WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«Издательство Московского университета 2001 УДК 342 ББК 07.99(2)0 К65 Издание осущесталено при содействии Института Открытое общество (Фонд Сороса), Программа Право Конституционно-правовая ответственность: проблемы ...»

-- [ Страница 11 ] --

Конституция РФ предусматривает, что Президент РФ может быть отрешен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления (ст. 93). Согласно ст. 111 Конституции Украины Президент может быть смещен с поста Верховной Радой в порядке импичмента в случае совершения им государственной измены или иного преступления. Конституция Беларуси (ст. 88) фиксирует основания импичмента Президента, тождественные тем, которые устанавливает Основной закон России: совершение государственной измены или иного тяжкого преступления. В соответствии с Конституцией Казахстана Президент несет ответственность за действия, совершенные при исполнении своих обязанностей, только в случае государственной измены и может быть за это отрешен от должности Парламентом (ч. 2 ст. 47). Таким образом, последняя модель сужает основания импичмента даже в сопоставлении с вышеизложенными вариантами.

Но все четыре варианта объединяет общая черта — отсутствие применительно к субъектам конституционной ответственности, определенным основными законами как гаранты конституций, соответствующего основания импичмента, каким должно быть нарушение конституции. Оно органично связано с конституционным статусом президентов и логически вытекает из его статуса.

Необходимость дополнения конституционных оснований импичмента президента «нарушением конституции» обосновывает также анализ норм действующих основных законов, посвященных президентской присяге. Текст присяги Президента РФ содержит обязанность «соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации» (ч. I ст. 82 Конституции). Президент Украины, согласно присяге, обязан «соблюдать Конституцию и законы Украины» (ст. 104 Конституции). Аналогичную обязанность содержит текст присяги Президента Беларуси (ст. 99 Конституции). В соответствии с Конституцией Казахстана Президент дает клятву «строго следовать Конституции и законам» (ч. ст. 42 Конституции).

Новые конституции стран СНГ и Балтии: Сб. документов. Вып. 2. М., 1997.

Итак, обязанность (клятва) соблюдать Конституцию — необходимое слагаемое содержания президентской присяги. Это общее положение, объединяющее в рассматриваемом аспекте Конституции РФ, Украины, Беларуси, Казахстана- Обязанности соблюдать Конституцию корреспондирует конституционная ответственность за ее нарушение в форме импичмента. Отмеченное распространяется также на присягу главы государства в целом, ее нарушение служит основанием импичмента.

Изложенное обосновывает необходимость радикального пересмотра оснований импичмента президента в сторону расширения этих оснований за счет включения в них нарушений конституции и законов, а также присяги.

Определение действующими основными законами России, Украины, Беларуси, Казахстана оснований конституционной ответственности глав государств в форме импичмента кардинально отличается от решения данного вопроса предыдущими конституциями. Реформированная Конституция РСФСР 1978 г. (ст.

121.10) закрепляла, что Президент может быть отрешен от должности в случае нарушения Конституции, законов, а также данной присяги. Реформированная Конституция Украины 1978 г.

относила к основаниям импичмента Президента нарушение им Конституции и законов Украины (ст. 114.9). Конституция Беларуси 1994 г. предусматривала возможность импичмента Президента, если он нарушил Конституцию или совершил преступление (ст. 104). Основной закон Казахстана 1993 г. интересующий нас институт не регулировал.

Не вдаваясь в подробные сопоставления, подчеркнем; принятые парламентом основные законы, которые предшествовали действующим конституциям, закрепляли четко и определенно:

нарушение президентом конституции влечет конституционную ответственность в форме импичмента. Есть ли объяснение тому, что указанный элемент, а также несоблюдение законов и присяги действующие конституции не включают в перечень оснований отрешения глав государств от должности? По своему характеру рассматриваемую эволюцию демократической не назовешь. Это шаг назад. В комплексе с другими «нововведениями» подобного рода отказ от указанных оснований импичмента отражает и закрепляет конституционно сложившуюся тенденцию возвышения института президента за счет снижения места и роли в этой системе парламента.

Мощным орудием оформления и закрепления этой отрицательной тенденции на конституционном уровне, с моей точки зрения, является антипарламентский способ подготовки и принятия действующих основных законов. Конституция РФ 1993 г., Конституция Казахстана 1995 г., Конституция Беларуси 1996 г.

разрабатывались исполнительной властью без непосредственного участия представительных органов и принимались на референдумах которые назначались и проводились на основе президентских указов в условиях расстрела или разгона парламентов1.

В отношении Конституции Украины 1996 г.2 нужно отметить, что хотя она принята Верховной Радой, президентские структуры Проводили настойчивую линию на самостоятельную легитимацию Основного закона путем референдума, что получило даже формализованное воплощение — был издан указ Президента о назначении конституционного референдума. Парламент предотвратил данный вариант, указ не был реализован, однако процесс подготовки проекта Конституции и принятия Конституции сопровождался сильным воздействием (нажимом) президентских структур на депутатский корпус, что отразилось на построении конституционного статуса Президента. Основной закон наделяет его грандиозным комплексом прав, гарантий, возможностей и процедур не только в сфере исполнительной власти, но также в законодательной и даже судебной сферах. Посредством их реализации при определенных обстоятельствах Президент возвышается над правительственным органом украинского народа.

Использование референдума как самостоятельного способа принятия конституции, разработанной без непосредственного участия парламента либо специального представительного органа народа, не соответствует принципам демократии3, не согласуется с прогрессивным опытом, накопленным конституционным правотворчеством мира после Второй мировой войны.

Проблемы конституционного процесса, относящиеся к российской Конституции, обстоятельно анализируются проф. С.Л. Авакьяном (см.: Авакьян С.Л.

Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 2000. С. 122—192).

Многие аспекты проблемы исследуют также другие ученые (см., в частности:

Лукьянова ЕЛ. Российская государственность и конституционное законодательство в России (1917-1993). М., 2000. С. 148-160; Исаков В.Б. Госпереворот: Парламентские дневники 1990-1991. М., 1995. С. 240-242; Лучин В.О. Указное право в России. М., 1996. С. 11).

Тихонова Е. Ющик О. Прийняття Конституцii Украiни — на законну основу // Вiче. 1996. № 1. с. 3—11; Кривенко Л. Хто побачить i зрозумiе цей документ, знайте. Конституцiйне законотворення Украiни в контекстi свiтого досвiду // Вiче.

1996. № 5. С. 22—42; Украiнський парламентаризм: минуле и сучасне. Киев, 1999.

С. 198-216.

Сравнительное конституционное право. М., 1996. С. 137—142.

Антипарламентский метод использования конституционного референдума некоторыми постсоветскими республиками ничего общего не имеет с применением конституционного референдума как подлинного инструмента непосредственной демократии, выражения воли народа. В этом случае конституционный процесс характеризуется тенденцией, которая выражается в том, что разработка проекта конституции осуществляется парламентскими структурами либо специально созданными для этой цели представительными учреждениями (собранием, ассамблеей и т.д.); широко обсуждается общественностью, затем принимается (одобряется) парламентом и только после этого передается на всенародное голосование, в результате которого народ окончательно решает судьбу конституции (или ее основных положений).

В отмеченном русле привлекает внимание положительный опыт ряда стран Западной Европы. Причем исключительно значимо то, что демократическим тенденциям конституционного правотворчества присуща преемственность. В новейшее время это подтверждает польский опыт. Конституция Польши принята Национальным Собранием 2 апреля 1997 г., а 25 мая 1997 г.

утверждена общепольским референдумом.

Однако действующие основные законы рассматриваемых стран абсолютно рельефно закрепили главенствующее положение президентов в сфере референдума.

Основной закон РФ 1993 г. (п. 13 ст. 84) конституирует субъектом назначения референдума Президента РФ. В содержании гл. 9 Конституции РФ (конституционные поправки и пересмотр Конституции) заключены потенциальные возможности (гарантии) Президента РФ при определенных обстоятельствах играть ключевую роль в решении вопросов изменения Конституции или принятия нового Основного закона. Дело в том, что Конституция РФ 1993 г. не определяет порядок формирования и состав Конституционного Собрания. В то же время за ним закрепляется право разрабатывать проект новой Конституции и принимать новую Конституцию. Кроме того, предусматривается и вариант принятия разработанного Конституционным Собранием проекта Конституции народным голосованием, субъектом назначения которого конституционно определен Президент РФ. Стало быть, при обстоятельствах, позволяющих Президенту играть важную роль в образовании Конституционного Собрания, его деятельности, а также решении вопроса о способе принятия Конституции, сохраняется потенциальная угроза закрепления и новым Основным законом перевеса президентских полномочий в ущерб остальным институтам власти.

Конституция Беларуси 1996 г. (ст. 74) и Конституция Казахстана 1995 г. (п. 10 ст. 44) закрепляют в качестве субъектов назначения республиканских референдумов президентов названных республик.

Согласно Конституции Украины 1996 г. статус субъектов назначения всеукраинского референдума имеют Верховная Рада и Президент. Однако де-факто предмет, в отношении которого парламент конституируется субъектом назначения референдума, отсутствует. В соответствии с п. 2 ст. 85 к полномочиям Верховной Рады относится назначение всеукраинского референдума об изменении территории Украины. Но ст. 2 Конституции провозглашает целостность и неприкосновенность территории Украины.

Налицо коллизия нормы-принципа и конкретной нормы. Исходя из теоретической доктрины верховенства норм-принципов, примат на стороне ст. 2 Конституции. Стало быть, парламент дефакто не располагает правом назначения всеукраинского референдума. В отличие от изложенного Президент Украины четко и определенно наделен конституционно и фактически большими правами и возможностями в рассматриваемой сфере. Конституция закрепляет Президента как субъекта назначения всеукраинского референдума по вопросам изменения Конституции, а также субъекта провозглашения всеукраинского референдума по народной инициативе (п. 6 ст. 106).

Таким образом, есть все основания констатировать единство Конституции РФ 1993 г., Конституции Украины 1996 г., Конституции Беларуси 1996 г. и Конституции Казахстана 1995 г. в решении вопроса о субъектах, правомочных назначать общенациональные референдумы. Это Президенты РФ, Украины, Беларуси, Казахстана. Парламентам (палатам) основные законы не предоставляют право назначать общереспубликанские референдумы. По своему характеру рассматриваемое право глав государств можно трактовать дискреционным, т.е. таким, которое субъект названного права может использовать по своему усмотрению, не связывая его реализацию необходимостью соблюдать определенные требования.

Не вызывает никаких сомнений то, что неизменность созданной регламентации референдумов представляет реальную угрозу ее использования исполнительной властью с целью дальнейшего расширения и упрочнения конституционных гарантий тенденции усиления своего господства в системе разделения властей, еще большего сужения механизма конституционной ответственности путем реформирования основных законов, либо создания новых посредством конституционных референдумов, теперь уже назначаемых главами государств дискреционно в порядке реализации принадлежащего им конституционного права.

А что это именно так, вполне рельефно обозначило постконституционное время. 16 апреля 2000 г. в Украине на основе указа Президента был проведен антипарламентский референдум.

Президент Украины 15 января 2000 г. издал Указ «О провозглашении всеукраинского референдума по народной инициативе»1. Гражданам Украины (избирательному корпусу) предлагалось высказать свое мнение по вопросам, содержащимся в указе.

