 5-89838-303-4 Рассматриваются актуальные темы и проблемы современной...»

«4 ВВЕДЕНИЕ. А.В. Гурьева. Об авторе. Дорогу осилит идущий Сегодня мы беседуем с автором книги Механохимические технологии и организация новых производств на предприятиях строительной индустрии - ДСК и заводах ЖБК и СД Верой Павловной Кузьминой – кандидатом технических наук, специалистом мирового уровня в области пигментов для строительной индустрии и нашим постоянным автором. Кроме того, Вера Павловна – разработчик 16 патентов и 200 ноу-хау, руководитель предприятия ООО Колорит-Механохимия и –...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.