Таких вопросов было шесть: 1) о недоверии Верховной Раде Украины XIV (1998—2002 гт.) созыва и дополнении в этой связи ст. 90 Конституции правом Президента распускать Верховную Раду в случае выражения ей недоверия на всеукраинском референдуме; 2) о дополнении ст. 90 Конституции новой частью, закрепляющей право Президента досрочно прекращать полномочия Верховной Рады в случае, если она в течение одного месяца не смогла сформировать постоянно действующее парламентское большинство, либо в случае неутверждения в течение трех месяцев государственного бюджета; 3) об ограничении депутатской неприкосновенности и исключении в этой связи из Конституции п. 3 ст. 80 «Народные депутаты Украины не могут быть без согласия Верховной Рады привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы»; 4) о сокращении количества народных депутатов Украины с 450 до 300 и связанной с этим заменой слов «четыреста пятьдесят» на слово «триста» ст. Конституции, а также внесении соответствующих изменений в избирательное законодательство; 5) о создании двухпалатного парламента и внесении соответствующих изменений в Конституцию Украины и избирательное законодательство; 6) о принятии Конституции всеукраинским референдумом.

В обобщенном виде содержание всех вопросов, намечавшихся для внесения в бюллетени для тайного голосования, абсолютно рельефно воплощало концепцию пересмотра Конституции 1996 г.

в сторону резкого увеличения президентских полномочий и возможностей за счет ослабления парламентских позиций, разрушения баланса между компетенцией парламента и главой государства, несмотря на то что действующий Основной закон изначально закреплял большой перевес полномочий на президентской чаше весов.

Голос Украины. 2000. 18 янв.

Идея антипарламентского референдума, провозглашенного лавой государства, вызвала неоднозначное отношение. Вычленяя парламентский аспект, укажем, что 103 из 108 народных депутатов обратились в Конституционный Суд с обращением о признании указа Президента не соответствующим Конституции.

В обоснование парламентарии выдвинули следующие аргументы:

1} действующий закон о всеукраинском и местном референдумах принят 3 июля 1991 г., он не соответствует Конституции, что исключает возможность проведения всеукраинского референдума до принятия нового закона; 2) внесение изменений в Конституцию непосредственно всеукраинским референдумом по народной инициативе противоречит разд. XIII Конституции; 3) вопросы, которые намечались для включения в бюллетени, не соответствуют требованиям, предъявляемым в случае проведения всенародного референдума.

Конституционный Суд признал неконституционными изложенные выше первый и шестой вопросы. Однако и после решения Конституционного Суда проблема конституционности анализируемого референдума, его провозглашения и подготовки, характера вопросов, вносимых на всенародное голосование, результатов волеизъявления народа и его последствий вызвали вопросы, сомнения и возражения не только в Украине. Парламентская Ассамблея Совета Европы 4 апреля 2000 г. рассмотрела вопрос «Реформа институтов власти в Украине» и приняла рекомендацию № 1451 (2000)1, в которой «выражала глубокое беспокойство по поводу так называемого "референдума" относительно реформы институтов власти, назначенного на 16 апреля 2000 г., методы которого и организация остаются неопределенными».

Рекомендация рассматривала референдум как угрозу парламентаризму посредством упрочнения президентуры. «Ассамблея обеспокоена возможными последствиями референдума для разделения властей — резким нарушением системы сдержек и противовесов между институтами власти, что нацелено на существенное укрепление роли Президента и существенное ослабление роли Парламента». Изложенные и другие содержащиеся в Рекомендации аргументы вызвали со стороны ПАСЕ «серьезные сомнения как относительно конституционности референдума, так и относительно возможности его проведения вообще». Ассамблея рекомендовала Президенту Украины отложить проведение референдума до принятия нового закона о референдуме. Но референдум состоялся, все четыре вопроса получили одобрение, однако в обществе Там же. 14 апр.

итоги организации и проведения референдума восприняты далеко не однозначно, в том числе очень высокие показатели результатов голосования, что связывалось с использованием «адмресурса»1.

Осуществленный анализ позволяет сделать вывод, который заключается в том, что расширение и совершенствование конституционного обеспечения эволюции института конституционной ответственности государственной власти, прежде всего президентуры, выходит за рамки регулирования конкретных правоотношений в рассматриваемой области. Прогноз решения проблемы связывается с необходимостью демократизации процессов реформирования основных законов и принятия новых. Подчеркнем, что обязательными субъектами данного процесса должны быть парламенты. Необходимым элементом обновления конституционного правотворчества следует считать лишение глав государств дискреционного права назначения общенациональных референдумов и закрепление доминирующей роли представительных органов народа в организации, проведении и реализации итогов всенародных голосований.

Построение юридического механизма конституционной ответственности, понятно, не ограничивается упрочением конституционных основ. Заслуживает поддержки предложение о подготовке закона о конституционной отвественности2. Сформулированное в отношении Российской Федерации, оно ценно также для других стран СНГ.

Полагаю, что система актов, регулирующих исследуемые отношения, должна включать, кроме национальных, также модельные акты. Большую роль в создании механизма юридической ответственности может сыграть модельный закон о конституционной ответственности. Разработку проекта этого закона и его принятие можно было бы включить в план подготовки модельных актов Межпарламентской Ассамблеи государств СНГ.

Голос Украины. 2000. 8 авг.; Зеркало недели. 2000. 22 апр.; Там же. 2000.

12 авг.; и др.

Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации.

М, 2000. С. 35.

заведующая кафедрой юридического факультета Карагандинского государственного университета им. ЕЛ. Букетова, ответственность в законодательстве Признание конституционно-правовой ответственности в качестве самостоятельного вида ответственности наряду с традиционными уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной1 предполагает достаточно серьезное и глубокое теоретическое и практическое обоснование на базе анализа конституционных правовых норм, содержащихся в Конституции Республики Казахстан (далее РК)2, конституционных законах РК, а также правоприменительной практики в этой сфере.

Конституционное законодательство РК предусматривает достаточно широкий круг субъектов конституционно-правовой ответственности, который можно условно подразделить на две группы:

а) индивидуальные субъекты — Президент РК, депутаты Парла мента РК, государственные служащие, занимающие полити ческие должности3, выступающие в качестве конкретного фи зического лица;

б) коллективные (корпоративные) субъекты — Парламент РК, Правительство РК, местные органы власти и управления (маслихаты, акиматы), выступающие в виде коллегиального госу дарственного органа.

См.: Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж, 1985; Шон Д.Т. Конституционная ответственность //Государство и право. 1995. № 7; Колосова Н.Ж. Конституционная ответственность — самостоятельный вид юридической ответственности //Государство и право. 1997. № 2; и др.

В Республике Казахстан вопросам конституционно-правовой ответственности посвящена диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Салимбаевой Ж.Ч. «Конституционно-правовая ответственность» (Алматы, 1997).

Конституция Республики Казахстан. Принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 г. // Ведомости Парламента РК. 1996. № 4. Ст. 217.

К политическим должностям относятся: должности, назначаемые Президентом, их заместители; назначаемые и избираемые палатами Парламента РК и председателями палат Парламента, их заместители; являющиеся представителями Президента и Правительства; возглавляющие центральные исполнительные органы и ведомства, их заместители (см.: Закон РК от 23 июля 1999 г. «О государственной служ6е» // Ведомости Парламента РК. 1999. № 21. Ст. 773.

Рассмотрим виды конституционно-правовой ответственности индивидуальных субъектов, предусмотренных законодательством РК.

Одним из субъектов конституционно-правовой ответственности является глава государства, его высшее должностное лицо М Президент РК, который может быть привлечен к особому виду ответственности государственно-правового характера — отрешению от должности.

В соответствии с Конституцией РК Президент несет ответственность за действия, совершенные при исполнении своих обязанностей только в случае государственной измены. Решение о выдвижении обвинения и его расследовании может быть принято большинством от общего числа депутатов Мажилиса (нижней палаты Парламента) по инициативе не менее чем одной трети его депутатов.

Расследование обвинения организуется Сенатом (верхней палатой Парламента), его результаты большинством голосов от общего числа депутатов Сената передаются на рассмотрение совместного заседания палат Парламента. Окончательное решение по данному вопросу принимается на совместном заседании палат большинством не менее трех четвертей от общего числа голосов депутатов каждой из палат при наличии заключения Верховного Суда об обоснованности обвинения и заключения Конституционного совета о соблюдении установленных конституционных процедур.

Основанием привлечения к конституционной ответственности в данном случае является совершение Президентом уголовно наказуемого деяния. Конституционный закон РК «О Президенте РК», уточняя порядок отрешения от должности Президента, по сути, дублирует положения ст. 165 УК РК; Президент несет ответственность в случае умышленного деяния, совершенного с целью подрыва или ослабления внешней безопасности и суверенитета РК, выразившегося в переходе на сторону врага во время войны или вооруженного конфликта, оказании иностранному государству помощи в осуществлении враждебной деятельности против РК.

Таким образом, отрешение от должности, выступая в качестве самостоятельного конституционно-правового вида ответственности, является предварительной, приоритетной санкцией политического характера, ибо факт совершения преступления, в том числе главой государства, теоретически предполагает в дальнейшем применение уголовно-правовых норм, предусматривающих присущие для данной отрасли права меры ответственности.

Одновременно необходимо отметить особенности конституционно-правовой ответственности, проявляющиеся в особом круге не только субъектов, но и оснований применения ответственности.

Примечательно, что законодатель установил механизм реализации указанной конституционной нормы во взаимосвязи с ответственностью следующего субъекта конституционно-правовой ответственности — Парламента РК.

Так, непринятие Парламентом окончательного решения в течение двух месяцев с момента предъявления обвинения влечет за собой признание обвинения против Президента РК отклоненным. Отклонение обвинения Президента в совершении государственной измены на любой его стадии влечет за собой досрочное прекращение полномочий депутатов Мажилиса, инициировавших рассмотрение данного вопроса. Причем вопрос об отрешении Президента от должности не может быть возбужден в период рассмотрения вопроса о досрочном прекращении полномочий Парламента.

Индивидуальная конституционно-правовая ответственность предусмотрена также в отношении депутатов Парламента РК.

В соответствии с конституционными нормами депутат Парламента в течение срока своих полномочий не может быть арестован, подвергнут приводу, мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке, привлечен к уголовной ответственности без согласия соответствующей палаты, кроме случаев задержания на месте преступления или совершения тяжких преступлений1.

Согласие палат Парламента означает лишение депутатского иммунитета, т.е. неприкосновенности члена законодательного органа, что является также особым видом конституционно-правовой ответственности, предпосылкой для привлечения к уголовной ответственности, а также применения норм уголовно-процессуального законодательства, предусматривающих меры пресечения.

В данном случае основанием конституционно-правовой ответственности является совершение депутатом уголовно наказуемого деяния или отдельных видов административных правонарушений.

Подтверждением существования специального конституционно-правового вида ответственности является наличие в Конституции РК правовых норм аналогичного содержания, предусматривающих лишение неприкосновенности (иммунитета) высших должностных лиц государства.

Тяжким преступлением в РК признаны умышленные деяния, за совершение которых УК РК предусмотрено наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.

Генеральный Прокурор РК в течение срока своих полномочий не может быть арестован, подвергнут приводу, мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке, привлечен к уголовной ответственности без согласия Сената, кроме случаев задержания на месте преступления или совершения тяжких преступлений.

Такой же порядок привлечения к ответственности предусмотрен в отношении судей, для лишения их неприкосновенности необходимо согласие Президента РК, основанное на заключении Высшего судебного совета, либо согласие Сената — в отношении Председателя и судей Верховного суда РК.

Следующим видом конституционно-правовой ответственности индивидуального характера является лишение депутатского мандата. В соответствии с п. 4 ст. 24 Конституционного закона «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» депутат лишается своего мандата при вступлении в силу обвинительного приговора суда в отношении его, выезда депутата на постоянное место жительства за пределы РК.

Вызывает возражения постановка законодателем вопроса об обстоятельствах, являющихся причиной применения такой меры ответственности, как лишение депутатского мандата. Если в первом случае вполне правомерным основанием ответственности является факт привлечения к уголовной ответственности (а не факт совершения преступления), то во втором случае выезд за пределы РК не является негативным обстоятельством, так как причины выезда в другие страны могут бытъ разнообразными, в том числе не имеющими негативной окраски.

Более того, ст. 10, 21 Конституции РК предусматривают, что гражданин РК обладает правом выезда за пределы государства и беспрепятственного возвращения в Казахстан; кроме того, гражданин РК ни при каких условиях не может бытъ лишен гражданства, права изменить свое гражданство, а также не может быть изгнан за пределы Казахстана.

Вероятно, понятие «лишение депутатского мандата» использовано в нормативном акте законодателем для акцентирования внимания на отрицательном отношении к действиям депутата, признавшего личные, субъективные интересы выше доверия избирателей, а также в определенной степени из соображений профилактики, предупреждения «утечки» членов депутатского корпуса.

На наш взгляд, в рассматриваемую правовую норму следует внести изменения, указав выезд депутата за пределы РК основанием прекращения депутатских полномочий.

Анализ конституционного законодательства РК позволяет говорить о существовании конституционно-дисциплинарной ответственности депутатов Парламента или о дисциплинарной ответственности конституционно-правового характера, предусмотренной ст. 33 Конституционного закона о Парламенте РК и статусе его депутатов.

В случае отсутствия депутата без уважительных причин на заседаниях палат и их органов более чем три раза ему отказывается в выплате заработной платы за дни отсутствия. В случае отсутствия депутата более одного месяца он на срок отсутствия лишается всех предоставляемых условий материального, финансового и социально-бытового обеспечения. Решение об этом при отсутствии депутата на заседании палаты или на совместном заседании палат принимается председателем соответствующей палаты, а при отсутствии на заседаниях органов палаты — бюро соответствующей палаты. При передаче депутатом своего голоса ему решением бюро палаты отказывается в выплате зарплаты за день, в который была допущена передача голоса, а при повторной передаче голоса — в выплате месячной зарплаты.

В случае нарушения правил депутатской этики, установленных регламентами Парламента и его палат, решением председателя соответствуюшей палаты к депутату могут быть применены следующие меры взыскания: парламентское порицание; понуждение к принесению публичного извинения; лишение слова в течение одного или трех совместных или раздельных заседаний палат;

удаление из зала заседаний на время одного или трех совместных или раздельных заседаний; лишение однодневной зарплаты.

Подготовка вопросов, связанных с применением указанных мер, осуществляется Центральной избирательной комиссией РК.

Контроль за явкой депутатов на заседания палат и их органов, а также недопустимостью передачи депутатами своего голоса осуществляется членами ЦИК.

Члены Правительства РК самостоятельны в принятии решений в пределах своей компетенции и несут персональную ответственность перед премьер-министром РК за работу подчиненных им государственных органов.

В конституционном законодательстве РК определены две причины отставки членов правительства. Во-первых, согласно ст. Конституционного закона «О Правительстве Республики Казахстан» Правительство РК и любой его член вправе заявить Президенту РК о своей отставке, если считают невозможным дальнейшее осуществление возложенных на них функций. Во-вторых, в отставку подают также члены Правительства РК, не согласные с проводимой им политикой или не проводящие ее. Причем принятие отставки означает прекращение полномочий Правительства РК либо соответствующего его члена. Принятие отставки премьер-министра означает прекращение полномочий всего Правительства РК. При отклонении отставки Правительства РК или его члена Президент РК поручает ему дальнейшее осуществление его обязанностей.

Полагаем, что отставка членов правительства не является мерой правовой ответственности, ибо отсутствует такой признак ответственности, как противоправность деяния, кроме того, отставка, как следует из указанного Конституционного закона, это результат добровольного волеизъявления члена Правительства.

Вместе с тем имеются достаточные основания считать, что освобождение от занимаемой должности члена правительства ввиду несогласия с проводимой правительством политикой или от ее проведения является одним из видов конституционно-правовых санкций за политическое деяние, что подтверждает высказанную в юридической литературе мысль о политическом характере конституционно-правовой ответственности1.

Проблемы конституционно-правовой ответственности многогранны и требуют своего разрешения в законодательстве РК в соответствии с практическими потребностями оптимизации функционирования государственных органов.

Конституционные нормы, посвященные правовой ответственности государства, его органов и должностных лиц в РК, позволяют говорить о законотворческих перспективах в этой сфере2;

современное состояние конституционно-правового регулирования Казахстана свидетельствует об актуальности разработки процессуального механизма реализации имеющихся конституционных норм. В этом смысле индивидуальная персонифицированная конституционно-правовая ответственность предпочтительнее коллегиальной (обезличенной) в силу своей эффективности.

См: Зражевскоя Т.Д. Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих // Государство и право. 2000. № 3. С. 27; Салимбаева Ж.Ч.

Конституционно-правовая ответственность и ее значение в становлении правового государства // Изв. МН и ВО, НАН РК, Сер. обществ, наук. 1999. № 4. С. 30.

О необходимости выделения специального раздела в Конституции РФ см.:

Сырых В.М. Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих // Государство и право. 2000. № 3. С. 25; о разработке законопроекта РФ, посвященного конституционно-правовой ответственности, см.: Колосова И.М.

Конституционная ответственность — самостоятельный вид юридической ответ ственности // Государство и право. 1997. № 2. С. доцент Карагандинского государственного университета им. Е.Л. Букетова, кандидат юридических наук Конституционно-правовые санкции и ответственность в конституционном Один из принципов функционирования правового государства — существование особых процедур привлечения должностных лиц властных структур к ответственности в рамках конституционного производства, что способствует укреплению законности в обществе. О наличии конституционной ответственности необходимо судить на основе анализа действующей системы законодательства Республики Казахстан (далее — РК). Хотя в нормативно-правовых актах официально не выделяются конституционные санкции, в то же время нам представляется, что фактически конституционные санкции существуют в ряде конституционных норм. Достаточно сложно вычленить все элементы конституционной ответственности, тем более трудно исследовать механизм ее реализации, поскольку зачатки юридического механизма конституционной ответственности власти используются в основном как средство политической борьбы, а не как элемент законности.

Элементами конституционной ответственности, закрепленными в законодательстве, на наш взгляд, являются: санкции, субъекты ответственности, основания ее наступления. При этом реализация конституционной ответственности осуществляется и при неполном наборе элементов состава конституционного правонарушения. Так, ст. 27 Конституционного закона РК от 16 октября 1995 г. «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» с изменениями и дополнениями от 11 апреля 1997 г., 12 марта 1998 г., и 6 мая 1999 г. обязывает должностные лица, к которым депутат Парламента РК обратился с запросом, дать на него устный или письменный ответ на сессии Парламента. Фактически налицо конституционная обязанность всех должностных лиц, к которым обращается депутат, т.е. присутствует субъект ответственности. В то же время конституционная санкция отсутствует, т.е. невыполнение конституционной обязанности не влечет применения каких-либо мер конституционного воздействия на субъект конституционной ответственности.

Основными источниками конституционной ответственности являются Конституция РК, конституционные законы, конституционное законодательство.

Наиболее важным источником конституционной ответственности является Конституция РК.

Полагаем, что Конституция РК 1995 г. содержит следующие элементы конституционной ответственности: конституционные права и конституционные обязанности; субъекты конституционной ответственности; санкции конституционной ответственности;

систему органов, правомочных применять меры конституционного воздействия.

Конституционные права служат прежде всего объектом, на который направлено конституционное правонарушение, нарушение, ущемление конституционных прав, а также злоупотребление ими являются основаниями наступления конституционной ответственности. Согласно п. 4 ст. 26 Конституции РК каждый наделяется свободой предпринимательской деятельности. В то же время Конституция запрещает недобросовестную конкуренцию, так как это уже приводит к злоупотреблению правом на свободное использование своего имущества и своих способностей.

Важным элементом конституционной ответственности являются конституционные обязанности, поскольку их невыполнение или ненадлежащее выполнение представляет собой основание для наступления неблагоприятных последствий. Конституционные обязанности возлагаются на государство. Например, п. 3 ст. Конституции РК вменяет государству обязанность заботиться о создании условий для изучения и развития языков народа Казахстана. Ст. 31 Конституции РК одной из целей государства устанавливает охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья человека.

Конституционные обязанности возлагаются также на высшие органы государственной власти — Парламент, Правительство, Верховный суд и т.д. Так, согласно п,6 ст.62 Конституции Парламент РК обязан провести не менее двух чтений по вопросам о внесении изменений и дополнений в Конституцию РК, принятии конституционных законов. Правительство РК в соответствии с п. 2 ст. 66 Конституции обеспечивает исполнение республиканского бюджета. Согласно ст. 78 суды РК не вправе применять законы и иные нормативные акты, ущемляющие конституционные права и свободы человека и гражданина. Конституционные обязанности возлагаются на должностных лиц, в том числе и на высшее должностное лицо — Президента РК. Так, п. 2 ст. Конституции РК прямо говорит об обязанности должностных лиц не скрывать фактов и обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью людей. Случаи же сокрытия подобных факторов чреваты привлечением этих лиц к ответственности. На президента РК возлагается обеспечение согласованного функционирования всех ветвей государственной власти в республике (п. 3 ст. 40 Конституции)- Премьер-министр РК в течение месяца после своего назначения обязан представить Парламенту доклад о программе Правительства РК (ст. 67 Конституции). Граждане РК также имеют свои конституционные обязанности, установленные Конституцией РК.

Одним из необходимых элементов конституционной ответственности является наличие ее субъектов. Представляется, что круг субъектов конституционной ответственности исчерпывающе закреплен непосредственно в самой Конституции РК. Субъектов права, обладающих конституционными правами и несущих конституционные обязанности,, следует признать и субъектами конституционной ответственности. К числу таковых можно отнести прежде всего государство, высшие органы государственной власти — Президента, Парламент, Правительство, Верховный суд. Субъектами конституционной ответственности являются, на наш взгляд, местные органы государственной власти в лице маслихатов и акиматов. Конституционную ответственность несут должностные лица и граждане РК. Конституционные санкции как один из элементов конституционной ответственности нашли закрепление в Конституции РК, а также в конституционном законодательстве.

Конституционные санкции имеют не только правовые, но и значительные политические последствия. Это объясняется значительностью конституционных санкций в целом в жизни общества. Их своеобразие заключается в том, что они не могут быть использованы в качестве санкций иных видов юридической ответственности. К видам конституционно-правовых санкций относятся: импичмент Президенту РК; вотум недоверия Правительству РК; отставка Правительства РК и премьер-министра; досрочное прекращение полномочий органа государственной власти (роспуск Парламента, маслихатов); признание неконституционными законов, принятых Парламентом, и иных нормативных правовых актов; признание недействительными выборов Президента РК, депутатов Парламента в целом либо частично; признание недействительными итогов республиканского референдума в целом или частично, и т.д.

Одним из видов конституционных санкций является предусмотренное п. 2 ст. 47 Конституции РК отрешение Президента РК от должности. Сам механизм отрешения Президента от должности является весьма усложненным, в нем принимают участие обе палаты Парламента, Верховный суд республики и Конституционный Совет РК. Основанием для инициирования импичмента может быть только государственная измена, В этом случае решение о выдвижении обвинения и его расследовании принимается Мажилисом простым голосованием при инициировании этого решения не менее, чем одной третью его депутатов. Следующим этапом должно быть расследование, проводимое Сенатом. Его результаты обсуждаются Сенатом и большинством голосов передаются на рассмотрение совместного заседания палат Парламента, где и принимается окончательное решение по данному вопросу. За отрешение Президента РК от должности должны проголосовать не менее трех четвертей от общего числа депутатов каждой из палат. При этом необходимо заключение Верховного суда об обоснованности обвинения и заключение Конституционного совета о соблюдении установленных конституционных процедур. В процедуре отрешения Президента РК от должности есть временные ограничения: окончательное решение должно быть принято в течение двух месяцев с момента предъявления обвинения. В обратном случае обвинение против Президента считается отклоненным, что автоматически влечет за собой досрочное прекращение полномочий депутатов Мажилиса, инициировавших рассмотрение данного вопроса. Кроме того, Конституция РК устанавливает, что вопрос об отрешении Президента РК от должности не может быть возбужден в период рассмотрения Президентом вопроса о досрочном прекращении полномочий Парламента (п. ст. 47).

К конституционным санкциям может относиться отставка Правительства РК. Отставка Правительства может происходить по разным основаниям. Конституция РК выделяет следующие:

1) выражение вотума недоверия Правительству Парламентом Рес публики согласно п. 7 ст. 53 Конституции РК. Вотум недоверия выражается по инициативе не менее одной пятой от общего числа депутатов Парламента при подаче двух третей голосов депутатов;

2) в качестве выражения вотума недоверия Парламента Прави тельству РК расценивается повторное отклонение программы Правительства большинством в две трети голосов от общего числа депутатов каждой из палат Парламента РК.

Кроме случаев выражения вотума недоверия Правительство РК вправе заявить Президенту РК о своей отставке, если считает невозможным дальнейшее осуществление своих полномочий.

Премьер-министр может поставить вопрос о доверии Правительству РК в случае непринятия Парламентом внесенного Правительством проекта закона (п. 7 ст. 62), Если Парламент выразит в данном случае вотум недоверия Правительству, то Правительство обязано заявить о своей отставке перед Президентом РКВо всех случаях вопрос об отставке Правительства окончательно решается только Президентом республики.

Представляется, что одной из форм конституционной ответственности является роспуск Парламента. Данная конституционная санкция применяется Президентом РК в определенных ст. Конституции РК случаях: 1) двукратный отказ Парламента дать согласие на назначение премьер-министра; 2) выражение Парламентом вотума недоверия Правительству; 3) политический кризис из-за непреодолимых разногласий между палатами Парламента; 4) политический кризис в результате непреодолимых разногласий между Парламентом и другими ветвями государственной власти.

В первых двух случаях механизм и основания данной конституционной санкции не вызывают особых затруднений. В двух последних случаях законодатель ни в Конституции РК, ни в конституционных законах «О Президенте Республики Казахстан», «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов не конкретизирует ни понятие «непреодолимых разногласий», ни понятие «политического кризиса». Поэтому применение вышеуказанных оснований для роспуска Парламента вызывает явные затруднения, а сам механизм еще ни разу не был задействован на практике с момента начала действия Конституции РК 1995 г.

Одной из наиболее эффективных по своей силе конституционных санкций является признание неконституционными законов, принятых Парламентом РК, и иных нормативно-правовых актов в случае ущемления ими конституционных прав и свобод личности (ст. 72). Неконституционными могут быть признаны международные договоры РК до их ратификации.

Механизм реализации данной конституционной санкции достаточно детально разработан в законодательстве республики.

Инициировать вопрос о неконституционности законов может ограниченное число субъектов права. Конституция относит к таковым Президента РК, Председателя Сената, Председателя Мажилиса, премьер-министра, а также депутатов Парламента в количестве не менее одной пятой части от общего их числа.

Вопрос о неконституционности нормативных правовых актов и международных законов рассматривается Конституционным советом РК по обращению вышеназванных субъектов права. Процедура конституционного производства о признании неконституционности нормативно-правовых актов и международных договоров Регламентирована Указом Президента РК от 28 декабря 1995 г. «О Конституционном совете Республики Казахстан», имеющим силу Конституционного закона, и Регламентом Конституционного Совета Республики Казахстан, принятым 4 июня 1996 года1. Так, в 1998 г. Конституционным Советом принято четыре постановления о признании не соответствующими Конституции РК тех или иных статей законов Республики Казахстан2. К примеру, Постановлением Конституционного совета РК от 5 июня 1998 г. № 3\ отдельные статьи кодекса КазССР об административных нарушениях (ч. 2 ст. 280 и ч. 1 ст. 288) признаны не соответствующими ст. 13, 39, 75, 76, 83 Конституции РК3. В связи с этим они утратили свою юридическую силу и не подлежат дальнейшему применению. Признание же неконституционным закона, принятого Парламентом, влечет за собой невозможность подписания его Президентом РК и введения в действие4.

Признание не соответствующими Конституции РК международных договоров влечет за собой невозможность ратификации их Парламентом республики.

Конституционное законодательство РК одним из видов конституционной ответственности предусматривает признание неправильности проведения выборов Президента Республики Казахстан, выборов депутатов Парламента и республиканского референдума (ст. 172). Признание выборов депутата Парламента не соответствующими Конституции влечет их недействительность.

В этом случае Центральная избирательная комиссия республики признает итоги выборов недействительным и назначает новые выборы.

В целом необходимо отметить, что конституционная ответственность — это совершенно новый вид ответственности, закрепленный в Конституции и конституционном законодательстве Республики Казахстан. Конституционная ответственность служит реализации принципов правовой государственности в Республике Казахстан, принципа ограничения государства и его властных органов и способствует созданию механизма ответственности государственной власти. Представляется, что дальнейшая конкретизация конституционной ответственности в законодательстве республики послужит становлению казахстанского конституционализма.

СП Конституционного совета РК. Алматы, 1998. С. 24—36.

Вестн. Конституционного совета РК. Вып. 2. Алматы, 1999.

Там же. С. 117-121.

Ст. 39 Указа Президента РК, «О Конституционном Совете Республики Казахстан», имеющего силу Конституционного закона.

проректор Высшей школы права «Адилет» (г. Алматы, Казахстан), кандидат юридических наук Некоторые вопросы конституционноправовой ответственности Президента Непременным атрибутом конституционного статуса президента выступает институт ответственности. Основания, механизмы и последствия привлечения главы государства к ответственности являются важнейшими составляющими принципа разделения властей, республиканской формы правления в конкретной стране. При условии активного включения в механизм формирования и осуществления государственной власти политических партий, средств массовой информации, иных групп давления, а также граждан данная проблематика выходит на более широкий простор политической системы. А в конституционноправовой ответственности наряду с юридической резко возрастает и начинает превалировать политическая ответственность президента перед избирателями.

Как и многие другие институты конституционного права, ответственность главы государства испытывает на себе влияние двух факторов.

Первый, который можно условно Назвать либеральным, ориентирует на расширение оснований и упрощение процедур привлечения к ответственности. Положительным моментом является достаточно гибкая смена недостойного либо правонарушителя. Негативными последствиями может стать сковывание действий и инициатив президента политическими настроениями парламент-Автор придерживается мнения о существовании конституционно-правовой ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности. См.:

Авакьян С.А. Санкции в советском государственном праве // Сов. государство и право. 1973. № 11; Авакьян С.А. Государственно-правовая ответственность // Сов.

государство и право. 1975. № 10; Виноградов В.А. Конституционная ответственность: вопросы теории и правовое регулирование. М., 2000; Зражевская Т.Д.

Ответственность по советскому государственному праву. Воронеж, 1980; Колосова Н.М.

Конституционная ответственность в Российской Федерации: Ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации. М., 2000; Кондратов А.А.

Конституционно-правовая ответственность субъектов федерации: вопросы теории и законодательного регулирования в Российской Федерации. Красноярск, 1999;

Лунин В.О. Теоретические проблемы реализации конституционных норм: Автореф.

дисс.... докт. юрид. наук. М., 1993; Салимбаееа Ж.Ч. Конституционно-правовая ответственность: Дисс.... канд. юрид. наук. Алматы, 1997.

ского большинства и избирателей, неуверенность исполнительной ветви власти. Второй, тоже условно, авторитарный фактор связан с сокращением оснований и ужесточением процедур, что подчас значительно затрудняет включение механизмов юридической ответственности. Плюсом здесь выступает устойчиво действующий лидер исполнительной власти, имеющий возможность не оглядываться постоянно на оппозиционные акции парламентариев и колебания электората. Создаются более благоприятные условия для осуществления глубоких реформ. Однако при отсутствии прочных демократических и правовых традиций, развитой политической «инфраструктуры» авторитаризм в сочетании с тенденцией персонификации власти и харизмой мощного руководителя может привести к узурпации власти и тоталитаризму. В целом же во избежание политических манипуляций в столь важном вопросе, обеспечения устойчивости государственной власти и создания дополнительных гарантий для деятельности избранного народом главы государства данные вопросы регламентированы непосредственно в конституциях.

Конституционно-правовая ответственность непосредственно связана с ответственностью политической. Грани между ними достаточно подвижны.

Право всегда несет в себе элемент политики и в этом отношении в юридической ответственности всегда присутствует политический компонент либо, по крайней мере, политический аспект.

Объем политического компонента колеблется в зависимости от ряда факторов. К примеру, в уголовной ответственности — от субъекта преступления, когда за получение взятки к ответственности привлекаются инспектор дорожной полиции или министр.

События в России вокруг НТВ и с известными телеведущими отчетливо продемонстрировали присутствие политического фактора в гражданско- и административно(уголовно)-правовых ситуациях. Нередко парламентами в условиях межпартийных баталий соответствующие процедуры раскручиваются в политических целях (даже тогда, когда конституциями предусмотрена ответственность как бы лишь за совершение уголовно наказуемых деяний) и разъединить компоненты весьма непросто.

Еще более сложно обстоит дело с политической ответственностью. В странах с однопартийными системами (тоталитарных режимах, основывающихся на монополии единственной партии) политической (партийной) ответственностью может вообще подменяться юридическая ответственность (за уголовно наказуемые деяния лицо наказывалось в партийном порядке, крайней мерой при этом было исключение из партии). Вместе с тем нарушение партийных норм (устава) и в условиях либерального режима может быть составом деликта, влекущего конституционно-правовую ответственность. Парламентарий, голосующий в нарушение указаний партийной фракции (руководящего партийного органа), может быть лишен депутатского мандата.

Таким образом, можно увидеть несколько вариантов сосуществования политической и юридической ответственности. В одних случаях в институте ответственности явно превалирует политический компонент, а юридический достаточно аморфен. В других — политическому компоненту сопутствует юридический. В третьих — политический присутствует в правовом, оба компонента совпадают, самовыражаются друг в друге и создают единую политикоюридическую ответственность. В четвертых — действует преимущественно (либо только) юридическая ответственность на политическом фоне.

Соотношение компонентов зависит также от особенностей конкретных правоотношений и видов юридической ответственности (конституционной, административной, уголовной, гражданской и дисциплинарной). Более того, даже внутри одной и той же отрасли права это соотношение может колебаться в зависимости от особенностей состава правонарушения (привлечение к административной ответственности инспектором дорожной патрульной службы пешехода за переход улицы в неположенном месте и наложение судом штрафа на гражданина за участие в несанкционированном митинге).

Ответственность в конституционном праве характеризуется наиболее высокой политической насыщенностью в силу особенностей конституционно-правовых отношений, главным отличием которых является их непосредственная связь с государственной властью (ее основами, содержательными и организационными компонентами, взаимоотношениями с иными субъектами политической системы и пр.). Лишение гражданства лица, приобретшего его в порядке натурализации, прекращает политико-правовую связь этого лица с государством, влечет утрату им ряда политических прав. Приостановление либо прекращение деятельности политической партии или средства массовой информации означает «силовую корректировку» плюральных элементов конструкции государства. Принимая решение о досрочном прекращении полномочий местного представительного органа, сенат парламента стремится восстановить баланс между республиканским и региональным уровнями государственной власти, единый законодательный порядок в стране. Роспуск парламента, вынесение вотума недоверия правительству и его отставка означают временное прекращение «обычного» конституционного механизма Функционирования верхнего эшелона государства.

Однако и в конституционном праве при общей наиболее высокой «политичности» тех или иных правоотношений (ответственности) ее степень различна, и можно обнаружить как «конституционно-политическую», так и «политико-конституционную* формы. Хотя в силу близости конституционной и политической ответственности по уровню и степени исключительной важности, во второй форме четко определить и выделить самостоятельные грани, разъединить политические и правовые составляющие еще более непросто.

«Конституционная ответственность по форме ее реализации иногда схожа с политической ответственностью, — пишет В.Н. Савин, — по субъектам, основаниям ее наступления и неблагоприятным последствиям»1. Анализируя отставку правительства, отстранение от должности, отставку министра, автор делает вывод, что «основанием конституционной ответственности для высших должностных лиц является нарушение их конституционных обязанностей, тогда как политическая ответственность означает только то, что занимающее высшую государственную должность лицо может лишиться политической поддержки в силу той или иной причины»2. Думается, в данном случае произошло смешение оснований и санкций и как следствие — политического и конституционного видов ответственности. Действительно, в основе конституционной ответственности может лежать политика (отсюда и такие особенности конституционно-правовой ответственности, как ее «позитивный» аспект, необязательность присутствия правонарушения, а также виновности в действии или бездействии лица либо государственного органа, отсутствие в отдельных санкциях «компенсаторности»). Действительно, выборное должностное лицо может лишиться поддержки избирателей в силу проводимой политики либо допущенного деликта.

Един и субъект ответственности. Здесь политическая и конституционная ответственность идут как бы параллельно, даже смыкаясь и переплетаясь одна с другой. Можно даже «лишение политической поддержки» охарактеризовать через признаки позитивной либо негативной конституционно-правовой санкции. В этой ситуации практически единственным критерием, позволяющим отграничить один вид ответственности от другого, выступает правовая, точнее, конституционно-правовая регламентация, явно Савин В.Н. Ответственность государственной власти перед обществом // Государство и право. 2000. № 12. С. 68.

При этом В.Н. Савин ссылается на работу: Колосова И.М. Конституционная ответственность — самостоятельный вид юридической ответственности // Госу дарство и право. 1997. № 2. С. 86.

не свойственная чисто политической ответственности. Послед-дял по основаниям, составу, санкциям и оценочной (карающей) инстанции в комплексе должна быть политической. Вкрапление права означает не что иное, как превращение чисто политической ответственности в конституционно-правовую.

Конституционным правом не только регулируются конкретные отношения, но и закрепляются принципы, основы существования государственной власти. И если нормами-правилами конституции с различной степенью детализации закрепляются большей частью государственные структуры, механизмы и процедуры их формирования, взаимоконтроля, полномочий, деятельности и ответственности, то нормами-принципами (нормы программного характера) — исходные начала распределения общего пространства политического (социального) управления на «сферы ведения народного и государственного суверенитетов». Нормы-принципы регламентируют большую часть положений, базовых для дальнейшего оформления отношений народа — источника государственной власти (учредительной власти) с иными субъектами государственной власти (президентом, парламентом, правительством, конституционным советом и др.). Имеются в виду преамбула, ст. 1, 2, 3, 4, 5, 6 Конституции Республики Казахстан 1995 г.

Думается, именно на этом уровне, в этой сфере начинает происходить постепенное вызревание юридического компонента государственной формы, его кристализация в политическом пространстве. Именно здесь берут свои начала основания и виды конституционно-правовой ответственности, начинается постепенный переход ответственности государства в лице институтов из политической (политико-идеологической) в правовую (конституционно-правовую) формы. Именно здесь конституционно-правовая ответственность характеризуется наиболее высокой степенью своей политической насыщенности, а грань между юридическим и политическим компонентами наименее различима. Хотя от того, насколько исследователю и законодателю удастся развести эти компоненты, в итоге зависит решение не только теоретических, но и сугубо практических задач подотчетности и подконтрольности (составов деликтов и процедур) государственной власти, и как итог — ее эффективного функционирования в интересах народа.

В целом конституционно-правовая ответственность, завоевывающая в последние годы в научном сообществе все больше и больше сторонников как самостоятельный вид юридической ответственности характеризуется рядом особенностей. В контексте анализа предмета настоящего исследования отметим следующие особенности, присущие именно конституционно-правовой ответственности:

1) присутствие политических, идеологических, а также аспектов нравственности и морали;

2) присутствие позитивной и негативной конституционно-право вой ответственности;

3) не всегда необходимость наличия правонарушения;

4) необязательность виновного поведения;

5) многообразность и особенности санкций конституционно-пра вовой ответственности;

6) обеспеченность конституционно-правовой ответственности как собственно конституционными санкциями, так и санкциями, присущими иным видам ответственности.

Как совершенно оправданно заключает С.А. Авакьян, нельзя не видеть особого характера мер конституционной ответственности, позволяющего их обособить и рассматривать самостоятельно от мер других видов юридической ответственности1.

Несколько забегая вперед, заметим, что большинство исследователей — специалистов в области права и политики юридическую ответственность главы государства, как правило, связывают лишь с одной санкцией — досрочным «насильственным» прекращением полномочий (отрешением от должности, импичментом).

На то есть определенные основания, в частности наиболее видимое присутствие данной санкции в механизме принципа разделения властей и системе «сдержек и противовесов», одно из краеугольных положений конституций, стратегический характер полномочия парламента, традиционность подходов в анализе институтов конституционного права, следование по пути структуры основных законов и пр. При этом вне поля зрения остаются иные основания, процедуры и санкции, что в определенной степени обедняет выводы о конституционно-правовой ответственности. В целом сохраняя устоявшуюся методику рассмотрения проблематики, постараемся уделить внимание особенностям, порожденным современными научными тенденциями.

Прежде чем перейти к рассмотрению оснований и процедур прекращения полномочий Президента Республики Казахстан, необходимо отметить, что во всех странах в целях обеспечения стабильности государственной власти, создания дополнительных гарантий для деятельности всенародно избранного главы государства и исключения политических манипуляций в столь важном вопросе установлены жесткие основания и сложные парламентАвакьян С.Л. Государственно-правовая ответственность. С. 21.

ские процедуры. При общей зависимости ответственности от объема властных полномочий (чем шире компетенция, тем шире перечень оснований для привлечения к ответственности), набор оснований и механизмов принятия решений достаточно разнороден1.

Так, в Соединенных Штатах Америки президент может быть отстранен от должности после осуждения в порядке импичмента за государственную измену, взяточничество или другие важные преступления, а также мисдиминоры (мисдиминоры — это любые менее тяжкие преступления, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы сроком менее одного года).

Палата представителей проводит расследования, сенат превращается в квазисудебный орган' и выносит окончательное решение о виновности Президента.

Согласно ст. 52 Конституции Кыргызстана Президент может быть отстранен от должности за государственную измену и другие преступления только Жогорку Кенешом большинством не менее двух третей голосов от общего числа депутатов на основании заключения Конституционного суда.

Основанием для отрешения от должности Президента РФ согласно ст. 93 Конституции РФ выступает выдвинутое Государственной Думой обвинение в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденное заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков преступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения. Решение Государственной Думы о выдвижении обвинения и решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности должны быть приняты двумя третями голосов от общего числа в каждой из палат по инициативе не менее одной трети депутатов Государственной Думы и при наличии заключения специальной комиссии, образованной Государственной Думой. Решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности должно быть принято не позднее, чем в трехмесячный срок после выдвижения обвинения. Если в этот срок решение Совета Федерации не будет принято, обвинение против Президента считается отклоненным.

Президент Французской Республики в соответствии со ст. Конституции может быть привлечен к ответственности за дейсВ Узбекистане досрочное прекращение полномочий Президента, согласно ст. 96 Конституции, допускается лишь в том случае, если он не может исполнять свои обязанности по состоянию здоровья. Как видим, конституционно-правовой ответственности Президента не предусмотрено.

твия, совершенные им при исполнении его функций, только в случае государственной измены. Обвинение ему может быть предъявлено только двумя палатами, выносящими идентичные решения открытым голосованием и абсолютным большинством голосов членов своего состава; Президент подсуден Верховному суду.

В результате введения достаточно жестких конституционных ограничений институт досрочного прекращения полномочий главы государства применяется достаточно редко. Так, в имеющей более чем 200-летний стаж и наиболее широкие основания для отрешения в президентской республике США поступки многих президентов вызывали сомнения в их добропорядочности и законности, что давало повод для возбуждения процедуры импичмента: в 1843г. — в отношении Президента Д. Тэйлора, в 1896 г. — Г. Кливленда, в 1932 и 1933 гг. — Г. Гувера, в 1952 г. Г.

Трумена, в 1974 г. — Р. Никсона, Однако за всю историю США лишь дважды дела президентов США Э. Джонсона и Б. Клинтона рассматривались по существу в сенате и не получили необходимого большинства голосов. Дважды были осуществлены попытки досрочного прекращения полномочий Президента РФ Б.Н. Ельцина, однако в первом случае проект постановления IX Чрезвычайного Съезда народных депутатов России не собрал при тайном голосовании необходимого числа голосов (1993 г.), во втором — статьи обвинения не получили большинства Государственной Думы (1999 г.). Вместе с тем в 1992 г. импичменту был подвергнут президент Бразилии, в 1993 г. —Венесуэлы.

Весьма интересными представляются основания попытки отстранения от должности Президента Румынии. 28 июня 1994 г.

Национал-цэрэнистская партия (НЦХ ДП) обвинила Президента в стремлении изменить основы правосудия и нарушить конституционный принцип независимости судей. Поводом для этого послужила речь, произнесенная Илиеску в мае в городке Сату Маре, где он критиковал судебные решения о возвращении домов, конфискованных коммунистическим режимом, бывшим собственникам и призвал к их пересмотру. Когда оппозиция потребовала от него объяснений, Президент заявил, что в отсутствие закона о собственности решения суда являются незаконными и отрицал какое бы то ни было нарушение Конституции со своей стороны. Конституционный суд в своем консультативном заключении сделал вывод о том, что выступление Илиеску не является серьезным нарушением Конституции, которое может быть основанием для импичмента. 7 июля парламент 242 голосами против 166 отверг предложение об импичменте1. Данный Конституционное право: восточно-европейское обозрение. 1994. № 3(8) / 4(9).

С. 58-59.

пример свидетельствует о стремлении включить в процедуру импичмента в качестве основания даже не действие (бездействие), а политико-идеологический аргумент, изложенный в выступлении.

Он еще раз напоминает главам государств о большей политической комфортности пребывания в координатах правового государства, хотя, по нашему мнению, и являет собой яркий образец преследования Илиеску за политические взгляды, убеждения и высказанное мнение, а также манипулирования конституционноправовой ответственностью.

В идеале можно проследить общую зависимость объема ответственности от объема властных полномочий. При различных конструкциях республиканской формы правления чем шире компетенция главы государства,' тем шире перечень оснований для его привлечения к ответственности.

Избрание гражданина Президентом Республики Казахстан, вступление его в должность с момента принесения присяги, в которой он клянется «верно служить народу Казахстана, строго следовать Конституции и законам Республики, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять» возложенные на него «высокие обязанности Президента Республики Казахстан», создают юридические предпосылки для наложения юридических санкции на лицо, допустившее нарушение «высоких обязанностей*. Конституционная доктрина и практика многих стран исходит из подобной правовой природы присяги Президента.

Институт конституционной ответственности казахстанского Президента в своей эволюции прошел несколько этапов.

В Конституции Казахской ССР (в редакции Закона от 24 апреля 1990 г. «Об учреждении поста Президента Казахской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Казахской ССР») был закреплен институт отрешения Президента от должности. «В случае нарушения Президентом Конституции Казахской ССР, — записано в ст. 114(6), — Верховный Совет Казахской ССР, с учетом заключения Комитета конституционного надзора, не менее чем двумя третями голосов от общего числа народных депутатов Казахской ССР выражает недоверие Президенту Казахской ССР и выносит вопрос о его смещении на народное голосование (референдум)». Тем самым Данная норма вводит основание — нарушение Конституции и порядок — заключение Комитета конституционного надзора, рассмотрение Верховным советом, вынесение вопроса о смещении На референдум.

Данная формулировка, как нам представляется, имела свои Плюсы и минусы. К положительным моментам можно отнести весьма широкое основание, связанное именно с совершением деликта — нарушением конституционной законности (тем самым предполагалась усиленная охрана Основного закона через сильное профилактическое средство, ориентирующее Президента республики на строжайшее соблюдение Конституции), а также участие в процедуре двух важнейших субъектов конституционного права:

Верховного Совета и населения, за которым оставалось окончательное решение об отстранении всенародно избранного главы государства. При этом присутствовали и достаточно серьезные отрицательные моменты. Вне поля ответственности осталось политическое основание — качественное и эффективное исполнение предвыборной программы, которое и должно быть первоочередным для оценки со стороны избирателей. Вряд ли приемлемо и то, что окончательное решение о юридической ответственности за совершение конституционного правонарушения возлагалось на избирателей. Ведь вполне реальна ситуация, когда нарушитель Конституции на референдуме может получить поддержку, т.е.

разные обстоятельства (отсутствие должной специальной квалификации, низкий уровень правосознания, политические и личные преференции и др.) могут привести к одобрению президентанарушителя. Здесь единственной инстанцией должен выступать государственный орган. Что касается политики, то здесь единственным субъектом, имеющим право на оценку и способным ее дать, является электорат — единственный источник, предоставивший власть.

В ходе разработки проекта Конституции Республики Казахстан 1993 г. вопрос о конституционной ответственности Президента был одним из наиболее дискуссионных. Приведенная норма ст. 114(6) подверглась критике из-за недостаточно четкого определения оснований и соответствующих им процедур привлечения к ответственности. Однако в окончательные тексты проекта и самой Конституции норма о конституционной ответственности Президента включена не была. Несмотря на неоднократные предложения Председателя Конституционной комиссии, большинство членов комиссии высказались за одновременное устранение двух, по их мнению, взаимосвязанных, рассчитанных на чрезвычайные ситуации, институтов: отрешения от должности главы государства и досрочного роспуска Парламента.

Таким образом, институт конституционной ответственности Президента Казахстана имеет свою историю. С 24 апреля 1990 г.

до 28 января 1993 г. — «слабый» Президент мог быть смещен по широким основаниям при достаточно простой процедуре, но на завершающем этапе лишь электоратом. С 28 января 1993 г. по августа 1995 г. — полномочия «сильного Президента не могли быть прекращены досрочно ни при каких условиях. Гипотетически какой бы чудовищный по неконституционности поступок ни совершил бы глава государства в этот четырехлетний период, он бы остался при своей должности. К слову, именно в этот период состоялось двойное политически наиболее весомое подтверждение Президентского мандата Н.А. Назарбаева — на референдумах 29 апреля 1995 г. о продлении его полномочий и 30 августа 1995 г. о принятии новой Конституции Республики Казахстан.

Конституция 1995 г, открыла современный период — «сильного»

Президента Республики Казахстан с существенно ограниченной юридической ответственностью. Обратим внимание на то, что непосредственно с конституционной ответственностью Президента республики связаны еще две нормы-новеллы. На основании ст.

48 акты Парламента, подписываемые Президентом, а также акты Президента, издаваемые по инициативе Правительства, предварительно скрепляются соответственно подписью председателя каждой из палат Парламента либо премьер-министром, на которых возлагается юридическая ответственность за законность данных актов. Данное положение вызывает обоснованную критику.

В отношении законов глава государства наделен правом вето, т.е. в случае неконституционности либо в иных ситуациях имеет юридические средства предотвратить введение их в действие. По инициативе Правительства (либо иного полномочного субъекта) Президентом издается собственный акт. И возлагать юридическую ответственность за него на Правительство означает примерно то же, что возлагать ответственность за закон не на Парламент, а на субъекта права законодательной инициативы (то же Правительство). Ст. 46 Конституции Республики Казахстан предусмотрено, что «Президент Республики Казахстан, его честь и достоинство неприкосновенны». Иммунитет Президента по объему значительно шире неприкосновенности депутата Парламента или судьи. Неприкосновенность распространяется также и на экспрезидентов и первого Президента Республики Казахстан. Охватывается ли неприкосновенностью глава государства только как высшее должностное лицо или еще и как гражданин Республики Казахстан? Может ли Президент быть привлечен к уголовной ответственности за совершение преступления, например, против личности или собственности (например, находясь за рулем личной автомашины, совершил наезд со смертельным исходом)?

Затрагивает ли иммунитет сферу гражданско-правовых отношений?

Весьма сомнительной представляется и трактовка президентской неприкосновенности как освобождения президента от любого вида ответственности — уголовной, административной, гражданской. Облеченная доверием народа личность вовсе не равнозначна статусу безответственного гражданина. И в этом отношении Президент Республики Казахстан в случае совершения не связанного с нахождением на высоком посту преступления (например, будучи за рулем автомашины, совершит наезд на пешехода и т.п.), либо гражданско-правового правонарушения (не выполнил обязательства по сделке), считаем, подлежит ответственности на общих основаниях. В противном случае ставятся под сомнение базовые идеи Конституции Республики Казахстан.

Ч. 2 ст. 47 Конституции предусмотрено, что Президент республики несет ответственность за действия, совершенные при исполнении своих обязанностей, только в случае государственной измены. Состав «государственной измены» раскрыт в п. 2 ст. Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Конституционного закона, от 26 декабря 1995 г. «О Президенте Республики Казахастан». Это — допущенное Президентом умышленное деяние, совершенное с целью подрыва или ослабления внешней безопасности и суверенитета Республики Казахстан, выразившееся в переходе на сторону врага во время войны или вооруженного конфликта, оказании иностранному государству помощи в осуществлении враждебной деятельности против Республики Казахстан. За данное деяние глава государства может быть отрешен от должности Парламентом в порядке, установленном Конституцией Республики Казахстан1.

Механизм отрешения включает в себя несколько стадий: принятие решения о выдвижении обвинения и его расследовании, непосредственное расследование обстоятельств дела, получение мнений соответствующих государственных органов и принятие окончательного решения.

При этом: 1) решение о выдвижении обвинения и его расследовании может быть принято большинством от общего числа депутатов Мажилиса по инициативе не менее чем одной трети его депутатов; 2) расследование обвинения организуется Сенатом, и его результаты большинством голосов от общего числа депутатов Сената передаются на рассмотрение совместного заседания палат Парламента; 3) необходимо получение заключения Верховного суда об обоснованности обвинения и заключения Конституционного совета о соблюдении установленных конституционных проВ соответствии с Конституционным законом Республики Казахстан от июля 2000 г. «О первом Президенте Республики Казахстан», первый Президент Республики Казахстан обладает неприкосновенностью. Он «не может нести ответственность за действия, связанные с осуществлением своего статуса, за исключением случаев совершения государственной измены» // Казахстанская правда. 2000. 22 июля.

цедур; 4) окончательное решение по вопросу об отрешении принимается на совместном заседании палат Парламента большинством не менее трех четвертей от общего числа голосов депутатов каждой из палат. Непринятие окончательного решения в течение двух месяцев с момента предъявления обвинения влечет за собой признание обвинения против Президента отклоненным. Отклонение обвинения Президента Республики Казахстан в совершении государственной измены на любой его стадии влечет за собой досрочное прекращение полномочий депутатов Мажилиса, инициировавших рассмотрение данного вопроса. Еще одно непременное конституционное требование — вопрос об отрешении Президента от должности не может быть возбужден в период рассмотрения им вопроса о досрочном прекращении полномочий Парламента Республики Казахстан.

На основании анализа п. 2 ст. 47 Конституции Л.Т. Жанузакова делает вывод о том, что Президент «не отвечает за проводимую им политику. Совершение им действий, подпадающих под состав "государственная измена", определенных Указом Президента, имеющим силу Конституционного закона, от 26 декабря 1995 г. «О Президенте Республики Казахстан», почти нереально». Сопоставляя ст. 46 и 47 Конституции, а также Указ «О Президенте Республики Казахстан», она приходит к выводу «о полной неприкосновенности Президента», который «не может быть привлечен к уголовной ответственности даже в случае отрешения от должности*. Автором критикуется как очень сложная и громоздкая процедура импичмента, оценивается как недемократическая норма Конституции о досрочном прекращении полномочий депутатов Мажилиса, инициировавших несостоявшийся импичмент1.

Касаясь выводов Л.Т. Жануэаковой, заметим следующее.

Прямое избрание Президента Республики Казахстан, сами переходные условия становления гражданского общества и правового государства, несомненно, требуют предоставления главе государства прочных конституционных гарантий, включая ограничение оснований ответственности, усложненные процедуры привлечения к ней. Бесспорно, совершение высшим должностным лицом государственной измены в изложенной редакции «почти нереально».

Жанузакова Л. Т. Проблемы регулирования досрочного прекращения полномочий и конституционно-правовой ответственности Президента в законодательстве Республики Казахстан // Эволюция государственности Казахстана. Алматы, 1998. С. 147.

Границы конституционной и иной правовой ответственности представляют собой достаточно тонкую грань. Один из активных участников разработки проекта Конституции, автор комментария к ст. 47 Конституции Казахстана 1995 г. Б.А. Мухамеджанов пишет, что: «Конституция Республики Казахстан устанавливает только один вид юридической ответственности — уголовную ответственность. Президент привлекается 'к уголовной ответственности лишь за одну категорию преступлений — государственную измену. Уголовное законодательство Республики Казахстан не делит преступления на уголовные и политические. Государственная измена считается уголовным преступлением»1.

Подобное мнение относительно не ново в исследовании ответственности субъектов конституционного права: в специальной литературе выделяется несколько подходов к характеристике конституционной ответственности и ее соотношения с иными разновидностями юридической ответственности. Конституционная ответственность раскрывается через «широкий» и «узкий» подходы.

При первом задачей конституционной ответственности (особого конституционного расследования) выступает борьба против злоупотребления со стороны властных структур вне зависимости от того, в каких конкретных правонарушениях это находит выражение. Основанием конституционной ответственности закономерно являются нормы и конституционного, и уголовного, и финансового, и природоохранного законодательства. Второй подход базируется на других задачах — прежде всего на защите конституции и конституционного строя. В этой ситуации нормативным основанием конституционной ответственности выступают нормы конституции и иные нормы конституционного законодательства2. В качестве источников конституционной ответственности приводятся конституция и конституционное законодательство; акты иных отраслей законодательства, на которые имеются непосредственные отсылки в самой конституции; иные акты отраслевого законодательства, работающие на защиту конституционных правоотношений. По всей видимости, Б.А. Мухамеджанов придерживается последней позиции. Более подробно данное мнение будет рассмотрено ниже, пока же обратимся к содержанию термина государственная измена.

Конституция Республики Казахстан. Научно-правовой комментарий / Под ред. Г. Сапаргалиева. Алматы, 1998. С. 241.

Колосова Н.Ж. Конституционная ответственность в Российской Федерации:

Ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации. С. 26—27.

Сведение оснований ответственности президента к минимуму — государственной измене — это исходное положение конструкции полупрезидентской республики по образцу Франции, поэтому целесообразно познакомиться с результатами исследований французских ученых.

Так, А. Демишель, Ф. Демишель и М. Пикельман отмечают:

«Единственная ответственность, возложенная на президента, — это ответственность уголовного характера, имеющая, впрочем, почта только теоретическое значение; в случае государственной измены (преступления, состав которого никогда не был определен ни одной конституцией)»1. Однако дело обстоит далеко не так просто и однозначно, как это может показаться на первый взгляд. Поэтому несколько подробнее остановимся на дискуссии во французской литературе, воспроизведенной М.А. Крутоголовом2.

Формулировка, заложенная в ст. 68 Конституции Франции о государственной измене, как бы предполагает уголовную ответственность. По мнению Л. Амона, использование этого уголовноправового оружия в политических целях маловероятно, даже если парламент в этом поддержит общественное мнение. Иных взглядов придерживается Ж. Жиккель: «Уголовно-правовое звучание не должно создавать иллюзии. На самом деле термин не был разъяснен до сих пор и не может быть связан с принципом законности наказаний. Короче, он должен быть понят в широком смысле слова, в рамках осуществления политического правосудия, если эти два слова могут быть объединены. Государственная измена может быть истолкована в смысле серьезного упущения при исполнении президентских обязанностей».

Показательно, что впервые термин «государственная измена»

появился во французской Конституции 1848 г. (ст. 68), где уточняется, что Президент совершит «государственную измену», если он распустит Национальное собрание, отсрочит его заседание или создаст препятствие к его деятельности. Как видим, здесь «государственная измена» непосредственно связана с покушением главы государства на деятельность парламента. В дальнейшем эта формулировка нигде не встречалась, но она может пролить свет на возможную интерпретацию соответствующих положений Конституции Пятой Республики. Видимо, под этим влиянием Ж. Жиккель уверенно заявляет: «Можно не сомневатьДемишелъ А., Демишель Ф., Пикельман М. Институты и власть во Франции.

Институционные формы государственно-монополистического капитализма. М., 1977. С. 1, Более подробно см.: Крутоголов М.А. Президент Французской Республики, Правовое положение. М., 1980. С. 115-136.

ся, что если глава государства незаконным образом использует ст. 16 (использование чрезвычайных полномочий), у парламента-] риев будет основание передать его дело в Верховный суд».

Государственная измена находится на стыке политики и права.

М. Дюверже пишет; «Речь идет о политическом преступлении, состоящем в злоупотреблении своими обязанностями путем действий, противоречащих Конституции и высшим интересам страны». Конституция 1958 г. устранила существовавшее ранее юридическое противоречие. Дело в том, что, согласно ст. 42 Конституции 1946 г., дело о «государственной измене» президента подлежало рассмотрению Верховным судом «с соблюдением условий, предусмотренных в ст. 57». А ст. 57 определяла порядок уголовной ответственности министров за преступления и проступки, которые могли рассматриваться лишь на основе уголовного кодекса. Таким образом, и Президент мог быть осужден только на основе уголовного кодекса. Но последний такого состава преступления, как «государственная измена», не предусматривает.

В настоящее время в Конституции Франции 1958 г. скорректировано отмеченное выше разночтение: о Президенте и членах правительства, подсудных, как и он, Верховному суду, речь идет в одной ст. 68, в § 1 которой говорится о президенте, в § 2 — о членах Правительства. Но в § 2 содержится следующее положение: «в случаях, предусмотренных в настоящем параграфе [речь идет о членах правительства, но не о Президенте], Верховный суд связан дефиницией преступлений и проступков, так же как и определением уголовных наказаний, предусмотренных уголовными законами, действующими в момент совершения преступных деяний».

Таким образом, обязанность придерживаться уголовных законов, кодекса, дефиниций составов преступлений и проступков, а также определенных наказаний на дело президента республики не распространяется. Это проливает определенный свет на возможную интерпретацию ст. 68 и ведет скорее к политической или политико-уголовной интерпретации.

Как отмечалось выше, в США в качестве оснований импичмента Конституция перечисляет вроде бы конкретные составы:

уголовно наказуемые деяния (государственная измена, взяточничество) и другие важные преступления и мисдиминоры. Об уголовном процессе в отношении государственных служащих, предваряющем квазиполитический суд, говорится и в толковых словарях юридических терминов1. Не уделяя внимания неопределенностям, связанным с пониманием «важных преступлений» и Black's Law Dictionaiy. Sixth Edition. St.Paul, Minn, West Puttehing CO. 1990. P. 753.

«мисдиминоров», обратим внимание на главное. В доктрине конституционного права США преобладает точка зрения, согласно которой деликты, могущие повлечь отрешение от должности президента, не должны сводиться лишь к уголовно наказуемым деяниям: возможны ситуации, когда импичмент может быть возбужден за действия, не содержащие состава преступления. Многие американские юристы считают, что таким основанием может быть любой поступок президента, подрывающий доверие к федеральному правительству. Высказываются мнения, что для импичмента достаточно обвинения в некомпетентности, дурном управлении, моральном несоответствии занимаемой должности, ссылаются при этом на прецедент, когда один федеральный судья был привлечен к ответственности в порядке импичмента за систематическое пьянство.

«Анализ прошлой практики, а также авторитетных доктринальных источников, — пишет опытнейший конституционалистамериканист профессор АА. Мишин, — дает возможность заключить, что основаниями для импичмента могут быть не только уголовно наказуемые деяния, но и такие действия президента, которые по своему характеру не являются нарушениями уголовного закона, — серьезные упущения при исполнении должностных обязанностей, нарушения норм мбрали и иные проступки, подрывающие авторитет правительства и доверие к нему со стороны общества. При определении оснований импичмента по конкретному делу очень многое зависит от наличной политической ситуации, соотношений партийных и групповых интересов в палате представителей и сенате и многих других, не поддающихся предварительному учету обстоятельств»1.

Таким образом, даже во Франции и США, где в конституциях налицо серьезный крен в сторону уголовно наказуемых деяний, для практики и научных комментариев большей частью характерно как раз тяготение к политическим, конституционным деликтам (естественно, речь не идет о содержательных аспектах политики).

Думается, разработчики проекта Конституции Республики Казахстан летом 1995 г. вряд ли закладывали в деликт «государственная измена» жестко определенный Уголовным кодексом состав преступления. По хронологии он был введен в конституционноправовое поле несколько позже — через четыре месяца, в декабре 1995 г. Стремление четко регламентировать, как это принято в Уголовном кодексе, все тончайшие нюансы объекта и субъекта, Мишин А.Л., Власихин В.А. Конституций США: Политико-правовой комментарий. М., 1985. С. 111-11З.

объективной и субъективной сторон деяния понятно; за счет этого должен быть сведен к минимуму фактор политического риска — манипуляции со стороны парламентариев. Более того, он полностью оправдан, поскольку «политический люфт» представляет собой как раз тот катализатор, который побуждает и усиливает желание превратить конституционную ответственность из средства укрепления конституционной законности в удобный, но негодный метод политического противостояния.

Вывод о присутствии ряда особенностей ответственности казахстанского Президента в отличие от уголовно-правовой можно обосновать и дополнить следующими аргументами:

а) ролью и особенностями конституционно-правовой ответствен ности;

б) статусом Президента республики — субъекта ответственности;

в) закреплением основания ответственности непосредственно в Конституции и Указе «О Президенте Республики Казахстан»;

г) различием в составах деликта — «государственная измена» по Указу «О Президенте Республики Казахстан» (установление данным актом уголовно наказуемого деяния вообще недопус тимо) и по УК Республики Казахстан: в них частично не совпадает объективная сторона составов;

д) особенностью единственной санкции — отрешение от долж ности;

е) привлечением Президента республики к ответственности Пар ламентом (при участии Конституционного совета и Верховного суда) с соблюдением соответствующих процедур и окончатель ностью решения именно парламентариями, В отличие от Конституции США, где «государственной изменой», «взяточничеством», «важными преступлениями» и «мисдиминорами», т.е. в самой Конституции трижды, с использованием специальной терминологии и логики «правовой отрасли» подтверждается именно уголовно-правовой характер оснований ответственности (хотя проблема санкции и процедур остается), в Конституции Республики Казахстан сколь-нибудь отчетливого подтверждения уголовно-правового характера ответственности и санкции не усматривается. Толкование ответственности Президента республики в качестве уголовно-правовой, как нам представляется, выведено не из логики, смысла и содержания Конституции 1995 г., а из Указа «О Президенте Республики Казахстан», точнее, не из его духа (в Указе, как и в Конституции, нет ни оценок, ни отсылок к Уголовному кодексу), а непосредственно из формулировки статьи, которой закреплен состав конституционного правонарушения, очень напоминающий соответствующий состав преступления. Думается, сведение ответственности Президента республики лишь к уголовно-правовой в политическом отношении принижает статус всенародно избранного главы государства, в теоретическом — резко сужает объект исследования, в практическом ограничивает средства зашиты основ конституционного строя — нормальное функционирование принципа разделения властей и механизма «сдержек и противовесов».

В казахстанской Конституции не содержится ответа на вопрос о том, какова дальнейшая судьба отрешенного от должности президента. Однако поскольку неприкосновенность распространяется только на экс-президента, а отрешенный от должности таковым статусом не обладает, лицо подлежит привлечению теперь уже к уголовной ответственности на общих основаниях. В этом видится дополнительный аргумент против оценки отрешения от должности в качестве меры уголовно-правовой ответственности. В противном случае мы вынуждены будем констатировать, что: а) либо отрешение от должности является лишь одной из стадий привлечения к уголовной ответственности, что-то вроде лишения неприкосновенности; б) либо на лицо за одно деяние налагаются две уголовно-правовые санкции, вдобавок двумя различными органами.

Организационный механизм отрешения от должности казахстанского Президента включает в себя в целом традиционные стадии и условия (гарантии) обоснованности обвинения и соблюдения конституционных процедур. В целом его можно охарактеризовать как достаточно жесткий. Иногда несогласие вызывает негативное последствие для части парламентариев — при отклонении на любой стадии выдвинутого против Президента обвинения инициировавшие рассмотрение данного вопроса депутаты (одна треть Мажилиса) досрочно лишаются своих мандатов. Введение этого сдерживающего пункта должно предупредить депутатов от манипулирования конституционной ответственностью. Причем зарубежной практике известны и более жесткие меры.

Согласно ч. 6 ст. 60.1 Федерального конституционного закона Австрии от 10 ноября 1920 г., в редакции 1929 г., до истечения срока своих полномочий федеральный президент может быть отстранен от должности на основании народного голосования.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
Похожие работы:

«Содержание 1. Характеристика основной профессиональной образовательной программы подготовки научно-педагогических кадров (ОПОП ПНК) по специальности 10.02.04 – германские языки. 4 2. Нормативная правовая база разработки ОПОП ПНК по специальности 10.02.04 – германские языки..4 3. Требования к уровню подготовки аспирантов, необходимому для освоения основной профессиональной образовательной программы подготовки научно-педагогических кадров по специальности 10.02.04 – германские языки.. 4 4....»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Физический факультет Кафедра квантовых магнитных явлений 8-я Зимняя молодежная школа-конференция МАГНИТНЫЙ РЕЗОНАНС И ЕГО ПРИЛОЖЕНИЯ Материалы конференции 28 ноября – 3 декабря 2011 года Санкт-Петербург, Россия Schola Spinus Оргкомитет благодарит за финансовую поддержку Фонд некоммерческих программ Династия Династия www.dynastyfdn.com Санкт-Петербургский государственный уни Петербургский университет www.spbu spbu.ru Российский фонд фундаментальных...»

«ГБОУ ООШ с.Старосемейкино Рассмотрено Согласовано: Утверждаю: на методическом объединении Заместитель директора по УВР Директор ГБОУ ООШ с.Старосемейкино протокол № _ Т.М.Скичкова _ Г.П.Харыбина от _ 2012 г. 2012 г. 2012 г. Рабочая программа учебного курса по новейшей истории для 9 классов Харыбин А.Н. учителя истории и обществознания. 2012 г. Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе программы Новейшая история зарубежных стран XXначало XXI века О.С. Сороко-Цюпа. –М.:...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ Тульская область, Алексинский район Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Спас-Конинская средняя общеобразовательная школа №24 Рассмотрено Согласовано Утверждаю на заседании ГМО _ _ 2013г. 2013г. протокол № от 2013 г. Директор МБОУ СпасРуководитель ГМО Зам. директора по УВР Конинская СОШ № 24 _ /Гагарина А.В./ /Гагарин А.Ю./ Рабочие программы по предмету география основное общее образование (6 - 9 классы) среднее (полное) образование (10-11 классы) Срок...»

«Областное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Областной центр дополнительного образования детей ЭКСКУРСИОННО - ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ НА БАЗЕ ООПТ ПАРК ИГУМЕНСКИЙ Томск - 2012 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Летняя экскурсионная программа 1. Экскурсия по биотопу озера Игуменское 2. Экскурсия по учебной экологической тропе Экосистемы Томской области 3. Экскурсионная И вкусно – и красиво. 20 4. Экскурсия в Зимний сад 5. Зоологическая экскурсия...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой Декан факультета _ / Дудникова Е.Б./ _ 20 г. / Камышова Г.Н./ _ _20 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В Дисциплина МЕНЕДЖМЕНТЕ Направление подготовки 080200.62 Менеджмент Производственный менеджмент...»

«Программа вступительного испытания по общеобразовательному предмету биология ! БОТАНИКА Ботаника – наука о растениях. Растение – целостный организм. Растительный мир как составная часть природы, его разнообразие и распространение на Земле. Общее знакомство с цветковыми растениями. Клеточное строение растения. Строение растительной клетки. Ткани органов растений в связи с выполняемыми функциями в целостном организме. Взаимосвязь органов. Вегетативные органы цветкового растения: корень, стебель,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан биологического факультета _ С.М. Дементьева 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине Охрана живой природы для студентов 4 курса очной формы обучения специальность 020801.65 ЭКОЛОГИЯ Обсуждено на заседании кафедры экологии Составитель: К.Б.Н., доцент _ 2012г. Протокол № _А.С.Сорокин Зав. кафедрой...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 26 июля 2013 года № 534-пП г.Пенза Об утверждении долгосрочной целевой программы Содействие добровольному переселению в Пензенскую область соотечественников, проживающих за рубежом, на 2013–2015 годы В целях реализации Указа Президента Российской Федерации от 22.06.2006 № 637 О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (с последующими изменениями), распоряжения...»

«Рабочая программа дисциплины кардиология (ОД.А.03) составлена на основании федеральных государственных требований к структуре основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования (аспирантура), паспорта научной специальности и учебного плана подготовки аспирантов в ФГБУ НИИ КПССЗ СО РАМН по основной профессиональной образовательной программе послевузовского профессионального образования (аспирантура) по специальности 14.01.05 – кардиология...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА ПРИ ПРИЕМЕ НА ПОДГОТОВКУ НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ В АСПИРАНТУРЕ. ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 14.01.19 - ДЕТСКАЯ ХИРУРГИЯ Раздел Заболевания брюшной стенки и органов брюшной полости 1.Пороки развития. 1.1. Пороки развития брюшной стенки и пупка. Грыжа пупочного канатика. Особенности хирургической тактики в зависимости от размеров грыж, степени недоразвития брюшной полости и преморбидного фона. 1.2. Пупочная грыжа. Анатомические предпосылки для их возникновения....»

«НГАВТ - Стр 1 из 9 Новосибирская государственная академия водного транспорта Индекс дисциплины: ДС.08 РЕНОВАЦИЯ И УТИЛИЗАЦИЯ СУДОВОЙ ТЕХНИКИ Рабочая программа по специальности 140100 Кораблестроение направление 652900 Кораблестроение и океанотехника Новосибирск 2001 Новосибирская Государственная Академия Водного Транспорта НГАВТ - Стр 2 из 9 Рабочая программа составлена д.т.н., профессором кафедры судостроения и судоремонта Н.Ф. Голубевым на основании Государственного образовательного стандарта...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Кемеровский государственный университет Новокузнецкий институт (филиал) Факультет информационных технологий Кафедра экологии и естествознания УТВЕРЖДАЮ Декан ФИТ Каледин В.О. 14 марта 2013 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА учебной дисциплины ОПД.Ф.05 Геохимия окружающей среды Для специальности 020804.65 Геоэкология Специализация 013602 Региональное...»

«Приложение 8Б: Рабочая программа факультативной дисциплины Формирование развития управленческих команд как субъектная управленческая деятельность ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Утверждаю _ проректор по научной работе и развитию интеллектуального потенциала университета профессор З.А. Заврумов _2012 г. Аспирантура по специальности 22.00.08 Социология управления отрасль...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ НИНХ БИЗНЕС- КОЛЛЕДЖ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПРАКТИКИ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ПЕРВИЧНЫХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ НАВЫКОВ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 080110 ЭКОНОМИКА И БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ (ПО ОТРАСЛЯМ) (БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ) 2011 г. Пояснительная записка Практика для получения первичных профессиональных навыков является составной частью образовательной программы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова Физический факультет УТВЕРЖДАЮ Проректор по развитию образования _Е.В.Сапир _2012 г. Рабочая программа дисциплины послевузовского профессионального образования (аспирантура) Перспективные методы обработки информации в телекоммуникационных системах по специальности научных работников 05.12.13 Системы, сети и устройства телекоммуникаций 2 Ярославль – 2012 1. Цели освоения дисциплины...»

«ТРЕТЬЕ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО ПРОБЛЕМАМ МАШИНОВЕДЕНИЯ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МАШИНОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК (ИПМАШ РАН) САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, МЕХАНИКИ И ОПТИКИ (СПб НИУ ИТМО) Одиннадцатая сессия международной научной школы, посвященная памяти В.П. Булатова ВПБ-...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Кемеровский технологический институт пищевой промышленности УТВЕРЖДАЮ: Начальник УМУ Брагинский В.И. __2011 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Б2.Б3 Физика 260100 Продукты питания из растительного сырья Направление подготовки бакалавр Квалификация (степень) выпускника Технология хлеба, кондитерских и макаронных изделий Профили подготовки бакалавра Технология бродильных производств и виноделие Технология жиров, эфирных масел и...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение Сертоловская средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов №2 Согласовано Рассмотрено и рекомендовано Утверждено На заседании МО биологии, Педагогическим советом Директор школы химии и географии _Волкова В.Н. Руководитель МО Протокол № _ от Михеева Э.Ю. 2013 г. Приказ № _ от _2013 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по учебному курсу Биология 6-й класс (ФГОС) Учитель биологии Шабалина Марина Германовна высшая кв.категория 2013-2014...»

«Семинар № 5 Биоинформатика • Что такое биоинформатика? • Программы и базы данных • Аннотация генов • Задача выравнивания последовательностей • Филогенетические деревья • Задачи биоинформатики Что такое биоинформатика? Под биоинформатикой обычно понимают использование компьютеров для решения биологических задач (синоним – вычислительная молекулярная биология). Направления: • математические методы компьютерного анализа в сравнительной геномике (геномная биоинформатика). • разработка алгоритмов и...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.